авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

«Центр проблемного анализа и государственно- управленческого проектирования В.И. Якунин, С.С. Сулакшин, М.В. Вилисов, Д.В. Соколов Наука и власть ...»

-- [ Страница 4 ] --

Принимая во внимание, что консультирование как вид на учно-экспертной деятельности не требует привлечения зна чительных людских и материальных ресурсов — в отличие, например, от научных исследований, — оно на практике за частую осуществляется отдельными физическими лицами или небольшими коллективами физических лиц. В то же время, практика заключения государственных контрактов с физи ческими лицами в настоящее время не очень развита. Опросы государственных служащих показали, что при прочих равных условиях в случае необходимости выбора исполнителя между юридическим и физическим лицом преимущество со стороны заказчика будет отдано организации. Справедливости ради надо отметить, что и исполнители не очень стремятся участво вать в заключении и выполнении государственных контрактов в качестве физических лиц — быть может, в этом проявляется современный российский менталитет, когда человек еще не го тов брать на себя лично всю полноту ответственности за свою деятельность, предпочитая иметь юридические гарантии в виде юридического лица — как правило, общества с ограниченной ответственностью.

В то же время, представляется, что подобную форму учас тия (через привлечение конкретных физических лиц) — осо бенно при осуществлении консультационной деятельности для государственных нужд — необходимо всемерно поощ рять. Это позволит повысить уровень ответственности и про зрачности при предоставлении консультаций. Все и так зна ют, что консультации предоставляет не Фонд «Политика» или «Фонд эффективной политики», а конкретный г-н Н. и г-н П.

Соответственно, необходимо повышение статуса тех экспер тов, которые готовы выступить в качестве профессиональных консультантов власти. Речь идет о придании им соответствую щего правового статуса, предполагающего специальные права и обязанности, по аналогии, например, с адвокатами, нотари усами и аудиторами. Это позволит повысить уровень личной ответственности за предоставляемые консультации, позволит стимулировать сохранение хорошей деловой и профессио нальной репутации, определять рейтинги профессиональной успешности такого рода экспертов.

Все это позволит ввести в правовое русло и максимально упростить ряд существующих на практике отношений. Очевид но, что далеко не во всех случаях целесообразно привлечение консультанта — физического лица через различные конкурс ные процедуры. Вполне возможно оговорить случаи и условия, при которых привлечение консультанта может осуществляться оперативно и при соблюдении максимально простых процедур.

Это позволит не только увеличить прозрачность и достовер ность государственных расходов на такие виды услуг, но и со кратить эти расходы.

Реализация подобных предложений требует соответствую щих нормативно-правовых решений, причем желательно — на уровне федерального закона. Именно в этом случае соответ ствующая практика может быть применена в различных ор ганах государственной власти и на разных уровнях государс твенной и муниципальной власти. Хотя, конечно, подобные предложения можно реализовать и локально — например, на уровне Правительства Российской Федерации и федеральных органов исполнительной власти, для чего потребуется приня тие постановления Правительства РФ.

Экспертиза в сфере государственного управления Экспертиза как особый институт в практике российско го государственного управления почти не развита. Конеч но, существуют институт экспертов в различных видах су допроизводства, институт экспертизы в градостроительной деятельности. Однако в узко управленческом смысле в части научной поддержки государственного управления экспертиза практически не применяется. В этом плане Россия значитель но отстала даже от некоторых стран СНГ. Так, в частности, в Республике Казахстан достаточно давно действует институт экспертизы нормативных правовых актов с точки зрения кор рупционных рисков.

В России обязательной — или хотя бы в разовом порядке — внешней экспертизе управленческие решения не подлежат.

Экспертные функции выполняют в основном контрольные органы, Аппарат Правительства, Администрация Президен та, аппарат Государственной Думы и т. п. На практике, однако, встречаются случаи привлечения научных организаций, отде льных экспертов для экспертизы проектов государственных решений. При этом формы организации сотрудничества в ос новном используются такие же, как и при консультировании.

Не говоря уже о том, что сам процесс привлечения эксперта и осуществления экспертизы не регламентирован, статус экс перта и его ответственность также не определены. Указанная совокупность факторов практически полностью нивелирует значение экспертизы.

Определенным шагом вперед в части развития института экспертизы в государственном управлении стала т. н. «анти коррупционная экспертиза», введенная постановлением Пра вительства Российской Федерации от 5 марта 2009 г. № 195 «Об утверждении Правил проведения экспертизы проектов нор мативных правовых актов и иных документов в целях выявле ния в них положений, способствующих созданию условий для проявления коррупции». Следует отметить, что сама по себе идея и данная процедура не является новшеством, в качестве института она предусмотрена в модельном законе «Основы за конодательства об антикоррупционной политике», принятом постановлением Межпарламентской Ассамблеи государств — участников Содружества Независимых Государств от 15 ноября 2003 г. № 22–1574 и действует, например, с 2006 г. в Казахстане и Молдове76.

В России антикоррупционная экспертиза реализована в до статочно либеральном варианте. Ее могут осуществлять Минис терство юстиции и аккредитованные в установленном порядке юридические и физические лица. Процедура аккредитации так же не содержит существенных барьеров. Основной ценз — вы сшее профессиональное образование и стаж работы. Подобная схема организации экспертизы теоретически может способс твовать активизации соответствующих научно-экспертных сил, однако у нее есть существенные ограничения — экспертиза осуществляется на общественных началах, т. е. бесплатно для эксперта или экспертной организации.

Очевидно, что экспертиза, в том числе научная, при разра ботке проектов государственных решений просто необходима.

Видов этой экспертизы может быть достаточно много. Но для ее внедрения и эффективной реализации необходимы соот ветствующие законодательные решения.

Итак, российская ситуация выглядит следующим образом.

Информационный бюллетень Межпарламентской Ассамблеи СНГ, 2004.

№ 33.

См.: В Казахстане будет проводиться антикоррупционная экспертиза за конопроектов // http://www.zakon.kz/our/news/news.asp?id=30043878.

Главное антикоррупционное ведомство Молдавии будет проводить экс пертизу законопроектов // http://www.nr2.ru/pmr/91358.html.

Традиции власти как потребителя научно-экспертного знания в целях усиления собственного интеллектуального потенциала при осуществлении государственного управле ния только начинают формироваться. Это формирование происходит сверху: заказ на научно-экспертные работы в на стоящее время существует в основном на федеральном уров не, причем в подавляющем большинстве случаев — на уровне исполнительной власти. Это существенно снижает круг воз можных заказчиков научно-экспертных работ, что отражает ся на качестве соответствующих разработок. Представляется весьма важным стимулировать спрос (как финансовый, так и нефинансовый) на научно-экспертное знание со стороны фе деральной законодательной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, Общественной палаты Российской Федера ции, политических партий. Расширенный спрос будет спо собствовать расширению предложения. В том числе за счет вовлечения новых игроков. Методами стимулирования спро са на научно-экспертные работы для целей государственного управления могут стать:

– введение обязательной научной экспертизы проектов нор мативных актов, а также научной экспертизы действующих нормативных правовых актов;

– расширение практики обязательного применения обще ственной экспертизы нормативных правовых актов;

– расширение практики публичного обсуждения проектов нормативных правовых актов по аналогии с порядком, предус мотренным для принятия технических регламентов;

– введение требования об обязательном применении кон курса проектов при разработке важнейших проектов норма тивных правовых актов;

– финансовое стимулирование заказа на научно-экспертные работы со стороны Федерального Собрания, Общественной палаты, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления.

Реализация указанных предложений возможна путем при нятия нового федерального закона «О правовых актах в Рос сийской Федерации», а также путем внесения изменений в су ществующие нормативные правовые акты.

Научно-экспертное сообщество, выполняющее работы и оказывающее услуги по интеллектуальной поддержке госу дарственного управления в России, пока зачастую не может предложить соответствующий «товар» надлежащего уровня качества, отсутствует система гарантии интересов заказчика при выполнении научно-экспертных работ, а многие органи зации, ученые и эксперты не готовы работать в условиях за каза.

Кроме того, интеллектуальный и творческий потенциал научно-экспертного сообщества имеет тенденцию к сниже нию, не создаются и не развиваются российские методики и технологии научно-экспертной поддержки государственного управления, научно-управленческое знание не получает ме ханизмов расширенного воспроизводства, научно-экспертная деятельность ведется на уровне ремесленничества. Сокраща ется и поле деятельности для выполнения соответствующих работ. Так, например, практически исчез заказ на работы и ус луги в сфере избирательных процессов, существенно ограни чена и трансформирована лоббистская деятельность, рынок научно-экспертных работ монополизируется, в нем развива ются элементы теневой экономики и коррупции. В России не получили широкого распространения независимые негосу дарственные «фабрики мысли», государственная и академи ческая наука заметно утрачивает свой потенциал.

Выходом из сложившейся ситуации, наряду с описанным выше стимулированием спроса на научно-экспертные работы и услуги, видится повышение качества такого рода работ и услуг, уровня ответственности их исполнителей, гарантий для заказ чиков. Это возможно реализовать путем развития системы ат тестации научных экспертов, аккредитации научно-экспертных организаций, создания саморегулируемых организаций в этой сфере, развития стандартизации этих видов работ и услуг, уси ления личной ответственности научных экспертов за результа ты выполненных работ и оказанные услуги.

Глава 2. Мировой опыт научно-экспертной поддержки власти 2.1. Основные достижения Взаимоотношения между властью и наукой в каждой стране различаются, однако можно выделить три основные и наибо лее распространенные модели взаимодействия — североаме риканскую, европейскую и азиатскую. Полезно рассмотреть опыт США, ФРГ и Китая, где выделенные модели присутству ют в наиболее полной форме.

По всей видимости, многие специалисты в мире задумы вались над решением проблемы взаимосвязи науки и власти;

однако, пожалуй, единственный вывод, который можно из влечь из всех этих работ, сводится к отсутствию какого-либо единого решения. В каждый отдельный период времени и в каждом конкретном регионе всегда будет существовать своя собственная первостепенная задача и методология, признава емая наилучшей.

В период между двумя мировыми войнами ведущие страны мира прошли через тяжелейшие потрясения. Германия понесла тяжелые потери в войне и не справилась с политической демо кратией Веймарского периода;

США породили экономический кризис западного капитала на рубеже 1920–1930-х гг., ставший для этой страны национальной катастрофой;

Китай пережил две японские оккупации и гражданскую войну. Российские со бытия 1990-х гг. схожи с перечисленными кризисами. Эти мас штабные социально-экономические и политические кризисы XX в. затрагивали все социальные сферы и все секторы произ водства, в том числе и науку. Наука одной из первых страдала от болезненных кризисных процессов, но нередко становилась одним из важных орудий для выхода из кризиса.

Взаимоотношения научного сообщества и власти представ ляют собой одну из ключевых проблем государственной поли тики. В условиях завершающегося перехода к информацион ному обществу, когда знание становится основополагающим ресурсом социального развития, вопрос о том, какой характер должно принимать взаимодействие государства и науки, выхо дит на первый план для любой страны, стремящейся к успеху и значимой роли в мире.

В этом свете США и ФРГ являются достойными образцами для изучения. Они:

– являются международно признанными лидерами в облас ти интеллектуальных разработок и технологического развития;

– имеют длительный исторический опыт взаимодействия научных и государственных кругов, причем опыт этот имеет как схожие, так и отличные черты;

– во второй половине ХХ в. пережили трансформацию в на учной сфере, что привело к становлению у них новых моделей взаимоотношений властного и научного сообществ, которые впоследствии послужили своего рода образцом для многих других стран — как в западном мире, так и за его пределами.

Однако в течение второй половины ХХ в. стало очевидным формирование нового «полюса научно-технического развития»

в Азии, наиболее значимым представителем которого является КНР. Китайский опыт в построении новой системы отношений «наука–власть не имеет прямых аналогов на Западе, хотя и ос нован во многом на западных технологиях и изучении запад ных способов взаимодействия государства с наукой.

Ключевым объектом сопоставления выступает «фабрика мысли», понимаемая как центр выработки решений, необхо димых государственной власти. Необходимо подчеркнуть, что этот институт отличается от исполнительной, законодательной или судебной ветвей власти — он представляет собой специ ализированный аналитический аппарат, который существует независимо от правительства и, возможно, связан с ним, но не включен в его структуры. Подобные организации в той или иной форме существуют во всех исследуемых странах, что дела ет сравнение допустимым с функциональной точки зрения.

Чтобы внести ясность в определение «фабрики мысли»

следует также подчеркнуть, что базовых функций у данного института две, причем они обе тесным образом связаны. Это выработка программных решений для государственной влас ти, создание долгосрочных стратегий развития и/или решение вопросов текущей политики. Это генерация нового знания в гуманитарной области, которое востребовано различными ор ганизациями, чья деятельность протекает преимущественно в сфере общественной жизни (правительство, бизнес-корпо рации) и поэтому нуждается в опоре на специализированную информацию о социальных, политических и экономических процессах.

Существенны два вопроса:

– какие функции выполняет учреждение в системе наука– власть;

– какие формы принимают институты, обеспечивающие взаимодействие науки и власти?

Взаимосвязь политики и науки в США Для США термин «политико-научная сфера» характерен более, чем для какой бы то ни было иной страны, т. к. наука и власть там в высшей степени переплетены. Научный и прак тический опыт являются двумя доминирующими факторами при принятии решений. Научный сектор представлен научны ми образовательными учреждениями и консультантами, вы шедшими из науки, и бывшими политиками, объединенными в т. н. «фабриках мысли», вплотную занимающихся полити ческими проблемами.

Американские «фабрики мысли» в современном значении этого слова исторически создавались прежде всего военными ведомствами, которые были заинтересованы в разработке ком плексной стратегии с привлечением гражданских специалистов, обладающих широкими познаниями в различных, в том числе и политических, аспектах стратегического анализа.

В 1956 г. по инициативе министра обороны США пять круп нейших университетов создали некоммерческую исследова тельскую организацию под названием «Институт оборонного анализа». Менее чем за 10 лет институт вырос в крупное на учное учреждение со штатом 600 человек. В 1960-е гг. в США насчитывалось уже около 200 «фабрик мысли» самого разно го профиля. Наиболее известными и влиятельными среди них были т. н. «финансируемые правительством центры НИОКР»

(среди них RAND, Институт оборонного анализа, Институт во енно-морского анализа, корпорация Aerospace). Они напрямую финансировались Конгрессом США, который в конце 1960-х гг.

выделял им до 300 млн долл. ежегодно.

Необходимо подчеркнуть важный аспект в истории амери канских исследовательских центров. Руководство Пентагона изначально отказалось от создания аналитических центров в рамках военного ведомства, хотя содержание независимых или частично независимых бесприбыльных (non-profit) центров об ходилось намного дороже. Заработная плата в «фабриках мыс ли» значительно превышала оклады госслужащих. Но руковод ство Пентагона исходило из того, что при опоре на собственные центры пострадало бы качество научного консультирования, приобретя комплиментарность к руководству и цеховую за шоренность (что пышным цветом расцветает в России) и ут ратив широту и глубину охвата, присущие независимым науч но-исследовательским организациям. Таким образом, Пентагон сознательно культивировал независимый характер «фабрик мысли», несмотря на то, что в краткосрочном плане политика создания независимых исследовательских институтов не сули ла никаких выгод.

Особая роль в формировании системы «фабрик мысли» при надлежит Р. Макнамаре, министру обороны в 1961–1968 гг., ко торый проводил целенаправленную политику по привлечению в независимые экспертные центры молодых специалистов из самых разных областей науки, чтобы создать прочный «кадро вый резерв» для работы с военно-промышленным комплексом.

К концу своего пребывания в должности министра обороны Макнамара добился успеха. Работа в «фабриках мысли» стала считаться престижной и открывающей перед ученым широкие перспективы как в академической, так и в политической сферах (например, в 1960-е гг. более 70% всех математиков, получив ших ученую степень доктора наук, предлагали свои услуги кор порации RAND).

В конце 1970-х и начале 1980-х гг. в США появляется новый тип «фабрик мысли». Это были более идеологизированные, бо лее ориентированные на политическую активность организа ции, основанные, как правило, на частной платформе с целью продвижения определенных идейных ценностей или, выража ясь более научно, парадигм мышления. Среди них стоит вы делить Институт Катона, Фонд Наследия — типичные идеоло гически-окрашенные организации, занимающиеся не столько отвлеченными политическими теориями, сколько пропаганди рованием неоконсервативных идей в политической и, особенно, экономической сферах. В течение 1980-х гг. такие центры были на подъеме своего влияния.

С началом 1990-х гг. в развитии американской политической мысли наметился кризис, связанный с общесистемным сдвигом в международных отношениях, что привело к более четкому «идеологическому оформлению» различных «фабрик мысли».

Обозначились как продемократические, так и прореспубликан ские (консервативные) институты, каждый из которых стре мился продвигать собственную, по возможности уникальную, концепцию, призванную объяснить новые задачи политичес кого анализа и консалтинга в условиях окончания «холодной войны» и превращения США в «единственную сверхдержаву».

Результатом этого стали бурные дебаты как в академической, так и в общественной сфере, однако практическая деятельность большинства интеллектуальных центров в 1990-е гг. сосредото чилась в основном на решении «прикладных» задач, т. е. в боль шей степени на политической технологии, чем на выработке действительно инновационных подходов к аналитическим ме тодам исследования политики.

В 2000-х гг. американское экспертное сообщество в целом остается более под влиянием консервативных идей, чем либе ральных, что объясняется целым рядом причин.

Во-первых, центры консервативной ориентации спонсиру ются более богатыми благотворительными фондами, получаю щими средства от транснациональных корпораций, а также в виде частных пожертвований представителей бизнес-элиты.

Во-вторых, консерваторы оказывают большое влияние на ведущие СМИ, в результате чего порой создается впечатление, что в США есть лишь одно — официальное — мнение по тем или иным вопросам.

В-третьих, идеи консерваторов презентуются обычно в лег кодоступной форме (выступления на ТВ, статьи в популярных журналах), что придает публичной политике черты шоу-биз неса, но, в то же время, выхолащивает ее содержание. Повер хностный анализ компенсируются широтой тематики, которая вынуждает политические элиты принимать во внимание вбра сываемые таким образом оценки и мнения. На деле оказывает ся, что по некоторым вопросам никаких других позиций, кроме консервативных, не бывает оглашено вовсе.

В-четвертых, победа Д.У. Буша на выборах 2000 г. и 2004 г.

закрепила доминирующее положение консерваторов в элитных кругах США, в том числе и в научном сообществе, что сущест венно уменьшило его идеологическую палитру. Исследования либерально настроенных университетов — таких, например, как Колумбийский — остаются зачастую на периферии экс пертного сообщества и не пользуются вниманием обществен ности, в то время как консервативные аналитики, даже если их позиции очевидно ошибочны или недоработаны, находятся в центре информационной жизни. СМИ тиражируют именно их высказывания, обсуждают их ошибки и анализируют происхо дящее именно с их точки зрения.

В целом, в США сложилось несколько механизмов финан сирования «фабрик мысли». Это деньги на исследовательские проекты, доходы от публикаций и периодики, а также поступ ления от другого рода мероприятий (семинаров, конференций, «круглых столов» и т. д.). В первую группу средств входят по жертвования крупных компаний, банков и частных лиц, осу ществлявшиеся как напрямую, так и через ассоциированные с ними благотворительные фонды. Вторая часть финансов может поступать из государственного бюджета США — если речь идет о плате за аналитические разработки, подготовленные по зака зам администрации, Госдепа или Конгресса, Министерства обо роны, разведывательных структур. Наконец, третья, наименее значимая составляющая, исходит из редакционно-издательской деятельности соответствующей организации.

Стоит отметить, что наличие частных источников финанси рования «фабрик мысли» не должно вводить в заблуждение от носительно их независимости от власти — специфика американ ской политической системы заключается в том, что политическая (управленческая) и бизнес-элиты в ней тесно переплетены, фак тически составляя единое целое. Поэтому финансирование со стороны корпораций органично дополняет государственные источники финансирования, являясь лишь фактором незави симости «фабрики мысли» от конкретного чиновника, но не от политического сообщества. В результате, «фабрики мысли» ока зываются застрахованными от чрезмерного узкогруппового вли яния отдельных ведомств или должностных лиц, работая в сис темных интересах американской элиты.

Схематически взаимосвязь науки и власти в США можно представить следующим образом:

Выработка мониторинг прогноз анализ решений Реализация решений Заказчик Фабрика мысли Партии Прави кадры, идеи тельство университеты Рис. 2.1.1. Взаимосвязь науки и власти в США Заказчиком наукоемких инноваций в США в первую очередь выступает власть, представленная государственными и пар тийными структурами. Исполнителями поручений становятся частные исследовательские центры, обыкновенно создаваемые по инициативе власти, так же называемые «фабриками мысли»

или «мозговыми центрами». «Фабрики мысли» проводят мони торинг ситуации, ее анализ, прогнозируют развитие событий и на основе всей собранной информации вырабатывают решение, которое в дальнейшем может быть реализовано заказчиком, т. е. властью. Решения, вырабатываемые «фабриками мысли», отличаются по масштабу и по специфике. Они могут касаться глобальных проблем, проблем внешней и внутренней политики страны, избирательных технологий и т. д.

В аспекте мониторинга политической ситуации в США до минирующую роль играют по большей части высшие образова тельные учреждения, занимающиеся в основном теоретически ми исследованиями и разработкой концепций, и аналитические агентства, существующие во властных, партийных и бизнес структурах. Разница в проводимом мониторинге, безусловно, существует;

однако она связана преимущественно с целями, ко торые ставит перед исполнителем заказчик. В наиболее полном виде мониторинг — это многоцелевая информационная система, основные задачи которой — наблюдение развития политичес кой, экономической, социальной или иной среды. С точки зре ния взаимоотношений науки и власти в США следует отметить, что наиболее приоритетными для политического мониторинга сферами являются электоральные процессы, мониторинг меж дународных отношений и мониторинг экономических и бизнес процессов. Остальные варианты в большинстве случаев требуют дополнительных исследований в контексте отдельных научно исследовательских программ и, зачастую, реализуются «фаб риками мысли». Сферы анализа и прогноза политических тен денций в большей степени разрабатываются фабриками мысли с использованием своих собственных ресурсов и информации, предоставляемой заказчиками. Виды проводимого анализа могут быть совершенно различными, начиная от обычного логическо го анализа и заканчивая сложными вариантами аналитических исследований, зачастую разрабатываемыми самими «фабриками мысли» для выполнения узкоспециализированных проектов.

Первой стадией политического анализа является анализ си туации. Полный анализ политической ситуации должен охва тывать взаимодействие всех политических акторов, которые в совокупности и составляют политическую систему общества, причем в текущий момент. Среди современных видов поли тического анализа наиболее сложной формой является общий анализ политической ситуации, предполагающий детальное исследование состояния всей политической системы. При со ставлении общего ситуационного анализа используются два базовых подхода. Первый предполагает расчленение полити ческой системы на отдельные институты и рассмотрение теку щего состояния каждого из них в отдельности, а затем — сис темы их взаимодействий друг с другом. Данный тип общего ситуационного анализа можно назвать вертикальным, или ин ституциональным, поскольку он как бы рассекает политичес кую систему на отдельные сегменты, а именно — на основные политические институты: правительство, органы президент ской власти, парламент, политические партии, общественно политические организации, финансово-промышленные груп пировки в аспекте их участия в политической жизни, СМИ, отдельные социальные группы. Другой подход предполагает вычленение из политической системы неинституционализи рованных объединений, которые, тем не менее, выступают в политическом процессе как единые акторы. Данный способ можно охарактеризовать как горизонтальный или групповой тип общего анализа политической ситуации — ведь в этом случае объектом анализа являются сплоченные политические группировки, состоящие из лиц, входящих в различные инс титуты власти.

Проведение общего ситуационного анализа требует особых аналитических ресурсов, которыми располагают далеко не все ис полнители политического анализа (и их заказчики). Такого рода анализ могут позволить себе только самые крупные «фабрики мысли» — такие как корпорация RAND или институт Катона.

Гораздо большее распространение на практике получил ана лиз какой-либо части политической ситуации. В отличие от общего анализа, такой тип ситуационного анализа следует на зывать фрагментарным. Он, как и общий анализ, также может быть двух типов, причем первый весьма напоминает институ циональный анализ — он также рассматривает деятельность отдельных политических институтов.

Более жесткую привязку к клиенту имеет второй тип фраг ментарного ситуационного анализа — он связан с описанием ситуации, анализ которой необходим для решения какой-либо конкретной локальной задачи. В этом случае нет необходимос ти в проведении детального анализа всей политической ситуа ции — ведь заказчика интересует только фрагмент политичес кой ситуации, который относится к поставленной им задаче.

Именно от последней и зависит выбор фрагмента политичес кой ситуации, подлежащего анализу.

Ситуационный и региональный анализ — это главный инс трумент небольших «фабрик мысли», наиболее часто употреб ляемый при анализе элементов вутриполитической среды и электоральных процессов.

По результатам проведенного политического анализа «фаб рикой мысли» делается политический прогноз. По целевому кри терию выделяются поисковый прогноз и прогноз нормативный.

При составлении поискового прогноза основной целью является определение возможных состояний объекта прогнозирования в будущем. Задача нормативного прогноза — определить пути и сроки достижения желаемых состояний объекта прогнозирова ния в будущем. Таким образом, нормативный прогноз представ ляет собой прогнозирование способов достижения желательных результатов на основе заранее заданных ресурсных и прочих ограничений. Поисковый прогноз вполне может быть встроен в процедуру принятия политического решения. Ведь если поиско вый прогноз выявит, что без изменения существующих тенден ций ситуация будет развиваться в крайне неблагоприятном для политического актора направлении, то тогда возникнет необхо димость в ее исправлении и принятии соответствующих реше ний. Таким образом, поисковый прогноз — как и, в ряде случаев, анализ политической ситуации — призван выполнять диагнос тическую функцию.

Процесс выработки решений в большинстве случаев вклю чает в себя совместную работу «фабрик мысли» и заказчиков исследований.

Можно предложить следующее определение процесса при нятия политического решения. Это выработка нескольких ва риантов действия для ликвидации возникшей политической проблемы и дальнейший выбор оптимального (наилучшего) из них, реализация которого должна устранить проблему с макси мальной эффективностью. Необходимо отметить, что процесс выработки решений на «фабриках мысли» характеризуется включенным участием заказчика, что в большинстве случаев облегчает процесс принятия результатов и их реализации на практике.

Реализация выработанного решения в США обыкновенно относится к ведению заказчика, однако в ряде случаев — напри мер, в ходе предвыборной кампании — заказчик может при влечь к работе специалистов научного центра. Важно заметить, что ответственность за успешную реализацию проекта несет не весь исследовательский центр, а группа разработчиков проекта, поэтому участие в реализации принятого решения во многих отношениях является выгодным для исполнителя.

Специфика «фабрик мысли»

Специфика фабрик мысли, как элемента научной сферы США, заключается в том, что данные организации объединяют в себе минимум три стадии подготовки политического решения.

Они имеют возможность контактировать с другими уровнями науки, имеют выход во власть (в том числе и через некоторых своих экспертов, ранее бывших политиками). Функционируют они в долгосрочной перспективе и имеют возможность опери ровать накопленным опытом.

Из двух тысяч аналитических центров в США почти чет верть считаются независимыми или самостоятельными. Подав ляющее большинство из них связаны с университетами. «Фаб рики мысли» различаются по масштабам, финансированию и задачам. Одни специализируются на конкретных отраслях как внутренней, так и внешней политики, другие — на конкретных регионах, а третьи охватывают всю сферу внешней политики.

Некоторые «мозговые центры» имеют при себе крупные фонды и совсем отказываются от государственного финансирования;

другие получают основной доход за счет выполнения договор ных работ как для государственного, так и для частного секто ра;

третьи содержатся почти полностью на государственные средства.

«Главная функция «фабрики мысли» — это не проведение традиционных фундаментальных исследований, прикладных исследований или разработок — хотя и то, и другое, и третье обычно ею выполняется, — а установление связи между зна нием и властью, между наукой и техникой, с одной стороны, и разработкой политики в широких областях, представляющих интерес, — с другой»1. Основой функционирования фабрик мысли является экспертное сообщество, включающее в себя не только профессиональных политических консультантов, но и бывших политиков.

Сложившись изначально как элемент политической систе мы США политическое консультирование постепенно вышло из политической сферы и стало более научным, чему во мно гом способствовало развитие политических программ научных центров в последние два десятилетия. Политически ориенти рованные научные центры можно разделить на две категории.

Центры при университетах, которые преимущественно занима ются образовательной деятельностью и при этом ведут некото рые политически ориентированные программы, отличающиеся весьма высокой степенью теоретизированности, и «фабрики мысли», которые представляют собой независимые институты, созданные для проведения исследований и приобретения зна ний, применимых в области политики.

Среди профильных, политически ориентированных науч ных центров следует прежде всего назвать Университет Джона Гопкинса (Johns Hopkins University) и Массачусетский Техноло гический Институт (Massachusetts Institute Of Technology).

Университет Джона Гопкинса основан в 1876 г., расположен в Балтиморе, штат Мэрилэнд (также имеются филиалы в Вашин гтоне, округ Колумбия, Италии и КНР). Университет включает в себя десять базовых подразделений. В экономическом отно шении существует в основном на пожертвования частных лиц, а также за счет собственных фондов и проводимых исследова Фабрики мысли // http://stra.teg.ru/library/institutes/Dikson-Thinktanks/3.

ний. С правовой точки зрения представляет собой автономное от государства высшее учебное заведение.

Университет довольно нетипичен в сравнении с большинс твом американских учебных заведений — он достаточно «ком пактен» и почти не имеет зарубежных филиалов. Специализи руется прежде всего на подготовке высококвалифицированных специалистов общественной сферы (в широком смысле — от политиков до экспертов-исследователей) и в значительной сте пени представляет собой престижное учебное заведение для политической, культурной и деловой элиты страны. Хотя среди выпускников университета за последние 15–20 лет преобладают специалисты в области естественных наук, многие из выпуск ников стали публичными политиками (несколько сенаторов и заместителей министров). Хотя ряд высокопоставленных поли тиков, чья деятельность пришлась на 1990–2000-е гг. (например, Мэдлен Олбрайт и Майкл Блумберг) были выпускниками уни верситета, подавляющее большинство специалистов по поли тическим вопросам, выпускаемых университетом, относятся к администраторам различных уровней или же к местным поли тикам (сенаторы штатов, члены законодательных палат).

Университет Джона Гопкинса представляет собой учебное заведение высшего класса, задача которого состоит в подготов ке специалистов как широкого профиля (общественная дея тельность), так и в узконаправленных областях (естественные и технические науки), но специалисты эти в дальнейшем, как правило, становятся известными в академической среде, а не в экспертных центрах. Либо они могут стать публичными поли тиками, но это отнюдь не означает их постоянной связи с цент рами принятия решений.

Массачусетский Технологический Институт (МТИ) — част ный институт, основанный в 1861 г., один из крупнейших тех нологических вузов в США, расположен в Кембридже, штат Массачусетс. В основе образовательной концепции института лежат три принципа: образовательная ценность полезных зна ний, необходимость обучения через действия и объединение отраслевых и гуманитарных наук. Институт включает в себя пять основных «школ».

Институт представляет собой весьма специализированное учебное заведение в силу двух базовых факторов. Во-первых, он ориентирован на фундаментальное знание;

во-вторых, инсти тут отдает предпочтение экспериментальным («техническим») наукам. Как следствие, МТИ является не центром принятия решений, а скорее престижным «инструментальным» учебным заведением, где разрабатываются и апробируются новые тех нологии, которые в дальнейшем используются частными и го сударственными фондами и организациями. Институт, имею щий тщательно поддерживаемую репутацию, работает в сфере фундаментальных исследований. Выпускает узконаправленных специалистов, которые позднее могут быть востребованы госу дарством, но не в государственном управлении (за редким ис ключением), а в области технологических разработок.

Фонд Карнеги за международный мир (Carnegie Endowment for International Peace), основанный в 1910 г. для исследования причин войн и содействия мирному урегулированию споров, ориентирован преимущественно на анализ вопросов между народных отношений, ставших особенно актуальными с на чалом Первой мировой войны. Деятельность Фонда Карнеги заключается в выполнении намеченных его специалистами программ исследований, организации дискуссий, подготовке и выпуске тематических изданий, информировании широкой общественности по различным вопросам внешней политики и международных отношений. Специалисты Фонда проводят не зависимые исследования по широкому кругу современных об щественно-политических и социально-экономических проблем на материале самых различных регионов мира — от Латинской Америки до Дальнего Востока. Фонд выпускает книги, моногра фии, документальные сборники, а также журнал Foreign Policy.

Сегодня предметом анализа Фонда являются такие актуальные темы, как нераспространение ядерного оружия, международ ное право, экономические и социальные реформы2.

Одной из первых «фабрик мысли», занимающихся внутрен ней политикой, стал Институт Брукингса (Brookings Institution), Фонд Карнеги за международный мир. USA, Washington // www.amursu.

ru/osi/2000/ECOLINE/SOURCE/CF0002.HTM.

основанный в 1927 г. После Второй мировой войны сфера ис следований Института Брукингса несколько расширилась и включила также международную политику, экономику.

Институт Брукингса распространяет результаты анализа по литики и свои рекомендации, представляя их в книгах и докла дах. Однако несколько лет назад Институт Брукингса приступил к дополнительной публикации результатов своих исследований в форме более коротких и более доступных документов, имену емых «Краткие обзоры политики». Институт Брукингса также печатает «справочники для журналистов», которые помогают найти и проинтервьюировать ученых, обладающих экспертны ми знаниями по конкретному вопросу политики. Существуют тщательно разработанные правила, обеспечивающие гарантии того, чтобы поставщики финансовых средств не имели возмож ности оказывать влияние на характер и результаты проводимых в Институте Брукингса научных исследований.

«Фабрики мысли» получили толчок в развитии после Вто рой мировой войны, когда у США возникла необходимость в более детальном анализе международной политической обста новки. В этот период большая часть «фабрик мысли» создаются и финансируются государством.

Наиболее известные «фабрики мысли», созданные в этот пе риод и сохранившиеся до сих пор, — это Корпорация RAND, первоначально учрежденная в 1948 г. как независимый неком мерческий институт, финансируемый ВВС США, и Центр стра тегических и международных исследований (Center for Strategic and International Studies), который был основан в 1962 г. как часть Джорджтаунского университета. Корпорация RAND была выделена из авиакомпании Douglas Aircraft и позднее была рас ширена не только до самостоятельной организации, в которой более 500 профессиональных исследователей и почти 80% из них имеет докторскую степень, но и до центра, к которому при мыкают филиалы в крупных городах США, а также в Европе (Голландия).

Работа корпорации организована приблизительно в соот ветствии со следующей схемой (рис. 2.1.2). Несмотря на то, что RAND официально не является правительственной организа цией, корпорация регулярно сотрудничает с государственными органами. Среди клиентов и грантодателей — в основном пра вительство США (различные министерства, включая Минис терство обороны) и неправительственные организации. В этом качестве выступают и иностранные правительства — в част ности, Катара, Великобритании, Голландии, Дании, Франции, Германии, Индии, Мексики. Хотя в большинстве этих стран и нет отдельных офисов корпорации, но есть ее региональные от деления, с которыми и осуществляется взаимодействие.

Штаб-квартира (Санта Моника, Калифорния) Совет помощи образованию Филиал (Нью-Йорк) (Вашингтон) Исследовательский Центр RAND-Европа (Аройо) (город Дельфг, Голландия) Программа Институт по криминальному правосудию гражданского правосудия Отдел Программа исследования по вопросам труда и населения национальной безопасности Проект Новые виды бизнеса Военно-воздушных сил RAND-здравоохранение RAND-образование Наука и технология Статистические группы Группа мониторинговых исследований Центр по исследованию Центр по проблемам Азии миграционной политики и Тихого океана Институт исследования Центр исследования политики в области науки политики в сфере наркотиков и технологии Институт гражданского RAND-здравоохранение правосудия Программа исследования Инстит образования н тренинга труда и народонаселения Проект для военно-воздушных сил Рис. 2.1.2. Структура Корпорации RAND RAND специализируется по 15 основным направлениям, сре ди которых — национальная безопасность, общественная безо пасность, международные отношения и борьба с терроризмом2.

Для каждого из них выделено специальное подразделение, в рам ках которого могут быть созданы собственные подотделы.

Некоммерческая организация не может быть названа также неправительственной, хотя тесно связана с военными и поли тическими структурами США (прежде всего с военно-воздуш ными силами) и по мере работы регулярно взаимодействует с государственными лидерами, оказывая им консультационные услуги. Исследования корпорации очерчивают «проблемное поле», в рамках которого правительство определяет собствен ные приоритеты.

Корпорация RAND положила начало исследованиям в об ласти системного анализа и теории игр, которые по сей день определяют американскую методику анализа оборонной по литики, а также активно используются в социологии и поли тологии. Помимо Корпорации RAND, являющейся одним из самых значительных достижений в сфере консалтинга этого периода, необходимо также отметить роль Центра стратеги ческих и международных исследований (Center for Strategic and International Studies), специфичного тем, что он был ос нован в 1962 г. как часть Джорджтаунского университета, а затем приобрел статус частной независимой организации, занимающейся вопросами национальной и международной безопасности. В годы «холодной войны» Центр сотрудничал в основном с американским правительством, корпорациями и частными фондами, но с 1990-х гг. серьезно расширил между народные связи, хотя и остается прежде всего американской организацией с центральным офисом в Вашингтоне.

Центр имеет развитую сеть внутренних, нередко полно стью автономных, отделов и комитетов, которые занимаются собственными проблемами в рамках какого-либо глобально го проекта. Структурно Центр включает в себя семь подраз делений (Оборона и политика безопасности, Глобальные тен денции, Институт глобальной стратегии, Академия лидерства им. Эбшира-Инамори, Губернаторские программы им. Хилла, Региональный отдел, а также редакция журнала The Washington Quarterly), которые относятся к трем базовым сферам интере сов — «Глобальные вызовы», «Политика обороны и безопаснос ти» и «Региональные исследования», в рамках которых ведутся исследования. Всего действует 25 исследовательских программ, а также специальные курсы повышения квалификации для ас пирантов и выпускников университетов.

Сфера деятельности Центра тесным образом связана с го сударственным управлением и государственной политикой во обще, хотя сам по себе Центр является неправительственной организацией. В отличие от более крупных исследовательских организаций, он играет роль приближенного к американскому правительству источника новых стратегий и информации, не обходимой для принятия решений.

Организация, несмотря на декларированные широкие сфе ры исследования, фактически ограничивается менее обширны ми целями — прежде всего разработками в области внутренней политики, а также международными вопросами, связанными с расширением процесса демократизации. Ее главным партнером до сих пор является правительство США.

В последние 30 лет сформировалась новая категория «фаб рик мысли», ориентированных на внутриполитические пробле мы США и, зачастую, имеющих партийную ориентацию. Прото типом такого аналитического центра с определенной позицией стал созданный в 1973 г. Фонд «Наследие» (Heritage Foundation).

Главным образом этот Фонд дает рекомендации для деятелей республиканской партии и республиканского правительства3.

Фонд «Наследие» представляет консервативное направле ние американской политической мысли. Фонд позиционирует ся как «фабрика мысли», которая «формулирует и продвигает консервативную государственную политику, основанную на принципах свободного предпринимательства, конституцион ного правительства, индивидуальной свободы, сильной нацио нальной обороны и на традиционных американских ценностях, и разрабатывает решения актуальных проблем на основе идей, Голубничая Ю. Научно-исследовательские центры США // http://amstd.

spb.ru/modern/TT.htm.

принципов и традиций, которые и делают Америку по-настоя щему великой страной»4. Фондом постоянно вырабатываются новые инновационные подходы к решению наиболее актуаль ных политических задач, которые затем продаются Конгрессу, правительству и СМИ.

Среди наиболее известных «фабрик мысли» этого типа мож но также назвать Институт Катона (The Cato Institute), который был основан в 1977 г. как частная неправительственная орга низация, целью которой является расширение границ публич ной политики, а также исследования проблем демократических обществ — как внутригосударственных, так и международных.

Институт включает несколько специализированных исследо вательских центров: Центр конституционных исследований, Центр свободного образования, Центр глобальной свободы и процветания, Центр продвижения прав человека, Центр реп резентативного правительства и Центр исследований торговой политики, которые действуют в рамках «проектов» — особых исследовательских направлений, а также две более специализи рованных организации, занимающиеся проблемами внутрен ней американской политики — уменьшением роли федерально го правительства и мониторингом социальных программ.

Институт Катона придерживается либеральной идеологии, и это его официальная позиция со дня основания по настоящее время. Кроме того, хотя институт является образовательным центром, в значительно большей степени он известен как центр выработки решений и стратегических программ, куда приходят уже состоявшиеся специалисты и эксперты. В институте боль шое внимание уделяется экономическим аспектам государ ственного управления, а также вопросам реализации широких социальных программ, которые направлены на преодоление масштабных общественных проблем (преступность, бедность, социальная апатия).

Институт Катона представляет собой центр исследований, вырабатывающий управленческие и политические стратегии, исходя из приверженности определенным принципам. Хотя The Heritage Foundation — уникальный исследовательский институт США // http://stra.teg.ru/library/institutes/thinktanks/10.

его услуги предназначаются не только для правительственных организаций или министерств, но также и для частных заин тересованных лиц или корпораций, все же ориентирован он на выработку и предоставление нового знания — прежде всего в политической и экономической сферах — для использования в государственной политике5.

В США существует более 2000 тыс. «фабрик мысли». По лезность современных «мозговых центров» для американских политиков более чем очевидна. Самое сильное их воздействие (в соответствии с самим названием) заключается в создании «нового мышления», влияющего на мировоззрение американ ских политиков. Оригинальные идеи могут изменять представ ление о национальных интересах США и расстановку приори тетов, подсказывать планы действий. Так, самый знаменитый случай произошел после выборов 1980 г., когда администрация Рейгана приняла в качестве основы своего правления публика цию Фонда «Наследие» — «Мандат на перемены».

Говоря об американской модели коммуникации власти и науки в целом, следует отметить, что ее отличают ряд важных признаков.

Во-первых, характерен контакт государства и науки, который является в значительной степени двусторонним, т. е. активное взаимодействие осуществляется как «снизу вверх» (от научного сообщества к правительству), так и «сверху вниз» (от правитель ственных структур к научно-экспертному сообществу). Во-вто рых, формы этого взаимодействия являются четко институциа лизированными, благодаря даже не столько отдельным постам в правительстве (советник по тем или иным вопросам), сколько существованию многочисленных и независимых от государс твенных органов власти исследовательских центров, каждый из которых может сотрудничать с правительственными министер ствами, отдельными чиновниками или государственными коми тетами.


В-третьих, университетское сообщество в данной модели представляется скорее поставщиком кадров и идей для «фабрик мысли», чем генератором новых идей или стратегий, поскольку Сайт Института Катона // www.cato.ru.

функция университетов в США понимается довольно инстру ментально — давать образование как набор необходимых на выков и знаний по выбранной специальности. Как следствие, в американской модели основным механизмом взаимодействия научного сообщества и власти являются специализированные исследовательские центры и особые (как правило, частные) «фабрики мысли», занимающиеся проблемами публичной по литики. Для американской модели характерна ярко выражен ная идеологизированность большинства подобных «фабрик мысли». Естественным является разделение экспертных цент ров не только по профессиональной направленности, но и по идеологическим установкам.

В случае необходимости правительство может обращаться к тем или иным исследовательским сообществам через фор мализованные (научные конференции, официальные визи ты, заказы на проведение исследований) или неформальные (рекомендации членов правительства, личные связи) каналы коммуникаций. При этом стоит отметить, что желание госу дарственных структур обращаться к неправительственным организациям — таким, например, как Корпорация RAND или Институт Катона — вызвано рядом существенных при чин, а не только конъюнктурными обстоятельствами. Частные исследовательские центры, как правило, менее бюрократизи рованы, более способны сосредоточиться на конкретном про екте и, к тому же, их разнообразие позволяет правительству выбирать из нескольких предложенных проектов наиболее подходящий. Отсюда следует вывод: американская модель коммуникации науки и власти носит явно выраженный двус торонний, взаимодополняющий характер. Посредником меж ду научным и властным сообществом являются прежде всего исследовательские центры и отдельные политические консуль танты и аналитики, в то время как университеты в значитель ной мере сосредоточены на подготовке квалифицированных кадров как для государственных структур, так и для эксперт ного сообщества.

Схему взаимоотношения между наукой властью и бизнесом в США можно представить следующим образом (рис. 2.1.3).

Сфера международных отношений Власть наукоемкие технологии и кадры Консультанты и бывшие политики финансирование Наука Образование Бизнес Система отношений науки и власти в США Рис. 2.1.3. Власть, наука и бизнес в США Из схемы видно, что научная сфера в США состоит из трех частей — науки, образования и политических консультантов, получающих финансирование от власти и бизнеса в обмен на наукоемкие технологии, подготовку кадрового состава и поли тическое консультирование, которое распространяется как на внутреннюю, так и на внешнеполитическую сферу. В американ ской схеме государство зачастую выполняет функции арбитра и рекрутера, представляя и оплачивая заказ на подготовку оп ределенных кадров. Взаимоотношения науки и власти в США можно охарактеризовать как взаимовыгодные. Объем финан совых потоков в этой системе коммуникаций можно приблизи тельно оценить. В среднем, считая что порядок годового бюд жета одной фабрики мысли около 1 млн долл. и учитывая, что центров — около 2000, получаем сумму порядка 2 млрд долл.

ежегодно. С таким обеспечением интеллектуального потенциа ла государственной власти страна может жить.

Взаимосвязь политики и науки в КНР Китай и другие страны Азии, как и весь мир в целом, тес но связаны друг с другом в вопросах развития. По заявлению Ху Цзиньтао, «в то время, как многие страны все больше опа саются глобализации, Китай рассматривает глобализацию как ключ к экономическому развитию и обеспечению лучшего бу дущего для своего народа численностью 1,3 млрд человек»6.

С усилением экономической глобализации Китай и Азия быс тро превращаются в новый двигатель роста для всего мира, в то время как быстрое развитие мировой экономики также пре доставляет Китаю и Азии все больше важных возможностей. С 1949 г., когда было объявлено о Новом Китае — и особенно с мо мента осуществления реформ и программы открытости, разра ботанной Дэн Сяопином в 1978 г., — в Китае прошли значитель ные преобразования, каких страна ранее никогда не знала. За сравнительно короткий промежуток времени в 26 лет (с 1978 г.

по 2006 г.) ВВП страны вырос со 147 млрд до 2 трлн долл. Еже годный рост составлял в среднем 9,8%. Объем внешней торгов ли вырос с 20,6 млрд до 1,2 трлн долл., т. е. ежегодный рост пре вышал 16%. В настоящее время большинство стран и регионов мира имеют предприятия и инвестиции в Китае. Количество научно-исследовательских центров, учрежденных иностранны ми инвесторами в Китае, превысило 700.

Важнейшую роль в развитии КНР играет ее научный сектор.

Процесс радикального реформирования научной сферы и посте пенный отход от советской модели произошел в начале 1990-х гг.

В 1998-99 гг. начинается реформа Главного управления Ака демии наук КНР. Важность данного события для страны сложно переоценить, т. к. Академия наук в Китае является мегаструкту рой, включающей в себя все образовательные и научные орга низации, и от эффективности ее функционирования напрямую Ху Цзиньтао (Hu Jintao), 9 июня 2005 г. // http://www.inosmi.ru/text/ translation/220219.html.

зависит реализация всех инновационных проектов, предлагае мых партийным руководством.

Планирование реформирования научной и образователь ной сферы в Китае сводится к восьми основным пунктам7:

1. Институты, выбранные Академией наук в качестве науч ных баз, должны упорядочить систему управления и преобра зовать механизм работы в соответствии с официальными нор мами научно-исследовательских предприятий. Эти институты должны служить испытательным полигоном национального экономического развития.

2. На основе результатов работы научно-исследовательских предприятий и современного опыта руководства АН КНР со здаст отвечающие стандарту организации и выработает для них основные правила, оценочные нормативы и методы в соответс твии с законами научной деятельности и различными аспектами социалистической рыночной многоукладной экономики Китая8.

3. Продолжится углубление реформы управления персона лом9.

4. Руководители (за исключением руководителей научных баз) получат большую самостоятельность, включая право вы бирать научно-технические цели и проекты, распределять фи нансовые ресурсы, принимать на работу сотрудников и поощ рять их.

5. АН КНР продолжит выполнение разнообразных научных и образовательных проектов. На момент начала реформирова ния в 1998 г. это были программы — «Сто талантов», «Свет За падного Китая», «Приглашенные эксперты», «Премии АН КНР молодым ученым», «Президентские фонды», «Фонды в подде ржку открытий молодых ученых», «Коллективы молодых уче ных» — для отбора и оказания поддержки выдающимся моло дым ученым. Каждый год список организаций меняется, однако общая направленность на развитие внутренней научной сферы Bulletin of the Chinese Academy of Sciences. Vol. 13. № 2.

Сюда входят: cистема исследовательских институтов, исследовательские группы, механизмы приобретения и распределения ресурсов, формы поощ рения, обслуживания и поддержки, способы оценки и контроля.

Фактически борьба с бюрократией.

и контактирование с зарубежными иностранными центрами остается прежней.

6. Подготовка аспирантов и ученых со степенью расширит ся, а общее качество подготовки улучшится как за счет пригла шения иностранных специалистов, так и посредством обуче ния своих специалистов. Также будет поощряться совместная работа предприятий и университетов по обучению молодежи.

7. Уделяя особое внимание в сфере научных контактов США, Европе, Японии, России и другим развитым странам, АН КНР расширит контакты с третьим миром и соседними странами, где задействовано огромное количество китайских специалистов.

Несмотря на то, что реформа и функционирование обра зовательной и научной сферы зависит в Китае прежде всего от генерального планирования, современная китайская модель весьма напоминает американскую в период до появления «фаб рик мысли». Т. е. когда все исследовательские проекты, необхо димые властным структурам, выполнялись в рамках властных институтов с привлечением консультантов.

Схематически это можно представить следующим образом (рис. 2.1.4).

выработка мониторинг прогноз анализ решений реализация решений Научные центры власти + НИИ АН КНР Наука сфера влияния и образование коммунистической партии Рис. 2.1.4. Наука и власть в КНР В отличие от США, где также присутствуют элементы пла нирования, государственный заказ, система выявления при оритетов и поддержания стандартов, все это проводится по поручению и под контролем государства. В КНР над всем гла венствует партия. В партии состоит огромный процент населе ния страны, вследствие чего существует возможность осущест влять контроль изнутри и с учетом идеологических позиций.

Единственным элементом всего механизма разработки и при нятия решений, выходящим за пределы государственного кон троля, является мониторинг. Сфера мониторинга для внешних агентов ограничивается самыми упрощенными формами и относится к сферам, целиком контролируемым государством.

Внутренние акторы, осуществляющие мониторинг, появились лишь в последние годы и были специально выделены госу дарством из структуры Академии наук10. К внешним агентам можно также отнести иностранные организации, которые способны формировать взгляд на представленные к решению проблемы со стороны.


Остальные сферы принятия и реализации решений отно сятся к ведению государственных структур и, в частности, к на учно-исследовательским институтам Академии наук КНР. Здесь стоит отметить специфически китайскую деталь в организации «мозговых центров». Подавляющее их большинство расположе ны в Пекине — столице страны, которая выступает своего рода аккумулятором интеллектуальной активности, сосредотачивая в пределах одного города наиболее важные и стратегически зна чимые институты и исследовательские центры. Двумя самыми известными учебно-исследовательскими центрами Китая явля ются Нанкинский и Пекинский университеты.

Нанкинский Университет (Nanjing University) образован в 1902 г. как педагогическая школа, а позднее был расширен до ком плекса из 9 учреждений во главе с университетом. Все факульте ты, школы и учебные центры административно разделены на два больших сектора — Отделение социальных наук (SSO — Social Sciences Office) и Отделение науки и технологии (STO — Science С 1998 г. в АН Китая начата широкомасштабная программа под назва нием «Программа знаний и инноваций». Идея ее в том, чтобы уменьшить число НИИ в рамках АН с 123 до 80, но дать оставшимся институтам больше денег.

& Technology Office). В рамках каждого из этих базовых подразде лений существуют собственные школы и департаменты общим числом около 50.

Университет готовит специалистов прежде всего для нужд государства, необязательно в сфере публичной политики или ад министрирования. Сама структура и форма университета обус лавливают его открытость для всех социальных слоев, так как правительство заинтересовано в специалистах самых разных на правлений, безотносительно того, каков их социальный статус.

Пекинский Университет (Beijing University) был открыт в Пекине в 1898 г. В период 1950–2000-х гг. университет постепен но расширялся, включая в себя различные исследовательские центры, школы и колледжи, и сейчас является крупнейшим из всех высших учебных заведений Китая.

Университет состоит из 30 колледжей и 12 факультетов.

Ведется обучение по 93 бакалаврским, 199 магистерским и 173 докторантским специальностям. При университете действу ет 216 исследовательских институтов, два инженерных научных центра имеют статус общенациональных. Характерной чертой Пекинского Университета является его особое внимание к по литическим проблемам. Среди учебных центров есть не только Школа менеджмента им. Гуанг Ха, но и Институт Марксизма, в рамках которых проходят обучение студенты, намеревающи еся в дальнейшем занимать партийные посты и участвовать в политическом планировании разного уровня — от местного до общенационального.

Пекинский Университет представляет собой сложный на учно-исследовательский комплекс, в котором собственно учеб ная часть является важной, но далеко не единственной. В силу особенностей политической системы КНР данный университет можно рассматривать как сочетание экспертно-аналитическо го центра и учебного заведения. Хотя управленческие решения принимаются на других уровнях, университет активно консуль тирует правительственных и партийных лидеров по широкому кругу вопросов.

Центр исследований развития при Государственном Совете КНР (Development Research Center of the State Council) — специ фический институт, ассоциированный с Государственным Сове том КНР в качестве особого исследовательского центра, занятого исследованиями в сфере экономики и долгосрочной государ ственной политики в целом. Центр был основан в 1981 г. и перво начально задумывался как организация, имеющая целью помочь правительству в создании комплексного плана социально-эко номической политики для проведения масштабных реформ. Его принципиальной особенностью была открытость, понимаемая прежде всего как реализация программ по международному об мену опытом с различными зарубежными «фабриками мысли».

Эта готовность к сотрудничеству с другими странами рассмат ривалась как фундаментальная предпосылка для успешного ус воения иностранного (прежде всего — западного) опыта в сфере развития экономики и социальной политики.

Методы анализа и прогноза, используемые в китайском варианте принятия решений, практически во всем сходны с американским вариантом. Двумя существенными отличиями является строгая этапность разработки решения (в отличие от комплексности, присущей американцам) и преобладающая долгосрочность ставящихся задач. Выработка и реализация ре шений в гораздо большей степени, чем в США, связаны с ролью государственных структур. Это мотивировано высокой ответс твенностью всех уровней исполнителей. Конечным уровнем принятия тех или иных разработок всегда становится заказчик, т. е. государство. С момента разработки и до момента приня тия проект может пройти через различные внутрисистемные консультативные органы. Самым характерным и наиболее значимым среди организаций такого рода является Народный политический консультативный совет Китая (НПКСК), образо ванный сразу после создания КНР в 1949 г. По многим пара метрам этот политический орган является номинальным, т. к.

находится под полным контролем партийного аппарата. Основ ная роль НПКСК — это прежде всего представительство как на национальном, так и на международном уровнях.

В полномочия Всекитайского комитета НПКСК и местных комитетов входит проведение политических консультаций, осуществление демократического контроля и участие в работе правительства. Проведение политических консультаций осу ществляется в целях принятия предварительных решений и определения политического курса государства в целом и отде льных регионов — в частности, по различным политическим, экономическим, культурным и другим важным вопросам. Учас тие в работе правительства связано с подготовкой необходимых материалов к заседаниям правительства. В частности, НПКСК проводит социологические исследования и консультирует пра вительство по политическим, экономическим, культурным и социальным вопросам. Замечания и предложения, разработан ные НПКСК, могут быть представлены на рассмотрение в КПК и государственные органы в виде докладов, тезисов, конкрет ных решений, предложений и др. Модель взаимодействия науки и власти, реализуемая в КНР, представляет целиком подчиненную государственному регули рованию коммуникацию науки и власти. Университеты КНР представляют собой огромные научные комплексы, решающие поставленные государством и партией задачи.

В рамках предложенной выше теоретической модели комму никацию науки и власти можно охарактеризовать как преиму щественно одностороннюю, исходящую «сверху вниз», т. к. госу дарство через официальную систему приоритетов формулирует «повестку дня» в области взаимоотношений научного и полити ческого сообществ, а затем академическое сообщество разраба тывает методы решения поставленных перед ним проблем. На стадии разработки решений проекты переходят с уровня обще го государственного ведения на уровень специального государ ственного ведения и подготавливаются к реализации различ ными консультативно-совещательными органами — например, Народным политическим консультативным советом Китая.

Данная модель не предполагает наличия в стране развитой индустрии «фабрик мысли», поскольку подавляющее большинс тво экспертов работают в государственных учреждениях — будь то университеты, корпорации или же исследовательские лаборатории. Все это позволяет сделать вывод о том, что в ки тайской модели властно-научной коммуникации преобладают http://www.chinaportal.ru/golden/polity/gossovet/.

«вертикальные» связи, а роль посредника (обычно — универ ситета) минимизирована, хотя он и остается главным механиз мом взаимодействия академического сообщества с правящей элитой. Общую схему взаимодействия власти, науки и бизнеса можно представить следующим образом (рис. 2.1.5).

иностранные инвестиции национальный бизнес ВЛАСТЬ финансирование наукоемкие технологии кадры наука образование Сфера влияния коммунистической партии Рис. 2.1.5. Наука, власть и бизнес в КНР Взаимосвязь науки и власти в ФРГ В Германии отношения между наукой и властью строятся на совершенно иных основаниях, чем в США и КНР. Если там приоритетным является государственный заказ, то основой для этих отношений в ФРГ служат, прежде всего, федерализм и демократия, и эти принципы окончательно утвердились после объединения ФРГ и ГДР в 1990 г.

Применительно к взаимоотношениям науки и власти это оз начает, что они здесь находятся под сильным влиянием партий и общественных организаций как специализированных институ тов, осуществляющих научно-исследовательскую деятельность.

В ведении центрального правительства (представленного феде ральным Министерством образования и исследований — BMBF) находится только сфера научных исследований. Министерство образования отвечает за развитие институтов и исследователь ских проектов национального значения и расширение и строи тельство университетов.

Таким образом, в сфере научно-исследовательской деятель ности широкие возможности для действий получают разно образные организации, не обязательно напрямую связанные с академической средой, — например, крупные корпорации, желающие получить специализированные аналитические рабо ты. Наиболее важными среди этих организаций являются об щественные фонды, которые представляют собой автономные исследовательские центры, занимающиеся самой различной проблематикой — от политических технологий до фундамен тальных исследований в области прикладных наук. Их роль на поминает положение «фабрик мысли» в США. Однако немец кая модель взаимосвязи научного и политического сообществ отличается большей дифференцированностью в связи с тем, что в ФРГ имеется реальная многопартийная система (в отли чие от Америки, где различия между двумя доминирующими партиями во многом сводятся к тактическим деталям и нюан сам). В немецкой системе отношений науки и власти именно общественные фонды выполняют роль основного посредника между политической и научной сферами. Эти организации фи нансируют научные исследования и привлекают к работе раз личных специалистов, а результаты их работы являются тем продуктом, который предлагается политическому сообществу в лице, прежде всего, партий. Именно различные партии — глав ные клиенты для германских общественно-научных фондов, и именно они являются тем «политическим звеном», которое мо жет превратить рекомендации научного сообщества в практи чески реализуемую программу на уровне страны.

Эта особенность делает научную сферу (особенно ту ее часть, что связана с политическими исследованиями) более конкурентно-ориентированной и, в то же время, фрагментар ной, поскольку фонд может иметь очень узкую специализацию и работать только с одной партией, став для нее «интеллекту альным резервом». Функция университетов в такой системе сосредоточена на том, чтобы подготавливать специалистов для различных исследовательских центров и организаций, занима ющихся научной работой.

Следует отметить, что если фундаментальные научные раз работки представляют специфическую сферу научной деятель ности и финансирование ее осуществляется в основном за счет государства, то гуманитарные технологии и исследования суб сидируются правительством в меньшей степени и представля ют собой ту область, в которой финансирование исходит сразу из нескольких крупных источников. Помимо государственной поддержки речь идет об исследованиях, спонсируемых бизнес структурами и различными общественными организациями — от партий до массовых движений.

В целом, модель взаимодействия научного и политического сообществ в ФРГ может быть представлена в виде следующей схемы (рис. 2.1.6).

ВЛАСТЬ (ФЕДЕРАЛЬНОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО) иссл. бюро центр политических иссл. бюро ПАРТИЯ ПАРТИЯ ПАРТИЯ исследований иссл. бюро социальный фонд социологич. центр НАУЧНОЕ СООБЩЕСТВО (УНИВЕРСИТЕТЫ, КОЛЛЕДЖИ) Рис. 2.1.6. Наука и власть в ФРГ Как можно видеть на рассматриваемой схеме, между наукой и властью в ФРГ существует двойная форма посредничества на институциональном уровне. Сначала — на уровне обществен ных фондов, занимающихся научной работой и экспертными оценками, а затем — на уровне партий, обращающихся к этим организациям для консультаций в формировании собственной политической программы. Фонды, таким образом, являются исполнителями заказа, исходящего от политических кругов. Но это не обязательно означает, что инициатива в консультирова нии или сотрудничестве всегда исходит «сверху» и носит одно направленный характер. Общественные организации могут и самостоятельно устанавливать контакты с партиями и предла гать им свои услуги. Определенную роль при этом может играть идеологическая окраска той или иной партии. Эта модель «вза имного интереса» существует приблизительно с 1950-х гг., когда в ФРГ сформировалась устойчивая многопартийная система и у политических сил возникла потребность в специализирован ных исследованиях-консультациях, связанных с электоральной политикой, экономическими вопросами и социальной сферой.

Следует также подчеркнуть, что большинство немецких обще ственных фондов, занимающихся политическими исследова ниями, частично финансируются государством, хотя при этом являются независимыми от федерального правительства. Кор ни этой системы лежат в первых послевоенных годах, когда ук репление демократии и федерализма было главнейшей задачей реконструкции Германии. Созданные в этот период исследова тельские центры должны были сохранять автономию от прави тельства, и это должно было освободить научное сообщество от возможного политического давления. Кроме того, эти пуб личные организации получают значительные суммы от самых разных источников: бизнес-структур, партий, общественных объединений и частных лиц. Это позволяет им быть финансо во независимыми от правительственных дотаций, в результате чего доля государственного финансирования в общественных фондах ФРГ далеко не всегда самая значительная, несмотря на ряд заметных исключений, и это обстоятельство сближает не мецкую схему с американским феноменом «фабрик мысли».

Наиболее заметный и серьезный недостаток подобной систе мы «интеллектуальных центров» состоит в уже упоминавшейся фрагментарности. Исследования ведутся одновременно самыми разнообразными организациями, имеющими различные целевые установки, что может затруднять для клиента — будь то партия, бизнес-единица или правительственные структуры — не только поиск необходимого института, но и объединение различных данных в единую информационную картину. Собственно, это одна из причин, почему партии в ФРГ не особенно стремятся со трудничать с несколькими исследовательскими центрами, пред почитая найти один, желательно идейно близкий, с которым бу дет выстроено полномасштабное партнерство.

Еще одна значимая проблема — непропорциональное фи нансирование. «Фабрикам мысли», занимающимся гуманитар ными и общественно-политическими исследованиями, намного проще получить источники дохода, поскольку сама их сфера де ятельности очень широка и позволяет финансировать разнооб разные научные разработки. В то же время, исследовательские институты, занятые в сфере фундаментальных и технических наук, не всегда могут рассчитывать на масштабную финансовую подпитку со стороны негосударственных организаций. Чаще всего, помимо правительственных фондов, донорами могут вы ступать корпорации, занятые в технологической сфере, — на пример, авиации или автомобилестроении.

Фонд Конрада Адэнауэра (Konrad-Adenauer-Stiftung) — одна из первых специализированных исследовательских организа ций, занимающаяся вопросами публичной политики. Фонд был основан в 1956 г. одной из ведущих немецких партий — Хрис тианско-Демократическим Союзом при активной правительс твенной поддержке, и вплоть до настоящего времени основная часть бюджета фонда предоставляется федеральным центром.

Приоритетные направления исследований — международное сотрудничество, политические исследования и консультацион ные услуги, политическое образование, а также образователь ная и культурно-просветительская деятельность.

Фонд представляет собой типичный пример «передаточно го звена» в коммуникациях научных и политических кругов.

Привлекая различных ученых и экспертов, организация на ре гулярной основе проводит публичные мероприятия — семина ры, конференции и научные конгрессы, которые являются сти мулом для общественной дискуссии и привлекают внимание политических деятелей к тем или иным проблемам. Таким об разом устанавливаются связи между властью и научным сооб ществом, которое получает возможность представить продукт своих исследований потенциальному заказчику.

Фонд Фридриха Науманна (Friedrich-Naumann-Stiftung fr die Freiheit) основан в 1958 г. президентом ФРГ с целью продви жения демократии и либеральных реформ в стране. Базовая цель — распространение идей либерализма, рыночной эконо мики и политической демократии. По сути, фонд представляет собой научно-исследовательский комплекс (а не узкоспециали зированное бюро или институт), в который включены образо вательные учреждения, дочерние организации и ряд отдельных подразделений, занимающихся теми или иными вопросами по литического анализа. Он действует в тесной связи с федераль ным правительством, а также со Свободной Демократической Партией (придерживающейся классической либеральной идео логии), которая является его долговременным партнером и од ним из основных заказчиков политического консалтинга и ана литики. Фонд имеет ярко выраженную «либерально-рыночную»

ориентацию и является своего рода «центром притяжения» ли берально настроенных экспертов, идеологов и общественных деятелей. Собственно подготовка квалифицированных пуб личных политиков и администраторов — это второе основное направление деятельности фонда.

Германский институт исследований по безопасности и меж дународным отношениям (German Institute For International And Security Affairs) — небольшой исследовательский институт, рабо тающий в Берлине и занимающийся проблемами международ ной политики;

учрежден в 1962 г. на частной основе. С января 1965 г. институт получил официальный статус исследовательско го фонда от немецкого парламента. Спонсируется как федераль ным правительством, так и частными организациями.

Институт имеет официальные связи с Бундестагом и яв ляется одним из его консультационных центров по вопросам безопасности и международной политики. Совет попечителей института контактирует с представителями правительства и осуществляет обмен информацией по необходимым вопросам, в то время как сотрудники института работают по ряду специа лизированных программ, разделенных на следующие категории:

«Европейская интеграция», «Америка», «Россия и СНГ», «Ев ро-Атлантическая безопасность», «Азия», «Африка и Ближний Восток», «Внешняя политика ЕС» и «Глобальные проблемы».

Институт регулярно издает собственный журнал, посвящен ный международным проблемам;

на регулярной основе публи кует также статьи и дает комментарии по вопросам публичной политики. Его основное отличие от большинства подобных организаций — во-первых, взаимодействие непосредственно с парламентом и создаваемыми в его рамках комиссиями/коми тетами, а не с отдельными партиями. Во-вторых, относитель но малые масштабы: общее число сотрудников не превышает 200 человек, что обусловлено спецификой института как учреж дения, занимающегося информационно-аналитической подде ржкой, а не стратегическими исследованиями.

Институт глобальной публичной политики (Global Public Policy Institute) — независимый аналитический центр, структу ры которого расположены в Берлине (ФРГ) и Женеве (Швей цария);

существует с 2003 г. Работает в трех основных направ лениях. Научные исследования: политический консалтинг и стимулирование дебатов по вопросам публичной политики.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.