авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |

«Исследование социальной стратификации в рамках Международной программы социальных исследований Отдел социальных структур Института социологии НАН Украины пред ставляет подборку статей, ...»

-- [ Страница 4 ] --

Социология: теория, методы, маркетинг, 2010, 4 Елена Симончук Нет конфликта вообще Не очень острый конфликт Острый конфликт Очень острый конфликт Люди из низов Бедные vs богатые Руководящий Рабочий класс vs общества vs люди на персонал vs средний класс работники вершине общества Украина Западные страны Рис. Восприятие разных видов конфликта в сравниваемых странах (средняя по шкале консенсуса/конфликта) Таблица Восприятие разных видов классового конфликта среди представителей EGP классов (средняя по шкале консенсуса/ конфликта) Люди из низов Руководящий общества vs Бедные vs Рабочий класс vs персонал vs люди на вершине богатые средний класс работники общества EGP классы Разви Разви Разви Разви тые за тые за тые за тые за Украина Украина Украина Украина падные падные падные падные страны страны страны страны Служебный 48 48 54 58 64 55 80 класс Промежуточ 42 43 50 52 62 50 82 ный класс Мелкая буржу 48 48 52 57 58 55 75 азия Квалифициро 43 43 50 54 60 51 80 ванные рабочие Неквалифици рованные рабо 43 43 51 52 60 50 79 чие По выборке в 45 45 51 55 61 52 79 целом Коэффициент 0,07 0,09 0,04 0,11 0,06 0,09 0,06 0, Eta Итак, украинцы по восприятию разных видов классового конфликта до вольно подобны населению развитых западных стран. Наиболее острым 78 Социология: теория, методы, маркетинг, 2010, Классовое сознание: опыт сравнительного эмпирического изучения осознается конфликт между людьми на вершине общества и в его низах, а наименее актуальным считают конфликт между рабочим и средним клас сом. Оказалось, что объективные классовые позиции практически не влия ют на восприятие конфликта в обществе: представители разных социаль ных классов подобным образом оценивают разные виды конфликта. Как тенденцию следует отметить, что несколько острее воспринимают все виды конфликта представители рабочего класса. Конечно, знание спектра соци альных установок населения Украины в отношении разного вида конфлик тов было бы продуктивно сопоставить с фиксацией того, как эти установки реализуются в реальных социальных конфликтах разного типа — забастов ках, производственных и бытовых конфликтах.

Предварительные выводы и заключение Если следовать предложенной Манном типологии уровней зрелости классового сознания, то полученные данные позволяют судить о состоянии двух его нижних уровней в западных странах и в Украине.

Очевидно, что первый уровень классового сознания — уровень классо вой идентификации — достаточно сформирован во всех сравниваемых стра нах, поскольку около двух третей представителей рабочего и среднего клас сов идентифицируют себя с соответствующими классовыми позициями.

Связь между объективным и субъективным рабочим классом оказалась до вольно сильна во всех странах, причем в постсоветской Украине она выше, чем в развитых капиталистических обществах (значение Eta 0,43 и 0,31 со ответственно).

Анализ ряда показателей второго уровня классового сознания — осозна ния людьми противоположности классовых интересов (операционализи рованных в данном проекте в виде установок относительно социального не равенства) — показал, что высокий уровень классовой идентичности не га рантирует адекватного осознания представителями разных классов специ фичности их классовых интересов. В целом классовые различия в социаль ных установках низкие — значение Eta до 0,15. Причем проблема не в рабо чем классе — как раз установки его представителей вполне ожидаемы и объ яснимы, а именно: высокий уровень восприятия и неравенства в доходах, несправедливости заработной платы, необходимости перераспределения доходов и осознания разных видов классового конфликта. Скорее, предста вители мелкой буржуазии и верхнего служебного класса слабо осознают специфичные интересы, которые отличали бы их от других классов. Они вполне разделяют критические установки рабочего класса. Фиксируется лишь тенденция (главным образом в западных странах) более критичного восприятия рабочим классом социального неравенства в доходах и заработ ной плате и наличия социальных конфликтов по сравнению с представите лями других классов, однако эти различия отнюдь не выражают ситуацию классового противостояния.

Резюмируя результаты, важно сформулировать и обсудить проблемы теоретической концептуализации и эмпирического измерения классового сознания, которые могут влиять на адекватность сделанных выводов.

Во первых, вывод о высоком уровне классовой идентичности респон дентов (в частности, рабочих) нуждается, на мой взгляд, в дополнительной Социология: теория, методы, маркетинг, 2010, 4 Елена Симончук проверке, поскольку заложенный в проекте ISSP подход к измерению клас совой идентичности кажется мне недостаточно надежным. Как показал опыт его применения, в ситуации массового опроса респонденты довольно легко идентифицируют свою классовую принадлежность при наличии за крытой шкалы с перечнем классовых категорий. Однако в практике глубин ных интервью с рабочими я сталкивалась с тем, что их классовая идентифи кация отнюдь не является спонтанной и четкой, она, скорее, ситуативная и формальная, не имеющая эмоционального наполнения и значимости в по вседневной жизни. На мой взгляд, нужны более тонкие методические ин струменты для изучения классовой идентичности1.

Во вторых, стоит поставить вопрос: отражают ли данные о слабой связи социального класса и установок реальное положение дел или все таки на них влияет проблема измерения? Например, Майкл Уоллес и Азамат Джеппер сон [Wallace, Jepperson, 2004] предположили, что слабое воздействие класса на социальные установки представителей капиталистического класса можно объяснить тем фактом, что в выборку массовых опросов крайне редко попа дают владельцы и менеджеры крупного и среднего бизнеса, а также государ ственные служащие и администраторы высшего звена, которые, собственно, и являются носителями интересов, противоположных интересам рабочего класса. Мелкие же работодатели и самозанятые вполне могут разделять с на емными работниками некоторую враждебность по отношению к крупным корпорациям, их владельцам и менеджерам. Соглашусь с авторами, которые полагают, что представительство крупного и среднего капитала в выборке не избежно выявило бы ожидаемую оппозицию классовых интересов.

В третьих, на основании имеющихся данных можно уверенно говорить о наличии у большинства людей во всех классах и во всех странах глубинно го недовольства, направленного против капиталистов и руководителей биз неса2. Однако, несмотря на фиксирование высокого уровня негативных классовых установок, использованный нами методический инструмент имеет ряд ограничений, не позволяющих судить о перспективах формиро вания революционной сознательности. Первое ограничение — он применим для измерения только двух нижних уровней зрелости классового сознания (классовой идентичности и осознания классовых интересов). Для преодо ления этого ограничения необходим поиск и апробирование методических подходов, адекватных и достаточных для суждений о более высоких уров нях сознания3. Второе ограничение состоит в том, что заложенный в проект подход не дает эмпирических возможностей для изучения связи между классовым сознанием и классовым действием. Очевидно, что если рабочие 1 Удачным примером является, например, методика изучения классовой идентичнос ти Райта. Желательно найти возможность ее апробации и проверки полученных данных.

2 Кстати, в западных обществах в большей мере фиксируются ожидаемые классовые установки (то есть выше влияние классовой позиции на социальные установки), в то вре мя как сила связи объективного и субъективного класса относительно больше в Украине.

3 Необходим отечественный опыт применения таких тонких методических подходов, как, например, этнографическое исследование забастовки, которое может обеспечить важную информацию о динамике потенциально революционной ситуации на микро уровне [Fantasia, 1988], биографическое исследование смены классовой идентичности [Skeggs, 1997, 2003] и т.п.

80 Социология: теория, методы, маркетинг, 2010, Классовое сознание: опыт сравнительного эмпирического изучения разделяют убеждения о высоком уровне классовой оппозиции, само по себе это еще не гарантирует, что они будут действовать как класс с целью измене ния социальных обстоятельств их жизни. Дальнейшего исследования (и со ответственно поиска адекватных методических подходов) требуют следую щие важные вопросы. Какова в украинском обществе реальная связь между классовым сознанием и классовыми действиями? Каковы причины того, что крайне высокий уровень установок в отношении социального нераве нства доходов и восприятия разного вида социальных конфликтов как “острых” не реализуется в протестных практиках? Почему не формируются следующие, более высокие уровни классового сознания?

В четвертых, очевидно, что для уверенных выводов о состоянии клас сового сознания в Украине нужны данные как национальных массивов раз ных лет (сопоставление которых позволит понять, каким образом оно изме няется под влиянием различных исторических условий), так и международ ных массивов (чтобы судить о специфике классового сознания в разных по литических, экономических, культурных средах). Ограниченность же пред принятого в этой статье анализа состояния классового сознания в украин ском обществе, с одной стороны, связана с наличием национальных данных только одного года (2009), что не позволяет судить, как изменялся уровень поляризации классовых интересов в Украине в разные исторические перио ды;

увеличивалась или уменьшалась доля людей, имеющих классовую идентичность. С другой стороны, все сформулированные выводы носят предварительный характер, поскольку сделаны на основе сравнения дан ных 10 летней давности. Польза такого предварительного анализа — в воз можности развить теоретическую чувствительность к проблематике клас сового сознания, освоить разработанные специально для проекта ISSP тео ретико методологические подходы исследования классового сознания, ап робировать соответствующие методики и статистический аппарат анализа данных.

В пятых, остаются сомнения по поводу того, как концептуализировать такое сложное и динамическое явление, как классовое сознание, и каким об разом его измерять. Вполне оправданно, что в целях сравнительного иссле дования за основу были взяты инструментарий и схема анализа, заложен ные в методическом аппарате исследования ISSP. На мой взгляд, необходи мо обсудить, насколько такой подход валиден для анализа классового со знания в постсоветских обществах. Представленные данные интересно было бы сравнить с результатами изучения классового сознания, предпри нятого в рамках других теоретико методологических подходов.

Несмотря на изложенные выше ограничения, полученные данные дают представление о латентных классовых конфликтах, которые, не реализуясь в открытой форме, тем не менее формируют социальные и культурные из менения в западном и постсоветском обществах. Поэтому у меня нет сомне ний в важности непрерывного изучения тезиса Маркса о связи между клас совой поляризацией и классовым сознанием в нереволюционные периоды развития капитализма. В связи с этим важными исследовательскими зада чами, на мой взгляд, являются создание и апробирование модели монито ринга разных уровней классового сознания в украинском обществе, а также связи классового сознания и классового действия (задача, которая не охва тывается методологической программой ISSP). Наши данные могут пред Социология: теория, методы, маркетинг, 2010, 4 Елена Симончук ставлять собой контрольные показатели уровня классового сознания для будущих исследований, которые (при условии регулярного проведения) способны пролить свет на зависимость колебаний уровня классового созна ния от реальных изменений в экономике и политической сфере. Надеюсь, что представленные данные послужат вкладом в актуализацию этой класси ческой социологической проблематики в повестке дня отечественных ис следований.

Литература Грамши А. Тюремные тетради : в 3 х ч. Ч. 1 / Грамши А. — М. : Политиздат, 1991.

Дилигенский Г.Г. Некоторые методологические проблемы исследования психологии больших социальных групп / Дилигенский Г.Г. // Методологические проблемы соци альной психологии / Под ред. Е.В. Шороховой. — М.: Наука, 1975. — С.196–205.

Лукач Г. История и классовое сознание. Исследования по марксистской диалектике / Лукач Г. ;

пер. с нем. С. Земляного. — М. : Логос Альтера, 2003.

Манхейм К. Идеология и утопия. Ч. 1 / Манхейм К. — М. : ИНИОН РАН, 1992.

Маркс К. Манифест коммунистической партии. Т. 4 / К. Маркс, Ф. Энгельс // Сочи нения. — [2 е изд.]. — М. : Гос. изд во политической литературы, 1955. — С. 419–459.

Маркузе Г. Эрос и цивилизация. Одномерный человек: Исследование идеологии развитого индустриального общества / Маркузе Г. ;

пер. с англ., послесл., примеч.

А.А. Юдина ;

сост., предисл. В.Ю. Кузнецова. — М. : ACT, 2002.

Aronowitz S. False promises: The Shaping of American Working Class Consciousness / Aronowitz S. — N. Y. : McGraw Hill, 1973.

Bott E. Family and social network / Bott E. — London : Tavistock, 1957 (1971).

Bottero W. Class Identities and the Identity of Class / W. Bottero // Sociology. — 2004. — Vol. 38, № 5. — P. 985–1003.

Braun M. On Measuring Societal Conflict. Unpublished memorandum / Braun M. — (Mannheim, Germany, 1994).

Brint S. The Politics of Professionals in Five Advanced Industrial Societies / Brint S., Cunningham W.L., Lee R.S. // Citizen Politics in Post Industrial Societies. — Westview Press, 1997. — P. 113–142.

British and European Social Attitudes: The 15th BSA Report / [R. Jowell, J. Curtice, A. Park, A. Brook, K. Thomson, C. Bryson, eds.]. — Aldershot : Ashgate, 1998.

British Social Attitudes: Special International Report / R. Jowell, Sh. Witherspoon, L. Brook, eds. — Aldershot : Gower, 1989.

Buttel F.H. Sources of Working Class Consciousness / F.H. Buttel, W.L. Flinn // Sociological Focus. — 1979. — № 12. — P. 37–49.

Cappelli P. Change at Work / [Cappelli P., Bassi L., Katz H., Knoke D., Osterman P., Useem M.]. — N. Y. : Oxford University Press, 1997.

Chinoy E. Automobile Worker and the American Dream / Chinoy E. — Boston : Beacon Press, 1955.

Class imagery // Oxford Dictionary of Sociology / J. Scott, G. Marshall (Eds.). — Oxford University Press, 2005. — P. 74.

Centers R. The Psychology of Social Classes / Centers R. — Princeton ;

N. J. : Princeton University Press, 1949.

Class Awarness // Oxford Dictionary of Sociology / J. Scott, G. Marshall (Eds.). — Oxford University Press, 2005. — P. 72–73.

Davis M. Prisoners of the American Dream: Politics and Economy in the History of the U.S. Working Class / Davis M. — London : Verso, 1986.

Delhey J. Inequality and Attitudes. Postcommunism, Western Capitalism and Beyond / Delhey J. — (Wissenschaftszentrum Berlin fr Sozialforschung (WZB), 1999. FS III 99 — 403).

82 Социология: теория, методы, маркетинг, 2010, Классовое сознание: опыт сравнительного эмпирического изучения Durrenberger E.P. Explorations of Class and Consciousness in the U.S. / E.P. Durren berger // Journal of Anthropological Research. — 2001. — Vol. 57, № 1. — Р. 41–60.

Edwards R. Contested Terrain: The Transformation of the Workplace in the Twentieth Century / Edwards R. — N. Y. : Basic Books, 1979.

Elster J. Marxism, Functionalism and Game Theory: The case for methodological indi vidualism / J. Elster // Theory and Society. — 1982. — № 11. — Р. 453–482.

Elster J. Making Sense of Marx / Elster J. — Cambridge : Cambridge University Press, 1985.

Esser H. Measuring Social Conflicts. Presentation to the April 1986 Planning Meeting of the ISSP / Esser H., Mohler P., Braun M. — (Mannheim, Germany, 1986).

Evans G. Class Conflict and Inequality / Evans G. // International Social Attitudes: the 10th BSA report. — SCPR, 1993. — P. 123–142.

Evans G. Identifying Class Structure: A Latent Class Analysis of the Criterion Related and Construct Validity of the Goldthorpe Class Schema / G. Evans, C. Mills // European Sociological Review. — 1998. — № 14(1). — P. 87–106.

Fantasia R. Cultures of Solidarity: Consciousness, Action, and Contemporary American Workers / Fantasia R. — Berkeley, CA : University of California Press, 1988.

Goldthorpe J. The Affluent Worker in the Class Structure / [Goldthorpe J., Lockwood D., Bechhofer F., Platt J.]. — Cambridge : Cambridge University Press, 1969.

Halsey A.H. Origins and Destinations: Family, Class and Education in Modern Britain / Halsey A.H., Heath A.F., Ridge J.M. — Oxford : Clarendon Press, 1987.

Heath A. Understanding Political Change: the British Voter 1964–1987 / [Heath A., Jowell R., Evans G., Field J., etc.]. — Oxford : Pergamon, 1991.

Hodge R.W. Class Identification in the United States / R.W. Hodge, D.W. Treiman // American Journal of Sociology. — 1968. — № 73. — P. 535–547.

Huber J. Income and Ideology / J. Huber, W. Form. — N. Y. : The Free Press, 1973.

Ichheiser G. Misunderstandings in Human Relations: a Study in False Social Perception / G. Ichheiser // American Journal of Sociology. — 1949. — № 55. — Р. 1–70.

International Social Attitudes: The 10th BSA Report. Aldershot / R. Jowell, L. Brook, L. Dowds, eds. — Dartmouth Publishing, 1993.

Jackman M.R. Class Awareness in the United States / M.R. Jackman, R.W. Jackman. — Berkeley : University of California Press, 1983.

Kalleberg A.L. Class, Occupation, and Inequality in Job Rewards / A.L. Kalleberg, L.J. Griffin // American Journal of Sociology. — 1980. — № 85. — P. 731–768.

Kelley J. Class and Class Conflict in Six Western Nations / J. Kelley, M.D.R. Evans // American Sociological Review. — 1995. — Vol. 60, № 2. — P. 157–178.

Kelley J. Does the Welfare State Reduce Class Conflict? / J. Kelley, M.D.R. Evans. — (Paper presented through ISA, RC 28 May 1999).

Kluegel J. Beliefs about Inequality / J. Kluegel, E.Smith. — N. Y. : Aldine De Gruyter, 1986.

Leggett J.C. Class, Race, and Labor: Working Class Consciousness in Detroit / Leg gett J.C. — N. Y. : Oxford University Press, 1968.

Levi I. Identity and Conflict / I. Levi // Social Research. — 2007. — Vol. 74, № 1. — P. 25–50.

Lockwood D. Sources of Variation in Working Class Images of Society / D. Lockwood // Sociological Review. — 1966. — № 14. — P. 249–267.

Lockwood D. The Blackcoated Worker: A Study in Class Consciousness / Lockwood D. — [2nd ed.]. — London : Clarendon Press, 1989.

Lopreato J. Class, Conflict, and Mobility: Theories and Studies of Structure / J. Lopreato, L.E. Hazelrigg. — San Francisco : Chandler, 1972.

Mann M. Consciousness and Action Among the Western Working Class / Mann M. — London : Macmill an, 1973.

Социология: теория, методы, маркетинг, 2010, 4 Елена Симончук Marshall G. Repositioning Class / Marshall G. — London : Sage, 1997.

Marshall G. Some Remarks on the Study of Working Class Consciousness / G. Marshall // Politics and Society. — 1983. — № 12. — P. 263–302.

Marshall G. Social Class in Modern Britain / [Marshall G., Newby H., Rose D., Vog ler C.]. — London : Hutchinson, 1988 (1993).

Modern Society and Values. A Comparative Analysis Based on ISSP Project / N. Tos, P. Mohler, B. Malnar, eds. — Ljubljana : FSS, University of Ljubljana ;

Mannheim : ZUMA, 1999.

Popitz H. Technik und Industriearbeit: Soziologische Untersuchungen in der Hutten industrie / [Popitz H., Bahrdt H.P., Jures E.A., Kesting H.]. — Tubingen, 1957.

Rosenberg M. Perceptual Obstacles to Class Consciousness / M. Rosenberg // Social Forces. — 1953. — № 32. — P. 22–27.

Sallach D.L. Class Domination and Ideological Hegemony / D.L. Sallach // The Socio logical Quarterly. — 1974. — № 15. — P. 38–50.

Savage M. Working Class Identities in the 1960’s: Revisiting the Affluent Worker Study / M. Savage // Sociology. — 2005. — № 39 (5). — P. 929–946.

Savage M. Ordinary, Ambivalent and Defensive Class Identities in the Northwest of England / M. Savage, G. Bagnall, B. Longhurst // Sociology. — 2001. — № 34 (4). — P. 875–892.

Skeggs B. Formations of Class and Gender: Becoming Respectable / Skeggs B. — London :

Sage, 1997.

Skeggs B. Class Self Culture / Skeggs B. — London : Routledge, 2003.

Smith T. Inequality and Welfare // British Social Attitudes: Special International Report / Smith T. ;

R. Jowell, S. Witherspoon, L. Brook (eds.). — Aldershot : Gower, 1989.

Sobel M.M. Men Matter More: The Social Class Identity of Married British Women.

1985–1991 / [M.M. Sobel, De M.D. Graaf, A. Heath, Y. Zou] // Journal of the Royal Statistical Society. — 2004. — № 167 (1). — P. 37–52.

Surridge P. Class Belonging: a Quantitative Exploration of Identity and Consciousness / P. Surridge // The British Journal of Sociology. — 2007. — Vol. 58. — P. 207–226.

Tajfel H., Turner J. The Social Identity Theory of Intergroup Behavior / H. Tajfel, J. Turner // S. Worchel, W. Austin. Psychology of Intergroup Relations. — Chicago: Nel son Hall, 1986. — P. 7–24.

Thompson E.P. The Making of the English Working Class. – N.Y.: Random House, 1963.

Vanneman R. The American Perception of Class / R. Vanneman, L.Weber Cannon. — Philadelphia : Temple University Press, 1987.

Vallas S.P. Rethinking Post Fordism: The Meaning of Flexible Work / S.P. Vallas // Sociological Theory. — 1999. — № 17. — P. 68–101.

Wallace M. Finding Class Consciousness in the New Economy / M. Wallace, A. Junisbai // Research in Social Stratification and Mobility. — 2004. — Vol. 20. — P. 385–421.

Wright E.O. Class Counts: Comparative Studies in Class Analyses / Wright E.O. — Oxford : Oxford University Press, 1997.

Wright E.O. The Comparative Project on Class Structure and Class Consciousness: An Overview / E.O. Wright // Acta Sociologica. — 1989. — № 32. — P. 3–32.

Wright E.O. Marxist Class Categories and Income Inequality / E.O. Wright, L. Perrone // American Sociological Review. — 1977. — № 42. — P. 32–55.

Wright E.O. Temporality and Class Analysis: A Comparative Analysis of the Effects of Class Trajectory and Class Structure on Class Consciousness in Sweden and the United States / E.O. Wright, K.Y. Shin // Sociological Theory. — 1988. — № 6. — P. 54–84.

Zapf W. Welfare Survey: Questionnaire / Zapf W. — (Koeln, Germany, 1978).

Zweig F. The Worker in an Affluent Society / Zweig F. — London : Heinermann, 1961.

84 Социология: теория, методы, маркетинг, 2010, СЕРГЕЙ МАКЕЕВ, УДК 316., АНЖЕЛА ПАТРАКОВА, АННА ДОМАРАНСКАЯ, Аннотация На основании данных репрезентативного опроса с использованием модуля ISSP “Социальное неравенство–IV” авторы выясняют, каким видят граждане Ук раины сформировавшийся в стране тип социальной стратификации и каким он должен быть. Применение факторного анализа позволяет обнаружить, где именно, по мнению респондентов, проявляется самая высокая степень нера венства. При помощи специальной процедуры агрегирования селективно ото бранных суждений определяются признаки, дифференцирующие оценки су ществующих неравенств, и конструируется стратифицированная классифи кация респондентов по их восприятию ситуации неравенства.

Среди украинского населения преобладает представление о том, что общест во, в котором они живут, глубоко стратифицировано по биполярному принци пу: масса и очень малочисленные “другие”. Формирование “желаемой” модели стратификации невозможно без основательной модернизации механизма вос производства неравенств. Кроме того, сопоставление последних данных по Украине (2009) и доступных данных по модулю “Социальное неравенство–IV” (1999) предыдущей волны ISSP дает основания утверждать, что украинские граждане оценивают уровень существующих неравенств в социально и лич ностно значимых сферах жизни гораздо более критично, чем население Европы и обеих Америк.

Социология: теория, методы, маркетинг, 2010, 4 Сергей Макеев, Анжела Патракова, Анна Домаранская Ключевые слова: социальная стратификация, социальная структура, шан сы, возможности Сохраняющееся и воспроизводимое во всех типах обществ и во все вре мена неравенство представляет собой не только объект пристального изуче ния для специалистов различного профиля в области социальных и гумани тарных наук, предмет политических дебатов в органах законодательной и исполнительной ветвей власти и повод для дискуссий в средствах массовой коммуникации;

оно также воспринимается и оценивается людьми. Неус транимое присутствие неравенства, точнее, некоего множества ситуаций его проявления как в конкретных сферах общественной жизни, так и на бы товом уровне, сказывается на общественных настроениях вполне опреде ленным образом: социальное неравенство и в целом, и в его разноликих на глядных воплощениях признается безусловным изъяном, проявления и по следствия которого подлежат смягчению или даже нивелированию посред ством проводимой социальными институтами общества политики. Важной составляющей таких настроений являются и более или менее стабильно ар тикулируемые представления о социальной справедливости. Вместе с тем очевидно, что как чувствительность к асимметриям и диспропорциональ ности в доступе к жизненно необходимым и желательным благам и возмож ностям, так и сами эти блага и возможности неравномерно распределены между социальными категориями и территориальными общностями.

Данные, полученные с использованием модуля “Социальное неравен ство–IV”, позволяют в рамках данной статьи составить достаточно точное представление о четырех сюжетах. Во первых, установить, каким видится гражданам Украины сложившийся в стране тип социальной стратифика ции и каким он должен быть, по их мнению. Во вторых, на основании фак торного анализа выявить, где именно неравенство, с точки зрения респон дентов, является наиболее выразительным и, следует полагать, неприемле мым. В третьих, зафиксировать отличия в оценках множественных нера венств разными слоями и категориями населения. В четвертых, понять, как стратифицированы респонденты в зависимости от выносимых ими оценок различных ситуаций неравенства.

Наличный и идеальный тип социальной стратификации Как видно из таблицы 1, почти две трети опрошенных (63%) полагают, что в Украине сложилась разительно асимметричная социальная стратифи кация (тип “А”): практически без средних слоев, но с теми немногими, кто возвышается над многочисленными представителями “социальных низов”.

В настоящий момент в нашем распоряжении есть сравнительные данные только десятилетней давности — для 1999 года. Тогда “тип А” выбрали в ка честве адекватного описания стратификационной модели 66% респонден тов в Латвии, 65% в Болгарии, 59% в России, 57% в Венгрии, 51% в Слова кии, 49% в Польше, 30% в Чехии, 28% в Словении (в Норвегии — 3%). Вряд ли наша ошибка будет велика, если мы предположим, что в 2009 году тип “А” украинцы выбирают наиболее массово если не среди всех (почти 50) стран мира, участвующих в ISSP, то по крайней мере среди европейских. Идеаль 86 Социология: теория, методы, маркетинг, 2010, Дифференциация и стратификация населения Украины ной же большинство опрошенных (49%), уподобляясь гражданам других стран, считают такую модель социальной иерархии, где средняя часть стра тификационной фигуры оказывается наиболее многочисленной (“тип D”).

Между тем и тип “Е” — конфигурация которого почти зеркальна типу “А” и который допустимо трактовать в качестве некоей утопии — по мнению 28% украинцев, вполне приемлем в виде цели социально экономического разви тия. Причем подобное представление весьма распространено в мире: в году в среднем для всех стран–участниц проекта ISSP тип “Е” избрали 24% опрошенных.

Таблица Представления населения Украины о реальном и идеальном типе социальной стратификации, % Как распределены Как должны быть Тип модели Описание модели люди распределены Немногочисленная Тип А элита наверху, мало людей посередине и 63 подавляющее боль шинство внизу Общество как пира Тип В мида: немногочис ленная элита навер ху, более многочис 20 ленный слой посере дине и больше всех людей внизу Похож на пирамиду Тип С типа В, но несколь ко меньше людей в 4 самом низу пира миды Тип D Общество, в кото ром большинство 2 людей находится посередине Тип E Большое количество людей вверху и не 2 большое количество внизу Доля от всех опрошенных;

сумма менее 100%, поскольку не учтены неответившие.

Большинство населения Украины, следовательно, представляет себе общество не столько как стратифицированное согласно приемлемым образ цам, сколько как расколотое на явно преобладающую количественно массу тех, кто внизу, и тонкий “луч” оторвавшихся от обширнейшего основания.

Сущее, по мнению респондентов, разительно не совпадает с должным;

тип социальной стратификации несправедлив, неправилен и подлежит коррек Социология: теория, методы, маркетинг, 2010, 4 Сергей Макеев, Анжела Патракова, Анна Домаранская ции. Содержание довлеющего умонастроения вполне определенно, но оно не является всеобщим, ведь часть опрошенных предъявили иное видение и другое мнение, а также отличное от модального определение ситуации: 4% выбрали тип “С”, а 2% — тип “D”.

Иначе говоря, характеризуя восприятие и оценки неравенства, недоста точно оперировать дихотомией “большинство — меньшинство”, стоит по пытаться представить более детальную общую картину. Разительная асим метрия, когда 9 из каждых 10 опрошенных констатируют наличие неравен ства, — бесспорно, смущающее обстоятельство. Но и в этом случае остается шанс обнаружить и описать ту или иную степень дифференцированности в мнениях и настроениях опрашиваемых. Применяемый опросник содержал более тридцати суждений, касающихся положения дел с неравенством в раз личных социально и индивидуально значимых секторах общественной и по вседневной жизни. Ясно, что оценки ситуаций, индивидуально и социально значимых перспектив в таких секторах могут быть более однородными или, напротив, заметно отличаться друг от друга. Большое количество суждений заведомо предполагает их селекцию, а впоследствии и “сжатие” отобранного материала. Селекция проводилась исходя из неких общих соображений, аг регирование же информации — с помощью факторного анализа.

Оценки неравенств: вариативность на фоне единообразия Процедуре анализа предшествовал отбор суждений. Прежде всего, предпочтение отдавалось тем из них, которые соотносились с порядковой пятибалльной шкалой. Кроме того, для дальнейшего сравнительного ана лиза с целью выявления динамики отношения населения к тем или иным ас пектам проявления неравенства требовалось, чтобы большинство из них были представлены во всех четырех волнах опросов по модулю “Нераве нство” в 1987, 1992, 1999 и 2009 годах. Учитывая перечисленные критерии отбора переменных, в дальнейший анализ были включены 17. Далее пред ставлены материалы, относящиеся исключительно к Украине.

С помощью факторного анализа эти 17 суждений были сгруппированы в пять факторов, объясняющих в целом 56,8% суммарной дисперсии. После ротации методом Варимакс в факторной модели осталось 16 суждений, так как одно (“В Украине каждый имеет равные шансы поступить в универси тет независимо от пола, национальности или социального происхождения”) имело корреляцию меньше, чем 0,4, и было исключено из рассмотрения.

Другими словами, по мнению опрошенных, пол, национальность и социаль ное происхождение в наименьшей мере в сопоставлении с прочими характе ристиками влияют на степень стратифицированности общества: по крайней мере доступность высшего образования не столь откровенно дискримини ровано по полу или национальности. В целом 29% опрошенных убеждены в равенстве шансов, а 40% полагают, будто все обстоит совсем не так. В сужде нии фигурирует и социальное происхождение, но респонденты, очевидно, ориентировались на демографические характеристики. К тому же влияние происхождения выявлялось и другими суждениями.

В таблице 2 представлены факторные нагрузки, с которыми отдельные суждения вошли в конкретные факторы. Как известно, их величина инфор мативна по крайней мере в двух отношениях: чем она больше, тем интенсив нее связь суждения с фактором и, значит, тем более близки между собой 88 Социология: теория, методы, маркетинг, 2010, Дифференциация и стратификация населения Украины входящие в фактор суждения, тем самым конституируя соответствующий фактор.

Таблица Факторы и факторные нагрузки суждений о неравенстве в обществе Факторы (приведены нагрузки, превышающие 0,4) Суждения 1 2 3 4 Насколько важны личные связи с “нужными” людьми для того, чтобы сделать карьеру, достичь 0, успеха?

Насколько важны связи в политических кругах для 0, того, чтобы сделать карьеру, достичь успеха?

Насколько важно давать взятки для того, чтобы 0, сделать карьеру, достичь успеха ?

Насколько важно происхождение из богатой семьи 0, для того, чтобы сделать карьеру, достичь успеха?

Считаете ли Вы справедливой и правильной ситуа цию, когда лица с высоким уровнем доходов могут себе позволить более качественные услуги в сфере 0, охраны здоровья, чем лица с низким уровнем дохо дов?

Считаете ли Вы справедливой и правильной ситуа цию, когда лица с высоким уровнем доходов могут позволить себе купить своим детям более качест 0, венные услуги в сфере образования, чем лица с низ ким уровнем доходов?

Вообще, как бы Вы оценили уровень налогообложе 0, ния лиц с высоким уровнем доходов в Украине?

В Украине слишком большая разница в доходах 0, Правительство обязано уменьшить различие в дохо 0, дах между лицами с высокими и низкими доходами Правительство обязано обеспечить приемлемый 0, уровень жизни для безработных Правительству нужно уменьшить расходы на соци –0, альные выплаты бедным В Украине только выпускники лучших средних школ, гимназий и лицеев имеют наиболее высокие 0, шансы получить образование в университете В Украине только богатые люди могут оплатить об 0, разование в университете Для того, чтобы сделать карьеру в Украине, продви гаться на высшие должности, надо быть коррумпи 0,408 0, рованным Насколько важно получить хорошее образование 0, для карьеры и достижения успеха в жизни?

Насколько важно иметь хорошо образованных ро 0, дителей для карьеры и достижения успеха в жизни?

Дисперсия факторов 3,2 2,4 1,6 1,3 1, Вклад дисперсии в суммарную, % 18,8 14,4 9,3 7,5 6, Социология: теория, методы, маркетинг, 2010, 4 Сергей Макеев, Анжела Патракова, Анна Домаранская Кратко охарактеризуем полученные факторы. Первый, названный нами “внешние обстоятельства карьерного роста и достижения успеха в жизни”, отсылает скорее к негативным предпосылкам и условиям продви жения в профессии и по службе. Они действенны, поскольку люди движут ся к успеху не сами, но силою связей, силою денег (взятки), в силу старто вых возможностей в самом начале профессиональной деятельности, кото рые обеспечиваются высоким материальным статусом семьи. Так, преиму щественно, устроен и функционирует профессионально должностной мир в Украине по мнению части населения. По крайней мере 30% опрошенных считают, что связи с “нужными” людьми “чрезвычайно важны” для карьеры, а еще 29% признают их “очень важными”. В фактор с самой малой нагрузкой (0,408) вошло суждение о том, что и самому надо быть коррумпированным для того, чтобы занимать все более высокие должности. Приверженцы “тео рии капиталов” с легкостью разглядят в этом факторе объединение “соци ального и экономического” капиталов.

Второй фактор уместно определить как “несправедливость”. Суждения “Считаете ли Вы справедливой и правильной ситуацию, когда лица с высоким уровнем доходов могут себе позволить более качественные услуги в сфере охраны здоровья, чем лица с низким уровнем доходов?” и “Считаете ли Вы справедливой и правильной ситуацию, когда лица с высоким уровнем доходов могут позволить себе купить своим детям более качественные услуги в сфере образования, чем лица с низким уровнем доходов?” вошли сюда с нагрузками 0,929 и 0,920 соответственно. Другими словами, те, кто определенным обра зом оценивал предложенную суждением ситуацию в сфере здравоохранения, схожим образом оценивал и ситуацию в сфере образования. Для жителей Украины, напомним, эти ситуации вовсе не прожективны, поскольку в качес тве асимметричной они определяют стратификационную модель, сложившу юся в стране. Почти две трети опрошенных (61%) считают несправедливым, противоречащим современным цивилизационным нормам такое положение дел, при котором доступность важнейших социальных благ (качественные услуги здравоохранения и образования) ставятся в зависимость от уровня материального благосостояния индивида и семьи. Конечно, равный доступ к учреждениям здравоохранения и образования не более чем идеал. Но в разви тых странах давно функционируют системы кредитования и финансирова ния, компенсирующие разницу в финансовом статусе семей и выходцев из них — как в сфере образования, например. Их отсутствие в Украине выдвига ет на первый план именно неравенство в доходах, обеспечивающее заметные преимущества там, где они могли бы быть минимальными.

Третий фактор — “институциональное регулирование неравенства доходов”. С тем, что в Украине слишком большая разница в доходах в году были “полностью согласны” 74% респондентов (в 1999 году в Болгарии эту же опцию ответа выбрали 82% опрошенных, в России — 77%, в Слова кии — 73%, в Венгрии — 68%, в Чехии — 60%). В Украине, как и в странах Восточной Европы, большинство полагается на государство в деле умень шения разницы в доходах. В 2009 году в Украине 62% граждан были полнос тью согласны с утверждением, что это входит в обязанности данного соци ального института (в 1999 году в России — 59%, в Болгарии — 56%, в Венг рии — 47%). Не исключено, что после 2008 года, когда в ходе социально эко номического кризиса высшие руководители государств объявляли приори тетом в деятельности правительств вмешательство в регулирование финан 90 Социология: теория, методы, маркетинг, 2010, Дифференциация и стратификация населения Украины совых рынков, этатистские установки населения также становились более выразительными и стали чаще артикулировать.

Четвертый фактор — “неравенство шансов совершить вертикальную мобильность”. В него вошли три суждения, соглашаясь с которыми в той или иной степени, опрошенные признают, что в стране сложилась стратифи цированная модель получения среднего образования, когда существуют при вилегированные учебные заведения, дающие качественные знания и облегча ющие доступ в престижные университеты. Кроме того, учебные места в них могут быть куплены состоятельными родителями своим детям. И наконец, для продвижения в профессиональной иерархии одних только заслуг явно недостаточно, необходимо оказывать услуги тем, от кого зависишь, и прини мать от тех, кто зависит от тебя, то есть “быть коррумпированным”, как это и сформулировано в суждении. Причем в этот фактор суждение входит с боль шей факторной нагрузкой (0,602), чем в первый: там, ближе к высшим дол жностям, следует обладать умением оказывать услуги и принимать их.

В пятом факторе — “условия социализации” — объединены два сужде ния, преимущественно соглашаясь с которыми, респонденты тем самым признают глубокое неравенство стартовых возможностей для жизненной и профессиональной самореализации. Капитал в виде высшего образования родителей увеличивается также вследствие успешной учебы в университе тах с сильным преподавательским составом, хорошо оснащенными лабора ториями и библиотеками. Иначе говоря, украинцы убеждены, что неравен ство в достижениях предопределено неравенством происхождения, а жиз ненные шансы изначально распределены неравномерно.

Следующий шаг состоял в том, чтобы установить, какие характеристики индивидов предопределяют отличия в оценках ситуаций неравенства, кото рые были сгруппированы в пять факторов. Применение дисперсионного ана лиза позволяет вычислить среднее значение каждого из пяти факторов внут ри демографических и социально профессиональных категорий, а фактичес ки — выявить дифференциацию в чувствительности к факторам, к различ ным ситуациям неравенства, представленным отобранными суждениями.

Вычисления проводились в программе ANOVA в пакете SPSS, то есть приме нялся однофакторный дисперсионный анализ, когда выявлялась зависи мость каждого полученного фактора от пола, возраста, образования, типа по селения, региона проживания и самооценки социального статуса (табл. 3).

Ситуации неравенства, обозначаемые 16 ю суждениями, наиболее диф ференцированно оцениваются в зависимости от типа населенного пункта и региона проживания респондента. Для всех пяти факторов отличия статис тически значимы. Мужчины и женщины весьма схожим образом говорят о неравенстве в Украине. Только относительно пятого фактора (“условия со циализации”) мнения расходятся: женщины чаще полагают, что успешность карьерного продвижения зависит от образования родителей и собственных достижений в учебе (0,09 против –0,10 на уровне значимости 5%). Социаль ное положение в обществе дифференцирует оценки трех факторов — “не справедливость” и “институциональное регулирование неравенства дохо дов”, а также “неравенство шансов совершить вертикальную мобильность” (на уровне 5%). В зависимости от возраста три фактора опрошенные интер претируют по разному — “внешние обстоятельства карьерного роста и дости жения успеха в жизни”, “несправедливость”, “неравенство шансов совершить вертикальную мобильность”);

от образования также три — “внешние обстоя Социология: теория, методы, маркетинг, 2010, 4 Сергей Макеев, Анжела Патракова, Анна Домаранская тельства карьерного роста и достижения успеха в жизни”, “несправедли вость” и “неравенство шансов совершить вертикальную мобильность”.

Таблица Распределение факторных значений в различных слоях и категориях населения* “Институциональное ре “Внешние обстоятельст гулирование неравенст “Неравенство шансов ва карьерного роста и достижения успеха в “Несправедливость” совершать вертикаль “Условия социализа ную мобильность” ва доходов” жизни” ции” N Параметры Среднее значение факторов Пол Мужской 0,05 0,04 –0,03 0,03 –0,10 Женский –0,05 –0,04 0,02 –0,03 0,09 Значимость 0,135 0,225 0,324 0,328 0, Возраст 18–29 лет 0,06 0,18 –0,08 –0,17 –0,02 30–39 лет 0,05 0,20 0,03 0,07 –0,08 40–49 лет 0,16 0,03 –0,08 0,12 0,03 50–59 лет 0,02 –0,11 –0,08 0,15 0,01 60–69 лет –0,24 –0,40 0,05 –0,06 –0,07 70+ лет –0,29 –0,23 0,05 –0,05 0,22 Значимость 0,000 0,000 0,496 0,009 0, Образование Начальное –0,24 –0,19 0,16 0,17 –0,10 Полное среднее 0,01 –0,06 0,02 0,03 0,01 Высшее 0,06 0,20 –0,10 –0,12 0,02 Значимость 0,037 0,000 0,061 0,024 0, Тип населенного пункта Село –0,11 –0,06 0,12 0,03 –0,11 Поселок городского –0,31 –0,00 0,14 0,09 0,12 типа Маленький город –0,36 0,34 –0,19 –0,48 0,22 Средний город –0,06 –0,21 0,21 0,04 –0,25 Большой город 0,15 –0,11 –0,17 –0,20 –0,03 Очень большой город 0,20 0,27 –0,12 0,21 0,25 Значимость 0,000 0,000 0,000 0,000 0, 92 Социология: теория, методы, маркетинг, 2010, Дифференциация и стратификация населения Украины Окончание табл. Регион Западный –0,16 –0,05 0,13 –0,18 –0,20 Центральный 0,08 0,12 0,01 –0,19 –0,01 Южный 0,17 –0,15 0,13 0,22 0,10 Восточный –0,10 0,09 –0,27 0,11 0,09 Значимость 0,000 0,007 0,000 0,000 0, Социальное положение в обществе** Высокое –0,42 0,28 –0,61 –0,54 0,01 Среднее –0,00 0,12 –0,06 –0,06 –0,04 Низкое 0,02 –0,17 0,11 0,11 0,05 Значимость 0,172 0,000 0,001 0,002 0, * Отличия статистически значимы, если в строке “Значимость” указаны величины в диапазоне 0,01–0,05, то есть на уровне 1% или 5%.

** В анкете социальное положение респондентов просили оценить по десятибалльной шкале, где 1 — самое низкое, а 10 — самое высокое социальное положение. Группи ровка производилась следующим образом: с 1 го по 3 е — низкое социальное положе ние в обществе;

с 4 го по 7 е — среднее;

с 8 го по 10 е — высокое.

Неравенства, описываемые первым фактором (“внешние обстоятель ства карьерного роста и достижения успеха в жизни”), различно тракту ются респондентами разного возраста и проживающими в разных типах по селений и разных регионах страны. 40–49 летние опрошенные, а также про живающие в крупнейших городах Южного и Центрального регионов наибо лее часто подтверждают наличие такого рода неравенств. Другими словами, по их мнению, если вы намерены добиваться успехов в жизни и работе, то преимущества вам обеспечат связи с влиятельными людьми, происхожде ние или взятки. При этом те, кто вышел на пенсию (60 лет и старше), а также жители малых городов Восточного и Западного регионов настроены гораз до более умеренно.

Неравенство в доступности качественных образования и медицинских услуг (фактор “несправедливость”) чаще констатируют респонденты пен сионного возраста, жители сельской местности, Южного и Западного реги онов. Но чем моложе опрошенные, чем выше уровень их образования и чем крупнее город, в котором они живут, чем более высокое положение они за нимают в обществе, тем охотнее признают справедливой и приемлемой си туацию в неравенстве предоставления услуг, как в сфере медицины, так и в сфере образования.

Вмешательство государства, направленное на выравнивание шансов и уровней материальной обеспеченности (фактор “институциональное регу лирование неравенства доходов”), более склонны поддерживать люди, за нимающие низкое положение в обществе, жители средних по размеру горо дов и сельской местности, жители Западного и Южного регионов. Несог ласных с подобным вмешательством больше среди занимающих высокое положение в обществе, жителей крупных городов, а также Восточного реги Социология: теория, методы, маркетинг, 2010, 4 Сергей Макеев, Анжела Патракова, Анна Домаранская она. В данном случае мнения респондентов не зависят ни от пола, ни от воз раста, ни от образования.

С суждениями о том, что качественное среднее образование, происхож дение из состоятельной семьи (фактор “неравенство шансов совершить вертикальную мобильность”) дают заведомое превосходство в конкурен ции за привлекательные рабочие места и статусные позиции, охотнее согла шаются респонденты в возрасте 40–59 лет, с начальным образованием, жи тели городов с населением более миллиона человек, сел и поселков город ского типа, Восточного и Южного регионов, а также индивиды с низким со циальным статусом. Противоположного мнения чаще придерживаются мо лодые люди до 30 лет, люди, окончившие высшие учебные заведения, и те, кто занимает высокое социальное положение.

Обучение в лучших школах, университетах и институтах, а также хоро шее образование родителей (фактор “условия социализации”) считают де терминантами неравенства скорее женщины, чем мужчины, жители горо дов миллионников, жители Восточного и Южного регионов. В Западном и Центральном регионах, в сельской местности значимость данных обстоя тельств для достижения жизненного успеха артикулируется менее вырази тельно.

Стратификация населения по оценкам неравенств Информативным дополнением к наблюдаемой вариативности оценок неравенств, выносимых респондентами, является их стратификация — как оценок, так и опрошенных. Индивиды, бесспорно, размещаются в некоем иерархическом континууме, на одной оконечности которого сосредоточи ваются носители радикальных представлений о неравенстве (неравенство повсеместно и глубоко), а на другой, через ряд промежуточных состояний — носители толерантных представлений, согласно которым неравенство из бирательно, с относительно мягкими негативными последствиями прису тствует в повседневной индивидуальной и коллективной жизни людей. Как известно, метрику подобного континуума наиболее надежно задает коррек тно сконструированный и валидизированный социологический тест. Одна ко в отечественной социологии известен, пожалуй, единственный случай разработки такого инструмента: предложенный и обоснованный Е.Голова хой и Н.Паниной тест для измерения социального самочувствия и построе ния соответствующего интегрального индекса [Головаха, Панина, 1997].

Логики и предложенных в названной работе процедур мы и будем при держиваться, предварительно оговорив неизбежность некоторых отклоне ний. Самое существенное тут состоит в том, что дизайнеры блока “Социаль ное неравенство — IV” в ISSP не имели в виду создание теста, предусматри вающего построение “индекса восприятия неравенства”. К тому же от пер вой к четвертой волне опроса по данному блоку увеличивалось количество ситуаций неравенства, подлежащих оценке. Но цель оставалась прежней:

все более детализированное, по отдельным или нескольким признакам меж национальное сравнение отличий и сходств в отношении граждан к нераве нствам. Чтобы убедиться в этом, достаточно ознакомиться с третьим разде лом опубликованной в 2009 году и посвященной 25 летию исследований в рамках ISSP книги, в которой трактуются проблемы неравенства [Kelley, Evans, 2009].

94 Социология: теория, методы, маркетинг, 2010, Дифференциация и стратификация населения Украины В отсутствие намерения дизайнеров полевого документа создать тест нам не остается ничего иного как использовать полученные ответы на во просы анкеты для построения индекса. Поисковый характер такого рода ра боты вполне очевиден, но небезынтересен, поскольку дает шанс составить предварительные контуры стратификационного порядка, о котором без определенных вычислений вообще нельзя сказать ничего внятного. Как и в предыдущем случае воспользуемся только суждениями, имеющими пяти балльную шкалу. При этом некоторые из них перекодируем так, чтобы пер вый пункт шкалы (“полностью согласен”, “очень важно”) во всех случаях означал признание максимального неравенства, а пятый (“полностью не со гласен”, “совершенно не важно”) означал констатацию наличия равенства, а ответ “трудно сказать” относился к третьему, “нейтральному” пункту шка лы. Шанс, следовательно, состоит в том, чтобы в виде идеального типа полу чить пять категорий носителей представлений: неэгалитарного, смешанно го с преобладанием неэгалитарных оценок, смешанного с равной долей эга литарного и стратифицированного, смешанного с преобладанием эгалитар ных оценок, эгалитарного. Как все помнят, эмпирический тип ожидаемо бу дет отличаться от идеального, однако заранее нельзя сказать, в каких про порциях будут представлены отдельные категории.


В окончательный вариант нашего “теста” вошло 29 суждений, причем массив формировался только из тех анкет, в которых есть ответы на все из них. В результате, из первоначального количества в 2012 анкет в массиве осталась 1671. В таблице 4, следуя авторитетному разъяснению Е.Головахи и Н.Паниной о том, что внутренняя согласованность пунктов теста, измеря емая коэффициентом Кронбаха, важнее корреляций отдельных пунктов теста [Головаха, Панина, 1997], мы представляем соответствующие расчеты (выполнены в пакете SPSS).

Таблица Статистические показатели связи отдельных суждений, включенных в построение индекса, и суммарного показателя по 29 суждениям Корреляция Кронба между пунк ха, если Суждения том и суммой пункт уда остальных лен пунктов 1. Насколько важно происхождение из богатой семьи для со 0,4 0, вершения карьеры, для достижения успеха?

2. Насколько важно иметь хорошо образованных родителей 0,3 0, для совершения карьеры, для достижения успеха?

3. Насколько важно получить хорошее образование для совер 0,2 0, шения карьеры, для достижения успеха?

4. Насколько важно человеку иметь амбиции, честолюбие для 0,2 0, совершения карьеры, для достижения успеха?

5. Насколько важно тяжело и упорно трудиться для соверше 0,1 0, ния карьеры, для достижения успеха?

6. Насколько важны личные связи с “нужными” людьми для 0,4 0, совершения карьеры, для достижения успеха?

7. Насколько важны связи в политических кругах для совер 0,3 0, шения карьеры, для достижения успеха?

Социология: теория, методы, маркетинг, 2010, 4 Сергей Макеев, Анжела Патракова, Анна Домаранская Окончание табл. 8. Насколько важно давать взятки для совершения карьеры, 0,3 0, для достижения успеха?

9. Насколько важна национальность для совершения карьеры, 0,2 0, для достижения успеха?

10. Насколько важна исповедуемая человеком религия для со 0,1 0, вершения карьеры, для достижения успеха?

11. Насколько важно быть мужчиной или женщиной для со 0,2 0, вершения карьеры, для достижения успеха?

12. Для того чтобы сделать карьеру в Украине, продвигаться 0,3 0, на высшие должности, надо быть коррумпированным 13. В Украине только выпускники лучших средних школ, гим назий и лицеев имеют наиболее высокие шансы получить уни 0,3 0, верситетское образование 14. В Украине только богатые люди могут себе позволить 0,4 0, оплачивать университетское образование 15. Что бы Вы сказали о том, сколько Вы зарабатываете? 0,2 0, 16. В Украине слишком большая разница в доходах 0,2 0, 17. Правительство обязано уменьшить различие в доходах 0,3 0, между лицами с высокими и низкими доходами 18. Правительство обязано обеспечить приемлемый уровень 0,2 0, жизни для безработных 19. По Вашему мнению, должны ли люди с высокими дохода ми платить более высокие налоги, чем люди с низкими дохода 0,3 0, ми, или такие же, или даже меньше?

20. Считаете ли Вы свою заработную плату справедливой? 0,2 0, 21. Насколько острый конфликт в Украине между бедными и 0,3 0, богатыми?

22. Насколько острый конфликт в Украине между рабочим и 0,4 0, средним классом?

23. Насколько острый конфликт в Украине между руководя 0,4 0, щим персоналом и работниками?

24. Насколько острый конфликт в Украине между людьми на 0,4 0, вершине общества и людьми из низов общества?

25. В Украине каждый имеет равные шансы поступить в уни верситет независимо от пола, национальности или социально 0,2 0, го происхождения 26. Правительству нужно уменьшить расходы на социальные 0,2 0, выплаты бедным 27. Вообще, как бы Вы оценили уровень налогообложения лиц 0,2 0, с высоким уровнем доходов в Украине?

28. Считаете ли Вы справедливой и правильной ситуацию, когда лица с высоким уровнем доходов могут себе позволить 0,3 0, более качественные услуги в сфере здравоохранения, чем лица с низким уровнем доходов?

29. Считаете ли вы справедливой и правильной ситуацию, ког да лица с высоким уровнем доходов могут позволить себе ку 0,3 0, пить своим детям более качественные услуги в сфере образо вания, чем лица с низким уровнем доходов?

96 Социология: теория, методы, маркетинг, 2010, Дифференциация и стратификация населения Украины Коэффициент надежности ( Кронбаха) для всех 29 суждений равен 0,763. В статистической литературе такое значение признается приемлемо надежным и, значит, применимым к описанию конкретных ситуаций, в на шем случае — ситуаций неравенств. Удаление какого либо суждения су щественно не сказывается на величине коэффициента, что также считается аргументом в пользу присутствия суждения в списке.

Индекс вычисляется как среднее арифметическое ответов, которые рес пондент дал на 29 суждений. Все коды ответов суммируются и делятся на общее количество. Индекс, естественно, принимает значения от единицы до пяти. Минимальное значение 1 означает, что респондент ответил на все суж дения кодом 1 (29/29);

максимальное значение 5 означает, что респондент ответил на все суждения кодом 5 (145/29). Однако полученное эмпиричес кое распределение начинается со значения 1,1 и заканчивается значением 3,6. Другими словами, в массиве нет анкеты, где во всех 29 суждениях был бы отмечен код 1 или же код 5. Значение 1,1 означает, что респондент отме тил код 1 в 26 суждениях, дважды выбрал код 2 и один раз код 3. В его отве тах преобладает код 1, который относится к категории носителей представ ления о максимальном неравенстве. Значение 3,6 означает, что респондент раз выбрал код 5, 7 раз выбрал код 4, 7 раз — код 3, 5 раз — код 2 и 1 раз — код 1.

((9 5) + (7 4) + (7 3) + (5 2) + 1))/29. Среди его ответов преобладает код 5, который мы вправе отнести к категории носителей эгалитарных пред ставлений о неравенстве. Распределение средних, как видно на рисунке, оказывается достаточно близким к нормальному, что говорит скорее в по льзу методики, чем против нее.

Частота 1,0 1,5 2,0 2,5 3,0 3,5 4, Индекс Среднее = 2,5;

Медиана = 3;

Стандартное отклонение = 0,4;

Дисперсия = 0,2;

Скос = –0,2;

Минимум = 1;

Максимум = Рисунок. Гистограмма частот среднего арифметического Социология: теория, методы, маркетинг, 2010, 4 Сергей Макеев, Анжела Патракова, Анна Домаранская На заключительном этапе построения стратифицированной классифи кации средние объединяются в категории, репрезентирующие носителей тех или иных представлений о неравенстве. Задача остается прежней — по лучить 5 категорий, каждая из которых представляет свой диапазон, хотя алгоритмизировать построение полностью не удается. Общее соображение состоит в том, что распределение нормальное и, таким образом, равные диа пазоны исключаются. Отсюда следует, что средние категории могут быть с равными диапазонами, а крайние должны сложиться по остаточному при нципу. Сперва определим размах средних, отправляясь от среднего от пяти (2,5), отнимая и плюсуя значение дисперсии (0,2). Получаем среднюю (тре тью по счету) категорию со значениями от 2,3 и до 2,69 с различиями между крайними точками 0,39. Соответственно первую категорию от 1,1 до 1, вторую — от 1,9 до 2,29, четвертую — от 2,7 до 3,09, пятую — от 3,1 до 3, (табл. 5).

Таблица Стратификация населения Украины по категориям в соответствии с представлениями о неравенстве Диапазон средних Категории Частота % для категории Носители преимущественно неэгалитарных 1,1–1,89 81 4, представлений Носители скорее неэгалитарных представлений 1,9–2,29 321 19, Носители как неэгалитарных, так и эгалитар 2,3–2,69 697 41, ных представлений Носители скорее эгалитарных представлений 2,7–3,09 439 26, Носители преимущественно эгалитарных пред 3,1–3,62 133 8, ставлений В целом 1671 Ясно, что когда исходным пунктом окажется не средняя (2,5), а медиана (3), тогда произойдет сдвиг вправо и несколько уменьшится удельный вес носителей эгалитарных представлений. Быть может поступать так коррект нее, но в данном контексте принципиальнее продемонстрировать и обосно вать возможности подхода. Во всяком случае, если вообразить украинское общество в виде некоего “пространства неравенств”, сегментированного по 29 суждениям, а также следовать предложенному схематизму группировки средних, то обозначится заметно иной по сравнению с содержащимся в таб лице 1 образ социального целого. Иной хотя бы потому, что оценивается не распределение индивидов в обществе, но респондентов просят высказать мнение относительно, как правило, наличия или отсутствия неравенства в конкретном сегменте пространства совместной жизни людей. И тогда полу чается, что около трети граждан страны (34%) являются носителями пре имущественно и скорее эгалитарных представлений, четверть (24%) пре имущественно и скорее неэгалитарных, а 42% в равной степени тех и других.

98 Социология: теория, методы, маркетинг, 2010, Дифференциация и стратификация населения Украины Выводы • Как следует из представленных материалов, преобладающее настрое ние граждан Украины вполне определенно: общество, в котором им приходится жить, глубоко стратифицировано, явно тяготея к биполяр ному схематизму: масса и немногочисленные “остальные”. Для дости жения “желательной” стратификационной модели механизм воспроиз водства неравенств должен быть кардинально модернизирован.

Есть основания полагать, что в 2009 году население страны оценивало • степень существующих неравенств в социально и личностно значимых областях жизни заметно критичнее, чем население Европы и обеих Америк. По крайней мере доступные для 1999 года сравнительные дан ные по предыдущей волне ISSP модуля “Социальное неравенство” дают аргументы именно такого рода.


Подобная доминантная установка вовсе не исключает того, что имеются • носители гораздо более умеренных воззрений на ситуацию с неравенст вом в стране, не усматривающие никаких аномалий в наличном порядке доступа к благам, шансам и возможностям. Они малочисленны и чаще встречаются среди тех, кто занимает высокостатусные позиции, нахо дится в трудоспособном возрасте и проживает в крупнейших городских агломерациях.

И напротив, чем старше респонденты, чем меньше лет они обучались в • учебных заведениях, чем меньше населенный пункт, в котором они про живают, тем менее они толерантны в своих оценках доступности учреж дений образования и здравоохранения для индивидов с разными дохо дами.

В зависимости от конкретной ситуации неравенств дифференциация • оценок предопределяется разным набором признаков (пол, возраст, об разование, тип поселения, регион проживания, социальное положение в обществе). Для ситуаций, сгруппированных в пять факторов, универ сальными оказались только тип населенного пункта и регион прожива ния. Наименее дифференцирующим признаком оказался пол опрошен ных: мужчины и женщины в Украине воспринимают ситуации нераве нства схожим образом.

Как следует из ответов респондентов по поводу 29 суждений о неравен • стве, интенсивность стратифицированности неодинакова в разных сег ментах “пространства возможных неравенств” и в неизбежном упроще нии выглядит так: в одних велика, в других заметна, в третьих незначи тельна. Массовая убежденность индивидов в концентрации нераве нства в жизненно важных сферах жизнедеятельности людей приводит к тому, что эта убежденность становится доминантным критерием фор мирования образа общества.

В массовом сознании фактически сосуществуют два неравномасштаб • ных представления о степени стратифицированности украинского об щества: разительно асимметричный и гораздо более сбалансированный.

Таковы же и два способа видения процессов, результатов и эффектов социально экономического расслоения.

Социология: теория, методы, маркетинг, 2010, 4 Сергей Макеев, Анжела Патракова, Анна Домаранская • Неверно спрашивать, какой из них дает более точную картину: оба дают искаженную. Постоянное присутствие такого рода социальной аберра ции запрещает исследователю прямо отождествлять мнения и оценки с собственно характеристиками “реальности”, что бы ни понимать под этой последней. Итак, было заблуждением полагать, будто “в среднем” (или “в общем и целом”) установки и оценки неравенств в приемлемом приближении отражают социальные и материальные условия повсе дневной жизни. Но хотя связь тут отнюдь не прямая, исследователь по стоянно помнит, что мнения и оценки способны побуждать людей к действиям (иметь “реальные последствия”), поскольку для подавляю щего большинства мир таков, каким они его видят.

Литература Головаха Е.И. Интегральный индекс социального самочувствия (ИИСС): конструи рование и применение социологического теста в массовых опросах / Е.И. Головаха, Н.В. Панина. — К. : Стилос, 1997. — 63 с.

Kelley J. Economic development reduces tolerance for inequality: a comparative analysis of thirty nations / J. Kelley, M.D.R. Evans ;

еd. by M. Haller, R. Jowell, T.W. Smith // The International Social Survey Programme, 1984–2009 : Charting the Globe. — London;

New York, 2009. — P. 49–71.

100 Социология: теория, методы, маркетинг, 2010, АЛЕКСАНДР РАХМАНОВ, УДК 316., Аннотация Статья посвящена особенностям легитимации частной собственности в пра вославии. В работе раскрыты причины противоречивого характера православ ных догматов в отношении собственности, их отличия от догматов западного христианства. По мнению автора, нравственный фундамент существования частной собственности в странах с православной традицией главным образом сформировался на основе взаимовыгодных отношений между церковью и соб ственниками. Экономическая поддержка церкви со стороны собственников воспроизводит легитимацию частной собственности, поскольку церковь пуб личными действиями сакрализирует акты присвоения и способствует соци альному признанию собственников.

Ключевые слова: православие, легитимация, частная собственность, собст венники Введение Отношение людей к частной собственности в значительной мере опре деляется влиянием религиозных догматов и церковных институтов. Рели гия как социальный институт в течение тысячелетий устанавливала мо рально этические рамки и духовные стимулы поведения в экономической жизни. Внимание к конфессиональным особенностям основных ветвей христианства позволило М.Веберу обосновать концепцию влияния протес тантской этики на развитие капитализма на Западе. В дальнейшем эконо мическое отставание непротестантских обществ по большей части объясня лось отсутствием религиозно этических предпосылок развития капиталис тических отношений. Однако факт формирования класса крупных собст Социология: теория, методы, маркетинг, 2010, 4 Александр Рахманов венников в постсоветских странах с православной традицией заставляет пе ресмотреть проблему легитимации частной собственности, обратив внима ние не только на православные догматы как определяющие моральные устои этого процесса, но и на отношения крупных собственников с право славной церковью как социальным институтом. Ведь, по мнению В.Резни ка, легитимацию можно трактовать: 1) как обусловленный разными факто рами процесс возникновения, становления и развития субъективного при знания законности или правомерности определенного объекта, принятия или оправдания существования его субъектом;

2) как целенаправленную деятельность (практику) субъекта, имеющего целью становление и разви тие определенной легитимности определенного объекта [Резнік, 2010:

с. 219]. Если в первом случае речь идет о социально психологическом про цессе признания определенного объекта под влиянием ценностей, морали, религиозных догм и т.п., то во втором случае легитимация в виде практики выступает фактором легитимации как генезиса легитимности. Поэтому проблему частной собственности в православии нужно проанализировать как в разрезе самих православных догм, так и в разрезе отношений право славной церкви с субъектами частной собственности, в том числе крупными собственниками. Это позволяет проследить особенности нравственного фундамента существования частной собственности и богатства, присущего православной вере, и очертить характер взаимоотношений церковных ин ститутов со слоем собственников.

Православные догматы и частная собственность Упорядочение отношений частной собственности в христианстве в определенной мере обеспечивали уже древнейшие нормативные источни ки. Как отметила Т.Коваль, установки разных религий в отношении со бственности и богатства содержат два главных и постоянных мотива — за прет на присвоение чужой собственности (кража и грабеж) и заповедь бла готворительности [Коваль, 2003: с. 6]. Работы, посвященные проблеме час тной собственности в Ветхом и Новом Завете, констатируют неоднозначное отношение к этой сфере в христианских сакральных текстах (см.: [Солодо ва, 2006: с. 67–81;

Резнік, 2010: с. 226–232]). Это связано с тем, что появле ние собственности происходит параллельно с грехопадением: до соверше ния первого греха человек не знал собственности, а уже после грехопадения появились алчность и сребролюбие. В Ветхом Завете преимущественно от ражены нормативные основы безопасности в отношении собственности, по ведения в имущественных отношениях. В Новом Завете ожидание конца света обусловливает критическое отношение к богатству и достатку как препятствиям для вхождения в Царство Божие;

собственность истолковы вается как тленная и преходящая.

Из за разных путей политического развития Западной и Восточной час тей Римской империи христианская церковь пережила раздел, в результате которого сформировались две церкви — католическая и православная. Эти две конфессии в дальнейшем приобрели специфические черты, что повлия ло на социальную и культурную жизнь народов, воспринимавших разные версии христианства. Наряду с организационными и обрядовыми различи ями с католицизмом особенностью восточного христианства является то, что основными источниками православных догматов, помимо Библии слу 102 Социология: теория, методы, маркетинг, 2010, Особенности легитимации частной собственности в православии жат положения вероучения, а именно Символ веры, утвержденный на пер вых двух Вселенских соборах. Именно тогда были написаны основополож ные работы церковных авторитетов — “отцов церкви”. В католицизме кроме этого толкование Святого Письма признается за вероучительной властью церкви во главе с Папой римским: постановлениями соборов католической церкви;

наставлениями, поучениями, энцикликами Папы. Православие, на против, требует неприкосновенности толкования содержания догматов в интерпретации “отцов церкви” семи первых Вселенских соборов и их пер вичной догматической формулировки.

В дальнейшем догматические, теологические и обрядовые расхождения, связанные с рядом нововведений в западной церкви, привели к существенно му отличию католицизма от православия. История свидетельствует, что ка толицизм под влиянием развития западноевропейского феодализма, Ренес санса, Нового времени оказался более гибким, чем православие. Католицизм был готов учитывать практические аспекты жизни людей, тогда как право славие сосредоточилось на решении богословских проблем. В итоге Римская церковь и католические догматы приспосабливались к социальному окруже нию, в православии же основные постулаты христианства были сохранены в первозданном виде, не адаптированном к конкретной исторической эпохе.

Вопрос частной собственности в католицизме обсуждался преимущест венно на принципах учения Фомы Аквинского. Частную собственность он считал основой хозяйствования, естественным институтом человеческой жизни, созданным Богом, что позволяет людям жить в соответствии с опреде ленной сословной иерархией. Вместе с тем, провозгласив верховным власти телем всех вещей Бога, Фома утверждал, что каждый человек должен обла дать своей собственностью так, будто бы последняя принадлежит всем, быть готовым всегда поделиться с бедными и нуждающимися. Комментируя Аристотелеву “Политику”, Фома Аквинский обращал внимание на то, что внедрение общей собственности приведет к уничтожению таких добродете лей, как щедрость и помощь друзьям и знакомым [Тома, 2000: с. 120–121].

15 мая 1891 года свет увидела Энциклика Папы Льва ХІІІ “Новые вещи” (Rerum Novarum), в которой была прописана католическая реакция на со циалистические идеи, касавшиеся отмены частной собственности. В энцик лике осуждались намерения социалистов преодолеть пропасть между бо гатыми и бедными путем уничтожения частной собственности: “...такой взгляд на вещи несправедлив, поскольку нарушает права законных со бственников, нарушает государственный строй и до основания подрывает общество”, к тому же “предлагаемое социалистами средство является явной несправедливостью, поскольку частная собственность является естествен ным правом человека” [Енцикліка, 2010]. Именно на естественный характер частной собственности было обращено основное внимание. “Когда же Бог дал для употребления и пользования землю для всего человеческого рода, ничто не должно противиться частной собственности, ибо этот дар он со здал для всех, но это не значит, будто бы Бог хотел, чтобы все люди вместе, собственно, всякий, были собственниками земли. Это значит, что никому не выделил определенной отдельной части земли в собственность, лишая этим предприимчивости людей и правителей народов. Земля, в конечном счете, хоть и разделенная между частными лицами, служит для всеобщего добра, ведь нет такого человека, который бы не пользовался плодами земли. Кто не имеет собственных благ, дополняет это трудом, причем так, что можно Социология: теория, методы, маркетинг, 2010, 4 Александр Рахманов утверждать справедливо, что общим средством для обеспечения существо вания является труд;

его используют, чтобы обрабатывать собственную землю, выполнять какое либо ремесло, приносящее плату, которая в конеч ном счете происходит от плодов земли и которую можно обменять на плоды земли” [Енцикліка, 2010]. Помимо естественного права на частную собст венность католическая церковь, подобно православной, обосновывает свой взгляд, ссылаясь на известную заповедь из Декалога: “Не кради” (Исх. 20:

15);

“Не желай дома ближнего твоего;

не желай жены ближнего твоего, [ни поля его,] ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, [ни всякого скота его,] ничего, что у ближнего твоего” (Исх. 20: 17) 1.

В 1962 году Второй Ватиканский собор принял Душпастырскую Консти туцию, в которой вопрос о частной собственности был поставлен четко: “Част ная собственность или некое владение материальными благами обеспечивает каждому совершенно необходимый простор для личной и семейной незави симости и должно рассматриваться как продолжение человеческой свобо ды... По самой своей природе частная собственность имеет социальный ха рактер, который основан на законе общего назначения благ” [Centesimus annus, s.a.: с. 120]. К столетнему юбилею Энциклики Папы Льва ХІІІ Rerum Novarum Папа Иоанн Павел ІІ издает Энциклику Centesimus annus, в кото рой было подтверждено право частной собственности. Вместе с тем был сде лан акцент на социальных ограничениях частной собственности. В частнос ти, “владение средствами производства как в промышленной, так и в сельско хозяйственной областях справедливо и законно, если оно служит полезному труду;

но оно оказывается незаконным, когда перестает быть продуктивным или становится препятствием труду других, или получает прибыль, источни ком которой является не глобальное увеличение труда и общественного бога тства, а, скорее, их ограничение, недопустимая эксплуатация, спекуляция и разрыв солидарных связей в мире труда. Такого рода собственность не имеет никакого оправдания и представляет собой злоупотребление перед Богом и другими людьми” [Centesimus annus, s.a.: с. 138]. При этом речь идет еще об одном виде собственности, получившем в конце ХХ века большое значение — это владение знаниями, техникой и умениями. По сути, католическая цер ковь признает интеллектуальную собственность, на которой “базируется бо гатство промышленно развитых стран в гораздо большей степени, чем на вла дении природными ресурсами” [Centesimus annus, s. a. : с. 122].

В период Реформации из лона католицизма выделилось еще одно на правление христианства — протестантизм, подвергший сомнению постулат о возможности достижения спасения благодаря воле человека. Человек не может своим поведением изменить волю Божью, и только Бог своей милос тью выбирает людей для Царства небесного, независимо от их поступков или молитв. Согласно католическим догматам, даже грешный человек мо жет обрести спасение, покаявшись в грехах и обратившись к Таинствам цер кви, поскольку Господь может простить их. М.Вебер, обратив внимание на большую долю протестантов по сравнению с католиками среди торговцев, 1 Здесь и далее цитаты из Библии приводятся по: Библия. Книги Священного Писа ния Ветхого и Нового Завета / По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси ПИМЕНА: Russian Orthodox Bible. — United Bible Societies – 1991 – 100 M – DC053/ — 1372 c.

104 Социология: теория, методы, маркетинг, 2010, Особенности легитимации частной собственности в православии предпринимателей, собственников капитала и высококвалифицированно го персонала, исследовал протестантскую склонность к экономическому ра ционализму. Он исходил из того, что непостижимость Божьего прощения заставляла протестантов доказывать свою избранность профессиональны ми успехами в земной жизни. Таким образом протестантизм рационализи ровал сознание мирян, не одобряя бедность, как это практиковалось в дру гих христианских конфессиях. Долг протестанта заключался в том, что он должен стремиться улучшать жизненные обстоятельства путем самоотвер женного труда, а не покорно и смиренно переносить испытания бедностью.

Все это выработало аскетический образ жизни, соответствующую трудовую этику и рационализировало экономическое поведение [Вебер, 1994].

Исследование Вебера о влиянии протестантизма на развитие религий За пада дало толчок попыткам понять роль других конфессий в экономической жизни разных обществ. Сравнительный анализ этоса экономического пове дения в православии и иудаизме дал основания В.Смакоте констатировать отсутствие в православных догматах стимулов для социального и экономи ческого прогресса. “Православие не утверждает, что именно в профессио нальной деятельности человек может проявить свою веру, доказать успехами в ней свое спасение. Для православного религиозного сознания невозможно принятие того “рационалистического” духа, который санкционирует бур жуазную предприимчивость, поощряет стремление к обогащению, позволя ет с гордостью смотреть на свой бизнес. Православный тип хозяйствования получил свое наиболее полное воплощение в общинном (общественном) землепользовании” [Смакота, 2002: с. 11]. Автор обращает внимание на то, что в православии сребролюбие осуждается как один из тяжких грехов, а “стремление к богатству и обеспеченности признается наиболее вероятным путем грехопадения. Возможно, именно поэтому в дореволюционной Рос сии не было культа богатых людей, долго и мучительно длился процесс со циального признания купеческого класса” [Смакота, 2002: с. 11–12]. Смако та приходит к выводу: “Православная этика не заложила духовных основа ний для создания человека буржуазного типа. Скорее она препятствует это му” [Смакота, 2002: с. 14]. Оптимистическое понимание человека как объек та особой Божьей любви в православии не послужило толчком для преодо ления человеческой греховности путем самосовершенствования на эконо мической ниве. Созерцательное и мистическое содержание православной аскезы не сформировало четкой экономической концепции.

В православном богословии в отношении частной собственности боль шое значение получили концепции “отцов церкви” Климента Александрий ского, Иоанна Златоуста, Василия Великого, Григория Богослова, Амвро сия Медиоланского и др. Однако можно выделить концепции двух первых “отцов церкви”, взгляды которых в православной традиции рассматривают как нормативное церковное видение этого вопроса. Одним из первых, кто обратился к проблеме собственности и богатства, был Климент Александ рийский (ІІІ ст.), который в работе “Кто из богачей спасется?” толкует еван гельский сюжет о богатом юноше, стремившемся к спасению души. Иисус сказал ему: “...если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим;

и будешь иметь сокровище на небесах” (Мф. 19: 21).

Климент пытается доказать, что нельзя слова Иисуса понимать бук вально, поскольку речь идет не о внешнем отказе от имущества, а о внутрен нем сопротивлении власти богатства над людьми. При этом Климент при Социология: теория, методы, маркетинг, 2010, 4 Александр Рахманов водит ряд аргументов. Во первых, собственность сама по себе не является помехой для спасения души, поскольку нельзя отказаться от необходимого имущества, что привело бы к отсутствию средств существования человека.

Еще одним аргументом является логичное замечание о том, что благотвори тельность возможна, если есть собственник. Вместе с тем Климент пред остерегает, что богатство не должно овладевать человеком. Решение про блемы видится им в нейтральном отношении к богатству и умении распоря жаться им в благих целях [Климент Александрийский, 2000: с. 18–22].

Иоанн Златоуст (IV–V вв.) выдвигает более радикальную концепцию об отмене собственности [Иоанн Златоуст, 2005]. Он очень резко подверга ет критике богачей, учитывая их жадность и поклонение материальному, не соглашаясь с нормативной защитой частной собственности в Ветхом Завете.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.