авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

«Центр проблемного анализа и государственно- управленческого проектирования В.И. Якунин, С.С. Сулакшин, М.В. Вилисов, Д.В. Соколов Наука и власть ...»

-- [ Страница 5 ] --

Получает исследовательские гранты как от частных, так и от правительственных организаций (Европейская комиссия, Не мецкий фонд мирных исследований, Фонд Фрица Тиссена, Volkswagen-Фонд). Результаты исследований презентуются, как правило, в форме регулярных публикаций (статьи и информа ционный бюллетень), а также книг, посвященных тем или иным проблемам мировой политики. С точки зрения формирова ния общественного политического поля наибольшее значение имеет третье направление деятельности института — «стиму лирование дебатов». Совместно со своими грантодателями и партнерами институт организует конференции и обществен ные семинары, на которых ведется обсуждение широкого кру га вопросов международной политики — например, текущие институтские проекты («трансатлантический диалог и гумани тарные действия», «трансатлантический диалог по проблемам энергобезопасности»);

при этом сотрудники института могут продемонстрировать общественности свои аналитические ра боты и способствовать привлечению внимания к тем или иным проблемам.

Данное учреждение — типичный пример независимой «фабрики мысли», для которой характерны дифференциро ванная структура — существование параллельных исследова тельских отделов сразу в нескольких городах, ориентация на широкий круг клиентов, что предполагает гуманитарные ис следования самого разного характера — от политконсалтинга до теоретических работ, а также высокий уровень специали зации. Набор сотрудников института осуществляется по це левым программам.

Исследование специфики взаимоотношений науки и власти в ФРГ позволяет сделать ряд выводов касательно воз действия «фабрик мысли» на принятие решений правитель ством.

Во-первых, для немецкого экспертно-исследовательского со общества характерна фрагментированность научных ресурсов.

Они не сконцентрированы в каких-либо нескольких крупных городах, а относительно равномерно рассредоточены по всей стране и действуют во многом благодаря поддержке региональ ных, а не центральных властей. Такая модель, с одной стороны, дает некоторое равенство возможностей для ученого реализо вать свой потенциал «на месте», а не отправляться в один-два крупнейших университета или научных центра. Это способ ствует более равномерному развитию научной инфраструктуры в регионах. С другой стороны, такой подход создает проблему регуляции множества исследовательских групп, которые мало связаны между собой и способны отнимать существенную долю федерального бюджета на финансирование «дублирующих» на учных исследований.

Во-вторых, политическая наука в ФРГ действует в усло виях постоянной конкуренции, когда различные исследова тельские центры соперничают друг с другом, предлагая свой интеллектуальный продукт различным клиентам. При этом стоит подчеркнуть, что федеральное правительство среди этих клиентов является одним из важных, но не обязательно приоритетным для любого научного института. Такое поло жение дел возможно за счет существования хорошо развито го частного сектора, испытывающего потребность в гумани тарных исследованиях и готового финансировать небольшие научные группы в рамках каких-либо специализированных проектов.

В-третьих, академическая сфера в ФРГ является в боль шей степени поставщиком кадров для исследовательских центров, институтов и консалтинговых агентств, а не при датком правительственной системы. За счет сильной регио нализации университеты имеют значительную автономию и чаще опираются на региональные власти, чем на федераль ную администрацию. Таким образом, роль высших учебных заведений во взаимодействии науки и власти является вто ростепенной.

В-четвертых, собственно взаимодействие научных и власт ных кругов в ФРГ обычно реализуется через двойное посред ничество. Ученые в «фабриках мысли» — партии, а партийная сфера выходит в государственную власть (федеральный канц лер, министры или президент). Из этой схемы возможны ис ключения. Например, рассматривавшийся выше Германский институт исследований по безопасности и международным от ношениям. В общем же «фабрики мысли» работают с партиями как ключевыми посредниками между сообществом экспертов ученых и правительственными структурами.

Система политического консультирования в Германии нахо дится в состоянии развития и поиска более оптимальных вари антов взаимодействия науки и власти. К факторам, негативно влияющим на развитие науки в Германии, можно отнести недо статочную бюрократизированность и вторичность межотрас левых проектов.

Все перечисленные проблемы являются следствием отсут ствия центральной системы управления научной и образова тельной деятельностью. Несмотря на то, что причина основных проблем связана с регионализацией, немецкая научная обще ственность видит решение существующих проблем в увеличе нии суверенитета учебных и научных центров и полное, за ис ключением вопросов финансирования, обособление от власти.

В 2008 г. в Кабинете министров рассматривался закон, на правленный на изменение системы подчиненности учебных и научных центров Германии. Суть законопроекта сводится к сле дующему12. Научно-исследовательские институты должны быть в состоянии более эффективно решать задачи международной конкуренции за лучшие умы и наиболее привлекательные усло вия. Должны получить широкую автономию в сфере формиро вания бюджета и привлечения инвестиций и большую свободу в вопросах формирования интернациональных объединений и выхода на международные образовательные рынки, а также в вопросах получения и продления лицензий и освоения госу дарственных дотаций.

Еще одним важным законом, стимулирующим развитие науки, должен стать закон об иммиграции, который позволит иностранным ученым и их семьям без проблем работать и за ниматься наукой в Германии. «Для дальнейшего благополу чия и процветания страны Германия должна стать фабрикой идей. Ведь, как сказал когда-то бывший президент ФРГ Рихард фон Вайцзеккер, «техника сегодняшнего дня это — хлеб дня завтрашнего»»13. Общая система подчинения и финансиро вания научных структур в Германии схематично может быть представлена следующим образом (рис. 2.1.7).

Как можно видеть, немецкая система взаимодействия на уки и власти значительно отличается от американского ва рианта. Она не централизована, финансирование ведется по двум взаимодополняющим каналам. Можно сказать, что на учная сфера в Германии больше социализирована, и при этом отсутствие внешних систематизирующих факторов не ведет к ухудшению ее функционирования. Причина заключается в исторической преемственности (самостоятельности отде льных земель), в роли бизнес-структур (имея филиалы по всей стране, концерны могут создавать скрытые научные системы), www.bmbf.de (сайт Федерального министерства образования и иссле дований).

По материалам сайта www,campus-germany.com/russian.

в роли федерального правительства, контролирующего стра тегически важные НИОКР, и в особенностях национального менталитета, характерной чертой которого является высокая ответственность.

Сфера международных отношений парти федеральная НИОКР власть финансирование Бизнес консультанты и фонды финансирование региональная Образование власть система отношений науки и власти в ФРГ Рис. 2.1.7. Власть, наука и бизнес в ФРГ Анализ показывает, что в различных странах используется широкий круг организаций, выполняющих функции взаимо действия политической системы и научного сообщества. Эти институты могут очень сильно варьировать от страны к стране;

однако принципиально важно, что существует относительно стабильная модель взаимоотношений науки и власти, которая воспроизводится во всех рассмотренных случаях.

Следует обозначить ряд важных обстоятельств, связанных с выявленными в ходе исследования фактами.

Во-первых, формальные институты, обеспечивающие взаи модействие науки и власти, очень серьезно отличаются в раз личных странах. В США это, как правило, специализированные исследовательские центры с яркой идеологической окраской, в ФРГ — ассоциированные с партиями общественные фонды, в КНР — университеты как научно-исследовательские и образо вательные комплексы.

Во-вторых, с функциональной точки зрения в этих инсти тутах также существуют различия, однако при этом расстояние между европейскими и американскими «фабриками мысли»

значительно меньше, чем между американскими и китайскими или европейскими или китайскими. Это обусловлено наличи ем в коммуникационном процессе посредника, роль которого в КНР серьезным образом нивелирована. В качестве основного заказчика в Китае выступает либо непосредственно госаппарат, либо КПК как опора государственной власти. В странах ЕС, а также в США между научным сообществом и государственной властью почти всегда существует какая-либо форма посредни чества.

В-третьих, указанная выше форма посредника заметным об разом отличается в американском и немецком случаях. В США посредником между наукой и властью выступают специализи рованные «фабрики мысли» как таковые, т. е. особые учрежде ния, занимающиеся аналитической деятельностью независи мо от государства, но при необходимости вступающие с ним в контакт.

В-четвертых, китайская модель отношений науки и власти, при всем сходстве с американской и немецкой, все же имеет больше отличий, особенно — в уже упоминавшейся роли пос редника в коммуникационном процессе. В КНР государство является главным, зачастую единственным заказчиком и пот ребителем аналитической информации, причем сама задача ге нерации нового знания решается иначе, чем в странах западного мира. Для реализации долгосрочных стратегий развития КНР создает или использует мощь огромных научно-исследователь ских комплексов, сосредоточенных в нескольких крупнейших городах страны. В этих университетах обучение — лишь часть той роли, которая отведена им государственной властью. В от личие от дифференцированной системы в ЕС или США, когда в стране имеется множество специализированных центров, раз бросанных по всей территории и необязательно взаимодейс твующих друг с другом, в КНР отдают предпочтение централи зации, аккумулируя интеллектуальные ресурсы для решения не серии отдельных задач, а комплексной стратегии как таковой.

В-пятых, и это необходимо выделить особо, российская мо дель отношений науки и власти также существенно отличается как от евро-американской, так и от китайской, хотя в целом и укладывается в схему, аналогичную той, что существует в стра нах ЕС. Фактически же российская система включает в себя черты азиатской (аккумулирование интеллектуального потен циала в нескольких ключевых городах или закрытых научных центрах, большое влияние государства в научной сфере), но по ряду определяющих характеристик все же близка к немецкой (шире — «европейской») модели.

В РФ существуют многочисленные организации, которые являются альтернативными клиентами для «фабрик мысли» — это не только партии (партийная сфера в РФ суррогатизирова на и развита достаточно слабо), но также и крупные бизнес-еди ницы, общественные фонды. Кроме того, в отличие от китайс кой модели, в РФ существует заметная, хотя и не такая яркая, как, например, в США, дифференциация среди аналитических центров как по идеологическому, так и по функциональному признакам — есть «пригосударственные» центры, есть центры разработки политических технологий, есть академические уч реждения, есть слабо формализованные «дискуссионные клу бы», в которые могут входить представители политической, де ловой и/или интеллектуальной элиты.

Таким образом, можно заключить, что путь дальнейшего развития контактов науки и власти в РФ лежит в области по ощрения формирования новых организаций, которые стали бы посредниками между наукой и властью, выполняя сближающие функции. События последнего времени (создание Института современного развития, переход ГУ–ВШЭ в ведение Правитель ства) являются шагом в этом направлении: государство создает дифференцированную систему институтов, которые будут за ниматься выработкой необходимого знания, став интеллекту альным резервом власти и, возможно, поставщиком кадров для правительственных структур.

2.2. Возможности и риски переноса зарубежного опыта в Россию Анализ зарубежного опыта дает богатую пищу для размыш лений по поводу форм и методов организации научно-экспер тной деятельности для государственных нужд. В то же время, необходимо помнить, что зарубежные модели взаимодействия власти и науки явились результатом гармоничного длительно го развития соответствующих социальных институтов, обще ства и государства и несут на себе отпечаток соответствующих исторических и ментальных особенностей. Поэтому механи ческое перенесение этого опыта может оказаться для России, как минимум, безрезультатным, а в некоторых случаях даже и вредным. Ведь вместе, с формами организации коммуникаций между властью и наукой могут быть привнесены чуждые или просто вредоносные идеологические воззрения и догматы, ко торые способны оказывать сильнейшее влияние на определе ние приоритетов и эффективность государственного управле ния. Вообще тема национально идентичных и заимствованных или даже навязанных иноцивилизационных парадигм для Рос сии является не только актуальной, но и исторически поучи тельной.

Посмотрим на приведенные в хронологическом порядке идейные течения, влиявшие на государственное управление и доминировавшие в России в различные периоды ее истории (табл. 2.2.1 и рис. 2.2.1). Заметно доминирование заимствован ных учений, ориентация на привнесенный концепт. Националь ные теории находились в подавленном состоянии, подверга лись давлению западной науки15.

По материалам В.Э. Багдасаряна.

Толстая Н.Е., Багдасарян В.Э. Орлов И.Б., Репников А.В., Хорихин В.В. Ис тория русской философии. Сергиев Посад, 2008.

Таблица 2.2. Историческая динамика распространения идейных течений в среде российской интеллигенции Рис. 2.2.1. Историческая динамика распространения идейных течений в среде российской интеллигенции Чрезмерная ориентация на зарубежный опыт чаще все го приводила к подавлению национально сформированных и идентичных институтов. Это, в свою очередь, приводило к зна чительной идеализации иной культуры. В этом смысле пока зательна смена страновых ценностных ориентиров (рис. 2.2.2).

Парадокс истории заключается в том, что чаще всего России приходилось конфликтовать (даже воевать) именно с той стра ной, которая до того наиболее идеализировалась российской интеллигенцией.

Австрийская Германские империя княжества Голландия Православная Швеция Греция 1820-е - 1840-е гг.

1680-е - 1690-е гг.

1650-е - 1680-е гг.

1680-е - 1720-е гг.

Пруссия Китай(?) Германские Германия княжества Англия Франция 2000-е США Польша 1720-е - 1920-е - 1950-е 1840-е - 1910-е гг.

1600-е - 1650-е гг. 1760-е - 1820-е гг.

1760-е гг. 1930-е гг. 2000-е гг.

Война из-за Украины - Война с Францией - Польская интервенция - Смоленская война - Снятие Никона греческими - антинаполеоновских - Крымская война - - - Великая Отечесвтенная - Карибский кризис - апогей - Распад СССР - поражение - Столкновение с Китаем (?) - Русско-турецкая война - Северная война - Семилетняя война - соперничества в Средней Азии Японии в русско-японской войне Апогей англо-российского Английская поддержка геополитического в холодной войне патриархами Начало холодной войны войн война Рис. 2.2.2. Историческая динамика смены доминирующих страновых идеалов в русском интеллигентском сознании Управляем ли процесс формирования ценностных пред почтений российских ученых? Например, Запад с этой целью ежегодно расходует миллиардные средства на помощь госу дарствам с переходной экономикой и развивающимся стра нам (рис. 2.2.3)16.

www.economy.bsu.by/library/Мир%20и%20Беларусь%5Cpart13.pdf Официальная помощь Рис. 2.2.3. Размеры официальной помощи, направленной из государств ОЭСР в развивающиеся страны и страны с переходной экономикой Очевидно, что одним из компонентов этого финансирования является влияние на интеллектуальную элиту. Официально лег че всего это сделать через поддержку науки (начинают чаще всего с экологии). Поддержка через гранты является одной из важней ших и наиболее простых в техническом исполнении статей такого рода влияния. В тот самый момент, когда Российское государство в 1990-е гг. устранилось от финансирования науки, скоррелиро ванно резко возрос поток западных грантов, что позволяет пред полагать связь этих событий. К концу 1990-х гг. по зарубежным грантам работала половина всех российских ученых (рис. 2.2.4).

По другим оценкам — 70%. Западная финансовая поддержка яв лялась для российских ученых одной из главных статей дохода (рис. 2.2.5). Вопрос «насколько волен грантополучатель в своих ценностных и идейных установках», естественно, не имеет уни версального ответа. Но нельзя сбрасывать со счетов и тривиаль ную истину «кто платит, тот и заказывает музыку»17.

Мирская Е. Российские академические ученые в зеркале социологии на уки // Отечественные записки. 2002. № 7.

1994 1996 1998 Рис. 2.2.4. Наличие у ученых дополнительных заработков в сфере науки по зарубежным грантам, программам (% ученых) Рис. 2.2.5. Распределение дополнительных заработков в сфере науки Какие ученые выбирались для соответствующей грантовой поддержки? При выборе персоналий грантодатели в меньшей сте пени руководствовались научными соображениями. Показателен, например, в этом отношении критерий использования учеными компьютерных технологий (рис. 2.2.6). Выясняется, что получа тели зарубежных грантов использовали компьютер к 2000 г. даже меньше тех, кто гранты ни западные, ни российские вообще не по лучал. Значит, выбирая будущих грантополучателей, соответству ющие фонды принимали во внимание не столько профессиональ ные навыки, сколько какие-то другие качества18.

Рис. 2.2.6. Удельный вес грантополучателей, не использующих компьютерные технологии, в % Известна методология оценки ученого по рейтингу цити рования в ведущих научных журналах. Однако нужно иметь в виду, что цитируемость — процесс тоже управляемый. Суще ствуют различного рода PR- и GR-технологии раскрутки оп Мирская Е.З. Современные информационно-коммуникационные техно логии в российской академической науке // Мирская Е.З., Шапошник С.Б.

Компьютерные телекоммуникации в российской науке // Вестник РАН. 1998.

№ 3;

Мирская Е.З., Баюк Д.А. Социологические аспекты формирования вир туальных сообществ, включающих российских ученых // Годичная научная конференция ИИЕТ '96. М., 1997;

Lerch I.A. Organizing International Scientific Collaboration: a Simple Analysis of Telecommunication. The report at the same workshop.

ределенных ученых и исследовательских центров. Такого рода технологии применяются для позиционирования соответс твующих стран. Достаточно сопоставить для разных стран по казатели публикуемости и цитируемости в ведущих научных журналах мира (рис. 2.2.7). Симптоматично, что по всем го сударствам Запада цитируемость выше публикуемости, тогда как по всем другим странам — число цитирований ниже числа публикаций19.

Рис. 2.2.7. Соотношение странового удельного веса общего числа статей и частоты цитирования в ведущих научных журналах мира, в % Национальная наука в современной России как бы попала в некое изолированное пространство (рис. 2.2.8). Без соответс твующей государственной поддержки не только она лишается серьезных перспектив, но и само государство оказывается ли шенным важнейшего основания жизнеустойчивости. Однако современная российская власть фактически отделена от нацио нальной науки рядом барьеров в виде идейных филиалов запад ных экспертных центров, академических институтов, которым трудно в связи с чрезмерной специализированностью решать Индикаторы науки: 2007. М., 2007. С. 325–326;

Водопьянова Е.В. Европа и Россия на карте мировой науки. М., 2002. С. 27–28.

комплексные задачи;

а также институциональной необустроен ностью коммуникаций.

Сфера национальной научно-экспертной деятельности как ресурс государственного управления подвергается воздействию внешних сил, заинтересованных в формировании определенной идеологии и качества научно-экспертной деятельности и госу дарственного управления в России. В связи с этим представля ется важным обеспечить самостоятельность и национальную ориентированность субъектов, осуществляющих научно-экс пертную деятельность в России, стимулировать идеологичес кое многообразие в сфере научно-экспертной деятельности при безусловном доминировании национальных интересов и обес печить национальную безопасность при осуществлении науч но-экспертной деятельности для государственных нужд.

Глава 3. Российская проблема интеллектуальной поддержки власти 3.1. Основные задачи в российском контексте Итак, существует задача объединить (скоммуницировать) национальные интеллектуальное и властное сообщества. Воз никает закономерный вопрос о точном определении каждого из них.

Под властной элитой понимается сообщество руководи телей и должностных лиц органов государственной власти, а также владельцев и руководителей крупнейших хозяйствую щих субъектов, в том числе государственных. В соответствии со складывающимися тенденциями «партизации» российской политической системы к категории властной элиты можно от нести также политические партии, участвующие в реальных политических процессах выборов и представительстве в зако нодательных органах. Таким образом, властная элита может быть достаточно конкретно описана, она имеет ясные иден тификационные признаки. Могут быть определены и основ ные субъекты, потенциально заинтересованные в организа ции коммуникаций с наукой. В то же время, при ближайшем рассмотрении российская властная элита не демонстрирует сплоченности, прежде всего — в идейном плане. Более того, анализ официальных документов (доктрин, стратегий, кон цепций, программ и т. п.) позволяет сделать вывод об отсутс твии у российской властной элиты не только объединяющих, но и вообще каких-либо стратегических установок, ориенти рованных на будущее. Не обсуждая вопрос, может ли вообще правящая группировка, не имеющая стратегического проекта, называться национальной властной элитой, отметим, что от сутствие стратегических установок, российского «стратеги ческого проекта» существенно затрудняет коммуникацию с кем бы то ни было и, в том числе, с наукой. Сложно организо вать осмысленное сотрудничество, когда интересы одного из контрагентов неясны или вообще отсутствуют.

С идентификацией научной элиты дело обстоит еще слож нее. Строго говоря, исходя из поставленной задачи необходи мо говорить не о научной, а об интеллектуальной элите страны, поскольку экспертный потенциал содержится и в производ ственной, и в иных средах.

Очевидно, что в современных условиях власть должна иметь возможность быстро и эффективно мобилизовать на ибольший и наилучший интеллектуальный потенциал на ре шение конкретных задач. Задача мобилизации национального интеллектуального потенциала для оказания содействия влас ти имеет, как минимум, две плоскости — содержательную и инструментальную.

В содержательном плане задача предполагает объединение сильнейших в интеллектуальном плане людей для решения конкретных задач: обеспечения ядерного паритета, освоения космоса, устранения демографического кризиса и т. п. То есть, предполагает решение конкретных, пусть даже и очень боль ших проблем, по существу. Для этого надо, как минимум, осоз нание властью этих проблем и необходимости их решения, а также формирование явного запроса на интеллектуальную поддержку в этой деятельности. Анализ зарубежного опыта показывает, что именно власть (политическая элита) являлась исходным лидером, инициатором взаимодействия с наукой.

Именно она формулировала исходный запрос (например, во енные нужды и безопасность — как в США, стратегическое управление — как в Китае или иные, более мелкие вопросы политической повестки — как в Германии), в соответствии с которым подбирала и формировала соответствующие коман ды интеллектуалов, выстраивала необходимые механизмы и институты. Осознав преимущества таких интеллектуальных объединений по результатам их работы, власть начинала куль тивировать и развивать их деятельность, вынося ее, порой, даже за рамки собственного государства (о целевых установ ках такой деятельности речь пойдет ниже). Советская власть не являлась в данном вопросе исключением, она активно фор мировала свой запрос к науке (оборона, безопасность, освое ние космоса) и выстраивала соответствующие структуры, по казавшие свою эффективность.

Обратимся к инструментальной задаче мобилизации наци онального научного потенциала. Она предполагает выстраива ние соответствующих механизмов, институтов, организацион ных схем, создающих наилучшие условия для использования властью интеллектуального потенциала страны и, может быть, даже других стран или их отдельных граждан и организаций, что становится особенно актуальным в условиях глобализации.

Конечно, эта задача является во многом вторичной по отноше нию к содержательному запросу. Иными словами, сначала не обходимо понять «что нужно?» и «зачем?», а уже потом решать, «как это сделать?».

Скептическая точка зрения может сводиться к вопросу: «За чем придумывать как выстраивать отношения власти и науки, если власть этого не хочет, и ей этого не нужно?». Доля истины в таком взгляде на проблему существует. Однако есть ряд об стоятельств, позволяющих говорить о возможности решения инструментальной задачи по мобилизации национального ин теллектуального потенциала для поддержки власти в отрыве от конкретных содержательных вопросов.

Во-первых, при решении этой задачи могут быть выявлены и устранены системные ошибки, влияющие на формирование запроса власти по отношению к науке. Иными словами, мож но получить некоторые ответы на вопросы: «почему власть не хочет привлекать науку?» или «почему власть не понимает, что надо привлекать науку?».

Во-вторых, можно лучше изучить проблемы существующих взаимодействий между властью и наукой. Такие взаимодей ствия в настоящее время, несмотря ни на что, существуют, их специфика и проблемы должны быть изучены. Иными слова ми, можно получить ответы на вопрос «почему власть не может привлечь науку?».

«Почему власть не хочет привлекать науку»?

Желание власти совершать или не совершать те или иные действия обусловлено внутренними побудительными мотива ми, которые базируются на том или ином ценностном подходе, определенных целевых установках. Данная тема намного шире обозначенных рамок исследования, сделаем лишь одну ого ворку. Власть, действующая в интересах своей страны и своего народа, не может не иметь побудительных мотивов для при влечения науки в сферу государственного управления. Соот ветственно, отсутствие этих побудительных мотивов подлежит тщательному изучению с вхождением в вопросы политической или юридической вплоть до уголовной1 ответственности и со ответствующей оценки со стороны общественного мнения и истории.

«Почему власть не понимает, что надо привлекать науку»?

Отвечая на этот вопрос нужно исходить из презумпции, что государство хочет повысить качество и эффективность государственного управления за счет повышения научности государственного управления, однако далеко не во всех слу чаях понимает, как это можно сделать. При такой постанов ке решением проблемы является повышение квалификации государственных служащих до уровня, позволяющего са мостоятельно и профессионально оценивать возможности, преимущества и недостатки научно-экспертной поддержки государственного управления в каждом конкретном случае.

Отсутствие побудительных мотивов действовать в интересах своей страны (а повышение научности государственного управления не может не соответствовать национальным интересам) может свидетельствовать о расхождении интересов конкретных властных субъектов и страны в целом как организации, представляющей собой единство народа, тер ритории и публичной власти. Реальные интересы властных субъектов в таких случаях могут выражать интересы каких-то групп или интере сы иностранных государств. Если во втором случае уголовно-правовая квалификация подобных деяний возможна, например, по ст. 275 УК РФ (государственная измена), то для первого случая «подходящих» составов нет. Кроме того, необходимо отметить тенденцию сужения перечня об щественно-опасных деяний, подпадающих под действие ст. 275 УК РФ по сравнению с аналогичной ст. 64 (измена Родине) УК РСФСР: в современ ном варианте использован термин «ущерб внешней безопасности» Рос сии, в то время как ранее использовались такие конкретные признаки, как «ущерб суверенитету, территориальной неприкосновенности или го сударственной безопасности и обороноспособности». Оценить возмож ности уголовно-правовой квалификации деяний властных субъектов в том и другом случае достаточно просто.

Этот вопрос лишь отчасти послужит предметом настоящего исследования.

«Почему власть не может привлечь науку»?

Этот вопрос является ключевым для настоящего исследо вания. При этом предполагается, что власть понимает, что науку необходимо привлекать к государственному управле нию, хочет это сделать, однако при этом возникают препят ствия для организации эффективного взаимодействия, как осознаваемые властью, так и не осознаваемые. Таким обра зом, изучению подлежат препятствия (проблемы) на пути сознательной деятельности власти по организации комму никации с наукой.

В современной России просматриваются следующие пробле мы организации взаимодействия науки и власти.

Не выражена потребность власти в научно-экспертной под держке из-за недооценки роли экспертов в государственном управлении, претензий к их квалификации, качеству и стилю работ, иногда полного непонимания важности научности госу дарственного управления. Не хватает ресурсов — прежде всего, финансовых — для оплаты соответствующих работ. Недоста точны соответствующие механизмы и процедуры коммуника ции, личные знакомства и информация о научно-экспертных организациях и экспертах.

С целью проверки этих предположений было проведе но исследование методом фокус-группы. В опросе приняли участие государственные служащие среднего звена феде ральных и региональных органов исполнительной власти (рис. 3.1.1).

Результаты опроса представителей власти на «низовом»

уровне уточняют выдвинутые гипотезы. Опровергнута ги потеза об отсутствии понимания и мотивации со стороны чиновников в научно-экспертной деятельности. Никто из опрошенных не отметил отсутствие потребности в научно экспертной поддержке и не поддержал позицию о том, что ученый ничем не может помочь в государственном управле нии. Напротив, большинство из опрошенных проявили за интересованность к научно-экспертной поддержке государ ственного управления.

Не нашли подтверждения (а равно и опровержения) гипоте зы о низком качестве разработок российских научно-эксперт ных организаций: качество и квалификация не устроили лишь 6% опрошенных. Такая же часть недовольны сроками выполне ния научно-исследовательских работ.

Рис. 3.1.1. Причины, препятствующие взаимодействию власти и науки (мнение власти) Среди проблем, препятствующих привлечению науки для на учно-экспертной поддержки государственного управления, боль шинство (37% опрошенных) отметили отсутствие фонда оплаты научно-экспертных работ. В качестве серьезных проблем (25 и 31% соответственно) отмечены отсутствие механизмов привле чения науки и эффективных процедур сотрудничества. Полное отсутствие коммуникаций с наукой отметили лишь 13% опро шенных. При этом интересно, что нехватку фондов для оплаты научно-экспертных работ отмечали как на федеральном, так и на региональном уровне.

Эксперты, в общем, сходным образом квалифицируют пре пятствия на пути коммуникаций науки и власти (рис. 3.1.2).

Рис. 3.1.2. Причины, препятствующие взаимодействию власти и науки (мнение экспертов) Отвечая на вопрос о конкретных формах научно-эксперт ной поддержки, в которых они испытывают потребность, пред ставители власти отметили следующие формы (рис. 3.1.3):

1) консультирование;

2) целевое научное исследование;

3) обучение и аналитическое прогнозирование (равное ко личество голосов);

4) экспертиза;

5) разработка проекта решения;

6) выявление недостатков (апробация);

7) выяснение разброса мнений;

8) разработка отчета, выступления;

9) разработка доклада.

Рис. 3.1.3. Потребность в различных формах научно-экспертной поддержки (мнение власти) Неожиданно низким оказался запрос на разработку готового проекта решения — в экспертной среде соответствующие оценки предполагались значительно более высокими (рис. 3.1.4). Впол не возможно, здесь могут существовать некоторые искажения в личной самооценке представителей власти.

В то же время, это может означать, что представители власти предпочитают держать контроль над разработкой в своих руках и готовы сами принимать в ней активное участие. Респонден там были предложены различные варианты организации ра боты над проектом управленческого решения с целью выбора наиболее предпочтительного. Результаты опроса представлены на рис. 3.1.5–3.1.6.

Рис. 3.1.4. Потребность в различных формах научно-экспертной поддержки власти (оценка экспертов) Рис. 3.1.5. Предпочтительные варианты организации работы над проектом управленческого решения (мнение власти) Рис. 3.1.6. Предпочтительные варианты организации работы над проектом управленческого решения (оценка экспертов) Как видно, лидируют позиции «разрабатывать проект ре шения в рамках штата подразделения» и «разрабатывать часть проекта при поддержке экспертов». Принимая во внимание высокую долю пожелавших разрабатывать часть проекта само стоятельно, фактически получено подтверждение высказанной ранее в ходе опроса позиции о низкой востребованности разра ботки проекта управленческого решения «под ключ».

Интересно отметить, что при работе с экспертами предпоч тение отдается лично знакомым экспертам.

Положительным результатом можно считать низкий про цент стремящихся разрабатывать решения в одиночку.

Интересные результаты получены при выяснении основных параметров выбора эксперта среди опрошенных (рис. 3.1.7–3.1.8).

Интересно отметить, что при выборе эксперта большинс тво из опрошенных предпочитают руководствоваться реко мендацией (56%), на втором месте — выбор на основе личного знакомства и оценки профессионализма и только на основе профессионализма (44%), на третьем месте те, кто пользуются доступной информацией о рынке предлагаемых услуг. Мень ше всего среди опрошенных оказалось тех, кто готов руко водствоваться только личным знакомством2. Таким образом, большинство чиновников при выборе эксперта будут руко водствоваться личной или доверительной оценкой професси онализма эксперта, и в меньшей степени доверяют внешней, «непроверенной» информации, рынку соответствующих услуг и неким общепринятым критериям профессионализма (обра зование, ученая степень и звание, опубликованные работы и т. п.). Это свидетельствует о той большой роли, которую иг рают коммуникации между представителями власти и науки, ведь именно в ходе такого общения возникают личные зна комства и связи, которые позволяют давать оценки о профес сионализме экспертов.

Рис. 3.1.7. Чем вы руководствуетесь при выборе эксперта?

(мнение власти) Выбор вариантов ответа не был взаимоисключающим, поэтому сумма процентов более 100.

6 Ряд м ом й ом г лу мо ие зм тв ус ац из ли мс ал е нд нк на о он ме ак ио ры си зн ко сс о ес Ре фе м оф ей ы ро чн ци Пр ип Ли ма ом ор тв нф с И ом ак зн м ы чн Ли Рис. 3.1.8. Чем вы руководствуетесь при выборе эксперта?

(оценка экспертов) По результатам обследования можно сделать определенные выводы.

Все опрошенные представители власти (чиновники среднего уровня) подтвердили заинтересованность и потребность в науч но-экспертной поддержке своей деятельности. Эта позиция, в це лом, подтверждается и результатами отдельных интервью на более высоком уровне — руководителей департаментов и заместителей руководителей федеральных органов исполнительной власти.

Проявляя формальную заинтересованность и высказывая под держку науке, многие государственные служащие на практике не уделяют должного внимания научно-экспертной поддержке. Это подтверждается и косвенными результатами обследования в фо кус-группе, продемонстрировавшими высокий уровень желания разрабатывать проекты решения в составе группы сослужив цев, а также и внешней, по отношению к государственной служ бе, экспертной оценкой. Некоторые из опрошенных экспертов считают, что власть проявляет реальную заинтересованность в научно-экспертной поддержке лишь в своих самых верхних эше лонах — Президент, Администрация Президента, Председатель Правительства, губернаторы3, а также по тем направлениям уп равления, которые имеют критически важное значение, провал исполнения функций в отношении которых чреват серьезными социально-экономическими последствиями (энергоснабжение, стихийные бедствия, конфликты)4.

Представители власти не высказали особых претензий к науке, в отличие от представителей экспертного сообщества, которые в этом плане оказались более критичными. Важным выводом является тот факт, что в настоящее время субъектив ных препятствий для организации коммуникаций власти и на учно-экспертного сообщества очень мало. Проблема возника ет, скорее, вследствие недостаточно полного осознания властью собственных потребностей, чем вследствие каких-либо преду беждений или стереотипов в отношении науки. Эта ситуация, хотя и не является нормальной, все же имеет потенциал для позитивного развития, который зависит от взвешенной и муд рой позиции самого научно-экспертного сообщества, готового помочь власти осознать, сформулировать и удовлетворить пот ребность в научно-экспертной поддержке.

Вместе с тем, следует отметить, что подобная модель поведе ния, когда формулировка потребностей в научных исследовани ях «перекладывалась» на научное сообщество, сформировалась не сейчас и не только в государственном управлении. Она во многом является эволюцией поздней советской системы, ког да отраслевая наука генерировала соответствующие научные К сожалению, опросить в рамках настоящего исследования представи телей власти всех перечисленных категорий не представилось возможным, поэтому использовалась только экспертная оценка.

К сожалению, по экспертной оценке, речь идет о достаточно локальных сфе рах управления, негативные последствия в которых носят ярко выраженный и краткосрочный характер. Поэтому, например, вопросы общей социально-эко номической политики государства, создавшие условия для широкомасштаб ного социально-экономического кризиса, не относятся к таким сферам.

запросы «снизу — вверх» в рамках административно-команд ной системы соответствующего министерства или ведомства.

В процессе разделения административных и хозяйственных функций, а также приватизации эта модель была перенесена и в бизнес. Обследование показало, что в тех или иных вариациях такая система существует как в федеральных органах исполни тельной власти, так и в государственных компаниях, фактичес ки являясь альтернативой полному отсутствию какой-либо по литики в научной сфере.

По мнению представителей власти, среди препятствий к эффективным коммуникациям с наукой преобладают объек тивные обстоятельства. Среди них лидирующее — отсутствие финансирования. Кроме того, были отмечены такие пробле мы, как отсутствие коммуникаций, отсутствие механизмов и отсутствие процедур. Несмотря на то, что для каждого отде льного чиновника, участвовавшего в опросе, эти обстоятель ства являются объективными, т. е. независимыми от его воли, они, в то же время, поддаются воздействию в рамках государ ственного управления, т. е. являются не просто изменяемыми, а управляемыми в рамках всей системы государственного уп равления.

«Отсутствие финансирования» является проблемой прак тически универсальной. Как известно, денег много не бывает.

В табл. 3.1.1 приведены данные о бюджетах на заказ научно исследовательских и опытно-конструкторских работ для госу дарственных нужд.

Как видно, общая сумма, выделяемая на научные исследова ния в рамках отдельно взятого федерального органа исполни тельной власти, является далеко не маленькой. Однако струк тура этих расходов не является прозрачной.

Проблемы отсутствия механизмов привлечения экспертов и отсутствия соответствующих коммуникаций заняли лиди рующее место при опросе чиновников. Среди доступных инс трументов оказываются — организация или участие в научно практических мероприятиях, персональный поиск экспертов, их обучение. Каких-либо банков данных по экспертам практи чески не существует.

Таблица 3.1. Примерные объемы финансирования научной деятельности в отдельных федеральных органах исполнительной власти в 2008 г.

Объем денежных средств, Наименование выделяемых на выполнение № федерального органа НИР и ОКР по государственным исполнительной власти контрактам5, тыс. руб.

Министерство 1. 801 промышленности и торговли 2 Министерство энергетики 200 Министерство природных 3 801 ресурсов Министерство образования 5 099 и науки 5 Министерство финансов 2 504 6 Министерство транспорта 123 Федеральное агентство 7 200 лесного хозяйства Федеральное дорожное 255 агентство В табл. 3.1.2 приведены некоторые данные, характеризую щие активность федеральных органов исполнительной власти по проведению научно-практических мероприятий.

Как видно, федеральные органы исполнительной власти не слишком много внимания уделяют научным мероприятиям, кон центрируясь в основном на выставочной деятельности. Интерес но сравнить полученные результаты с аналогичными данными по научным и образовательным организациям (табл. 3.1.3).

На основании данных Федерального закона от 24 ноября 2008 г. № 204-ФЗ «О федеральном бюджете на 2009 год и на плановый период 2010 и 2011 го дов», Приложение № 6, ведомственная структура бюджета.

Финансирование по графе «Прикладные научные исследования в области общегосударственных вопросов»

Научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы в рамках подпрограммы «Автомобильные дороги».

Таблица 3.1. Характеристика научно-практических мероприятий, проводимых отдельными федеральными органами исполнительной власти Наименование федерального Примерное Количество мероприятий, № органа исполнительной число период проведения, вид власти участников Министерство 1. 1 (выставка, 2008) нет данных промышленности и торговли 15 (выставки, конференции, 2 Министерство энергетики нет данных форумы, 2009) Министерство природных 3 1 (конференция, 2007) нет данных ресурсов Министерство образования и 4 1 (салон, 2007) нет данных науки 5 Министерство финансов нет данных нет данных 6 Министерство транспорта 3 (выставки, 2009 г.) нет данных Федеральное агентство лесного 7 нет данных нет данных хозяйства Федеральное дорожное 8 1 (конференция и выставка) нет данных агентство Таблица 3.1. Характеристика научно-практических мероприятий, проводимых отдельными научными и образовательными организациями Наименование федерального Примерное Количество научных № органа исполнительной число мероприятий власти участников Московский государственный 8 (конференции, 2009) 1. Нет данных университет 2 Высшая школа экономики 5 (конференции, 2008) Нет данных 3 Московский центр Карнеги Нет данных Нет данных По данным официальных сайтов. Указано количество мероприятий, не посредственным организатором которых на территории России выступал соответствующий федеральный орган исполнительной власти.

По данным официальных сайтов.

Без учета конференций, проводимых факультетами и кафедрами.

Продолжение таблицы 3.1. Наименование федерального Примерное Количество научных № органа исполнительной число мероприятий власти участников 7 (конференции, семинары, Более 4 ИМЭМО РАН круглые столы, 2009) докладчиков Институт современного Нет точных данных 5 Нет данных развития Аналитический центр при 6 Нет данных Нет данных Правительстве РФ Центр стратегических 10 (конференции, презентации, Более разработок семинары, круглые столы) докладчиков Центр проблемного анализа и государственно- 16 (конференции, семинары;

Нет данных управленческого презентации) проектирования В табл. 3.1.4 приведены данные об абсолютном и относи тельном числе участников некоторых крупных конференций по вопросам государственного управления. Интерес представляет процент принявших в них государственных и муниципальных служащих, который не превысил 4,3%.

Таблица 3.1. Данные об участии государственных служащих в отдельных научно-практических конференциях по государственному управлению Число Госслу- Феде- Регио Наименование, Органи- Иност- Мест участ- жащих, раль- наль год проведения затор ранных ных ников всего ных ных Государственное управление в МГУ 459 14 6 4 3 – XXI веке, Конституция и Центр доктрины Рос- про сии современ- блем- 210 9 – 7 2 – ным взглядом, ного 2009 анализа На сайте содержится упоминание о том, что конференции проводятся.

http://www.riocenter.ru/ru/programs.

Продолжение таблицы 3.1. Число Госслу- Феде- Регио Наименование, Органи- Иност- Мест участ- жащих, раль- наль год проведения затор ранных ных ников всего ных ных Стратегии Рос- Центр сии в историчес- про ком и мировом блем- 321 4 – 4 – – пространствах, ного 2009 анализа Очевидно, что площадки научно-практических мероприя тий не представляют интереса для власти ни в плане их само стоятельной организации, ни в плане участия в организован ных другими мероприятиях. Этот канал коммуникации между властью и наукой не функционирует. Причин может быть до статочно много. В большинстве случаев мероприятия прово дятся представителями науки для самих себя, причем решают они в основном не задачи научного поиска и коммуникаций, а организационно-технические задачи конкретных аспирантов, докторантов, научных и образовательных учреждений. В свя зи с этим, такие мероприятия закономерно перестают быть ин тересными для представителей власти (за исключением тех из них, которые сами ведут научную деятельность по пути к соот ветствующей диссертации).

В подобных условиях логично предположить, что представи тели власти, реально заинтересованные в расширении спектра своих научных коммуникаций, могут обратиться к персональ ному поиску экспертов в тех или иных сферах. К сожалению, в этом отношении в России также далеко не так все просто. На пример, чиновник среднего уровня, впервые столкнувшийся с проблемой поиска эксперта в незнакомой ему области и не име ющий собственной развитой сети соответствующих специа листов, не имеет возможности обратиться к какому-либо банку данных экспертов и экспертных организаций, т. к. таких банков данных (за редким исключением) не существует.

Исключение составляют отдельные федеральные органы ис полнительной власти, а также Администрация Президента Рос сии. В остальных случаях чиновник вынужден сам решать эту проблему, выстраивая поиск, как правило, на основе личных связей среди однокашников, сослуживцев по разным местам работы.

Как установлено, степень недоверия к незнакомым эк спертам чрезвычайно высока, а объективных источников информации чрезвычайно мало. В России, к сожалению, еще не получили широкого развития экспертные сети, ана логичные мировым www.profnet.org, Gerson Lehrman Group (http://www.glgroup.com), Riedel Global Experts (http://www.

riedelglobalexperts.com), которые позволяли бы получать в ре жиме реального времени информацию об эксперте и предмете его специализации и связываться с ним. Следует признать, что и российское экспертное сообщество сейчас еще не находится на таком уровне самоорганизации, который позволил бы объ единять в сети по несколько тысяч высококвалифицирован ных профессионалов.

Попытки создания подобных сетей в России (Комментарии.

ру — www.kommentarii.ru), международное сообщество менед жеров (www.e-xecutive.ru) пока не способны решать задачи по иска экспертов и экспертных организаций для государственно го управления.

Проблема отсутствия механизмов и процедур требует уточнения. Казалось бы, речь идет об одном и том же. Однако механизмы — это те или иные способы организации комму никаций (взаимодействия), которые отражают комбинацию конкретных мотивов к взаимодействию со стороны как влас ти, так и науки. Среди множества этих мотивов — получение финансовой поддержки, профессиональная самореализация, стремление к эффективности и т. п. Процедуры — это скорее набор формальных действий, определяющих последователь ность, правовой статус и последствия того или иного вариан та взаимодействия.

Государственные служащие отметили наличие проблем как в механизмах, так и в процедурах взаимодействия. Ме ханизмы определяются комбинацией взаимных интересов.

Одной из основных проблем является ограниченность ме ханизмов коммуникаций, которые основаны на финансовых интересах. Фактически государственный заказчик имеет только одну возможность: заключить с необходимой орга низацией или экспертом (что встречается значительно реже в практике формальных отношений) договор на выполне ние научно-исследовательских работ. При этом «в нагрузку»

получить достаточно большое количество проблем, связан ных с процедурами заключения такого договора. Недостаток формализованных механизмов на фоне неудовлетворенной потребности в организации взаимодействия порождает воз никновение неформальных механизмов, чреватых возникно вением коррупции.

Процедура, в оговоренном смысле, громоздка и трудоемка — с одной стороны, и имеет очень много правовых пробелов — с другой. Громоздкость процедур вызвана, в основном, сложнос тями применения Федерального закона «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для го сударственных и муниципальных нужд», который не учиты вает специфики научно-исследовательских работ. Кроме того, установленный порядок существенно снижает оперативность привлечения исполнителей.


Согласно неофициально полученной в ходе исследования информации, ряд органов государственной власти практику ют организацию научно-экспертной работы с конкретными экспертами — физическими лицами на основании граждан ско-правовых договоров подряда. Однако соответствующие управленческие документы носят узковедомственный харак тер. Такая практика позволяет использовать прозрачную и понятную систему взаимоотношений с научно-экспертным сообществом, обеспечивать оперативность взаимодействия, снижать расходы государственного бюджета и соответствую щие коррупционные риски.

Существуют некоторые тонкие детали организации комму никаций, особенно совместной работы по разработке проектов решений. Во-первых, чиновники не готовы отдать все на от куп сторонним экспертам. Во-вторых, преобладает коллекти вистский подход в рамках рабочих групп. В-третьих, большое значение играет личное знакомство с экспертами, либо чьи-то рекомендации. Подобные тенденции могут иметь различное объяснение. В том числе — отсутствие банка данных экспертов, соответствующие традиции работы с внешними экспертами (консультантами), отсутствие сложившегося рынка, отсутствие работающих механизмов привлечения к ответственности за низкое качество работ.

Таким образом, в России существует целый комплекс взаи мосвязанных и достаточно сложных проблем организации ком муникации науки и власти в сфере научно-экспертной подде ржки государственного управления. Решение их возможно при наличии воли и потребности властей.

Рассмотрим возможную схему одного из таких решений на примере научно-экспертной поддержки законотворческой де ятельности Правительства Российской Федерации.

3.2. О возможной схеме научной поддержки законотворческой деятельности Правительства Российской Федерации В соответствии с Конституцией страны Правительству РФ принадлежит право законодательной инициативы. Это право реализуется в системе субъектно-объектных отношений, из ко торых и должны вытекать требования к необходимым функци ям и организационным структурам правительства (рис. 3.2.1).

Право законодательной инициативы может быть реализова но, если организована соответствующая цепочка действий. Она включает в себя прежде всего проблемный анализ, т. е. воспри ятие проблемы, генерацию способов ее решения, прохождение законопроектной формальной процедуры.

Конечная фаза реализации права законодательной инициа тивы Правительства заключается в принятии закона и регули ровании изначально поставленной проблемы. Цикл, в котором может быть реализована законодательная процедура, состоит из следующих этапов.

Иные субъекты права законодательной инициативы Парламент Проблема Правительство РФ.

Контроль над разработкой законопроекта 1. Инициализация разработки законопроекта 4. Внесение законопроектаи представительство интересов Правительства 2. Поручение 5.Г оризонтальное лоббирование 3. Координация Рис. 3.2.1. Этапы реализации права законодательной инициативы Правительства РФ 1. Этап инициации Инициация законопроектной работы может происходить по формальной процедуре в виде поручения Президента, в силу действия плана законопроектных работ самого Правительства, по инициативному предложению федерального органа испол нительной власти, во исполнение порученческого пункта вновь принятого федерального закона.

В системно-политическом плане важно, что инициация за конопроекта может исходить непосредственно от носителей интересов и субъектов проблем, которые, собственно, и долж ны быть отрегулированы новым законом. Кто может выступать в этом качестве? Это прежде всего общество и его элементы, т. е. личность, группа, население страны, экономические субъ екты, носители корпоративного интереса, регионы, представ ляющие различные группы интересов. Можно утверждать, что государство и власть будут наиболее устойчивы, стабильны и долговременны при условии, если они способны реализовать именно такой инициирующий механизм. Власть в этом случае является чувствительной к реальному процессу, можно сказать, что включается стабилизирующая вызовы и возмущения ста бильности обратная связь.

Третий вид инициации законопроекта может заключаться во внесистемном механизме, если отталкиваться от образа нор мального суверенного государства. Имеется в виду, например, случаи жесткого концептуального предписания при оккупации страны, или утраты страной по политическим, военным или эко номическим причинам фактического государственного сувере нитета, или национального масштаба коррумпированности либо непрофессиональности правящей элиты. Закон в таких случаях может навязываться волей и в интересах иного государства. Они могут даже в чем-то и не противоречить национальным интере сам страны, но правило заключается в обратном. В качестве при мера можно привести диктат по отношению к России со стороны МВФ, когда в процедуре внешних заимствований 1990-х гг. ей были навязаны — вплоть до принятия — проекты многих фе деральных нормативно-правовых актов России (законы, указы Президента, постановления Правительства). Их тексты, разра ботанные за рубежом, прикладывались в качестве условий полу чения заимствования к договорным документам.

Или другой пример, из области финансово-экономической политики, официальная цель которой заключалась в повыше нии инвестиционной привлекательности России для массиро ванных внешних инвестиций. Достигаться это должно было уменьшением — опять-таки по рекомендациям зарубежного происхождения — монетизации национальной экономики, форсированной приватизацией и сокращением государствен ных расходов в ВВП страны. В результате проведения такой по литики, определенной целым пакетом нормативных правовых актов федерального уровня, с 1992 г. по 2002 г. Россия получила внешних инвестиций около 35 млрд долл., внешний государ ственный долг вырос до 150 млрд долл., а суверенных финан совых ресурсов, по отношению к 1991 г., страна лишилась на сумму около 1 трлн долл. Вместо планируемого притока капи тала из страны вывозилось около 25 млрд долл. ежегодно. В то же время, существенной коррекции по текущим итогам данной политики не происходило, равно как и эффективной связи с реальной экономикой и ее запросами. Очевидно, что при этом обратная связь не срабатывала.

И, наконец, четвертый тип инициации, который заключа ется в определяющем воздействии какой-либо теоретической доктрины. Она может выступать в виде программы (например, экономических реформ), платформы правящей партии или группировки, ежегодного «Заявления Правительства и Цент робанка, согласованного с МВФ». Примерами этого типа ини циации могут служить теоретическая доктрина построения социализма и коммунизма, долгое время господствовавшая в России, монетаристская либеральная теория последнего и теку щего времени.

Очевидно, что наиболее системным, гуманистическим, обеспе чивающим гармоничный тип взаимоотношений общества и госу дарства, является второй тип инициации властных решений.

2. Законотворческий этап После анализа и инициации проблемы на содержательном уровне необходимо сформулировать ее для продвижения на законотворческий этап. В рамках юридических категорий и ме тодологических требований сделать своеобразный перевод и состыковать две различные области знаний и практик — про блемно-аналитическую и юридико-техническую, проектную.

Это значит, что нужно исследовать действующее законодатель ство применительно к конкретной проблеме, создать концепцию (свод предложений) по ее разрешению, проверить ее с точки зрения механизмов достижения поставленных целей. Следует определить тип, структуру, юридическую технику будущего за кона, противоречия действующему законодательству. Наконец, нужно подготовить сам текст закона, составить все требуемые сопроводительные документы, т. е. обоснование, финансово экономические расчеты, прогноз последствий принятия закона, способы урегулирования противоречий с действующим законо дательством. Этот вид работ требует весьма высокой, более чем просто юридической квалификации, ибо она, как правило, явля ется результатом правоприменительной практики и общего те оретического вузовского образования, в котором, к сожалению, вопросы законотворчества отражены недостаточно.

Для успешного законотворчества, кроме чисто юридической квалификации, необходимы знания, опыт и понимание конк ретного проблемного поля, в пространстве которого иницииру ется закон и ожидается новое регулирование, а также знания в самой сфере отношений, которые призван регулировать закон.

Подобные опыт и квалификация по написанию новых законов являются весьма специфичными, причем специалисты такого междисциплинарного профиля в стране системно не готовятся.

А задачи, как видно, весьма творческие и вполне научно-экс пертного уровня.

К сожалению, в регламентах законопроектной деятельности Правительства РФ, его органов и организаций этап законотвор чества практически не представлен, функционально и органи зационно в должной мере не обеспечен.

3. Этап координации Правительство, наряду с иными субъектами права законода тельной инициативы, в ряде случаев координирует с ними свои законодательные инициативы. Это происходит, например, в слу чае поручения Правительству, данного Президентом РФ, при рас смотрении вопросов совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, при подготовке заключений на рассматриваемые в парламенте РФ законопроекты. В регламен тах Правительства и его органов этот набор функций наиболее разработан, определен и реализуется в достаточной мере.

4. Этап внесения законопроекта Правительство вносит в Государственную Думу РФ либо инициативный законопроект с необходимым пакетом докумен тов, либо поправки к законопроектам, проходящим в Государ ственной Думе РФ законодательную процедуру, а также заклю чения или отзывы на них в необходимых случаях, представляет и отстаивает свои позиции в парламенте. Эта деятельность име ет два плана.

Первый формально регламентирован в рамках конституци онных полномочий Правительства. Есть ряд регламентов: са мого Правительства, его аппарата, министерств, специальный орган — Представительство Правительства в парламенте РФ, специальные должностные лица, включая статс-секретарей фе деральных органов исполнительной власти. Данная представи тельская часть функций Правительства РФ в достаточной мере организована, регламентирована и исполняется.


Однако менее формальные, но существенные (при наличии реальной состязательной парламентской процедуры) для приня тия закона вопросы взаимодействия с парламентом, фракциями и комитетами парламента, парламентскими партиями и отде льными депутатами и иными носителями права законодательной инициативы, практически не регламентированы. Эту систему от ношений можно назвать «горизонтальным» лоббированием.

Подводя итог, можно видеть, что, в силу традиций периода российских реформ, системной незавершенности в организа ции деятельности Правительства при реализации его консти туционного права законодательной инициативы имеются серь езные пробелы.

Творческий этап разработки законопроектов в системе Пра вительства (собственно законотворчество) в организационном плане системно не проработан, в регламентном и финансовом отношении в необходимой степени не обеспечен. В результате, страдают темпы законодательной работы и качество законов, инициируемых Правительством.

Практическая организация законотворческой и законопроектной деятельности Правительства Основные выводы по поставленному вопросу можно сде лать, анализируя касающиеся его регламенты. Это законы, ука зы Президента РФ, постановления Правительства, приказы фе деральных органов исполнительной власти.

Для реализации указанной деятельности Правительством созданы специализированные органы (рис. 3.2.2). Создано «Полномочное представительство Правительства Российской Федерации в Федеральном Собрании Российской Федерации и Конституционном Суде Российской Федерации»12.

Интересна формулировка полномочий этого органа, в ко торой о самой законопроектной деятельности не говорится, хотя ее совершенствованию внимание уделяется. Более того, функции инициации и творческой разработки законопроек тов в принципе не предусмотрены. Вместе с тем, данный орган возглавляет министр юстиции, а входят в него статс-секрета ри федеральных органов исполнительной власти. В дальней шем будет неоднократно просматриваться, что привлечение Минюста к законопроектной деятельности Правительства носит скорее формально-административную природу и имеет простое объяснение: там есть юристы. Но Минюст по своей природе — это скорее правоприменительный (обеспечиваю щий российскую систему правоприменения), чем законотвор ческий орган. Но даже сам термин «законотворческий» гово рит о том, что научно-экспертное обременение в этом звене является обязательным.

Во всех регламентах системы Правительства речь доволь но подробно идет только о законопроектной работе. Вопросы же проблемно-аналитической и творческой фазы разработки закона (законотворчества) обозначены крайне фрагментарно.

Термин «законотворчество» вообще не применяется. Формиро вание актуального проблемного поля в качестве активной уп равленческой задачи также не ставится. Органов, назначенных для этой деятельности, не предусмотрено.

Следовательно, конституционное право законодательной инициативы Правительством в полной мере не реализуется и, в итоге, оказывается ограниченным.

Федеральный конституционный закон от 17 декабря 1997г. №2-ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации» (с изменениями от 31 декабря 1997 г., 19 июня, 3 ноября 2004 г., 1 июня 2005 г., 30 января, 2 марта 2007 г.) // СЗ РФ, 1997, № 51, ст. 5712;

1998, № 1, ст. 1;

2004, № 25, ст. 2478;

№ 45, ст. 4376;

2005, № 23, ст. 2197;

2007, № 6, ст. 680;

№ 10, ст. 1147.

1 Комиссии Прави Аппарат Прави Правительство тельства по законо тельства. Дел.

проектной работе по связям с ФС Теория Полномоч ное пред 3 ставитель- 4 ФС ство МЮ РФ Правитель ство, ФС, КС Институт Экспертное законодательства заключение Закон не фиксирует кон Реальные кретной привязки интересы ни к реальным ФОИВ интересам, ни к теории 1. План законопроектной работы Комиссии Совета 3. Формирование плана законодательной работы 2. Законодательная инициатива Правительства РФ. Заключение, Экспертиза.

Методическое руководство ФОИВ.

4. Координация позиций Рис. 3.2.2. Схема фактической постановки законопроектной деятельности Правительства РФ.

Единого центра разработки законопроектов нет В задачи Полномочного Представительства Правительства входят только представление позиций Правительства, коорди нация представителей федеральных органов исполнительной власти в парламенте, координация действий Правительства с другими субъектами права законодательной инициативы.

Вместе с тем, Полномочное Представительство «рассматрива ет предложения по основным направлениям и приоритетам законодательных инициатив Правительства». Здесь регламент отчасти подходит к постановке задачи проблемно-аналитичес кой инициации закона, но в общем еще не ставит ее. Чьи пред ложения рассматриваются — неясно, что делают с ними после рассмотрения — не указано. Речь идет только о направлениях и приоритетах, но не о самой содержательной проблематике и повестке законотворческого и законопроектного этапов.

В рассматриваемом регламенте указаны полномочия статс-сек ретарей. Они участвуют в формировании планов законопроект ных работ Правительства, отвечают перед Правительством за «ор ганизацию участия федерального органа исполнительной власти в законопроектной деятельности». Нигде, правда, не указано, что входит в понятие «законопроектная деятельность» федерального органа исполнительной власти. Однако указано, что статс-секре тари «привлекают в необходимых случаях разработчиков зако нопроектов, ученых и экспертов для представления» в парламент правительственных законопроектов. Таким образом, здесь вво дится категория «разработчиков законопроектов», однако откуда они берутся, в какой организации работают, на каких основаниях разрабатывают законопроект, кто и на каких условиях их финан сирует, ставит задачи, контролирует и т. д. — не определено.

Таким образом, Полномочное Представительство Прави тельства не предназначено для обеспечения инициации и раз работки законопроектов, исходящих от Правительства.

До 2004 г. существовала Комиссия Правительства Российской Федерации по законопроектной деятельности13. В ее цели входи ли, так же как и для Представительства, только «взаимодействие»

Правительства с парламентом и «совершенствование законода тельной деятельности» Правительства. Проблемной аналитикой, инициацией и законотворчеством Комиссия также не занима лась. Задачи Комиссии фактически дублировали и не отличались от задач Полномочного Представительства, за одним исключе нием: Комиссия «обеспечивала участие субъектов Российской Федерации в законопроектной деятельности Правительства».

Вместе с тем, неясно: означало ли это только рассылку го тового законопроекта в субъекты Российской Федерации для необходимых заключений по предметам совместного ведения или (что по контексту сомнительно) означало еще и восприятие проблемно-аналитической компоненты инициации от регио нов. Более подробной регламентации не имелось.

Тем не менее, здесь возникала категория (наряду со статс секретарями) неких «других должностных лиц, ответственных за подготовку законопроектов». Правда, что это за лица и что такое «подготовка» — не объяснено. Несостыкованы были рег Часть четвертая Гражданского кодекса Российской Федерации от 18 де кабря 2006 г. № 230-ФЗ (с изменениями от 30 июня, 8 ноября 2008 г.) // СЗ РФ, 2006, № 52 (ч. I), ст. 5496;

2008, № 27, ст. 3122;

№ 45, ст. 5147.

ламенты и в том, что в перечне обязанностей статс-секретаря отсутствует ответственность за «подготовку законопроектов».

Кроме двух указанных постоянных специализированных ор ганов в системе Правительства могут создаваться также времен ные органы — комиссии и советы. Следует отметить, что речь в этом случае идет не о специфической законопроектной деятель ности14. Правительство может создать комиссию — координаци онный орган для согласования действий органов исполнительной власти. Является важным, что в состав комиссий и советов могут включаться (по согласованию) представители групп интересов (предпринимательские структуры, общественные объединения, ученые, специалисты и общественные деятели). Скажем, для раз работки межотраслевого комплексного законопроекта подобная комиссия могла бы быть использована, однако вопросы финан сирования ее деятельности, возможного привлечения сторонних экспертов оставлены без регламентирования. Комиссии и сове ты для подготовки «материалов и проектов решений Правитель ства» могут создавать рабочие группы из специалистов. Входит ли в понятие «материалов и проектов решений Правительства»

законопроект — остается неясным. Порядок финансирования рабочих групп также не определен.

По схожей проблеме можно найти ответы в полномочиях федеральных органов исполнительной власти. Так, например, Минюст имеет право привлекать «для разработки проектов нормативных актов и осуществления их экспертизы научные и другие организации, а также ученых и специалистов, в том чис ле на договорной основе»15,16.

Федеральный закон от 27 мая 2003 г. № 58-ФЗ «О системе государствен ной службы Российской Федерации» (с изменениями от 11 ноября 2003 г., 6 июля 2006 г., 1 декабря 2007 г.) // СЗ РФ, 2003, № 22, ст. 2063;

№ 46, ст. 4437;

2006, № 29, ст. 3123;

2007, № 49, ст. 6070.

Федеральный закон от 27 мая 2003 г. № 58-ФЗ «О системе государствен ной службы Российской Федерации» (с изменениями от 11 ноября 2003 г., 6 июля 2006 г., 1 декабря 2007 г.) // СЗ РФ, 2003, № 22, ст. 2063;

№ 46, ст. 4437;

2006, № 29, ст. 3123;

2007, № 49, ст. 6070.

Постановление Государственной Думы Федерального Собрания Россий ской Федерации «О Регламенте Государственной Думы Федерального Соб рания Российской Федерации» от 22 января 1998 г. № 2134-IIГД (с изменени В положениях о других министерствах17 также прямо ука зывается, что министерство «разрабатывает проекты законо дательных и иных нормативно-правовых актов» в сфере своей ответственности. Кроме того, оно имеет право «финансировать проектные, научно-технические и научно-исследовательские работы ‹…› привлекать на договорной основе научные органи зации, ученых и специалистов».

Следует вывод, что непосредственно законопроектной (за конотворческой) работой в системе Правительства занимается отраслевое министерство (федеральный орган исполнительной власти). Оно может привлекать специалистов на договорной основе для разработки законопроекта.

ями от 15 апреля, 19 июня, 16 июля, 23 октября, 4 декабря 1998 г.;

21 апреля, 21, 29 сентября, 26 ноября 1999 г.;

18, 19 января, 15 марта, 19 мая, 2, 28 июня, 7 июля, 4, 27 октября, 6, 15, 22 декабря 2000 г.;

14 марта, 5 апреля, 13, 22 июня, 13, 19 декабря 2001 г.;

8 февраля, 13, 20 марта, 20, 27 сентября, 23 октября, 15 ноября, 11, 15 декабря 2002 г.;

12 февраля, 2 апреля, 23 мая, 29 декабря 2003 г.;

16 января, 11, 13, 20 февраля, 19, 24 марта, 2, 23 апреля, 21 мая, 9 июля, 10 ноября 2004 г.;

2, 18 февраля, 2, 30 марта, 10, 17 июня, 8 июля 2005 г.;

10 марта, 17 ноября 2006 г.;

20, 27 апреля, 14 июня, 9 октября, 24 декабря 2007 г.;

16 января, 6 февраля, 2, 25 апреля, 21 мая, 11 июня 2008 г.) // СЗ РФ. 1998, № 7, ст. 801;

№ 16, ст. 1828;

№ 26, ст. 3048;

№ 44, ст. 5441;

№ 52, ст. 6348;

1999, № 21, ст. 2111;

№ 39, ст. 4588;

№ 43, ст. 5176;

№ 49, ст. 5965;

№ 50, ст. 6099;

2000, № 4, ст. 355;

№ 4, ст. 365;

№ 13, ст. 1326;

№ 22, ст. 2283;

№ 24, ст. 2529;

№ 28, ст.

2925;

№ 30, ст. 3128;

№ 42, ст. 4125;

№ 45, ст. 4436;

№ 50, ст. 4879;

№ 52, ст. 5109;

2001, № 1, ст. 59;

№ 13, ст. 1178;

№ 17, ст. 1651;

№ 25, ст. 2565;

№ 27, ст. 2734;

№ 52, ст. 4927, 4928, 4929, 4964;

2002, № 7, ст. 659;

№ 12, ст. 1116, 1131;

№ 39, ст. 3703;

№ 40 ст. 3901;

№ 44, ст. 4336;

№ 48, ст. 4753;

№ 51, ст. 5043;

№ 52, ст. 5144;

2003, № 8, ст. 716;

№ 15, ст. 1330;

№ 23, ст. 2189;

2004, № 1, ст. 1, 6, 11, 12;

№ 4, ст. 245;

№ 8, ст. 612;

Парламентская газета, 2004, № 6, ст. 435;

№ 37;

№ 9 ст. 756, 757;

№ 13, ст. 1167;

№ 14, ст. 1271;

№ 15, ст. 1377;

№ 15, ст. 1378, 1385;

№ 18, ст. 1744;

№ 22, ст. 2137;

№ 30, ст. 3144;

№ 47, ст. 4579;

2005, № 9, ст. 703;

№ 10, ст. 802;

№ 12, ст. 1268, 1269;

№ 15, ст. 1288;

№ 25, ст. 2480;

№ 26, ст. 2624;

№ 29 ст. 3006;

2006, № 48, ст. 4993;

2007, № 18, ст. 2138;

№ 19, ст. 2316;

№ 26, ст. 3090;

№ 45 ст. 4981;

№ 53 ст. 6541;

2008, № 3, ст. 151;

№ 6, ст. 448;

№ ст. 1452;

№ 18 ст. 1969;

№ 21, ст. 2406;

N 25, ст. 2923.

Постановление Правительства РФ от 1 февраля 2000 г. № 94 «О полно мочных представителях Правительства Российской Федерации в палатах Федерального Собрания Российской Федерации» (с изменениями от 31 мая 2000 г., 13 августа 2005 г., 28 марта 2008 г.) // СЗ РФ, 2000, № 23, ст. 2435;

2005, № 34, ст. 3507;

2008, № 14, ст. 1413.

Просматривается, но не очень четко, что ответственность за это возложена на статс-секретаря. Координацию деятель ности статс-секретарей обеспечивают Полномочное Предста вительство и Комиссия Правительства по законопроектной деятельности.

Федеральные же органы исполнительной власти обеспе чивают «проработку, научное обоснование» предложений о разработке проектов федеральных законов18. Но практика противоречива. Так, например, руководство Минатома пору чает разработать проект закона об изменениях в сложнейших нормативно-правовых актах (Таможенном кодексе, налоговых законах, законе о воинской обязанности) — электромехани ческому заводу «Авангард»19. И это делается во исполнение поручения Правительства20. Ситуация странная, но довольно типичная для федеральных органов исполнительной власти. И надо ли говорить, что такой механизм либо не дает никакого результата — о поручениях «забывают», либо дает некачествен ный проект закона, не имеющий перспективы эффективного регулирования.

Это неслучайно, поскольку в отраслевых министерствах специалистов, квалифицированных в законотворческой сфере, как правило, нет. Крайне существенно при этом, что требуемые специалисты востребованы в рыночной экономике с уровнями зарплаты, в десятки раз превышающими должностные оклады госслужащих. Специализированные, традиционно работающие Постановление Правительства РФ от 15 апреля 2000 г. №347 «О совер шенствовании законопроектной деятельности Правительства Российской Федерации» (с изменениями от 2 августа 2001 г., 20 августа 2004 г.) // СЗ РФ, 2000, № 17, ст. 1877;

2001, № 32, ст. 3335;

2004, № 35, ст. 3636.

Постановление Правительства РФ от 2 августа 2001г. № 576 «Об утверж дении основных требований к концепции и разработке проектов федераль ных законов» (с изменениями от 20 августа 2004 г., 2 февраля 2006 г.) // СЗ РФ, 2001, № 32, ст. 3335;

2004, № 35, ст. 3636;

2006, № 6, ст. 714.

Постановление Правительства РФ от 2 июня 2004 г. № 264 «Об утвержде нии Положения о Комиссии Правительства Российской Федерации по зако нопроектной деятельности» (с изменениями от 17 ноября 2004 г., 13 августа 2005 г., 28 мая 2008 г.) // СЗ РФ, 2004, № 23, ст. 231;

№ 47, ст. 4666;

2005, № 34, ст. 3507;

2008, № 22, ст. 2578.

отраслевые институты при федеральных органах исполнитель ной власти, как правило, не способны вести самостоятельно качественную разработку законопроектов. Приходится при влекать сторонних специалистов, создавая «рабочие группы», но этот механизм недостаточно организован и ресурсно обес печен. Очевидно, что опыт работы в США проблемно-анали тического и креативного института, аффилированного с феде ральной властью в виде RAND-corporation является полезной для российских условий моделью.

«Планы законопроектной деятельности Правительства Рос сийской Федерации формируются в соответствии с програм мами социально-экономического развития страны, а также на основе концепции развития законодательства Российской Фе дерации». Указанные планы разрабатывает Минюст совместно с Институтом законодательства и сравнительного правоведе ния при Правительстве Российской Федерации на основе пред ложений федеральных органов исполнительной власти, орга нов государственной власти субъектов РФ, государственных и иных организаций.

Следовательно, предложение (проблемно-аналитическая инициация) законопроектов происходит через Минюст.

Методическое обеспечение подготовки федеральными ор ганами исполнительной власти законопроектов также должен осуществлять Минюст21. На деле же этого не происходит по той причине, что в отраслевых министерствах законопроектную работу ведут, как правило, случайные, зачастую на разовой ос нове привлеченные специалисты. Методическое руководство министерствами в области разработки законопроектов сво дится к формальному переизданию «Основных требований к концепции и разработке проектов федеральных законов»22 в Приказ Минюста РФ и Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ от 10 января 2001 г. № 3/51 «Об ут верждении методических правил по организации законопроектной работы федеральных органов исполнительной власти». Текст приказа официально опубликован не был.

Приказ Минатома РФ № 462 от 20 августа 2001 г. «Об основных требова ниях к концепции и разработке проектов федеральных законов».

виде приказа по соответствующему министерству. Результатом такого формального подхода является неэффективность зако нотворческой работы в системе Правительства. Привлечение Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ осуществляется практически только для экспертизы и дачи заключений на уже подготовленные законо проекты, хотя в последнее время институт ведет и инициатив ные разработки законопроектов.

Таким образом, в наименьшей степени отлажен этап законот ворчества — разработки законопроектов. В основном он опира ется на отраслевые министерства, в которых недостаточно необ ходимых специалистов, целевых финансовых средств, недостает квалификации и упорядоченности в работе. Формально уста новленное «методическое» руководство законопроектной рабо ты отраслевых министерств со стороны Минюста своей цели не достигает. Выделяются следующие нерешенные проблемы:

– слабые коммуникации с субъектами общества, экономи ки, регионами (группами интересов);

– отсутствие устойчивого корпуса необходимых для зако нотворчества квалифицированных кадров;

– слабая заинтересованность, безынициативность и непо воротливость бюрократизированного механизма;

– отсутствие целевых финансов;

– отсутствие действенного механизма единого и необходи мого по уровню методического обеспечения подготовки зако нопроектов.

Практически не отлажен необходимый для современных ус ловий развития Российского государства и общества механизм проблемно-аналитической инициации законов.

Механизм связи групп интересов и Правительства по по воду его права законодательной инициативы исчерпан единс твенным указанием на то, что министерства формируют свои законодательные предложения на основе предложений «госу дарственных и иных организаций». Поэтому, конечно он не ра ботает в должной мере эффективно.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.