авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 15 |

«И. А. М О Р О З О В ФЕНОМЕН КУКЛЫ В ТРАДИЦИОННОЙ И СОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРЕ КРОССКУЛЬТУРНОЕ ...»

-- [ Страница 10 ] --

П одж и ган и е куде ли в ста р и н у бы ло связано, видим о, и с д р угим и обрядовы м и см ы слам и, наприм ер, прим енялась та же си м волика, что и в о б р я да х «вы про ва ж и в а ни я к уля ш е й » на Крещенье. Как с ле д, ос та в ­ ленный в наказание «к у л я ш а м и », м ожно и сто лк о в а ть обычай рисовать сажей на л б у или щ еках заснувш его на святочном игрищ е парня к р е с ти ­ ки или «ч е л о в е ч к о в » [ЛА М ИА, д. Ком левская Тарногского р-на]. В Вер ховаж ском р-не уснувш ем у м огли писать на ли це р уга те льс тв а [ЛА М ИА, д. Д ья коновска я]. Э то т обычай м ожно сравнить с д ругим и наказаниям и, практиковавш им ися в подобной си туа ц и и. Скажем, в В ерховаж ье парни, подш учивая над девуш кам и на беседе, черти ли им на л б у к рести к м ок­ рой к уде лькой («м иром м а за ли »). Вот как описы вает это очеви ди ц а: « Х о ­ д и т парень какой ш утли вы й. На л у ц и н у навьёт к уде ль, да см оци т в воде.

А ить в о д у -ту х о л о д н у пили ранше, всегда есть в кадци вода, де сидиш ь, вецеруеш ь. дак он в рот наберёт, см очит и х о д и т — с одной погов ори т, а другою м азнёт по л б у: “ Не об и ж а й ся, не о б и ж а й ся, я тебе сиводни ми ром -м аслом помазав, м иропом азанье зд е л а в !” » [ЛА М ИА, д. П естр уха В ерховаж ского р-на].

В д. Титовская уснувш им на вечеринке парням приш ивали к штанам заячью ла п к у [ЛА М ИА, д. Титовская В ерховаж ского р-на], а в В ели коус тю гском р-не девуш ки в 1 9 3 0 -4 0 -е годы подобны м образом п о дш уч ив а­ ли над нетрезвы м парнем, заснувш им у них в дом е: приш ивали к штанам сзади ув еси стую « к у к л у » из скрученной тря пки или одея ла, м азали ее сажей или краской, а затем на блю дали, как б уд е т реаги рова ть парень, проснувш ись, и по этом у суди ли, вы ходи ть за него за м уж или нет. Это д е ла ли та кж е, чтобы о п озо р и ть или о тв а ди ть парня [ЛА М ИА, д. М якин ницино]. Подобным наказаниям чаще всего по дв ергали сь те, у кого не бы ло «п а р о ч к и ». Скажем, в Сям женском р-не «д е в к и не за сы пали, то л ь ­ ко парни за сы пали, те, которы е ни куды, ни к какой девке не коснуцца.

Ево и вымарают, сажой в ы м аж ут всево: уснёт, дак сонн ов о-то и розри сую т всево. Бы ваёт и приш ью т: какую тряпицю н а й дут и приш ью т, какой весббк [= ло с кут]. М азали саж ой, м азали, то ж о ребята м азали. А п р и д ут веть, м ного эда ки х хо д и ло, чисто ни к какой -то девке не косаю цця. Так они празныё с и д я т-с и д я т да и у с н у т веть. Так вот это ш утка и была — вы­ м азать всево» [ЛА М ИА, д. Гридино].

У поляков подобны е ш утки пр а кти ко в а ли сь в конце м асленицы, на­ чале В ели ко го поста («на п е п е ле ц »): «Д евуш кам незам етно при ц еп ля ли на спину небольш ие за в ернуты е в тря пки деревянны е к ук о лк и, с е ле до ч ­ ные го ло вки, кости, скор лупки яиц. «К л о ц к и » (М осек— кусочек дерева) и с е ле дк у в е ш а ли та к ж е на с п и н у х о л о с тя к а м » [К алендарны е обычаи 1977, с. 204]. В этом обы чае проявляется одно из значений к ук л ы, х а р а к те р ­ ное и д ля крещ енских или с р едоп остн ы х крести ков : оп ло дотв оряю щ е е м уж ское начало, к укла и крест как знак д е то р о д н о го органа.

Такие же ш утки над уснувш им и сущ еств о в али и на свадьбе. Н апри­ мер, на свадьбе, как и на игри щ а х и в ечерин ках, приш ивали о д е ж д у за ­ снувш их к п о стели, к о деж де д р у ги х у с н у в ш и х (преим ущ ественно, конеч­ но, парней — к девуш кам ) и ли, скаж ем, рукава к штанам и т. п.

Н екоторы е м олодеж ны е забавы некогда им ели не посредственное отнош ение к р и туальны м ж ертвопри нош ени ям, которы е были важной составной частью «пи в н ы х п р а зд н и ко в » и нередко ра зы гры вали сь на пи ра х ряжены м и. К развлечениям подоб ного рода о тноси лась и д о в о л ь ­ но распространенная забава — Сидора к о л о т ь. Так р а зв лекали сь как на пи ров а ни ях, та к и на п о си д е лк а х, причем в об ря дов ы х версиях игры в роли Сидора или Дем ида в ы ступало ж ертвенное ж ив о тное (бык, м ед­ ведь) или один из участни ков обряда [М орозов, Слепцова 2001, с. 218;

о Сидоре см.: Топоров 1979].

Ближе всего к ритуальны м разновидностям этой забавы варианты с чучелом человека (высотой около полум етра) или заменяющим его по ле­ ном, встречавшиеся в д д. Першинская Тарногского и Сосновка Кадуйско го р-нов Вологодской обл. Ком у-нибудь из парней завязывали глаза и он, повернувшись к Сидору спиной и сунув ухв а т м еж ду ног, пы тался сбить его ухватом. Нередко желаю щ ему у б и т ь Сидора всячески препятствовали это сделать. Так, в д. М алыгинская Тарногского р-на клали на стул ш апку (Си­ дора), возле стула становилась девуш ка, которая двигала стул из стороны в сторону, пытаясь помешать стоящ ему к ней спиной парню сбить со стула ухватом Сидора. В Ш енкурском у. Архангельской губ. Сидора защищали два человека. « “ Сидора колю т” — игра. Ставят па лку середи полу, на палке шапка. Двое обороняю т его палками, а один старается ук о ло ть и сш ибить».

Началу игры предш ествовал д иа лог: «Д ом а ли Сидор?» Ж ена: «Д о м а ». — «Ч то делает?» — «С апоги ш ьет». — «Не сош ьет ли мне сапогов?» — «Нет, не сош ью ». — «Я те заколю ». — « А я те сбе регу» [Пономарев 18806, л. 17].

Ку к л ы и ч у ч е л а в м о л о д е ж н ы х ПО Д Ш УЧ И В АН И Я Х И РО ЗЫ ГР Ы Ш АХ Куклы или чучела нередко уп о тр е б ля ли сь во время м олодеж ны х подш учиваний и розы гры ш ей, направленны х на запугивание сверстников, в первую очередь — представителей п р о ти ­ воположной гендерной группы, а та кж е односельчан, которым хотели отом сти ть или д осади ть. При этом нередко изображ али в комическом виде «п р е д ко в », «п о ко й н и ко в », представителей старш его поколения. Для этого использовали чучела из соломы или замерзшее на м орозе белье, вывешенное для просуш ки, скелеты павших ж ив о тны х и т.п.

В Харовском р-не В ологодской обл. на святки « у ково белье зам ер­ знет, на д о р о гу поставят рукавам и вниз — как коровы по дороге и д у т»

[ЛА МИА]. В Шацком р-не Рязанской обл. « у миня б рат был парнём, а дивчонки сабрались и вот ходю ть на святки. Либа двери за пр уть, вот.

А у миня бильё висела, мая рубаш ка. Ани сняли эт рубаш ку, набили снегам в ниё (тада были с рукавам и нижнии рубаш ки). Рукава набили снегу, завязали, и над дверями павесили, и ноги сде ла ли. И павесили.

“ П усть, — гаварять, — в ы йдить, на пугаи цц а”. Павесили над дверью, ж и ниху. И па стуча ли, штоб вышил. Он вышил — там висить! Он назад, арать:

“ Там х то й -т в и си ть!” Мы вышли, нас и см ех-т бирёть, и горе-та на них би рёть. А он вы скачил за ними, панясси: “Я йих эсли паймаю какую, в снег закапаю !”» [ЛА СИС, с. П ольное Я лтун о в о ]. В Грязовецком р-не В о ло го д ­ ской обл. «в о т я помню против Нового-то го ду на святки -те натаскали у ково дров ни, у ково чево, а на сам ой -о т верх на качулю -то, на в ерхн ую -ту поставили пряху, наредили сноп солом ы, и Ш ипичевых (их всё звали Ба баиха, бауш ка Катерина) у её ук р а ли платье, платок, с де лали [чучело], поса ди ли у пряхи, и как вроди Бабаиха предёт. Прямо у окош ка качуля-то у их рядом. Она встала: “А й, батю ш ки, я с и ж у !” Дак што? Х о хо та ли. Лю то б а л о в а л и » [ЛА СИС, д. О тм етниково].

В В ели ко устю гском р-не В ологодской обл. и зго тав ли в али из с о л о ­ мы ч уче ло, обм отав рж аной солом ой два кре ст-н а к р е ст связанны х шес­ та, ста ви ли его к двери и, привязав к ч уч е лу веревку, д ер га ли за нее, чтобы ч уче ло «с ту ч а л о с ь в д в е р ь». Когда разозленны й хозяин ра сп а хи ­ вал две рь, ч уче ло па да ло на него, а «ш а л у н ы » уб е га ли прочь [ЛА М ИА, д. Удачино, М орилово]. Ставили ч уче ло из соломы в две ря х и уч астни ки святочного озорства в Ш ацком р-не Рязанской обл. [ЛА СИС, с. Черная Сло бода].

В Сям женском р-не В ологодской об л. дети связы вали из снопов со ­ лом ы « к у к о л » и ставили их на д ор оге, ведущ ей к дом у, где про хо ди ла ве­ черинка, чтобы «п о с тр а щ а ть » м олодеж ь, возвращ авш ую ся дом ой по зд ­ но ночью [М орозов, Слепцова 2004, с. 543]. Брачные мотивы в озорстве про сле ж и в аю тся и в обычае н а гр а ж да ть парней «н е в е ста м и »: ста ви ть солом енны х к уко л у дома или п р и ле п ля ть нарисованны х к ук о ло к к о к ­ нам. «П арням на заговенье у дома ста ви ли солом енны х к уко л: пр о ты ка ­ ли палкой сноп в верхней части — п о луч а ли с ь “ р у к и ”, “ го ло в у ” об вязы ­ вали старой шалью и навеш ивали разного тр я п ья. Это ч уче ло назы вали “ р ус а л к о й ”. Так р а зв лекали сь дев уш ки, ухо д я с с и д е л о к » [ЛА СИС, с. Л е с­ ное Я л тун о в о Ш ацкого р-на Рязанской обл.].

Д ля пра в ильно го понимания сим волики эти х акций необходим о им еть в виду, что «ч у ч е л о » — одно из распростра нен ны х насм еш ливы х прозвищ в м олодеж ной среде, употреб ляв ш ее ся по отнош ению к неза­ д ач ли в о м у ух а ж о р у или «з а с и д е л о й » девуш ке:

К атаники серые, В олосье кудре ва тое.

Ты сидел бы на печи, Ч уче ло горбатое [НУПТ 1965, с. 179, № 433, В ологодски й и Грязовецкий р-ны].

Б ли зки езн а ч е н и я им ели «м уж с к и е ч у ч е ла », к о то р ы е ус та н а в ли в а ла на Д ухов день м олодеж ь у дверей «д е в уш е к с подм оченной р е п ута ц и е й »

в Браунш вейге (Германия) [Брак 1989, с. 13].

К уколки в святочном озорств е та кж е часто были связаны с насмеш ­ ками над тем и, кто не преуспел в ухаж и ва н и и и сватовстве. Так, в Грязо вецком р-не В ологодской об л. накануне Нового года ставили «н е в е с т»

и «ж е н и х о в ». «С олом ы наберёш ь пучок, отстри гёш ь иё. В от если парня, зн ачит вы стригёш ь ноги, больш ую сделаеш ь к у к л у. П алоч ку пехнёш ь — руки, и ка к ую -н и б удь тр я п о ч к у сош ьёш ь, как кепку — это значит ж ени х.

И вот разноси ли это по дом ам у ково девицы есть. Или вот робятам, дак то ж о эдакую к у к л у д е ла ли из солом ы — носили невест, ста ви ли да с т у ­ к а л и » [ЛА СИС, д. О бухов о ]. Там же были известны ф орм ы озорства под названиям и «д о р о гу про тряса ть или с л а ть », «к у к о л с та в и ть», «к о р а б ли или башню с та в и ть». «К ка ли точ ке к у к о л к у по став ят и там покри чат: “ Су ж ено й-р яж ено й, не зам орозь свою лю б и м ую !” И поставят, по дп и ш ут и по б е гут. Там оне не вы ходят, а он встанет утр о м, по гле ди т, у ео к укла и подписана с какой он д р уж и т-та. И вот всё как-то и нтиресно бы ло. Из со ­ лом ы д е л а л и, в о тта к сде лаю т руки, ноги, всё, ра зукр асю т иё, [лицо] то ж о как-то т у т д е л а л и, да из солом ы да не б ольно важ но, не то што рисовка, а та к подпиш ут... [Парень] б р о си т да и всё, ничео, та к и гр уш к и » [ЛА СИС, д. Боброво Грязовецкого р-на В ологодской обл.]. «К у к л у д е ла ли б о л ь ­ шую и ста нови ли её — с рукам, всё, голову, всё это д е л а л и из снопа. Ког­ да к ка ли тк е пастановят, а когда возле к а ли тк и. “ Не зам орозь свою с у ж е ­ н ую !”» [ЛА СИС, д. Глубо ко е Грязовецкого р-на В ологодской обл.]. «К уко л р а зно си ли. К р икнут: “ Убери суж е н ую -р я ж е н ую, не за м ор а ж и в ай !” Как начинается Новый год, та к и ш ути ли всё до самово К рещ енья». П ос ко ль­ ку хо д и ли ком паниям и по д в а -четы ре ч еловека, то у ка ж до го парня или девуш ки ск апли в алось на пороге несколько к ук о ло к.

В Шацком р-не Рязанской обл. в осеннее заговенье к воротам или ок­ нам неженаты х парней, реже — незам уж них девуш ек, такж е привязы вали коробочки с куколкам и, связки м ослов, а такж е нанизанны х на суровую н и тку тараканов (ср. распространенное девичье гадание с привязы вани­ ем на ночь к ноге таракана, чтобы ув и де ть во сне ж ениха). «П осле М и хай ­ лова дня, на Заговенье, мослы на веревку н а ни ж ут и на ворота вешают, вроде запираю т. И зыбки вешают — из спичечной коробки ее д е ла ли, за­ цепляли нитки за углы и туд а клали к ук о лк у или две. Девки парням и на­ об оро т вешали в ш у тк у» [ЛА СИС, с. Польное Ялтуно в о]. В с. П ольное Я л ту ново девуш ки «п о дб р а сы в а ли » парням «д е те й »: вешали вместе с мослами изготовленны е из спичечного коробка зы бки, зацепляя за их углы нитки, и к ла ли в них одну-две куко лки [Л А С И С, с. П ольное Я лтуно в о]. В другом селе «а эти косты чки сабираю ть вот асинья на загавынью. И вот рибятам вешиють эти косточки, а девкам из салом и св яж уть к у к л у какую -нибудь...

Ну, в отта м из салом и скрутю ть там — балы иую ! [примерно по локоть]. И в акно ставили [куколки]. Да, ночью... Ну, што значить? — “ п уга ла ”. Ой, да, девки-та! Да, щобы и п уга л и с ь» [ЛА М ИА, с. Парсаты].

П рим енение а н тр о п о м о р ф н ы х чуче л ха ра ктерн о д ля насмешек и розы гры ш ей по отнош ению к те м, ком у о тка за ли в сватовстве, и у д р уги х народов. Например, в о б ла с тя х, прим ы каю щ их к Рейну, о тв е р гн уто м у парню ста ви ли на кры ш у солом енную бабу, а девуш ке, возлю бленны й которой посва тался к д р уго й, на дерево перед дом ом саж али солом е н­ ного м уж ика [Брак 1989, с. 17].

Ку к о л к и в к о м м у н и к а т и в н ы х п р а к т и к а х С С И М В О Л И К О Й З А И ГР Ы В А Н И Я Куколки разного типа активно и спользова­ лись в ком м уникативны х пра кти ка х с сим воликой заигры вания, в част­ ности при святочной «ж е н и ть б е » [об играх этого типа см.: М орозов 1998а, с. 139- 146]. В Грязовецком р-не В ологодской обл. во время святок и зго ­ та вли вали из соломы кукол величиной около 20 см («п а р н е й » и «д е в о к »).

При этом пучок соломы перевязы вали пополам, отги ба ли вниз солом у и опять перевязы вали — делали голову. Руки делали из солом енного ж гу ­ тика — «к а к будто сто и т подбоченивш ись». О де ж д у д ля эти х куко ло к не шили. «Е сли “ парень” гарм онист, ему из бумаги гарм ош ку де ла ли. Девки ходи ли на кры льцо или под окно и кричали: “ Иван, не зам орозь М арью!” Если ему девуш ка нравится, то вы ходит, берет к укл у, а не нравится — не берет. И к девушке под окно тоже ходили и кричали имя парня» [ЛА СИС, д. Лябзунка]. «К уколки делали, соломенные. Вот ставят, кто с кем дружит, дак вот: “Такая-то не заморозь суженого-ряженого вот такого-то!” Соломенная куколка с руками. В скобу поставят и кричат» [ЛА СИС, д. Красное].

В д р у ги х с л уч а я х девуш ки и зго тав ли в али из солом енного ж гу та к у ­ кол (ок. 50 см ростом ) и под Новый год гур ьб ой х о д и ли по деревне, б р о ­ сая их на кры льц о парням. При этом кри ча ли : «И ван (назы вали то го, кто ж ив е т в этом дом е), не зам орозь Марью! (имя его п о д р уги )». Тот, ком у броси ли к у к л у, заби ра л ее и хран и л в тайне от род и те ле й [ЛА СИС, д. Ге­ расим ово]. «К ук лы ста ви ли, во снег в ты ка ли -то. Из соломы д е ла ли — со­ лом а-то д ли н н а я. Сделаем из солом ы ноги и руки — солом а д ак, рожь росла дак. Там напишем за пи ску: “ Не зам орозь суж е ного ! Не зам орозь э то го ”, — и там оставим. И сами кри ча ли: п о став я т к о го -н и б уд ь, подпех нут. А мы то ж е бегаем. Т ут-то не хором [= болы иой группой] бегали — двоё ли как л и...» [ЛА СИС, д. Верхняя Пусты нь]. О тм ети м, что сим волика М о­ роза и «за м о р а ж и в а н и я » девуш ек активно использо в алась в ряжении и святочны х и м асленичны х р а зв лечени я х [М орозов, Слепцова 2004, с. 522- 526, 549-552, 764].

В Шацком р-не Рязанской обл. под Ф и липповское заговенье парням лепи ли на окна «гр а м о тк и » — нарисованны х к ук о ло к : «П ослю няв и ш ь — и на о к н о » [ЛА СИС, с. Лесное Я лтун о в о ]. В Ч ереповецком у. девуш ки с той же целью д а р и ли парням печенье в виде коров — «к о р о в уш к у » [Гера­ симов 1894, с. 126].

Ана ло ги ч н ы е обычаи известны и др угим народам Европы. Так, у п о ­ ляков (ж еш овские, та рнов ски е деревни, Сандом ирская Пуща) накануне пра здника св. Степана парни хо д и ли к нравящ им ся им девуш кам «на м усо р» (5ш/ес/'е), о ткуд а и название обычая — смецованя (^ е с о ш а т е ).

Обы чно, придя в дом, парень разбрасы вал по п о лу принесенный им мусор и им и ти ров ал его подж ог. Чтобы «з а л и т ь » огонь, девуш ка в р у­ чала ему ф л я гу водки. В другом варианте обычая парень ставил у во­ рот или дверей дом а своей девуш ки солом енную к у к л у «м ус о р щ и к а »

(т/есш гга), которая крепи ла сь на деревянном остове. К ук лу одевали в м уж скую о д еж ду, ш ляпу с цветным и лентам и и перьями и по дпо ясы ­ вали солом енны м перевяслом. В о деж де к уклы прята ли водку. Девуш ка д о лж н а была у га д а ть, кто поставил ей «м ус о р щ и к а ». Вечером парень пр и ход и л вновь и угощ ал д ев уш ку и ее родствен ни ков спрятанной в од­ кой. Это ра ссм атривалось как пре длож ен ие руки и сердца. В не ко торы х с л уч а я х к укл а «м ус о р щ и к а » м ож ет использо в аться как насмешка над не угодивш ей парням девуш кой. Д ля этого ее устан ав лив а ю т та к высоко, чтобы все м огли ее в идеть, а девуш ка не могла ее д о с та ть [К алендарны е обычаи 1973, с. 219].

Обы чаи с подклады ва ни ем к ук о ло к пе рекли ка ю тся с р а сп р остр а ­ ненным м отивом св яточны х верований — навеш иванием «с в я тк а м и »

или «к у л я ш а м и » лен то ч е к незам уж ним девуш кам на изго роди (завбре), на в о р о та х, на иконном у гл у избы, бросанием их на гум не или на пере­ крестке (р о с с та н и ) [ДКСБ 1998, с. 345-349].

Сим волика заигры вания п р и сутств уе т и в различны х посиделочны х развлечениях, в которы х ф и гур и р ую т антропом орф ны е к уко лки. В Во­ лого дской и Костром ской об ластях парни и зготавливали на по си делках кукол из лучи н о к и куде ли, собранной со всех при сутств ую щ и х девуш ек.

«В о зьм ут куде льку, человечка сделаю т, руки приш ьют и всё. Да. Ж о н и х нивестин — приедет сватом потом. А [другие] прибеж ат да и за ж гут: “ Ж о ­ н и х!” Ж о н и х, ж они х нивестин...» [ЛА М ИА, д. Елш иновка, Ш ляпники Па в и н ск о го р -н а Костром ской обл.]. При этом нередко прим енялась та же сим волика, что и в об ряда х вы проваживания «к у л я ш е й » на Крещенье (см. «А н тр оп ом ор ф н а я сим волика в об ъ е к та х к ультур ы »). В д. Тинготома В ож егодского р-на Вологодской обл. парни «на ш альноё д е л а л и »: ставили на санки («к о р ё ж к у ») крестики из лучи н о к и по дж игали их. В Тарногском и В ерховажском р-на х Вологодской об л., обходя всех девуш ек, парни про­ сили кудели «ста р и ц ь к у на клю ш ец ьку», наматывали собранную кудель на лучи нки и сж игали ее [М орозов, Слепцова 1993, с. 41-43].

Л уч и н ка, обм отанная собранной у девуш ек куде лью, м огла сим ­ в оли зи р о ва ть челов е чка, к ото рого иногда назы вали М акаркой или М икиш кой. В Тарногском р-не ее вты кали в щ ель пола и по дж и га ли [ЛА М ИА, д. Л охта ]. В Ш енкурском уезде «к у д е л ю ребята собираю т ж ечь, ба лую тся : “Дай куде льк и на к р уж о к, М акару на м еш ок”. В пол по став ят луч и н у, на ней куделю з а ж г у т » [Пономарев 18806, л. 18]. В В ерховаж ье «па рни соб и рали у девуш ек к уде ль: “ Н у-ка, дай те к уде льк и ста р и ку на ш та ни ш ки !” Потом д е л а л и “ с та р и ка ” (к у к л у ) из к уде льк и. Поставят, сза­ ди п р и в я ж ут луч и н о ч к у, д е рга ю т за нее: “ П ляш и, М икиш ка, пляш и, Ми ки ш ка !”» [ЛА М ИА, д. Д а ни лко в о]. П осле этого начинались пляски или парни у х о д и л и на д р угую беседу, то есть и зго тов лен ие к уко лк и и в этом случ а е связано «р а зго н н о й » сем антикой, сим волическим заверш ением развлечений одного ти па, св яза н н ы хс игровы м и форм ам и заигры вания и выбора пары, и переходом к д р уго м у ти п у ра звлечени й : «п е р е ж е н и ванию » при сутств ую щ е й м олодеж и в пляске. В д р у ги х вари а нта х та же к он стр укци я назы валась «ё л к о й » [М орозов, Слепцова 1993, с. 4 3 -4 4, П учуж ски й П етропавловски й при ход С о львы чегодско го у.], что ассо ци ­ ируется со свадебной ело чк о й, сим волизирую щ ей «дев ью к р а с о ту » (см.

выше «С в а д ь б а »). Ана логи ч н ы е названия известны и в це н тр а льн ы х и ю ж ны х ра йонах В ологодской об ласти.

В связи с этими посиделочны м и развлечениям и м ожно у к а за ть и на распространенны й в в осто чн ы х ра йонах В о логодского края обычай со ­ б ир ать во время колядования л у ч и н у «на М икольскую тр а п е з ку — / Ста­ рым по си деть, / М олоды м п о и гр а ть » [М орозов, Слепцова 2004, с. 2 7 5 277]. Собранны е колядовщ икам и лучи н к и с ж и га ли сь парнями во время по си делок «с р е ди п о л у » или посреди деревни [Соболевская 1920, л. 53].

Это по зв оляе т провести па р а ллели с целы м рядом обрядов в ы пров а ж и ­ вания, связы вавш ихся как со святкам и — «р о д и те ле й гр е ть », «п у р и н у ж е ч ь», «к о л я д у ж е ч ь» [Зеленин 1994а, с. 164-178], та к и с проводам и м асленицы. С этой то чки зрения вполне законом ерно, что к о ля д у у п о ля ­ ков и зо бра ж а л сноп, принесенный в дом на Рож де ств о, а у хорв а тов — к укл а (ко!ес1) [МС 1991, с. 293].

Куколки на по си д елка х были известны не то льк о русским. Так, у по­ ляков в ра звлечени ях, приурочивавш ихся к концу м асленичной недели и началу Великого поста, то есть к завершению сезона по си делок, их «р а з ­ го н у», уп о тр е б ля ла сь куко лк а «к о з л и к а ». О бы чай, известны й под назва­ нием «п о д к о з ё л э к » (рос1ко1 1 о 1ек), пре дста в лял собой совм естную пируш ­ ку парней и девуш ек, не женивш ихся и не вы ш едш их зам уж в прош едшем свадебном сезоне. Смысл обычая за клю ча лся в том, что м олодеж ь, соб ­ равш ись в тр а кти р е в м ясопустны й в торник, в одр уж а ла на б оч ку перед м узы кантом вы резанную из дерева или брюквы (турнепса) ф и гу р к у о б ­ наженного м ужчины или козла, под которой ставили та р е л к у или блю до для сбора денег со всех пр и сутств ую щ и х. Это блю до и назы вали «п о д козё лко м ». Вызываемые поочередно парнями в танец девуш ки долж ны были к ла сть на блю до денежны й вы куп, дававш ий им право на танец.

При этом пели: «О й, нуж но да ть под козли ка, нуж но д а ть, / Если к то -то из нас хоч ет выйти за м уж !» Деньги, собранные при этом, шли м узы кантам [0\люгако\л/Бк11964, б. 164, Мазовше]. О. Колберг, описывая аналогичны й обычай в Куявии (Бжещ а, Ходеч), приуроченны й к последнем у «з а п ус тн о м у» в торнику, доб а в ляе т несколько сущ ественны х де та ле й. В о-первы х, церемония начиналась с подш учивания над не вышедшими в этом сезоне зам уж девуш кам и «к а к со стороны парней, та к и со стороны м узы канта, которы й в конце концов берет их под свою оп еку и некоторы х из них ус­ туп а е т кавалерам д ля танцев, беря с них вы куп (подкозёлэк) в 2 -3 грош а.

Выкуп п л а тя тта к ж е девуш ки, которы е о ста ли сь без кавалеров, ли бо те, за которы х никто не хоч ет пла ти ть. Таким образом они м о гут себе “ за к уп и ть паробков”, и даж е бывают побуж даем ы к этом у парнями или ж енщ ина­ ми, поющими: “ Н ужно дать подкозё лэк, нуж но д а ть, / Чтобы могла целый годик вы бирать [=парней]! / Н ужно д ать по дкозё лэк, нуж но д ать, / Чтобы могла целы й годик та н ц е в а ть!”» [Ко1Ьегд 1 9 6 2,1 3, б. 210-211]. В Ходече :.

(Куявия) церемония могла п ро хо ди ть в при сутств и и ряженого — «к о з л а »

или «к о з ы », а в Курнике и Щ родах (П ознаньское воеводство) у б очки, на которую к ла ли деньги, обы чно становился парень, «держ авш и й в р уках куко лк у, одетую по-нем ецки, или м аленького козли ка, сделанн ого из л о с к у тк о в » [Ко1Ьегд 1963,1. 9, б. 123].

В позднейш их развлечениях сим волика куклы и спользуется для обозначения персонажа, которым м ани п ули рует ведущ ий. Например, в с. Вознесенское Д а лм а тов ского р-на Курганской обл. в середине 1980-х годов одной из самых лю бим ы х игр «б ы ла игра “ К уклы ”. Все, кто игра л, были к уклы, кроме те х, кого вы бирали продавцом и покупателем.

Игра про хо ди ла прим ерно та к: из числа играю щ их вы бирался продавец (тот, кто продавал куко л), п о купа тель (тот, кто эти х куко л по купа л) и к у к ­ лы. “ П родавец” заранее давал куклам имена и гово ри л, что они ум ею т д е ла ть. Помню, однаж ды мне бы ло дано имя “ Маша”, и я долж на была ум еть щ екотать. П рои сходи ло это прим ерно та к: в магазин при ходи л “ по ­ куп а те ль” и спраш ивал: “Я хоте л бы куп и ть к у к л у ”. “ Какую к у к л у вы вы­ бираете?” — спраш ивал продавец. “ Вот э т у ”, — и “ по куп а те ль” указы вал на понравивш ую ся ему “ к у к л у ”, то есть на кого -то из нас. Пока “ п о куп а ­ те ль ” вы бирал, мы долж ны были стоя ть, не ш елохнувш ись, как настоящ ие куклы. Затем “ п о купа тель” просил у “ продавца” в клю чи ть данную к у к л у и показать, что она ум еет. Вот т у т начиналось самое интересное. После то го, как “ к у к л у ” вклю ча ли, она показы вала то, что ум ела, а именно: щ е­ кота ть, щ ипать, д р азн и ть и т.д. И доста в а ло сь это все б едном у п о куп а те ­ лю. Он у б е га л, а “ к у к л а ” его догон яла и переставала его доним ать лиш ь то гда, когда он просил “ продавца” вы клю чить её» [Борисов 2008, с. 403;

ср.: Д о лганова, М орозов 2002, с. 189].

*** Таким образом, несмотря на разницу в форм е и в ф ун к ц и я х, куко лки, употреблявш иеся в посиделочны х развлечениях и игра х, имеют одно не­ сомненное сходство: все они являю тся важным элем ентом игровы х форм «ж е н и тьб ы », персониф икацией участников м олодеж ной «и гр ы » или ее «р ук о в о д и те л е й », в том числе инкарнаций «д у хо в пре дков » («с та р и к о в », «р о д и те ле й ») [подробнее см.: М орозов, Слепцова 1996;

Морозов 1998].

Ф ен ом ен куклы и ПРОБЛЕМЫ ФИЛОСОФСКОЙ АНТРОПОЛОГИ И Кукла, как и любая вещь в культур е, пред­ стает перед нами в д в ух ипостасях. С одной строны, в «о че в и дн о м » для всех носителей данной культуры ф ункциональн ом (вещь для игры, обря д ово-м агически х практик, коллекционирования, украш ения интерьера и т.п.) и «внеш нем » смысловом облике (подобие человека, ж ивотного, ми­ ф оло ги че ско го сущ ества, предка, к ультур н ого или массм едийного героя и т.п.). С другой стороны, в скрытом, «заш и ф ров а нно м », сим волическом виде, которы й лиш ь отчасти осознается то лько узким кругом лиц (напри­ мер, осм ы сление куклы как alter ego). О стальны е же носители культуры проявляю т свою осведом ленность об этом уровне сущ ествования вещи лиш ь в виде спонтанны х реакций и действий. Именно устой чи в ость и вос­ производим ость этих реакций в разны х к ультур а х позволяет нам говорить об универсальн ости и архетипичности сим волических интерпретаций, их укорененности в человеческом сознании. В этом смысле к укла, как и м но­ гие д ругие вещи, ув о д и т нас за рамки рационально осознаваемой дейс­ тв и те льн ости, к труднопо сти ж и м ой сути человеческого естества.

В.Н. Топоров, в своей работе «В ещ ь в ан тропо центри че ско й перс­ п е ктив е », замечает, что каж дая вещь м ож ет быть увидена вне связи с со­ здавш им ее человеком, «в свете Божьего в згля да », «в сверх-человечес кой перспекти в е», когда она пре дста ет как «св е р х-в е щ ь», таящ ая в себе черты не до ступ н ого по ве рхностн ом у в згля ду б ож ественного зам ысла.

«В этой си туац и и вещь, дей с тв и те льн о, оказы вается способной, п о до б ­ но пр о водн ику, вести человека, как бы вступая с ним в д иа лог, в ходе кото рого в принципе м о гут бы ть, если не увидены, то почувствованы и допущ ены грани вещи, непосредственно узреваемы е Богом. Сама эта ведом ость человека вещью го в о р и то многом : в ней (ведом ости) вещь пе­ рерастает свою “ вещ ность” и начинает ж и ть, дей ств ов ать, вещ ествовать в духо вн ом п р о стр а н ств е » [Топоров 1993, с. 79- 80].

В этом процессе явно просм атриваю тся две стор оны, две грани. С о д ­ ной стор оны, доверяясь вещ и, чтобы постичь ее пе рвоначальны й, « б о ­ ж еств ен н ы й » зам ы сел, мы д олж н ы м аксим ально «о ч и с ти ть » ее от всего челов е че ско го. П рим енительно к к ук л е это означает н е об хо ди м ость о т­ влечься от ее «и з н а ч а л ь н о го » ан тропо м орф и зм а и стрем ление понять ее «к о н с тр у к ти в н у ю » сим волическую си лу. С д р уго й стор оны, к укл а как раз и отли чается от д р у г и х вещей тем, что ее с уть — в уп о д о б ле н и и ч елов е ку или ж ив о тном у, как м ожно более полном у в оспро и зв одств у их об ли ка и им итации основны х черт их поведения, что в полной мере проявляется в соврем енны х р о б о та х-а н д р о и д а х, м еха ни че ски х и а в то р ск и х к у к л а х.

И чем больш е это подобие, тем более «ж и в о й » становится «б е з д уш н а я »

к у к л а, тем настойчивее она «п е р е р а с та е т свою “ вещ ность”» и стрем ится «п о з н а ть » сущ ность «ч е л о в е ч е с к о го ». Вопрос лиш ь в том, возм ожно ли вещи пре о д о ле ть грань м еж ду «д у хо в н ы м » и «б е з д у х о в н ы м », «ж и в ы м »

и «не ж и в ы м »?

Кук ла к а к п р о я в лен и е с и л о в ы х л и н и й КУЛЬТУРЫ О писывая к уль тур у, мы всегда можем го в о ­ рить о п оле ее д е й с тв и я, имея в виду не то ль к о те р р и то р и а льн ы й аспект (ра спр остр а н е н н ость элем ентов данной к ультур ы и их дом инирован ие на некотором геогра ф и ческом пр остранстве), но и гл у б и н у прон и кн ове­ ния, то есть с те п е н ь владени я к ультур о й и ее д е й с тв е н н о с т ь в данном сообщ естве. П онятно, что у «п о ля к у л ь ту р ы » имеется и ли чн остн о е и з­ м ерение. Кроме то го м ож но го во ри ть о дом и нантны х элем ен тах и ф а к ­ то р а х, пр и сущ и х той или иной к уль тур е ли б о им ею щ их уни в ерса льн ое значение. В устоявш ем ся и ста би льном к ультур н о м про стр анстве эти элем енты об р азую т устой ч и в ую с тр у к ту р у, что по зв оляе т им вступать в систем ны е взаим одействия и создавать в поле дей стви я к уль тур ы ус ­ тойчи вы е сем антические и акци она льны е дом и нанты, которы е можно назвать силовыми линиям и к у л ь т у р ы. В зависим ости от ти па в заим о­ дей ств и й силовы е лини и м о гут про яв ляться в разны х к уль ту р н ы х кодах и п о луч а ть разное сим волическое выраж ение.

Здесь необходим о вновь верн уться к об суж д ен и ю места в систем е знаковы х средств культур ы концепта «а н тр о п о м о р ф и з м а » и тесно свя­ занной с ним «и д е о л о ги и а н тр о п о м о р ф и зм а », которы е, с нашей то чки зрения, м ожно отнести к ч и сл у дом и нантны х элем ентов и ф а кто р о в, о б ­ ра зую щ и х силовы е лини и к ультур ы. Напомним, что под иде ологи е й мы понимаем «м е то д у стан ов лени я п р а кти че ски х правил в оспитания, этики и по ли ти ки посредством то чн о го познания ф и зи о ло ги че с ко й и п с и хи ­ ческой организации человека и окруж а ю щ его м и ра» [ФЭС 1998, с. 170].

К уклы, как и иные ан тропо м орф ны е и зобра ж ени я, п р е дста в ля ю т собой сим волическую презентацию эти х си лов ы х ли н и й. Поэтом у изучение эти х о б ъекто в неизбеж но пр и в од и т нас к не об хо ди м ости исследования м еханизм а их а к туа ли з а ц и и в поле к ультур ы, а сле д о в а те льн о к поним а­ нию то го, какие силовы е поля пр и в о д ят в д ей ств и е м еханизм ан тропо м орф и заци и о б ъекто в.

При этом м ож но вы де ли ть две проблем ы. В о-пе рвы х, необходим о понять, каков м еханизм отде ле ни я п р и ро дны х о б ъ екто в от к уль тур н ы х, то есть вы яснить м иним альны е «зн а к и к у л ь ту р ы », необходим ы е для то го, чтобы природны й о б ъ е к т (кам ень, дерево, ком ок глины и т.п.) в глазах носителя данной культур ы преврати лся в о б ъ е к т к ультур н ы й, в нашем случа е — зо о- или ан тропо м орф ны й.

В о -в то р ы х, важ но понять, в каки х с и туа ц и я х используе тся си м во­ ли ка зо о - или ан тр о п о м о р ф н о сти об ъ е к та, то есть когда к ультур е важно вывести э ту с и м во лику на первый план.

К ук ла в р а м ка х а н ти н о м и и п р и р о д ы и К УЛ ЬТУР Ы Кукла и значально о б ла д а е т еще одной ч е р ­ то й, об уславливаю щ ей ее неодном ерн ость и м ногозна чность. Речь и дет о ее в осприятии как о б ъекта к ультур ы, в рам ках которой она по луч а е т право на осм ы сленное сущ ествование и б лагодаря кото рой она п о луч а е т особое, сим волическое осм ы сление.

Как любая вещь, относящ аяся к м иру к ультур ы, к укла осм ы сляется как нечто проти вопоста вленное «п р и р о д е ».

Даже крайне прим итивны е и условны е типы к уко л, часто ш именно в си лу своей нарочитой «с д е л а н н о с ти », явно о тр и ­ цаю т лю бую «е с те ств е н н о с ть». В те х сл уч а я х, когда в ф у н ­ кции куклы используется природны й об ъ е к т — ветвь д е ­ рева, камень или яйцо, этот предм ет, как правило, наде­ ляется м аркирую щ им и признакам и, вклю чающими его в круг к ультур н ы х объ екто в. Это м ож ет быть к ло чок тк а ­ ни, помеченны етем или иным способом ч а сти те ла (голова, волосы, глаза, руки, ноги) и ли, в конце концов, естеств ен­ ные особенности данного предм ета, позволяю щ ие его и ден­ ти ф и ц и р о в а ть как ан тропом орф ны й предм ет — см. и лл. 113, игровая к укла детей т е л е у т о в [Иванов 1979, с. 44, рис. 43].

Э тот принцип и спользуется в очень разны х и уда ленны х д р уг от др уга к уль тур а х, а потом у м ож ет считаться у н и ­ версальны м. Например, по наблю дениям М.Л. Бутовс­ кой и В.Н. Бурковой, у детей хадза (Танзания) куко лки пр едста вляю т собой небольш ую па ло чку с ло с к утко м тк а ­ ни — см. и лл. 112 [ЛА БМЛ и БВН, Танзания]. У туркм енов та кж е «к у к л ы сооруж аю тся очень просто — из деревянны х или кам ыш овых палочек, на которы е девочки наверчиваю т пе с тр ы е тр я п ки, подражая при этом более или менее верно ж енской одеж ­ де.... Голову изо бра ж а ет свернутая углом ли круж ком тр я п ­ ка» [К арутц 1910, с. 86]. Ри туальны е куко лки т о р -к и ж и л е р у шорцев, изображавш ие дом аш них пенатов, п р е дста в ля ­ ли собой обы кновенны е деревянны е па лочки, обш итые или обм отанны е кусочком ткан и. Черты ли ца (глаза, рот, нос) могли обозначаться бисеринкам и, узелка м и ниток или небрежно обозначаться стеж кам и. С.В. Иванов отмечает, что, несмотря на при м итивность конструкци и куко лк и т о р к и ж и л е р отли ч али сь дов ольно тщ а те льно й проработкой д е ­ та ле й одеж ды — от головн ы х уборов и поясов до украш ений [Иванов 1979, с. 12-13].

Вообще, как нетрудно уб е ди тьс я, к укло й м ожет быть достаточно усло в ны й, внешне весьма удаленны й от перво­ начального прототипа (а нтропо- или зоом орф н ого образа) предм ет. Без «о со б о го зн ания», обладание которым и я в ля ­ ется по сущ еству основным признаком носителя культур ы, невозм ожно признать к укло й зам отанны й в тряпочки к у к у ­ рузный початок, кость ж ив о тного или клю в утк и [Иванов 1970, с. 71-72, 142, рис. 58, ненцы и селькупы ]. Эта вещь фа кти че ски л иш ьзнак ч е ло ­ века, такой же, как слово «ч е л о в е к » или весьма условны е крестообразны е ф и гур к и в н а ска ль­ ной ж ивописи древ ни х лю дей. В.Н.Х а р узи н а в своей статье «И гр уш ки у м а ло к ультур н ы х на­ р о д о в » пиш ет: «К уклы из к укур узн о го початка мы встретим одинаково у к аф рски х народов, у индейцев Северной Ам ерики и крестьянски х детей в Провансе и в Венгрии. Белая палочка в Северном Камеруне потом у об рати ла сь в к ук ­ лу, что на нее на клеили кусочки черного воска, даю щ ие представление о голове и плечах. Вот к укла б ахау (Ц. Борнео) — свернуты й из куска лы ка ком очек, без головы, но это “ ч елов е к”, потом у что у комочка приш иты к плечам серь­ ги.... Если в стре ти ть ав стр али йскую дев очку с ра звилистой веткой на шее, едва ли дога да еш ь­ ся, что она носит на себе свою к у к л у, подобно том у, как носит взрослая мать своего ребенка»

[Харузина 1912;

цит. по: Аркин 1935, с. 47]. На одной из ф ото гр а ф и й детей хадза (Танзания) видно, что у девочки привязан к спине пластиковы й ш ле­ панец, подобно том у, как взрослы е женщины это д елаю т с ребенком — см. и лл. 114 [ЛА БМЛ и БВН].

Иногда в к укле м о гут отсутство в а ть каки е-ли бо визуальны е призна­ ки, свидетельствую щ ие о ее при на дле ж но сти к к ультур е. В играх детей в Новой Гвинее м аленького ребенка и зо браж ает обы кновенны й кам е­ шек. «Е го к л а д у т на морской берег, купаю т, а затем держ ат под огнем д ля просуш ки и приклады ваю т к м атеринской груди, и он засы пает»

[Miller 1928, р. 145]. В этом случае природны й об ъект, и зображ аю ­ щий человека, не выделен ни дресскодом, ни другим и «знакам и к уль тур ы », хотя отсутстви е одеж ды, особенно у ребенка, — это, скорее, отраж ение реалий культуры аборигенов Новой Гвинеи.

В озм ожно, если бы каменная «к у к о л к а » и зображ ала взрослого человека, то на ней появились бы орнам ентальны е насечки или раскраска, им итирую щ ие его сим волические коды в данной культур е [см., например: М едникова 2007]. Однако и в этом случае нельзя однозначно у тв е р ж да ть, что данный предм ет абсолю тно произволен и к ультур н о не м аркирован. По нашим наблю дениям, подбирая себе камень для игры, ребенок с тр е ­ мится найти наиболее «ч ело ве кооб р а зн ы й » — с явно вы раж ен­ ной закругленной «го л о в о й » на яйцеобразном тулов и щ е. Иног­ да к предм ету предъявляю тся и более ж есткие требования: он долж ен иметь «р у ч к и » и «н о ж к и », в д р уги х с луч а я х — п р о ф и ли ­ рованную поверхность лица (глаза, нос, рот) или головы («ч е ­ ловек в ш апочке» или «ж енщ ина с прической»).

Ф актически речь и де т о дета ли за ц и и б есф орм е нно­ го при ро дно го м атериала, которая хара ктерн а д ля м и­ ф и ческого акта творения человека. П риродны й об ъ е к т «о че ло в е ч и в а е тся », когда его на де ляю т признакам и, необходим ы м и в данной к ультур е, чтобы отнести его к категории «ч е л о в е к о п о д о б н ы х » — см. и лл. 116, ф и гур к а д ух а аба mc, прим енявш аяся при лечении груди и м уж ­ ских ге ни тали й [Иванов 1979, с. 132, рис. 144, кы зы ль цы]. Это м о гу т бы ть как б ио логи чески е или ф и з и о л о ги ­ ческие признаки (наприм ер, наличие головы, конечностей или д е та ле й, указы ваю щ их на пол — пенис, вагина, ж енская грудь, б орода), та к и к ультур н ы е (наприм ер, поиск п р и р о дн о ­ го об ъекта с им итацией прически, та туи р о в к и, го ловн ого убора и т.п.). То же можно сказа ть об об рядовы х и и гровы х зо ом орф н ы х ф и гу р к а х, форм а кото ры х зачастую долж н а п о дч ер кн уть лиш ь о б ­ щую «и дею ж и в о тн о го », вы деляя в общем абрисе то льк о важные для носителя данной культур ы в данном с о ц и окультур н ом контекс­ те черты [см., наприм ер: Иванов 1970, с. 151, рис. 133, «З оом ор ф н ы й д у х б о ле зн и », эвенки;

с. 161, рис. 142, «М е д в е д ь », баргузинские эвенки;

с. 249-250, рис. 227, «С о б а к а », сахалинские эвенки].

Нередко «ч е л о в е ч е с к о е » обозначается всего одним ш трихом, не­ больш ой д ета лью, наприм ер, нитью или лентой — см. и лл. 115, Ф и гу р ­ ка д ух а «р о д о н а ч а л ь н и ц ы » т о р -к и ж и л е р [Иванов 1979, с. 13, рис. 6 -4, ш орцы ]. У баш кир при лечении наряду с к уко лкам и у п о тр е б ля л о с ь сырое яйцо со «знаком ч е ло в е ка » — красной нитью из руба хи б о льн о го, в отк­ н утой в небольш ое отве рсти е в с корлупе вместе с небольш ой м онеткой, гвоздиком и когтем ласки [Руденко 1955, с. 325]. О тж и н ны й сноп, к о то ­ рому, как уж е ук а зы в а ло сь выше, свойственна антропо м орф на я сим во­ ли ка, мог пре дс та в ля ть собой перевязанны й красной ш ерстяной ниткой п учок по сле дн и х колосков, в сере ди н у к ото р ого к ла ли кусочек х ле б а, посы панны й солью [Сухотин 1912, с. 101].

В одн и х и те х же к о н те кстах наряду с куклам и м о гут в ы ступать и д р у ­ гие знаки человека. Например, при зимнем озорстве и спользо в али сь как к уко лк и, та к и кости ж ив о тны х («м о слы »), стары е лапти или кочерга. «В о т это мы возьмём да ночью и нарядим ся, по окош кам пойдём. То какую ко­ ч ер гу нарядим, то чаво, начнём в окош ко казать. Нарядим, запутаем её, как б удто вот человека, начнём в окош ко казать яму. В ы б я ж уть там х то — или м уж чина, или там женщ ина: “Да плю хи вы эдакие, что вы м учитесь!

Зачем вы ещё это?!” А мамочки! Нам смех это, игра нам э то !..» [ЛА СИС, с. Белые Ключи Сурского р-на Ульяновской обл.]. В Шацком р-не Рязанс­ кой обл. в 1930— 40-е годы « “таракана хо р о н и ли ”: мосол в ла п о ть и тр а ­ вы н а кла ли, и там и дерьм а н а ло ж и ли — всяго н а ло ж и ли. И повесили им на окно...» [ЛА СИС, д. Токарево]. Ла поть, привязанны й к веточке дерева, в ы ступает в качестве своеобразной к уко лк и, двойника новорож денного м ладенца [Э нци клопеди я зем ли 1998, с. 337]. В лечебной магии в одном р яду с антропом орф ны м и ф и гур к а м и, изображаю щ им и б ольного или его болезни (ср. упом инавш иеся выше к уко лки л и хо р а д к и ), прим енялись д е та ли одеж ды, пучки травы или ветви растений, камни [Бутанаев 1985, с. 97]. Тем самым, несмотря на отсутс тв и е какого бы то ни было внешне­ го подобия, яйцо, сноп, древесная ветвь, обглоданная кость или лапоть в обрядовом контексте осознаю тся и восприним аю тся как ан тр о п о м о р ф ­ ный предм ет, своеобразная «к в а з и -к у к л а ».

В ряде случаев аналогом кукол вы ступаю т маски. «О сенью ты клы [=тыквы] поспею ть, их вычищ али и зн утр и, прорезали глаза, рот, ставили туд а свечку и подносили к окнам »;

«Ты кву-то зимою испарю ть её, вычис тю ть её, она по дж арится. Ой! На голову на денуть: “ Во, — говорять, — тыква идёть, вот она”. Это в св ятки » [ЛА СИС, с. Лесное Конобеево Ш ацкого р-на Рязанской обл.].

Как ясно из преды дущ его излож ения, в качестве антропом орф ного признака м о гут вы ступать простейш ие иконограммы человека, встречаю ­ щиеся уж е в палеолите: крест, раздвоенная на конце линия («в и лк а »), тр е ­ угольни к — если они присущи данном у об ъ е к ту и м огут быть выделены но­ сителем культуры, то есть являются для него очевидными. В этом смысле показательны сим волические «в и лко об р азн ы е» ф и гур к и, известные прак­ тически во всех культур а х, начиная с палеолита — см. илл. 117, па ле о ли ти ­ ческая подвеска в форме стилизованной женской ф и гур к и [Елинек 1982, с. 404, илл. 650, Моравия];

и лл. 118, ф и гур ка «хозяина ж и в о тн ы х», «м ы ш и­ ны й» алэл [Иванов 1970, с. 132, рис. 118а, к е т ы ];

илл. 119, ф и гур к а женс­ кого духа-защ итника у чукчей [Богораз-Тан 1939, с. 58, рис. 50Ь].

Впрочем, можно привести примеры, когда «знаком челов е ка » явля ет­ ся и еще более примитивный предмет, казалось бы, не имеющий никакого внешнего сходства с обозначаемым. У детей такие замены встречаются уж е с тр е хле тн е го возраста [Игра 2003, с. 34]. Например, у болгар, ж ив ущ и х в П ричерном орских о б ластя хУкраи ны, созывая гостей на празднование рождения м альчика, несли в руках небольш ую па­ л очку, а о рож дении девочки сигнализировала камышинка [Д ерж а­ вин 1898, с. 39]. В ри туально й практике м арийцев употреб ля лся обряд мытья в бане покойника, при котором усопш его заменяла липовая палка [Кузнецов 1904, с. 60]. Одним из кульм и на ци о н­ ных моментов элев синскихм истерий было созерца ни еучастни ками в полном молчании сж атого колоска, сим волизирую щ е­ го Кору (Персефону) [Нильссон 1998, с. 75]. У австралийцев изображением м иф ических сестер Вавалаг в обряде дью нгга вон м о гу тб ы ть два небольш их орнам ентированны х столбика, украш енны х «по в язка м и» из травы [Берндт 1981, с. 443].

Во всех эти х с л уч а я х природны е свойства об ъ е к та н а де­ ляю тся к ультур н о й сем антикой и признакам и челов е че ско го, что п о зв оляе т перевести общ ение с ним на соверш енно иной уров е нь:

ан тр опо м ор ф и за ци я вещи пр е дпо ла га ет возм ож ность д и а л о га, р а зв ер­ н уто го в виде в ерб альны х или ки н ети ч ески х те ксто в и пре дм е тно-си м в оли ч еских кодов. Например, игра с кам еш ком, изображаю щ им ребен­ ка, сопр ов ож да ется «к ор м лен ие м его гр уд ью », «ук а ч и в а н и е м » и т.п., то есть д ей ств и ям и, однозначно определяю щ им и с та тус этого пр и ро дно го о б ъекта как д ля сам их и граю щ их, та к и д ля на блю дателей как «ч е л о в е ческого д и тя ти ». Среди с тр о и те л ьн ы х р и туа л о в русски х, за ф и к ­ сированны х в Рязанском крае, сущ еств о в ала пра кти ка пр и н уж ­ дения к угощ ению п ло тн и ка м и -с тр о и те ля м и ж адн ого хозяина, для этого к м атице подвеш ивали чурба к и на вопрос, зачем это сд е л а л и, о тве чали : «Х озя и н у д у ш и л с я !» [Иникова 2009, с. 389, д. Илл. 11 А верки ево К лепи ковского р-на]. Данны й прим ер интересен еще i ЛИ и своеобразной «в и з у а л и з а ц и е й » я зы ковы х м ета ф ор, п о сколь ку подвеш енное полено, сим волизирую щ ее хозяина, на язы - у глШ ковом уров не ассоциируется с нелестной х а р а к те р и с ти к о й персоны — «ч у р б а н », «ч у р б а к » ‘глупы й, неповоротливы й ч е ло в е к ’, ‘внебрачный ребенок, б а й с тр у к ’ [Д аль 18826, т. 4, Д| ^ с. 615], а словесны е ком м ентарии сим волической «к а з н и » } ж ад н о го хозяина а п е лли р ую т к вы ражению «за грош рад уд а в и ть с я » [Д аль 1880, т. 1, с. 413].

М анипуляции с персонифицированны м колосом, предм етно в опло щ аю щ им урож ай в элев си н ски хм и стер и я х[Л а уэн ш та й н 1996,с. 26, 54-70, 254, 278-279;

Нильссон 1998, с. 87], позволяю т перевести общение с ним в кодиф ицированны е данной к ультур о й тексты (м олитвенны е обращ ения и заклинания), то есть убра ть барьер м еж ду «н е м о то й » и «невы сказаннос ть ю » природы и доступны м и челов е ку средствам и вы ражения. Тем самым предполагается, что «че ло в е к о о б р а зн ы й » предм ет по определению наде­ лен способностью «по н и м ан и я » знаков культуры.

Еще один важный аспект — сочетание в к укл е ж ив о го и неж ивого, одуш ев ленн ого и неодуш е в ле нно го. Вся прагм атика к уклы во многом построена именно на уч ете эти х ее «е с те с тв е н н ы х » свойств. Конечно, преж де всего к укла — это вещь, б езж изненны й, м ертвы й предм ет, к о ­ торы й м ож но с лом ать, в ы броси ть, зам енить д р уги м. О тсю да ж ивой «и с ­ с л е д о в а те л ь с к и й » интерес, проявляем ы й к к укл е детьм и : стрем ление отсо е д и н и ть от ее туло в и щ а руки, ноги, голову, вспороть у тряпи чной к уклы ж ивот, за гл я н уть в ов н утр ь — см. и лл. 120, Й. Куманс. Старая к у к ­ ла (1875). Эти м анипуляции проделы ваю тся невзирая на запреты взрос­ лы х, втайне о т них.

Вместе с тем к укла не то льк о а к к ум ули р уе т в себе свойства не ж и в о­ го, но и осм ы сляется как по тенциальн о «ж и в о й » предм ет. Как справед­ ли во указы в а ет М.П. Чередникова, лю бой ребенок восприним ает свою к у к л у как нечто одуш евленное, имеющее имя, способное см отреть, гово ои ть, испы ты вать го ло д, боль и т.п. Э то т культур н ы й стереотип производится в современной к ультур е в виде м еханичес ;

к уко л с закры ваю щ им ися глазам и, плачущ и х и р а з д в а ­ иваю щ их [Чередникова 1995, с. 8 3 -8 4 ].

В качестве некоего парадокса м ож но отм е ти ть более обостре нно е воспри яти е ан тропо м орф и зм а к уклы совре менными детьм и. По св и де те льств у С.В. Ком аровой, при илл.и эрганизации соврем енны х м ассовы х пра здни ков с эле м е н та м и тр а ди ц и о н н ы хо б р я до в («сж и га н и е м аслен иц ы ») народны е способы уни чтож ени я чуче ла (разры вание, сж игание) восприним аю тся до ста то ч н о б олезненно.

Впрочем, та ко е отнош ение не ч у ж ­ до и взрослы м, воспиты вавш им ся вне рамок тр а ди ц и и. «Н у, знаете что? Я недавно п р о чи та ла в своей газете про та кой страш ны й обряд в Брянской о б ласти ! Вы поним а­ ете? Вот. К концу, значит, убо рки ур ож ая соб и рали сь женщ ины в основном. Ну и м уж чины пр и н и ­ м али уч а сти е, п о ск о ль к у там вино, знаете, п р и сутств о в а ло. И вот что ж е, Вы дум а ете, на меня п р о и з­ вело та ко е тя ж е ло е впечатление?

Вот. Д е лали они ч уче ло, к ла ли на но си лки. Вот. Уб и рали это чуче ло, на реж али, значит. П окры вали по к­ ры валом каким -то. Вот. И сад и ли сь и пели они песни. Вот. Ну, знаете, содерж ание эти х песен там было приведено — всё б рали из бы та, из сегодняш него дня: “А х, ты Ванечка м илы й, ты же и сеял и п а ха л, а те перь ты ум ер. Игде твоя те перь душ а?..” Понимаете? Вот. Я за пом ни ла, потом у что очень впечатление тя ж е ло е про изв ело на меня. Вот. Потом несли это ч уче ло на поле х о р о н и ть. Соби ралася вся деревня, и м уж чины, в том числе с гарм ош кам и, понимаете?

Ну, м уж чины потом у, что там пр и сутств о в а ло вино. И вот и гра ли гарм ош ­ ки, пели, на ли в а ли вино, ра зносили всем здесь ж е, знаете. Все пели.


Вот. И в конце концов, когда были уж е все, как го во ри тся, под хм ельком и у х о д и л и о т этого вот — ну, б уд у вели чать его “ поко йн и ко м ”, д е с я ти ­ д в е н а дц а ти ле тн и е д е ти, значит, б еж али к этом у “ п о к о й н и к у”, сры вали с него о д е ж д у — поним аете что? О тры в али руки, отры в а ли ноги, отр ы ва ли го ло ву, значит, головой в ф у тб о л и гра ли — в та ко е н еи стовство п р и х о д и ­ л и, понимаете? Это в Брянской об ласти в нашей! Да вы что ты ! Какая-то д и к о с ть, Вы зн а е те !..» [ЛА М ИА, г. Трубчевск Брянской о б л., из интервью с местным б иб ли оте ка рем С.К. Егоровой в 2000 г.]. О тм ети м, что в д а н ­ ном регионе подобны е м анипуляции с чуче ло м в прош лом были ш ироко распространены и воспри ни м а ли сь как нечто само собой разум ею щ ее­ ся. Н оси те ль тр а ди ц и и про во ди л ч еткую грань м еж ду человеком и его изображ ением, в то время как современны й ч еловек расш иряет о б ла сть человеческого на неодуш евленны е предм еты, считая различны е м ани­ пуляц и и с ними на др уга те льств о м.

Вообщ е м ожно у тв е р ж д а ть, что к укл а — своеобразная «м ера ч е ло в е ­ ка », аналогичная м еркам, снимаемым в ответствен ны е моменты с глав ­ ных уч астни ков обряда. На это, в ча стн о сти, ук азы в а ет A.B. Свирновская в работе, посвящ енной обрядам изм ерения те ла в тр а ди ц и о н н о й к у л ь ту ­ ре, отм ечая, что нательны е кресты, равно как сняты е с м ладенца до к р е ­ щения м ерки, в ы полняли роль «о тч у ж д е н н о го по до б и я » челов е ка : «П ри помощи и зм е рительны х п ро це дур создается некий сим вол, знак те ла, к оторы й, с то чки зрения уч астн и ков р и туа л а, связан с «п р и р о д н ы м » те ­ лом отнош ениям и по доб и я, так о тр а ж а е т его настоящ ие парам етры....

У становленная таким образом мерка м ож ет осознаваться не просто как п о добие, а как о т ч у ж д е н н н о е подобие те ла, то есть как бы его часть.

Такое восприятие м ерок как м етоним ического с у б с ти ту та те ла де ла е т их очень удобны м и в разного рода м аги чески х п р а к ти к а х » [Свирновс кая 1999, с. 72, 78].

Н аиболее о тче тли в о «гр а н и ч н о с ть » к уклы про яв ляе тся в те х с л у ч а ­ я х, когда в ней реально совм ещ аю тся к ультур н ы е и природны е о б ъ екты.

Н екоторы е р а зно ви дности по доб ны х к уко л мы уж е ра ссм отрели выше.

В об рядовой к уко лк е « к у к у ш к и » растение, корень или веточка дерева являю тся ре презентаци ей «п р и р о д н о го », а о д е ж да — знаком ч е ло в е ­ ка. «М ы та к выроем её, вымоем и нарядим по дере ве нски : сара ф ан чи к, к о ф то ч к у ш или, п латоч ек накроем. Сарафан и ф а р ту к, к о ф то ч к у и всё — платочек под шею — б еленьки й платочек... У кого какие тр я поч ки есть, и то т и саш ьёть, и нарядим. Разные — не об я за тельн о там под цвет, а разны е тр я п о ч к и наберём и одеваем. И вроде как л и сти ки бы ли ручки и нож ки. Из ли с ти к а в...» [ЛА М ИА, д. Деш овки К о зе льского р-на К а луж с ­ кой об л.]. О береж ны е к уко лк и нередко в ы ступаю т в одном ря ду со с те б ­ лям и растений, ветвями деревьев или др уги м и предм етам и [В и н огр а ­ дова 2000, с. 54].

В ф и гур к е «ж а в о р о н к а » те сто («зн а к к у ль ту р ы ») нередко д о п о л н я ­ ется перьям и. « “ Ж а в о р я т” пекли мы! Да, “ ж а в о р о н о ч к и ”... Теста зава­ ляем прямо, зн ачить, чтоб оно крутоя бы ло, не то, чтоб оно тя к л о бы — и вот я её раскатаю, это те сто, вот так лепёш кой сделаю. Головочку, носик яму сделаю, глазки — го рош и нку ещё посаж у. А т у т вот так вот эти вон кр ы луш ки, а сюда — это вот хв о с ти к : пёрыш ками наряжаю. Настоящ ими пёры ш ками. Ну, р е бёнок-то у меня р од и лся, сы н-то — вот уж когда я пяк ла -то. Вот. И м ать нам, бы вало, пякла... Вот. И то ж е в пёрышки нарядим и пойдём на гору играть... Вот я ж ила у б ольни ц ы, у меня ноньче зимой К о лькя -то один. А я и спякла два ж аворонка или тр и. Я говорю : “ На-ка, Коль, этом у м а льч и ку [из больницы ] да ш ь!” Н арядил то ж е пёры ш ками, наты кал... Да. Ну, там ребята см ею тся: “ Ой, глянь, глянь! Коля, глянь, мой ж ав оро нок по ле тел к те б е !” Там с я д уть на койки и играю ть ребяты.

П оиграю ть и съядаю ть. Ну, как же — те с та, х л е б -то это, и п о едять там...

А пёрыш ки эти вы дёрут. Пёрышки в ы таски в али...» [ЛА М ИА, д. О рдёнки К о зельского р-на К а луж ской обл.].

Ярким прим ером граничной ф ун к ц и и к уклы является огор одн ое п у­ га ло, в конструкци ю кото рого м о гу т вклю чаться как культур н ы е, так и природны е об ъекты [см., наприм ер: Буш кевич 1997, с. 14-17]. В пос. За лего щ ь и с. Корсаково О рлов ско й об л. нам у да ло с ь с де ла ть в и де оза пи ­ си р а зли чны х вариантов п уга л, и зго тов лен н ы х из ста ры х к ур то ч е к, на­ пяленны х на в о ткн уты е в землю ветви деревьев, па лки, кипы сена или снопы солом ы [ЛА М ИА, УИ ео2002-010г1., № 1;

УИео2002-020г1., № 5;

Уиео2002-030г1./01ти1., № 5, 9;

Ро1о2002-010г1., № 1, 13-14.]. Один из вариантов п р е дста в ля л собой подвеш енны е на к ресто в ин ах (в д в у х с л у ­ чаях б ук в а льн о распяты е) туш ки грачей и ворон — см. и лл. 121 [ЛА М ИА, \Лс1ео2002-010г1., № 3 -4, 6-7, пос. За лего щ ь]. Им итация распятия в п о сл е д ­ нем случ а е лиш ний раз п о дчерки в а­ ет, насколько то нко й является грань м еж ду чи сто ф ун кц и он а льн ы м и по м а те ри алу «а б с о лю тн о п ри ро дны м »

об ъ екто м и к ультур н ы м а р теф а ктом, апеллир ую щ и м к м ногозначны м к у л ь ­ турны м сим волам и см ы слам.

В не ко торы х с л уч а я х наприм ер, в ок к ультн о й и м агической пр а кти ке, само сотворение ан тр о п о - или зо ом о р ф н о го образа является с л е д с тв и ­ ем слепой воли случа я или м и сти че ско го прори ца ни я. Так, при лечении испуга у баш кир (обряд к о т койу, букв, о т л и в а н и е к у т, т.е. душ и) в ковш с водой, располож енны й над головой б ольн ого, в ы ливали ра сп ла в ле н ­ ный свинец или воск. П олучивш аяся при этом ф и гур к а с ч италась а н а ло ­ гом сущ ества, вы звавш его и спуг («ч е л о в е к », «л о ш а д ь », «с о б а к а » и т.п.).

Д ля избавления от б олезн и ф и гу р к у необходим о бы ло приш ить к о д е ж ­ де по страдавш его [Руденко 1955, с. 325].

*** Кукла как к ультур н ы й а р те ф а к т по оп ределению п р о ти в о п о с та в ле ­ на природны м об ъ екта м, хотя способы обозначения ее к уль тур н о го с та ­ тус а м о гу т сильно в арьироваться и им еть сущ ественную э тн о кул ь тур н ую спе ци ф и ку. Знаки культур ы (д р е сск о д, та туи р о в к а, прическа) или пр и ­ знаки ч еловека, обозначенны е специ а льн о вы деленны м и частям и те ла, особенностям и анатомии или признакам и пола, превращ аю т в к у к л у (зоо- или ан тропо м орф ны й а р те ф а к т) лю бой природны й о б ъ е к т от кам ­ ня до ветви дерева.

А н тро п о м о рф н ая си м воли ка В О Б Ъ Е К Т А Х К УЛ ЬТУР Ы Посм отрим теперь на про блем у с д р уго й с то ­ роны: как ан тропо м орф на я сим волика проявляется в о б ъ е к та х к у л ь ту ­ ры? Напомним, что в тр а ди ц и о н н о й об ря дно сти и пра зд н и чн о-и гр о во й к уль тур е вы деляется два основны х сем а нти чески х кр уга, в рам ках к о ­ то р ы х наиболее часто отм ечается уп о тр е б ле н и е к уко л или их пр и м и ти в ­ ных аналого в : брак и предбрачны е взаим оотнош ения м олодеж и и р а з­ личны е церем онии, связанные с сим воликой «заверш ения и вы прова­ ж и в а н и я». Например, во время до ж и н о к у бесерм ян «в по сле дни й день как д о ж и н а ли, оставш ийся сноп завязы вали парой, как дво й няш е к, что соп р о в о ж да ло с ь заговором : “ И овцы пусть парой я гнятся! П усть м уж с ж еной хорош о ж и в ут, пусть всю ж изнь им парой ж и ть !”» [Попова 2004, с. 143]. Д о ж и на льны е снопы в данном случа е наделяю тся признакам и хозяев дом а, т.е. ф а кти ч е ск и при об ре таю т некоторы е свойства а н тр о п о ­ м орф н ы х предм етов.

Ан тр о п о м о р ф н ы е свойства часто приписы ваю тся п р е д м е та м -п е р с о н и ф и к а то р а м — прина длеж а щ и м то м у или ином у ч е ло в е ку и н д и в и д у­ ально м аркированны м вещам (о де ж да, предм еты об и ход а, ли чн ое о р у­ ж ие). Например, Э.Б. Тайлор упом и на ет в своей книге о том, что Ч. Д а р ­ вин «в и д е л на остр ов е К илинге д в у х м алай ски х ж енщ ин, держ авш и х в р ук а х деревянную л о ж к у, одетую как к ук л а. Эта ло ж ка была положена на м о ги лу ум ерш его и, од ухотв ор и в ш и сь в п о лн о лун и е, то есть с де ла в ­ шись лун а ти к о м, начала судо рож но в ертеться и пляса ть подобно столам и ш ляпам во время соврем енного спи р и ти ч еского сеанса» [Тайлор 1989, с. 336]. Э.Б. Тайлор считае т это т случа й хорош им прим ером сущ еств о в а ­ ния предста влени я «о в хож дении душ в телесны е п ре дм е ты ». Д обавим, что м ногие ан тропо м орф ны е ф и гу р к и (к уко лки ), прим еняю щ иеся в о б ­ рядовы х пр а кти ка х, в конечном счете нередко ре дуц и р ую тся до п ре д­ м етов их одеж ды [Соколова 2009, с. 476-477, и лл.]. Укажем та кж е на с у ­ щ ествование а н тр опо м ор ф н ы х ипостасей об етны х свечей {см. и лл. 56 и цв. вкл. 6), которы е м о гут не то льк о посвящ ать конкретны м святым, на­ зывая эти предм еты их именами, но и одевать в о д е ж д у в соо тв етств и и с полом святого, как к у к л у [подробны е описания см.: Ли стова 2008;


Л о ­ патин 2008].

Д ля нас здесь важен то т ф а кт, что определенн ы й класс вещей м ож ет в ы ступать полноценны м зам енителем человека, получая полном очия на дей ств и я, которы е обы чно н едоступны неживым об ъекта м.

В ряде случаев качества ум ерш его по принципу контагиозной магии приписываю тся различны м принадлежавш им ему предм етам, которые становятся ф актически его двойникам и и наделяю тся человеческим и свойствам и. Об их ан тропом орф изации м ожно суди ть по тому, как с ними обращ аю тся. В.Н.Ха рузи на указы вает, что у остяков (хантов) женщины склады вали определенны м образом подуш ки и о д е ж ду покойного м ужа, а затем соверш али над этими предм етам и обряд оплакивания усопш его.

Аналогичны й обычай зафиксирован такж е у гольдов (нанайцев): «П еред подуш кам и, изображаю щ им и покойников-детей, ставили сосуды с пищей, игруш ки, которыми они и грали, и т.п.» [Харузина 2007, с. 370].

О становимся на д в ух м етодологически важ ны х проблем ах: какое влияние оказы вает видоизм енение формы и м атериала, из которого и зго ­ товлена к укла, на ее осмысление? И какое влияние на осм ы сление такой важной ри туа льн о -о б р яд о в о й вещи, как к укла, оказы вает этно граф иче с­ кий контекст? Для ответа на эти вопросы можно рассм отреть куклы, уп о т­ реблявшиеся в святочной и крещ енской обрядности русских. При этом вполне прослеживаю тся цепочки эволю ционны х ф орм, ста ди ально пред­ ш ествовавш их тра ди ц и онн ой к укле (деревянны е крестики, обм отанны е куделью или лоскутка м и лучи н ки, ф и гур н о е печенье) или являю щ ихся ее позднейш ими заменами (ло ск утк и, ленточки, ш нурочки).

Важ ное значение д ля понимания сим волики куклы им еет крест — древний гра ф и че ский и предм етны й сим вол человека. И спользование креста в солярной сим волике [Голан 1993, с. 99] является лиш ь частным проявлением а н тропо м орф но й м одели В селенной, где солнце п р е дс та в ­ ляется глазом или головой [МС 1991, с. 665 и д р.;

см. та кж е : Кабо 2002Ь].

Отсю да крест как знак м ирового древа, где дерево в свою очередь соо т­ носится с человеком [Топоров 1982, с. 12], а та кж е как солярны й и бли з нечный сим вол [М аковский 1996, с. 119,122, 209;

MC 1991, с. 666, 670].

Случаи и спользования кр есто об р азн ы х ком позиций д ля изображ ения ч елов е че ски х ф и гу р мы уж е рассм атривали в параграф е «Б е с п о л о с ть и а н др о ги н н ость к у к л ы ».

М ногие предм еты культа и куклы имеют крестооб разную о сн о­ ву — см. илл. 122, изображ ения д ухо в «хозяи н а та й ги », хомоконов [Ива­ нов 1970, с. 172, рис. 155, эвенки]. Тибетцы д ля отгона градовы х туч ис­ по льзов али крестообразны е сооруж ения с вырезанным наверху подобием человеческого ли ца (сэрунг), которы е в о д р уж а ли с ь на возвыш ении около поля и вы полняли ф ункц и и « п у г а л » [К алендар­ ные обычаи 1989, с. 276]. Русские примеры мы уж е приводили в параграф е «Ти пологи я ко н стр ук ти в н ы х особенностей к у к ­ лы в р у с с к о й тр а д и ц и и ».У ту р к м е н -го к л е н о в «о сто в куклы — деревянная палочка с намотанной на одном конце белой тряпи чной головкой и поперечной пе реклади ной (р у к и )»

[П оцелуевский 1930, с. 100]. Куклы горны х та дж и ко в — это «п а ло ч ка с привязанной к ней поперечной палочкой по ко ­ роче, изображаю щ ей руки и п ле ч и » [Пещерова 1957, с. 47].

«П рео бладаю щ и й тип казахской к уклы (как и тур к м е н с ­ кой) — к ук л а, сделанная из д в у х связанны х крестом п р у ть ­ ев, стеблей травы или кам ы ш а»;

основу кара ка лпакских к у ­ кол та кж е «о б р а зую т, как правило, два связанны х крестом прута или стебля тр а в ы »;

«основны м типом к о н с тр ук ц и и »

у у зб е к о -та дж и к ск о го населения Средней Ази и «я в ля е тся к ук л а, вы полненная из связанны х крестом прутьев с мяг­ кой тряпи чной го ло в о й » [Ботякова 1995, с. 161, 164-166].

Нередко крест п р и с утс тв уе т в тр а ди ц и о н н ы х к у к л а х и в ка­ честве «в то р и ч н о го » зн ака-сим вола, дуб ли р ую щ его осно в ­ ную сем антику, при сутств ую щ ую в их к он стр укц и и. Косым или прямым крестом, наприм ер, нередко обозначается ли цо куклы или ее ге­ нита ли и [Ботякова 1995, с. 161-166, ф о т о 2, 6;

Найден 1999, с. 140-177, украинцы, ю ж н ы е русские, чуваши, киргизы, т а д ж и к и, узбеки]. Иногда косой крест является отли ч и те льн о й особенностью к уко лк и м ужчины («ж е н и ха ») [Ботякова 1995, с. 166, узбеки].

Стрем ление к ан тропом орф изации креста, наделению его челов е­ ческими чертами вполне обычно для средневековой культуры. Очень характерны, например, антропом орф ны е интерпретации надгробны х крестов, основанные на древ ни х пре дста в ле ни ях, что душ а после смерти на ходи т себе пристанищ е в дереве или камне [Толстой 1995а, с. 207-212].

Связь м огильны х крестов с человеком в его конкретной половозрастной ипостаси видна, например, втаком свидетельстве из Витебской губ.: «М о ­ гильны й крест, как видимый знак погребенного здесь человека, долж ен, по видим ости, точно обозначать не то льк о возраст, но и пол погребен но­ го. Посему на детской м огиле долж ен стоять самый м аленький крест, то г­ да как на старческой м огиле самый больш ой. На ж енской м огиле кресты долж ны отличаться лиш ь толщ иною, но не высотою, причем м огилы по ­ рочны х женщин вовсе лиш аются крестов, вместо которы х здесь кла дутся „ к л а д к и “ или части и х » [Никиф оровский 1897, с. 291, № 2261]. H.A. Кри ничная, сравнивая столбы или чурбаки («ф и гур ы »), стоявш ие некогда на ра сп утьях и м еж ах, с античными гермами, отмечавшими места по гр еб е­ ний, указы вает на антропом орф ную сим волику их частей: о главо к (о г л а вье, оголовье), очелье и и зн о ж ье [Криничная 2000, с. 76].

В ряде случа ев крест м ож ет о то ж д е с тв л я тьс я с др угим и п р е дм е та­ ми. Например, при за кла дк е нового дом а л и б о в ты кали в зем лю деревце, особенно «б е р е зк у или ря би нку за ее кресто об разную ф ор м у л и с ть е в », ли б о с о о р уж а ли деревянны й крест [Завойко 1914, с. 78].

М ногозначность сим волики креста в народно-православном созна­ нии и тенденция к его антропо м орф и за ци и можно про дем онстрировать на примере средоп остны х и крещ енских крестиков, ш ироко ра сп ростра­ ненных на те р ри тори и России еще в середине X X века. На Русском Севере к Крещению при урочи в алось вы проваживание «с в я то к » («к ул я ш е й », «б е ­ сов»). Сильное воздействие общей сим волики этого праздника сказы ва­ ется на всех производим ы х во время него дей ств и ях. Хр истианская сим ­ волика праздника Крещения Господня в народном православии по лучи ла свое, особенное развитие и объяснение: больш инство обрядов и обы ча­ ев, приуроченны х к этом у дню, им ело очи сти те льны й смысл.

Д ля изгнания «б е с о в » ставили крестики из д в ух скрещ енны х лучи н о к во все углы, а та кж е бросали их в кадки с водой — см. и лл. 1 2 3 [ККЭК КСВ, Псковская обл.] В Вашкинском р-не В ологодской обл. «в Крещение ста вят крестики из л у ­ чинок в каж ды й угол в избе, в воду, в колодец, в к уж лю, чтоб не ч удила киким ора (а то об осси т к у ж е ль )»

[Л А С И С, д. Пялнобово]. Крестики и зл у ч и н о к н а к а нуне Рож дества и Крещения кла ли на к уж е ль, на квашню, на окош ко, «ч тоб ы черти не о п о га н и ли »

[ЛА СИС, д. Опрячкино].

Реже этот обычай встречается в Ц ентра ль­ ной и Ю жной России. Так, на юге с теми же целями «и з л учи н о к кресты ставили по углам, где об раза»

[ЛА СИС, с. Агиш ево Ш ацкого р-на Рязанской обл.];

«О с та в л я ли, на бож н и чку становили. И до д р уго го Кре­ щенья с то и ть...» [ЛА М ИА, с. Каменка К озельского р-на К алуж ской обл.]. В Тульской и К алуж ской об ластя х утром на Крещение деревянны е крестики бросали в колодцы. «Э та у нас д елали крестики на Крещения, зимою. Крещенья когда бываеть вот, и делаю ть крестики — там один-два — и в колодезь бросаю ть.

На Крещенья до лж н о быть так. П олож ено...» [ЛА М ИА, д. М арьино (О рлин ка) К озельского р-на К алуж ской об л., с. Давы дово Тульской обл.]. К рести­ ки делали из д в ух лучи н о к, одну из которы х расщ епляли до середины и вставляли в нее поперек вторую. Иногда их форма напом инала обычные д ля данной м естности нам огильны е кресты. «Н аделаеш ь [крестиков] вот та к, чтоб дом иком [т.е. наподобие ста рооб рядчески х крестов “ с кры ш ­ кой ”]. На окош ечко поставиш ь, на стол бросиш ь — и всё. А потом убираем.

Убирём, д а...» При этом «к р е с ти к и » сж игать запрещ алось [ЛА СИС, д. Ни коново Ваш кинского р-на В ологодской обл.]. В д р уги х с луч а я х, напротив, крестики необходим о было сжечь: «В Крещенье из лучи н о к ставили крес­ тики на все выходы из дом а: на окна, двери, ворота, а утром их все с ж и ­ гали. Крестик сто и т — значит “св ятки ” не за ходили. Сожжёш ь их — свят ков близко не б уд е т» [ЛА СИС, д. Сальниково Ваш кинского р-на В о логод­ ской обл.]. О древности крещ енских крестиков и их генетическом родстве с обрядовы м и ан тропом орфны м и ф и гуркам и св и де тельств ует упом ина­ емый H.H. Велецкой гуц ульски й обычай и зго тов ля ть на Крещение к у к л у из дощ ечки, об ерн утой шерстью, которую после использования * пускали по течению реки [Велецкая 1978, с. 166]. В качестве еще т одной па раллели приведем соломенные и деревянны е крестики, использовавш иеся в качестве игруш ек и украш ения дома у ук р а ­ инцев — см. илл. 124 [Груш евський 2006, с. 113].

Вообще «закрещ ив а ни е» является составным эле ментом м ногих р и туалов. Ш ироко прим енялось это действие в ж атвенном обряде: закончив ж атву, чер ти ­ ли на зем ле крест;

если отры вались от жатвы по каким ли бо надобностям, то оста в ляли на краю несжатого участка крест из солом инок [Лобкова 2000, с. 32].

Несомненно, сущ ественное воздействие на сим волику «кре с н ти к о в » оказала об рядность этого дня, связанная с освящением воды в иордани, д ля чего на реке или на пруду вы рубали изо льда и устан авливали возле проруби огром ны е кресты. Вместе с тем Й описанные выше крестики я влялись своеобразны ми прим итив н ы м и куко лкам и, обозначавшими ф и гур к и изгоняем ы х «б и с е й », Л унизанны е ленточкам и антропом орф ны е ф и гур к и вы проважива­ емых в этот день «к у л я ш е й » и прочей нечисти — см. илл. 125, к р есто об ­ разная антропом орф ная конструкция из соломы, использовавш аяся при устрой ств е м асленичны х костров [Wolfram 1972, s. 9, а в с тр и й ц ы ]. Мес­ та, в которы е их помещ али (углы дома или вода, щели м еж ду бревен или матица в хлев у, места в и зго родях, предназначенные для прогона ско­ та — «за в о р ы »), были связаны с местами обитания изгоняем ы х демонов.

О бразцы подобны х крестиков были опубликованы нами и А.Б. Морозом [Ж ивая старина 1996, № 4, об оро т об лож ки]. В Велижском р-не См олен­ ской обл. подобны е крестики устан ав лив а лись местными ж ителям и на сруба х колодцев сразу после крещ енского водосвятия — см. цв. вкл. [ЛКЭСК МИА, д. Вязьмёны].

Через неделю (ли бо на Вербное воскресенье или на П асху — с р о ­ ки в арьировались) к рести к ста ви ли в дом е под иконы, а затем во время или после сева, иногда вместе с веточкам и вербы, которы е та кж е с та ­ вили под иконы в Вербное воскресенье, в ты кали в поле, где он стоял до окончания ж атвы. После до ж и н о к крести ки при носили дом ой и в ты ­ кали их в ссы панное в закром а зерно нового ур о ж а я, «ч то б ы мыши не е л и » [ЛА М ИА, д. Вязьмёны]. Такого рода «к р е с ти к и » б ли зки по см ы слу к рум ы нским крестообразны м ан тропом оф ны м деревянны м ф и гур к а м, которы е м огли уп о тр е б ля тьс я как нательны е кресты [Толстой 1995д, с. 212, рис. 35].

На Русском Севере именно к крестикам часто привязы вали по да р ­ ки от «к ул я ш е й ». Скажем, в В еликом Устю ге вечером накануне Крещения роди те ли ставили под окнами небольш ой (высотой около 3 0 -4 0 см) крес­ ти к, привязы вали на него подарки, а утр ом пре длагали детям посм от­ реть, что им оставили «к у л я ш и » [М орозов 19986]. В этом случае ф ункц и и «к р е с ти к о в » приближ аю тся к ф ункци ям современной новогодней елки, а та кж е тр а д и ц и о н н о го свадебного д еревца, о котором уж е шла речь выше.

А н а логи чную и зо ф ун кц и о н а льн о сть креста и елочки можно об н а р уж и ть и в святочном озорстве. «П о д Новый год ш алили: и вокна маза ли, и двери м азали, и закры вали, и подпирали двери ни знама Ш ч е м.У с ё тв о р и л и.У х !.. Моей матери покойницы в Новый год етот у тр у б у поставили крест. Заш ли на кладбищ а у в О рдёнки и стащ или крест. И нясли, как собралися — тёмна было! — как собрались, несуть крест. Что не суть — не известно.

А потом моя мать встала утр о м, кри чи ть: “ Баб Ч ухи на! М олись Б о гу !” — у тр у б у поставили крест. Зна чить, по етой, по крыши по д во ру прош ли (а двор был Лк с накатом так) и на тр у б у поставили крест... И ё ло чк у ж запи хи ва ли — всё д е л а л и !..» [ЛА М ИА, д. Деш овки Ко зе льско го р-на К алуж ской обл.]. Ш Кроме то го, в разны х м естах России небольш ие илл. крести ки вы пекали на Крещ ение или С р ед окр естье из густо за- Ш м еш енного те ста [класси ф и ка ц и ю с р едоп остн о го печенья см.: «V С трахов 1991, с. 98-141]. Эти кр ести ки, так же как и деревянны е «Л их а н алоги, кропи ли освящ енной в церкви водой, а затем кла ли в сусеки, чтобы зерно не п о р ти ло сь [ЛА М ИА, д. Под- -.-м^зПро— в олочье К и чм енгско -Городецкого р-на В ологодской о б л.;

с. Тарадеи Ш ацкого р-на Рязанской обл.]. Ш ироко распространенны м м ожно с читать и обычай гадания по этим крестикам о судьбе и о том, кто б уд е т начинать сев в этом году, то есть « к р е с т » п о луч а л некое п ер ­ сональное значение, связанное с судьбой его о б л а д а те л я. Например, в д. Брунчаково в крести ки из пресного теста величиной около 12 см запекали различны е предм еты (по -види м ом у, а н алог «п о д а р к о в » дем о н о в-куляш е й ), разда в али в обед всем членам семьи по к р е с ти к у и га да ли по ним о будущ ем. Скажем, ком у п о падалось зерны ш ко, то т б удет в этом го ду заним аться всем, что связано с сельским хозяй ств ом ;

по лучивш ий кусочек дерева — ум р ет;

и т.д. [ЛА СИС, д. Брунчаково М е ж дур еч ен ско го р-на В ологодской об л.]. В д. Ж и д ов и н о во «в крещ енский сочельни к кр е сти к и -ти эти пе кли, ком у засевать. П екли к рести к и копе ечку к ла ли.

В от эдакой делаеш ь [= ж гути к ], а потом наверх втор ой, а в сер ё дку чёо нибудь по лож иш ь. Кому достан ется пятачок или там к р ести к, то м у засе­ вать: когда паш ут, чтобы я пошла засевать “ на хорош ий ур о ж а й ”. Что вот ёо счастье по пало, и этот п о йдёт засевать. У нас дев ять бы ло челов е к-то, мама дев ять крести ков д е л а л а » [ЛА СИС, д. Ж ид о в и н о в о В аш кинско го р-на В ологодской обл.].

Иногда это печенье им ело ф о р м у и обрядовы е ф ун к ц и и, сходны е с весенними «ж а в а р о н к а м и ». «В Крещенье кресты из луч и н о к д е л а л и и из теста пекли — две полоски те ста д р уг на д р уга. На яблоню ставили крест из л уч и н о к и из те с та, птички с ъ е д я т» [ЛА СИС, с. Старором аново с. Агиш ево Ш ацкого р-на Рязанской обл.]. О то ж де ств ле н и е «ж а в о р о н ­ ков » («к у л и к о в ») с крестом д о с та то ч н о обы чное явление. «В о т “ хр е с ты ” у нас пе кли, “ ж а в о р о н к и ” у нас это — пекли их из мака. Прямо те сто м е­ сили вот с маком. И песочку. На воде — это на Хр естов о й неделе, она постная была. Да. “ Хр естов а н е деля, — ск а ж ут, — надо хресты печи, ж а в ор о н ков ”. Да, п и кли. Вот та к вот те сто ра зде лаю т [два ж гу ти к а по ­ перек] — и всё. Да. А “ ж ав о р о н к а ” у нас ни кто по-м оем у не делаю т, как ж аворонка. П росто “ х р ё с т” и сп е к ут и всё...» [ЛА СИС, с. П алатово Инзен ского р-на Ульяновской обл.].

И зом ор ф н о сть кр есто об р а зн ы х и зо о - и а н тр о п о м о р ф н ы х ф и гу р о к в народном сознании пр и в од и т к их отож д еств ле н и ю. «П е к л и “ хр е с туш ки ”. “ Х р е с ти к и ” — это л е тя т эти — как их, Господи? П ти ч к и -“ х р е с туш к и ”.

Пекли “ х р е с ты ”. И “ ж а в о р о н к и ” пе кли. Сходим в Божий храм, то гда их поедим. А залезем на сарай вон: “ Х р е стуш к и, принесите нам по м о туш ­ ке, красно ле то принесите, нам зима надо ела, весь хл е б е ц п о ела”. Вот это всё пели. На сарай залезем, кричим как п о ло ж е но...» [ЛА СИС, с. Ба евка База рно-С ы зга нского р-на Ульяновской обл.].

Л.А. Беляев отм е ча е тусто й чи в о е о то ж д е ств ле н и е в народном созна­ нии Руси понятий Х р и с т о с — к р е с т — х р и с ти а н и н — к р е с ть я н и н [Б е ля ­ ев 1996, с. 38], и это о то ж д е ств ле н и е вполне прим еним о к крещ енском у и с р едоп остн о м у печенью, в котором ан тр о п о -, зо о- или ф и то м о р ф н ы е признаки сочетаю тся с хр и сти ан ской си м во ликой, что отраж ае тся и в их обрядовом прим енении (ср., наприм ер, обряд прелом лени я на голове ср ед оп остн ы х «к р е с то в »).

Для м аленьких детей, еще не приним авш их участия в хр и стослав лении, Крещение было связано с обходом дом ов, во время которого они ставили кресты на дверях и по лучали за это небольш ое угощ ение от хо зя ­ ев. «Утром на Хрещ енье, это уж он [=ребенок] придёть чё-ни б удь набрать.

Если вот он Христа славить ум ел, он и за с луж и ть. А ребятиш ки-то они ведь не знають, а всё-таки хоть крестик памелю ть [=мелом нарисую т], чё-ни буть им д а д уть, д ен ьж он о ктам н а б е р уть» [ЛА СИС, д. Цветки Шацкого р-на Рязанской обл.]. В с. Польное Я лтун о в о дети рисовали на стенах свинок, овечек, коровок, курочек [ЛА СИС, с. Польное Я лтун о в о Шацкого р-на Ря­ занской обл.]. П оследнее действие перекликается с обычаем выпекать на Крещение обрядовое печенье в виде дом аш них ж ивотны х.

*** М ожно сде ла ть вы вод, что к ук л а, вы полняя в обряде роль ун и в е р ­ сально го сим вола с общей сем антикой пло д о р о ди я, в своих конкретны х р и туа л ьн о -о б р я д о в ы х р е али заци я х подвергается сущ ественном у воз­ действию сем антического п о ля то го или иного конкре тного р и туа ла, в к о ­ тором она прим еняется, или пра здни ка, к кото ром у при урочено ее у п о т­ ребление. Это особенно очевидно на прим ере описанны х выше о б р я до ­ вых крести ков, совм ещ аю щ их ан тропо м орф ную си м во лику (чаще всего в значении «п р е д к а » и ли, в позднейш ем и столков ан и и, — «н е ч и сты х д у ­ хо в », «к у л я ш е й », «с в я то к ») созначениям и, характерны м и для конкретны х об рядов ы х или и гровы х си туац и й. Скажем, в м олодеж ны х по си делочны х ра звлечени ях они м о гут си м во лизи ров ать и ч е л о в е ч к а -«п р е д к а » — Ма карку, М икиш ку, и связанную с сем антикой девичьей чести «е л к у »-к р а соту. В крещ енской об ря дно сти — п ри об ре тать см ы слы, характерны е д ля этого пра здни ка : крест, как сим вол и скуплени я мук Иисуса Хр иста и как сим вол хр и сти ан ства, способны й и зго нять «б и с е й ». С редокрестны е крестики та кж е испы ты ваю т влияние общей сем антики пра здни ка : кр ест как знак перекрестка, «р о с ста н е й », середины пути сочетается с обычаем прелом ления на голове крести ка, сим волизирую щ им «п е р е л о м » поста.



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 15 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.