авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

1

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ДАЛЬНЕВОСТОЧНАЯ АКАДЕМИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ

СОЦИАЛЬНОЕ САМОЧУВСТВИЕ

И ПОЛОЖЕНИЕ ПОЖИЛЫХ ЛЮДЕЙ

В РЕГИОНЕ

Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в

рамках научно-исследовательского проекта № 11-13-27005а/Т

Хабаровск-2012

2

УДК 316.35.023.6

ББК 60.542.18

С692

Авторский коллектив:

Байков Н.М., д.соц.н., профессор (введение, п. 2.1, заключение);

Березутский Ю.В., к.соц.н., доцент (введение, п. 3.2);

Бойкова Е.В, преподаватель (п. 1.1, п. 1.2);

Джибилова Е.Г., преподаватель (п. 2.1, п. 3.1);

Золотарева Л.К., к.психол.н., доцент (п. 1.4, п. 2.3, заключение);

Каширина Л.В., д.психол.н., профессор (п. 1.3, п. 2.2, заключение);

Митякина Н.А., преподаватель (п. 3.1);

Сидорова М.А., к.психол.н., доцент (п. 1.4);

Сидорова Н.П., к.соц.н., доцент (п. 2.1).

С692 Социальное самочувствие и положение пожилых людей в 222222регионе / под общ. ред. д-ра социол. наук, проф. Н. М. Байкова, 222222д-ра психол. наук, проф. Л. В Кашириной. – Хабаровск :

222222ДВАГС, 2012. – 186 с.

ISBN 978-5-94456-168- Монография содержит результаты теоретического и эмпирического социологического исследования социального самочувствия и положения пожилых людей в структуре регионального сообщества. В работе представлены результаты социологического мониторинга (1999 – 2011 гг.), выявлены социальные и психологические особенности пожилых людей, дана комплексная оценка социального самочувствия и потенциала нынешнего поколения граждан старших возрастных групп на примере Хабаровского края.

Представленные результаты могут быть использованы для разработки целевых программ социальной поддержки пожилых граждан, в образовательном процессе и научной работе преподавателей, аспирантов, студентов, а также в системе повышения квалификации специалистов социальной сферы.

УДК 316.35.023. ББК 60.542. Печатается по решению редакционно-издательского совета © Авторский коллектив, ISBN 978-5-94456-168- СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………. РАЗДЕЛ 1 СОЦИАЛЬНОЕ САМОЧУВСТВИЕ ПОЖИЛЫХ ЛЮДЕЙ: ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИ ЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ 1.1 Сущность конструкта «социальное самочувствие пожилых людей» как предмета научного исследования………... ……….. 1.2 Социальное самочувствие пожилых людей в системе факторов и условий их жизнедеятельности…………………….. 1.3 Социально-психологические состояния пожилых людей как показатель их самочувствия…………………………………. 1.4 Личностные ресурсы социального самочувствия пожилого человека…………………………………………………………… РАЗДЕЛ 2 СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ ДИАГНОСТИКА СОЦИАЛЬНОГО САМОЧУВСТВИЯ И ПОТЕНЦИАЛА ПОЖИЛЫХ ЛЮДЕЙ 2.1 Пожилые люди в социальной структуре общества:

демография, здоровье и материальное положение……………... 2.2 Социальные и психологические особенности социального самочувствия пожилых людей…………………………………... 2.3 Труд и досуг как индикаторы социального самочувствия пожилых людей…………………………………………………… РАЗДЕЛ СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ СОЦИАЛЬНОГО ПОТЕНЦИАЛА ПОЖИЛЫХ ЛЮДЕЙ 3.1 Социальная активность пожилых граждан в региональном измерении ………………………………………………………… 3.2 Сравнительный анализ отечественного и зарубежного опыта использования потенциала пожилых людей…………….. ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………….. СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ………………. Приложение 1 Общие результаты опроса пожилых людей Хабаровского края………………………………………………... Приложение 2 Результаты экспертного опроса………………... ВВЕДЕНИЕ Современные социально-демографические процессы в мировом сообществе характеризуются старением населения. По данным ООН, к 2050 году число пожилых людей в мире превысит количество детей до 15 лет. В Российской Федерации старение население сопровождается высоким уровнем смертности, низкими показателями рождаемости, что определяет его естественную убыль.

Предпринимаемые государством с начала 2000-х годов меры по преодолению социально-демографического кризиса приносят положительные, но пока лишь незначительные результаты.

Негативные социально-демографические тенденции усугубляются значительным оттоком трудоспособного населения с территории Дальнего Востока России. Как следствие, доля пожилых людей в регионе превышает общероссийские показатели и имеет тенденцию к росту. Доля людей старших возрастов на Дальнем Востоке увеличилась за период (1989 - 2010 гг.) почти в два раза (с 10,4% до 18,2%). Такого максимального прироста населения старше трудоспособного возраста нет ни в одном из федеральных округов России.

Старение общества серьезно осложняет проблемы социальной поддержки, прежде всего пенсионного страхования, пожилых людей.

Возможности обеспечения достойного уровня жизни пожилых людей, разумного использования их жизненного потенциала, представляют сложную научную и практическую задачу в современных условиях В связи с обозначенными тенденциями исследование социального самочувствия и положения пожилых людей определяется следующими обстоятельствами.

Во-первых, нарастающие темпы старения населения привели к тому, что даже в высокоразвитых странах исчезает социальное обеспечение «от колыбели до могилы». Это требует поиска новых форм социальной работы с пожилыми людьми, направленных на стимулирование социальной активности пожилых с целью максимального использования их потенциала самопомощи и взаимопомощи. В России же экономическая поддержка значительно отстает от уровня развитых стран, что делает это условие еще более актуальным.

Во-вторых, несмотря на нарастающую нехватку трудовых ресурсов в российских регионах, в том числе Хабаровском крае, рациональное использование, как жизненного, так и трудового потенциала пожилых людей ограничено в силу многих объективных и субъективных факторов, что в значительной степени отражается на их социальном самочувствии.

В-третьих, возникла необходимость актуализации и совершенствования государственной (региональной) социальной политики и социальной поддержки пожилых людей в целях активизации их жизненного потенциала и улучшения социального самочувствия. Назрела необходимость смены существующей парадигмы отношения к пенсионному возрасту как «периоду дожития» на развитие концепции «второй половины жизни».

В – четвертых, увеличении размера пенсий «необходимо учитывать интересы тех, кто намерен продолжить работу по достижении пенсионного возраста и, имея хороший заработок, хотел бы отсрочить оформление пенсии, но зато значительно увеличить ее будущий размер. Уже в самое ближайшее время надо предусмотреть такую возможность. Нужна совершенно новая пенсионная политика для среднего класса. Смысл ее в том, чтобы предоставить людям наиболее широкие возможности ответственного выбора вариантов решения своих жизненных проблем. Решения, которое достигается с помощью государства, в сотрудничестве с государством, но не только силами государства. Это предполагает в первую очередь развитие накопительного компонента пенсионной системы»1.

Обострение противоречий в социальной сфере с неизбежностью актуализирует необходимость научных исследований социального самочувствия пожилых людей, разработки и реализации действенной социальной политики на федеральном и региональном уровнях.

Проработка данной проблемы способствует выявлению существенных связей между явлениями и процессами, происходящими в обществе, что отражается на социальном самочувствии пожилых членов общества.

Социологическое исследование социального самочувствия пожилых людей, выявление их роли и места в региональном сообществе актуализирует вопросы их в новой для них социально экономической ситуации. Выявление потенциала пожилых людей, их адаптационных стратегий, направленных на преодоление негативных последствий социально-экономических трансформаций, будет способствовать формированию у них позитивного социального самочувствия.

Социальное самочувствие, с одной стороны, безусловно, играет большую роль в жизни и деятельности людей. С другой – оно представляет сложный и неоднозначно интерпретируемый различными учеными, научными школами, отраслями знаний феномен социальной реальности. В истории развития представлений о Путин В.В. Строительство справедливости. Социальная политика для России//Комсомольская правда. 2012, 13 февраля.

нем существует множество подходов, выявление которых позволяет правильно понять и осмыслить его значение, сущность и содержание, особенности зарождения и функционирования.

В целях определения динамики социального самочувствия пожилых людей в 2011 году было проведено сравнительное социологическое исследование по сопоставимой методике и инструментарию опроса 1999 года. В качестве объекта исследования выступали пожилые люди в возрасте от 55 лет и старше, проживающие на территории Хабаровского края.

Предметная область исследования сконцентрирована на теоретическом и эмпирическом анализе интегрального конструкта «социальное самочувствие пожилых людей» и выявлении возможностей его оптимизации в интересах личности и регионального развития.

Социологический опрос (n= 852 чел) охватывал три возрастные группы пожилых людей: «собственно пожилые люди» (55-64 года), «старые» (65-74 года) и «престарелые» (75 лет и старше). Выборочная совокупность стратифицирована по возрасту, полу и основным социально-экономическим территориям (муниципальным образованиям) Хабаровского края.

В рамках реализации исследовательского проекта проведены экспертный опрос руководителей муниципальных образований Хабаровского края и фокусированные интервью с представителями ветеранских общественных объединений и организаций.

Основные положения и выводы научно-исследовательской работы могут быть использованы для разработки программ социальной политики, оптимизации социальных механизмов рационального использования потенциала пожилых людей в региональном развитии.

Авторский коллектив выражает признательность и благодарность Министерству социальной защиты населения Хабаровского края, руководителям и специалистам краевых государственных социальных учреждений, краевому, городским и районным советам ветеранов войны, труда и правоохранительных органов, Управлению социальной работы с населением администрации г. Хабаровска, руководителям муниципальных образований края за содействие в проведении социологического опроса пожилых людей.

РАЗДЕЛ 1 СОЦИАЛЬНОЕ САМОЧУВСТВИЕ ПОЖИЛЫХ ЛЮДЕЙ: ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ 1.1 Сущность конструкта «социальное самочувствие пожилых людей» как предмета научного исследования Старение населения в мире, в том числе России, идет невиданными темпами. Этот процесс не имеет прецедентов в истории человечества. Население стареет, когда увеличение доли пожилых лиц (то есть тех, кому 60 лет и более) сопровождается сокращением доли детей (лиц, моложе 15 лет), а в последствии сокращением доли людей трудоспособного возраста (от 15 до 55 лет). На мировом уровне ожидается, что число пожилых людей превысит впервые число детей в 2045 году. В возрастной группе 60 лет и старше быстрорастущей подгруппой являются люде в возрасте 80 лет и старше. В настоящее время их число возрастает на 4% в год, возраста 80 лет и старше уже достиг каждый 7 пожилой человек (60 лет и старше). Как ожидается, к 2050 году это соотношение изменится и каждый 5 пожилой человек достигнет возраста 80 лет и старше2.

На протяжении жизни каждого поколения в обществе происходят какие-либо изменения, однако в жизни нынешнего поколения пожилых людей в нашем обществе произошли такие кардинальные изменения, которые привели к существенным усложнениям их социального самочувствия.

Происходящие в стране кризисные явления еще больше обострили воздействие негативных последствий рыночных преобразований на социальное самочувствие пожилых людей. В результате социальных изменений проявились многие социальные проблемы старшего поколения, произошло значительное ухудшение здоровья и качества жизни пожилых людей на фоне явно недостаточного для полноценной жизни среднего размера пенсии.

Коммерциализация социальной сферы, особенно в здравоохранении, растущее имущественное расслоение, снижение жизненного уровня привели к образованию среди пожилых людей значительного слоя, находящегося на грани или за чертой бедности, к принципиальным изменениям их социального самочувствия.

Старение населения мира, 1950-2050 годы (издание Организации Объединенных Наций, в продаже под №R.02.XIII.3) и Старение населения мира, 2007 год (издание Организации Объединенных Наций, в продаже под №R.07.XIII.5.

Обострение противоречий в социальной сфере, в целом, и социального самочувствия пожилых, в частности, с неизбежностью актуализирует необходимость научных исследований в этой области, разработки и реализации действенной социальной политики в отношении старшего поколения, как на федеральном, так и на региональном уровне. Исследование социального самочувствия пожилых людей в современной России является не только важной научно-теоретической, но и практической задачей, имеющей особое значение для социального и экономического развития большинства российских регионов. Проработка данной проблемы способствует выявлению существенных связей между явлениями и процессами, происходящими в обществе, что отражается на социальном самочувствии пожилых членов общества.

Социологическое исследование социального самочувствия пожилых людей, их роли и места в обществе приобретают особую актуальность для разработки новой стратегии социальной политики на современном этапе развития российского общества. Познание ресурсных возможностей пожилых людей, их социального положения, адаптационных стратегий может способствовать улучшению их самочувствия, особенно тех, кто проживает в суровых природно-климатических и сложных социально-экономических условиях дальневосточных регионов России.

Феномен социального самочувствия, с одной стороны, безусловно, играет большую роль в жизни и деятельности людей. С другой, он неоднозначно интерпретируется учеными разных научных школ и направлений. В истории развития представлений о нем существует множество подходов, выявление которых позволяет правильно понять и осмыслить его значение, сущность и содержание, особенности зарождения и функционирования.

Использование понятия «социальное самочувствие» сегодня широко вошло в практику отечественных и зарубежных социально психологических и социологических исследований. Но на категориально-понятийном уровне оно проанализировано явно недостаточно, комплексный и системный подход к данному феномену зачастую не проводится. Тем самым, понятие «социальное самочувствие» вполне может быть отнесено к кругу тех социологических категорий, значение которых считается само собой разумеющимися. Многие исследователи вкладывают в него – с учетом специфики своей науки и своего научного интереса – самое разнообразное понимание.

В философской трактовке понятие «самочувствие» связано с понятием «самость». Самость (Selbstheit), согласно М. Хейдеггеру, бытие «я» (само-бытие). Хейдеггер различает личную самость (Ich– selbst), которая полагает своеобразие бытия существования в качестве заботы, и безличную самость (Man-selbst), которая будучи повседневным высказыванием «я», подчиняется (Ich-sagen) Man, отодвигая на задний план собственные возможности бытия3.

Этимологически «самочувствие» связано с «ощущением самого себя», с «чувственностью»4. Чаще всего самочувствие определяется:

как «внутреннее психофизическое состояние»;

«способность и возможность сознательно воспринимать деятельность внешнего мира»;

«возможность «ощущать, испытывать, переживать что нибудь»;

в зависимости от того или иного состояния физических и душевных сил.»5.

Определение самочувствия в психологии выступает как система субъективных ощущений, свидетельствующих о той или иной степени физиологического и психологического комфорта.6 Она включает, как общую качественную характеристику (хорошее или плохое самочувствие;

бодрость, недомогание и пр.), так и частные переживания дискомфорта по отношению к определенным органам, системам и функциям организма, а также симптомы изменений самочувствия индивида (утомление, напряжение, стресс).

Симптоматика самочувствия традиционно используется как основная группа признаков в методиках оценки психического состояния7.

В изучении конструкта «социальное самочувствие» можно выделить, по меньшей мере, два подхода: социологический и социально-психологический. – В длительной истории формирования методологической базы «социального самочувствия» изначально преобладал психологический подход. Он основывался на рассмотрении его как индивидуального или группового феномена, возникающего у человека или группы людей под влиянием объективных обстоятельств их жизнедеятельности и являющегося их целостным отражением8. Психологическая наука в прошлом, таким образом, была нацелена преимущественно на осмысление понятия индивидуальное самочувствие, а социальное – оставалось практически вне поля ее зрения.

Роземталь М.М. Философский словарь для научных библиотек. М. 1961.С.520.

Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. М. 1994 Т.4 С.22, 28.

Толковый словарь русского языка. – М. Госиздат иностранных и национальных словарей 1938. Т.4 С.45.

Карпенко Л.А., Петровский А.В., Ярошевский М.Г. Краткий психологический словарь М. 1985. С.314, Копорулина В.Н., Смирнова М.Н., Гордеева Н.О. Психологический словарь Ростов н/Д. 2004. С.412.

Словарь справочник по социальной психологии В.Г. Крысько. СПб., 2003.

Следует также отметить, что в отечественной науке достаточно долгое время изучение социального самочувствия человека не рассматривалось в качестве самостоятельной многоаспектной проблемы. Считалось, что в социалистическом обществе человек живет все лучше и радостнее, и его социальное самочувствие в целом должно быть только прекрасным и оптимистичным. Отдельные личные судьбы людей, в том числе пожилых, могут быть неудачными, но они выступают как исключение.

Теоретические работы, посвященные непосредственно проблемам социального самочувствия появились в середине 80-х годов ХХ века. В них это понятие рассматривалось через разные психологические и социологические категории и понятия: «образ жизни», «качество жизни», «удовлетворенность жизнью» на основании критериев «благополучие-неблагополучие», «счастье – несчастье» (Е.А. Ануфриев, Е.В. Антонова, В.Э. Бойков и другие).

Другие учены (А.А. Русалинова, Б.Д. Парыгин) исследовали эмоции, чувства, переживания, знания как компоненты структуры социального самочувствия. Нередко социальное самочувствие рассматривается через понятие «настроение».

С учетом того, что единой точки зрения по поводу определения социального самочувствия не существует, ученые стремились по своему интерпретировать сферу его принадлежности к определенному классу психологических явлений. Социальное самочувствие рассматривается как: феномен группового взаимодействия людей и межличностных отношений;

показатель состояния социально психологического климата коллектива;

результат проявления удовлетворенности человека своей жизнью и «психологического комфорта» личности в обществе;

отражение духовного потенциала людей и как феномен проявления самосознания, самооценки, неосознанных установок в переживании индивида;

базовый, низший уровень образа «Я», содержательно связанный с неосознаваемыми установками, переживаниями человека и его недифференцированным эмоциональным самоотношением.

Идеи социального самочувствия берут свое начало не только в психологии. Философы и политологи (Е.Г. Баранов, О.Л. Барская, Р.Я.

Яновский и др.) рассматривают социальное самочувствие общественного сознания как составную часть образа жизни, нравственное состояние общества в их конкретно-исторической определенности и обусловленности спецификой переживаемого периода существования.

Важность социологического подхода заключается в том, что он улавливает основу, на которой формируется социальное самочувствие, т.е. результат субъективного отражения в сознании социума объективных условий его жизни. Обращение социальных наук к феномену социального самочувствия приобретает особую значимость в силу чувственно-эмоционального характера этого феномена. При этом социальное самочувствие соотносится не просто с чувствами, а именно с социальными чувствами.

Глубокое обоснование характера и роли социального чувства дал австрийский социальный психолог А. Адлер. Исходя из принципа единства личности и социальных факторов человеческого поведения (индивид – как изначально социальное существо), он рассматривал социальные побуждения и социальные чувства как основу человеческого существования9. Возникновение чувств обусловлено общественным бытием человека, чувства носят социальный характер.

Их основу составляют потребности, возникающие в процессе общественного развития человека, связанные с отношениями между людьми. Значение в жизни человека чувств очень велико. Они побуждают человека к деятельности, помогают преодолеть трудности в различных формах жизнедеятельности, в повседневной жизни.

Чувства часто определяют поведение человека, постановку им тех или иных жизненных целей.

Следует особо подчеркнуть, что социальное самочувствие по своей природе является социально-психологическим явлением, возникающим в системе «человек-общество». В интегральном виде оно отражает разные аспекты социального бытия людей как субъектов общественных отношений и деятельности. Социальное самочувствие связано с преобразующей деятельностью людей, с тем, что они хотят, стремятся и пытаются реализовать в своей личной и общественной жизни.

В рамках социологического подхода социальное самочувствие характеризуется как «относительно устойчивая эмоциональная реакция субъекта на воздействие социальной среды и условий его жизнедеятельности». Оно «выступает результатом осознания и переживания человеком смысла и значимости различных сторон жизни», «вырастает из непосредственных условий бытия человека, определяющих степень удовлетворения его многообразных потребностей, возможностей развертывания индивидуальной жизни, самоутверждения и самореализации»10.

В трактовке социального самочувствия как отношения личности к окружающей действительности оно рассматривается во взаимосвязи Адлер А. О нервическом характере. СПб, 1997.

Голенкова З.Т., Игитханян Е.Д. Наемные работники. Некоторые черты формирующегося класса // Социс, 2002, №9.

степени удовлетворенности или неустроенности11 и оценки социальным субъектом своих возможностей. Именно с неудовлетворенностью потребностей людей П.А. Сорокин соотносил социальную напряженность и революцию (как е неизбежный результат). Он писал: «Непосредственной предпосылкой всякой революции всегда было подавление базовых инстинктов большинства людей, а также невозможность даже минимального их удовлетворения». Социальное самочувствие, таким образом, определяется как интегральная характеристика удовлетворенности/ неудовлетворенности человека своим социальным положением, как индикатор его настроений и ориентаций.13 С ростом социально экономического расслоения в российском обществе происходит усиление тенденций социального эгоизма у материально обеспеченной части общества. В этой связи интерес представляет анализ социального самочувствия в контексте осмысления содержания социально-этических категорий (добро, зло, успех, сила и т.д.).

Противоречивая природа социального самочувствия проявляется и в том, что оно характеризует восприятие и оценку индивидом своего социального благополучия, уровня и качества жизни, степени удовлетворения потребностей и реализации жизненных планов, выступает показателем социально психологического аспекта образа жизни.

В зарубежной науке исследования социального самочувствия получили широкое распространение с середины 60-х годов ХХ в. в русле различных теорий, которые представляют обширный спектр. В общем виде известно, что западные исследователи по преимуществу связывают социальную специфику самочувствия с индивидуальным поведением человека и его влиянием на общество. В частности, по мнению К. Чемберлена: «Социальное самочувствие представляет собой определенное целостное образование, основными элементами которого являются субъективные самочувствия взаимодействующих индивидов»14.

Скутнева С.В. Гендерные аспекты жизненного самоопределения молодежи // Социс. 2003, №11.

Сорокин П.А. Человек, цивилизация, общество. М. 1992. С 272-273.

Вишневский Ю.Р., Шапко В.Т. Социология: курс лекций для технических вузов. Екатеренбург, 2007.

Chamberlen K. On the structure of subiective well-beirvy. Social indicatory research 1988. V 20 №6.

Социологическая теория социального самочувствия не может не учитывать достижений в области социальной идентификации. В работах Т. Адорно, З. Фрейда, и др. указывается на связь характера идентификационных процессов и проявлений социального самочувствия людей в обществе. В ситуации нестабильного общества, по мнению западных ученых, происходит так называемая «психосоциальная акселерация», проявляющаяся в агрегировании индивидуальных переживаний и трудностей и возрастании групповой поляризации. Как следствие, у людей возникают и усиливаются социально-психологические состояния психосоциальной напряженности, поиска врагов, тревожности, страха, желания опереться на сильного лидера, актуализации роли и значимости процессов идентификации с социально-референтными группами.

Кроме того, заслуживают внимания работы (К. Левин, С. Халл, Э. Голмен), авторы которых, исследуя мотивацию как стремление к целевому состоянию, рассматривали в качестве предпосылок последнего ожидания людей. Понятия целевого состояния и ожидания являются значимыми категориями для осмысления сущности и содержания социального самочувствия, позволяют правильно подойти к его доскональному исследованию.

Таким образом, социальное самочувствие характеризует актуальные условия жизнедеятельности людей, отражает не столько внешние по отношению к людям, сколько их внутренние, психические переживания. С социальным самочувствием связано представление о наиболее значимом в структуре образа жизни людей их статуса в обществе, коллективе, профессиональной деятельности, системе межличностных отношений.

Вместе с тем, нельзя при этом забывать, что социальное самочувствие является, прежде всего, продуктом духовно практического и эмоционально-чувственного освоения мира.

Специфика этого феномена состоит в том, что он отражает и оценивает действительность, реальность, исходя из содержания интересов людей, их целей, идеалов и ожиданий. Действительность, отраженная через социальное самочувствие, детерминирует и деятельность людей, и их переживания при этом. Именно поэтому социальное самочувствие участвует в урегулировании как действий и настроений отдельных людей, так и поведения и состояния социальных групп, общественных институтов.

В тоже время социальное самочувствие, благодаря своей оценочной функции, обладает способностью выступать в одних случаях в качестве ускорителя, катализатора, а в других, наоборот, в качестве сдерживающего рычага жизни и переживаний индивидов и социальных групп. В свою очередь, само оно зависит от очень многих обстоятельств и условий, охватывающих всю совокупность политических, экономических, социальных и духовных процессов, а также структуру психики личности и общественных отношений между людьми.

Социальное самочувствие по своей природе является социально-психологическим явлением и рассматривается как сложная форма достаточно устойчивого психолого-социального состояния, возникающего у человека или группы людей под влиянием объективных условий и событий их жизнедеятельности в обществе.

Сущность социального самочувствия выступает как проявление переживаний людьми своего отношения к разным обстоятельствам их жизни. Оно является тонким индикатором социального бытия людей, показывает удовлетворенность ими своей жизнью, положением, отражает их уверенность или неуверенность в сегодняшнем и завтрашнем дне.

Социальное самочувствие отражает предшествующий опыт, сопоставляет происшедшее в общественной и личной жизни. С его помощью люди делают выводы, извлекают ошибки из прошлого, получают уроки на будущее. Опыт в этом случае выступает как инструмент, влияющий на характер, глубину социального самочувствия.

Социальное самочувствие людей, следовательно, является конкретным выражением нравственного, духовного состояния общества (общественного сознания) в целом. Последнее представляет собой сложное динамическое образование, фиксирующее в концентрированном виде представления, чувства, настроения и переживания людей, обусловленные определенным уровнем развития общественных отношений в конкретное время.

Таким образом, говоря о сущности социального самочувствия, следует иметь в виду, что социальное самочувствие, во-первых, формируется под воздействием различных факторов практики людей, неразрывно связано с их жизнедеятельностью.

Во-вторых, оно имеет свое индивидуальное и социальное содержание, определенные условия и среда характеризуют различные стадии его проявления, оно всегда имеет своих конкретных носителей.

В-третьих, социальное самочувствие также обусловлено тем, что эмоциональное состояние людей, их поведение зависят от степени разрешимости социальных проблем, противоречий, удовлетворения социальных интересов, определяющих действия индивидов и их групп.

В-четвертых, социальное самочувствие формируется жизнью и деятельностью людей в процессе освоения ими действительности и затем влияет на эту действительность, выражаясь через политическую, экономическую и эмоциональную удовлетворенность жизнью и обстоятельствами существования этих людей.

В-пятых, социальное самочувствие начинает особенно ярко проявляться, если существуют различные противоречия в социальном бытии, начинают специфически проявляться социальные цели людей, вступающие нередко в конфликт с возможностями их удовлетворения и непосредственными их ожиданиями.

В-шестых, социальное самочувствие опосредованно отражает социальный опыт людей, живущих в различных условиях и обладающих дифференцированными знаниями, привычками, стремлениями. Оно более наглядно и специфически оценивает этот опыт, сопоставляя прошлое, особенно уже происшедшие события в общественной и личной жизни.

Социальное самочувствие может анализироваться, исходя из разных логических оснований. Наиболее важным из них являются его носители. С одной стороны, это личность (отдельный человек, индивид), с другой – группа людей или в целом общество.

Следовательно, интерпретировать сущность и содержание социального самочувствия у личности или группы, общества важно в соответствии с закономерностями, которые им свойственны. У личности социальное самочувствие может описываться через психофизические процессы: состояние здоровья, ощущения, эмоции, чувства, специфику индивидуального восприятия. Социальное самочувствие группы (общества) целесообразно интерпретировать через более сложные феномены: социальное отношение к действительности, ожидания мнимые и реальные, состояния удовлетворенности или неудовлетворенности образом жизни и деятельности.

Социальное самочувствие исследуется в контексте выявления его изменений на фоне глобальных социальных, политических и идеологических преобразований, происходящих в обществе. В связи с этим возникает исследовательская проблема: изучить, как конкретный человек, социальная общность воспринимают изменения, происходящие в жизни общества, как они относятся к этим изменениям, как они сказываются на их повседневной жизни, психическом состоянии и социальном самочувствии.

Двойственная природа социального самочувствия как целостного субъективно-объективного образования определяет необходимость рассмотрения базовых элементов его структуры. Это может служить отправной точкой социологического анализа социального самочувствия. Очевидно, что нельзя изучить социальное самочувствие пожилых людей без анализа его структуры в целом, ибо болезненный процесс трансформации нашего общества – это и процесс преобразования всей системы привычных ценностей, установок, идеологических стереотипов, а не какой-либо отдельной взятой ее части. Знание элементов, определяющих внутреннюю организацию социального самочувствия, является ключом к пониманию специфики социального самочувствия конкретных социальных групп, которое, в свою очередь, во многом детерминирует их поведение.

Под структурой социального самочувствия следует понимать совокупность основных элементов, из которых оно складывается.

Исследуя социальное самочувствие населения, необходимо иметь в виду, что оно, как правило, у большинства населения формируется не столько на основе четких критериев, показателей норм и оценок, сколько на основе стереотипов. Так, в анализе социального самочувствия пожилых людей основное внимание обращается на «отношение к стереотипным и возрастным социальным нормам, бытующим в массовом сознании», в которых воплощены обыденные представления о способностях, интересах, потребностях лиц старшего возраста и соответственно, очерчен круг прав и обязанностей, заданы определенные поведенческие правила, которые с точки зрения общественного мнения должны усвоить пожилые люди15.

Описывая социальное самочувствие пожилых людей и его влияние на социально-психологические процессы, происходящие в обществе, в жизнедеятельности пожилых людей можно выделить следующее:

- социальное самочувствие пожилых людей характеризует ближайшие условия этой жизнедеятельности;

- показывает не столько внешние по отношению к человеку, сколько внутренние психологические аспекты этой среды;

- с социальным самочувствием связано представление о наиболее значимом в структуре всего образа жизни человека, его статусе в обществе, в группе, в системе межличностных отношений;

- роль социального самочувствия как фактора регуляции активности пожилого человека объясняется объективной значимостью для функционирования общества и человека механизма обратной связи субъекта с окружающей его средой обитания и, прежде всего, средой социальной жизнедеятельности. Функция обратной связи Ковалева И.Г. Пожилые люди: социальное самочувствие // Социс, 2001. №7.

С.75.

реализуется в атмосфере общества за счет аккумуляции информации о социально-психическом состоянии (самочувствии) пожилых людей, о его отношениях с окружающими, о преобладающем настрое людей.

Социальное самочувствие пожилых людей рассматривается как интегральное отражение всех сторон их социальной позиции, как граждан государства и представителей большой социально демографической группы. Отсюда вытекают следующие концептуальные положения:

- социальное самочувствие пожилых людей не может быть изучено непосредственно, поэтому его целесообразно изучать через проявления показателей жизнедеятельности и особенностей коллективного сознания;

- социальное самочувствие пожилых людей как целостное системное состояние нельзя измерить каким-либо одним показателем;

- двойственная природа социального самочувствия пожилых людей определяет необходимость его рассмотрения в единстве объективных и субъективных факторов формирования.

1.2 Социальное самочувствие пожилых людей в системе факторов и условий их жизнедеятельности В качестве факторов социального самочувствия пожилых людей были выявлены:

- социальные факторы, - социально-психологические, - субъектно-личностные, - индивидуально-личностные, - индивидуально-демографические.

Социальные факторы характеризуют особенности общественных отношений, системы защиты, обеспечения прав и потребностей социальной группы людей.

Рассматривая социальные факторы, определяющие статус пожилых людей можно отметить, что это в основном социо культурные факторы. И. Розоу выделяет в их числе, во-первых, специфику процесса старения. Во-вторых, - положение пожилых в обществе, а это владение собственностью и доход, стратегические знания, работоспособность, взаимная зависимость поколений, традиции и религии, потеря ролей, ролевая неопределенность и потеря будущего16. В традиционных обществах владение собственностью и доход - основа статуса пожилого человека: обеспечения его независимости и безопасности и залог существенной власти над Rosow, I. Socialisation to Old Age. – Berkeley, 1974.

молодыми. Общества, в которых личное богатство играет существенную роль и признается право частной собственности, позволяют многим старым людям достигать статуса «старших». В наше время власть старших над молодыми, которые становятся независимыми в результате получения современного образования, не так зависит от собственности.

Социально-психологические факторы детерминируют взаимоотношения пожилого человека с окружающими людьми, его реальный статус и социальную позицию в обществе. Говоря о социально-психологических факторах социального самочувствия пожилых людей, следует отметить, что пожилой возраст воспринимается даже самими пенсионерами как возраст утрат, сужения круга социальных контактов, появления социальной изоляции. В этот период значимые межличностные контакты становятся напряженными, часто проявляется страх (и небезосновательный) стать жертвами преступления, что также негативно сказывается не только на социальном самочувствии этой группы, но и ограничивает ее деятельность.

Со стороны окружающих высказываются сомнения в их профессионализме и должном образовании. Среди негативных стереотипов, касающихся пожилых людей, встречаются и обвинения в консерватизме, неспособности рисковать, нетерпимость к молодым и т.д. Старый человек уже не может приносить пользу обществу, поэтому фактически не нужен ему. В связи с этим общество поворачивается к пожилым людям как бы «спиной», т.е. не замечает их. Положение пожилого человека в этих условиях, можно сказать, униженное. Р. Батлер является автором термина «эйджизм», обозначающего дискриминацию по возрасту, боязнь и неприятие старости. Эйджизм включает в себя институциональный эйджизм (юридически закрепленную дискриминацию людей определенной возрастной группы), и внутренний эйджизм (обидные, унижающие межперсональные действия, негативные высказывания и поведение, например, игнорирование, физическое или психическое насилие и пр.).

До сих пор в отношении эйджизма в литературе встречаются две тенденции, первая из которых касается исключительно старых людей. Суть ее в том, что пожилые люди, которые составляют группу меньшинства, наделены негативными характеристиками, например, считаются «бременем для государства». Пожилые люди, теряя свой профессиональный статус, теряют и социальный, так как становятся все меньше и меньше уважаемыми, чем остальные члены общества.

История закрытых обществ, где персональный статус и членство в группе были единственными гарантиями их социального одобрения, где изолированные индивиды не выживали, пожилой человек не признавался как таковой. Поэтому он не имел прав и был всем обязан тем, кто его окружал.

Кроме того, наряду с возрастной дискриминацией, в силу вступает гендерная, то есть пожилые женщины получают по отношению к ним «двойной эйджизм». Дискриминация, как правило, начинается за несколько лет до достижения человеком пенсионного возраста, при наступлении которого пожилого человека могут отправить на заслуженный отдых, не спрашивая его желания, не учитывая его опыта и жизненный потенциал17.

Рано вытесненные с рынка рабочей силы, пожилые люди становятся бременем для общества, ориентированного на получение прибыли и мало заботящегося о конкретном человеке. Большая часть стариков лишена достаточных средств к существованию. Их бюджет не сбалансирован, что вынуждает их часто обращаться в органы социальной поддержки. У части из них возникает ощущение, что они просят подаяния, и далеко не всем удается примириться с такой ролью.

Австрийские ученые X. Хофф и Э. Рингель характеризуют описанную ситуацию так: «Объективная картина настоящего положения дел заставляет, к сожалению, утверждать, что положение пожилого человека становится все более трудным. уважение к возрасту, бывшее еще правилом в прошлом столетии, сегодня исчезает, уступая место безразличию или даже известному виду вражды по отношению к старым людям».18 Геронтофобия (от греч.

gerontos - старик, phobos боязнь, нетерпимость),19 или враждебные чувства по отношению к старым людям - реликтовое явление, пришедшее к нам из далекого прошлого, еще не тронутого цивилизацией, когда старому человеку не было места в роду или племени. К сожалению, геронтофобия, как опасное явление, проявляется и в современном обществе в росте суицида среди пожилых людей.

Субъектно-личностные факторы – детерминируют уровень социальной активности пожилого человека;

определяют «восприятие себя» в качестве объекта или субъекта социальных процессов;

предопределяют «оценку себя как гражданина» и уровневый характер Карсаевская Т.Б. Философские аспекты геронтологии / Т.Б. Карсаевская, А.Т.

Шаталов. – М. : Наука, 1978;

Шапиро В.Д. Человек на пенсии \ М.: Мысль, Щукина Н.П. Институт взаимопомощи в системе социальной поддержки пожилых людей. – М. :ИТК «Дашков и К». 2004. С. Современный толковый словарь русского языка / Под редакцией С.А.

Кузнецова. – М. Ридерз Дайджест. 2004. С. 124) социальной идентификации в социуме;

влияют на степень удовлетворенности пожилого человека своей позицией в обществе, в радиусе ближайшего окружения.

Большое влияние на состояние пожилого человека, восприятие и оценку им своей социальной позиции, оказывает наличие или отсутствие у человека перспективы. Роль перспективы как фактора развития человека и коллектива всесторонне и полно раскрыта в трудах А.С. Макаренко, рассматривающего перспективу как важнейшее условие, источник поступательного движении, развития любого социального организма. Наряду с дальними перспективами, им выделяются близкие. Они определяют завтрашний день пожилого человека и выступают в виде идеальной модели социальной позиции человека и направлений его развития. Уровень осознания перспективы может быть различным, но в любом случае ее присутствие выступает важным фактором восприятия и оценки не только будущего (в которое перспектива отнесена), но и настоящего (видимого через призму проекции будущего в настоящее с точки зрения уровня соответствия актуальной и перспективной жизненной ситуации). Наоборот, отсутствие перспективы оказывает дестабилизирующее влияние на пожилого человека, угнетает его, лишает стимулов развития. Согласно О.Л. Барской, «происходит постоянный процесс сличения, соотнесения реальной, конкретной ситуации, воспринимаемой субъектом, с воображаемой жизненной ситуацией, существующей в виде «идеальной модели» среды, ее образа или представления...».

В числе субъектных факторов, определяющих социальное самочувствие пожилых людей, могут быть выделены различные индивидуально-личностные характеристики, значимые в контексте исследуемого нами явления. Так П.М. Якобсон, в число факторов, определяющих самочувствие человека, включает его жизненную позицию (статус человека, положение в коллективе, обществе), внутреннюю позицию (уверенность в себе, собственная самооценка и оценка отношения к себе и оценивания себя со стороны окружающих) и особенности жизненных обстоятельств.

Наряду с указанными факторами можно выделить еще ряд важных опосредствующих условий формирования социального самочувствия пожилых людей.

Индивидуально-личностные факторы, включают «уверенность неуверенность» в завтрашнем дне и «наличие-отсутствие» перспектив личностного роста;

актуальные и потенциальные ценности, смысложизненные ориентиры;

эмоциональные состояния – настроения, преобладающие у пожилых людей. Сегодня, следует отметить, что возраст старения вступило высокообразованное и профессионально развитое поколение. Оно представляет субъектов интеллектуальной деятельности в системах «человек-машина», «человек-знаковая система», «человек-человек».

Известно, что успешность личностного и социально психологического развития человека во все периоды жизни (и особенно в поздние) зависит от того, насколько он сам выступает субъектом, созидателем условий своей жизни. В связи с этим люди почтенного возраста легче преодолевают «пустыню бесстатусности», будучи активными и востребованными. «Образование и умственный труд, постоянная тренируемость умственных функций составляют главнейший фактор сохранения жизнестойкости и жизнеспособности, долголетия человека, если этот фактор, разумеется, подкрепляется действием режима жизни, питания и физической работой»20.

Особый интерес у этой группы пожилых людей вызывают такие формы социальных контактов, как интерактивное взаимодействие со своими ровесниками (клубы, «терапевтические отели», «центры временного приюта», «специализированные квартиры», «геронтологические поселения», образующие нечто среднее между лечебным учреждением и домашним очагом, и предполагающие организацию быта на основе взаимопомощи). При этом не отрицается посильная общественная деятельность, сохраняющая статус пожилого человека как личности и комплекс ее ролей, детерминируя этим позитивное социальное самочувствие.21.

Индивидуально-демографические факторы (объективные характеристики статуса пожилого человека) – пол, возраст, образование, семейное положение, материальное состояние) также оказывают сильное влияние на социальное самочувствие пожилых.

Современные отечественные социологи применяют социологические методики для изучения социальной структуры групп людей пожилого возраста. С точки зрения перспектив людей пожилого возраста в жизнедеятельности общества, в целом, и местного сообщества, в частности, значительный интерес представляет классификация поведенческих стратегий пожилых людей, зависимости от их социальных ролей.

В работах Н.Б. Шмелевой предложена классификация пожилых граждан в зависимости от их социальной позиции. В структурном Ананьев, Б.Г. О проблемах современного человекознания. - М.: Наука, 1977. С. 215.

Елютина, М.Э., Чеканова, Э.Е. Социальная геронтология. - Саратов.: Сарат. Гос.

тех. Ун-т, 2001. - С. 139.

отношении «социальная матрица» состоит из следующих композиционных положений:

1. «Конструктивная позиция» - люди пожилого возраста всегда спокойные, довольные и веселые, позитивно относятся к жизни, активны, стремятся помогать другим, из старости трагедии не делают, ищут развлечений и контактов с людьми, психологически благополучны.

2. «Зависимая позиция» - присуща пожилым людям, которые все жизнь не доверяли себе, были пассивны, слабовольны, уступчивы, в старости еще больше ищут помощи и признания, чувствуют себя несчастными и обиженными.

3. «Защитная позиция» - пожилые люди не стремятся к сближению с другими людьми, замкнуты, скрывают свои чувства, старость ненавидят, не желают принимать помощь, отказываются от работы и активной деятельности.

4. «Враждебная к миру позиция» - это гневные старики, подозрительные, агрессивные, никому не верят, обвиняют окружающих и общество во всех своих неудачах, к старости испытывают отвращение, цепляются за работу как за спасательный круг или занимают себя написанием жалоб в различные инстанции.

5. «Позиция враждебности к себе и к собственной жизни» пожилые люди пассивны, без интересов и инициатив, склонны к депрессии и фатализму, чувствуют себя одинокими и ненужными, жизнь считают не удавшейся, к смерти относятся как к избавлению от несчастного существования22.

Данная типология, на наш взгляд, наглядно отражает реальную картину жизнедеятельности пожилых людей в современном российском обществе. В ней традиционно представлены следующие стереотипы в отношении людей пожилого возраста: «они, как правило, часто болеют», «они приносят мало пользы», «они занимают наши рабочие места, хотя могут сделать меньше, чем молодые работники», «они занудливы и сварливы», «они вообще мешают жить» и т. д.

Группа пенсионеров, пожилых людей обладает всеми признаками, присущими социально-демографическим общностям. Это относительно устойчивая совокупность индивидов, основанная на естественном демографическом признаке – возрасте, обладающая сходством условий существования и жизнедеятельности, образом Шмелева Н.Б. «Третий» возраст и его проблемы: технологические аспекты социальной работы с пожилыми людьми / Н.Б. Шмелева // Российский журнал социальной работы. – М., 1995. - №2.- С. 12-14.

жизни, общностью ценностных систем и вполне осознанных интересов, четкой идентификацией в системе «мы – они» («свои – чужие»), сформированная под воздействием объективных социальных процессов. Поскольку пожилые люди, пенсионеры одновременно принадлежат и к другим социальным группам, играют иные социальные роли, некоторые их стереотипы и повседневные практики могут проходить в противоречие с интересами данной социальной группы.

Термином «пожилые люди» обозначают, как правило, определенную возрастную группу. Первичной основой для выделения пожилых людей в отдельную категорию является возраст. В научной литературе существует большое количество классификаций и типологий, так или иначе, определяющих понятие «пожилой человек», «пожилой возраст». Многообразие связано с тем, что наступление старости не является легко фиксируемым единовременным событием и для ученых разных наук представляется неодинаково. Большую роль здесь играют физиологические, психологические, экономические, культурные аспекты.

Для экономистов пожилой возраст связан с выходом на пенсию, хотя в разных странах, для отдельных видов профессий, а также для мужчин и женщин он далеко не одинаков. Поэтому всех получателей пенсии нельзя отнести к пожилым людям.


Демографы прибегают к хронологическому определению пожилого возраста (т.е. количество прожитых лет). Но здесь существует сложность в том, что для одних групп населения старение начинается позже, а для других раньше, поэтому использование их хронологического определения не является универсальным.

Медики используют физиологические критерии (т.е. по состоянию здоровья), что тоже не дает однозначного определения.

Психологически пожилой возраст можно определить как самоощущения человека своего места в возрастной структуре.

Свой отпечаток на определение пожилого возраста также накладывают конкретно-исторические условия, средняя продолжительность жизни в то или иное время в той или иной стране.

В социальном плане причисление людей к группе пожилого возраста зависит от традиций, в особенности культурных, которые могут меняться от поколения к поколению.

Обращаясь к прошлому, можно также проследить и увидеть большое разнообразие в подходах к определению пожилого возраста, который иногда включается в старость или предшествует ей.

Древнегреческий мыслитель Пифагор (VI в. до н.э.) считал, что четырем временам года соответствует четыре периода жизни, каждый из которых равен 20-ти годам. Пожилой возраст у него (от 40 до лет) – золотая осень.

Ибн-Сина (Авиценна), философ и врач считал возраст 50-60 лет – это уже начало глубокой старости. Виктор Гюго назвал возраст 40 45 лет периодом юности старости.

Немецкий физиолог М. Рубнер считал началом старости (пожилого возраста) возраст 50 лет, а в 70 лет, по его мнению, начинается «почетная старость».

Русский статист и демограф первой половины XIX века А.

Рославский к пожилым – «цветущему» поколению относил 45- летних, а «увядающее поколение» делил на старых (60-75 лет), долговечных (75-100 лет) и столетних (100 лет и более).

Во Франции и других европейских странах существует понятие «третий» и «четвертый» возраст. Границей перехода из «третьего» в «четвертый» возраст считается преодоление рубежа в 75-80 лет.

Два известных советских демографа С.Г. Струмилин и Б.Ц.

Урланис обосновали весьма оригинальную схему деления возрастов на 3 периода. В основе классификации – отношение к трудовой деятельности: дорабочий, рабочий и послерабочий. Послерабочий подразделяется на пожилой возраст (60-69 лет), раннюю старость (70 79 лет) и глубокую старость - после 80 лет. Заметим, что в конце XIX века, по определению В. Даля, пожилым человеком считался «подстарок, близкий к 50-ти годам»23.

В геронтологии оперируют понятиями календарного и био логического возраста. Календарный возраст – это хронологический астрономический возраст, который определяется на основании документально подтвержденной даты рождения. Сам по себе календарный возраст не пригоден для исследования динамики и характера старения. Для этой цели в геронтологии используются тесты количественного измерения изменений, происходящих в ре зультате инволюционно-атрофических процессов во всех периодах онтогенеза. Это тесты для определения функциональных изменений в основных системах и для оценки иммунобиологических и психических изменений в организме при старении.

Биологический возраст – это мера старения организма, его здо ровья, предстоящей продолжительности жизни. Он определяется набором специальных тестов и показателей. По существу, это функциональный возраст, который зависит от личных качеств и условий, в которых проходила жизнь данного человека. По мнению Даль С.И. Тольковый словарь живого великорусского языка. Т.3 М, Русский язык. -1990.-749 с.

одних ученых, это видовая продолжительность жизни, другие считают его максимальной продолжительностью жизни отдельных индивидов из популяции, третьи рассматривают его как соответствие между изменениями в организме и календарным возрастом. Определение биологического возраста очень важно для разграничения физиологического и преждевременного старения, разработки профилактических мероприятий, социальной защиты человека, проведения пенсионной политики.

Симпозиум по классификации и номенклатуре периодов старости и старения (1962 г.), принял в качестве рабочего следующее деление лиц старших возрастов: люди в возрасте 60-74 лет – пожилые, 75-89 – старые, а люди 90 лет и старше долгожители.

Далеко не полный обзор возрастных классификаций показывает большие различия во взглядах по поводу границ, отделяющих пожилой возраст от других периодов жизни человека. Оценки начала пожилого возраста колеблются в очень широких пределах. Несмотря на это, можно увидеть некоторые общие подходы во взглядах древних и современных классификаторов. Во-первых, большинство исследователей связывают пожилой возраст с шестидесятилетием. Во вторых, ученые разных наук признают, что наступление старости – длительный период жизни, протекающий неодинаково для разных людей этого возраста и количество прожитых лет не единственный его критерий.

В данной работе предлагается определить пожилой возраст как возраст выхода на пенсию по старости. В нашей стране для женщин он установлен с 55 лет, а для мужчин – с 60 лет. Пенсионный возраст в России считается нетрудоспособным, фактическая нетрудоспособность при этом не учитывается, хотя у пожилых людей трудоспособность (экономическая активность) различна.

Российские пожилые люди – это значительная социально демографическая группа населения, которая за свой активный период жизни внесла большой вклад в развитие страны. Меньшая часть из них продолжает работать в общественном производстве, большая - не участвует в нем, ведет достаточно активный образ жизни, помогая воспитывать внуков, занимаясь общественной работой и т.д. Данная категория граждан в основном не производит, а потребляет материальные блага. Возрастной период после выхода на пенсию в любых условиях непростой, проблемы особенно обостряются в условиях сложных и кризисных общественных преобразований.

Обретение свободного времени при выходе на пенсию сопровождается резким снижением доходов и статуса, многие российские пенсионеры живут фактически на грани нищеты. Люди способные в пенсионном возрасте трудиться, в первую очередь попадают под сокращение на предприятиях всех видов собственности, в негосударственных фирмах им платят меньшую заработную плату, чем более молодым сотрудникам.

Необходимо отметить, что признание этих проблем в научной литературе появилось относительно недавно. В публикациях начала – середины 1990-х гг. можно было встретить утверждение, что возрастная сегрегация чаще всего затрагивает наиболее молодые группы, а принцип старшинства (выслуга лет, стаж работы на предприятии) гарантирует человеку «в возрасте» возможность сохранять свой статус и социальную роль активного члена общества.

В последние годы зарубежные социологи, например английский исследователь А. Комфорт, выступают за изменение отношения к пожилым людям как к иждивенцам, за сохранение их в составе рабочей силы. Работающие пенсионеры экономически выгодны для государства, поскольку они еще не только содержат себя и своих близких материально, но и частично возвращают свою пенсию за счет взносов. При обеспечении роста производительности труда любое развитое государство способно нести на себе бремя достойного обеспечения содержания неработающих пенсионеров.

Основой классификации отдельных периодов жизненного цикла человека является признание противоречивого единства биологического и социального. Соответственно изменениям биологического состояния человека происходят изменения его социально-психологических характеристик, причем последние оказывают воздействие и на процессы физического старения, сдерживая или ускоряя его. С возрастом происходит снижение умственных способностей и сужение сферы мотивации.

В мировой науке разработан ряд социологических геронтологических теорий, пытающихся осмыслить место пожилых людей в обществе, их взаимоотношения с другими возрастными группами. Эти теории можно разделить на две основные группы:

1. Теории, ориентированные на концепцию непрерывности жизненного пути (старость – один из этапов этого пути). Пожилые люди должны адаптироваться к новым условиям и продолжать активный (посильный) образ жизни.

2. Теории, трактующие старость как уход человека из общества.

Суть таких теорий – «старость» как девиантное состояние, а старый человек – обуза для обществ. Современные исследования: реферативный сборник. ИНИОН РАН. – М., 1994.

– С. 42-44.

Следует отметить, что большинство современных геронтологов рассматривают жизненный путь человека как непрерывный процесс, состоящий из трех этапов: подготовительный период (социализация), активный период (до пенсии), фаза покоя – пенсионный период25. В традиционных обществах, где «достижение старости» - привилегия, которая приносит с собой уважение к старому человеку как к уникальному источнику опыта и мудрости. При этом пожилой возраст предполагал если не власть и богатство, то подчеркнутое почтение со стороны окружающих и выполнение важных статусных функций в семье26.

Индустриальное общество поставило под сомнение биологическую обусловленность социальных ролей, изменив и отношение к пожилым людям и само понятие старости. Если раньше «старость» рассматривалась как последняя ступень жизни, над которой фактически доминировала «социальная смерть», то теперь понятие «пожилой человек» принципиально меняет свое содержание.

Можно выделить, по крайней мере, три аспекта этой новой трактовки «старости».

Во-первых, уход с рынка труда больше не может рассматриваться в качестве основополагающего критерия старости, поскольку после достижения пенсионного возраста индивид может прожить еще четверть, а то и треть своей жизни.

Во-вторых, в трактовке старости актуализируется значение дееспособность – недееспособность, но эти понятия больше тесно не коррелируют между собой.

В-третьих, само понятие «пожилой человек», «старость»

требуют структурирования, выделения определенных этапов, поскольку достижение пенсионного возраста людьми с различным социальным, культурным и коммуникативным накопленным капиталом не означает автоматического перехода в категорию социально недееспособных.


Можно предположить, что продвижение России в сторону информационного общества будет сопровождаться смещением возрастного интервала, определяющего старость, кроме того, значительно изменятся социальные функции пожилых людей.

Пожилые люди относятся к такому виду социальной общности как категория, которая представляет объединение людей по Козлова Т.З. Социальное время пенсионеров: этапы самореализации личности.

– М., 2003. – С. 68-69.

Кастелье М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура / Пер. с англ. Под науч. ред О.И. Шкаратана. М.: ГУ ВШЭ, 2000. С. 414.

определенным признакам. Категория в е социально демографическом виде указывает на то, что в стране имеется определенная группа пожилых людей с половозрастными характеристиками, конкретным социальным статусам и социально экономическим положением.

Признаками группы «пожилых людей» (как и любой другой) являются: 1) она развивается;

2) для не характерен определенный набор норм, регулирующих взаимодействие;

3) группа имеет свою ролевую структуру.

Наиболее общее определение социальных групп, данное П.А.

Сорокиным, звучит следующим образом: «Это коллективы индивидов, которые взаимодействуют между собой и формируют социальные отношения».

В качестве методологического основания представления о пожилых людях в социальном пространстве современного российского общества следует воспользоваться концепцией П.А.

Сорокина. По его мнению, «социальной группировкой индивидов»

является та, в которой есть «тесное тяготение одних индивидов к другим из среды данного населения». В современном российском обществе мы выделяем пожилых людей как «социальную группировку» среди всего населения.

Пожилые люди в качестве социальной общности обладают таким важным качеством, как единое групповое сознание, которое начинается с попытки определить свою позицию в новой ситуации, критически оценивая уже существующие подобные интерпретации.

Отметим, что в ситуации резких общественных перемен у групп, подверженных нисходящей социальной мобильности, происходит отказ от существующей модели самоидентификации, искажение ментальной перспективы, когда группы могут утратить на некоторое время способность к выработке собственного устойчивого образа.

Пожилыми людьми утрачены многие ранговые параметры (должностные, профессиональные, квалификационные и т.д.), но неотчуждаемыми остаются их социальный опыт, и, в известной мере образование. Низкий уровень их доходов, слабая адаптация к новым условиям жизни, невозможность повысить уровень образования, невостребованность на рынке труда ещ больше снижают социальный статус пожилых людей. Эти факторы переводят их в нижний слой, даже если они находились в базовом слое (по терминологии из модели стратификации Т.И. Заславской), или в маргинальный (по модели стратификации Н.М. Римашевской) слой населения.

В стабильном обществе пожилые люди выступали своего рода интерпретаторами и гарантами существующего социального порядка.

В постсоветском российском обществе после катастрофического снижения уровня материального обеспечения пенсионеров, отказа от идеологических принципов демонстрации уважения и поддержания авторитета старшего поколения, социальное положение россиян «третьего возраста» стало незавидным.

В постиндустриальном обществе модернизация принесла с собой ряд изменений в различные сферы общественной жизни:

- научные достижения в сфере медицины привели к увеличению продолжительности жизни человека;

- в условиях урбанизации произошло разрушение традиций совместного проживания различных поколений в одной семье;

- технический прогресс и автоматизация производства снизили актуальность профессионального опыта работников старшего поколения;

Таким образом, модернизация, с одной стороны, увеличила продолжительность жизни людей, с другой – привела к тому, что профессиональный опыт, знания и умения людей старшего поколения все менее востребованы в современном динамично меняющимся обществе.

Cоциальные стереотипы, в том числе в отношении пожилых людей, создаются на протяжении жизни многих поколений, оседая и укореняясь в общественном сознании. В то время как социальные перемены осуществляются в исторически короткие сроки и большинству граждан пожилого возраста бывает, трудно с ними соразмериться. С другой стороны, стереотипы, распространенные в обществе, формируют противоречивые социальные установки по отношению к старшим у более молодых возрастных групп. Стереотип старости, сформировавшийся в том или ином обществе, является отражением положения пожилых людей, которые в этом обществе живут. Каждое общество в целом создат свой стереотип пожилого человека, черты которого экстраполирует затем на всю категорию пожилого и старческого населения.

Снижение социального статуса пожилых людей связано со второй причиной - физическим ухудшением состояния их здоровья и работоспособности. С возрастом снижаются физические и психические возможности человека. Однако при этом в результате долгой жизни, как правило, появляются стратегические знания и опыт. «Поздний возраст, как пишут О.В. Краснова и А.Г. Лидерс, может быть тем временем, когда происходит аккумуляция опыта, страхующая безопасность и престиж старых людей»27. Однако Краснова, О.В., Лидерс, А.Г. Социальная психология старости. - М.:

ACADEMIA, 2002. - С. 77.

стремительное развитие общества и научно-технический прогресс обесценили понятие опыта пожилых, который сохранился только в некоторых областях науки и искусства. К сожалению, опыт не всегда эквивалентен знаниям, и пожилым не всегда удается включиться своевременно в социальную эволюцию.

Какие возможности сегодня у пожилых мужчин и женщин?

Одна из возможностей – выход на пенсию, или опора на ресурсы семьи как единственный источник поддержки. Экономический рост общества позволил раньше выходить на пенсию, но не оказал значительного влияния на низкие доходы, типичные для поздней жизни в прошлом и настоящем. Кроме того, не обнаружено каких либо значительных изменений в паттернах поведения семьи по отношению поддержки своих пожилых членов28.

Важной социально-демографической характеристикой пожилых людей являются их семейные состояния. В них отражается зависимость между процессом старения личности, ее социально демографическими характеристиками и завершением семейного цикла. Наиболее актуальным показателем социального самочувствия этой социальной группы можно признать потребность в присоединении, побуждающем завязывать отношения, гарантирующие постоянные и позитивные взаимодействия.

Появление в семье незанятого на работе человека требует ее социально-психологической перестройки и нового статусно-ролевого соотношения и взаимодействий. Чаще всего усиливаются межпоколенные интеракции (роль няни, наставника и воспитателя), которые порождают такое социальное самочувствие, как внутригрупповая пристрастность (благосклонное отношение к семье), зеркальное восприятие (взаимное негативное представление друг о друге), потребность в присоединении (завязывание позитивных взаимоотношений), приобретенная беспомощность (безнадежность и покорность).

Изменение традиционных семейных устоев привело к тому, что старшее поколение не занимает почетное главенствующее положение.

Очень часто пожилые люди вообще живут отдельно от семей и поэтому им бывает не под силу справляться со своими недомоганиями и одиночеством. Если в прежние времена основная ответственность за пожилых лежала на семье, то сейчас ее все чаще берут на себя государственные и местные органы, учреждения социальной поддержки и обслуживания.

Краснова, О.В., Лидерс, А.Г. Социальная психология старости. - М.:

ACADEMIA, 2002. - С. 83.

В российских условиях, когда средняя продолжительность жизни женщин примерно на 12 лет больше, чем у мужчин, пожилая семья, чаще характеризуется состояние женского одиночества, а хронические заболевания снижают возможности самообслуживания, адаптации к изменениям. Могут возникать сложности с окружающими, в том числе и с детьми и внуками. Психика пожилых людей нередко отличается раздражительностью, обидчивостью, возможны старческие депрессии, уход от всех проблем.

В традициях российской ментальности принято, что человек должен стареть в семье, в кругу родных. Расхожим образом благополучной старости служат бабушка и (или) дедушка, которые воспитывают своих внуков. Однако в этом заключается и ключевая коллизия внутрисемейного взаимодействия пожилых людей и их потомков. Существует стереотип, что старики нуждаются в обществе своих детей и внуков гораздо больше, чем дети и внуки в своих пожилых родителях и прародителях. Однако есть и другое представление: дети и внуки — это обуза на шее пожилых людей, так как без их помощи и участия молодым приходится трудно. Данные, полученные в ходе исследования внутрисемейной культуры отношений со стариками, свидетельствуют, что неверно как ограничение жизненных интересов стариков исключительно семейным кругом, так и представление о взаимной отчужденности поколений. Как старые, так и молодые члены семьи совсем не часто демонстрируют желание жить под одной крышей, так как и те, и другие, довольно часто видят недостатки совместного проживания для обеих сторон. Среди семей, где живут совместно старики, дети и внуки почти половина опрошенных хотели бы разъехаться по разным квартирам.

Не стоит принимать отмеченное стремление жить раздельно за результат сложностей межпоколенческого взаимодействия.

Большинство пожилых людей, у которых есть внуки, утверждают, что им легко находить общий язык, но есть и такие, которые утверждают, что это делать сложно. Проблема, скорее, в другом — в нежелании сложностей, неминуемо возникающих, когда в одной небольшой квартире и в одной семье сходятся люди разных привычек, установок и стилей жизни. Среди тех, кто считает, что совместное проживание с детьми и внуками приносит пожилым больше плохого, отмечают несовпадение интересов и взглядов «отцов и детей», разницу в образе жизни.

Совместное проживание действительно создает почву для конфликтов: каждая из сторон начинает считать, что много отдает, но мало получает. В этом контексте стремление к автономизации — это стремление за счет ограничения контактов и точек соприкосновения минимизировать внутрисемейные конфликты. Эта установка на максимально бесконфликтное общение стариков и молодых при нежелании «притираться» друг к другу и поступаться своим комфортом ради совместной жизни заслуживает особого внимания.

Существенно, также, что совместная жизнь и тесный контакт между поколениями нужны старикам ненамного больше, чем молодым, ну а молодым — ненамного меньше, чем их «предкам». Из этого следует, что отнюдь не всегда (и даже не в большинстве случаев) под старость смысл жизни видится единственно в детях и внуках.

Пожилые люди, как вполне самодостаточные люди, с собственным укладом жизни, интересами, ценностями и планами зачастую не претендуют на роль воспитателей и наставников. Не хотели бы они становиться и сиделками или домработницами в семьях своих детей. Конечно, им хотелось бы в старости иметь возможность заниматься внуками и уделять время детям, но не хотелось делать это на постоянной основе. По тому, какое место в семье отводится пожилым — престарелым родителям, бабушкам и дедушкам, можно многое понять о статусе старых людей в обществе, о дистанции и плотности взаимодействия между поколениями, об их потребности друг в друге и в целом о том, как люди представляют себе преклонный возраст.

Известно также, что статусные характеристики пожилых людей имеют и гендерный аспект. Так, в литературе известен термин «двойной стандарт старения», который обозначает, что старение имеет различное значение для мужчин и для женщин. В этом смысле социальный статус мужчин зависит от занятости (работы), а женщин – от репродуктивного цикла. Ценность женщины «сексуализирована», что определяет в глазах общества ее позитивный статус в первой половине жизни и негативный – во второй. Удовлетворенность жизнью в новом социальном статусе зависит от многих факторов, важнейшим из них является то смысловое «наполнение» социального статуса, которое связано с позитивным функционированием. Так, было выявлено (Ryff C.D), что психологическое благополучие людей среднего и пожилого возраста определяют с точки зрения их ориентации «на другого», а психологически благополучный, заботливый, сострадательный человек, находится в хороших отношениях с окружающими30.

Itzin, C. As old as you feel // Don`t Feel Old: Understanding the Experience of Later Life / Ed. P. Thompson, C. Itzin, M. Abendstern. – L., 1990. – P. 107-136.

Ryff, C.D. In the eye of the beholder: Views of psychological well-being among middle-aged and older adults. - Psychology and Aging, 1989. – 4 (2). - P. 195-210.

Лишаясь значимых статусов и ролей, пожилой человек уходит из сферы действия регламентирующих его жизнь требований, задач, предписаний, ожиданий. В результате, - пишет Л.И. Анцыферова, стареющий человек попадает в уникальную для него ситуацию неопределенности31. Избавление от этого состояния сложная психологическая задача для стареющего человека.

Согласно выводам зарубежных специалистов, с 1960-х годов субъективные показатели удовлетворенности жизнью, самоуважения и чувства контроля над жизнью получили большое значение в оценке социального статуса, порождающего социальное самочувствие пожилых людей. Это подтверждается данными лонгитюдных исследований, которые показали, что у пожилых людей субъективные представления о ситуации и ее оценка, в большей степени определяют благополучие и удовлетворенность качеством жизни, а значит и социальное самочувствие, чем объективная ситуация. Следовательно, нельзя измерить социальное самочувствие на основе экстернально оцененного здоровья или условий окружения без учета оценок индивидом своего здоровья и благополучия.

По данным О.В. Красновой и А.Г. Лидерс, схематично оценка качества жизни может быть представлена двумя типами условий:

объективными и субъективными. В состав первых необходимо включать «общее здоровье», «функциональный статус» и «социо экономический статус». В состав вторых – «степень удовлетворенности жизнью», «самоуважение».

Степень самоуважения связана с социально-психологическими составляющими опыта. Для самоуважения важны мнения и представления индивида об уровне своего успеха в межличностном взаимодействии. На социальном уровне «статус достижения» имеет смысл успеха или неуспеха, а степень удовлетворенности влияет на психологическое состояние индивида. Поэтому степень его благополучия может быть противопоставлена социальному самочувствию.

Два существующих вида субъективных измерений качества жизни очень хорошо согласуются с индикаторами социального самочувствия, а именно: первый вид – «удовлетворенность жизнью», второй – «самоуважение». Так, Е. Мерфи, изучая пожилых людей, страдающих от депрессии, показала, что их состояние здоровья связано с наличием бедных социальных взаимодействий. Когда низкий уровень самоуважения «привнесен» из прошлого опыта, это Анцыферова, Л.И. Психология старости: особенности развития личности в период поздней взрослости / Психологический журнал. – 2001. – Т. 22. - №3. - С.

88.

увеличивает уязвимость депрессией в случае тяжелого горя или физической болезни32.

Таким образом, можно сделать вывод, что социальное самочувствие пожилых людей определяется его сложной, многократно опосредованной зависимостью от целого ряда факторов.

Оно формируется в рамках образа жизни пожилого человека в целом, взаимодействия с обществом и с людьми. Самочувствие находится в существенной зависимости не только от его статуса в обществе, в системе социально-психологических взаимодействий в группе, но и от семейно-бытового положения и физического здоровья пожилого человека, его индивидуально-личностных характеристик.

1.3 Социально-психологические состояния пожилых людей как показатель их самочувствия С увеличением продолжительности жизни, возрастанием научных знаний в области геронтологии, социологии и психологии, пришло осознание старости не просто как органического умирания, конца жизненного пути, а как качественно новой жизни значительной длительности, полной неожиданных жизненных смыслов и драматических противоречий. Возникла необходимость в социально психологическом анализе феномена старения, как фактора, детерминирующего не только социальную политику, но и индивидуальную стратегию поведения людей.

Обычно старение рассматривается как один из этапов жизненного пути личности, который характеризуется богатством накопленного в прошлом опыта и имеет ряд новых свойств и признаков, не встречающихся на ранних периодах развития. Пожилой возраст, как и всякий другой, имеет свои положительные и отрицательные стороны, связан с потерями, но имеет и преимущества, предоставляя человеку возможность прожить этот период своей жизни активнее, реализуя интересы, склонности в тех границах, которые оптимальны с точки зрения возможностей и потребностей пожилого человека.

В этой связи исследование социально-психологических состояний пожилых людей расширяет горизонт познания этого сложного и противоречивого слоя общества.

Murphy, E. The social origins of depression in old age // British Journal of psychiatry, 1982. - V. 141. - P. 135-142.

На основе результатов сравнительных исследований (1999 и 2011 гг.) было сформулировано предположение, что социально психологические состояния такой большой социальной группы, как пожилые, старые и престарелые люди, имеют свою специфику и представляют собой переживания, связанные с изменение своего генерального статуса.

В современной геронтопсихологии предприняты попытки построения теоретических конструктов, определяющих самобытность данного жизненного этапа и его психологические корреляты.

Существует много теорий, пытающихся объяснить статус, положение пожилых в обществе и те социальные изменения, которые происходят с ними. Среди них известны такие, как теории разъединения, активности, возрастной стратификации, наименования, социальной девиации, разобщенности, модернизации, темпоральной старости, трансмиссии культуры, и т.д.

Известно, что изменение положения и роли человека в обществе определяют как смену его статуса. Изменение статуса, происходящее в поздней взрослости, имеет ряд существенных отличий. Переход к жизни пенсионера или вдовца (вдовы), так же как и приспособление к ухудшению здоровья, часто служит сигналом утраты власти, ответственности и автономии33. С другой стороны, выход на пенсию может означать появление свободного времени, которое человек вправе посвящать своим увлечением.

«Вкладываемый в события –маркеры смысл, пишет Грейс Крайг, часто является не менее, а иногда и более важным, чем сами эти события. Кто-то видит в этом сигнал конца своей полезности, а кто-то рассматривает изменение своего статуса с точки зрения новых возможностей»34.

Современная психологическая наука стала проявлять растущий интерес к проблеме старения человека и его состояниям. Однако время поздней взрослости исследовано крайне слабо. Н.Х.

Александрова справедливо отмечает, что о личности пожилого человека, его мотивации, эмоциональных состояниях, самооценке, содержании Я-образа в этом периоде жизни человека не существует полных и достоверных данных.35 Некоторым восполнением фундаментальных разработок следует считать нижеследующие теории.

Rosow, I. Socialization to old age. - Berkeley: University of California Press, 1974. P. 12.

Крайг, Грейс. Психология развития. – СПб.: Питер, 2002. - С. 865.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.