авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 ||

«М.А. Гадицкая, А.П. Скорик Женщины-колхозницы Юга России в 1930-е годы: гендерный потенциал и менталитет Ответственный редактор – доктор исторических наук ...»

-- [ Страница 9 ] --

Трансформации в системе гендерных ролей южнороссийской деревни были заметны еще в 1920-х гг., когда советская власть пыталась донести до сознания крестьянства и провести в жизнь свои постулаты о равноправии женщин и мужчин. В период же «колхозного строительства» 1930-х гг. эти трансформации неиз меримо усилились и ускорились. Основной их вектор был на правлен в сторону гендерного эгалитаризма, достижения равен ства полов. Правда, зачастую это равенство понималось весьма своеобразно: например, большевики стремились достичь равен ства в труде, усиленно вовлекая сельских женщин даже в те от расли производства, которые были им противопоказаны из-за не благоприятных условий деятельности. В частности, как мы уже отмечали, представители власти упорно стремились пополнить кадры механизаторов за счет женщин, несмотря на то, что сель хозтехника того времени требовала физических усилий, немалых даже для мужчин.

На протяжении 1930-х гг., благодаря совокупным усилиям властей и самих крестьянок и казачек Юга России, удалось дос тичь определенного выравнивания гендерного статуса сельских женщин и мужчин, ослабления жестко патриархальной модели устройства деревенской жизни. Прежде всего, этому способство вали позитивные сдвиги в социально-экономической структуре коллективизированной деревни. Уже в начале коллективизации представители власти сделали все возможное, чтобы ликвидиро вать неравенство в оплате труда по половозрастному признаку, когда за один и тот же объем работы мужчины получали более высокое жалованье, а женщины и подростки – сниженное. В ре зультате разделения и специализации труда в коллективных хо зяйствах, а также в результате предоставленной возможности приобрести востребованные и относительно высокооплачивае мые профессии женщины могли обеспечить себе материальную независимость, которая естественным образом превращалась в независимость от мужа или отца. Одинокие или овдовевшие кол хозницы могли надеяться на получение помощи от коллективно го хозяйства, что также повышало их гендерный статус и мини мизировало зависимость от мужчин.

Гендерному выравниванию способствовало и активное при влечение крестьянок и казачек к общественной, общественно политической, административной деятельности, к оборонно спортивной работе. Многие колхозницы становились делегатами различных конференций, слетов, съездов, членами сельских сове тов, депутатами исполкомов различного уровня и Верховного Совета СССР, и т. п. Немало сельских женщин и девушек зани мались в конно-спортивных клубах (клубы «ворошиловских ка валеристов») и кружках Осоавиахима, где они учились верховой езде и джигитовке, снайперской стрельбе, штыковому бою и вла дению клинковым оружием, прыжкам с парашютом, и т. д. Тем самым подчеркивалась важная роль женщин в жизни страны, тот факт, что они вполне равны мужчинам и в деле управления госу дарством, и в деле защиты своей Родины.

В ходе трансформаций системы гендерных ролей в советской коллективизированной деревне 1930-х гг. (в том числе в колхоз ных селах и станицах Дона, Кубани и Ставрополья) сформирова лась генерация «новых женщин». Это были, как правило, девуш ки и молодые женщины, которые мыслили себя вполне равными мужчинам и стремились выйти за рамки традиционных женских ролей, определявшиеся как «жена» (в худшем варианте – «слу жанка»), «мать», «хозяйка домашнего очага». Эти настроения были прекрасно отражены в 1931 г. в плакате Г. Шегаля с бро ской надписью: «Долой кухонное рабство! Даешь новый быт!».

С другой стороны, трансформации системы гендерных взаи моотношений в 1930-х гг. носили поверхностный характер, что было обусловлено ускоренностью коллективизации, неспособ ной, как мы уже отмечали, существенно поколебать складывав шийся веками уклад сельской жизни и, следовательно, патриар хальные стереотипы южнороссийской деревни (особенно эти стереотипы были сильны на Северном Кавказе). О том, что сель ское сообщество не готово было признать женщину равной муж чине, свидетельствовала непропорционально низкая представ ленность колхозниц в органах управления коллективными хозяй ствами (хотя против равенства в труде, а тем более лидирования женщин в сфере трудовых отношений, сельские мужчины, ка жется, ничего не имели). Да и незамужняя женщина считалась в коллективизированной деревне, как и на протяжении предшест вующих эпох, как бы неполноценной, не заслуживающей уваже ния – это тоже являлось свидетельством сохранения патриар хальных стереотипов.

Сохранению традиционной расстановки гендерных ролей (и, в конечном счете, – неравноправия по половому признаку) спо собствовала и специфика колхозной системы. Прежде всего, кол лективизация, по существу, превратила российских крестьян в неполноправную социальную группу советского государства (своеобразных крепостных). Колхозники находились под посто янным контролем местных властей и администрации коллектив ных хозяйств, а так называемая «колхозная демократия» в подав ляющем большинстве случаев оказывалась не более чем мифом.

В этих условиях сложно было ожидать какого-либо освобожде ния женщин, поскольку и колхозники, и колхозницы находились в одинаковой зависимости от сталинского режима.

Кроме того, низкая оплата труда в коллективных хозяйствах, производившаяся по остаточному принципу (то есть на трудодни колхозники получали лишь минимум средств, остававшихся в колхозах после выполнения госпоставок и других заданий) вела к тому, что основным источником существования для крестьянских семей оставались ЛПХ. Заботы же по домашнему хозяйству воз лагались преимущественно на плечи женщин. Конечно, ЛПХ, державшиеся в основном на женских плечах, нередко вполне ус пешно конкурировали с колхозами в производстве картофеля, ово щей, мяса, молока и др. продуктов, поставляя часть произведенной продукции на рынок (так что женщины-колхозницы Юга России в 1930-х гг., по существу, выступали гарантом продовольственной стабильности не только для своих семей, но и для населения регио на). Однако устойчивость женской роли «домашней хозяйки» в оп ределенной степени препятствовала гендерному выравниванию.

Говоря о ментальности женщин-колхозниц Юга России 1930-х гг., следует отметить факт сохранения ее базисных компо нентов, таких, как осознание себя матерью и хранительницей до машнего очага. В некоторой степени сохранению указанных компонентов ментальности способствовали устойчивость патри архальных традиций крестьянства (когда незамужняя женщина не могла рассчитывать на уважение сельского социума), важная роль ЛПХ, а также и целенаправленная политика властей, обес покоенных негативными демографическими процессами в СССР и стремившимися поэтому укрепить престиж семьи и материнст ва с целью стимулирования рождаемости. Не подверглась разру шению и такая характерная черта коллективной психологии сель ских женщин Юга России, как религиозность.

В сфере повседневности сельских женщин Дона, Кубани и Ставрополья 1930-х гг. также было заметно сочетание традиций и новаций, при доминировании первых над вторыми. Под влиянием городской моды и большевистских идеологем в повседневную жизнь южнороссийской деревни проникали определенные нова ции, что находило выражение в костюме колхозниц (городские платья, прически, «комсомольский стиль» – красные косынки, блузки, и пр.), в меню колхозных семей, в том, что у крестьянок появилась возможность проводить досуг в клубах, Домах культу ры, избах-читальнях. Вместе с тем эти и другие новации в повсе дневной жизни женщин-колхозниц Юга России в 1930-х гг. носи ли частный характер. Да и в целом следует констатировать, что коллективизация, при всем радикализме данной политики, не способна была на протяжении всего лишь десятилетия сущест венно изменить веками складывавшийся уклад жизни и ментали тет сельских женщин Юга России.

ОГЛАВЛЕНИЕ Введение............................................................................................ Глава 1. Социально-групповые характеристики женщин колхозниц Юга России в 30-е гг. XX в................................... 1.1. Динамика гендерного состава коллективных хозяйств..... 1.2. Социально-профессиональная дифференциация женщин-колхозниц................................................................ Глава 2. Развитие гендерного потенциала женщин колхозниц в условиях колхозного строительства................ 2.1. Роль женщин-колхозниц в общественном производстве (факторы трудовой активности)........................................... 2.2. Особенности трудовой занятости женщин-колхозниц (виды и специфика работ в колхозах)................................ 2.3. Участие женщин-колхозниц в общественной жизни....... 2.4. Гендерная специфика крестьянского протеста насильственной коллективизации...................................... Глава 3. Повседневность и ментальность женщины колхозницы: соотношение традиции и модерна................ 3.1. Колхозница в домашнем хозяйстве как особом виде производства социальных благ........................................... 3.2. Историческая повседневность женщины-колхозницы (костюм, пища, досуг, забота о жилище)........................... 3.3. Тенденции изменения гендерных ролей в деревне и трансформация ментальности женщин-колхозниц........... Заключение.................................................................................. Научное издание Гадицкая Марина Александровна Скорик Александр Павлович Женщины-колхозницы Юга России в 1930-е г.:

гендерный потенциал и менталитет Приложение к «Южно-Российскому обозрению Центра системных региональных исследований и прогнозирования ИППК ЮФУ и ИСПИ РАН»

Технический редактор О.В. Романова Издательство Северо-Кавказского научного центра высшей школы ЮФУ 344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 160, оф. Тел.: (8-863) 264-34- Сдано в набор 22.12.2008. Подписано в печать 18.01.2009 г.

Формат 6084 1/16. Бумага офсетная.

Печать офсетная. Усл. п. л. 18,63. Тираж 500 экз. Заказ № 1117.

Издательство ЮРГТУ (НПИ) 346428, Новочеркасск, ул. Просвещения, 132.



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.