авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 15 |

«И. А. М О Р О З О В ФЕНОМЕН КУКЛЫ В ТРАДИЦИОННОЙ И СОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРЕ КРОССКУЛЬТУРНОЕ ...»

-- [ Страница 4 ] --

В контексте игры куклы вы ступаю т как «ж и в ы е л ю д и », при обращ е­ нии с ними м оделирую тся реальны е взаимоотнош ения м еж ду родств ен­ никами, членами семьи, им итирую тся обиды и ссоры, практикую тся по­ ощ рения и наказания. Тем самым игра с куклам и вмещает в себя весь спектр реальны х взаимоотнош ений м еж ду лю дьми и их эм оциональную составляю щ ую. «М а льчи ки, старше нас, с нами не и грали, у них были свои игры: они стр уга ли стрелы, делали луки, стре ляли в цель и кверху, д е ­ лали суденки и корабли с парусами, пускали их по пруду, находящ емуся в огороде Антипина, и заним ались большею частью ры боловством. Если мы приставали к ним с расспросам и, они, как старш ие, зверты вали нас, то есть те ребили за волоса. Поэтом у нашей братьи собиралось отдельно человек ш есть, и так как у нас почем у-то не было располож ения играть в мячик или бабки, то б ольш инство из нас играли в клетки и угощ али д р уг д руга разными кушаньями из глины. В куклы лю били играть две девуш ­ ки, и эти куклы представляли тож е живые сущ ества, заменявшие собой бабуш ку или какого -ни будь родственника. Заберемся мы, бывало, летом в уго л о к за сараем, у огорода, для то го, чтобы нас не тре в ож и ли старш ие, и начнем играть. И делаем мы чашки, пирож ки, крендельки и т. п. из гли ­ ны, и угощ аем д р уг д р уж к у таким образом. Так же угощ аю тся и лелею тся куклы наши, которы е в один день бывают и м атуш кой попадьей, и те ту ш ­ кой, и сестричкой, и посторонней гостьей, и если к укла капризится, ее щиплют, снимают с нее платье и т.д.» [НКРЯ: Решетников 1864].

Кукла является очень важ ной ли чн ой вещью, поэтом у лиш ение к у к ­ лы — одно из расп ростра нен ны х и весьма с ур ов ы х наказаний. «Д арья А лекса н др о в н а с своей стороны была в это т день в больш ом огорчении.

Она ход и ла по ком нате и серди то го ворила стоявш ей в у гл у и ревущ ей девочке: — И будеш ь стоя ть в у гл у весь день, и о б едать будеш ь одна, и ни одной куклы не ув и ди ш ь, и платья тебе нового не сошью, — говорила она, не зная уж е, чем наказать ее. — Нет, это гадкая девочка! — о б р а ти ­ лась она к Левину. — О тк уд а б ерутся у нее эти м ерзкие на клон н ости ? »

[НКРЯ: Толстой 1878].

О бы чно у играю щ их есть лю бим ы е и нелю бим ы е к уклы. При этом пре дпо чтени е, отдаваем ое тем или иным к укла м, нередко связано с чисто ути л и та р н о -и гр о в ы м и их свойствам и. Например, глиняны е или деревянны е куко лк и м огли бы ть предм етом в ож де ле ни я, потом у что они «ум е ю т си де ть (или с то я ть)». «О н и [= подр уж ки ] за ви дова ли знаете чему?

Что она стояла. Да, да, что она стоя ла. В от...» [ЛА М ИА, с. П уш кино Д о б ­ ры нинского р-на В оронеж ской обл]. В не ко торы х с л уч а я х предпочтени е о п ределяе тся внешним видом игров о го предм ета. «Н у, это даж е не к у к ­ ла бы ла, она, я помню, назы валась “ презрением Кира” почем у-то. Она ко мне от дев чонок как-то попала соверш енно каким -то случайны м о б ­ разом. Она была вот, во-пе рв ы х, из зе л ё н о -о р а н ж е в о -п о ло са то й ткани и вот гли стоо бра зна я к а кая -то: вот та кой толщ ины — сантим етра два, и в о тта к о й д ли ны — сантим етров в осе м ь-десять. И, значит, это был прос­ то меш ок, а здесь как крестовина приш ита вот та к свёрн утая в тр у б о ч ­ ку. Ну, вроде ткан ь вот так ж есткая, по ставленн ая, то есть как бы крест.

А сверху бы ло приш ито та ко е же подобие вот этой вот сосиски, то ль к о коро тенька я, голова — вот тож е в э ту полосу. И были нарисованы б р о ­ ви черны е, угольны е. И две то чк и, как глаза. В от ч то -то такое бы ло. Да.

Кира — я е ё та к назвала. Кира, да. Я в с е хл ю б и ла назы вать, вот это была Кира. И я не знаю, откуд а она взялась, и как она ко мне попала. О т кого то из дев чонок: то ли по да р или, то ли, я не знаю, просто оста в и ли. М ожет, от неё хо те ли изб ав и ться, б ольно уж она м ерзкая бы ла. И вообще к у к о л то бы ло полно и в м агазинах, и всю ду — ком у она нуж на была? Ну, вот я помню — вот такая была к у к л а. Она всё-тки к у к л а, потом у что какое-то б ы ло ли цо. И она вообщ е как-то ни д ля чего не пре дназн ачалась. Её ни в какую и гру нельзя бы ло в клю чи ть. Ну, инородная везде бы ла, поним а­ ешь? К норм альны м кукла м её не отнесёш ь, к палочны м, вроде, то ж е...»

[ЛА М ИА, г. Н овоанненский В олгогр а дской обл.].

Некий а налог«П ре зре нной Киры » есть в нашей к оллекции — с/и. илл. [ЛА МИА, д. Больш ие Озимки Инзенского р-на Ульяновской обл.]. Куколка, изготовленная в П оволжье в 1980-е годы, с больш ими пуговкам и-глазам и, напоминающая сплёнутого м ладенца без рук и ног, но, тем не менее, облаченная во вполне традиционны й взрослы й наряд и изображающ ая «б а б уш ку». Э тот игровой предмет, по сви­ де те льств у ее об ладательни цы, несмотря на свой довольно непритязательны й внешний вид был горячо любим и уп о т­ реблялся во всех ролевы х куко льн ы х играх. В данном случае важное значение имеет то т ф акт, что куко лка была специ­ ально сшита для девочки присматривавш ей за ней в детстве женщ иной, а потом у отнош ение к ней во многом о п р еделя ­ лось взаимоотнош ениями м еж ду взрослы м, изготовившим к уклу, и ребенком, котором у эта к укла предназначалась.

Очень эм оционально переживается детьми и повреж де­ ние или утра та любимой куклы. «П очти каждый год мой крес­ тный отец дарил мне куклу. Она всегда называлась Машей, в честь его дочери, и была всегда так красива, что мне страшно было с ней играть: волосы у нее были настоящие, глаза откры ­ вались и закры вались, она коротко и гнусаво могла говорить:

“мама, папа”, когда ее дергали за веревочки с синей и зеленой бисеринкой на конце. Руки у нее были такие же ф арфоровы е, как и голова, с розовыми ямочками на сгибах пальцев и на л о к тя х. Как я ни берегла Машу, но м ало пом алу пальцы ее отлам ывались, волосы редели и, наконец, и голова ее разбивалась. Я помню, как раз, играя вместе с Ильей одной из Маш, мы ее уронили и ее хорош енькая головка разбилась на бесконечное количество кусочков. Ничего не говоря, мы с Ильей то лько посм отрели д р уг на друга и оба громко и протяжно разревелись, уткнувш ись головами в пол. Ханна пришла нас утеш ать, но долго мы не могли прим ириться с потерей нашей товарки. Мы привы кли к ней и успели ее полю би ть» [НКРЯ: Сухотина-Толс­ тая 1910-1950].

Игры с куклам и и отнош ение к ним являю тся важной частью глубоко ли чн ы х воспоминаний о детстве. Хорош им примером этого м ож ет пос­ л у ж и ть небольш ой фрагм ент воспоминаний М.К. Тенишевой о своем д е ­ тстве: «У меня есть д р уг: к укла Катя, которой поверяются на ухо все тайны.

Все говорят: Катя страш ная, волос почти нет, нос подбит. Я не верю, это невозможно. Катя д ля меня красавица! Кроме Кати у меня много наряд­ ных к уко л, те х я не лю блю. Раз с одной из них я вышла в сад, а там бабы м е тут аллеи. “А х, барыш ня, какая у тебя цаца... Подари ее мне”. Я отдала.

Д ругая баба пристала: “Дай ты и мне тож е ц а ц о чк у”. Я сбегала за др угой, и так пока всех не отдала — конечно, кроме Кати.... Хв а ти лись — кукол нет. Допрос... Гувернантка пошла к м атери. Мать очень рассердилась, вы­ с е к ла » [Тенишева 2002, с. 5].

Все вы ш есказанное в полной мере относи тся и к зоом орф ны м иг­ руш кам — мишкам ( Teddy bear), лош адкам, обезьянкам и т.п. Об этом с в и де те л ьств уе т эпизод из м ем уаров Н.М. Герш ензон-Ч егодаевой, в к о ­ тором она подроб но описы вает свои детски е игры. «Чащ е всего мы и гр а ­ ли в м иш ек. Игры в к уклы у нас не бы ло, и хотя нам изредка дар и ли к у ­ кол, но мы их м ало л ю б и ли. В к уклы я игра ла то ль к о с П оленькой, у нее.

Зато мы без конца игра ли в м ягки х зверей, и здесь у нас была пр и д ум а ­ на интереснейш ая игра, бывшая достояни ем то льк о нас д в о и х. Д р уги х детей мы в нее не п ускали. Резиденцией наш их миш ек с л уж и л низкий, тем н о-кори чнев ы й ш каф чик, стоявш ий у окна в де тск о й. В нем бы ло два эта ж а, служ и в ш и х д ля зверей ком натам и: наверху столовая и о д н о в р е ­ менно го стин ая, а внизу — спальня. В верхнюю ком нату бы ло проведено эле к тр и ч е с тв о.... В верхнем этаже стоял обеденны й сто л, в округ к о ­ то р о го сидели звери;

ле ж а л выш итый коврик, стоял зеркальны й ш каф, часы, на стенах висели карти н ки. Внизу ра сп олага лись кровать и диван, на к ото р ы х мишки в пов а лку ук ла д ы в а л и с ь спать, если нам то ль к о пр и ­ хо д и ла охота их у л о ж и ть. Это бы ло до в о льн о пестрое общ ество! Компа­ ния состояла из о д н и х м а льч и ко в -бр а тьев, ведш их сам остоя тельное с у ­ щ ествование. Старш им над ними был Больш ой М ишка. Мы оп р е д е ли ли для него предельны й детски й возраст — 12 лет, старш е, нам казалось, сде ла ть его невозм ож но — дальш е начиналась уж е б е спр е де льн ость в зро сло го возраста. Э то т мишка та к же, как и двое из его м ладш и х б р а­ тье в, то ж е миш ек — Степка и М аленький Миш ка, был сш ит из вы резного м атерчатого ли с та, на которы й были нанесены раскраш енные в к о р и ч ­ невый цвет рисунки частей м едвеж ьего те ла. Мы с увлечением шили их вместе с мамой. Сам одельны м и были та кж е две обезьян ки — Аким и М арты н. Эти двое сшиты были по вы кройке, при лож енн ой к одном у из номеров д етского ж ур н а ла „М а я к “, которы й мы п о луч а л и. Сш или мы их из ста ры х п а п и н ы хб р ю кте м н о -с е р о го цвета. На го л о в а х у них были го л у ­ бые бархатны е ш апочки. Вместо глаз мы в откнули им булавки с черными ф а рф оро вы м и головкам и. О стальны е братья были покупны е и груш ки.

Белый Кот — сначала в черны х лаки ров а нны х сап ога х, потом уж е без сапог. Две обезьяны — прекрасны е шимпанзе в шерсти и с в ы р а зи те ль ­ ными ж елты м и глазам и — Ф едор Тим офеевич (подарок дяди Ш уры, по­ лученны й мною на одной из ёло к у них в доме) и Макар Иванович, в эти годы уж е сильно потрепанны й, с об новленной ш апочкой на голове (си­ ней вм есто первоначальной красной). Я помню мамин рассказ о то м, как был купле н М акар Иванович. Это бы ло в начале нашего д етств а, когда Сережа был еще совсем м аленьким. В озле нашего переулка на Арб ате до самой револю ции сущ еств о в ал писчебум ажны й и игруш ечны й м ага­ зин “ Н а де ж д а ”, бывший нашим придворны м м агазином. Его сод ер ж а ­ ли две пож илы е дев уш ки -се стр ы. О дна ж ды Сережа ув и де л на витрине в “ Н а де ж д е” о б е зьян ку и влю бился в нее. Его нельзя бы ло о тор в ать от окна, он плака л и ум о лял к уп и ть ее. Дома он п р о до лж а л то ск о в а ть по обезьянке. Вскоре после то го на ступи л какой -то пра здни к — Р ож дество или его рож дение. Мама купи ла о б е зьян ку и спрятала ее до этого дня, когда она была то р ж е ств ен н о подарена Сереже. Это и был знам ениты й Макар Иванович, кончивш ий свою ж изнь в роли проказницы Нади, л ю ­ бим ой игруш ки моей м аленькой М аш урочки. Надя пропала вместе с д р у ­ гими вещами на нашей даче во время на ступле ни я немцев на М оскву.

П оистине неисповедим ы судьбы не то льк о лю дей, но и вещей! Имя было дано М акару И вановичу по имени те х об езьян ок, с которы м и в годы на­ шего детств а хо д и ли по дворам черном азы е лю ди. Э ти х м артыш ек поче м у-то часто звали та к. Ф едор Тим офеевич п о луч и л свое наименование по гусю из “ Каш танки” Чехова. Д а лее шел Ры жий Мишка (он сущ е с тв у­ ет до сих пор), настоящ ий плюш евый м едведь, очень хорош его качест­ ва. Э то т то ж е д о ж и л до Маши. Десяты м был м ален ьки й, ж естки й мишка в ш ерсти, стоявш ий на четы ре х ла п а х, при на дле ж а вш и й мне и назы вав­ шийся поэтом у Мой М иш ка. Это была основная ком пания. Братья имели несколько ж ив о тн ы х д ля езды. П реж де всего у них им елась белая овца на коле си к а х, прекрасная и груш ка, та кж е жившая очень д о л го. Затем два осли ка — больш ой и м ален ьки й, — оба в ш ерсти. На п о дм огу бра л а с ь та к ж е с камина деревянная лош адка. Е здили мишки на розв альня х, в та р а н та се, верхом. Была у н и х та к ж е больш ая красная ж естяная л о д ка, в которую они пом ещ ались все сразу. В таком виде их одна ж ды нари­ совала цветным и карандаш ам и на память Л и л и. Э то т ри сун ок, каж ется, цел где-то до сих пор. У нас разы гры валась богатейш ая ф а н та зи я, когда мы и гра ли в своих м иш ек. Чаще всего они о тп р а в ляли сь в путеш ествия по тро пи че ски м странам — в д ж у н гл и и т.д., пе реплы вали реки, п о дв ер ­ га ли сь разнообразны м опасностям и приклю чениям. Источником эти х ф а нтази й с л уж и л и, конечно, прочитанны е книги — рассказы Киплинга, романы Ж ю ля Верна. Мы в сам озабвении целы м и часами по лзали по полу, возя своих миш ек, с о о р уж а ли им пещеры, па ла тки, непроходим ы е дебри. Помню, как однаж ды мы о к р уж и л и зеленой тканью ножки нашего стола в де тск о й, сп усти ли и привязали к одной из ножек лам пу и у с тр о ­ или на нижней доске стола чудную пещ еру, наполненную таинственны м зелены м светом, где мишки ук р ы в а ли сь от к аки х-то опасностей. Игра кончалась тем, что вся компания б ла го п о луч н о возвращ алась в свою ую тн ую к в а р ти р к у и уса ж и ва ла сь в окр уг столи ка в верхней ком на те»

[НКРЯ: Герш ензон-Чегодаева 1952-1971].

Воспоминания о к укл а х, с которыми девочки часто играли в детстве, обычно связаны с очень яркими эм оционально-чувственны м и интимными переживаниями. При этом имеет значение цвет, форма, размер, м атери­ ал, из которого сделана к укла, и даже исходящ ий от нее запах. «В о т папа сделал мне эту к уко лк у из кедра. Кедр! Вот из кедра она была сделана. И, знаете, такой от неё аромат шел! Такой запах! Вы знаете, когда её я клала с собой, я засыпала... И, знаете, я вот эту вот к уклу, которую мне отец вы­ струга л из полена, я её принимала за голыш ика. Никакие платья на ней не держ ались — ну, что там на дереве м ож ет держ аться, знаете? Я её за го­ лы ш ика, за голенького ребёночка считала. В о тта к...» [ЛА М ИА, с. Пуш кино Добры нинского р-на Воронежской обл.].

По замечанию А.Н. Л е онтьева, «р е б е н о к п р е дпо чи тает им еть де ло со старой к у к л о й », так как «в осп ри ни м а ет ее интим нее, бли ж е, чем новую ».

Тем самым «о н как бы вкла ды в а ет в это т предм ет свое игровое отнош е­ ние к ней » [Леонтьев 1981, с. 493]. « ‘‘Ты то льк о ником у не говори: у меня есть старая резиновая Катька...” — “...Я подарю тебе к у к л у !” — ‘‘Не надо к у к л у ! — серьезно возразила девочка. — Новая мне не нуж на — я б уду её стесн яться! А Катька меня знает с пяти лет! Я к ней та к п р и в ы кла !”» [Лео­ нидова 1971, с. 64]. «К огда мне было 10 лет,...у меня был лю бимы й п уп ­ сик. Мы его по купа ли в Киеве. Когда мы переехали в Ш адринск и я пошла в первый класс, я его всегда носила с собой и потеряла. Я д о лго плакала потом у, что здесь та ки х не бы ло, а д р уго го мне не надо бы ло. Когда мне ста ло 15 лет, я ув и де ла в м агазине похож его и к упи ла, хотя уж е в куклы не и гр а ла » [Борисов 2008, с. 403].

«И гр о в о е отнош ен и е», о котором го во р и т А.Н. Ле онтье в, я вляется, собственно, тем приращ ением значения, которое в озникает в процес­ се игры и кото рое является внешним («д и д а к ти ч е с к и м ») см ы слом игры [о разграничении «в н е ш н е го » и «в н у тр е н н е го » в игре см.: М орозов, Слепцова 2006]. Иными словам и, играя с к у к л о й, ребенок н е п р о и зв о ль ­ но нарабаты вает некий опы т общ ения с внешним м иром, позволяю щ ий ему в дальнейш ем ста ть более взрослы м.

Вот как описы вает роль куклы в процессе собственного сам оосоз нания H.A. Бердяев: «Я никогда не чувствовал себя частью об ъекти в но го мира и занимающим в нем какое-то место. Я переж ивал ядро моего “Я ” вне предстоящ его мне об ъекти в но го мира. Лиш ь на периф ерии я сопр и­ касался с этим миром. Н еукорененность в мире, которы й впоследствии в результате ф и ло с о ф с к о й мысли я назвал объективированны м, есть гл у ­ бочайш ая основа моего м ироощ ущ ения. С детства я ж ил в мире, непохо­ жем на окруж аю щ ий, и я лиш ь при тв о рялся, что участвую в ж изни этого окруж аю щ его мира. Я защ ищ ался от мира, охраняя свою свободу. Я вы­ ра зи тель восстания ли чн ости против рода. И потом у мне ч уж д о стр е м ле ­ ние к величию и славе, к силе и победе. С детства я много чи тал романов и драм, меньше стихов, и это лиш ь ук р е п и ло мое чувство пребывания в своем особом мире. Герои вели ки х ли те р а тур н ы х произведений каза­ лись мне более реальны м и, чем окруж аю щ ие лю ди. В детств е у меня была кукл а, изображавш ая оф ицера. Я на дели л эту к у к л у качествам и, которы е мне нравились. Это м и ф о тв о р ­ ческий процесс. Я очень рано в детств е чи тал “ В ойну и м ир”, и незаметно к укла, которая назы ­ валась А н дре й, перешла в князя Андрея Болконского. П олучи лась илл.44 созданная мною биогра ф и я с у­ щества, которое предста в ля лось мне очень реальны м, во всяком случае более реальны м, чем мои товарищ и по к о р п ус у» [Бердяев 1990, с. 3 9 -40].

Смысл сущ ности «Ты » — и р р а ци о н а льн о сть и не познанн ость, а в ее крайней форм е — непознаваем ость. Ф и ло соф ская тр а кто в к а этого ф а кта в ы гл я д и тта к : «Д а н н о сть Д р уго го нельзя вывести ни из какого опыта о ч е ­ в и дно сти, ее м ожно то льк о признать как нечто н е очев и дн ое», поэтом у «пр изн ан и е Д р уго го рассм атривается всегда в качестве уч р е д и те л ьн о го д е й с тв и я » [Исаков 2010]. Но непознаваем ое, как и все, скры тое мраком тайны, стрем ится к сакр а ли зац и и, превращ аясь в свящ енное, б ож е ст­ во или героя, которы е «е с ть откро в ени е всем огущ ей Сам ости, пребы ­ вающей внутри каж до го из нас». Цель ее постиж ения хорош о с ф о р м у­ ли р ов а л Д. К эм пбелл: «П ознай Это — и будеш ь Б о го м » [К эм пбелл 1997, с. 312, 313].

Видим о, именно так м ожно схем атично об ри сов ать м еханизм, б ла ­ годаря кото ром у сто ль незначительная и невзрачная вещь, как к укл а, в др уг о б ретае т невиданную силу, получая возм ож ность возде йство в ать на лю дей и природны е сти хи и.

М ожно кон ста ти р о в а ть, что ф а к т сущ ествования к уклы в очень р а з­ ных этн и ч ески х и к уль тур н ы х средах на протяж ении м н о ги хты ся ч е л е ти й в качестве одной из самых п о пуля р н ы х д е тс к и х игруш ек им еет ф ун д а м е н ­ та льн ую пси хологи ч ескую по доп ле ку. Э то т предм ет игра ет чрезвы чайно важную роль в процессе ф ор м ирования ли чн ости ребенка, в процессе и де н ти ф и ка ц и и и осознания им соб ственн ого « Я » по отнош ению к Д р у ­ гому («Ты »). Кукла или ее аналоги являю тся уни верса льн ы м средством вы хода из состояния в озрастного этапа «д е тс к о го а ути зм а », которы й ха р а к те р и зуе тся предельны м эгоцентризм ом и с к онц е нтри ров а ннос­ тью ребенка на самом себе. Первым опытом та ко го рода м анипуляций м ож но сч и та ть, наприм ер, распространенны е в м ладенчестве м анипу лятив ны е и и ссле до в а те льски е игры со своим те ло м, которы е подр об но описаны еще 3. Ф рейдом.

Ку к л а к а к ф а к т о р а к т и в н о г о Д И А Л О Г А С М И РО М Одним из способов общ ения ребенка с к у к ­ лой является постоянны й д и а л о г с ней. Э то один из важ нейш их игровы х предм етов, пом огаю щ их ребенку пре одолев ать первоначальную за кр ы ­ то с ть «п с и хи ч е ск о й са м о сти », ра зворачивать вовне ком м уникативны е свойства соб ственн ого « Я », при дав ать им хара ктер акти в но го д и а ло га с м иром. При этом аналогом куклы м ож ет бы ть лю бой иной суб ъе кт, о т­ кры ты й д ля д и а л о га, о чем св и де те льств уе т, наприм ер, использование д етьм и в ролевы х и гра х вместо к уко л соб ственн ы х пальцев или в оо бра­ ж аем ы х персонаж ей. На в и зуали за ци и этого э ф ф е к та во многом п о ст­ роен, наприм ер, ф и льм Терри Гиллиам а «С тран а п р и ли в о в » («T id e la n d », 2005), которы й по многим своим мотивам сходен с «А л и с о й в стране ч уд е с» Л. К эррола — ср. ее киноверсию в инте рпре таци и Яна Шванк м айера («N eco z A le n k y », 1988), но вы полнен в с ти ле м рачноватой ан­ ти у то п и и — с/и. ил л. 44. С к ло н н о сть детей к та ко го рода играм вполне согла суе тся с наивным «а н и м и зм ом », присущ им детском у мыш лению.

с кло нностью од уш е в лять неживы е предм еты [Пиаже 1932, с. 372-373;

Чередникова 2002, с. 9 3 -9 5 ]. То есть м ожно го во р и ть о неком «в с тр о е н ­ ном », врож денном м еханизм е, позволяю щ ем в ы страивать д и а л о ги ч е с ­ кие отнош ения и ф о р м и р о в а ть « Я » ребенка, даж е если по тем или иным причинам его общ ение с др угим и лю дьм и за трудн ено.

Важным этапом в вы страивании д и а л о ги ч е с к и х отнош ений с о к р у ­ жающ им миром является осознание оппози ци и « Я » — «Д р у го е » и р а згр а ­ ничение «С в о е го » и «Ч у ж о го » [Голубева 2000], где «Д р у го е » и «Ч у ж о е »

на определенн ом этапе вы ступае т как непознанное и опасное и по дв е р ­ гается м и ф о ло ги за ц и и и дем они заци и. О тсю да м ани пуляции с к укло й в д е тс к и х п о дш учив а ни ях, нацеленны х на устраш ение оппонента. Вот вы держка из м ем уаров Соф ьи Ковалевской: «Д а ж е вид ра збитой куклы внуш ал мне с тр а х ;

когда мне с л уч а ло с ь у р о н и ть мою к у к л у, няня долж н а была поды м ать ее и д о к ла ды в а ть мне, цела ли у нее го ло ва ;

в п р о ти в ­ ном случа е она долж н а была ун о с и ть ее, не показы вая мне. Я помню и те перь, как однаж ды Аню та, поймав меня одну без няни и ж елая п о др а з­ нить меня, ста ла насильно совать мне на глаза восковую к у к л у, у к о то ­ рой из головы б о лта лся вы ш ибленны й черный глаз, и дов ела меня этим до к о н в ульси й » [К овалевская 1989, с. 13-15].

И нтерпретация куклы как опасной вещи, соответствую щ ей «у ж а с ­ ны м » персонажам современной детской м и ф о ло ги и, воплощ ениям д е ­ тс к и х ф об и й — «красны м (черным, белым) рукам и пятнам », «черны м (ж елты м, белым) ш торам и коврам », «пи ков о й д а м е » и т.д. [см.: Ч еред­ никова 1995;

РШФ 1998;

Лой те р 2001 и др.], встречается в «стр а ш н ы х и с то р и я х » и стр а ш и лка х. «Р о д и те ли к у п и ­ ли девочке сте клянную к у к л у, ну, и ночью все легли спать. А там к укла стояла. Потом она пош ла. Спры гнула с этого, ну, с ком о­ да и пошла к девочке. Она подош ла к ней и уб и ла её». Затем к укла уби в а ет отца и мать д евочки, спасается то льк о ее брат, к о то р о ­ му удается разбить к у к л у [Ш евченко 1995, с. 219, № 111]. «О дн а ж ды мама легла спать ночью и потом на следую щ ий день она за б о ­ лела. И на следую щ ий день с та ло всё хуж е, х уж е, хуж е. И под конец совсем ум ерла.

Потом дочка так же б олела, б олела, потом совсем ум ерла.... Потом старш ий брат-то в ком нату пошел туд а ночью и спрятался, чтоб п о сле ди ть, чёта м пр оисходи т. И там какая-то к уко лка вы­ шла и и го л к у в пустила той девочке и начала пить кровь. Тут старш ий брат вы скочил и мечом ее у б и л...» [Ш евченко 1995, с. 219, № 112]. В этой ф у н к ­ ции м ож ет в ы ступать та кж е «с та ту э тк а белой б алер и н ы » [Осорина 1990, с. 287] или ск ул ьп тур а [РШФ 1998, с. 101, № 105]. Такие и нтерпретации куклы в о схо д ят как к тради ци онн ы м представлениям о ней как св ое об ­ разной инкарнации нечистой силы [Логиновский 1904, с. 26;

см. та кж е:

Л ой те р 1996, с. 9 1 -9 9 ], та к и к ее и нтерпретаци ям в современной м ассо­ вой к уль тур е, преж де всего в ки нем а тогра ф е — с/и. и лл. 45, дем оничес­ кая к укла Чаки, кадр из ф ильм а «Д етская и гр а » (1988), и и лл. 46, к у к л а уби й ц а, кадр из ф и льм а «К ровавы е к у к л ы » (1999).

Иногда к укл а является ипостасью лю доеда. «Д ев оч ке пода рили к у к л у. Она игра ла с ней, и гра ла, и гра ла. Потом эта к укл а ук ус и л а р ук у ей. Потом вторую. Потом ногу. Потом вторую ногу. Потом всю съела её.

Потом мама начала её ра збирать... Она съела маму. И та к же о с та льн ы х съ ела. О стался то льк о один д ед уш ка. Д едуш ка при еха л и вызвал м и ли ­ цию. М илиция пр и е ха ла, разоб рала э ту к у к л у. О казы вается, там был че ло в е к -лю д о е д. И он ел и х » [Ш евченко 1995, с. 219, № 113]. А н а логи ч ны е ф ун к ц и и приписы ваю тся персонажам в детской магии «в ы зы в а н и й » [То­ порков 1998, с. 15-55].

Именно дем онизацией «Д р у го го »

и «Ч у ж о го » об ъясн яется то т ф а кт, что дети часто боятся прям ого взгляда и вы калы ваю т глаза лю дей на р и сун к а х и ф о то гр а ф и я х [Чередникова 1995, с. 72, 8 0 -8 2 ]. В этом же ря ду нем о ти в и ров ан­ ные с первого взгляда случа и вы ковы ­ ривания детьм и глаз у соврем енны х и гров ы х к уко л [ЛА М ИА, с. П ервом айс­ кое И нзенского р-на Ульяновской обл.].

О тм етим в этой связи, что норм альны й ребенок в «а у ти ч н ы й » период своего разв и ти я, равно как аутичны й ребенок (если то ль к о картина аутизм а не ослож ня ется врож денны м и речевыми патологи я м и ), как правило мо ноло ги че н. А у ти с т «н е сосре до точи в ается на обращ енной к нему речи, она не является и нструм ентом органи заци и его по ве де ни я » [Н и коль­ ская 1997, с. 23]. Более то го, д ля него тя гостн а сама си туац и я общ ения, а иногда и лю бы е ком м уникативны е акты : обращ енная к нему ж е с ти к у ­ ляц и я, мимика и даж е взгляд.

У лю дей на р и сун к а х а ути ч н ы х детей обы чно о тсу тс тв у ю т глаза.

Это особенно по ка за тельн о, если уч е сть то т ф а кт, что у тр а ди ц и о н н ы х куко л разны х народов часто та кж е нет глаз. Г.Л.Д а й н об ъ ясн яе т этот ф а к т тем, что «к у к л а без ли ца считалась предм етом неодуш евлённы м, недоступны м д ля вселения в него злы х сил и, значит, безвредны м для ре бе нка», а сле д о в а те льн о «в б е зли к о сти отр а зи ла сь преж де всего обе режная ф ун кц и я к у к л ы » [Дайн 1981, с. 40]. Д е й с тв и те льн о, в тр а д и ц и о н ­ ной к уль тур е прям ой взгляд нередко считался вредоносны м, способны м привести к сглазу [Аф анасьев 1994, т. 1, с. 172-175]. О тсю да различны е де й ств и я, направленны е на не й трали за ц ию «з л о го в згл я д а » [Левкиевс кая 2002, с. 85 -9 4 ], что в о с хо д и т к поверьям об уби в а ю щ и х взглядом м и­ ф о л о ги ч е с к и х сущ еств а х [Аф анасьев 1994, т. 1. 170-172;

Власова 1998, с. 58;

и др.]. «Раньш е вот глаз никогда у к уко л не д е л а л и. Ежели к у к л у вот начнёт та ска ть, м ёртвое сущ ество, что вот еж ели глаза сделаю т, дак вот ко го -н и б уд ь вы гляди т, дак вот в этой семье к то -н и б уд ь ум рёт. Дак вот глаз никогда вот не д е ла ли у к ук о л.... А вот у бабуш ки Д уни был кот сделан, дак ведь то ж е без глаз. Помню, был набит солом ой или чем. Она сама, на­ верно, сде ла ла. А м ожот, уж еённая м ать, не знаю. Солом енный — и тож е без гла з...» [ЛА СИС, д. Телибаново В ологод ского р-на В ологодской обл.].

Глаза, в свою оче редь, сч итали сь вм естилищ ем душ и — ср. п р е дс та в ле ­ ние о то м, что покойник те р яе т зрение на сороковой день, то есть им ен­ но то гда, когда те ло п о ки дае т душ а [Толстой 19956, с. 501, М акедония, П рилеп;

Седакова 2004, с. 6 6 -6 7 ;

и др.]. Как по казал Н.И. То лсто й, это им еет отнош ение к тем е «з р я ч и х » и «с л е п ы х » покойн иков [Толстой 1990, с. 4 7 -67;

То лсто й 1995в, с. 185-205].

Среди с тр а ш и л о к, воплощ аю щ и х ти пи ч н ы е д е тс к и е ф о б и и, в с тр е ­ чаю тся та к ж е рассказы о превращ ении д ем они чески м сущ еств о м детей в к у к о л, которы м и затем м ож но б е с п р е п ятс тв е н н о м а н и п ули р о в а ть.

Н априм ер, злая ведьм а пом ещ ала та к и х д е те й -к у к о л о к под клавиш и р о я ля, «и когда на ж и м али на э ту кла в и ш у, то а в том ати чески на ж и м али на этого р е бё ночка, кото ры й под ней н а хо ди л с я. И ему бы ло б о ль н о, и он сто н а л в том то н е, которы м бы ла эта нота. И по этом у зв ук п о л у ч а л ­ ся та ко й н еоб ы кновенн о к р а си в ы й » [Ф о льк ло р н ы е сокрови щ а 2001, с. 162-163].

Если в ерн уться к и нте р пр е та ц и и в ы ш еи злож ен ны х ф а кто в, то м ож но п р е д п о л о ж и ть, что не с луч а й н о, п о -ви ди м о м у, синдром ра нне­ го д е тс к о го аути зм а в стречается у м альчиков в тр и -ч е ты р е раза чаще, чем у дев очек [Н и кольская 1997, с. 17], д ля ко то р ы х на иболее ха р а к ­ терны м игровы м предм етом я в л я ­ ется к ук л а [Игра 2003, с. 35]. Хотя п р е д с та в л е н и е о то м, что м альчики в к укл ы не играю т, не совсем вер­ но — с/и. и лл. 47, д евочка и м альчи к с игровы м и к укла м и (1960-е годы ) [ЛА М И А, с. П арф еньево К о стр ом ­ ской обл].

Участие м альчиков в такого рода играх ф и ксир ов али многие исследователи (см. такж е «К укла в контексте д етски х игровы х прак­ ти к »).

Причем игры м альчиков с к ук ­ лами м о гут быть этноспеци ф и ч ными. Н. М иллер, говоря об играх с куклам и м альчиков на М аркиз­ ских остр ов ах, указы вает, что у м аленьких девочек нет кукол и нет привычки играть «в м ладенцев».

П редложенны е детям деревянны е куко лки были приняты то лько м альчи ­ ками, которы е стали играть с ними — баюкать их, напевая колы бельны е песни «п о прим еру своих отцов, которы е очень нежны со своими д етьм и »

[Miller 1928, р. 141].

С в и дете льств а о та к и х и гр а х м ож но найти и в ра зли чн ы х д о к ум е н ­ та ль н ы х и ли те р а ту р н ы х и сточ н и ка х. Например, Евгений Шварц вспо­ м инает о своем д етств е : «У девочек в ком нате стояла эта ж е рка, каж ды й этаж которой был превращ ен в ком нату, — там ж и ли к уклы. Я об ож ал иг­ рать в к укл ы, но всячески скры вал эту посты дную для м альчика стра сть.

И вот я вертелся в окр уг этаж ерки и ж да л н етерпели во, когда девочек п о зо в ут за в трака ть или об едать.

И когда ж еланны й миг н а ступ а л, то б р осался к этаж ерке и приним ался игр а ть наскоро, вздрагивая и о гля ­ ды ваясь при каж дом ш орохе. Мама знала об этой моей стр а сти, посм е­ ивалась надо мной, но не выдавала м еня» [Ш варц, Д е тство]. Лев Тро ц ­ кий в своих м ем уарах упом инает, что он и грал в сам одельны е куклы с м ладш ей сестр ой : «К ук лы казали сь необы кновенны м и, я помню их и сейчас.... На этом диване, о б ло ж е н ­ ном ф анерой под красное дерево, я сидел за чаем, за об едом, за у ж и ­ ном, и грал с сестрой в к ук л ы, а п о з­ же и ч и та л » [НКРЯ: Троцкий 1 9 2 9 1933]. В.Ф. Ходасевич, вспоминая о В.В. Гофмане, отмечает, что то т «л ю б и л игра ть в куклы с сестрам и и в эти игры вносил элем ент ф а н та сти ч е ск и й.... О к укл е же, когда ему было л е т ш есть или семь, написал он и первые с ти хи св о и » [НКРЯ: Ходасевич 1917]. Владим ир В ойнович та кж е упом и на ет о лю бим ой к ук л е своего д е ­ тств а : «И з ж изни в Стали наб аде я вывез постепенно угасаю щ ее в оспом и­ нание о няньке тете Зине и тряпи чной к у к л е, названной в ее честь тож е Зиной.... Эта к укл а бы ла, насколько я помню, моей по следней в ж изни игруш кой и второй к у к л о й. Э ту к у к л у я назвал, конечно, Зиной. И очень ею д о р о ж и л » [НКРЯ: В ойнович 1999].

Конечно, не с то и т забы вать и о сущ ествовании спе ци ф и ч ески х «м а ль ч и к о в ы х» игров ы х зо о - и а н тр опо м ор ф н ы х предм етов: мишек, лош а д ок, солд а ти ков и соврем енны х терм ин ато ров, ан др о и дов, черепа­ шек ниндзя и проч. — ил л. 48, О. Глатц. М альчик с куклой (1926).

Вместе с тем сущ еств уе т немало св и де тельств о д ев очках, которы е в детств е пренебрегали играми в куклы. Например, Марина Ц ветае­ ва в своем дневнике вспом инала: «В детств е я всегда рвалась от детей к взрослы м, 4-х л е т от игр — к книгам. Не лю била — стеснялась и пре зи ра­ ла — к у к о л » [НКРЯ: Цветаева 1917-1941]. А вот более современный пр и ­ мер от Натальи Скляров ой : «П о части хули га н ств а ож идания роди телей вполне оп равдала: к уко л, кули ч ки, доч ки -м атер и, все девчоночьи игры, как и сам их девчонок, презирала.... Своих куко л я вы носила во двор и отдавала девчонкам — они в них и и гр а ли » [НКРЯ: Склярова 2002].

В этом конте ксте д о с та то ч н о по ка за телен и то т ф а кт, что не иг­ равшие в детств е в к уклы девочки в по сле д ств и и нередко вы полняю т «м у ж с к и е » роли. О дна из наш их соб есе дни ц из г. К а ргоп оля, си рота, с д е тств а живш ая в дом е дяд и и зн ач и тельн ую часть своей ж изни пос­ вятивш ая па стуш е ств у, при знается: «У меня [=в семье] всё были парни.

Девок у меня не бы ло... Ну, вот. Дак вот у них [=у дяди ] девки б ы ли, дак оне у ж, как я приш ла к ним, девки все были стары е. Ну, вот. Я была уж самаа по сле дн я я, м олодая. Ну, вот. А м не-ка дак бы ло не до к у к о л. Мне ка, б ы ва ло, сестра пош лёт [работать] — я вот как м еньш ая, да к. Д ак и м не-ка вон не надо буде к у к л ы. В от и всё...» [ЛА М ИА, д. В ороб ьи ха Кар го п о льско го р-на А р ха н ге льс к о й обл.].

*** Кукла как один из осно в ны х пре дм е тов в р о ле в ы х и гр а х дете й вы­ п о лн я е т чрезв ы ча йн о важ ны е ф ун к ц и и в освоении ребенком о к р у ж а ­ ющ его м ира, в первую оч е р ед ь с о ц и а льн ы х ролей и м о р а ль н о -н р а в с т венны х ус та н о в о к. К укла, в ообра ж а ем ая или р е альн ая, в ы с туп а е т в д в о й ств е н н о й р о ли : но си теля д е тс к и х ф о б и й и и н стр ум ен та их п р е ­ о д о ле н и я. Гендерны е р а зли чи я в и гр о в ы х п р е д п о ч те н и я х в не ко то р ы х э тн о к у л ь ту р н ы х с р е д а х огр а н и ч и в а ю т в озм о ж но сти и спользо в ан и я к укл ы как и гр о в о го пре дм е та у м альч и ко в, что м ож ет с л у ж и ть п р и ч и ­ ной о со бе н н осте й п с и хи че с ко го ра зв и ти я и ф ор м и р о в ан и я л и ч н о с ­ ти дете й ра зно го пола (ср., наприм ер, по дтв е р ж д а е м ую с та ти сти к о й б ольш ую с к ло н н о с ть к а ути з м у у м альчи ко в ). Вместе с тем сущ е с тв ую т к уль тур н ы е м еханизм ы ком пенсации п о до б н ы х р а зли чи й. В ч а с тн о с ти, к ним м ож но о тн е с ти уп о тр е б ле н и е с п е ц и а льн ы х а н тр о п о м о р ф н ы х иг­ р уш ек, пре дн а зн ач ен н ы х д ля м альчи ко в (от миш ек Тедди до с о л д а ти ­ ков и ч ер е па ш е к-н и н дзя), кото ры е в о б и хо д е то ж е не редко назы ваю т к у к л а м и, одна ко в но рм ативном уп о тр е б ле н и и (что о тр а ж а ю т слов ари ) о тли ч а ю т о т ни х, им енно по том у что м альчики по о п ре деле н ию не м о­ г у т и г р а т ь в к ук лы.

Кук ла к а к ф ети ш Рассмотренные в преды дущ ем разделе ф у н к ­ ции к ук л ы связаны с ее ролью в м и ф о л о ги и и о б р я д о в о -р и ту а л ь н о й пр а кти ке лиш ь о п оср ед ов а н н о. П си хо ло ги че с ки е м отивы, вы зы ваю ­ щие п о тр е б н о с ть в в и зуа ли за ц и и и м а те р и а ли за ц и и «Д р у г о г о », в с о ­ здан ии св ое о б р а зн о го alter ego в об ли чи и вещ и, о б ъ е д и н я ю т к у к л у с рядом д р у г и х вещ ей. В ч а стн о с ти, с м елкой пла с ти к о й д р е в н о сти и а н тр опо м ор ф н ы м и наскальны м и и зо бр а ж е н и ям и. У э ти х вещей есть еще одно общ ее с в ой ств о: они часто по дв ергаю тся ф е т и ш и з а ц и и [Н о­ вик 1998, с. 7 9 -9 7 ]. По пр е дста в ле н и я м их о б л а д а те ле й, эти вещи на­ делены с в е р хъ е сте с тв е н н о й м агической си лой б ла годар я обитаю щ им в них или дей ств ую щ и м через их по ср е д ств о дем онам или д уха м [Тай ло р 1989, с. 331;

Токарев 1964, с. 142], как это п р о и с хо ди т, наприм ер в с луч а е к у к о л о к с и м в о ли зи р ую щ и х д ух о в за щ и тн и ков и пом ощ ников ш аманов — см. и лл. 49, ш ам анские к у к о лк и с берестяны м коробом д ля их хран ени я (1888) [S tyles 1997, р. 18, ph oto. 9, ха н ты ;

см. т а к ж е цв. в кл. 4).

А н тр о п о м о р ф н ы е ф ети ш и В РАЗН Ы Х К УЛ ЬТУР АХ А н тр о п о м о р ф н ы е ф етиш и известны с гл у ­ бокой дре в н о сти. Например, в м и стери я х О сириса важ ную роль играл ри туа льн ы й с толб Д ж ед — «ф е ти ш О сир иса, т.е. сам О сир ис. Пока столб на зем ле, О сирис м ертв;

когда он поднят, О сирис возвращ ается к ж и з ­ ни. В о п ределенн ы х храм о вы х церем ониях с этим столб ом обращ аю тся как с настоящ ей ста туе й : на нем нарисованы глаза, к нему приделаны держ ащ ие скипетр р уки, он одет, на его верхуш ке на ходи тся корона, точно та к, словно это д е й с тв и те льн о ста туя б о га » [Нажель 1997, с. 188;

см. еще: Рак 2000, с. 102, и лл. 88, 89].

П оско льку изображ ение в д р ев ни х к уль ту р а х осм ы сляется как то ч ­ ная копия оригинала (ср. древнеегипетский Ка), обладание и зо бра ж е ни ­ ем и м агическое воздействие на него д ает возм ож ность уп р а в ля ть самим человеком (дем оном, божеством ) или его сущ ностью. Иногда пре дпр ин и ­ маются непосредственны е ф и зические м анипуляции с к у к л о й, призван­ ные с ти м ули ро ва ть акти в но сть ее дво йника. Так, селькупы наказы вали (били, лиш али пищи, одеж ды и даж е вы брасы вали) к уко л чорга, и зо б ­ ражавш их духо в -хр а н и те ле й, если по следние плохо за б о ти ли сь о своих подопечны х, например, не пом огали им на охоте [П елих 1980, с. 6 8 -6 9 ].

П одобные практики характерны и д ля м агических культов вуду, которы е до настоящ его времени сущ еств ую т не то льк о в «м а те р и н с к и х» а ф р и ка н ­ ских и кари б ски х к у ль ту р а х, но и в современны х ам ериканских и е в ро­ пейских м ега поли сах — см. илл. 50, к укла вуду в современны х пр а кти ка х, кадр из ф и льм а «И стви кские В едьм ы » (1987).

Д иего де Ланда, описывая дом аш ний бы т индейцев Ю катана, отм е­ чает, что «о ни имели столько и долов, что им даж е не хв а та ло для них Илл. богов;

поэтому не было животных или рептилий, статуй которых они не делали бы, и все их делали наподобие своих богов и богинь. У них были некоторые идолы из камня, но очень мало, другие [делались] из дерева и небольшого размера, хотя не такого, как из глины. Идолы из дерева ува­ жались настолько, что они наследовались и потому считались главным в наследстве. Идолов из металла они не имели, потому что прежде метал­ ла не было. Они хорошо знали, что идолы были вещами мирскими, мерт­ выми и без божества, но их почитали за то, что они изображали [курсив наш — И.М.], и поэтому их делали со столь­ кими церемониями, особенно идолов из дерева» [Диего де Ланда 1994, с. 153].

У народов Сибири кукла нередко счи­ тается опасной, потому что является сим­ волической репрезентацией души умерше­ го человека [Новик 1984, с. 178-180]. При небольших камланиях, проводившихся обычно в жилых чумах, катангские эвенки вырезали из лиственницы антропоморф­ ные фигуры хомокон для галереи дарпе, считая, что они изображают духов пред­ ков в верхнем мире. Для галереи онанг в специальных шаманских чумах а л. so (нымнгандяк, шевэнчэдэк), где проводились камлания только под руко­ водством самых могущественных шаманов, помещались антропоморф­ ные изображения из гнилушек (мукденды, хавоны), которые символизи­ ровали души умерших шаманов [Ямпольская 1990, с. 127,131].

У русских куколки также могут рассматриваться как воплощения душ умерших (см. еще «Проводы в дальний путь»). По свидетельству из Смоленской обл., однажды мать с ребенком шла на кладбище в Радуни­ цу, и девочка увидела на елке кукол. Это, по мнению рассказчицы, были покойники, которые встречали тех, кто пришел их поминать [Время и календарь 1999, с. 150].

У алтайцев было принято задабривать духов гор, которые должны были ниспослать удачу на охоте. Чаще всего это были дочери горы Абу кан: их изображали в виде двух-трех объемных обнаженных антропо­ морфных фигурок из войлока или дерева с обозначенными признаками пола и прикрепляли к куску желтой ткани с пришитыми к ней белой и красной лентами. К этим фигуркам обращались с различными просьба­ ми и приносили им жертвы [Иванов 1979, с. 72-75].

Один из типов мелкой пластики йорубов — ибеджи — представляет собой деревянные статуэтки, изготавливавшиеся в случае смерти одно­ го из близнецов. Они воспринимались как фетиши: их «регулярно мыли, кормили и одевали, а нередко сберегали одну и ту же фигурку на протя­ жении многих лет, по крайней мере при жизни ее реального двойника»

[Григорович 1977, с. 6 0 -6 2, рис. 17-19].

Фетишами являлись и куколки, изготавливавшиеся при рождении близнецов у многих народов Сибири — этот обычай распространен у орочей, нанайцев, ульчей [Березницкий 1999, с. 94;

Смоляк 1974, с. 4 1 -49, 86]. У орочей «п о с л е рож дени я б ли зн ец ов их отец или с та р и ­ ки из ч и сла р од ств ен н и ко в д е л а л и из дерева (обы чно из березы ) та к назы ваемы е а д а у сэвэ — и зо бра ж е ни я б ли зн е ц о в и их м атери, с у к а з а ­ нием признаков пола. А д а у сэвэ у к л а д ы в а л и в б ер е стян ую к о р о б о ч к у, х р а н и ли в укр ом н ом м есте до самой см ерти м атери б ли зн е ц о в и к ла ли потом к ней в м о ги л у » [Б ере зни цки й 1999, с. 94]. Здесь ярко п р о я в л я ­ ется в лияни е и зго та в ли в а е м ы х с р и туа льн ы м и целям и к уко л на ч е л о ­ веческую ж изнь и судьб у.

Еще один яркий пример — м агические зо о - и ан тропо м орф ны е ф и гурки-онгонь/ народов Сибири и Д а льнего В остока [Зеленин 1936]. Они м огли изго тав ли в аться по различны м поводам : наприм ер, в честь р ож ­ дения ребенка (как оберег) и при лечении б олезн ей. А.Б. О стровский описы вает л ечебны й онгон нивхов (от внутренней болезн и, когда «н у тр о к и п и т») в виде небольш ой ан тропо м орф но й деревянной ф и гу р к и, ук р е п ­ ленной на спине птицы. У ф и гур к и «в с а д н и к а », прикры той сзади «н а к и д ­ к о й » из д ли н н ы х стр уж е к, округлая голова в капю шоне;

руки слож ены на гр уди, образуя у корпуса «н е гл уб о к и й с о с уд -к о р ы тц е »;

на месте горла и м еж ду ног — глуб о ки е, но не сквозны е отве рсти я. «В с а д н и к »

укреплен на ре лье ф ном изображ ении змеи, голова кото рой располож ена на середине зм ееподобной головы птицы — см. и лл. 51 [О стровский 1997, с. 248-249, Илл О тв ерсти я в данном случ а е, скорее всего, в ы полняю т т у же ф ун кц и ю, что и в д р у ги х вотив ных ф и гу р к а х и ф е ти ш а х: в них за кла ды в аю т «зн а ки б о л е зн и » (наприм ер, вы деления б ольн ого, его волосы, * н о гти, кровь). Скажем, у зулусо в, чтобы избавиться от по- Н сещ ений м ертвеца, необходим о за ры ть его д у х — «и то н го ».

«К о л д ун за гон яе т его в л у к о в и ц у одного тузе м н о го р а сте­ ния, проделав сбо ку ее о тве рсти е, в которое вливается ночная слю на [страдаю щ ей о т визитов ум ерш его м ужа женщ ины] и лекарство. О тв ер сти е в луко в и ц е он за ты ­ кает про бкой, а лу к о в и ц у снова саж ает в зе м лю » [Тайлор 1989, с. 333].

П о-видим ом у, подобны е м ани пуляции п р о де лы в а ли сь и с ф и гур к о й он гона. Слож енны е в виде «к о р ы тц а » руки, как и в д р у г и х по доб ны х с л у ­ чая х, пре дна зн ачали сь д ля принесения не бо льш и х у м и л о сти в и те л ь н ы х ж ертв и возли яни й. К о нструкц ия данно го онгона ан алогична а н тр о п о ­ м орфны м культовы м ста туэтка м и ф и гур к а м -ф е ти ш а м д р у г и х народов, и зображаю щ им сидящ его (реже — стоящ его) ч еловека со слож енны м и на груди рукам и, нередко сжим аю щ его в р ук а х чаш у или к уб о к [М ирим а нов 1986, и лл. 212, 213, 217, 232, 358, 367, 368, 498, 500].

*** П редм е ты -ф е ти ш и у разны х народов мира часто имеют а н тр о п о ­ м орфны й об ли к и соо тносятся с персонами почитаем ы х д ухо в (в том чи сле д ухо в предков) или бож еств или с л у ж а т местом их об и тан и я. Сак­ ра ли заци я «к о п и и » персоны или м еста ее обитания пр е дпо ла га ет н а ли ­ чие спе ци а льн ы х церем оний почитания и у м и ло сти в ле н и я, связанны х с данны м и ан тропо м орф ны м и и зо браж ениям и, а в ряде случаев и р а з­ вития к ульто в ы х п р а кти к, вклю чаю щ их в себя ж ертв оп ри нош е ни я. Ф е­ ти ш изация ан тр о п о м о р ф н ы х предм етов и и зо браж ений является одной из главны х причин возникновения на их основе сакра льн ой ск ул ь п тур ы, пласти ки и ж ивопи си.

А н тр о п о м о р ф н ы е ф ети ш и В РО ЛИ М Е Д И А Т О Р А А н тр о п о м о р ф н а я ф и гу р к а (ста туэ тк а или к укла ) м ож ет в ы ступа ть м е д и а то р о м м е ж ду м иром проф анны м и м и­ ром сакра льн ы м, миром ж ив ы х и миром м ертвы х. Ярким прим ером подоб ного ее осм ы сления являю тся ста туэтки минзерех у народа менде (Сьерра-Леоне), которы е и сп о льзо в а ли сь в о б р я да х общ ества пр о р и ­ ц а те льн и ц — ясси. Н аходивш аяся в трансе ж рица дер ж а ла в р ук а х с та ­ ту э тк у, которая отвечала на задаваем ы е вопросы наклонам и головы [М ирим анов 1986, с. 89, и лл. 177]. Ф ун кци и по ср едни ко в в ы полняли и те рракотов ы е ф и гу р к и, приносивш иеся в древ н о сти в качестве вотив ных ж ертв. К ним отн о с я тся, наприм ер, с та ту этк и ж енщ ин, ра зли чн ы х ж и в о тн ы х, а та кж е лесн ы х дем онов (Пана, сатир ов), обна руж ен ны е в одной из «пещ ер н и м ф » вблизи от К оринф а. Хотя предназначение их и не совсем ясно, считае тся, что и зо браж ения берем енны х ж енщ ин пр и ­ н о си ли сь ним фам в дар от нуж да вш и хся в помощи при д е то р о ж де н и и [Н ильссон 1998, с. 21]. Подобны е вотивны е дары и ж ертвы ш ироко пра к­ ти к о в а ли с ь у этрусков : в св ятили щ а при но сили изобра ж ени я б ольн ы х частей те ла и в н утр е н н и х органов (см. и лл. 67), а та кж е ф и гу р к и и пояс­ ные ск ул ьп тур н ы е или рисованны е портреты за бо ле в ш и х с просьбой об и сцелен ии [Наговицы н 2000, с. 167, и лл. на с. 167]. У индейцев майя во время родов под кров ать к ла ли и зобра ж ени е Иш Ч’ель, по к­ р ов и те льни цы рож ен и ц. Ф и гур ки ра зли чн ы х бож е ств к ла ли та кж е в м о ги лу [Д иего де Ланда 1994, с. 162,163].

У орочей перед сезоном охоты при носили в ж ер тв у д у х у х о зяи н у зверей (ти гр у) собаку, затем две палочки с вы резан­ ными на них человеческим и лицам и (их назы вали «д е р е в я н ­ ные я зы ки ») см азы вали кровью ж ертвенной собаки и таким образом передавали просьбу об удаче на пром ы сле [Ш терн­ берг 1933, с. 4 3 9 -4 4 0 ;

Березницкий 1999, с. 103]. А на логи чны е ф ун к ц и и им ели за струган ны е особым образом деревянны е палочки инау у айнов, которы е, по мнению Л.Я. Ш тернберга, я в ля ли с ь « д е ­ ревянным ч еловеком, оратором или посредником м еж ду богами (камуи) и лю дьм и, душ а к ото рого о б ла д а ла способностью бы стр о и красноречиво сообщ ать б ож ествам о по тр е б н о с тя х ч е ло в е ка » при 1 I помощи спе ци а льн ы х с тр у ж е к -«я з ы к о в », вы резавш ихся на инау V ножом [Ш тернберг 1933, с. 622-626]. С ущ ествова ло не сколько р а з­ нови дносте й эти х р и туа л ь н ы х а р те ф а к то в, пре дназначенны х для разны х целей. Например, изображ енная на и лл. 52 тэ х о р о к а к э п инау уп о тр е б ля л а сь в о б р я да х почитания предков и при ж ертв оп ри нош е ни ях б ожествам [Спеваковский 1988, с. 104].

У алтайцев специальны е набивные куко лки из коричневой материи или кумача (от д в ух до девяти ш тук) при креп ляли сь к задней части одеж ­ ды шамана (м аньяк, мандьяк, м анчжак). Рядом с ними иногда приш ива­ лась их одеж да («ш уб а ») в виде кусочка ткан и, напоминавшего по форме летящ ую птицу. Эти ф и гур к и сим волизировали «д е в я ть дочерей Ульгеня», «неб есны х д ев », повелителей хорош ей погоды и играли роль поср едни­ ков м еж ду Ульгенем и шаманом, способствуя последнем у во время его «путе ш еств и й по н е бу» [Иванов 1979, с. 81]. У кетов шаманами и сп о льзо ­ вались деревянны е антропом орф ны е ф и гур к и с прикрепленны м и к ним медными птичкам и, которы е, согласно распространенны м верованиям, долж ны были приводить душ у шамана во время камлания в места пребывания душ предков [Иванов 1970, с. 130].Типичные ф и гур к и д у хов-пом ощ ников шамана — см. илл. 53, ульчи и цв. вкл. 4, нанайцы [Смоляк 1991, с. 95, рис. 9 и цв. вкл.].

М едиаторами м еж ду лю дьми и д у х а ­ ми я влялись та кж е куко лк и, и зготавливавш ие­ ся у орочей при рож дении близнецов, п о сколь­ ку считалось, что отцом одного из близнецов является д ух-та й ги или дух-хозяи н зверей — м едведь. П оэтом у эти куко лки достав а ли во время м едвеж ьего праздника д ля корм ле­ ния [Березницкий 1999, с. 94 -96].

У горны х та дж и ко в перед началом обжига по су­ ды и зго тов ля ли сь две к ук л ы -«ж е н щ и н ы » (или «ж е н щ и н а » и «м уж ч и н а »), которы е во время обжига помещ ались не подалеку от огня. Рядом с ними по обеим сторонам сади ли сь пож илы е, уважаемы е ж енщ ины, которые разговаривали с куклам и и корм или их из специальной посуды. По окон­ чании обжига куко л прятали в «ч и с то м » месте дом а, а затем хоро ни ли на кладбищ е [Пещерова 1929, с. 37].

Употре блен и е к уко ло к как вещ ей-м едиаторов и вещ ей-зам естите лей ш ироко засв идетельств ов а но в народной м едицине. У узб еков Са­ марканда простейш ие куко лк и -к р е с то в и н ы из д в у х прутьев с тряпичной головой и зго тав ли в али м атери б ольны х коклю ш ем детей и о ста в ля ли на кла дб и щ е после исполнения м олитвы х а з р е т у (святом у) Д ж е л а ль -э т-д и ну, во время чего б ольной долж е н был вы пить воду, на ли тую в у гл у б л е ­ ние в м рам орной нам огильной плите [Ботякова 1995, с. 168]. Тадж ики и узб еки Ф ерганы и Кашгара в аналогичном случа е д е ла ли куко л в синей о деж де, о тноси ли их на мазар и ста ви ли перед ними в глиняны х чаш ках еду — обычно гороховую п о хл е б к у со свеклой [Пещерова 1957, с. 87]. Уд­ м урты прим еняли в лечебной магии (обряды «б роса ни я или похорон к у к ­ л ы » — мунё к у ш т о н или мунё в а т о н ) куко лк и «м у ж ч и н ы » и «ж е н щ и н ы »


в виде небольш ой (с четверть д ли н о й ) осиновой палочки с расщ еплен­ ным концом, в которы й защ еплялась копеечная монета и кусочек мяса ж ертвенного ж ив о тн ого (утк и или ласки), об ер н утой сверху красным си т­ цем [Верещ агин 1889, с. 39, 40, 91;

М аксимов 1925, с. 8 6 -9 0 ].

Прим енение к уко л в качестве пре дм е то в -за м е сти те ле й в лечеб ны х м аги чески х п р а кти ка х м ож ет им еть разны е м оти в а ци и. У узб еков Д е ­ рбента к ук л ы, использовавш иеся в д е тс к и х и гр а х, м огли зары ваться в м о ги л у в случ а е б олезн и к о го -ли б о из б ли з к и х ум ерш его. П окой ни к, согласно поверьям, тр е б у е т к себе забо ле в ш его, поэтом у вм есто нее п о дк ла д ы в а ли к у к л у [Б отякова 1995, с. 169]. С обрядом мунё к у ш т о н связано поверье, что ж енщ и н у п о р аж ае т болезнью та к у к л а, с кото рой она и гр а ла, б уд учи дев очкой [Верещ агин 1889, с. 40]. В этой связи м ож ­ но о тм е ти ть, что у тю р кс к и х и м о н го льс ки х народов (наприм ер, у а л та й ц ев )тр яп и ч н ы е к уклы с ч и та ли с ь воплощ ением д ух о в -п р е д к о в ж енщ ин и п е редав а ли сь по н а сле дств у по ж енской ли ни и [Иванов, 1979;

МС 1991, с. 634, ст. «Э м е ге л ь д ж и »]. Роль к уклы в приданом и ее возде йстви е на п ло д о р о ди е невесты хорош о отраж ена в об р я дн о сти м н огих народов Д а льн е го В остока [см., наприм ер: Богораз-Тан 1934, с. 49].

*** О писанны е выше случа и позволяю т сде ла ть вы вод, что важнейш ей ф ун кц и ей об рядов ы х к уко л и ан тр о п о м о р ф н ы х ф и гур о к -ф е ти ш е й яв­ ляется уста н ов лен и е связи м еж ду миром лю дей и миром богов, м еж ду профанны м и сакральны м. Будучи поср едни ком, к укла одноврем енно в ы ступае т как п р е дста в и тель эти х д в у х м иров. П оэтом у с ней м о гут о б ­ ращ аться д вояко. В обрядовой си туац и и это высоко ценимый с а к р а ль ­ ный а р теф а кт, а вне ее он, как и обычная вещь, м ож ет бы ть п о дв е р гн ут разруш ению или уни чтож ени ю. К ом м уникативны е ф ун к ц и и к уклы на уровне а кц и он а льн ого кода вы раж аю тся в ра зли чн ы х д е й с тв и я х, сим ­ в оли зи рую щ их ее о тп р а в к у и путеш естви е в мир иной: от захорон ения до сж игания или помещения ее в особы е сакральны е ло к ус ы, которы е нередко превращ аю тся в специальны е хран и ли щ а та ко го рода ф и гу р о к.

Кроме то го, ком м уникативны е ф ун к ц и и об рядов ы х к уко л м о гу т о б о з­ начаться специальны м и а тр и б ута м и, вроде «я зы к о в » ай н ски х к уко ло к инау. Сущ ествую т та кж е м еж поколенны е способы ком м ун икации, когда передача ценной сакра льн ой и нф о рм а ци и, воплощ енной в об р ядов ы х к у к о лк а х, ра зв ерн ута в и стории и о сущ е ств ля ется путем передачи этого предм ета от матери к дочери.

М аги ч еск и е ф ун кц и и А Н Т Р О П О М О Р Ф Н Ы Х Ф ЕТИ Ш ЕЙ А н тр о п о - или зо ом ор ф н ы е к ук о лк и нередко п р е дс та в ля ю т собой св ое обр азн ы е за м е сти те льн ы е ж ертв ы. Так, по с в и д е те л ь с тв у Геродота, е ги п тя н е -б е д н я ки вм есто настоящ ей свиньи «в ы л е п л и в а ю т ф и гу р к и свиней из пш еничного те с та, п е к у т их и п р и н о ­ ся т в ж е р тв у » Исиде [Рак 2000, с. 301]. И ндейцы майя во время п р а зд ­ ника в ч есть бога Яш Коках М ут пр и н о сили в ж е р тв у головы индю ков, х л е б, напи тки из к у к у р у з ы и с де ла н н ы х из глины собак с х ле б о м на с п и ­ не, с которы м и с та р ух и соверш али р и туа л ь н ы й та н ец [Д иего де Л а н ­ да 1994, с. 172].

У кетов обитаю щ ий в дом е по кр о в и те ль и о хр а н и те ль дом а, семьи, очага, помощник человека в борьбе с бедами, болезням и, злыми духам и, о лэл, имел предм етное в оплощ ение в виде деревянной ф и ­ гурки челов е ка, о детого в зверины е ш курки или в тр я п ­ ки — см. и лл. 54, д ух -п о к р о в и те л ь дом а « а л э л » [Иванов 1970, с. 129, рис. 115, кеты].

И зображ ение алэла тщ а те льн о хр а н и ло сь и пе ре­ х о д и ло из одного поколения в д р уго е, та к как сч и та ло с ь, что если преем ствен ность поколений б уд е т наруш ена, д у х по ки не т свое и зо браж ение. Как правило, а лэ л и сполнял м ногие ф ун к ц и и : охра нял дом аш ний очаг, пом огал в д о ­ м аш них д е л а х, уха ж и в а л за детьм и, предсказы вал б уд у ­ щее, в том чи сле при б ли ж ен ие ч ье й -ли б о см ерти. Извес­ тны та кж е примеры сп е ци а ли зи ров ан ны х алэлов, на при ­ мер, алэ л против мышей или а лэ л против болезн ей. Все дом аш ние алэ лы рассм а три вали сь как вполне м а те р и а ль­ ные по своей природе сущ ества ж енского пола, д е й с тв о ­ вавшие в основном по ночам. П оэтом у на ночь о б и татели дома ос та в ля ли пищ у перед их и зображ ениям и в задней половине чума, за очагом [Иванов 1970, с. 127;

А л е к се е н ­ ко 1971, с. 33;

МНМ 1987, с. 644]. У кум андинцев ф и гу р к и д ух о в -о х р а н и ­ те ле й дома ургенези (ш алы гов ) д е ла ли парным и: одна из них и зо б р а ­ ж ала м уж а, д р уга я — жену. Э ту пару к ук о ло к п р и креп ля ли к передней стене дом а, если к то -то в семье за б о ле в а л, их о к р о п ля ли брагой [Ива­ нов 1979, с. 24]. Ш алыги м огли в ы полнять та кж е ф ун к ц и и д ух о в -п о к р о вителей охоты — см. и лл. 55 [Иванов 1979, с. 27, рис. 23].

О береж ная ф ун к ц и я а н тр о п о м о р ф н ы х ф и гу р о к, не посредственно связанная с их ф е ти ш изац и ей, про яв ляе тся, наприм ер, в обычае выве­ ш ивать над дверью вниз головой тряпичны е к ук о лк и, чтобы уберечься о т «б о ги н к и » [В иноградова 2000, с. 54]. Н ередко та ки е к уко лк и за м у­ ровы вались в ф ун д а м е н т или в стену здания при с тр о и те ль с тв е.

И. Э р енб ург вспом инает, что когда в 1934 г. во время путеш ес­ твия по Русском у Северу он был в А р ха н ге льс к е, «та м с в е ли ­ чайшими уси ли ям и взры вали здание там ож ни петров ского врем ени. В стене наш ли ларе ц, а в ларце деревянную Венеру.

“ К у к л у ” с л о м а л и » [Э рен бург 1967, с. 46]. В по здн и х и н те р ­ пр е тац и я х к у к о л к у или иные предм еты с тр о и те ли помещ аю т в к ла д к у, чтобы о то м с ти ть или на вредить хозяи н у, наприм ер, за н е до стато чн о щ едрое в ознагр аж дени е.

У чуваш ей во время м олен ия, посвящ енного созреванию и уб о р к е я р ов ы х, а та кж е п р и п л о д у скота «п ы сак у ч у к » ( « ман у ч у к », «ч у к д у р т р и » ), проводивш егося раз в д ев ять л е т, на месте м оления (обы чно на ч и стой и ровной л у ж а й к е, ни в коем случа е не на к и р е м е ти щ е ) о ста в ля ли к ук лы и м онеты, которы е с тр о го возбра ня ло сь ун о с и ть с этого м еста «п о д стра хом си льно за ­ х в о р а ть » [Салм ин 1994, с. 25;

Салм ин 2007, с. 80]. В качестве ти п о ло ги че с ко й п а р а лле ли м ож но ук а за ть на обы чай вы веш и­ вать ан алоги чны е к у к о л к и, посвящ енны е б о ж е ств а м -п о кр о в и тепям ларам, в сем ейны х св я ти ли щ а х ри м лян, возводивш ихся обы чно на пе р е к р е с тка х дорог. Причем если к уклы с и м во лизи р ов али глав се м е й с тв а,то о тр а б о в вы веш ивались ш ерстяны е ш арики [МС 1991, с. 312, ст. «Л а р ы »].

Деревянны е плоскостн ы е и объем ны е ф и гур к и т а й г а м или ш а лы г у шорцев, прож ивавш их на р. Кондом а, и зо бр а ж а ли м и ф и че ски х лесны х дев, от отнош ения к ото р ы х к охотникам зависел усп е х в охоте. Поэтом у, собираясь на о хо ту, ф и гу р к и т а й г а м или ш а лы г о б я зательно угощ али кашей и аракой [Иванов 1979, с. 13-14].

Как и в м и ф о л о ги и, в р и ту а л ь н о -о б р я д о в ы х п р а к ти к а х к у к л а не редко в ы ступ а е т как пр о об р а з ч е ло в е ка. Так, у ту р к м е н о в, если в семье ж д а ли рож ден и я д е в о ч к и, то по ж и ла я р од ств ен н и ц а м атери б уд ущ е го ребенка и зго та в л и в а л а к у к о л к у, ничем не о тли чав ш ую ся от об ы чн ы х и гр о в ы х. П осле по яв лени я дев очки на свет к у к л у о тда в а ли детям [В отякова 1995, с. 169]. У м анси, как то л ь к о ж енщ ина о б н а р у ­ ж и в а е т при знаки бере м е нно сти (по -м а н си й ски п о о й т ы с, букв, ‘ п р е ­ к р а ти л о с ь ч то -то ’), она на чинает с о б лю да ть с тр о го о п р еделен н ы е правила по ве де ни я. Так, наприм ер, на 4 -5 м есяце бере м е нно сти она д о л ж н а им еть соос — и зо б р а ж е н и е в виде м ален ько й к у к л ы ж ен ского пола в е ли чи ной с больш ой п а ле ц, с де ла н н о е из вы суш енной м ягкой чаги — кото ры й д е л а е т сама б удущ ая м ать, если ум еет, или ка к а я -то д р уга я ж енщ ина (не ш ам анка), с п е ц и а ли с т по и зго то в ле н и ю, у к о то ­ рой ле гк а я р ука. П р и го то в ле н и е соо с’а п р о и с х о д и т в та й не о т п о с то ­ р о н н и х и с о п р о в о ж да е тс я угощ ени е м. Д елаю щ ая соос пе р и оди ч е ски с о п р о в о ж д а е т свою р а б о ту пр и ч и тан ие м, угощ ени е м со стор оны м а­ те р и, об рядовы м освящ ением д е лае м о й ею к у к л ы. П ри го то в ле н н ы й соос о б я за те л ьн о ук р а ш а е тс я : на шею на деваю т бусы из бисе р а, сзади п р и к р е п ля ю т косы. П осреди не тул о в и щ а к у к л у оп оясы в а ю т ле н то ч к о й, концы к ото р ой в и сят сза ди. За концы этой л е н то ч ки к у к л у б е р у т в р ук и, когда б ы вает н е о б хо д и м о с ть, и то гд а она за ни м ает висячее п о ло ж е ­ ние. Соос пре дна зн ачае тся д ля сяянь (б укв, «м а ть ») — д ух а в виде с та ­ рой ж енщ ин ы, к о то р а я, по поверьям, п о сы ла е т лю дям д е те й, по м о гае т в р о д а х и об е сп е ч и в а е т связь м е ж ду ж енщ и н ой (б удущ е й м атерью ) и сяянь. Если ж енщ ина им еет соос, то ре бе нок б уд е т не очень б ольш ой и р о ж а ть б уд е т легч е. С о о с х р а н и тс я в нарядном м еш очке (т у ч а н ь г е ), у к ­ раш енном б уса м и, орн ам ен том, кистям и из накраш енной замш и и за ­ в ерн утом в красивы й п л а то к, м ягкую ш к ур к у зв е рька. В нем хр а н я тс я п р и н а д л е ж н о с ти д ля ш итья. В п о сле д с тв и и п ла то к д а р и тс я д у х у сяянь [Ром бандеева 1993, с. 9 1 -9 2 ].


Хотя у р ус с ки х ф а кты ф е ти ш и за ц и и к уклы явление д о ста то ч н о р е д ­ кое, это ар хаическое свойство еще п р о д о л ж а е т пр о яв ляться в на родны х веро в ани ях, а иногда и в о б р я дов о -м а ги ч еской п р а кти ке. Так, в К а л уж с ­ кой губ. с ч и та ло сь, что « к у к л у ви де ть во сне или кто д а с т ее — к лучш е м у, к деньгам или к исполнению ж е л а е м о го » [Черныш ев 1901, с. 21, № 32].

По сообщ ению O.K. Б а р те льс, в Вознесенском м онасты ре в См оленске крестьянски м ж енщ инам, ж елаю щ им им еть д ете й, даю т п о де р ж а ть на руки дере вяннн ую ф и гу р у ан гела, кото рую в ы носят на всеобщ ее о б о з­ рение то ль к о на Вознесение. Пока ж енщ ина слегка ра скачивает ее на р ук а х, м онахиня чи та е т м оли тв у. «К то ж е ла е т им еть сы новей, то т ж е р т­ вует изобра ж ени ю м уж скую о д е ж ду, кото рую и набрасы вает на ф и гу р у, о блачен ную в парчовое одеяни е;

кто ж е ла е т им еть д ев оч ек, ж е р тв уе т о д е ж д у ж е н с к ую » [Bartels 1907, s. 160-163]. В.Н. Х а р узи н а, приводящ ая э ту инф орм а ци ю, ссы лается в качестве п о дтв е рж дени я на сведения Е.Р. Романова о то м, что деревянная раскраш енная ф и гу р а ангела ве­ ли чи н о й прим ерно 35 см д е й с тв и те л ь н о во время м олебна «п р о п у с к а ­ лась у женщ ин под сорочкой по те лу, начиная от воро тни ка св ерху вниз.

Л е т д е с я ть всё это д е л а л о с ь о ткр ы то, но потом ангела с пр я тали и те перь м олебны с л у ж а т лиш ь о с то р о ж н о и д ля женщ ин из п р о стого н а р о д а »

[Х ар узи на 1907, с. 98].

О чень по ка за те льн ы и описанны е В.Н. Д о б р о в о льски м м а н и п ул я ­ ции с «б р а тс к о й с в е ч о й » в за п а д н ы х губ е р н и я х России в конце X IX — начале X X века, где она не то л ь к о а н тр о п о м о р ф и зи р о в а л а с ь и п е р с о ­ н и ф и ц и р о в а ла с ь, но и с л у ж и л а об ъе к то м п о кло н е н и я. «С в еча у “ брат чи ко в ” им ела по доб и е ч е ло в е ка, у и зо б р а ж е н и я, с де ла н н о го из воска, бы ли глаза (вм есто глаз — м едны е д е н ьги ), и р уки, на свечу бы ла на­ д ета руба ш ечка.... В К а луж с к о й губ. М о ско вского уе зда свеча та кж е им еет челов е ко об р а зн ы й ха р а к те р, но там в об ряде со хр а н и ла сь ж и ­ вая о с о б е н н о с ть, проливаю щ ая свет на значение пр а здн и ка “ Св е чи ”.

Над свечой там бабы ж а л о б н о приго в ари в аю т, как над по ко йн и ко м :

“ О х, свеча, ты м атуш ка наш а!”... Когда свящ енник о т с л у ж и т м о л е ­ бен П расковье м уче ни ц е, а пиво, к ото р ое го то в и тся к П расковейщ ине, сварено, “ п р о го л о с я т” сначала б а ть к у и м атку. “ Што же вы, р о д и те ли, меня о с та в и ли о д н у свечу с п р а в ля ть, а моя ж ж и с то ч к а и за к уп и тся и з а л о ж и тс я...” » [Д о б р о в о льс к и й 1901, с. 36]. О бряды та ко го р ода, до сих пор п р о д о л ж а ю т с охра нятся в ряде реги онов Б е лор усси и — см. и лл. 56, а н тр о п о м о р ф н а я «б р а тс к а я св еча» [ЛА Л ТА, д. М а ля ти ч и К р ичевско го р-на М о ги ле в ско й об л.].

*** М агические ф ун к ц и и а н тр опо - и зо о м о р ф н ы х к ук о ло к чрезвы ча й ­ но ра знообразны. Они играю т роль за м ести те льн ы х ж ертв, оберегов или ам улетов в им и тати в но й, катарсической и ап отропеи ческой м агии.

М агические д ей ств и я, соверш аемые с к уклам и или антропом ор ф ны м и ф и гур а м и, очень часто направлены на сти м уляци ю ф е р ти ль н о с ти, и в этом случа е к укла в ы ступае т как сим волическое и зо браж ение ребен­ ка («а н ге л а »). П оследний прим ер и л лю с тр и р уе т еще одну интересную те нде нци ю : м ногие предм еты, используем ы е в об ря дов ы х м аги чески х пр а кти ка х, подвергаю тся ан тр о п о м о р ф и за ц и и. Им не то льк о стрем ятся при дать внешнее с х о д с тв о с человеком, пусть даж е и усло в ное — при помощи дресскода или обозначения «ч астей те л а », но и присваиваю т имена (наприм ер, л о к а л ь н ы х б ож еств или м естн очти м ы х святы х в хр и с ­ ти а нской тр а ди ц и и ), обращ аю тся к ним с просьбам и, одари ва ю т и т.п.

То есть восприним аю т как ж ивого человека.

М и ф о ло ги чески е контексты История неразры вного единства человека и куклы у х о д и т в г л у б ь веков, п р о сле ж и в ая сь по м ногочисленны м а р хе о л о ­ гическим находкам в древ не й ш и х па м я тни ках человеческой ци в и ли за ­ ции. О становим ся теперь на еще одном аспекте осм ы сления к уклы или ее аналогов в человеческой к ультур е : ее связи с культам и плодоро ди я и м ифам и о сотворении мира и человека. О собое внимание в данном разде ле уде ляе тся м и ф ологи я м дре в н о сти, п о ск о льк у именно в них, как и в тв ор че ств е ребенка или в поведении и и гра х дете й, наиболее ярко проявляю тся ф еном ен альны е свойства этой вещи.

Со т в о р е н и е м ира и ЧЕЛОВЕКА Данная глава посвящена исследованию « к у ­ кольны х о б р а зо в » в м и ф а х тв ор ени я. Особый интерес здесь п р е дста в ­ ля е т процесс творения человека, его изго тов лен ия богом -дем и ургом из ра зли чны х при ро дны х м атери алов, а та кж е наделение получивш егося ан тр опо м ор ф н о го ар те ф а к та душ о й. Э то т а к ттв о р е н и я хорош о известен по позднейш ем у ф о л ь к л о р у (сказки, предания, леге нды, б ы лички), по ­ л у ч и л отраж ени е в л и те р а тур н о й тр а ди ц и и (античное предание о Гала тее, легенды о голем е, го м ун к улусе и Ф ранкенш тейне, сказка К оллоди о деревянном человечке П иноккио и т.п.) и ока зал огром ное влияние на современны е тр а кто в к и к уклы.

Чело век как к ук ла В М И Ф А Х ТВ О Р Е Н И Я Согласно отраж енны м в м и ф ологи и м ногих народов воззрениям человек — сущ ество рукотв орн ое, созданное бо ж еством -дем и ургом. А лта й ск и е шаманы считали, что все живое «в ы р е ­ за е тс я » («к р о и тс я ») божеством из разли чны х при родны х м атериалов [Анохин 1924, с. 94, 95, 102]. Герой м и ф ологи и индейцев нутка «в д о хн ул ж изнь в деревянны е ф и гур к и, полож ив начало нынеш него ч е лов е че ств а»

[Леви-Строс 2000, с. 58]. В скандинавской м и ф ологи и известен сюжет о том, что лю ди были созданы сы новьями великана Бора из д в у х д ер е вь­ ев: м ужчина — из ясеня, а женщ ина — из ивы [М ладш ая Эдда 1994, с. 26].

Легенды о происхож дени и первых лю дей от деревьев сущ ествую т у мно ги хн а р о д о в д а л ьн е в о с то ч н о го региона России. Например, согласно нивх­ ским преданиям, нивхи р оди лись из сока ли ств енни цы, поэтом у у них и ли ца темны е, как кора этого дерева, ороки — из сока березы, айны — из сока ели [Крейнович 1973, с. 73, 333]. В одном айнском предании бож ес­ тво по ош ибке создает человека не из камня, как это было задум ано, а из дерева. Согласно д р уго м у преданию, человек был сделан из зем ли, но позвоночник его — из ивы, а волосы — из м окричника [Ар утю нов, Ще беньков 1995, с. 206;

Спеваковский, 1988, с. 73]. В ав стр а ли й ски х м иф ах сестры Д ьянггав ул — создательницы всего сущ его — извлекаю т лю дей из свящ енной сумки д и л л и, а затем «д о д е л ы в а ю т» их, отделяя части тела (например, пальцы ) д р уг от друга [Б ерндт 1981, с. 184,185].

О бщ им м естом во м н о ги х м и ф о л о ги я х я в ля ется и зго то в ле н и е б ож е ств ом ч е лов е ка или ж и в о тн ы х из пе р в ор одн ой грязи или глины.

П ричем, как за м ечает O.A. Бо льш а ков, в Древнем Е гипте им енно л е п ­ ка, в отли ч и е о т вы резани я, я в ля ется актом тв о р е н и я. «В е д ь в ы сече­ ние, вы резание есть лиш ь в ы сво бо ж ден ие из н е о б р а б о та н н о го м а те ­ ри ала уж е им ею щ егося об р аза, лепка же п р е д с та в ля е т собой процесс п ри дани я ф орм ы б есф орм е нно м у, созда ни е пр и н ц и п и а льн о нового, д о то л е ни в каком виде не с ущ еств о в ав ш его, т.е. не и зв леч ен и е, а им енно тв о р е н и е Д в о й н и к а » [Б ольш аков 1997, с. 116]. Бог п л о д о р о д и я и у р о ж а я, «п о в е л и те л ь в о д » Х н ум, и зо бра ж а в ш ий ся в виде ч елов е ка с го ло во й барана, вы ле пи л в начале тв ор ен и я на гончарном кр уге л ю ­ дей и их д уш и -д в о й н и к и Ка — см. и лл. 57 [Рак 2000, с. 42, 204, и лл. 29].

В д р е в н е е ги п е тс к о й ж ив о пи си встре ча ется сю ж ет «Х н у м, кото ры й л е ­ пи т сына ф а раон а на гончарном к р у ге ». Рядом с Хн ум ом обы чно с то ­ ит Тот, отм еряю щ ий зем ной век ц арском у о тп р ы с к у [К эм п бе лл 1997, с. 285, рис. 15].

В ш ум е р о -а к ка дс к и х м и ф а х хозяин м ирового океана подзем ны х вод Энки и б о ги н я -м а ть Нинм ах ле п я т из глины челов е ка. В одном из м и­ ф ов М ать всех богов Намму обращ ается к своему сы ну Энки с просьбой со тв о р и ть д ля богов корм и льце в. Энки ста нов и тся во главе м нож ества «п р е в о с хо д н ы х и царстве нны х м а сте р ов » и обращ ается к м атери: «З а ­ меси сердце глины, что над б е здно й, / П ревосходны е и царственны е м астера сде ла ю т гли н у гус то й, / Ты же даш ь р ож дени е конечн остям, / Н инм ах (м ать-зем ля), по тр уди тся перед то б о й » [Kramer 1944, р. 6 8 -72].

Когда ч еловек и зго тов лен, боги оп р е д е ляю т ему судьб у и устр а и в а ю т по этом у случаю пир;

на пиру захм елевш ие Энки и Нинм ах начинаю т ле п и ть лю дей, но у них получаю тся уроды [MC 1991, с. 400;

Н ем ировский 1994, с. 35-36]. Из глины, зам еш енной на крови бога Кингу, л е п и т первого ч е ­ лов ека М а рдук, чтобы п е редать ему «б рем я б о го в » [Нем ировский 1994, с. 42]. Ана ло ги ч н ы б иб лей ски е предания о сотворении богом Яхве из красной глины Адам а и последую щ ем ож и в ле ни и его «д ы ха н и е м ж и з ­ н и » (Быт. 2,7 ), а та кж е о создании из ребра Адам а Евы.

В древнекитайской м иф ологии лю дей слепила из глины м ать-праро дительни ц а Нюйва (Ню й-гуа). Чтобы ускори ть эту кропотливую работу, она решила опускать в глиняную ж и ж у веревку и, вы дергивая, стряхивать ее.

Из падавш их на землю комочков возникли люди бедные и низкого пр о­ исхождения. Знатные и богаты е произош ли от те х, кого Нюйва создала своими рукам и. По другим версиям, Нюйве помогали д ругие м ифические герои, вы лепливая из бесформ енны х кусков глины отдельны е части тела:

Шанпянь — глаза и уш и, Санлинь — руки и т.д. [МС, 1991, с. 407]. В гре­ ческой м и ф о л о ги и а н алоги чны е деяния приписы вались Прометею, который с помощью Аф ины сотво­ рил человека из глины [СА 1994, с. 464;

МС, 1991, с. 450-452;

Нор­ ман 1997, с. 30, рис. 12, «Пром етей с помощью Аф ины л е п и тте л о ч е ло ­ века »;

Зам аровский 1994, с. 296, рис. «П ром етей, создающий пер­ вого ч еловека », ф р а гм ентрельеф а са р к о ф а га, 3 в., Рим, К а п и то л и й ­ ские музеи, с. 297;

М ертлик 1992, с. 3 6 -4 2 ]. С о гл а с н о «М л а д ш е й Э дде», «К арлики много / Из глины слепили / Подобий лю дски х, / Как Дурин [=карлик] в е ле л» [Младшая Эдда 1994,с. 31].

Встречаю тся по доб но го рода сюжеты и в м и ф о ло ги и аборигенов Се­ верной Ам е ри ки. Так, согласно м и ф у о гн езем ельски х индейцев племени селькнам, по сле дни е в еликие шаманы перед тем как сде латься зв е зд а ­ ми вы лепили соврем енны х лю дей из кома зем ли [Мифы индейцев 1994, № 119, с. 270, «Ш а м а н ка -Л ун а »;

извлечено из: Chapman 1972, р. 1 4 8 152]. Ha-пи (букв, „ста рей ш и на“), ге р о й -де м и ур г индейцев плем ени ч е р ­ но ноги х (М онтана), реш ил созда ть лю дей. «О н слепи л их — ж енщ ин у и ее сына — из глины. П осле то го, как он при дал глине ч еловеческую ф орм у, он сказал глине: "И з тебя долж ны выйти лю д и ”, — и затем он накры л ее и, о с та в и в та к, уш ел прочь. На следую щ ее у тр о он приш ел к то м у м есту и снял по кры ва ло, и ув и д е л, что глиняны е ф орм ы начали м еняться. К с л е ­ дую щ ем у у тр у появи лись новые изм енения, а к тр е тье м у — еще больш е.

На четв е ртое у тр о он приш ел к то м у м есту, снял по кры ва ло, посм отрел на ф и гур ы и при казал им встать и и дти ;

они и сде ла ли та к...» [Кэмп­ б е лл 1997, с. 284;

извлечено из: G rinnell 1916, р. 137-138].

Бли зо к по см ы слу м елан езийский м иф о создании первы х лю дей То Кабинана и То Карвуву. П ервобож ество нарисовало на зем ле две м уж ­ ских ф и гур ы, ок р о п и ло их своей кровью и при кры ло их двум я больш им и ли стам и. Из эти х ф и гу р и возни кли первые м уж чины, которы е в последс­ твии созда ли ж енщ ин из плодов кокосовой пальмы и вы резали из д е р е ­ ва разны х рыб [К эм пбелл 1997, с. 286, 287;

извлечено из: M eier 1909, s. 15-16]. П охож ие сю жеты, где роль д ем и ур га при твор ени и человека сведена к м иним ум у, известны древ не тю ркской м и ф о ло ги и (X IV в.). С о­ гласно одном у из м иф ов, вода за то п ля е т пещ еру и за носи т глиной у г л у б ­ ление, имеющее ф ор м у человеческой ф и гур ы. Под влиянием те пла гл и ­ няная ф и гур к а превращ ается в человека [МНМ 1982, с. 539].

В с та д и а л ь н о поздней слав я нско й тр а д и ц и и та кж е за ф и кси ро в аны м и ф о л о ги ч е ск и е верования об и зго то в ле н и и ч е лов е ка из р а зли чн ы х пр и р о дн ы х м ате р и а лов. Это о тр а ж е н о, в ч а стн о с ти, в р а сп р о с тр а н е н ­ ной ф о л ь к л о р н о й версии б иб ле й ск о й леге нды о сотв о рени и из глины пе р в о ч е ло в е ка, А д а м а, а та кж е в в о с то ч н о сл а в я н с ки х ле ге н д а х о с о ­ тв о р е н и и м ира, в к о то р ы х Господь и зго та в л и в а е т первого ч елов е ка из глины [Б елова 2004, с. 222-256]. Причем важ ную р оль при о ж и в ле ни и этой « к у к л ы », на де ле ни и ее душ о й и иными качествам и и гр а е т Сатана, п р о ти в о с то я щ и й Тв ор цу и соревную щ и й ся с ним в у с о в е р ш е н с тв о в а ­ нии челов е ка [К узнецова 1998, с. 9 8 -110 ;

В ласова 1998, с. 547]. Сю ­ жеты «С о тв о р е н и е А д а м а » и «Б о г л е п и т м у ж и к а » часто упом и на ю тся и в составе и нте рм едий ф о л ь к л о р н о го го р о д ск о го те а тр а X V II в. [К отляр чук 2001, с. 195].

С лавянские мифы и легенды очень б ли зки к соответствую щ им ант ропогоническим мифам тю р кск и х народов С ибири, в кото ры х верховны й б ог-дем и ур г Ульгень п р о ти в о сто и т своему б р а ту -а н та го н и с ту Э р лику, влады ке царства м ертвы х. А лта й ц ы сч и та ли, что Ульгень «со тв о р и л семь ч еловек м уж ского пола и сто льк о же дерев. Кости человека сделаны из камыша, а те ло из глины. Устроив остов челов е ка, Ульгень д ун ул в уши и в нос, и то гда человек стал живым и разум ны м. Когда он д ун ул в уш и, то г­ да душ а вош ла, а когда д ун ул в нос — ум вош е л» [В ербицкий 1893, с. 91].

В не ко торы х версиях м ифа Э рлик без ведома Ульгеня и против его воли на де ля е т человека душ ой и п о луч а е т право за би ра ть ее после см ерти [Radloff 1866, s. 285, черные т а т а р ы ;

МС 1991, с. 639].

В восто чн ослав ян ски х сказка х и поверьях о про исхож дении детей их, как и П иноккио/Буратино, р о ди те ли нередко и зготавли ваю т из д е р е ­ ва. Так, в варианте сказки «Иваш ко и ведьм а» — «Те льп уш о к » (то есть ‘чур б а н ’), помещенном в сборнике А.Н. Аф анасьева, дед вы рубает в лесу «те л ь п у ш о к », которы й ста руха к ла де т в «к а л й с о ч к у » и поет ему к олы ­ бельную песенку, обещ ая накорм ить его «к уле ш и ко м ». П олено начинает расти, у него появляю тся руки и ноги, и в конце концов «и з та го те льп уш ка зрабилась д и тя » [Афанасьев 1984, № 109, с. 141-143, г. Погар, ныне Брянской обл.]. Такого рода персонаж под разными именами (Тереш еч ка, Телесик, Л утон ю ш ка, Липуню ш ка) ф и гу р и р у е т в восто чн ослав ян ски х сказка х с сюжетом типа АТ 327: «Х уд о е ж итье было ста р и ку со старухою !

Век они про ж и ли, а детей не нажили...... Вот сде лали они колод оч ку, завернули ее в пеленочку, по ло ж и ли в лю лечку, стали качать да приба ю кивать — и вместо колодочки стал рость в пеле ночках сынок Тереш еч ка, настоящ ая я го д к а !..» [Аф анасьев 1984, № 112, с. 146, Курская губ.].

В Кобринском р-не Брестской об л. заф иксирован рассказ о то м, как глава бездетной семьи в ы тесы ваеттопором из полена ребенка. «Н е було у мене д и тэй, а д и д пошоу и вы рубау такий сучо к, а я ёго у колы ску злож ы ла и колы хала — и зробы уся р эб ьён о к» [В иноградова 2000, с. 356, с. О ниско вичи]. В Ж итко в ичском р-не Гом ельской обл. ребенка «с пня вы тесали.

Узяли та кую ка лод оч ку, вы тесали — да дзиця и за п л а к а л о » [В иноградова 2000, с. 356, с. Д яковичи]. Э тот сю жет им еет соответствия в за п а д н о сла ­ вянских и западно ев роп ей ски х вариантах сказки об оживш ем д ере вя н­ ном м альчике и ведьме [Афанасьев 1984, № 104, с. 464]. Паралелью к ним м ож ет п о сл уж и ть чешская сказка о прож орливом ребенке из полена, экранизированная Яном Ш ванкмайе ром — см. и лл. 58, кадр из фильм а «П о л е н о » («СНеБапек», 2000).

П родолжением эти х м и ф о л о ги ­ ческих сюжетов в русском ф о л ьк л о р е ста ли сказки типа «Гли н ы ш ек», в ко­ то р ы х бездетны е р оди те ли в ы ле п ли ­ вают себе ребенка из глины или снега [Пропп 1976, с. 233]. В вариантах сю­ ж ета, записанны х Н.Е. О нчуковы м в О лонецкой губ., м уж ик да баба с де ла ­ ли глиняного паренька, а он оказался настолько прож орливы м, что съел всё в дом е, затем и старика со ста р ухо й, потом пошел по дороге и стал по­ ж ир а ть всех, кто попадался навстречу. П роглоченны х спасают баран или свинья, которы е разры ваю т брюхо «гл и н ы ш к у » и вы пускаю т всех на волю [О нчуков 1998, с. 343, № 102, с. Л иж м а;

406, № 130, д. Яндом озеро].

Как и в д р уги х подобны х сю ж етах, деревянное подобие человека м о­ ж ет быть делом рук дьяв ола. Общ им местом в осточн ославян ского ф о л ь ­ клора можно считать м отив подмены поленом м ладенца, пр о кля то го или не «заа м и н е н н о го» родителям и [Власова 1998, с. 428-437;

В ин огр а до­ ва 2003, с. 7 5 -8 1 ;

Криничная 2004, с. 312]. В в олого дски х преда ни ях и б ы ли ч ка х черт похищ ает ночью пьяниц, пр о кля ты х своими женами, под клады вая вместо них ч ур б а н ы -ста туи [Власова 1998, с. 542].



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 15 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.