авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

«СПИСОК ОСНОВНЫХ ИСПОЛНИТЕЛЕЙ по Государственному контракту от _№ _на выполнение поисковых научно- исследовательских работ для государственных нужд Организация-Исполнитель: ГОУ ВПО ...»

-- [ Страница 2 ] --

Характерным отличием растений сем. Капустовые (крестоцветных) является содержание в семенах глюкозинолатов, расщепляющих под действием гидролитических ферментов с выделением летучих аллиловых горчичных эфирных масел. Эфирные горчичные масла используют как антисептики в консервированном производстве, виноделии, пивоварении, в процессах переработки молока. Они не изменяют вкуса и запаха продуктов, но предохраняют от порчи [48].

Глюкозинолаты образуются из структурно родственных аминокислот путем биологического синтеза. Выявлено 90 видов глюкозинолатов, из них 15-20 встречаются у растений рода Brassica. У всех растений, содержащих глюкозинолаты, обнаруживается постоянно фермент-мирозиназа. По мнению Милащенко Н.З. и Абрамова В.Ф. (1989) [93] данный фермент находится в кишечнике животных.

В различных частях одного и того же растения количество глюкозинолатов варьирует. Наибольшее их количество отмечается в семенах.

В рапсовых кормах глюкозинолаты сами по себе являются безвредными соединениями. Однако под действием фермента мирозиназы, активность которого возрастает в присутствии воды и тепла, безвредные глюкозинолаты гидролизуются с выделением эфирного кротонилово горчичного масла, глюкозы, бисульфита калия, изотиоционатов и других веществ. Высокая температура снижает активность фермента мирозиназы на 90%. Кроме того, разрушаются ферменты, способствующие прогоранию масел, а природные стабилизаторы – лецитин и токоферолы – остаются, что имеет большое значение при обработке целых семян рапса [49].

Содержание глюкозинолатов можно легко и быстро определить при помощи диагностических полосок, которыми пользуются для установления уровня сахара в крови («Пентафан», «Трифлан», «Глюкофан»).

Установлено, что предельно допустимая концентрация глюкозинолатов в расчёте на 1 кг живой массы для жвачных животных не должна превышать 10 мг, а для свиней и птицы – 5 мг [51].

Уровень глюкозинолатов определяется генотипом и внешними условиями – метеорологическими и агротехническими. Некоторые исследователи считают [67], что на накопление глюкозинолатов в семенах может оказывать влияние место прикрепления стручка. Установлено так же [69], что особое влияние на характер наследования гликозанолатов оказывает цитоплазма. Очень трудно определить вклад тех или иных факторов внешней среды в повышение содержания глюкозинолатов. И все же, генотип растения оказывает определяющее влияние: генотипы с очень низким содержанием глюкозинолатов идентифицируются как более стабильные по этому признаку.

Накопление глюкозинолатов начинается с ранних стадий развития идет до конца их созревания, повышаясь в период интенсивного синтеза запасных веществ. Этот процесс идет параллельно с накоплением жира и белка. Наследование уровня глюкозинолатов у рапса изучено слабо, но отмечается, что содержание глюкозинолатов и эруковой кислоты наследуется независимо друг от друга [56]. Поэтому рапс и продукты его переработки до сих пор не находят широкого применения в птицеводстве и животноводстве.

Так, содержание глюкозинолатов в зерне рапса колеблется от 0,5 до 4%, а эруковой кислоты в жире – от 1 до 56%. В настоящее время выведены сорта рапса с пониженным содержанием эруковой кислоты (0,1%) и глюкозинолатов (0,3%), а также каноловые сорта рапса с минимальным содержанием антипитательных веществ. Выведением двухнулевых («00») сортов рапса (так обозначают безэруковые и низкогликозинолатные сорта) открываются неограниченные возможности для использования рапсового масла в пищу животным и человеку.

Изменение соотношения состава жирных кислот в масле семян рапса в селекции направлений сопряжено с рядом трудностей. Как правило, «безэруковые» сорта рапса характеризуются снижением продуктивностью, и урожайности почти на 20%. Селекция по снижению содержания гликозинолатов в канольных сортах в зеленых частях растений облегчается тем, что их в 7-10 раз больше, чем в семенах.

Содержащие серу глюкозинолаты придают рапсу горький вкус, поэтому он не находит широкого применения в животноводстве и птицеводстве. Особенно чувствительны к таким токсическим веществам свиньи и птица. В организме животных и птиц образовавшееся эфирное масло раздражает слизистую оболочку пищеварительного тракта, а после всасывания в кровь выделяются через легкие и почки, вызывая различные симптомы отравления в виде нефрита, гиперемии и отек легких, степень проявления которых зависит от среднесуточного потребления глюкозинолатов. Изотиоцианаты и оксазолидинтионы, образовавшиеся при гидролизе глюкозинолатов, обладают потенциальной способностью снижать функцию щитовидной железы, препятствуют синтезу тироксина, что приводит к увеличению ее массы и уменьшению активности это процесс нельзя остановить даже введением в рацион йода, и к уменьшению прироста молодняка и приводят к гипертрофии печени и почек. Нитриты считаются токсичными, хотя их физиологическая активность еще полностью не выяснена [29].

Вопрос о наличие в зерне злаков и семенах масличных культур природных ингибиторов протеаз и об их биологическом значении изучен еще мало. Присутствие мощного ингибитора протеаз обнаружено в семенах бобовых, в частности, сое и арахисе. Впервые ингибитор трипсина был обнаружен также и в пшеничной муке, затем в размолотых зернах риса, овса, кукурузы, ячменя, ржи, просо и в зерне пшеницы [61].

По мнению Бенкена И.И. (1989) [13,14] активность ингибиторов трипсина не связана какой-либо зависимостью с содержанием белка в семенах, и с происхождением образцов.

Эффективным путем устранения неблагоприятных факторов является инактивация ингибиторов протеиназ, вызванная их разрушением. Следует указать, что по сравнению с другими антиалиментарными факторами, ингибиторы трипсина обладают достаточно высокой стойкостью к инактивации.

Существуют различные методы устранения ингибиторов: обработка раствора ингибитора соляной кислотой (рН 1,9), интенсивное размешивании раствора, действие тепловой обработки (исключение фасоль), кипячении в воде в течение 1 часа (исключение экстракт из ржи и Тритикале), действие высоких температур, особенно в сочетании с повышенным давлением, термическая обработка промытых водой в СВЧ – поле, автоклавирование и обезжиривание продукции зернобобовых [14].

Таким образом, определяющим этапом в технологическом процессе переработки зернобобовых и, прежде всего, сои является максимальное удаление ингибиторов трипсина путем термообработки исходного сырья.

Установлено [61], что ингибиторы трипсина оказывают определенное отрицательное воздействие на организм, но данные о них малочисленны.

Так, кормление крыс очищенным ингибитором приводит к панкреатической гипертрофии;

ингибиторы из обыкновенной фасоли подавляют рост крыс и цыплят;

фракции Лимы с высокой антитриптической активностью угнетают рост крыс, питающих даже кислотным гидролизатом казеина, т.к. оказывает отрицательное влияние на протеолиз, но и непосредственно на метаболизм аминокислот.

Из всего вышеизложенного следует отметить, насколько важно определить остаточные количества ингибиторов трипсина в семенах масличных и зернобобовых культур, поскольку недостаточная инактивация этих антиалиментарных факторов нарушает функцию пищеварения, значительно снижая переваримость и усвоение белка. Причем, наибольшее количество антипереваривающих веществ находится в наиболее широко применяемой в питании человека и животных культуре – сое. Данных о наличие ингибиторов в семенах рапса в научной литературе мы не обнаружили.

Таким образом, рапс – высокобелковая культура, которая возделывается в условиях Забайкалья, характеризуется высоким содержанием белка (до 30,0%) и жира (44,3%) в семенах. Однако наличие в семенах глюкозинолатов и эруковой кислоты ставит под сомнение использование маслосемян рапса в рационах млекопитающих и птицы.

Поэтому возникает необходимость изучения в сортах рапса, выращиваемых в Забайкалье, наличие антипитательных веществ и их влияние на процессы пищеварения животных.

В результате скармливания шрота у кур-несушек в 10 раз увеличивается щитовидная железа, поражается печень, нарушается обмен веществ, продуктивность снижается на 5-7%, повышается смертность, куриные яйца приобретают коричневую окраску. Жвачные животные меньше страдают от шрота с высоким содержанием глюкозинолатов, т.к.

значительное их количество нейтрализуется в рубце [29].

Гликозиды, содержащиеся в зеленом рапсе накапливаются в организме и вызывают у животных – кровоанемию. В связи с этим срок скармливания зеленной массы с высоким содержанием глюкозинолатов не должен превышать 10-12 дней, затем следует давать другой корм, что позволяет постепенно вывести глюкозинолаты из организма [29].

Для профилактики отравления животных и птиц необходимо вводить йодные подкормки, использовать йодированную соль, проводить биологические исследования крови на содержание гемоглобина, метгемоглобина, йода и других показателей [4]. Необходимо так же вводить серу, сульфиды и другие соединения подобного рода, сдвигая отношение серы к норме. Высокий уровень серы и серосодержащих аминокислот в рационе приводит к образованию в организме менее токсичных в сравнении с изоцианатом радония, хотя и они оказывают неблагоприятное влияние на эндокринную систему животных.

Вследствие высокого содержания протеина и незаменимых аминокислот, в том числе и серосодержащих, побочные продукты переработки семян – жмыхи и шроты – являются ценными кормовыми добавками для животных и птицы [48].

Установлено [49], что содержание глюкозинолатов можно снизить, замачивая шрот и жмых в течение четырех часов в воде при температуре 600С или обрабатывать перегретым паром. В то же время нашими учеными отмечается, что гликозиды при смачивании жмыхов и шротов в теплой воде (до +400С) способны под влиянием фермента мирозиназы расщепляться до горчичных масел. Однако в ряде стран (Швеции, Канаде) попытки термически устранить токсичность гликозинолатов не нашли широкого применения из-за высокой стоимости, а также потерь белка. Эта проблема решается путем выведения новых сортов, семена которых характеризуются низким содержанием гликозинолатов.

Согласно другому мнению [48] скармливание рапсового жмыха и шрота беременным животным, молодняку млекопитающих и птице должно быть запрещено.

Рапсовый жмых представляет интерес как источник минеральных веществ и превосходит соевый [48]. По кормовому достоинству жмых приравнивают к овсу, но переваримого протеина в нем содержится в 3 раза больше, чем в овсе.

Среди применяемых в питании животных белковых кормов рапсовый шрот в количественном соотношении стоит на втором месте. Шрот по кормовым достоинствам не уступает соевому, а по содержанию незаменимых аминокислот (лизин, цистин) превосходит подсолнечниковый. Несмотря на то, что переваримость белка в шроте рапса (83-86%) ниже, чем соевого (91 93%), его биологическая ценность из канольных сортов значительно выше.

Для рапсового шрота она составляет 86-89%, соевого – 65-68%.

В последнее время в России относительная дешевизна рапсового шрота по сравнению с другими традиционными растительными белковыми кормами (соевые и подсолнечные жмыхи и шроты) делает его привлекательным для снижения стоимости рационов.

В ряде зарубежных стран включение рапсового шрота (с низким содержанием гликозинолатов) в рацион животных – один из ключевых факторов интенсификации животноводства, особенно птицеводства и свиноводства [38].

Большая часть получаемого рапсового шрота [61] в настоящее время используется при кормлении крупного рогатого скота. Содержащиеся даже в 00-сортах рапса небольшое количество глюкозинолатов инактивируются в рубце, что для жвачных не так значимо, как для моногастричных животных.

Средняя переваримость протеина рапса в рубце составляет 75%. Уровни использования рапсового шрота в кормлении коров обусловлено относительно низким содержанием в нем энергии. В любом случае животных надо постепенно приучать к рапсовому шроту. Рапсовый шрот не уступает по ценности соевому шроту при скармливании молочным коровам.

По данным зарубежных и российских ученых [1,18] определение оптимальной дозы для молочных коров зависит от сорта рапса. Если для кормления используют шрот из 00-сорта рапса, то доза не должна превышать 1 кг на животное в сутки, или составлять 20-30% от рациона. Если содержание глюкозинолатов в нем не превышает 14,5 мкмоль на 1 г воздушно-сухого вещества то до 40% рапсового шрота, а с высоким содержанием глюкозинолатов можно включать в кормовые рационы крупного рогатого скота – до 10%. Установлено, что надои молока, были выше, чем у коров, получающих соевый шрот или шрот из семян хлопчатника. Однако при включении шрота рапса в рацион дойных коров наблюдалось заметное снижение содержания йода в молоке по сравнению с молоком от коров, которых кормили шротом сои.

Производственный опыт [18] по скармливанию жмыха дойным коровам показал, что частичная замена в рационе зернофуража таким же количеством рапсового жмыха повышает продуктивность коров и жирность молока.

В целях установления оптимальной дозы ввода рапсового жмыха в комбикорма для дойных коров были проведены следующие опыты. Дойным коровам скармливали рапсовый жмых в разных дозах (4,6;

6.9;

9,9 и 14,6%) по питательности рационов. Результаты показали, что с увеличением дозы наблюдалось повышение удоев, жирность молока в перерасчете на 4%-ное молоко и снижение затрат на корма в кормовых единицах – в 2 раза. При этом была определена оптимальная доза скармливания дойным коровам – 15% (по питательности рационов), в которых концентрированные корма составляют 25-30% в структуре рационов и дефицит протеина достигает 15 20% [18].

Аналогичный результат [27] был получен при использовании рапсового жмыха молодняку крупного рогатого скота. Опыт продолжался 120 дней, в течение которых телятам давали разные дозы рапсового жмыха по питательности (4,6;

6,9 и 10,3%). Анализ проведенных данных показал, что рапсовый жмых оказал положительное влияние на их рост и мясную продуктивность, при этом среднесуточный прирост живой массы увеличился в 2 раза, а увеличение дозы рапсового жмыха до 10,3% в структуре рациона по питательности оказалось экономически невыгодной и вызывало снижение интенсивности роста животных в 2 раза.

Для определения кормового достоинства и эффективности использования измельчённого зерна рапса в кормление молочных коров были проведены исследования [18]. В результате опыта было выявлено, что скармливание дойным коровам 0,5 кг измельченного рапса Мятницкий- взамен эквивалентного количества зерна по массе повышает среднесуточные удои на 0,85 кг, и существенно не влияет на содержание жира, сухого обезжиренного молочного остатка, общего молока и золы в молоке. При этом несколько снижаются затраты корма на 1 кг молока, что позволяет получить на каждый рубль израсходованных кормов дополнительно 0,51 кг молока.

В качестве кормовой добавки рапсовый шрот [48] можно использовать в кормлении молодняка овец, заменяя им в рационе до 50% белковых растительных кормов (в частности, шрота подсолнечника), что составляет 50 60 г рапсового шрота на 1 голову в сутки. В соответствие с рекомендациями его доля в кормах не должна превышать 20%.

Таким образом, рапсовый шрот в основном применяют для кормления дойных коров и оптимальная доза зависит от сорта рапса (шрот из 00-сорта рапса составляет 20-30%, если содержание гликозинолатов не превышает 14,5 мкмоль то до 40% рапсового шрота). Допустимая доза введения рапсового жмыха в рационе дойных коров составляет 15%, измельченного зерна рапса – 0,5 кг от массы корма, а для молодняка коров крупного рогатого скота – 10,3%,. Введение рапсового шрота и жмыха повышает удои молочных коров, оказывает положительное влияние на рост, мясную продуктивность и среднесуточный прирост живой массы. Для овец оптимальной дозы рапсового шрота не выявлено.

Использование продуктов переработки рапса супоросных маток в кормлении облегчает опорос и увеличивает выживаемость и последующей рост поросят.

При кормлении свиней большое значение имеет обеспеченность их протеином и лимитирующими аминокислотами. Установлено [51], что не все злаковые обеспечивают потребность свиней в лизине, метионине и в других аминокислотах. Все они, кроме ячменя и кукурузы, в равной степени дефицитны для свиней по треонину. Вследствие этого, актуальным является повышение протеиновой питательности рационов, их аминокислотной сбалансированности за счет использования рапсового жмыха.

Рапсовый жмых широко и эффективно применяют при выращивании и откорме молодняка свиней. Оптимальной дозой введения рапсового жмыха является 3-5% от сбалансированного рациона. Указанное количество повышает интенсивность роста поросят на 7-12% [8]. Другие авторы [61] считает, что допустимая доза введения в состав комбикорма – 10%, что рапсовый жмых по продуктивному действию аналогичен подсолнечниковому. В опытной группе наблюдается увеличение среднесуточного прироста живой массы на 6,2 %, затраты корма на 1 кг прироста снижаются на 9,7 %. Рапсовый жмых благоприятно влияет на переваримость основных питательных веществ рационов на 2,3%, а также на отложение азота и минеральных веществ в теле свиней. Биохимическое исследование проб крови свидетельствует о нормальном физиологическом состоянии организма, как опытных, так и контрольных животных.

Продуктивное действие рационов с рапсовым жмыхом можно повысить за счет добавки в них препаратов йода, которые стимулируют деятельность щитовидной железы и снижают токсическое действие глюкозинолатов. Данные об эффективности таких рационов были получены во время проведения опытов [61], где изучали эффективность откорма молодняка крупного рогатого скота и свиней с использованием в рационах рапсового жмыха, обогащенного стабилизатором йодистым калием.

Исследования показали, что повышение среднесуточного прироста бычков по сравнению с контролем у крупного рогатого скота на 15,7%, а у свиней – на 4,5% выше, чем без добавки.

Анализ зарубежной литературы, проведенный Милашенко Н.З. (1989) показал, что свиньи любого возраста хорошо потребляют корм, содержащий шрот из канолового рапса. Величина усвояемости энергии шрота у свиней выше, чем у птицы. Однако поросят надо приучать к скармливанию рапсового шрота постепенно, особенно с жидкими кормами.

В период предварительного откорма свиней [5] доля рапсового шрота может составлять не более 12%, а в период заключительного откорма – от до 20%. При кормлении свиноматок рапсовым шротом из 00-типа отрицательного влияния на их репродуктивную способность не установлено (процент оплодотворения, число поросят от свиноматок). Поэтому количество его в суточном рационе может быть повышено до 12%.

Отмечается [61], что повышение продуктивности и среднесуточного прироста не происходило, если растущих свиней кормили только рапсовым каноловым шротом. Наилучшие результаты в увеличение среднесуточного привеса и толщины хребтовой части тушки были получены при кормление хрячков и подсвинок смесью: кукурузно-соевый шрот и 15% шрота канолового рапса.

Переваримость протеина рапсового шрота, используемого в корм свиньям, составляет 75%. Он содержит на 10-20% меньше обменной энергии, чем соевый, поэтому необходимо корректировать рацион, вводя в него зерно злаков с более высоким содержанием энергии или добавляя жир.

Таким образом, рапсовый шрот и жмых широко используют для кормления и выращивания свиней, при этом допустимой дозой введения рапсового шрота является 15%, а оптимальной дозы введения рапсового жмыха колеблется в пределах 10%. Кормление свиней продуктами переработки рапса эффективно применяют для выращивания и откорма молодняка свиней. Для получения лучшего результата необходимо добавлять вместе с рапсовым жмыхом препараты йода, и рапсового шрота для повышения обменной энергии – зерно злаков.

Рапсовый жмых является хорошим источником протеина для кур несушек, цыплят-бройлеров и мясных уток [36,51].

В целях установления оптимальной дозы ввода рапсового жмыха в комбикорма для цыплят-бройлеров и кур-несушек [33] были проведены научно-производственные опыты на птицефабриках. Цыплятам и курицам скармливали рапсового жмыха в разных дозах (соответственно 5,0, 8,0 и 10,0%) по питательности рационов. Исследования показали, что в рацион цыплят-бройлеров и кур-несушек можно вводить рапсовый жмых в количестве 8%. При такой замене среднесуточные приросты живой массы цыплят-бройлеров повышались на 9,9% и сохранности поголовья на 4,2%, а также увеличение яичной продуктивность у кур-несушек – на 8,5%.

Анализ зарубежной литературы показал, что существуют разные точки мнения для определения оптимальной дозы кормления рапсового шрота для кур-несушек и цыплят-бройлеров. Одни авторы предлагают [33], что для кормления бройлеров можно применять до 15% рапсового шрота каноловых сортов, кур-несушек – до 12%, а другие авторы считают, что для бройлеров не должно превышать 12% и кур-несушек – не более 15%. При более высокой доле мясо приобретает неприятный запах, нарушается обмен веществ и снижается яйценоскость.

В Канаде были определены оптимальные дозы скармливания рапсового шрота для кур-несушек – это 10 и 15%, но только канольных сортов. При добавлении рапсового шрота отмечалось: снижение падежа птицы, повышалась яйценоскость и оплата корма, увеличивался размер яиц.

Однако наряду с положительным эффектом наблюдалось увеличение щитовидной железы. Не рекомендуется применять в рацион рапсового шрота и шрота канолы в рационах кур-несушек, кладущих яйца с коричневой скорлупой. Они должны получать всего 3%, т.к. у них из-за наследственно обусловленных нарушений обмена веществ, содержащийся синапин может привести к ухудшению запаха яиц. Они приобретают рыбный или крабный запах и привкус, который вызывается наличием триметиламина.

Установлено, что в Канаде рапс – это хорошая протеиновая добавка для гусей, уток и молодняка индюков. Анализ зарубежных данных [61,62] показал, что в рацион для племенных индеек можно включать до 10%, для уток и гусей, индюшат и растущих индюков – до 20% рапсового (канолового) шрота без вреда для здоровья птицы.

Российскими учеными были проведены аналогичные опыты по определению оптимальной дозы введения рапсового шрота. В 2005 г. были проведены научно-хозяйственные и производственные опыты на бройлерах кросса Кобб [32]. Использовали рапсовый шрот в количестве (6%, 8%, 12%) Иркутского масложиркомбината, содержащий 38% протеина сырого протеина и 2.9% жира. Эруковая кислота присутствовала в следовых количествах, но в одном из образцов ее уровень составлял 5%. В результате проведенного опыта, была определенна оптимальная доза рапсового шрота – 8%, из всех она оказала положительное влияние на прирост массы птиц, только при одновременном применении ферментного комплекса Оллзайм Вергпро. На вкусовые качества мяса птицы добавление шрота (6% и 8%) отрицательного влияния не оказала. Ведение рапсового шрота в дозе 12% привело к снижению приростов, возможно, из-за присутствия глюкозинолатов в сочетании с антипитательными свойствами пшеницы.

Добавление в рационы птиц пшеницы нового урожая без послеуборочного дозревания, было отмечено снижение среднесуточных приростов в период выращивания до 30-35 дней в опытной группе (в связи с ухудшением поедаемости корма). Но после добавления в корма лимонной кислоты активность птицы повысилась.

Анализ зарубежной литературы показал, что обычно семена рапса с высоким содержанием жира не используют как корм для птицы. Однако иногда более экономически выгодно включать размолотые или не размолотые семена рапса с высоким содержанием масла в рационы разных видов птицы.

Семена рапса содержат от 41 до 43% эфирной вытяжки (масло) и 21 23% сырого протеина [48]. На основании этого ученые делают предположение, что если их можно использовать полностью, то они должны служить хорошим источником как энергии, так и протеина в рационах птицы. Энергия размолотых семян рапса составляет 4430 ккал/кг, целых – 3590 ккал/кг. Тогда бройлерные цыплята, бройлерные индюшата и курицы несушки могут потреблять в своих рационах соответственно 10, 20, 30% размолотых семян канолового рапсового шрота. При этом рекомендуется размол и обработка теплом семян рапса при температуре 1200С в течение мин.

В 2006 году [61] проведены исследования на цыплятах-бройлерах, которых кормили семенами рапса (10%, 15%) и продуктами его переработки (шрот и жмых). Для опытов использовали семена 00-типа (сорт «Оникс») содержащий 48,2% масла, 20,1% белка, 13,2% клетчатки и 23,2 мкмоль/г глюкозинолатов. В результате добавления семян рапса отмечалось снижение затрат корма на 8,1%. Это связано с увеличением в рационе жира и сырой клетчатки, которая снижает усвоение питательных веществ и энергии, но при этом увеличивает время прохождение химуса по пищеварительному тракту, что обеспечивает более длительное действие на корм ферментов.

Переваримость клетчатки рапсового шрота или семян составляет около 78%, а у подсолнечника – 30%. После добавления цыплятам-бройлерам рапсового жмыха (5% и 10%) отмечено, что масса тушки птицы ниже на 28,6-29,5%, по сравнению с результатами использования в их рационе семян рапса и шрота.

Изучение гематологических показателей указывает на то, что птица клинически здорова, а показатели – в пределах нормы.

Исследованиями установлено [30], что введение рапсового шрота содержащий 2,9% гликозинолатов и 48% эруковой кислоты в комбикорма бройлеров и яичных кур-несушек до 5% не отражается на продуктивности цыплят и кур-несушек, химическом составе и вкусовых качествах мяса и яиц, активности пищеварительных ферментов, доступности аминокислот и усвоение азота. Увеличение дозировки рапсового шрота до 15% (вместо подсолнечникового шрота) в рационах способствует снижению продуктивности, снижение сохранности поголовья, увеличение затрат на корма на 1 кг за счет ингибирования активности амилазы, общих протеаз и липазы в содержимом 12-перстной кишке, понижение протеина, ухудшения доступности аминокислот и усвоения азота корма. В результате использования в рационе рапсового шрота отмечалось [48], увеличение массы щитовидной железы, которое связано с изменением структуры данного органа. Экспериментально было установлено, что при использовании в комбикормах цыплят-бройлеров (5, 7,5, 10 и 15%) рапсовых семян и жмыха канолового сорта «ана» с уровнем 0,5% глюкозинолатов и без эруковой кислоты, их можно включать в рационы до 15%. Рапсовый жмых, содержащий 0,5% глюкозинолатов без эруковой кислоты, можно применять в количестве до 15% в полнорационных комбикормах для цыплят-бройлеров.

Таким образом, наблюдается расхождения мнений различных ученых в определение оптимальных доз введения рапса с продуктами его переработки.

Одни исследователи предлагают использовать продукты переработки рапса для цыплят-бройлеров и кур-несушек в количестве 8%, другие – использовать рапсовый жмых в дозах до 10-15%, но с оговоркой для кур несушек, т.к. введение рапсового жмыха более 3% приводит к изменению окраски яичной скорлупы. Для цыплят-бройлеров оптимальной дозой введения измельченных рапсового шрота и семян является 5 и 10 % независимо от процентного содержания эруковой кислоты и глюкозинолатов, а увеличение их дозировки приводит к понижению переваримости и использования питательных веществ по пищеварительному тракту, что связано с увеличением в рационе жира и сырой клетчатки. Добавка продуктов переработки рапса и семян рапса повышает яйценоскость, среднесуточный прирост живой массы тела и сохранность птиц.

В качестве кормовой добавки в условиях Забайкалья использование семен рапса с содержанием белка (до 30,0%) и жира (44,3%) имеет хорошую перспективу. Однако наличие в семенах глюкозинолатов и эруковой кислоты ставит под сомнение использование маслосемян рапса в рационах млекопитающих и птицы. Несомненно, рапс является хорошей культурой, которую нужно внедрять для балансирования рационов животных, но необходимо учитывать какое влияние окажут содержащие в семенах рапса антипитательные вещества на организм животных.

В научной литературе определены дозы введения рапса и его продуктов переработки, но нет данных, о влиянии их на секреторную функцию поджелудочной железы животных и птиц. Учитывая, что поджелудочная железа является одним из центральных органов пищеварительной системы, изучение ее секреторной функции при введении в рацион добавки рапса является актуальным и позволяет определить его оптимальное количество, механизм влияния на пищеварение в целом.

Соя. Семена сои отличаются высоким содержанием белка и жира (20 25% жира, 40-42 – белка, более 20% углеводов), каротина, богаты витаминами (A, D, B11, E, С, РР, К, обеспечивающий нормальное свертывание крови), биологически активными веществами и минеральными солями. Белок полноценен по аминокислотному составу и дешевле белка мяса в 10-15 раз. Он легко усваивается и по биологической ценности приближается к белкам мяса, молока и яиц. Очень ценными белковыми кормами являются жмых и шроты. Из семян сои делают масло, маргарин, молоко, муку, кондитерские изделия, консервы. Муку сои подмешивают при выпечке диетического хлеба с низким содержанием углеводов для больных диабетом.

В мировом земледелии сое отводится особая роль в решении проблемы кормового белка, 1т семян может сбалансировать по белку 10 т комбикорма.

Откорм скота на сое обходится в 3-4 раза дешевле, чем на других кормах.

Главная масса сои состоит из глицинина, который отличается от белков других бобовых большим содержанием серы, углерода и меньшим содержанием азота. Глицинин называют растительным казеином, т.к. он обладает свертыванием при закисании. Физиологическая ценность соевого белка очень велика, т.к. при расщеплении Глицинин дает достаточно полную смесь аминокислот, приближенных к смеси аминокислот найденных в мясе.

Зерно сои употребляют в пищу в жареном, сушеном и вареном виде. Из зерна сои приготавливают муку, которая отличается большой питательностью, и в смеси с пшеничной может идти на выпечку хлеба. Из сои приготавливают разнообразные «молочные» продукты – молоко, сыр, творог. Важное значение имеет содержание в сое витаминов.

Сою относят к наиболее перспективным культурам, применяемым в кормлении птицы. По аминокислотному составу из всех зернобобовых протеин сои наиболее близок к протеину животного происхождения и содержит его до 40% [61].

При всех своих высоких кормовых достоинствах соя содержит ряд факторов антипитательного и токсического характера. Наиболее изученными являются ингибитор трипсина, который тормозит протеолиз в желудочно кишечном тракте, снижает ферментативную активность поджелудочной железы.

Ингибитор Кунитца, полученный в кристаллическом виде в 1946 – 1947 гг. и спирторастворимый ингибитор Баумана-Бирка.

Ингибитор, известный под названием ингибитора трипсина из бобов сои или соевого ингибитора Кунитца, представляет собой белок типа глобулина. Он осаждается трихлоруксусной кислотой и не диффундирует через коллодиевые и целлофановые мембраны. Ингибитор устойчив в интервале рН 1,0 – 12,0 при температуре ниже 40. При более высоких температурах, а также в сильнокислых и щелочных растворах он постепенно денатурирует. Процесс денатурации сопровождается снижением растворимости белка и потерей ингибиторной активности. В разбавленных кислотах и щелочах тепловая денатурация обратима в присутствии солей.

Денатурированный ингибитор быстро переваривается трипсином и химотрипсином.

Ингибитор Кунитца образует соединение с трипсином в отношении моль ингибитора на моль фермента. Соединение было получено в 1947 г. В кристаллическом виде, оно устойчиво в широком интервале рН при температуре ниже 30. При рН ниже 4,0, а также в сильнощелочной среде соединение трипсина с ингибитором легко диссоциирует. Ингибитор Кунитца оказывает сравнительно слабое влияние на протеолитическую и молокосвертывающую активность химотрипсина, с которым образует легко диссоциирующее соединение в отношении 1:1.

Вторым подробно изученным ингибитором из бобов сои является спирторастворимый ингибитор Баума-Бирка. Отличительная черта ингибитора – значительно более высокая удельная активность по отношению и химотрипсину. Ингибитор Баума-Бирка сильно отличается от ингибитора Кунитца по своему аминокислотному составу.

Процедура отчистки ингибитора весьма проста и позволяет получать 0,2 г гомогенного препарата из 100 г соевой муки. Ингибитор полностью теряет активность при автоклавировании, но устойчив при нагревании до 105 или при кипячении в водном растворе.

Ингибитор Баума-Бирка подавляет протеолитическую и эстеразную активность трипсина и химотрипсина. В отличии от соевого ингибитора Кунитца ингибитор Баума-Бирка не расщепляется пепсином и, очевидно, поэтому может оказывать более глубокое воздействие на протеолиз белков в животном организме in vivo. [17] В сое содержится гемагглютенины (лактины), которые приводят к токсикозу, а также аглютинируют клеточные мембраны эритроцитов, сапонин вызывает гипертрофию зоба и действует сходно с растительным тиоционатом который освобождает, в результате ферментной деятельности некоторое количество ционата, также инактивирует активность ферментов, снижая переваримость протеина.

В нативной сое высокое содержание олигосахаридов - стахиозы, раффиназы, которые приводят к метеоризму кишечника. Эти сахара из-за отсутствия галактозидазы не перевариваются, а попадая в толстый кишечник сбраживаются микроорганизмами до образования больших количеств углекислого газа и водорода.

Все указанные антипитательные вещества, содержащиеся в сое находятся во взаимосвязи с белками, снижая их биологическую ценность.

Если белки избавить от этих антикомплексов, то они на организм животного будут действовать подобно казеину.

Под воздействием тепловой обработки термолабильные антикомплексы разрушаются (инактивируются), об их наличии судят по активности уреазы показателю косвенно свидетельствующему об инактивации антипитательных веществ.[21] Среди бобовых культур соя занимает исключительное положение благодаря чрезвычайно разностороннему ее использованию. Основная особенность сои – химический состав (табл. 7) Таблица 7. Химический состав семян сои Составляющие компоненты Единицы измерения Вода 14,0 г Белки 34,9 г Жиры 17,3 г Углеводы 26,5 г Пищевые волокна 4,3 г Зола 5,0 г Витамины:

Витамин А 0,07 мг Витамин В1 0,9 мг Витамин В2 0,2 мг Витамин В3 1,8 мг Витамин В6 0,9 мг Витамин В9 200,0 мг Витамин Е 17,3 мг Витамин Н 60,0 мг Витамин РР 2,2 мг Минеральные вещества Железо 11,8 мг Калий 1607,0 мг Кальций 348,0 мг Кремний 177,0 мг Магний 191,0 мг Натрий 44,0 мг Сера 244,0 мг Фосфор 510,0 мг Хлор 64,0 мг Алюминий 700,0 мкг Бор 750,0 мкг Йод 8,2 мкг Кобальт 31,2 мкг Марганец 2800,0 мкг Медь 500,0 мкг Молибден 99,0 мкг Фтор 120,0 мкг Хром 16,0 мкг Цинк 2010,0 мкг Благодаря такому благоприятному сочетанию питательных веществ соя находит широкое пищевое, кормовое и промышленное значение.

Белок сои, как и других растений – сложный комплекс индивидуальных белков, который в основном состоит из глобулинов и небольшого количества альбуминов. Важное преимущество соевого белка при сопоставлении с другими белками растительного происхождения состоит в особенностях его аминокислотного состава. Некоторые авторы относят белки сои к полноценным из-за высокого содержания незаменимых аминокислот [64].

Наиболее ценными белковыми продуктами из сои являются жмых и шрот. Самое важное и широкое распространение сои – использование ее как сырья для маслобойной промышленности, а также для мыловаренной и лакокрасочной промышленности, служит сырьем для получения глицерина.

Из семян сои делают масло, маргарин, молоко, муку, кондитерские изделия, консервы. Муку сои подмешивают при выпечке диетического хлеба с низким содержанием углеводов для больных диабетом [19].

Таким образом, соя является наиболее выгодным источником кормового белка, используемого в сельском хозяйстве для получения продукции животноводства. Однако наряду с явными преимуществами, в сои содержится ингибитор трипсина, который снижает ферментативную активность протеаз поджелудочной железы. В доступной научной литературе мы не обнаружили данных о влиянии добавки сои на секреторную функцию поджелудочной железы кур, поэтому и решили восполнить данный пробел.

Горох является ценнейшей продовольственной и кормовой культурой.

Его широкое распространение объясняется высокими пищевыми кормовыми достоинствами большой приспособляемостью к различным почвенно климатическим условиям [34].

Он получил наибольшее распространение в посевах зернобобовых культур в нашей стране. В 1998-2000 гг. в общем объеме производства зернобобовых культур горох занимал 67-70 процентов [40].

Семена гороха имеют высокую питательную ценность. В них содержаться 23-24 % белка, 45-53 % крахмала,4-10 % сахара,10-14 % воды,1 1,5 % жира, 3-6 % клетчатки, 2-4% золы [34].

Большим преимуществом гороха является высокое содержание в семенах (особенно недозрелых) минеральных солей. Витамины группы В в горохе сбалансированы наилучшем образом. Витамина В1 содержится в два раза больше, а В2- в полтора раза, РР в 5 раз больше, чем в хлебе из муки грубого помола, который считается основным их источником. Так же присутствует в горохе витамины В6 (0,17 мг %), В2 (20 мг%), К, Д, РР, С содержится противосклеротический холин и инозин провитамина А. В проростках накапливается витамин Е. Зола семян гороха на 79% состоит из фосфора и калия, на долю всех остальных элементов (Mg, S, Fe, Si,Cl,Na,K) приходится всего 21%. Белок гороха содержит 60-80% водорастворимых альбуминов и глобулинов и относительно легко усваивается организмом.

Кроме белка в зелёном горошке имеются и другие азотистые соединения: свободные аминокислоты, их амиды, нуклеиновые кислоты, пептиды, азотистые основания, минеральный азот. Семена его богаты витамином С (25-38 мг%), каротином (1- 1,7 мг%). По набору особо ценных аминокислот и протеина овощной белок близок к коровьему молоку, говядине и яйцам.

В сырых семенах гороха также содержатся антипитательные и токсичные соединения, мешающие работе ферментов пищеварительного тракта. Токсичные вещества бобовых - это так называемые пектины. В желудке они не расщепляются и повреждают слизистую оболочку кишечника, которая становится проницаемой для бактерий и других токсичных веществ.

Белок семян гороха состоит на 60-67% из заменимых аминокислот и, в зависимости от сорта, 33-40% незаменимых аминокислот. Основную часть из них составляют: лизин (6-10%), лейцин (7-9 %), фенилаланин (5-6 %), валин (4-6 %), а так же тирозин (7,7 г/кг), триптофан (3,2 г/кг), аргинин (31, г/кг), гистидин (6,9 г/кг), цистин (2,4 г/кг), метионин (4,5 г/кг).

Таким образом, горох самый богатый источник белка из овощных культур. Белки гороха сходны с белками мяса. Так же в горохе много витаминов и микроэлементов. Но кроме полезных, горох содержит так же и антипитательные вещества, которые угнетают работу пищеварительного тракта. В связи с этим биологическая ценность белка гороха не очень высока и повышается при термических обработках, особенно после предварительного обжаривания семян перед их размолом. Горох обычно вводят в БВД для крупного рогатого скота и овец, а также в незначительном количестве – для свиней [48].

В научной литературе имеется достаточно данных об антипитательных веществах, содержащихся в горохе [48].

Известно, что горох содержит неполноценный белок легумин и ингибитор трипсина. Легумин относится к простым белкам – глобулинам, доля которых в зерне гороха составляет до 60%, но преобладает из них легумин. Он не растворяется в чистой воде, но хорошо растворяется в нейтральных солях (растворах). В легумине содержится много лизина, валина, глутоминовой кислоты, серина и трионина, но очень мало метионина и триптофана. Легумин, попадая в организм животного, может вступать в реакцию с неорганическими солями и органическими кислотами, превращаясь в вещества, недоступные для усвоения.

Из-за наличия в горохе ингибиторов трипсина невысока доступность аминокислот (менее 80%). Термическая обработка лишь незначительно снижает действие антипитательных факторов, поэтому горох обычно используется без обработки. Кроме этого, горох содержит 1,5- 2,6% дубильного вещества- танина, который также относят к антипитатеньным факторам.

Таким образом, горох самый богатый источник белка- среди овощных культур. Белки гороха сходны с белками мяса, т.к. содержат ряд незаменимых аминокислот. Плоды гороха содержат высокий процент антиоксидантов. Так же в состав гороха входит неполноценный белок легумин и ингибитор трипсина. Однако данные о влиянии гороха на процессы пищеварения малочисленны и разноречивы. Поэтому существуют противоречивые мнения об использовании семян сои и гороха в сыром виде для кормления животных.

Таким образом, из-за высокого содержания белка в горохе, его широко применяют в кормовой промышленности в виде дроблённого зерна и муки.

По некоторым авторам, горох применяют в неограниченном количестве, а некоторые утверждают, что его можно добавлять не более 10-15% массы корма в рацион.

Таким образом, известно [104], что белковые культуры содержат антипитательные вещества: рапс – глюкозинолаты, эруковую кислоту, соя и горох ингибиторы протеаз, которые значительно снижают их биологическую ценность. Однако существуют противоречивые мнения об использовании семян указанных культур в сыром виде для кормления животных. Данные о влиянии рапса, сои и гороха на процессы пищеварения животных малочисленны а на секреторную функцию [65,66,36,37], поджелудочной железы – полностью отсутствуют. Поэтому изучение данного вопроса имеет научное и практическое значение и позволит в дальнейшем разработать методы нейтрализации антипитательных веществ, содержащихся в белковых культурах.

2. Изучение влияния белковых кормовых культур на процессы пищеварения и прирост массы кур Роль поджелудочной железы в процессах пищеварения 2.1.

Поджелудочная железа – один из центральных органов пищеварительной системы, который вырабатывает панкреатический сок, содержащий ферменты для гидролиза белков, жиров и углеводов [8,55,57,60,].

В научной и учебной литературе по анатомии и физиологии домашних животных поджелудочная железа описывается как довольно крупный, паренхиматозный орган розовато-серого или розовато-желтого цвета, который состоит из маленьких железистых долек [7].

По мнению исследователей [7,47], поджелудочная железа построена по типу сложной трубчато-альвеолярной железы, в которой различают два отдела: секреторный и инкреторный. Секреторный отдел представлен ацинусами, состоящими из железистых клеток конической формы.

Протоплазма железистых клеток содержит гранулы различной величины.

Снаружи клетки ацинуса окружены тонкой волокнистой соединительнотканной оболочкой.

Снаружи поджелудочная железа окружена капсулой, состоящей из соединительной ткани. От капсулы отходят перекладины, которые образуют строму железы. Вблизи железистых образований находится нежная ретикулярная и рыхлая соединительная ткань. Местами в прослойках соединительной ткани скапливаются лимфоидные элементы.

Относительно формы и долей поджелудочной железы существуют противоречивые мнения.

Так, В.Н. Жеденов [7] считает за исходную форму поджелудочной железы у высших млекопитающих растянуто-треугольную.

У сельскохозяйственных птиц форма и величина долей зависит от видовых и индивидуальных различий.

У кур и индеек доли поджелудочной железы разделяются продольной бороздой на две полудоли. У гусей дорсальная доля состоит из двух слитых полудолей, а у уток доли поджелудочной железы самостоятельны. Доли имеют трехгранную форму, острыми краями обращены к брыжейке.

Исследованиями [7] установлено, что у мускусных уток дорсальная доля по размеру превышает вентральную. Поджелудочная железа имеет три протока, причем выявлено наличие анастомоза между главным протоком дорсальной доли и её дополнительным протоком.

У кур поджелудочная железа состоит из четырех долей и связана с 12 перстной кишкой тремя протоками. В поджелудочной железе взрослых кур соединительная ткань в среднем составляет 1,1%, а железистая паренхима 98,9 %, причем, на долю экзокринной части приходится 94,8 %, а эндокринной – 4,1 % от всей массы железы.

Направленность роста и развития в постнатальный период в поджелудочной железе кур проявляется в изменении относительного веса, соотношения соединительной ткани и железистой паренхимы.

По данным Е.А. Шубниковой [21], поджелудочная железа птиц непарный удлиненный орган серовато-розового цвета, расположенный в брюшной полости от 12-перстной кишки до селезенки.

Существует и другое мнение о том, что у птиц поджелудочная железа компактная и расположена в петле 12-перстной кишки [7]. Она состоит из двух долей (вентральной и дорсальной).

Результаты исследований [21] показывают, что поджелудочная железа птиц имеет светло-розовый цвет. Располагается между восходящим и нисходящим коленами 12-перстной кишки. В ней различают дорсальную и вентральную доли и небольшую дольку, направленную к селезенке.

Сведения о массе поджелудочной железы немногочисленны и противоречивы.

Д.М. Автократов [21] считает, что поджелудочная железа птиц по размеру относительно больше, чем у млекопитающих. Причем, у зерноядных птиц объем ее превышает таковой у плотоядных. По некоторым данным, масса железы у кур достигает 40-45 г, у уток и гусей – 90-110 г, а у ястреба – 15 г. Другие исследования показывают, что масса железы у кур не превышает 5 г, у гусей и уток – 10-13 г. У голубей масса поджелудочной железы составляет 1,5 г [21].

Известно, что масса панкреас у птиц изменяется с возрастом. Из работ [21] видно, что наиболее интенсивное развитие поджелудочной железы у цыплят-бройлеров идет с суточного до 30-дневного возраста. За этот период масса органа увеличивается в 26,0 раз, а с 30 до 56-дневного возраста – лишь в 1,8 раз.

Установлено [7], что абсолютная масса поджелудочной железы кур с возрастом постепенно увеличивается от 0,5 г до 3,9 г, относительная масса, наоборот, падает до 1,2 % …0,1 %.

Ц.О. Дашиева [60] указывает на бурный рост поджелудочной железы в течение 15 дней жизни утят, ее масса увеличивается в 26 раз и достигает % от массы органа взрослых уток. За 12 месяцев поджелудочная железа увеличивается в 67,7 раз.

По данным [9], после вылупления из яйца относительная масса поджелудочной железы голубей составляет 0,85 %. В первые десять дней происходит увеличение массы органа в 1,6 раз, в последующие 30 дней - в 1,4 раза и равняется 0,28 % от массы тела.

Данные о количестве протоков поджелудочной железы птиц весьма разноречивы. А.В. Крыгин [87], отмечает наличие трех протоков у кур и уток. Работы [57,61] указывают на наличие трех протоков у кур, а у гусей и уток – двух. По сообщениям других авторов [69], количество протоков поджелудочной железы у птиц одного и того же вида варьируется от двух до четырех. Результаты исследований [17] показывают, что поджелудочная железа кур и уток имеет по три протока, а у гусей и индеек - по два. У одного и того же вида птиц не обнаружено наличие разного числа протоков в железе. Кроме одного протока у утки, все протоки поджелудочной железы кур, гусей и индеек выходят в краниальный конец восходящего колена двенадцатиперстной кишки. Они открываются в одну папиллу с протоками желчевыделительных путей.

Выводные потоки поджелудочной железы начинаются тонкостенными трубками, выстланными однослойным кубическим эпителием. По мере увеличения диаметра протока клетки становятся выше, принимая призматическую форму. Более крупные протоки окружены соединительнотканной оболочкой и высланы высоким призматическим эпителием, в котором встречаются бокаловидные клетки.

Выводные протоки поджелудочной железы, находящиеся за пределами паренхимы, имеют более сложное строение, стенка его состоит из слизистой, мышечной и серозной оболочек.

Внешнесекреторная функция поджелудочной железы заключается в выделении панкреатического сока, богатого различными ферментами и бикарбонатами, которые обеспечивают расщепление корма до частиц, способных всасываться через слизистую кишечника [53].

По данным многих авторов активность ферментов [43,57] панкреатического сока поджелудочной железы изменяется с возрастом. В первый период постэмбрионального развития ферментообразовательная функция пищеварительного аппарата у птицы выражена еще слабо [106,199,205]. В процессе исследований была обнаружена вариабельность активности протеаз желудочно-кишечного аппарата у цыплят в зависимости от возраста.

С.Н. Преображенский [125], изучая влияние пола птицы на активность и распределение амилазы, мальтазы и сахаразы в пищеварительном аппарате цыплят до 120-дневного возраста, не выявил достоверной разницы в активности данных ферментов.

Становление пищеварительной функции поджелудочной железы у цыплят-бройлеров завершается к 30-дневному возрасту [40].

Эксперименты, выполненные на млекопитающих [46], показывают, что у поросят становление ферментосекретирующей функции поджелудочной железы в основном завершено к 2-месячному возрасту количественно и качественно.

Таким образом, в научной литературе имеется достаточно данных по морфологии и физиологии поджелудочной железы птиц. Однако результаты исследований разноречивы, а в вопросах изучения внешнесекреторной функции поджелудочной железы в хроническом эксперименте малочисленны из-за методических трудностей получения панкреатического сока.

При рассмотрении приспособительной деятельности поджелудочной железы необходимо иметь в виду, что свойства панкреатических ферментов не остаются неизменными как в процессе эволюции, так и в процессе приспособления отдельного животного к индивидуальным особенностям питания. Соотношение между отдельными ферментами может меняться по ходу приспособления даже в пределах одной группы протеолитических ферментов [47].


Приспособление пищеварительной деятельности поджелудочной железы животных к качеству кормов установлены И.П. Павловым (1897).

Адаптация секреторно-ферментативной функции поджелудочной железы животных и человека к составу пищевых веществ подтвердили и углубили в специальных исследованиях многие ученые [23,35,62].

Опыты, проведенные на собаках с фистулой протока поджелудочной железы [21], показывают, что резкое изменение количества белка, как в сторону увеличения, так и в сторону уменьшения его доли в рационе отрицательно отражается на секреторной функции поджелудочной железы. В том и другом случае наблюдается снижение способности поджелудочной железы к тонкому ферментному приспособлению к характеру питания.

Выделение ферментов, необходимых для переваривания пищи, происходит главным образом, путем увеличения количества панкреатического сока.

Однако концентрация ферментов в соке при недостатке белка в пище снижается с первых же дней, а при его избытке в течение 1-2 недель остается практически без изменений, но затем также значительно уменьшается.

Более сильное отрицательное действие на секрецию поджелудочной железы оказывает недостаток белка в пище [30].

Замена кормов животного происхождения горохом и подсолнечным жмыхом, соответственно обеспечив 27,6 и 24,4 % нормы перевариваемого протеина, приводит к снижению секреторно-ферментативных функций желудка и поджелудочной железы у свиней [11], вследствие чего понижается скорость гидролиза белка.

При содержании птиц на разных пищевых режимах нервные и гуморальные влияния изменяют свой характер и соответственно с особенностями, действующих раздражителей, меняется состав пищеварительных соков, в частности, поджелудочной железы.

Значительная по своему объему химическая обработка корма, причем всех составных его частей, совершается в основном под влиянием ферментов панкреатического сока. Поэтому вопрос о приспособлении функции поджелудочной железы к качеству кормов имеет важное значение для оценки закономерностей динамики функциональной деятельности пищеварительной системы птиц и млекопитающих.

Влияние кормов на секреторную функцию поджелудочной железы кур, уток и гусей изучалось при рационе кормления, на фоне которого проводились все другие исследования. Для увеличения углеводного компонента рациона птицам при утреннем кормлении скармливался вареный картофель в виде пюре (по 100 г курам и 200 г - уткам и гусям) [17].

После приема корма с большим содержанием углеводов пан креатический сок кур, уток и гусей имеет повышенную активность амилазы.

Увеличение амилолитической активности панкреатического сока птиц наблюдается с первого дня дачи картофеля в виде пюре. Необходимо отметить, что в первые дни птицы активно поедают этот корм, то есть проявляется реакция птицы на новый корм. Прием корма с большим аппетитом всегда вызывает повышенную функцию железы. Через 7-10 дней картофельной диеты его поедаемость снижается, и часть корма остается после еды [17].

Повышенное содержание белковых веществ в рационе кормления птиц достигалось путем скармливания (курам по 50 г, уткам и гусям - по 100 г) рыбного фарша утром в течение 10 и более дней. Дача птицам богатого белком корма, рыбного фарша стимулирует секрецию протеаз, однако выделение амилазы сохраняется на высоком уровне. Высокий уровень деятельности железы вначале сменяется снижением количества сока при относительно высоком уровне выделения протеолитических ферментов [17].

Комбикорм в наибольшей степени стимулирует пищеварительную функцию поджелудочной железы у кур, уток и гусей. Прием птицей пшеничного зерна вызывает медленное повышение сокоотделения и выделение ферментов по сравнению с дачей комбикорма. После приема зерна особенно медленно возрастает содержание ферментов, расщепляющих белковые вещества. Кроме того, влияние кормов на экзокринную деятельность поджелудочной железы анализировали путем сопоставления цифровых данных.

После дачи курам рыбного фарша получено самое низкое выделение панкреатического сока и амилазы при сравнительно большом отделении протеолитических ферментов. Соотношение амилазы и протеаз составляет 15:1. Рыбный фарш (белковый корм) не вызывает увеличения абсолютного количества протеаз в соке, а повышает их относительное содержание.

На зерно и картофель выделяется больше амилазы при средних, уровнях сокоотделения с меньшим содержанием протеолитических ферментов. Соответственно, амилазно-протеазное соотношение 21:1 и 18:1.

Комбикорм вызывает у кур наибольшее выделение панкреатического сока и ферментов. Амилазно-протеазное соотношение составило 16:1, то есть относительное содержание ферментов меньше, чем при других кормах.

Приспособление внешнесекреторной функции поджелудочной железы птиц к химическому составу корма осуществляется в первую очередь рефлекторным путем. Прием нового корма у птиц идет с большим аппетитом, то есть повышенным возбуждением пищевого центра, в связи с чем наблюдается усиленная секреторная функция железы. Реакция целесообразная для организма в целом, направленная на обогащение его недостающими веществами, и для деятельности органов пищеварения направлена на быструю гидролизацию компонента, содержащегося в большом количестве в новом корме. По мере насыщения организма компонентами корма, которые содержатся в большом количестве, рефлекторные и гуморальные механизмы через пищевой центр мозга оказывают тормозящее влияние, внешне проявляющееся в снижении аппетита птицы на данный корм. Кроме общего механизма усиления и торможения экзокринной функции железы существует механизм усиленной секреции отдельных ферментов на изменение химического состава корма.

Например, увеличение количества углеводов в рационе ведет к повышению содержания амилазы, большее присутствие белковых веществ усиливает протеазную активность [17].

Исследования [31,34], проведенные на цыплятах-бройлерах показывают, что применение в рационе более богатой питательными веществами кормосмеси (содержание сырого протеина 23,0% и обменной энергии 317 ккал) значительно усиливает пищеварительную функцию поджелудочной железы птиц в сравнении с кормосмесью, в которой содержалось 18,2% сырого протеина и 310 ккал обменной энергии.

Активность амилазы возрастала в 2,6 раза, протеаз – в 2,3 раз, а липазы – 1, раз.

Следовательно, данные литературных источников [57] свидетельствуют о том, что экзокринная функция поджелудочной железы четко адаптируется к качеству корма. Однако на сегодняшний день производители предлагают достаточный выбор комбикормов, качество которых невозможно оценить без исследования влияния их на секреторную функцию поджелудочной железы. Поэтому результаты исследований в этом направлении имеют важное значение для науки и практики.

Таким образом, внешнесекреторная функция кур имеет общие черты с млекопитающими: регуляция осуществляется сложнорефлекторными и нейрогуморальными факторами, главным секреторным нервом является блуждающий нерв, секреция четко адаптируется к качеству принимаемого корма. Но поскольку эволюция пищеварительной системы шла по пути приспособления птиц к полёту и максимальному облегчению тела, то панкреатический сок выделяется непрерывно, активность ферментов значительно превосходит таковую у млекопитающих. Особенностью птиц является выделение панкреатического сока и желчи одной папиллой в двенадцатиперстную кишку. Это затрудняло долгое время изучение экзосекреции поджелудочной железы птиц. Метод Батоева Ц.Ж., Батоевой С.Ц. [16] позволяет всесторонне и глубоко исследовать функцию одного из главных органов пищеварительной системы.

2.2.1. Экзокринная функция поджелудочной железы кур при добавке разного количества семян рапса (1%, 5%, 10% от массы корма) Дальнейшее повышение эффективности животноводства и птицеводства невозможно без совершенствования кормления. Важным резервом в этом направлении является использование в рационах белковых добавок с целью балансирования питательных веществ. Поскольку поджелудочная железа четко адаптируется к качеству корма, существует корреляция между секреторной функцией железы и перевариваемостью корма [62], то добавка в рацион разного количества семян рапса будет иметь адекватную реакцию органов пищеварительной системы. И через призму внешнесекреторной функции поджелудочной железы можно будет определить оптимальное количество рапса в рационе.

В задачу наших исследований входило изучение трех разных доз добавок рапса: 1%, 5% и 10% от массы корма.

Экспериментальные данные показывают, что секреторная функция поджелудочной железы кур существенно не изменяется при введении в рацион добавки семян рапса 1% от массы корма (табл. 7).

Из таблицы 8 видно, что количество панкреатического сока за опыт у кур уменьшается на 4%, но это изменение незначительно. Активность липазы в 1 мл и в объеме сока не изменяется. Амилолитическая активность в 1 мл сока увеличивается на 2%, в объеме сока за опыт уменьшается на 4%, а протеолитическая активность уменьшается на 12% и 15%, соответственно.

Следовательно, изменения не носят достоверный характер.

Таблица 8. Влияние семян рапса (1% от массы корма) на секреторную функцию поджелудочной железы Показатели Фон Опыт % к контр.

Количество 7,5±0,4 7,2±0,4 96, панкреатического сока за опыт, мл Активность ферментов в 1мл сока, мг/мл/мин Амилазы 5250±119,1 5344±174,1 101, Протеазы 249±14,0 220±9,5 88, Липазы 18±0,4 18±0,4 100, Активность ферментов в объеме сока за опыт, мг/мл/мин Амилазы 43872±2837,3 42353±3134,8 96, Протеазы 1966±160,8 1668±139,5 84, Липазы 138±7,5 138±8,9 100, Данные экспериментов на курах при введении в рацион добавки 5% семян рапса от массы корма показывают, что секреторная функция поджелудочной железы кур изменяется следующим образом (табл. 9).


Таблица 9. Влияние семян рапса (5% от массы корма) на панкреатическую секрецию Показатели Фон Опыт % к контр.

Количество 6,6±0,2 5,7±0,2** 86, панкреатического сока за опыт, мл Активность ферментов в 1мл сока, мг/мл/мин Амилаза 4284±118,4 4664±176,9 108, Протеазы 236±11,8 342±13,1**** 144, Липаза 10±0,5 11±0,4 110, Активность ферментов в объеме сока за опыт, мг/мл/мин Амилаза 28397±1066,0 27205±1759,7 95, Протеазы 1489±78,3 1846±60,0**** 124, Липаза 71±4,9 68±4,8 95, Примечание: *P0,05, **P0,02, ***P0,01, ****P0,001.

Результаты таблицы 8 свидетельствуют о том, что количество панкреатического сока за опыт у кур достоверно изменялось, хотя наблюдалась тенденция к уменьшению секреции на 14%. Активность амилазы изменялась недостоверно, в 1 мл секрета увеличивалась в 1,1 раза, а в объеме сока уменьшалась на 4%. Протеолитическая активность в 1 мл сока при использовании рапса увеличивалась у кур в 1,5 раза, а в объеме сока за опыт повышалась в 1,2 раза. Липолитическая активность при кормлении рапсом у кур изменялась незначительно, в 1 мл сока за время опыта увеличивалась в 1,1 раза, а в объеме сока понижалась на 4%. Следовательно, при введении в рацион кур маслосемян рапса в количестве 5% от массы корма, изменяется протеолитическая активность, что обусловлено повышением протеина корма.

Данные экспериментов при введении курам-несушкам семян рапса 10% от массы корма приводит к изменению секреторной функции поджелудочной железы (табл. 10).

Таблица 10. Влияние семян рапса (10% от массы корма) на экзокринную функцию поджелудочной железы кур Показатели Фон Опыт % к контр.

Количество 5,0±0,2 5,7±0,3 114, панкреатического сока за опыт, мл Активность ферментов в 1мл сока, мг/мл/мин Амилазы 4204±188,7 4593±153,0 109, Протеазы 323±9,4 417±10,0**** 129, Липазы 15±0,6 17±0,6* 113, Активность ферментов в объеме сока за опыт, мг/мл/мин Амилазы 23650±1784,3 23820±2440,9 100, Протеазы 1679±94,5 2400±152,7*** 142, Липазы 79±5,9 105±9,5* 132, Примечание: *P0,05, **P0,02, ***P0,01, ****P0,001.

Из таблицы 9 видно, что количество панкреатического сока за опыт у кур достоверно не изменялось, хотя наблюдалась тенденция повышения секреции в 1,1 раза. Амилолитическая активность в объеме сока оставалась на одном уровне, а в 1 мл сока за время опыта увеличивалась на 9%.

Протеолитическая активность в 1 мл сока при использовании рапса увеличивалась у кур в 1,3 раза, а в объеме сока за опыт повышалась в 1, раза. Следовательно, при введении в рацион кур семян рапса в количестве 10% от массы корма изменяется протеолитическая активность, что обусловлено повышением протеина корма. Липолитическая активность при кормлении рапсом за время опыта увеличивалась у кур в 1 мл сока и в объеме сока в 1,1 раза и в 1,3 раза. Это можно объяснить увеличением количества жира в корме.

Наиболее наглядно влияние разных доз рапса на секреторную функцию поджелудочной железы показано на рисунке 1,2,3,4.

фон опыт Кол-во сока, мл 1% 5% 10% Рис. 1. Количество панкреатического сока при введении разных доз (1%, 5% и 10%) семян рапса от массы корма Сравнивая влияние семян рапса в разных дозах (1%, 5% и 10%) от массы корма, можно отметить, что количество выделенного панкреатического сока различно. В опытный период наблюдается уменьшение количества сока при добавлении в рацион кур семян рапса в дозе 1% и 5% от массы корма - на 4% и 14%, а при добавке в дозе 10% от массы корма - увеличение выделения панкреатического сока в 1,1 раза.

Однако, разница недостоверна при введении семян рапса в дозе 1% и 10% от массы корма.

фон мг/мл/мин опыт 1% 5% 10% Рис. 2. Активность амилаз при введении в рацион разных доз (1%, 5% и 10%) семян рапса от массы корма Амилолитическая активность (рис. 2) увеличивается в опытный период на 2%, 9% и 9% в соответствие с (1%, 5% и 10%) вводимым в корм курам дозам семян рапса (p0,02).

Протеолитическая активность (рис. 3) в период опыта увеличивается при введении в корм курам 5% и 10% семян рапса от массы корма в 1,5 раза и 1,3 раза, а добавление 1% от массы корма уменьшает активность протеаз на 12% (разница недостоверна). Увеличение ферментативной активности всего в 1,3 раза (в дозе 10% от массы корма), связано с увеличением в рационе жира, т.к. в семенах рапса содержание жира почти в два раза больше чем белка. Это, в свою очередь приводит к снижению в кишечнике усвоения питательных веществ и энергии, увеличивает время прохождения химуса по кишечному тракту, что приводит к более длительному действию на корм ферментов [96].

250 фон мг/мл/мин опыт 1% 5% 10% Рис. 3. Активность протеаз при введении в рацион разных доз (1%, 5% и 10%) семян рапса от массы корма Таким образом, наибольшее увеличение активности протеаз в 1,5 раза наблюдается в опытный период при кормлении кур семенами рапса, в дозе 5% от массы корма.

мкмоль/мл/ми 10 фон н опыт 1% 5% 10% Рис. 4. Активность липазы при введении в рацион разных доз семян рапса (1%, 5%, 10% от массы корма) Липолитическая активность (рис. 4) при кормлении кур семенами рапса в дозе 5% (p0,02) и 10% от массы корма увеличивается в 1,1 раза, а введение семян рапса в дозе 1% от массы корма не изменяет активность фермента в опытный период. Это, по-видимому, связано с тем, что в рапс является масличной культурой, в семенах которой содержится почти 40% жира.

Таким образом, кормление кур-несушек семенами рапса в дозе 10% от массы корма, достоверно увеличивает активность липазы в 1,1 раза.

Полученные нами результаты экспериментов согласуются с литературными данными по исследованию ферментативной активности химуса двенадцатиперстной кишки при использовании в рационе кур добавки рапса [65,66].

2.2. Влияние разных доз рапса, сои и гороха на секреторную функцию поджелудочной железы кур 2.2.1. Секреторная функция поджелудочной при добавлении в корм кур добавки сои (5% и 10% от массы корма) Среди всех возделываемых в мире сельскохозяйственных культур соя является одной из самых высокобелковых [25]. Соя – ценнейшая кормовая культура. По качеству белка она значительно превосходит многие другие растения, в том числе масличные и зерновые.

Основным биохимическим компонентом семян сои является белок [25].

Семена ее содержат 17-26% жира, 36-42% сбалансированного по аминокислотному составу белка и более 20% углеводов. По белковому комплексу и содержанию незаменимых аминокислот (лизин, метионин, триптофан и др.) соевый протеин ближе к белкам животного происхождения, следовательно, организм животных и человека затрачивает минимальные усилия для превращения соевого белка в белки своего тела. Высокая растворимость соевого альбумина в воде делает его легкоусвояемой пищей для людей и ценным кормом для животных и птицы [79].

Однако в научной литературе данные о влиянии белковых добавок на секреторную функцию поджелудочной железы животных малочисленны [24,36,37,38,39,40].

В задачу наших исследований входило изучение влияния на пищеварительную функцию поджелудочной железы разных белковых добавок. Результаты экспериментов на курах показывают, что секреторная функция поджелудочной железы кур реагирует на увеличение протеина корма за счет добавки семян сои 5% от массы корма (табл. 11).

Таблица 11. Влияние семян сои (5% от массы корма) на секреторную функцию поджелудочной железы кур Показатели Фон Опыт % к контр.

Количество 5,6±0,3 5,0±0,4 89, панкреатического сока за опыт, мл Активность ферментов в 1мл сока, мг/мл/мин Амилаза 3960±376,5 4732±235,1 119, Протеазы 265±13,4 452±24,7**** 170, Липаза 16±0,6 19±0,5*** 118, Активность ферментов в объеме сока за опыт, мг/мл/мин Амилаза 23388±1745,5 26952±3425,3 115, Протеазы 1643±110,2 2575±236,6*** 156, Липаза 95±6,1 102±8,5 107, Примечание: *P0,05, **P0,02, ***P0,01, ****P0,001.

Из таблицы 10 видно, что количество панкреатического сока за опыт у кур существенно не изменяется, хотя наблюдается тенденция уменьшения секреции на 11% (разница недостоверна). Активность амилазы в 1 мл за опыт и в объеме сока увеличивается в 1,2 раза (p0,1). Протеолитическая активность в 1 мл сока при использовании сои увеличивается у кур в 1,7 раза, а в объеме сока за опыт повышается в 1,6 раза. Активность липазы у кур в мл сока и объеме сока возрастает соответственно в 1,2 раза и в 1,1 раза.

Следовательно, при введении в рацион кур семян сои в количестве 5% от массы корма изменяется протеолитическая активность, что можно объяснить увеличением содержания сырого протеина в корме.

Следовательно, добавление 5% семян сои от массы корма оказывает стимулирующее влияние на протеолитическую активность сока поджелудочной железы кур увеличивая ее в 1,7 раза. Однако наблюдается тенденция уменьшения количества панкреатического сока на 11%, увеличение амилолитической и липолитической активности в 1,2 раза, но разница недостоверна.

Сою и рапс относят к кормовым и высокобелковым культурам. Для того, чтобы определить какое влияние оказывают на экзокринную функцию поджелудочной железы кур семена сои и рапса (5% от массы корма), проведем сравнение ферментативной активности панкреатического сока.

Количество панкреатического сока (рис. 5), выделенного во время опыта достоверно уменьшается при кормлении их семенами рапса - на 14% (с 6,6±0,2 мл до 5,7±0,2 мл), а семенами сои - на 11% (с 5,6±0,3 мл до 5,0±0, мл) (p0,1).

Амилолитическая активность (рис. 6) увеличивается, при кормлении кур семенами сои и рапса – в 1,2 раза (с 3960±376,5 мг/мл/мин до 4732±235, мг/мл/мин) (p0,1) и в 1,1 раза (с 4284±118,4 мг/мл/мин до 4664±176, мг/мл/мин) (p0,1), соответственно.

4 Фон мл Опыт 5% рапса 5% сои Рис. 5. Количество выделенного панкреатического сока в сравнение сои и рапса (5% от массы корма) в сравнении 4200 Фон мг/мл/мин 4000 Опыт 5% рапса 5% сои Рис. 6. Динамика активности амилазы у кур при добавке в рацион корма сои и рапса (5% от массы корма) в сравнении Протеолитическая активность (рис. 7) увеличивается в опытный период в 1,7 раза (с 265±13,4 мг/мл/мин до 452±24,7 мг/мл/мин) после кормления кур семенами сои. При добавке к рациону кур семян рапса показатель увеличивается в 1,5 раза (236±11,8 мг/мл/мин до 342±13,1 мг/мл/мин). Это связано с тем, что в семенах сои содержится больше протеина (36-42%), чем в семенах рапса (20-30%). Поэтому внешнесекреторная функция поджелудочной железы кур адекватно реагирует на изменение сырого протеина в рационе.

Фон мг/мл/мин Опыт 5% рапса 5% сои Рис.7. Влияние добавки сои и рапса (5% от массы корма) на протеолитическую активность панкреатического сока у кур мкмоль/мл/ми Фон н Опыт 5% рапса 5% сои Рис.8. Динамика активности липазы у кур при добавке в рацион сои и рапса (5% от массы корма) в сравнении Липолитическая активность (рис. 8) недостоверно увеличивалась при введении в рацион кур семян рапса в 1,1 раза (с 10±0,5 мкмоль/мл/мин до 11±0,4 мкмоль/мл/мин). Кормление их добавкой семенами сои достоверно повышало активность липазы в 1,2 раза (с 16±0,6 мкмоль/мл/мин до 19±0, мкмоль/мл/мин).

Таким образом, внешнесекреторная функция поджелудочной железы кур, наиболее интенсивно реагирует на добавление в рацион семян сои, чем семян рапса. Так, при введении в корм семян сои в количестве 5% от массы корма, наблюдалось увеличение протеолитической активности в 1,7 раза. В то время когда кур кормили семенами рапса 5% от массы корма, то увеличение составило 1,5 раза. Добавление в рацион кур семян сои и рапса вызывает уменьшение количества панкреатического сока примерно на 14%, увеличение амилолитической активности в 1,1 раза и липолитической активности в 1,2 раза, по сравнению с фоновым периодом.

2.2.2. Влияние семян гороха на секреторную функцию поджелудочной железы кур Результаты исследований показывают, что семена гороха оказывают негативное влияние на экзокринную функцию поджелудочной железы.

Данные экспериментов представлены в таблицах 11, 12.

Экспериментальные данные свидетельствуют о том, что добавка к рациону кур семян гороха вызывает снижение количества панкреатического сока на 11,1% (Р 0,05), уменьшение активности протеолитических ферментов: в 1 мл секрета на 37,4%, а в объеме сока за опыт – 41,9% по сравнению с фоновым периодом. Активность амилазы в данном случае существенно не изменяется.

Увеличение количества семян гороха до 5% вызывает более выраженную реакцию торможения со стороны одного из центральных органов пищеварительной системы.

Таблица 12. Влияние семян гороха в количестве 1% от массы корма на секреторную функцию поджелудочной железы кур Фон Опыт Показатели в единицах в процентах в единицах в процентах к фону Количество 3,6±0,09 3,2±0, 100,0 88, панкреатического сока, мл Активность ферментов в 1 мл секрета, мг/мл/мин Амилаза 2788±179,5 2903±286, 100,0 104, Протеазы 406±29,3 254±15, 100,0 62, Ферментативная активность в объеме сока за опыт, мг/мл/мин Амилаза 11245±741,7 100,0 10268±820,1 91, Протеазы 1529±135,5 889±62, 100,0 58, Из таблицы 13 видно, что количество панкреатического сока при добавлении к корму 5% семян гороха существенно не изменяется. Однако ферментативная активность в 1 мл секрета поджелудочной железы уменьшается: амилазы на 44,7%, протеаз – 36,2%. В объеме сока за опыт амилолитическая активность снижается на 39,0%, а протеолитическая – на 43,6%.

Таблица 13. Экзокринная функция поджелудочной железы кур при добавке в корм 5% семян гороха Фон Опыт Показатели в единицах в процентах в единицах в процентах к фону Количество 4,9±0,20 4,6±0, 100,0 93, панкреатического сока, мл Активность ферментов в 1 мл секрета, мг/мл/мин Амилаза 4234±199,1 2763±140, 100,0 65, Протеазы 428±36,9 273±15, 100,0 63, Ферментативная активность в объеме сока за опыт, мг/мл/мин Амилаза 21979±1450,6 100,0 13412±782,3 61, Протеазы 2249±155,7 1269±42, 100,0 56, Таким образом, семена гороха без предварительной обработки оказывают угнетающее действие на одну из главных желез пищеварительной системы.

2.2.3. Динамика секреторной функции поджелудочной железы при использовании в рационе кур белковых добавок Поджелудочная железа птиц [14,15,24,36] реагирует на прием корма усилением своей деятельности, которая вызывает одновременное увеличение объема панкреатического сока и повышение активности ферментов в соке. В регуляции внешнесекреторной функции поджелудочной железы принимают участие нервные и гуморальные механизмы. Внешнесекреторная функция [16] железы кур в основном увеличивается за счет повышения активности амилазы, протеаз и липазы. Одной из задач настоящего исследования явилось изучение динамики выделения панкреатического сока и ферментов после кормления, до и после добавки в рацион семян сои и гороха. Указанная динамика позволяет изучить механизм влияния добавки, что имеет фундаментальное значение.

Данные, представленные на рисунках 9,10,11,12 показывают изменения экзокринной функции поджелудочной железы кур в каждой порции сока под влиянием добавки сои в количестве 5% от массы корма.

корм 1, 1, 0,8 фон мл опыт 0, 0, 0, 30 60 90 120 150 Время опыта, минуты Рис. 9. Количество панкреатического сока у кур при добавлении в рацион 5% сои от массы корма На рисунке 9 видно, что в фоновый период количество сока до кормления равнялось 0,7±0,06 мл. Поскольку корм является сильным раздражителем панкреатической секреции, то через 30 минут наблюдалось увеличение количества сока до 1,1±0,09 мл, т.е. в 1,6 раза, что связано со сложнорефлекторной фазой регуляции. В последующем, в течение минут, отмечается постепенное уменьшение количества сока до 0,9±0,08 мл, а далее увеличение значения до 1,1±0,09 мл, т.е. в 1,2 раза, обусловленное нейрогуморальной фазой регуляции.

В опытный период количество сока до кормления составило 0,6±0, мл. После дачи корма с добавкой сои наблюдалось увеличение показателей в 1,6 раза до 1,0±0,08 мл. В дальнейшем наблюдалось постепенное уменьшение количества сока в течение 120 минут до 0,7±0,06, а далее увеличение значения - до 1,0±0,08 мл, т.е. в 1,4 раза.

Таким образом, на протяжении всего опыта отмечается снижение сокоотделения поджелудочной железой. Однако изменения эти недостоверны.

корм мг/мл/мин 4000 фон опыт 30 60 90 120 150 Время опыта, минуты Рис. 10. Динамика активности амилазы у кур при добавке в рацион 5% сои от массы корма Кривые активности амилазы (рис. 10) наиболее существенно отличаются в максимальных точках, соответствующих сложнорефлекторной и гуморальной фазам регуляции панкреатической секреции. Данные свидетельствуют о том, что в фоновый период показатель амилолитической активности на 120 минуте составил 5387±207,0 мг/мл/мин, а в опытный 6211±497,0 мг/мл/мин, что на 15% выше (p0,05).

Через 120 минут после дачи корма, после завершения сложнорефлекторной фазы регуляции секреции, отмечается уменьшение активности амилазы в фоновый период до 3707±145,7 мг/мл/мин, а в опытный – до 4602±367,0 мг/мл/мин, а затем увеличение показателей до 5073±210,6 мг/мл/мин и 5809±478,9 мг/мл/мин соответственно, что связанно с нейрохимической фазой регуляции.

Таким образом, добавка сои оказывает выраженное влияние в сложнорефлекторную фазу регуляции, увеличивая активность амилазы на минуте после приема корма на 15% по сравнению с фоном.

600 корм мг/мл/мин 400 фон опыт 30 60 90 120 150 Время опыта, минуты Рис.11. Влияние добавки 5% сои от массы корма на протеолитическую активность панкреатического сока у кур Анализ протеолитической активности (рис. 11) показывает, что в фоновый период показатель соответствовал 135±6,5 мг/мл/мин, а в опытный период исходная активность увеличивалась до 237±16,3 мг/мл/мин, т.е. в 1, раза. Это свидетельствует о долговременной адаптации панкреатической секреции к добавке сои. В последующем после кормления наблюдалось увеличение показателей в течение 90 минут до 237±11,4 мг/мл/мин в фоновый период и 598±47,0 мг/мл/мин в опытный период, т.е. в 2,5 раза.

Через 120 минут после дачи корма наблюдалось уменьшение активности протеаз в фоновый период до 168±7,7 мг/мл/мин, а в опытный – до 456±37, мг/мл/мин, в 2,7 раза, а затем увеличение показателей до 216±10,2 мг/мл/мин и 567±49,4 мг/мл/мин, что в 2,6 раза превышает фоновый показатель.

Таким образом, добавка сои оказывает стимулирующее влияние на протеолитическую активность: увеличивается базовая активность ферментов в 1,7 раза, наиболее выражена срочная адаптация в максимальных точках сложнорефлекторной и гуморальной регуляции секреции (соответственно в 2,5 и 2,7 раза).

корм мкмоль/мл/мин фон опыт 30 60 90 120 150 Время опыта, минуты Рис.12. Динамика активности липазы у кур при добавке в рацион 5% сои от массы корма Динамика активности липазы на рисунке 12 имеет следующие особенности. Уровень активности липазы до дачи корма в фоновый период составляет 14,5±0,7 мкмоль/мл/мин, а в опытный период исходная активность увеличивается до 15,2±0,5 мкмоль/мл/мин. В последующем после дачи корма наблюдалось увеличение активности липазы, как в фоновый период до 17,3±0,7 мкмоль/мл/мин, так и в опытный период до 20,1±0, мкмоль/мл/мин, т.е. на 15,6%. В дальнейшем наблюдается снижение липолитической активности в течение 90 минут в фоновый период до 15,0±0,7 мкмоль/мл/мин и в опытный период до 15,9±0,7 мкмоль/мл/мин. В последующем отмечается повышение до 17,1±0,8 мкмоль/мл/мин в фоновый период и 20,7±0,9 мкмоль/мл/мин в опытный период, т.е. на 23%.

Следовательно, добавка семян сои, содержащая жиры, оказывает существенное влияние на активность липазы. Наиболее выраженная разница отмечается на 30 и 90 минуте после приема корма (на 16%), а также в гуморальную фазу регуляции (на 23%).



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.