авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

Министерство регионального развития Российской Федерации

Дальневосточный научно-исследовательский институт рынка

Российская академия наук

Дальневосточное

отделение

Институт водных и экологических проблем

Дальневосточная академия государственной службы

В. К. Заусаев, З.А. Халиуллина

В. А. Горяинов, С.Е. Сиротский, Н.М. Горбунов

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ

МОНИТОРИНГ ЗОНЫ ВЛИЯНИЯ

БУРЕЙСКОГО ГИДРОУЗЛА Хабаровск 2009 Ministry of Regional Developments of the Russian Federation The Far-Eastern Research Institute of Market Economy Russian Academy of Sciences Far East Branch Institute for Aquatic and Ecological Problems Far East Academy of Public Service В.К. Zausaev, Z.A. Khaliullina, V.A. Goryainov, S.E. Sirotskiy, N.M. Gorbunov Mozilla Firefox.lnk MONITORING THE SOCIAL AND ECONOMIC IMPACT OF THE BUREYSKAYA HPP ZONE Khabarovsk УДК 338.2 (571.6) ББК У9 (2Р55) З Авторы: Заусаев В.К., Халиуллина З.А., Горяинов В.А., Сиротский С.Е., Горбунов Н.М.

Социально-экономический мониторинг зоны влияния Бурейского гидроузла. – Хаба ровск: ИВЭП ДВО РАН, 2009. – 159 с.

ISBN 978-5-94456-081- Комплексный социально-экономический мониторинг – необходимое условие снижения нега тивных и усиление позитивных последствий строительства крупных пространственно емких хозяйственных объектов в районах их размещения.

В основу монографии положены результаты социологических и экономико-статистических исследований, которые можно рассматривать как первый этап большой работы по оценке и про гнозированию воздействия Бурейской ГЭС на социально-экономические процессы как в зоне непосредственного воздействия гидроэлектростанции, Бурейском районе Амурской области и Верхнебуреинском районе Хабаровского края, так и на территории всего юга российского Даль него Востока.

Книга продолжает цикл работ под рубрикой «Как жить и хозяйствовать на Дальнем Востоке».

Рассчитана на широкий круг читателей, интересующихся проблемами экономического развития Дальневосточного региона.

В.К. Zausaev, Z.A. Khaliullina, V.A. Goryainov, S.E. Sirotskiy, N.M. Gorbunov. Monitoring the social and economic impact of the Bureyskaya HPP zone. – Khabarovsk. Institute for Aquatic and Ecological Problems FEB RAS, 2009. – 159 p.

ISBN 978-5-94456-081- Comprehensive social and economic monitoring is an obligatory requirement for lowering the negative and enhancing the positive impact of the larger space-yielding industrial facilities in the area of their deployment.

The monograph takes as its starting point the sociology and statistical economic research data that can be regarded as the first stage in a voluminous assessment of the impact of the Bureyskaya HPP and in forecasting relative to it social and economic processes both in the immediate impacted area of the HPP location, i.e. the Bureysky rayon of the Amurskaya oblast and the Verkhnebureinsky rayon of the Khaba rovsky krai, and in the entire southern Far East of Russia.

The book is a continuation of the series headlined “The way to live and work in the Far East”. It is intended for a broad range of readers interested in the economic development issues of the Far Eastern region.

Редакционная коллегия: канд. биол. наук С.Е. Сиротский (гл. ред. серии), д-р. экон.

Наук, профессор В.К Заусаев. (отв. ред. выпуска) Рецензенты: д-р. экон. наук., профессор Галичанин Е.Н., канд. экон. наук, доцент Ба сова С.Н.

Утверждено к печати учеными советами Дальневосточного научно исследовательского института рынка и Института водных и экологических проблем ДВО РАН Рекомендовано к печати секцией географии, экологии и водных проблем ОУС по нау кам о Земле ДВО РАН ISBN 978-5-94456-081- © ДальНИИ рынка при Минрегион России, © Институт водных и экологических проблем ДВО РАН, © Дальневосточная академия государственной службы, СОДЕРЖАНИЕ Введение 1. Гидроэнергетика – фактор устойчивого развития Дальнего Востока 1.1 Концептуальные основы социально-экономического развития региона 1.2 Состояние и тенденции развития электроэнергетики 1.3 Перспективы развития гидроэнергетики Дальнего Востока 2. Методологические и методические основы социально- экономического мониторинга 3. Экономико-статистический анализ 3.1 Общая характеристика районов строительства Бурейской ГЭС 3.2 Демографические тенденции 3.3 Социально-экономическое развитие 3.4 Сравнительные оценки 4. Социологические исследования 4.1 Экспертные оценки 4.2 Опрос жителей 4.3 Оценки малого предпринимательства 4.4 Контент-анализ 5. Система основных факторов и причинно-следственных связей воздействия Бурейской ГЭС на социально-экономические процессы 6. Перспективы развития Бурейского района Заключение Приложения Список литературы CONTENTS Introduction 1. Hydropower engineering as a factor of sustainable growth in the Far East 1.1 Conceptual background for social and economic develop ment of the region 1.2 Current state and trends in electric power engineering 1.3 Prospects for hydropower engineering in the Far East of Russia 2. Methods and methodology of social and economic monitoring 3. Economic and statistics survey 3.1 Overall characteristics of areas designated as the construc- tion site of Bureyskaya HPP 3.2 Demographic trends 3.3 Social and economic development 3.4 Comparative assessment 4. Sociological survey 4.1 Expert assessment 4.2. Polling of the broad public 4.3 Survey of SMEs 4.4 Content analysis 5. System of factors core and cause consequence relations concerning Bureyskaya HPP in its impact on social and eco nomic processes 6. Prospects for the Bureysky rayon Conclusion Attachments References ВВЕДЕНИЕ Строительство крупных гидроэнергетических объектов фор мирует серьезные изменения в социально-экономическом развитии районов их размещения. Наиболее полно они изучены относитель но экологических последствий. Более 20 лет в России действуют методики по оценке влияния гидроэлектростанций на окружаю щую среду. Изучается ее исходное состояние, составляются про гнозные изменения, устанавливается допустимый уровень ан тропогенного вмешательства, разрабатываются меры защиты, а также способы контроля за состоянием каждого элемента среды.

Данный подход в полном объеме реализован при строитель стве и эксплуатации Бурейской ГЭС. Он включает разработку еди ной комплексной долгосрочной программы локального научного социально-экологического мониторинга зоны влияния гидротехни ческого сооружения, создание фактографического и картографиче ского банка данных с использованием современных технологий и осуществляется с учетом внутренних и международных правовых стандартов, природно-климатических и местных условий при уча стии профильных научно-исследовательских региональных учреж дений и других организаций.

Программа социально-экологического мониторинга, иниции рованная РАО «ЕЭС» и финансируемая из бюджета ОАО «Бурей ская ГЭС», впервые в истории отечественного гидростроительства позволяет дать комплексную оценку социальным и природным из менениям, сопутствующим строительству и эксплуатации крупного гидроэнергетического объекта, и при необходимости вовремя вне сти коррективы в режим природопользования.

Надо сказать, что Бурейская ГЭС – объект во многом пио нерный. Это крупнейшая за последние 15 лет гидростанция, по строенная в России. Здесь применены новые методы управления инвестициями, технологии строительства, материалы, современное оборудование и, что самое важное, новые подходы к вопросам эко логической безопасности. Население Дальнего Востока нуждается в энергии, это бесспорно. Задача проектировщиков и ученых экологов – найти варианты природопользования, которые были бы наименее травматичны для природы. Таким путем и идут строите ли Бурейской ГЭС.

Важной составной частью социально-экологического мони торинга зоны влияния Бурейской ГЭС стали социально экономические наблюдения. Это достаточно новое явление в орга низации инвестиционного процесса в России. В настоящее время они включаются составной частью в любой сколько-нибудь значи мый проект.

На Бурейской ГЭС введены в строй все шесть гидроагрега тов. При выходе на проектные мощности станция будет ежегодно вырабатывать 7,1 млрд кВтч, что превышает пятую часть выра ботки всей дальневосточной энергосистемы.

Водохранилище ГЭС, согласно планам проектировщиков, будет иметь протяженность 240 км, из которых около 160 км рас полагается на территории Верхнебуреинского района Хабаровского края, остальное – на территории Бурейского района Амурской об ласти.

Гидроэлектростанция на Бурее может дать импульс разви тию юго-восточной части Амурской области. Складываются новые условия для повышения качества жизни в Бурейском районе, от крываются перспективы для развития бизнеса.

Определенное воздействие ГЭС окажет и на социально экономическое развитие Верхнебуреинского района Хабаровского края. Но здесь можно ожидать более скромного положительного и более значительного отрицательного воздействия. Это делает соци ально-экономические наблюдения особенно важными для их оцен ки и разработки компенсационных мероприятий.

Помимо традиционных наблюдений данный мониторинг преследовал цель оценить перспективы развития района, создания новых производств и направлений их развития. Акцент сделан на Бурейском районе, где открываются наиболее благоприятные пер спективы для формирования нового бизнеса и развития традици онных производств. Подобный срез мониторинга здесь особенно необходим в связи со строительством в будущем Нижне Бурейской гидроэлектростанции. Следует в максимальной степе ни учесть предыдущие негативные последствия, предусмотреть компенсационные мероприятия, стимулирующие развитие бизнеса.

Бурейская ГЭС внесет существенный вклад в развитие топ ливно-энергетического комплекса Дальнего Востока, повышение экономической устойчивости региона на его приграничных терри ториях. Вырабатывая дешевую электроэнергию, она поддержит местную промышленность – от военно-промышленного комплекса до ресурсодобывающих отраслей. Это создаст предпосылки для привлечения отечественных и иностранных инвестиций, расшире ния международного сотрудничества с сопредельными странами.

Повысится занятость населения, сократится его отток в западные регионы России.

Однако степень позитивного воздействия ГЭС существенно разнится по уровням оценки: от страны и энергетической корпора ции до субъекта Российской Федерации и муниципального района.

Поэтому необходим комплексный мониторинг, учитывающий не только территориальный, но и временной аспекты, то есть интере сы сегодняшнего и завтрашнего дня. Наличие объективной ин формации позволяет принимать взвешенные управленческие реше ния, предотвращать социальную напряженность, сглаживать нега тивные тенденции, создавать условия для закрепления населения и развития бизнеса.

ГЛАВА 1 ГИДРОЭНЕРГЕТИКА – ФАКТОР УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА 1.1 Концептуальные основы социально-экономического развития Дальнего Востока С началом освоения россиянами Дальнего Востока он посто янно находился в поле интересов сопредельных государств. На ру беже ХIХ–ХХ вв. давление сопредельных стран и их населения в различных формах являлось столь мощным, что вопрос «мирного завоевания края чужестранцами» стал делом времени. «…При на личии государства густонаселённого, соседнего нам, эта окраина не останется пустынной. В неё просочится чужестранец, если раньше не придёт туда русский, и это просачивание уже началось. Если мы будем спать летаргическим сном, то край этот будет пропитан чу жими соками и, когда мы проснёмся, может быть, он окажется рус ским только по названию»1. Поэтому строительство Амурской же лезной дороги рассматривалось не только как глобальный транс портный проект. Это был инструмент освоения и заселения юга Дальнего Востока. «…Амурская железная дорога должна строиться русскими руками, её должны построить русские пионеры;

… эти русские пионеры построят дорогу, они осядут вокруг этой дороги, они вдвинутся в край и вдвинут вместе с тем туда Россию»2.

Множество различных программ по закреплению населения на Дальнем Востоке реализовывалось в социалистический период развития страны. В целях формирования занятости, помимо тради ционных ресурсодобывающих отраслей, создавался комплекс об рабатывающих производств гражданского и оборонно стратегического назначения. Учитывая исторические и физико географические условия, альтернативы такому развитию не было.

Обобщая исторический опыт, можно сформулировать сле дующие основные концептуальные положения освоения и развития Дальнего Востока, определившие его судьбу на века. Так, эту тер риторию нельзя освоить и обеспечить здесь устойчивое социально экономическое развитие, сохраняя природную среду с какими угодно производительными силами. Необходимо применение тех Столыпин П.А. Нам нужна Великая Россия…: Полн. собр. речей в Государственной Думе и Государственном совете. 1906–1911 гг. – М.: Мол. гвардия, 1991. – С. 122.

Там же. С. 127.

ники и технологий, существенно превышающих достигнутые сред ние показатели1.

Требуется более высокий общий уровень культуры. Послед нее важно не только в социально-экономическом, но и в политиче ском отношении. Надо исходить из того, что при любом благопри ятном варианте развития численность населения российского Дальнего Востока останется «песчинкой» в «океане» народонасе ления стран АТР. Следовательно, сохранить свою самобытность в таких условиях оно может только опираясь на свою историю, выс шие достижения российской культуры.

При любой государственной поддержке регион невозможно сохранить российским без обеспечения надежных органичных свя зей с «материнской» стороной. Необходим весь комплекс развитой инфраструктуры, доступной каждому дальневосточнику, для ус тойчивого сообщения с Сибирью, Уралом и европейской частью страны.

Геополитическое значение Дальнего Востока, особенности физико-географических условий хозяйствования требуют при обосновании строительства здесь крупных объектов руководство ваться не только экономическими, военными, политическими, со циальными и другими соображениями и интересами по отдельно сти2. Необходимо их гармоничное сочетание. Это определяло пре валирование геостратегических интересов над сугубо коммерче скими и ставило задачу государственного патронажа и заселения Дальнего Востока.

Располагая пространственным и ресурсным потенциалами, соответствующими континенту, российский Дальний Восток окру жен своеобразным поясом наиболее динамично развивающихся государств – Китай, Республика Корея, Япония, США. Так было и останется на обозримую перспективу. Для отмеченных стран обла дание Дальним Востоком или его существенной частью – долго временная стратегия. Для России – он путь в Азиатско Тихоокеанский регион, получение через него мощного импульса развития. К сожалению, в настоящее время он стимулирует пре имущественно сырьевую специализацию.

Заусаев В.К. Социально-экономическое развитие Дальнего Востока в условиях формирова ния рыночных отношений / В.К. Заусаев, М.И. Леденев, С.П. Быстрицкий. – Хабаровск:

Приам. географ. общ-во, 1999. – С. 57, 58.

Хрисанов Н.И. Экологическое обоснование гидроэнергетического строительства / Н.И. Хрисанов, Н.В. Арефьев. – СПб.: Изд-во СПбГУ, 1992.

Дальний Восток до начала рыночных преобразований на протяжении последних полутора веков, за исключением небольших пауз, являл собою огромную непрерывную стройку. Страна осваи вала природные богатства, реализовывала масштабные оборонно промышленные и транспортные проекты, заселяя регион. И это было тоже стратегическим решением.

К началу реформ на Дальнем Востоке сформировалась весь ма своеобразная социохозяйственная система. При наличии значи тельных природных ресурсов и быстро увеличивающегося произ водственного потенциала ее экономическая эффективность была существенно ниже среднероссийского уровня. По этой причине она располагала весьма ограниченными возможностями саморазвития.

Снижение качества жизни Падение конку ренто- Ухудшение способности экологической дальневосточной ситуации продукции Сокращение де мографического Исчерпание эко- потенциала номически дос- Экспансия Российского тупных природ- товаров и услуг Дальнего сопредельных ных ресурсов Востока стран Рисунок 1.1 Система угроз, стоящих перед российским Дальним Востоком в начале XXI в.

В период рыночных преобразований перед российским Дальним Востоком встали серьезные угрозы (рисунок 1.1) Так, падающая конкурентоспособность региональной экономики на блюдается на рыночном пространстве, где активно развиваются крупнейшие мировые центры. Региону отводится ресурсодобы вающая специализация, которую он занимает и за пределы которой его не особенно пускают. Но она характеризуется менее наукоем кими технологиями. Труд здесь более простой. В то же время опыт прошлых лет показывает, что дальневосточник не конкурентен ра бочей силе сопредельных стран в простом труде. Это подтвержда ется и настоящими тенденциями. Возникает проблема сохранения сферы приложения его труда в ближайшей и долгосрочной пер спективах.

Вышеприведенные процессы не могли не обострить соци альные и демографические проблемы. С утратой государственного влияния в сфере распределительных отношений гипертрофирован но вырос теневой сектор. Наблюдается профессиональная и нрав ственная деградация трудового потенциала. Ухудшение экономи ческих условий жизнедеятельности вызывает большую убыль на селения как за счет миграции, так и превышения смертности над рождаемостью. За период 1990–2008 гг. население Дальнего Вос тока сократилось с 8,0 до 6,5 млн чел., или на 18,8 %.

Таких потерь не знает ни один регион страны. Предположе ния, что основной поток населения, убывающего с Дальнего Вос тока, схлынул и миграционная обстановка нормализуется, являют ся спорными. Сокращение численности выезжающего из региона населения, главным образом, связано с возросшими экономиче скими затруднениями переезда. Настроения временности прожива ния сохраняются. Следовательно, Дальний Восток стоит перед проблемой потери населения в количественном и качественном планах. Особенно это касается северных территорий, где условия жизни и труда наиболее экстремальные.

На фоне этих проблем растет интерес сопредельных стран к Российскому Дальнему Востоку. В борьбе за его природно сырьевые и пространственные ресурсы страны АТР не заинтересо ваны в сильной России и их территориальные претензии к региону не являются мимолетными. Возрастающее стеснение в жизненном пространстве, в связи с индустриальными и постиндустриальными потребностями экономики, увеличение численности населения, повышение дефицитности сырьевых и пространственных ресурсов будут формировать и соответствующие угрозы для российского Дальнего Востока.

Достойный ответ на вызовы XXI в. требует новой концепции экономического роста и социально-экономического развития Даль него Востока. В развернутом виде она приведена на рисунке 1.2 и включает несколько стратегических идей. Основными являются:

формирование крупного ядра постоянного населения на юге Даль него Востока как главного элемента противостояния экономиче ской экспансии сопредельных стран на Востоке России;

использо вание фактора внешней торговли для ускорения социально экономического развития региона;

создание зон интенсивного раз вития на основе территориально-производственных кластеров как центров ускоренного роста и формирования новой экономики, ин тегрированной в экономическое пространство России и сопре дельных стран.

Формирование постоянного на Создание диверси селения на юге фицированной ин Дальнего новационной Востока экономики Привлечение населения юга Использование Дальнего Востока Концептуальные внешнеэкономиче для освоения севера положения раз ского фактора для вахтовыми вития Россий создания новой и экспедиционными ского Дальнего экономики методами Востока Перераспределение Формирование ренты по природным центров ресурсам в развитие Создание на юге интенсивного перерабатывающих Дальнего Востока развития отраслей селитебных социаль нокультурных город ских агломераций Рисунок 1.2 Ответы на вызовы российскому Дальнему Востоку Итак, ключевым направлением развития Дальнего Востока в XXI веке является формирование постоянного населения. Это не всё, что нужно региону для долговременного развития, но это пер вое, что ему необходимо. Однако экономизация производства за трудняет движение в этом направлении, ибо следует освободиться от значительной части существующего производственного потен циала, который не является экономически эффективным. В то же время приоритет могут получить проекты с использованием более дешевой иностранной рабочей силы, что уже осуществляется, хотя и в ограниченных масштабах.

Значит, стоит задача формирования постоянного населения на юге Дальнего Востока, то есть на границе с Китаем. Крупными селитебными центрами должны стать города Хабаровск, Владиво сток, Благовещенск, Комсомольск-на-Амуре, Южно-Сахалинск.

Проживающие здесь жители в своей трудовой деятельности замы каются не только на экономику своих городов, но и найдут приме нение в реализации крупных проектов по всему Дальнему Восто ку, работая вахтовыми и экспедиционными методами.

Создание ядра (критической массы) постоянного населения на юге Дальнего Востока предполагает осуществление таких форм хозяйствования, которые бы не только экономически обеспечивали расширенное воспроизводство населения, но и создавали возмож ность продолжения его в следующих поколениях.

Фактор внешней торговли как особенность развития эконо мики Дальнего Востока не проявил себя в должной мере с конст руктивной стороны. Экспорт основан преимущественно на вывозе сырья и оказывает положительное влияние на весьма тонкий слой производителей и населения. Он мало затрагивает обрабатываю щие и сопряженные отрасли, ориентированные на внутренний ры нок. К тому же дальневосточный экспорт слабо диверсифицирован, в том числе и географически.

По темпам внешнеэкономической деятельности регион от стает от России. Местные ее участники представляют собой раз розненную, конкурирующую друг с другом массу хозяйствующих субъектов, ведущих скрытую демпинговую политику и попадаю щих под влияние зарубежных импортеров.

Для ускоряющего воздействия внешнеэкономической дея тельности на экономику Дальнего Востока необходимы качествен но новые подходы к организации и управлению внешнеэкономиче ским бизнесом. Одним из них является кластерный подход.

Во внешнеэкономической сфере Дальнего Востока сформи ровались и продолжают формироваться первичные структуры пяти главных кластеров, которые могут реализовывать преимущества системного развития. Ими являются: лесной, рыбохозяйственный, горно-металлургический, топливно-энергетический, включающий газо- и нефтедобычу, и транспортный комплексы. Основным спо собом реализации кластерного подхода является создание меж субъектных центров управления развитием внешнеориентирован ных комплексов региона, а также дальнейшее совершенствование Федеральной целевой программы «Дальний Восток и Забайкалье».

Последняя должна стать инструментом сопряжения экономик субъектов региона. Акцент должен быть сделан на развитии в них тех составляющих, которые, используя свои уникальные особенно сти, дополняли и усиливали бы друг друга в конкурентной борьбе за жизненное пространство со странами АТР и СВА. Получая об ратный импульс развития, Дальний Восток передаст его России, придавая ей устойчивое поступательное движение к цивилизован ной социально ориентированной рыночной экономике.

Но здесь важно не останавливаться только на сырье или про дуктах его первых переделов. На этом пути можно быстро оказать ся аутсайдером среди большинства стран, которые еще в недалеком прошлом были развивающимися, поэтому движение региона ви дится в направлении расширения выпуска продукции, входящей в производственные цепи высшего технологического уклада. Этот тип производства не может доминировать везде и во всем, но на отдельных участках региональной экономики он может быть ис пользован.

Основными (но не единственными) партнерами Дальнего Востока на многие годы будут Япония и КНР1. Это следует из по требностей и тенденций их развития, а также возможностей даль невосточного региона. Сотрудничество с ними открывает колос сальные возможности для реанимации и последующего развития экономики Дальнего Востока, поэтому весьма актуальной является задача определения в системе долговременных интересов Японии и Китая того, что в наибольшей мере соответствует интересам Рос сии и Дальнего Востока, в частности. Наступательной внешнеэко номической политике Китая должна быть противопоставлена не менее активная региональная государственная политика, которая способна совместить две крупные идеи стратегического характера:

опору на инновационное развитие и ориентацию на внешние рынки с приоритетом потребностей КНР и Японии. Вместе с последней необходимо искать новую модель сотрудничества, опираясь на Быстрицкий С.П. Россия – Северо-Восточная Азия. Дальневосточный экономический мост на рубеже эпох / С.П. Быстрицкий, В.К. Заусаев. – М.: ИЭПП, 2007. - С120–137, 147– опыт прошлых лет и понимая заинтересованность ее и России во взаимной интеграции.

Ускорение экономического развития – это стратегическая за дача Дальнего Востока. Темпы развития должны быть значительно выше, чем сформулированные в тезисе об удвоении ВВП за 10 лет.

На Дальнем Востоке его надо утраивать, то есть обеспечивать 12,0% ежегодного прироста. По сути дела, речь идет о формирова нии совершенно новой концепции долгосрочного развития Дальне го Востока.

Наличие удорожающих факторов с тенденцией их роста – это объективные местные условия. Следовательно, эффективное хо зяйство может основываться на таких ресурсах и производстве та ких товаров и услуг, ценность которых в России и мире также бу дет возрастать. А это – лесные, минеральные, топливно энергетические, биологические и пространственные ресурсы, а также экономико-географическое положение Дальнего Востока.

Однако только на этой основе невозможно обеспечить стратегиче скую достаточность и рост значительных масс постоянного населе ния. Дело в том, что отрасли по добыче указанных ресурсов тре буют специфической рабочей силы и не могут обеспечить полной занятости и качественного воспроизводства населения.

Речь идет о повышении научно-технического уровня эконо мики на основе развития инновационного производства, менедж мента, идеологии. Разумеется, не везде в регионе есть условия для высокотехнологичных производств, обеспечения высоких темпов развития экономики, создания зон проживания постоянного насе ления. Да и не везде оно нужно с точки зрения возможностей обес печения благоприятных условий воспроизводства человека. Но то, что оно необходимо на юге региона, не вызывает сомнения. Имен но эта территория по климатическим условиям соответствует «кри териям благоприятности», где существуют возможности для фор мирования постоянного населения.

Важным фактором, нивелирующим региональные удорожа ния, является масштаб производства. Логика предыдущей эконо мической истории Дальнего Востока в качестве основы хозяйство вания определила формирование относительно крупных предпри ятий и транспортных систем. Ориентация на малый бизнес в новых рыночных условиях дала свои положительные результаты в на чальный период реструктуризации за счет утилизации ресурсов прежней экономики и освоения внутренних рынков. Но уже значи тельный период времени малое предпринимательство замедляет свое развитие в связи с ограниченностью местных потребностей и невысокой конкурентоспособностью. Освоение внешних отечест венных и зарубежных рынков требует участия крупных предпри ятий. Стратегическое направление здесь – ориентация на крупные предприятия, способные конкурировать на внешних рынках и обеспечивать бюджетную (налоговую), социальную и коммерче скую эффективность. Малое предпринимательство под влиянием общеэкономических тенденций роста масштабов производства, формирования транснациональных компаний будет развиваться на основе производственной кооперации с крупными предприятиями.

Итак, основными ответами Дальнего Востока на стоящие пе ред ним вызовы являются:

• увеличение общего демографического потенциала Дальнего Востока, особенно его ядра в виде постоянного населения, прежде всего, в южной зоне (на основе развития производства, роста про изводительности труда, обеспечения высоких темпов повышения уровня жизни, создания экономической привлекательности региона для жителей России, ближнего зарубежья и сопредельных стран);

• углубление экспортной специализации;

• увеличение масштабов использования высокоэффективных природных ресурсов (лес, рыба, цветные металлы, уголь, газ, нефть, сельскохозяйственные земли) с применением современных технологий по восстановлению воспроизводимых природных ре сурсов;

• углубление переработки сырья, существенное увеличение добавленной стоимости в региональном продукте;

• улучшение использования существующей и развитие транспортной инфраструктуры для более полного осуществления транзитных функций по обеспечению связей России со странами АТР;

• увеличение производства лидирующих продуктов, произ водств и технологий, включение местных производителей в отече ственные комплексы (кластеры) высшего технологического уклада, восстановление предприятий оборонно-промышленного комплекса и сложного машиностроения;

• развитие технополисов и технопарковых зон, формирова ние крупных селитебных агломераций на основе промышленных центров юга Дальнего Востока;

• разработка координационных инструментов, обеспечиваю щих социально-экономическое единство и взаимную дополняе мость дальневосточных субъектов Российской Федерации;

• проведение институциональных преобразований локально го типа, направленных на решение задачи всемерного развития производительных сил дальневосточного региона.

Важное место в системе этих направлений занимает гидро энергетика. Обеспечивая растущие потребности Дальнего Востока в дешевой электроэнергии, экспортные поставки высокотехноло гичной продукции, она дает мощный импульс развитию региона, локальных муниципальных образований, формируя новые полюса экономического роста.

1.2 Состояние и тенденции развития электроэнергетики Прогнозные оценки показывают, что прогрессивный харак тер, удобство использования и технологические свойства электри ческой энергии способствуют росту ее потребления в мировой эко номике, опережая темпы роста потребления энергоресурсов в це лом. Конъюнктура спроса на электроэнергию позволяет рассматри вать возможности ее экспорта из России в Европу, страны СНГ и АТР (Китай, Япония, Республика Корея)1.

В России, которая на душу населения потребляет электро энергии в 1,5 раза меньше, чем США, будет одновременно реали зовываться две тенденции:

• уменьшение энергозатрат на единицу произведенного ВВП;

• увеличение потребления, обусловленное ростом жилищно го строительства (потребление домохозяйств) и развитием сектора услуг, которые отстают в России против США в 4 и 8 раз.

Учитывая прогнозы роста экономики России, потребление электроэнергии будет возрастать ежегодно на 4,1% по базовому и на 5,2% – максимальному вариантам (рисунок 1.3).

Здесь и далее в этом разделе использованы материалы: Энергетическая стратегия России на период до 2020 года. – М.: ГУ ИЭС Минэнерго России, 2001.

Млрд кВтч 5, 2000 Максимальный вариант (среднегодовые темпы при роста в 2006–2010 гг. – 6,0%, в 2011–2015 гг. – 4,9%, в 2016–2020 гг. – 4,6%) Базовый вариант (в 2006–2010 гг. – 4,9%, в 2011– 2015 гг.– 3,6%, в 2016–2020 гг. – 3,7%) 1200 1074 4, Уровень 1990 г.

992 924 864 1000 856 809 1990 1992 1994 1996 1998 2000 2002 2004 2006 2008 2010 2015 Рисунок 1.3 Прогноз спроса на электроэнергию до 2020 г.

в Российской Федерации Дальний Восток, который потребляет на душу населения электроэнергии меньше, чем в среднем по Российской Федерации, с учетом ожидаемого роста экономики увеличит объем электропо требления по базовому (то есть наиболее вероятному) варианту в 2006–2020 гг. на 86,0% (с 39,0 до 72,6 млрд кВтч.). Среднегодо вые темпы прироста спроса составят 4,5%, что на 0,4 процентно го пункта выше, чем в среднем по стране (рисунок 1.4).

Млрд кВтч в 2006-2010 гг. – 5,5%, в 2011–2015 гг. – 8,7%, в 2016– 2020 гг. – 5,0% 90 в 2006-2010 гг. – 3,3%, в 2011–2015 гг. – 4,3%, в 2016– 2020 гг. – 5,3% 60 43 Уровень 1990 г.

42 42 38 36 34 1990 1992 1994 1996 1998 2000 2002 2004 2006 2008 2010 2015 Рисунок 1.4 Прогноз спроса на электроэнергию до 2020 г.

на Дальнем Востоке Генеральная схема размещения объектов электроэнергетики до 2020 г. Сайт Дальнево сточного филиала ЗАО «Агентство по прогнозированию балансов в электроэнергетике»

http://www.e-apbe.ru Там же.

При этом ожидается, что основные приросты потребления будут приходиться на Приморский край – 8,8 млрд кВтч, Хабаров ский край – 7,5, Республику Саха (Якутия) – 7,4 (таблице 1.1).

Таблица 1. Прогноз электропотребления в субъектах Дальнего Востока, млрд кВтч Средние годо Регион, республика, 2006 2010 2015 2020 вые темпы при край, область роста, % Дальний Восток 39,0 45,5 56,2 72,6 4, в том числе:

Саха (Якутия) 6,3 9,1 11,6 13,7 5, Приморский 10,8 11,6 14,8 19,6 4, Хабаровский 9,0 11,5 14,1 16,5 4, Амурская 6,2 6,3 8,1 11,0 4, Камчатский 1,5 1,5 1,6 1,7 1, Магаданская 2,6 2,7 2,9 5,0 4, Сахалинская 2,6 2,8 3,1 5,1 4, Источник. Дальневосточный филиал ЗАО «Агентство по прогнозированию балансов в электро энергетике»

Таким образом, в настоящий момент дальневосточная энерге тика в целом не испытывает особого дефицита в электрической мощ ности, за исключением южного Приморья. Но при этом, в ее состав входят неэффективные, морально и физически устаревшие генери рующие мощности, энергозатратные малые электростанции, устарев шие магистральные энергосети, поэтому, перед электроэнергетикой стоит задача не только увеличения генерации электричества, но и мо дернизации электростанций и сетей.

Прогнозируемый прирост внутреннего спроса на электро энергию будет покрываться за счет ввода в действие ГЭС на реках Бурея, Зея, Колыма, строительства новых ТЭС в Хабаровском и Приморском краях, на Сахалине и АЭС – в южном Приморье (приложение 1).

При этом Дальний Восток остается регионом с крупными и неосвоенными ресурсами гидроэнергии, которые могут быть ис пользованы для производства и поставок электроэнергии на экс порт.

Наиболее крупными гидроресурсами обладает Республика Саха (Якутия). Здесь выявлено 64 перспективных створа для строительства ГЭС общей мощностью 72352 МВт. На реках Ал дан, Тимптон, Учур, Олекма имеются возможности для сооруже ния крупнейшего на востоке России Южно-Якутского гидроэнер гетического комплекса мощностью 8500 МВт с годовой выработ кой электроэнергии в размере 38,9 млрд кВтч. В число этих элек тростанций входят: Инжерская, мощностью 1300 МВт, Нижне Тимптонская (800), Верхне-Алданская (1000), Олекминская (1500), Нижне-Олекминская (230), Средне-Учурская (3300), Учур ская (365 МВт) ГЭС.

В отличие от большинства действующих ГЭС здесь не будет больших водохранилищ. Они не затронут земли сельскохозяйст венного назначения, и площади затопления будут минимальны.

Например, удельная площадь затопления на 1 МВт мощности на Учурской ГЭС в 45 раз меньше, чем на Зейской ГЭС, что позволит минимизировать негативное воздействие на окружающую среду.

Часть намечаемого выпуска электроэнергии (до 9,5 млрд кВт/ч) планируется направить на удовлетворение внутренних потребно стей Республики Саха (Якутия) и юга Дальнего Востока. Вторая часть в размере до 33 млрд. кВтч может быть экспортирована. В ценах 2007 г. стоимость ожидаемых поставок составит немногим более 1 млрд долл. США при затратах 8,2 млрд долл. США. Пер вый гидроагрегат (Инжерская ГЭС) должен быть введен в 2013 г.

Второй крупный проект, который будет иметь значение для развития экономики Дальнего Востока, это освоение гидроресурсов приливной волны Тугурского залива. Глубоко вдаваясь в материк (65 км в длину, 50 км на входе и 17,5 км в срединной части), залив имеет приливы полусуточного периода. Максимальная их величина – 9, а средняя – 5,4 м. Наибольшая скорость течения – 1,8 м/сек., средний расход приливной воды – 1450 м3/сек. Это создает уни кальные условия для строительства приливной электростанции.

ТЭО Тугурской ПЭС выполнено в 1994 г. институтом Гидропроект (г. Санкт-Петербург). Мощность электростанции определена в размере 5180 МВт, проектируемая среднегодовая выработка – 16,1 млрд кВтч.

Целесообразность строительства ПЭС связывается с наличи ем устойчивого потребления электроэнергии. Это возможно только при создании дополнительных линий передач для включения ПЭС в общую энергосистему востока России и передачи электроэнер гии в Китай, Республику Корея, КНДР и Японию. При экспорте 16,1 млрд кВт регион дополнительно получит 488 млн долл.

США.

Третье направление увеличения экспортного потенциала ре гиона по электроэнергии связано со строительством на юге Саха лина парогазовой электростанции суммарной мощностью МВт. Она обеспечивает КПД до 60%, против 30–40% на обычных конденсационных станциях. Проект ориентирован на поставки электроэнергии на Хоккайдо и предполагает сооружение высоко вольтной ЛЭП-600 длиной 1800 км, в том числе 400 км – под во дой. Общая стоимость проекта определена в размере 9,6 млрд долл. США. Объем выработки электроэнергии составит 12,4 млрд кВтч, что обеспечит дополнительное поступление экс портной выручки в размере 370 млн долл. США.

За счет трех указанных проектов на Дальнем Востоке будет формироваться электроэнергетический комплекс, способный экс портировать в соседние страны ежегодно до 62 млрд. кВтч элек троэнергии. Нельзя сказать, что такие поставки полностью решают проблемы энергообеспечения соседних стран, так как Китай произ водит в год электроэнергии 2190, Япония – 1010, Республика Корея – 374 млрд. кВтч. В наибольшей мере они нужны Дальнему Вос току. При реализации указанных проектов энергетика региона по лучает опережающее развитие и создает условия для ускорения роста потребляющих секторов экономики. Кроме того, увеличива ется привлекательность региона для иностранных инвестиций.

Строительство линий электропередач ведет к появлению, так назы ваемых, системных эффектов, в результате обеспечения стабильно сти нагрузок, сглаживания их максимумов, сокращения размеров обязательных резервов мощностей.

Кроме того, в соседних странах возникают напряжения с ба лансом электроэнергии в районах, непосредственно примыкающих к границам России. Так, КНР ожидает дефицит электроэнергии в северо-восточной энергосистеме уже к 2015 г., поэтому здесь бу дут готовы принять российскую электроэнергию в размере 50– 60 млрд кВтч.

Нерешенной проблемой остаются высокие цены, предлагае мые российскими экспортерами. Тем не менее, фундаментальные потребности соседних стран в электроэнергии, а России – в уско рении экономического развития Дальнего Востока, будут реши тельно подталкивать обе стороны к сотрудничеству в этой сфере.

1.3 Перспективы развития гидроэлектроэнергетики Дальнего Востока С целью обеспечения надежного и эффективного энерго снабжения потребителей и экономики страны в электрической и тепловой энергии Министерством промышленности и энергетики Российской Федерации совместно с рядом проектных и академиче ских институтов подготовлена Генеральная схема размещения объектов электроэнергетики до 2020 г., принятая за основу Прави тельством Российской Федерации в 2007 г. Объемы и структура вводов генерирующих мощностей по Дальнему Востоку в 2006– 2020 гг. (базовый вариант) представлены в таблице 1.2.

Таблица 1. Объёмы и структура вводов генерирующих мощностей на Дальнем Востоке в 2006–2020 гг.

2006–2010 2011–2015 2016– Мощности ГВт % ГВт % ГВт % АЭС –– –– –– –– 0,7 18, ГЭС 1,2 80,0 1,0 15,6 2,2 57, ТЭС 0,3 20,0 5,4 84,4 0,9 23, в том числе на угле 0,3 20,0 4,3 67,2 0,5 13, на газе –– –– 1,1 17,2 0,4 10, Всего: 1,5 100,0 6,4 100,0 3,8 100, Концентрация оте чественных гидроресур сов наглядно представ лена на рисунке 1.6. Как видно, гидроэнергетиче ский потенциал сконцен трирован преимущест венно на востоке Рос сии. Соответственно и в географическом распре делении мощностей Рисунок 1.6 Распределение гидроресурсов гидроэлектростанций на территории Российской Федерации http://sci.aha.ru и гидроаккумулирующих электростанций (ГАЭС) также преобла дает Сибирь и Дальний Восток.

Динамика ввода мощностей по базовому (то есть наиболее вероятному) варианту в России в 2006–2020 гг. дает прирост 21,6 ГВт. На Дальнем Востоке, согласно генсхеме к 2020 г. (при ложение 2), должны будут введены в действие Бурейская и Ниж небурейская, а также Нижнезейский каскад ГЭС в Амурской об ласти, Усть-Среднеканская ГЭС в Магаданской области, Канкун ская, Нижнетимптонская и Вилюйская ГЭС в Республике Саха (Якутия).

Таким образом, Дальний Восток исторически развивался под постоянным патронажем государства, что определяло его устойчи вое и сбалансированное развитие. Экономическая специализация ориентировалась на ресурсодобывающие отрасли с экспортным уклоном. Развитие более высоких переделов, особенно машино строения, выполняло важную воспроизводственную роль, поддер живая уровень образованности, наукоемкости и трудовой квали фикации работающего населения.

Годы рыночных преобразований усилили истощительные тенденции, затронув не только природно-ресурсный, но и социаль но-производственный потенциал региона. Складывающиеся угро зы, дополняя и стимулируя друг друга, создают отрицательную мультипликативную среду, реальную угрозу коренным интересам и безопасности России.

Стратегическими идеями, способными перевести Дальний Восток на траекторию устойчивого развития, являются формирова ние на юге Дальнего Востока ядра постоянного населения, исполь зование фактора внешней торговли как импульса реструктуризации экономики, создание зон интенсивного развития на основе террито риально-производственных кластеров, основой которых выступают крупные и динамично развивающиеся селитебные центры.

Необходимым условием реализации этих идей является разви тие энергетики. Продолжительное время высокие энергозатратность и энергодефицитность местной экономики выступали сдерживающим фактором. В последние годы в этой сфере наметились позитивные изменения – созданы новые мощности, проводится модернизация су ществующих предприятий, формируется современная система гене рации и распределения. Это позволяет значительно расширить энер гетический потенциал Дальнего Востока, придать устойчивость раз витию местной экономики, создать новые полюса роста в регионе.

ГЛАВА 2 МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ И МЕТОДИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО МОНИТОРИНГА Бурейская ГЭС начала строиться в 1978 г. Окончание запла нировано на 2009 г. По проекту она имеет мощность 2000 МВт.

Создаваемое Бурейское водохранилище должно иметь следующие параметры: площадь при НПУ 256 м – 740 км2, протяженность – 234 км, ширину – до 5 км. Полная и полезная емкость водохрани лища – 20,9 и 10,7 км3. При вводе в действие на полную мощность Бурейской ГЭС будет затоплено более 64 тыс. га земель, в основ ном лесных, большая часть которых находится в Хабаровском крае.

Ввод Бурейской ГЭС на полную мощность позволит решить следующие задачи:

• обеспечить электроэнергией дефицитные регионы Дальнего Востока;

• повысить надежность электроснабжения и обеспечить рав номерность электрической нагрузки Объединенной энергосистемы (ОЭС) «Восток»;

• сократить завоз органического топлива в регион ежегодно на несколько миллионов тонн;

• предотвратить наводнения в поймах рек Буреи и среднего Амура;

• обеспечить экспорт электроэнергии в Китай и другие страны.

Необходимость скорейшего ввода в эксплуатацию агрегатов Бурейской ГЭС еще более возрастает с учетом роста электропо требления, который начался с 1999 г. Эта тенденция наиболее сильно проявилась в ОЭС «Восток» и составляет в среднем 10–12% в год.

Строительство и эксплуатация гидроэлектростанции привело к значительным изменениям в социально-экономической сфере, особенно, в районах ее размещения: Бурейского района Амурской области и Верхнебуреинского района Хабаровского края. Они са мым непосредственным образом касаются местного населения.

Поэтому наблюдение за происходящими здесь процессами позво ляет получать необходимую информацию и принимать превентив ные меры для сглаживания негативных и усиление позитивных тенденций1.

Мониторинг социальной сферы на территории, подвержен ной влиянию Бурейской ГЭС, выполнялся в соответствии с «Мето дическими рекомендациями по прогнозированию воздействия гид роэнергетических объектов на социальную сферу»2. Анализирова лась прямая и косвенная реакции населения на строительство ГЭС или на перемены, которые повлияли на занятость, материальное благополучие, обеспеченность товарами и услугами, здоровье, ду шевное равновесие и другие социально-экономические параметры.

Программа исследования включала следующие разделы:

• методологический – определение понятий, основных прин ципов, постановка целей, задач, формулирование объекта и предмета исследования;

• методический – выбор методов сбора, обработки и анализа информации, характера и размера выборки, способы расчета;

• организационный – разработка плана исследования и рас пределение ресурсов.

В ходе проведения мониторинга были поставлены следую щие задачи:

• организация наблюдения за ходом строительства Бурейской ГЭС;

• получение достоверной и объективной статистической, со циологической и другой информации, систематизация ее для обобщенных представлений о протекающих в районах социально экономических процессах;

• оценка и анализ тенденций в приоритетных сферах экономики;

• выявление причин, вызывающих тот или иной характер изменений;

• оценка эффективности принятых в социальном плане решений;

• обеспечение органов управления, предприятий, учрежде ний и организаций, граждан мониторинговой информацией;

1 Социально-экологический мониторинг зоны влияния Бурейского гидроузла: Предвари тельные итоги. Социологические исследования / В.К.Заусаев, М.В. Чепегина, З.А. Халиул лина, С.Е. Сиротский. – Хабаровск: ИВЭП ДВО РАН, 2007.

Методические рекомендации по прогнозированию воздействия гидроэнергетических объ ектов на социальную сферу. – М.: ОАО «Институт Гидропроект». – 1995.

• прогнозирование и моделирование возможных направле ний социально-экономического развития.

Действенность мониторинга определяется положенными в его основу принципами (рисунок 2.1):

• приоритетности, позволяющей акцентировать анализ на ключевых направлениях и проблемах;

• комплексности, проявляющейся в реализации всей сово купности задач мониторинга;

• целенаправленности – ориентация на решение конкрет ных управленческих задач;

• оперативности, позволяющей принимать решения в кри тических ситуациях;

• непрерывности – постоянное отслеживание основных па раметров движения социохозяйственной системы районов;

• системности – рассмотрение районов как составных эле ментов более общих систем – Амурская область, Хабаровский край, а также Дальний Восток, учет обратных воздействий;

• информационной открытости, делающей все результаты исследований и наблюдений доступными для управленцев, пред принимателей, политиков, широкой общественности;

• сопоставимости, позволяющей полученные оценки срав нивать с ретроспективой и данными по другим муниципальным районам Амурской области и Хабаровского края.

Приоритетность Системность Комплексность Основные Информационность принципы Целенаправленность Непрерывность Оперативность Сопоставимость Рисунок 2.1 Система основных принципов проведения мониторинга социально-экономических процессов в зоне влияние Бурейской ГЭС Для полного представления о происходящих в районах влия ния Бурейской ГЭС процессах необходимо использовать систему инструментов, отражающих определенный срез мониторинга: ин дикативный, социологический, организационный, функциональный и общественный (рисунок 2.2).

Индикативный Оценка организационных ме (параметрический) анализ роприятий (сбор показателей, их сопоставле- (использование организационно ние с ретроспективными данными экономических, нормативно и современными оценками) правовых и других механизмов) Мониторинг зоны влияния Бурейской Общественная активность Социологические оценки (участие общественных (учет мнения жителей, бизнес ГЭС организаций, населения, бизнеса менов, работников администра в формировании новых направ- ции и др.) лений развития районов) Функциональный анализ (реализация компенсационных и других проектов и мероприятий) Рисунок 2.2 Концептуальная схема мониторинга социально экономических процессов зоны влияния Бурейской ГЭС В индикативном (параметрическом) анализе шла обработка статистической информации, отбирались основные показатели, ко торые позволяли исследовать складывающиеся в районах соци ально-экономические тенденции и оценивать степень воздействия на них строящейся гидроэлектростанции. Соблюдались обычные требования к социально-экономическим показателям, используе мым в сфере управления: полнота, достоверность, своевремен ность, репрезентативность. Они разделялись на контрольные и мо ниторинговые. Первые можно изменять посредством введения тех или иных мер, вторые – лишь отслеживать, не воздействуя на них.


Использовались также общие и частные, количественные и качественные показатели. К обобщающему показателю, то есть па раметру первого уровня, или главного звена, отнесена среднегодо вая численность населения районов. Это наиболее интегрированная характеристика, концентрирующая в себе все происходящие здесь положительные и отрицательные изменения. Создание благопри ятной среды проживания и производственной деятельности, в сравнении с другими районами и городами Дальнего Востока, по зволяет улучшить демографические процессы. В контексте этого показателя использовались также половозрастные, образователь ные и другие характеристики.

К показателям второго уровня отнесены демографические параметры (естественное и миграционное движение населения, ко эффициенты рождаемости и смертности, количество прибывших и убывших). Они раскрывают причины демографических процессов.

Группы экономических и социальных показателей1 включа ют характеристики третьего уровня. Они впрямую или опосредо ванно определяют демографические процессы в районах (объем производства товаров и услуг, ввод жилья, стоимость 1 м2, количе ство жилой площади на 1 жителя города, уровень безработицы, среднедушевые доходы населения, размер начисленных пенсий и др.). Оценивалась также динамика развития основных отраслей и секторов экономики, формирующих здесь «точки роста» (про мышленность, строительство, сельское хозяйство, транспорт, тор говля, малое предпринимательство).

Бюджетные показатели характеризуют финансовую само обеспеченность районов. Профицитность или дефицитность мест ного бюджета, тенденции в его структуре, возможности появления новых источников отслеживлись и анализировались в процессе мо ниторинга. В приложении 3 приведены показатели, используемые при проведении социально-экономического мониторинга.

Использовались также показатели для фиксации результатов натурных наблюдений. Они не поддаются формализации, потому что включают результаты личных наблюдений исследователей при посещении ими населенных пунктов, строек, предприятий, объек тов социальной инфраструктуры, при встречах с населением и об щественностью, знакомством с местной прессой. При этом форми руется общее представление о проблемах, которые в районе акту альны или могут такими стать в ближайшей перспективе и связаны со строительством ГЭС.

В систематизированном виде методические подходы к мони торингу влияния строительства и эксплуатации Бурейской ГЭС на социально-экономические процессы в районах ее размещения при ведены на рисунке 2.3.

Тавокин Е.П. Основы методики социологического исследования: учебное пособие. – М.:

Изд-во РАГС, 2007.

Рисунок 2.3 Система методических подходов к мониторингу влияния Бурейской ГЭС на социально-экономическое развитие районов ее размещения Параметрический анализ включал не только собственно рай оны влияния Бурейской ГЭС, но и близ расположенные террито рии. Так, Бурейский район сравнивался с сопредельным Архарин ским районом. Это позволило более рельефно показать различия в их развитии, выделив преимущества и недостатки от строительст ва гидроэлектростанции.

Для более полного сравнительного анализа рассчитывались также интегральные оценки по 24 показателям, которыми распола гает районная статистика. База сравнения была расширена за счет включения Зейского района, где уже достаточно длительный пери од действует одноименная ГЭС, Шимановского, Свободненского и Мазановского районов, которые попадают в зону влияния будущей Нижне-Зейской гидроэлектростанции.

При оценке последствий воздействия гидроэлектростанции нельзя не учитывать человеческий фактор, то есть отношение к ней населения. Жители, являясь одним из ключевых составляющих ресурсного потенциала территории, зачастую вносят кардинальные поправки в его последующее развитие. Сведения о намерениях, мотивах, установках людей, а также другая информация качест венного характера необходимы для составления полной картины.

Социологический срез мониторинга1 – наиболее сложная его часть. Здесь использовались:

• неформализованное интервью (свободная беседа, основан ная на примерном перечне вопросов) с жителями обследуемых районов, а также квартирное интервью;

экспресс-интервью (разго вор с респондентами на улице или в других произвольно выбран ных местах);

• формализованное интервью (стандартное интервью с ис пользованием анкеты) для проведения экспертного опроса компе тентных представителей различных органов районной власти, биз неса, социальной сферы;

• социологический опрос на основе специально разработан ных анкет (респонденты заполняли анкету самостоятельно в при сутствии интервьюера) жителей Бурейского и Верхнебуреинского районов.

Непосредственное общение со специалистами и жителями районов мониторинга происходило во время выездов в населенные пункты, находящиеся в зоне влияния Бурейской ГЭС: Талакан, Но вобурейский, Бурея, Малиновка, Николаевка Бурейского района Амурской области;

Чегдомын, Чекунда, Усть-Ургал, Эльга Верхне буреинского района Хабаровского края.

В качестве экспертов опрашивались специалисты различных видов профессиональной деятельности: депутаты, работники рай онной администрации, образования, здравоохранения, налоговой инспекции, директора предприятий, представители малого бизнеса.

Обследование проводилось во время официальных встреч, неофи циальных бесед, предварительно организованных мероприятий.

Опрос населения осуществлялся по принципу случайной вы борки. Репрезентативная генеральная совокупность определялась для взрослого населения в возрасте старше 18 лет. Размеры выборки включали по 460 человек в каждом районе. Ее случайность обеспечи Заусаев В.К. Социальная оценка последствий гидроэнергетического строительства на Дальнем Востоке (на примере Бурейской ГЭС) / В.К. Заусаев, З.М. Халиуллина // Азиатско Тихоокеанский регион: экономика, политика, право. – Владивосток: Изд. ДВГУ. – 2007. – № 2(16). – С32– валась выбором в каждом населенном пункте нескольких улиц и домов для проведения опроса. В зависимости от числа респондентов опреде лялся интервал (шаг) обследования – отношение числа жителей к рас четной величине выборки.

Экспертные и социологические опросы проводились в 2004, 2006 и 2007 гг. Это позволило получить не только текущие оцен ки жителей Бурейского и Верхнебуреинского районов, но и тен денции их восприятия строящейся гидроэлектростанции.

Разработанная в рамках данного исследования анкета экс пертного опроса включает оценки по 10 блокам, в том числе:

• изменения (ухудшения, улучшения) социально экономического положения района в связи со строительством ГЭС;

• отношение населения к строительству гидростанций;

• уровень и динамика социальной напряженности в районе;

• влияние коллектива строителей ГЭС на социальную обста новку;

• воздействие строительства станции на отток населения;

• влияние строительства на показатели благосостояния насе ления, занятости, изменение величины и доступности сельхозуго дий, мест сбора дикоросов, охоты, рыбалки;

• воздействие строительства ГЭС и заполнение водохрани лища на экологическую ситуацию;

• влияние водохранилища на здоровье населения;

• информированность населения о принимаемых мерах по преодолению отрицательных последствий строительства гидро электростанции;

• предложения о направлениях преодоления негативных по следствий строительства ГЭС.

При социологическом исследовании разработана анкета жителя, включающая оценки населения по трем основным блокам и 17 пара метрам, в том числе:

характеристика района (поселения) для удобства жизни:

• условия жизни;

• факторы положительного и отрицательного воздействия на условия жизни;

• настроенность человека на выезд.

влияние строительства ГЭС на социально-экономическое положение населения:

• отношение к строительству ГЭС;

• уровень и динамика благосостояния;

• факторы роста благосостояния;

• факторы снижения благосостояния;

• изменение социальной обстановки в районе;

• факторы улучшения социальной обстановки;

• влияние строительства на миграционное поведение населения;

• влияние строительства на занятость;

• влияние строительства на использование населением природ ных ресурсов;

• влияние гидростанции на экологическую обстановку в районе;

• влияние водохранилища на здоровье.

перспективы жизнедеятельности:

• настроение на выезд или постоянное проживание в районе;

• факторы, толкающие человека к выезду;

• предложения по улучшению социально-экономической си туации после завершения строительства ГЭС.

Опрос населения проводился специалистами, которые разъ ясняли респондентам цели социологического исследования. В ре зультате была получена интересная и обширная первичная инфор мация, характеризующая отношение жителей глубинки к строи тельству и эксплуатации Бурейской ГЭС.

Важным составным элементом мониторинга являлась оцен ка действующих организационных механизмов ликвидации нега тивных и усиление позитивных последствий строительства Бурей ской ГЭС. В обобщенном виде таковыми являются:

• организационно-экономический (разработка отраслевых и межотраслевых концепций, приоритетов, целевых программ, про ектов, планов и др.);

• нормативно-правовой (выстраивание и оформление пра вовых отношений между властью, бизнесом и общественными ор ганизациями, разработка и закрепление порядка финансирования программ, проектов стратегического развития района и др.);

• финансово-экономический (формирование бюджетов раз вития и частно-государственного партнерства, межбюджетных от ношений, новых форм взаимодействия с кредитными институтами и инвесторами, внедрение в бюджетный механизм инструментов поддержки бизнеса, различных форм активизации в районе дело вой среды и др.);


• социального партнерства (создание организационных струк тур, обеспечивающих взаимодействие власти, бизнеса и населения, проведение общественных слушаний и др.);

• информационно-коммуникационный (использование средств массовой информации и других инструментов для опера тивного оповещения всех заинтересованных субъектов о ходе строительства ГЭС, реализации компенсационных мероприятий и других действий, направленных на снижения ее негативных по следствий).

Особой частью мониторинга, которую трудно представить коли чественными параметрами, является функциональный анализ. В ходе строительства Бурейской ГЭС предпринимались различные действия со стороны региональной и местной власти, руководства энергетиче ской корпорации по снижению негативных последствий. Этот срез анализа предусматривает оценку их выполнения.

Реализация положительных факторов появления в районе круп ного энергетического объекта возможна только при использовании ресурсов гражданского общества1. В этой связи важное значение при обретает формирование социального партнерства, то есть выделение в мониторинге раздела об общественном участии населения.

Таким образом, выбор методологии и методики мониторинга тре бует соответствия главной цели – получению достоверной информации о происходящих в районах влияния Бурейской ГЭС социально экономических процессах. Используемые оценки основывались не только на экономико-статистическом анализе данных официальной государственной отчетности и выполнении конкретных мероприятий, но и на субъективной информации в виде ответов экспертов и рядовых местных жителей, включенности в этот процесс организационных ме ханизмов и гражданского общества. Разнокачественные системы пока зателей, дополняющие друг друга, позволили оценить влияние ГЭС на отдельные социально-экономические процессы. В свою очередь, интегральные измерители дали комплексное (системное) видение складывающихся тенденций в районах, находящихся под влиянием Бурейской ГЭС.

Реймерс Н.Ф. Природопользование: словарь-справочник. – М.: Мысль, 1990.

ГЛАВА 3 ЭКОНОМИКО-СТАТИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ 3.1 Общая характеристика районов строительства Бурейской ГЭС Бурейский район расположен на юго-востоке Амурской об ласти и охватывает бассейны нижнего и частично среднего течения р. Бурея (рисунок 3.1). На юго-западе он граничит с Михайловским районом, на юго-востоке – с территорией Райчихинска, на западе – с Завитинским, на севере – с Ромненским, на востоке – с Архарин ским районами, на северо-востоке – с Хабаровским краем. На юге района проходит государственная граница с КНР. Площадь рай она – 7,1 тыс. км2. Плотность населения – 4,2 чел. на км2.

Рисунок 3.1 Географическое положение Бурейского и Верхнебуреинского районов История заселения района русскими крестьянами началась несколько позднее, чем основной части Зейско-Бурейской равни ны, что объяснялось удаленностью его от Амура – единственного пути следования переселенцев из Забайкалья и европейской части России. Первыми бурейскими поселенцами стали выходцы из Том ской, Самарской и Орловской губерний, которые основали в 1871 г. села Бахирево и Киселево. Населенные пункты создавались на берегах Буреи и ее притоков. К началу XX в. на территории Бу рейского района проживало не более 500 чел. Но уже к 1910 г. оно насчитывало 2,4 тыс. чел. и включало 394 хозяйства. Главным про мыслом первых поселенцев был извоз – на Ниманские золотые прииски доставлялись обозы с продовольствием и фуражом.

С началом разработки в 1912 г. Кивдо-Райчихинского буро угольного месторождения возросла роль прибрежных поселений, являвшихся «воротами» к угольным копям. Потребность горняков в строительных материалах, продовольствии, фураже стимулиро вала развитие земледелия, животноводства, промыслового хозяйст ва и деревообработки. В 1914 г. были сданы в эксплуатацию Сред не-Амурская железная дорога и мост через р. Бурея.

Бурейские поселения в социалистический период развития до 1935 г. входили в состав Хингано-Архаринского района Хабаровско го края. К середине 1930-х гг. резко возрастает значение в народном хозяйстве Нижней Буреи. На территории района строятся вторые пути Транссиба, от станции Бурея прокладывается участок пути до Кивдо-Райчихинского угольного месторождения. Начинается про мышленная разработка угольных месторождений в бассейне р. Ургал, притока Буреи.

К 1964 г. в результате территориальных преобразований сложилась нынешняя структура Бурейского района. Поселок Ново бурейский (202 км от Благовещенска) стал административным цен тром района. В настоящее время в районе 19 сельских населенных пункта и 3 поселка городского типа – Новобурейский, Талакан, Бу рея. Для обоих районов характерна линейная форма расселения – вдоль рек и железных дорог.

Бурейский район относится к числу территорий с муссонным климатом умеренных широт. Он характеризуется теплым и влаж ным летом, когда выпадающие осадки вызывают высокие летние паводки на реках, часто переходящие в катастрофические наводне ния, и малоснежной суровой зимой с сильными ветрами, сдуваю щими снежный покров. Годовая амплитуда температуры воздуха достигает 50С. Средняя температура января – -29,7С, июля – +20,4С. Годовое количество осадков примерно 500 мм. Основная их масса выпадает в теплое время года.

Летний период с суточными температурами выше 15С длит ся всего два месяца – с середины июня до середины августа. В на чале сентября начинаются заморозки, хотя дни еще теплые – мак симальные температуры выше 100С.

Средняя температура вегетационного периода – 14,6С, его продолжительность в среднем 152, а безморозного – 135 дней.

Средняя высота снежного покрова невелика – 34 см.

Особенность природы лесостепных приамурских равнин свя зана с их расположением на подвижной границе двух климатиче ских влияний – океанического (муссонный климат) и материкового (континентальный климат). Подвижность этой границы сказывает ся в чередовании засушливых и влажных лет с разными периодами продолжительности. Равнины надпойменных террас Буреи не зали ваются, но подвержены переувлажнению поверхностных горизон тов почв в дождливые периоды. Эти участки покрыты плодород ными темноцветными луговыми почвами – «амурскими чернозе мами» – и являются хорошими пахотными угодьями. Однако в случае размокания почв создаются сложности как при уборке уро жая, так и при обработке полей весной. Усиливается промерзание почв. В северной части района ведение земледелия усложнено в связи с малой толщиной плодородного слоя.

Современные рельефообразующие процессы, связанные с особенностями залегания горных пород, активностью процессов выветривания и размывания грунтов, на территории, освоенной человеком, выражаются в усилении планации – заносе западин и ложбин на пашнях надпойменных террас, в росте эрозивных форм при сведении лесов, распашке склонов и при прокладке дорог, в плоскостном смыве на наклонных поверхностях, в развевании пес чаных грив на террасах нижних уровней.

Природно-ресурсный потенциал Бурейского района разнооб разен. Наличие лесных ресурсов обусловило развитие лесозагото вок. В отдельные годы они составляли до половины объема про мышленного производства. Другие ископаемые – Мельгино Архаринская зона фосфоритовых апатитов, месторождения грано диоритов, мраморизованных известняков и доломитов, минераль ных красок, глин и суглинков, формовочных и полевошпатово кварцитовых строительных песков, гравия.

Бурейское месторождение суглинков находится в 3 км к вос току от пос. Бурея. Суглинки пригодны для строительного кирпича марок «100», «150». Бурейское месторождение формовочных пес ков расположено в 20 км к юго-востоку от города Райчихинска.

Перспективно Диканское месторождение известняков, на базе ко торого возможно производство воздушной строительной извести.

Верхнебуреинский район размещен на северо-западе Хаба ровского края и включает территорию верхнего течения рек Бурея и Амгунь. На западе граничит с Амурской областью, на севере с районом им. Полины Осипенко, на востоке с Солнечным и Хаба ровским районами, на юге с Еврейской автономной областью. Об щая площадь – 63,6 тыс. км2. Район отнесен к местностям, прирав ненным к районам Крайнего Севера. Плотность населения – 1,9 чел./км2.

Он образован решением Дальневосточного краевого исполни тельного комитета в 1927 г. и получил название Верхнебуреинского туземного района народа эвенков (тунгусов). В него вошли Чекун динский и Чеугдинский родовые Советы. Позднее Чеугдинский Со вет был передан Бурейскому району Амурской области.

Как Верхнебуреинский район он образован в 1936 г. с район ным центром в поселке Чекунда. В 1943 г. районный центр был переведен в поселок Средний Ургал. В августе 1948 г. в связи с вы делением Амурской области в самостоятельную территориальную единицу район был передан в подчинение Хабаровского края.

В настоящее время на территории района действует пятна дцать поселковых и сельских администраций. С 1956 г. районный центр – поселок Чегдомын. Здесь сконцентрировано основное про мышленное производство.

Территория Верхнебуреинского района находится в пределах природно-территориального комплекса края Горный Запад, для которого характерна сильная расчлененность поверхности глубо кими ущельями, долинами, платообразными заболоченными про странствами. Все это осложняет проведение изыскательских, ин женерно-строительных работ, эксплуатацию наземных путей со общения, развитие промышленности и сельского хозяйства.

Столь сложный рельеф местности сформировал и особые климатические условия. Суровые продолжительные зимы (отрица тельные зимние температуры достигают 60°) способствуют силь ному промерзанию почвы. На большей части территории распро странены многолетнемерзлые грунты мощностью до 70–90 м с глу биной сезонного оттаивания 30–90 см.

Лето в районе короткое и теплое. Максимальная летняя тем пература доходит до +35°С. Среднегодовая температура – отрица тельная, в пределах от -1,5С до -4,0С. Продолжительность без морозного периода колеблется от 60 до 100 дней в году. Количест во осадков в районе – 600–900 мм.

Верхнебуреинский район имеет густую гидрографическую сеть. Реки Амгунь и Бурея, а также их многочисленные притоки носят ярко выраженный горных характер – с быстрым течением, каменистым ложем, опасными перекатами, бурными паводками и изменчивым уровнем воды. На территории района реки не судо ходны.

Бурея является самым холодным и быстрым из крупных при токов Амура, что обусловлено горным характером водосбора, мно голетней мерзлотой и суровым климатом. Длина – 739 км (вместе с Правой Буреей). Площадь бассейна – 69,8 тыс. км2. Бурея считается малорыбной рекой, однако состав ихтиофауны уникален. Лесная фауна бассейна достаточна разнообразна. Наиболее перспективны для спортивной охоты лось, косуля, глухарь, рябчик;

для рыболов ства – хариус. Сама Бурея является легкой для сплава, однако ее притоки весьма сложны.

Богат Верхнебуреинский район своими природными ресур сами. Важнейшей составляющей их являются лесные ресурсы.

Общая площадь земель лесного фонда – 6,3 млн га, из них покры тая лесом – 5,1 млн га. Запасы древесины оцениваются в 552,8 млн м3. Из породного состава преобладают хвойные (79,4%), в первую очередь лиственница, а также ель и пихта.

Богаты и разнообразны минерально-сырьевые ресурсы рай она. Открыто и разведано более 241 месторождений и проявлений различных полезных ископаемых (свинца, цинка, меди, молибдена, вольфрама и др.). Но ведущее место принадлежит углю. Прогноз ные ресурсы углей Буреинского каменноугольного бассейна оце нивались на 1 января 1998 г. в 9,6 млрд т. Наиболее изучено Ур гальское месторождение, которое разрабатывается с 1947 г. Здесь работает шахта «Ургальская» с годовой мощностью 1,7 млн т.

Территория района перспективна на нефть и газ. Это прежде всего касается Верхнебуреинского прогиба. Прогнозные извлекае мые запасы оцениваются здесь в 200-250 млн т нефти и порядка 200–250 млрд м3 газа. Важно, что прогиб расположен в экономиче ски освоенном районе на пересечении двух железнодорожных ли ний: БАМ и ветка Транссиба.

В районе известны три рудно-россыпных узла золота: Ни манский, эксплуатирующийся с 1875 г., и наиболее крупные по масштабам добычи Васильевский и Иориханский.

Правоурмийское оловорудное месторождение является одним из крупнейших в России. По состоянию на 1 января 2001 г. запасов олова достаточно для работы горнодобывающего предприятия на срок более 50 лет. С 1995 г. здесь ведется подземная добыча и обога щение руды на Правоурмийской обогатительной фабрике.

В Верхнебуреинском районе учтено 48 месторождений строительных материалов: глин кирпичных и бентонитовых, пес ков, песчано-гравийных смесей, строительных и облицовочных камней, карбонатного сырья для производства извести. Крупней шие из них – Ургальское месторождение бентонитовых глин, ме сторождения глин и суглинков для производства кирпича. Кроме того, выявлены 4 месторождения строительного камня (гранитов).

Сырьем для производства цемента служат известняки и глинистые сланцы Мельгинского месторождения.

Известны также 73 месторождения торфа с ресурсными запа сами свыше 100 тыс. т, два минеральных источника: Солонинский и Горячий ключ. Последний по целебным свойствам воды является аналогом кульдурских источников.

3.2 Демографические тенденции В дореформенный период концепция освоения Дальнего Востока носила долговременный характер. Использовалась ком плексная система материальных и социальных льгот, стимули рующих приток в регион трудовых ресурсов. Она включала подъ емные, различные надбавки и коэффициенты к заработной плате, компенсацию затрат на проезд в очередные отпуска, предоставле ние регулярных путевок для санаторно-курортного лечения, в том числе членам семей, сокращение возраста для назначения пенсий, оплату транспортных затрат при выезде в связи с окончанием тру довых контрактов и др. Это способствовало росту постоянного на селения. За период 1937–1990 гг. его численность в Бурейском районе выросла с 20,1 до 29,7 тыс. чел. или почти в 1,5 раза, а в Верхнебуреинском районе – с 9,4 до 49,8 тыс. чел. или в 5,1 раза.

В годы рыночных преобразований сокращение населения на блюдалось по всему Дальнему Востоку. Это коснулось и иссле дуемых районов (приложение 4), особенно, Верхнебуреинского района. Численность постоянного населения уменьшилась за 1990– 2000 гг. с 49,8 до 33,2 тыс. чел. или в 1,5 раза, опустившись до уровня 1980 г. В последующем траектория сохранилась отрица тельной, но стала более пологой (рисунок 3.2). Продолжается опе режающее сокращение сельского населения.

Динамика численности постоянного населения Бурейского района более стабильная, сокращающаяся до 2004 г. С 2005 г. на метился рост, и на 01.01.2008 г. его численность составила 28, тыс. чел. Соотношение городского и сельского населения меняется в пользу первого. Если в 1980 г. на него приходилось 58,0% от числа постоянных жителей, то в 2006 г. – 75,7%.

50 49,8 48, 40 33, 33,1 32, 33,2 33, 33,0 32,4 31,9 31,6 31, 25, 30 24, 29,7 29,6 28, 28,5 28,4 28,4 28,4 28, 28,3 28,2 28, 27, 26, 22, 1960 1970 1980 1990 1995 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 Верхнебуреинский район Бурейский район Рисунок 3.2 Динамика изменения численности постоянного населения Бурейского и Верхнебуреинского районов на начало года, тыс. чел.

Начало строительства Бурейской ГЭС (1986 г.) активизиро вало приток населения, прежде всего, в Бурейский район. Баланс приезжающих и уезжающих колебался в зависимости от положе ния дел на строительстве, но в абсолютном значении был устойчи во положительным (рисунок 3.3).

500 408 257 191 196 165 1980 1990 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 Прибыло Выбыло Миграционный прирост, че Рисунок 3.3 Динамика миграции населения Бурейского района, чел.

Значительную лепту в динамику населения исследуемых районов вносит естественное движение населения. До начала ре форм в Бурейском районе в связи с большой долей населения ре продуктивных возрастов и стабильной экономической ситуацией происходил устойчивый естественный прирост. В 1980 г. рождае мость в районе более чем в два раза превышала смертность.

С конца 80-х гг. соотношения диаметрально поменялись. В 90-е гг. ежегодно фиксировалась естественная убыль населения, темпы которой возрастали и достигли максимальной величины в 2000 г. – 208 чел. С 2001 г. этот процесс замедлился за счет более быстрых темпов роста числа родившихся против умерших. Но от рицательное сальдо сохранилось и составило в 2007 г. 115 чел.

(рисунок 3.4).

-100 -118 - - -172 -150 - -81 - -250 - 1980 1990 000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 Число родившихся Число умерших Естественный прирост (убыль) Рисунок 3.4 Динамика естественного движения населения Бурейского района, чел.

Все эти процессы оказывают влияние на изменение возрас тной структуры населения. За период с 1999 по 2007 гг. доля пен сионеров в общей структуре жителей Бурейского района повыси лась с 15,5% до 16,9%, хотя их абсолютное количество уменьша ется (с 4,9 до 4,8 тыс. чел.). Снижается удельный вес населения мо ложе трудоспособного возраста (с 32,6 до 26,8%). За счет этого увеличивается в абсолютном и относительном отношении числен ность трудоспособного населения: 1991 г. – 53, 9%, 2000 г. – 57,7%, 2006 г. – 63,4%, 2007 – 64,5%. В 2007 г. она составила 18,4 тыс. чел.

Подобные процессы естественны, учитывая растущую потребность в рабочей силе строящейся гидроэлектростанции.

С начала 90-х гг. в Бурейском районе снижается количество браков и растет – разводов. Но в последние годы (2005 и 2006 гг.) тенденция меняется: по бракам 182 и 195, по разводам 144 и 127 ед.

По состоянию на 01.01.2008 г. численность постоянного на селения Верхнебуреинского района составила 31,1 тыс. чел., из ко торых в сельской местности проживает 6,9 тыс. чел. В последние годы здесь складывается устойчивая отрицательная тенденция ми грационного движения населения (рисунок 3.5). Растет абсолютное превышение уезжающих над приезжающими: 2000 г. – 209;

2004 г.– 345;

2005 г. – 397, 2006 г. – 315, 2007 г. – 443 чел.

3000 1000 - -315 - -345 - -221 -244 - - - 1985 1990 1995 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 - Прибыло Выбыло Миграционный прирост, отток (-) Рисунок 3.5 Динамика миграции населения Верхнебуреинского района, чел.

Всплеск рождаемости в Верхнебуреинском районе пришелся на 80-е гг. – период строительства БАМа. В расчете на 1 тыс. чел.

населения она превышала среднекраевой показатель. Начиная с 1990-х гг. в связи с ухудшением экономической ситуации в районе, оттоком трудоспособного населения рождаемость стала снижать ся. Смертность же растет, особенно младенческая, что определяет отрицательную динамику естественного движения населения (ри сунок 3.6). Но она ниже, чем в Бурейском районе (2007 г. 9 и чел.) и среднекраевого показателя в связи с более молодой возрас тной структурой населения.

700 581 6 - 200 -41 -55 -27 - - - 1985 1990 1995 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 - Число родившихся Число умерших Естественный прирост, убыль Рисунок 3.6 Динамика естественного движения населения Верхнебуреинском района, чел.

Здесь также наблюдается деформация возрастной структуры населения: снижается доля населения моложе трудоспособного возраста (2000 г. – 24,9%, 2007 г. – 19,1%) и растет – старше трудо способного возраста (12,2 и 14,2%).

Динамика браков и разводов такая же, как в Бурейском районе, но в абсолютном измерении показатели здесь выше. На создание семей сказывается ухудшение половозрастной структуры в связи с отрицательной миграцией и ростом смертности населения трудоспо собного возраста, сложностями экономического характера.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.