авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«Б.И. О Г Л Ы Ф О Р М И Р О В А Н И Е ЦЕНТРОВ КРУПНЫХ ГОРОДОВ С И Б И Р И ГРАДОСТРОИТЕЛЬНЫЕ И СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНЫЕ АСПЕКТЫ Ответственный ...»

-- [ Страница 2 ] --

Хороший дух должен быть в Сибири - крепкий, смолистый, ядреный, этакий вот как у моло­ дой сосны..." (23). Поэтому неудивительно, что первые социалистические культурные преобра­ зования вызвали небывалый энтузиазм жителей сибирских городов.

Культурное строительство, охватив все огромные пространства Сибири в большей степени коснулось вначале городов Западной Сибири, где создавалась новая индустриальная база на востоке и шел активный процесс урбанизации.

В этих условиях особое функциональное и идейно-политическое значение, соответствующее социальному заказу молодой советской республики, приобретают центры городов, которые проектируются, в большинстве случаев, как зоны массового общения и включают новые виды общественных сооружений: Дворцы труда, Дворцы культуры и науки, Дома советов, Дома Союзов, Дома колхозников и рабочие клубы.

Впервые в градостроительной практике делаются попытки на демократической основе, решить задачу организации труда и быта путем создания стройной соподчиненной системы общественных центров различного уровня с учетом положения в структуре города жилых образований и промышленных объектов. Поиск новых планировочных структур основывался на концепции идеальных городов: крупные города предполагалось формировать из отдельных рабочих поселков - городов-садов.

В 20-е годы идея создания соцгородов, с жилкомбинатами, домами-коммунами, домами быта неоднократно выдвигалась в теоретических трудах и проектных разработках видных советских зод­ чих, которые по-разному решали вопросы организации жилой среды на социалистической основе.

Для формирующихся индустриальных центров Сибири, рост которых осуществлялся за счет быстрого притока молодежи из различных районов страны, эти вопросы приобретали не только бытовые, но и важнейшее идеологическое значение.

Наиболее ярко градостроительные идеи и направления раннего советского периода прояви­ лись при проектировании городов Кузбасса, а также в процессе разработки первого генераль­ ного плана Новосибирска, который приобретал неофициальный статус столицы Сибири и становился одним из крупнейших административно-промышленных, научных и культурных центров страны. Генеральный план и проекты общественного центра Новосибирска имели большое идейно-политическое, во многом престижное значение. Город проектировался на полуторамиллионное население и его стремительный рост символизировал беспрецедентное в истории (по масштабам и темпам) освоение огромного региона. Рис. 34а, б.

В истории мирового градостроительства немало примеров создания новых крупных столичных городов. Однако решение о создании в индустриально неразвитом, удаленном крае, с низкой плотностью населения и сложными природно-климатическими условиями крупномасштабного градообразования казалось неосуществимой утопией. Достаточно напомнить, что численность населения Москвы в тот период была немногим более 1,5 млн. человек, а крупного сибирского города - 60—80 тыс.

В качестве основной программы развития Новосибирска в исходных документах планиро­ вочной комиссии отмечалось:

"... Проект планировки должен выполняться по программе максимум с выявлением всех оп­ тимальных возможностей развития города как сибирской столицы... и физического центра всей северной Азии... и далее:"... Новосибирск как молодой город, не имеющий градостроительных традиций, должен получить новый органичный и целостный облик... "(24). Рис. 35. Таким обра­ зом Новосибирск и его центр стал одним из экспериментальных градостроительных полигонов, где получили опробование многие новые принципы классификации и дислокации обществен­ ных центров, а также новые типологические концепции проектирования крупных общественных зданий. Рис. 36.

В схеме планировки "Большого Новосибирска", разработанной под руководством профессора Б.А. Коршунова, а затем реализованной Д.Е. Бабенковым, Д.М. Пиллером в проекте генераль­ ного плана, была заложена развитая система общественных центров, которые пространствен­ но фиксировали наиболее характерные и высокие точки рельефа на обоих берегах реки Оби.

Придавая большое значение городам, как центрам, способствующим социальному совершен­ ствованию всего общества путем постепенного стирания различий между городом и деревней, авторы проекта намечали создание крупного краевого центра, а также центров отдельных го­ родских районов.

Таким образом, впервые общественные объекты, выполняющие функции обслуживания на­ селения, концентрировались в определенную градостроительную систему с учетом тяготения к ним жителей пригородной зоны, а также территорий в радиусе до 150 км.

Рис.35. Первые проектные схемы п л а н и р о в к и Н о в о с и б и р с к а. А схема на основе концепции городов садов ( И. Загривко);

Б — схема "Большого Новосибирска" (проф. Б.И. Коршунов);

В — варианты ( 1, 2, 3) р а з м е щ е н и я п р о м ы ш л е н н о с т и,. ж е л е з н о й д о р о г и и о р г а н и з а ц и и центра;

I — вокзал;

II — главная п л о щ а д ь и улица;

III — п р о м ы ш л е н н ы е объекты •Центры краевого, общегородского и районного значения размещались у пересечений основных транспортных магистралей. В то же время проектом предусматривалась изоляция транспортных потоков от общественных площадей и пешеходных зон.

Схема планировки "Большого Новосибирска" широко обсуждалась общественностью.

В клубах, дворцах культуры, в учреждениях и на предприятиях были выставлены проекты, с докладами о перспективах развития города выступали их авторы.

Однако даже при стремительных темпах роста Новосибирска схема Б.А. Коршунова казалась малореалистичной и гипертрофированной. Поэтому в 30-х годах появились ряд вариантов планировки Новосибирска в виде системы отдельных городов.

Рис. 3 7. П е р в о н а ч а л ь н а я схема Д в о р ц а науки и культуры в Н о в о с и б и р с к е, 1930 г.

(проф. A. 3. Гринберг) Рис.36. Проектная схема Новосибирска на основе концепции д е ц е н т р а л и з а ц и и в ф о р м е системы отдельных городов с м е с т н ы м и центрами (арх. Д.Е. Бабенков, 1933 г.) Развивая идею децентрализации выполняются проектные варианты левобережной части Новосибирска как города на 120—150 тыс. жителей. Его прямоугольно-диагональная схема вклю­ чала целую систему общественных зон, ядром которой была площадь делового центра, распо­ ложенная на пересечении диагональных магистралей. Рис. 37, 38а, б, 39а, б, 40.

На бровке прибрежного плато размещались площадь для массовых собраний и демонстра­ ций, а по периметру района - три центра-парка, связанные между собой пешеходными бульва­ рами, которые замыкались комплексами зданий ВУЗов и техникумов. Центры повседневного обслуживания предполагалось разместить в жилых комбинатах.

В конечном итоге в 1933—1935 гг. архитекторами Д.Е. Бабенковым, Л.Е. Розенбергом, А.С. Готлибом, Д.М. Пиллером на основе предыдущих проектных решений был разработан генплан единого крупного города с сохранением трех общественных площадей по схеме "Боль­ шого Новосибирска" Б.А. Коршунова. Ныне это площадь Ленина, К. Маркса и Октябрьская.

Крупный градостроительный масштаб, заложенный в проектно-планировочное решение центров предопределил и уникальный характер отдельных общественных зданий и комплексов.

На этой основе в 1920—1930-х гг. пытаются реализовать новые творческие идеи такие видные советские и зарубежные архитекторы как М.Я. Гинзбург, Г.П. Гольц, Г.Б. Бархин, Э. Май, А.А., В.А., А.А. Веснины, П.А. Голосов, Т.Я. Бардт, С П. Тургенев, Б.А. Гордеев, А.Д. Крячков.

V Рис.38. Схема реконструкции центра Новосибирска.

А — опорная сложившаяся схема;

Б — схема реконструкции Одной из первых значительных программных работ в области нового типа многофункцио­ нального общественного здания становится проект Дома науки и культуры (ДНК) в Новосибир­ ске. Это сооружение нового типа предполагалось возвести на главной площади города, кото­ рая рассматривалась как народный форум. Здания ДНК должно было стать доминирующим объектом в системе архитектурных ансамблей на основной композиционной оси города - Крас­ ном проспекте. Примечательно, что в композиции центра нового социалистического города глав­ ное место было отведено не административному, а общественному зданию.

В 1931—1932 гг. в центре Новосибирска строится одно из значительных произведений со­ ветского конструктивизма - здание Запсибкрайисполкома - арх. Б.А. Гордеев, С П. Тургенев, А.Д. Крячков, инж. Н.В. Никитин. В творческом содружестве талантливых архитекторов Б.А. Гор деева, С П. Тургенева, инженера Н.В. Никитина были созданы лучшие жилые и общественные конструктивистские объекты, определившие черты раннего формирования Новосибирска: жи­ лой дом на ул. Серебреняковской, спортзал "Динамо", жилой дом на Красном проспекте ("под часами"), гостиница "Сибирь" и др.

В тот же период проектируются и строятся такие крупные сооружения, как новосибирский вокзал (арх. А.Д. Крячков, Б.А. Гордеев, С П. Тургенев), центральная гостиница, госбанк и другие объекты, (Рис. 41а, б, в) положившие начало формированию основных общественно-деловых площадей городского центра (площади Ленина, Гарина-Михайловского, Свердлова) и надолго определившие их облик.

Рис. 4 0. Т е а т р о п е р ы и б а л е т а 8 Н о в о с и б и р с к е (арх. А. З. Г р и н б е р г, Т. Я. Б а р д т, х у д о ж. М.И. К у р и л к о, B.C. Б и р к е н б е р г, и н ж е н е р ы Б.Ф. М а т е р и, п р о ф. В.П. П а с т е р н а к. 1945 г.) Совершенно иной характер формирования структуры города и его общественного центра в 20—30 г. характерен для Новокузнецка, бурное развитие которого связано с индустриализа­ цией Кузбасса - угольно-металлургической базы страны. Рис. 42, 43, 44.

В отличие от Новосибирска, где первая проектная планировочная схема предусматривала развитие города на отдаленную пятидесятилетнюю перспективу, проектирование Новокузнецка шло по принципу периодического территориального приращения, с соответствующей трансфор­ мацией планировочной схемы и изменением по мере этого положения и характера городского центра от предзаводской площади к прибрежной зоне р. Томи. С начала строительства Кузнецко­ го металлургического комбината в 1922 г. роль центра выполняла предзаводская площадь, к кото­ рой лучами сходились улицы, заложенные в первой планировочной схеме города-сада.

Дальнейшее проектирование Новокузнецка связано с именем немецкого архитектора Э. Мая, оставившего известный след в сибирском градостроительстве 30-х гг. Он был приглашен в СССР Цекобанком в пору, когда страна развернула огромную строительную деятельность по осуще­ ствлению п е р в о й п я т и л е т к и. Н а новых т е р р и т о р и я х в ы р а с т а л и г и г а н т ы - п е р в е н ц ы социалистической индустрии - Новокузнецк, Магнитогорск, Прокопьевск, Новосибирск и др.

Являясь ортодоксальным представителем западных функционалистических градостроительных концепций Хеслера, Гропиуса, Таута, Э. Май механически перенес эти градостроительные принципы на планирование и застройку новых советских городов. Определенный примитивизм Рис. 4 1. а ) К р а й и с п о л к о м (проф. А.Д. Крячков, арх. Б.А. Гордеев, С П. Т у р г е н е в ) и вульгарное понимание проблемы формирования нового социалистического города, не как слож­ ного организма, а как набора жилых ячеек, низкое качество строительных работ сразу же выз­ вали серьезные нарекания населения и резкую критику профессионалов (26).

Наиболее ярким примером деятельности Э. Мая явилась застройка Новокузнецка 30-х годов, где планировка города в виде жилого массива была решена вне связи со всей пространствен­ ной структурой перспективного города. Планировка вдоль направления Север - Юг была нео­ правданной с точки зрения организации всей структуры города. В результате общегородской центр оказался на периферии, в стороне от основных функциональных связей города. Это вызвало необходимость в разработке нового генплана с иной структурой центра.

В проекте планировки Новокузнецка в 1930 гг. (арх. А.С. Смолицкий, Л.М. Букатова, рук. И.С. Гуревич) меняется городская структура, и город формируется из двух крупных райо­ нов - северного и южного, разделенных линией железной дороги. Планировочную основу Се­ верного района составляет трехлучевая композиция, предопределенная уже не предзаводской площадью, как в первой схеме города-сада, а вокзальной, фокусирующей три основных створа.

Средний меридиональный луч (ныне проспект Металлургов) с системой запроектированных Рис. 41 в) Управление Западно-Сибирской железной дороги (арх. А.Н. Ширяев) общественных площадей становится основным композиционно-пространственным стержнем городского центра.

Здесь проектируется административно-культурный центр города в виде взаимосвязанных переливающихся пространств площадей. Центральная общегородская площадь решалась в виде парадного симметричного пространства, где предполагалось строительство монументального здания горсовета, высотного объема, Дома промышленности, гостиницы и других администра­ тивных объектов с постановкой в центре площади обелиска. За зданием горсовета размеща­ лась культурная зона с Дворцом культуры. Между зонами намечалось создание озелененного партера, ограниченного с боков колоннадой. Классическая трактовка ансамбля, построенного на симметрии композиционных осей, в то же время отличалась новым образным содержанием архитектуры, созвучным духу и динамизму эпохи.

В архитектуре общественных зданий новых индустриальных центров этого периода заметно ощущалась революционная символика, романтика и пафос созидательного периода социалис Р и с. 4 2. С х е м ы р а з в и т и я центра Н о в о к у з н е ц к а # • П р о е к т з а с т р о й к и п л о щ а д и в Н о в о к у з н е ц к е 1930 г.

Рис. 4 6. П р о е к т ж и л о г о к о м п л е к с а в Н о в о с и б и р с к е (арх. А. Н. Ш и р я е в, 1930 г.) тической индустриализации Сибири. Под влиянием строгих мемориальных форм Мавзолея В.И. Ленина создается Дом В.И. Ленина в Новосибирске. Элементы трибунности, послереволю­ ционной экспрессии нашли отражение в зданиях край исполкома, Дома союзов, Дома советов в Новокузнецке и в других сооружениях городов-новостроек. Шел активный процесс формиро­ вания облика новых центров Сибири. К сожалению этот период социально-экономического развития страны характеризовался многими отрицательными явлениями, в том числе и в гра­ достроении: броские лозунги и декларации скорее были заявлены, чем достигнуты, ибо Ново­ кузнецк, как образцовый социалистический город не состоялся и очень скоро оказался в числе городов наиболее неблагополучных по многим градостроительным, социальным и санитарно гигиеническим условиям.

В целом, в период бурного социалистического строительства сибирских городов, помимо задач покорения земель, поиска природных ресурсов, развития коммуникаций, стояли задачи вовлечения в социалистическое строительство населения, регионов, прилежащих к городам. И ведущая роль в привлечении населения к образцам новой городской жизни, формировании пред­ ставлений о социалистическом городе, в выработке навыков социалистического общежития принадлежала общественным центрам городов. Рис. 45, 46, 47.

Рис. 4 7. Центр Н о в о с и б и р с к а 2. 2. Развитие и преобразование общественных центров в исторических городах Сибири Стремительный рост характеризует в этот период и ряд старых исторических городов Вос­ точной Сибири. Первым в число крупных индустриальных центров в этой части Сибири вошел Красноярск. Поэтому уже в 1931 г. архитектор А.И. Колпакчи разрабатывает схему планировки Красноярска, а в 1934 г. архитектор И.О. Гохблит составляет генеральный план "Большого Крас­ ноярска".

Проблема планировки Красноярска и его центра, как развивающегося индустриального исторического города, явилась в тот период предметом острых дискуссий и напряженных творческих поисков. По генеральному плану 1934 г. город получал двухбереговое развитие.

В новой, правобережной части, "соцгороде", был запроектирован общественный центр. В про­ тивопоставлении "соцгорода" исторически возникшему левобережному сказались определенные тенденции - формирование общественных центров нового социалистического типа с новым образом, пространственной организацией и функциональным содержанием. Однако для того, чтобы в короткие сроки реализовать такие проекты и создать привлекательные, законченные ансамбли, без которых трудно было противопоставить старым, столетиями складывавшимся, привычным и обжитым центрам развивающиеся, требовались огромные капиталовложения.

Размах капитального строительства и сжатые сроки ввода индустриальных мощностей не позволяли быстро реализовать проектные замыслы по всем элементам генерального плана.

Имели значение и уникальные ландшафтные качества исторического ядра, расположенного на "стрелке" между акваторией Енисея и живописной долиной реки Качи.

Жизнь опровергла подобные предложения, так как они не были подкреплены достаточно вескими и постоянно стимулирующими условиями, и подтвердила, что закономерности разви­ тия центров старых городов связаны прежде всего с их исторической основой. Так, например, в Барнауле историческое ядро города находилось на низких подтопляемых территориях, и поэтому уже на рубеже XIX—XX вв. и, особенно в Советский период, центр стал активно перемещаться на более высоко расположенные места в направлении развития города.

В Красноярске объекты строятся в старом центре на основной его композиционной оси проспекте Мира. На нем формируется главный общественно-административный ансамбль города - площадь Революции, надолго сохранившая эти функции. Включение новых зданий в периметральную застройку проспекта, таких как Сибирский технологический институт (1935 г.), центральный телеграф (1937 г.), управление Енисейзолото (1939 г.), жилые дома (1935—1937 гг.) внесли современные черты в его облик, не изменив особенно общий характер композиции центральной улицы.

Наиболее последовательно политика формирования центра в развитии исторически сложив­ шейся основы характеризует Иркутск, Томск и Омск. Во многом это объясняется тем, что эти города и, особенно Иркутск, имели развитые капитальные центры с достаточно выраженным зонированием. Как уже отмечалось, на рубеже XIX—XX столетий в Иркутске формируется чет­ кая система зонирования центрального района на пересечении двух композиционных осей Большой и Амурской улиц с прилегающими кварталами, участками набережных Ангары и Уша ковки. Значение основного пространственного ядра сохраняется с момента его возникновения за Тавинской площадью (бывшей Гостинодворской), где размещались наиболее крупные и пред­ ставительные сооружения. Многочисленные культовые высотные сооружения и центральный объем Казанского собора доминировали в общей панораме города и определяли характерные черты его силуэта.

К сожалению, в ходе послереволюционных социальных и градостроительных преобразова­ ний были допущены ошибки, в результате которых в Иркутске, Томске уничтожены такие уникальные в архитектурно-градостроительном отношении памятники церковного зодчества, как Кафедральные соборы, игравшие важную роль в облике центров. К 30-м годам исторические города Сибири, имеющие достаточно развитую капитальную основу центров с крупными соору­ жениями театров, кинотеатров, музеев, торгово-деловых, административных и учебных комп­ лексов, соответствовали в целом, утилитарно - бытовым и культурным потребностям городов, население которых не превышало 100—200 тыс. человек. Поэтому в отличие от новых индуст­ риальных городов, где необходимо было создавать весь комплекс общественных центров, здесь строились лишь отдельные общественные здания, отражавшие процесс социального преобра­ зования и утверждение новых идеологических принципов.

Рабочие клубы, дворцы культуры и профсоюзов, дома промышленности, дома науки и тех­ ники, фабрики-кухни явились ответом на социальный заказ времени и были теми объектами, которые придавали новые черты бывшим чиновничье-купеческим центрам Сибири. Создание или преобразование главных площадей с доминирующими объемами домов советов становит­ ся характерной чертой при формировании центров большинства старых городов - Иркутска, Красноярска, Улан-Удэ, Барнаула и др. Вместе с тем, отсутствие ясной картины перспективного планировочного развития ряда старых городов привело к размещению в центральных районах промышленных объектов, что затрудняло, в некоторых случаях, территориальное развитие центров и размещенных здесь предприятий.

Характерным примером в этом отношении являлось строительство в зоне центра Иркутска у живописной долины реки Ушаковки завода тяжелого машиностроения, отделившего центр от двух крупных городских районов. Вкрапление одиночных общественных объектов конструкти­ вистского характера (в Иркутске - клуба завода им. Куйбышева, гостиницы "Сибирь", Уравле ния Восточно-Сибирской железной дороги;

в Омске - клуба им. Лобкова и др. ) не могли суще­ ственно изменить сложившийся характер городских центров, которые в целом все еще сохра­ няли многие исторические черты.

Большое значение для дальнейшего развития городов и общественных центров имел июльский Пленум ЦК ВКП(б) 1931 г., отметивший отставание работ в области планировки городов и указавший пути их реконструкции и совершенствования. С 1930-х годов начинаются первые проектно-планировочные работы по Иркутску, Омску, Томску и другим историческим городам.

В Иркутске планировка отдельных узлов центра выполняется в связи с сооружением первого коммунального моста через Ангару и проектированием Дома Советов. В 1936 г. проводится конкурс на проект Дома Советов. Его проектирование определило архитектурное решение центральной площади, на которой после сноса Казанского собора предполагалось строитель­ ство этого здания. Это было первое градостроительное мероприятие, предусматривающее фор­ мирование центральной площади на основе исторического ядра в сложившейся ткани старого города. Однако вопреки поставленной задаче, уничтожение Собора и целого ряда расположен­ ных здесь великолепных храмов (Чудотворской, Тихвинской) стали не только второй после размещения в центре завода крупной градостроительной ошибкой, но и актом вандализма.

Проект Дома Советов выполненный проф. А.Д. Крячковым и архитектором-художником B.C. Масленниковым представлял для того времени новое композиционное решение в виде раскрытого к площади полукружия фасада с вертикальными членениями, удачно воплощающее образ советского государственного учреждения. Этот проект, как и выстроенный по проекту этих архитекторов жилой дом на Красном проспекте в Новосибирске, удостоенный "Гран-при" в Па­ риже, наиболее полно выразил творческое кредо двух крупных представителей старшего поко­ ления сибирских архитекторов, оставивших заметный след особенно в архитектуре Новосибир­ ска, Омска и Томска.

В Иркутске был принят к строительству вариант проекта Дворца Советов, получивший классическую трактовку фасада с центральным ризалитом и боковыми портиками. Строитель­ ство этого первого крупного общественного здания было прервано войной и закончилось лишь в 1950-е г., но уже по измененному проекту.

В 1935 г. Новосибирский филиал "Горстройпроект" составил первые варианты планировоч­ ных схем территории Омска.

Одновременно проектировалась застройка центральной площади с возведением на ней Дома Советов. Ее место было определено между улицами Тарской, Мопра, Ленина и Базарной пло­ щадью. Площадь занимала центральное положение в исторически сложившемся ядре города.

Ее положение фиксировалось башней проектируемого Дома Советов, которая замыкала основ­ ные перспективные оси главных улиц, раскрытых к Иртышу.

Структура центра Омска во многом была предопределена планировочными контурами бывшей Омской крепости, по периметру которой на свободных от застройки пространствах с 1930-х г. начинает постепенно формироваться система центральных площадей и скверов, получившая относительное завершение уже в послевоенные годы (27). В 1940 г. проведены работы по озеленению центра Омска, начало которым положили сады при губернском доме и сквер у бывшего Казачьего собора.

Формирование центров сибирских городов в 1930-е г. характерно и тем, что наряду с поиском новых форм организации общественных функций делаются и первые шаги в поисках региональ­ ных особенностей архитектуры и национальных черт, основанных на культуре и традициях народов Прибайкалья. В известной степени это проявилось в застройке столицы Бурятии Улан-Удэ. Преобразование Верхнеудинска, бывшего уездного города Иркутской губернии, в административно-политический и культурный центр Бурятской Советской автономной респуб­ лики, наряду с индустриализацией города, явилось важным стимулом его развития и реконст­ рукции, социального и культурного обновления.

В 1930 г. при разработке генерального плана Улан-Удэ определяется положение новой части городского центра: на высокой надпойменной террасе, рядом с историческим ядром города.

Композиционно-пространственную основу центра составили главная административно-обще­ ственная площадь и улица Ленина, связующая ось со старой частью города. В 30-е годы здесь возводятся первые крупные общественные объекты - Дом Советов (арх. А.А. Оль) и нацио­ нальный театр оперы и балета (арх. А.Н. Федоров). Если первое сооружение - Дом Советов характеризуется общими для советской архитектуры этого периода чертами конструктивизма, то в архитектуре театра, в его композиции, пластическом и декоративном решении достаточно ясно выражены национальные местные особенности.

Предысторией строительства Бурятского государственного театра оперы и балета явилась разработка в 1934 г. проекта дворца социалистической культуры для Улан-Удэ (арх. А.Н. Федо­ ров). 16 июня 1935 г. СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление "О мероприятиях по развитию народного хозяйства и культурного строительства БМ АССР". Среди других мер по оказанию помощи республике предусматривалось сооружение в Улан-Удэ здания Бурят-Мон­ гольского национального театра. Строительство театра, проект которого разработан А.Н. Фе­ доровым, было начато в 1938 г. и завершилось уже в послевоенный период. Создание театра во многом определило облик главной общественной площади города и стало значительным явлением в развитии бурятской национальной архитектуры.

При значительном размахе капитального строительства, особенно промышленного, в пред­ военные годы большинство городов Сибири еще не имело сложившихся центров с определен­ ной выраженной композиционно-пространственной основой и стилевой характеристикой. Ряд интересных проектных решений, как например, в Новокузнецке, не получили последовательной реализации или претерпели значительные изменения, в результате чего были утрачены опре­ деленные целостные градостроительные концепции. Большинство строящихся общественных зданий не обладали той степенью уникальности в отношении их размеров, оригинальности архитектурно-композиционных и конструктивных решений, качества строительных работ и от­ делочных материалов, выраженной образностью и большой социальной значимостью, которая определяет обычно неповторимые черты и представительность крупных административно-куль­ турных и промышленных центров.

Именно масштабность градостроительного замысла при проектировании Новосибирска, уникальность отдельных градообразующих общественных объектов определили его популяр­ ность в 30-е г., как градостроительного феномена стремительно развивающегося края.

Несколько гипертрофированные для начальной стадии развития территориальные параметры Новосибирска при суровости климата вызывали нарекания населения в отношении транспорт но-пешеходных связей, разобщенности отдельных общественных зон и объектов. Тем не менее, несмотря на незавершенность центра в 1930—1940-х г. и социальные издержки, вызванные быстрым количественным ростом его структуры, масштабы заложенных ансамблей и отдель­ ных общественных зданий выдержали испытание временем и оказались соразмерны рангу крупнейшего города, каким он и прогнозировался в проектно-планировочных документах.

Такие сооружения 1930-х г., как театр оперы и балета, вокзал, крайисполком и прилегающие к ним площади, вошли в число лучших произведений советской архитектуры и стали своеоб­ разными символами сибирского градостроительства этого времени.

ГЛАВА ПРЕОБРАЗОВАНИЕ ОБЩЕСТВЕННЫХ ЦЕНТРОВ В ПРОЦЕССЕ РАЗВИТИЯ КРУПНЫХ ГОРОДОВ ПОСЛЕ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 3. 1. Проектирование и застройка центров в послевоенные годы Победоносное окончание Великой Отечественной войны, общая атмосфера народного подъема и активного созидания в процессе восстановления городов и сел на освобожденных территориях оказали воздействие и на развитие сибирских индустриальных центров - могучих арсеналов страны, обеспечивших фронт всем необходимым для победы. Великая Победа результат всенародного подвига и продолжение героической истории страны - побудила совет­ ское искусство и архитектуру обратиться к монументальным образам отечественного зодчества, отразившим славу русского оружия начала XIX столетия, когда сформировалась и получила признание национальная школа русского классицизма.

Ориентация на классическое наследие в послевоенный период, так же, как и на высотное строительство, была неслучайной. Этим устанавливалась определенная связь с образами русской национальной архитектуры начала XIX столетия, воплотившимися в так называемом русском ампире - стиле периода победы Русской армии над Наполеоном. Восстановление Москвы и других русских городов после Отечественной войны 1812 года вызвало расцвет русской национальной архитектуры. В это же время, в обстановке нарастающей борьбы с самодержа­ вием и крепостничеством формировалась прогрессивная русская архитектура начала XIX в.

Архитектурное творчество во многом вдохновлялось идеями просветителей и исходило из понимания связи воспитательной и облагораживающей роли искусства с идеей освобождения народа. В сущности обращение к классическому наследию в послевоенные годы было явлени­ ем, глубоко национальным как по форме и стилистической трактовке, так и по духу, ибо победа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг., принесшая освобождение многим народам Европы, способствовала духовному возрождению русского народа. Проводником этого направ­ ления в советской архитектуре стала группа крупных мастеров архитектуры и их последовате­ лей - апологетов классики и русской национальной а р х и т е к т у р ы - И.В. Ж е л т о в с к о г о, В.А. Щусева, М.П. Парусникова, Г.П. Гольца и др. Следует отметить, что направленность в ар­ хитектуре послевоенного времени связана и с другими социально-политическими явлениями, например, культом личности, породившим в архитектуре излишнюю помпезность.

Общеизвестно, что русская национальная градостроительная традиция, характеризовалась постановкой памятных архитектурных п р о и з в е д е н и й, чаще высотных, в честь важных исторических событий, в том числе и ратных подвигов. Предпочтение обычно отдавалось тем высотным сооружениям, силуэт и доминирующее значение которых были органично связаны с уникальностью места, его общественным или ландшафтным значением. Следствием этих национальных традиций явилось постановление от 13 января 1947 г. Совета Министров СССР "О строительстве в Москве многоэтажных зданий". В постановлении отмечалось, что "это решение знаменует новый исторический этап в многолетней работе по реконструкции Москвы.

Перед архитекторами и строителями поставлена в высшей степени ответственная задача создать ряд высотных сооружений, которые должны явиться, как по размерам, так и по своим техническим особенностям и архитектуре новым видом строительства...". И далее: "...Проекти­ руемые здания не должны повторять образцы известных за границей многоэтажных зданий".

Постепенно идея строительства высотных зданий в Москве переросла в целое направление в советской архитектуре послевоенного времени. Архитектура, символизируя великий подвиг советского народа доступными, понятными монументальными градостроительными средства­ ми раскрывала тему Победы. Все это глубоко влияло на профессиональное сознание архитек­ торов и проявлялось в их деятельности по проектированию городов 194(5—1950 гг.

Архитектура сибирских городов этого периода отличалась сдержанным характером.

Во многом это объяснялось ограниченными экономическими возможностями этих городов по сравнению с возможностями центров европейской части страны и городов-героев, восста­ навливающихся из руин.

Триумфальная помпезность и классическая регулярность, присущие послевоенному творчес­ кому направлению при восстановлении разрушенных городов, не нашли столь ортодоксально­ го выражения в сибирском градостроительстве. Тем не менее, в основу разработки первых послевоенных генеральных планов городов, проектов центров и отдельных общественных ансамблей были положены классические композиционные принципы и приемы. Особенно боль­ шое значение придавалось внешнему решению улиц и площадей, силуэту городских панорам, а также выделению композиционных осей с широким использованием в архитектуре мотивов классики и барокко.

К 50-м г. численность населения областных и краевых городов Сибири достигла 250—600 тыс.

человек, т.е. они вошли в категорию крупных промышленных и административно-культурных цент­ ров. Проектами предусматривался рост населения этих городов до 400—900 тыс. жителей.

Проектно-планировочные работы этого периода сводились в основном к корректировке прежних планировочных решений с учетом возможного территориального роста. Наиболее значительные изменения вносятся лишь в проект планировки Новокузнецка и его центра.

В первые послевоенные годы разрабатывается проект застройки главной магистрали города проспекта Металлургов с системой площадей (арх. Г.А. Градов, Д. Горный, П.Л. Отурин). Главная площадь, согласно проекту, перемещена несколько севернее по проспекту к Дворцу культуры металлургов, где по проекту архитектора Г.А. Градова предполагалось строительство здания Дома Советов, оперно-драматического театра, четырнадцатиэтажной гостиницы. Однако и это местоположение главной площади оказалось временным.

Разработанный Гипрогором в 1948 г. проект планировки и застройки Новокузнецка (авторы архитекторы Б.Е. Светличный, Г.И. Слепых), впервые предусматривал широкий выход центра Рис. 4 8. С х е м а п л а н и р о в к и Н о в о к у з н е ц к а, в п е р в ы е п р е д у с м а т р и в а ю щ а я р а с к р ы т и е ц е н т р а к р. Т о м и ( 1 9 4 6 г., арх. Б. С в е т л и ч н ы й ) к р. Томи, в результате чего река становилась важнейшим пространственным компонентом композиции всего города и его общественного ядра. Рис. 48. В соответствии с проектом улицы ориентировались под прямым углом к реке, а новый центральный проспект - основная компо­ зиционная ось центрального района города - прокладывался от реки к вокзалу. На этой оси в центральной зоне, на пересечении проспекта с двумя основными магистралями, запроектиро­ вана главная транспортная площадь. На главной площади проспект замыкался симметричным объемом Дома Советов с башней, которая являлась главной вертикальной доминантой всего городского центра. Таким образом, после неоднократных перемещений общественное ядро города оказалось в геометрическом центре центрального района и сохранило это положение на весь последующий период развития и формирования города.

В отличие от Новокузнецка структура и положение центров исторических городов не претерпели столь радикальных изменений. В 1940-х годах Ленинградским отделением Горстройпроекта в связи с корректировкой генерального плана Иркутска разрабатывается проект детальной планировки его центра. Рис. 49.

Композиционно-планировочную основу центра составила сложившаяся система улиц и площадей в границах исторического ядра, а именно: две основные пересекающиеся компози­ ционные оси улиц Карла Маркса и Ленина с прилегающими кварталами, Вузовская набереж­ ная, площади Кирова, Труда и Рыночная.

Рис. 4 9. С х е м а г е н п л а н а И р к у т с к а и р е к о н с т р у к ц и и ц е н т р а, 1 9 4 0 — 1 9 5 0 гг.

Проектом предусматривалась локальная реконструкция этих магистралей и площадей. Улица Ленина на отрезке от улицы Карла Маркса до улицы Седова была превращена в широкий 80-метровый проспект, который начинался сквером с памятником В.И. Ленину. Размещение в центре основного объема капитальной многоэтажной застройки позволило в сравнительно короткий период заменить значительную часть малоэтажного деревянного фонда.

Большинство новых зданий по своему масштабу и архитектурной трактовке не противоре­ чило характеру старой застройки, что способствовала архитектурной завершенности отдельных участков улиц. Исторически возникшая главная площадь города (ныне площадь им. Кирова) сохранила свое значение. В 50-е г. был проведен конкурс на лучшее архитектурно-планировочное решение реконструкции площади. Рис. 50. Один из проектов реконструкции предусматривал раскрытие площади к Ангаре путем разбавки сквера на месте, где до войны было начато строительство дома Советов. Другой предполагал создание замкнутого пространства площади изолированного от прибрежного сквера системой крупных административных зданий. В этом решении в наиболее яркой ортодоксальной форме получили отражение ретроспективные концепции архитектуры 50-х годов. Из-за чрезмерной усложненности и помпезности форм конкурсные проекты не были реализованы.

В 1955 г. архитектор В.П. Шматков выполняет проект, на основании которого обширная территория площади (500 х180 м) была превращена в партерный сквер с парадным участком перед завершенным вскоре Домом Советом (арх. К.И. Гурьев). Такой прием позволил средствами благоустройства и озеленения в известной степени организовать пространство площади О М. Кирова до последующего ее завершения.

Выборочная застройка центра Иркутска в 50-х гг. имела некоторые позитивные стороны, так как, не разрушая его историческую основу, продолжила сложившиеся градостроительные традиции. Поэтому, наряду с преобразованием планировочной структуры во внешних зонах Рис. 5 0. П р о е к т р е к о н с т р у к ц и и п л о щ а д и К и р о в а в И р к у т с к е на о с н о в е о р т о д о к с а л ь н о й к о н ц е п ц и и а р х а и з а ц и и а р х и т е к т у р ы 1950 г. (арх. Л. Д. Сомин) города, реконструкция центра привела как к изменению его облика, так и к завершению опор­ ной исторической застройки.

В значительной степени эти тенденции в застройке центров проявились в развитии и других исторических городов - Красноярска, Омска, Томска, Барнаула. В этот период формируется застройка главной площади в Красноярске (пл. Революции), которая получила ясную и целост­ ную классическую трактовку, с центральным монументальным объемом Дома Советов и партер­ ным сквером перед ним.

Аналогичное композиционное решение получила площадь В.И. Ленина в Барнауле.

Наиболее крупномасштабные задачи в послевоенный период возникли при застройке центра Новосибирска. В этот период проф. З.А. Витманом разрабатывается новый интересный вариант генплана города. Красивая, пластичная структура его основывалась на тщательном выявлении природной топографической основы. Перспективное развитие внешней зоны города предусмат­ ривалось в виде планировочных шлейфов, развернутых в различных направлениях. Однако такая схема требовала существенной ломки сложившейся планировочной основы и не могла быть принята для реализации. Рис. 5 1.

Корректировка генплана Новосибирска в 1945 г. не изменила основных структурно-планиро­ вочных принципов, заложенных еще в генеральной схеме 1920-х г. с расчетной численностью населения до полутора миллионов человек. Поэтому в проекте реконструкции городского центра (арх. И.И. Соколов-Добрев, P.M. Окунева), который разрабатывался в 1945—1946 гг., решались, в основном, задачи реализации генеральной схемы с переработкой общего силуэта прибреж­ ной панорамы и объемно-пространственных решений основных ансамблей. Рис. 52, 53.

В основу композиционно-пространственного решения всего центра был положен принцип выявления его ландшафтных особенностей и основных общественных узлов путем постановки в этих местах высотных сооружений.

Неслучайно большое значение придавалось вопросам создания городского силуэта. Для градостроительных условий Новосибирска того периода оно было особенно оправданным. Город с крупным планировочным масштабом, распластавшийся на огромной территории, расчлененной двухкилометровым пространством реки Оби, имел невыразительную монотонную панораму застройки, среди которой выделялся лишь статичный объем театра оперы и балета. Удален­ ное по отношению к реке, но высокое положение главных улиц и площадей предрешало их фиксацию в пространстве высотными ориентирами, которые определили бы силуэт и границы городского центра. Три высотных административных здания, намеченные в проекте, подчерки­ вали ландшафтный гребень, вдоль которого проходили главные композиционные оси — Рис. 5 1. Схема генплана Новосибирска (1941 г.), выполненная на основе концепции органической связи с ландшафтом и классического построения центра на главных композиционных осях (проф. З.А. Витман).

В верхней правой части — схема планировки центра левобережного района Новосибирска (1950 г., арх. Г.Я. Гладштейн) д е т а л ь н о й п л а н и р о в к и ц е н т р а 1950-х гг. (арх. И.И. С о к о л о в - Д о б р е в, P.M. О к у н е в а ) Рис. 53. Схема проекта д е т а л ь н о й п л а н и р о в к и центра Новосибирска (1950 г., арх. И.И. С о к о л о в - Д о б р е в, P.M. Окунева) Октябрьский и Красный проспекты с тремя площадями: Октябрьской, Свердлова и Ленина.

Четвертая вертикальна на Октябрьском проспекте фиксировала высотную бровку долины реки Каменки, которая рассматривалась как зеленая зона городского центра. В прибрежной полосе центральная панорама дополнялась шпилем речного вокзала. Таким образом, город получал ясную, логическую пространственную проектную основу с выразительным силуэтом, ориенти­ рующим на главные общественные узлы центра.

Проектом детальной планировки предусматривалась и реконструкция главной площади им. В.И. Ленина с доминирующим объемом театра оперы и балета. Рис. 54. Строительство этого уникального сооружения, как уже отмечалось, было закончено к концу Великой Отечественной войны и ознаменовало несгибаемую стойкость сибиряков и их уверенность в победоносном ее завершении.

В 50-х гг. коллектив ленинградских архитекторов под руководством архитектора А.Я. Глад штейна выполняет проект детальной планировки центра л е в о б е р е ж ь я. Своеобразный градостроительный сценарий предусматривал последовательное развитие пространственной композиции вдоль главной планировочной оси - проспекта Маркса - в глубину от прибрежного плато Оби к главной общественной площади. Рис. 55. Предмостная площадь как входной узел в левобережную часть центра решалась в форме монументальных пропилеев с постановкой башен, фиксирующих начало проспекта К. Маркса. Кульминационным элементом всей Рис. 55. Проект п р е д м о с т н о й п л о щ а д и при въезде на проспект К. Маркса в Н о в о с и б и р с к е (1950 г., арх. Г.Я. Гладштейн) • композиции являлась главная площадь района, где по оси проспекта размещался высотный объем административного здания - главной силуэтной доминанты всего левобережья.

Естественно, что в восстановительный послевоенный период, когда необходимо было решать неотложные задачи массового строительства и элементарного бытового устройства населения городов и сел, реализация проектных решений городских центров с усложненной композицией, уникальными сооружениями и ансамблями становилась проблематичной. Эмоциональная при­ поднятость в творческой направленности градостроительных проектов постепенно сменилась более реалистическим подходом, ориентированным на экономичные индустриальные методы строительства и широкое развитие массовой жилой и общественной застройки. Основной объем капитального строительства перемести из центров городов в окраинные районы с массовой застройкой.

Некритическое использование классического наследия в послевоенный период привело к неоправданным излишествам в проектировании и строительстве и, в известной степени, дискредитировало некоторые положительные тенденции, определяющие своеобразие и выра­ зительность городской среды. Последовавшие за этим изменения направленности архитектуры и строительства ослабили на определенный период внимание к композиционно-эстетическим проблемам формирования центров городов как важнейших компонентов урбанизированных пространств, концентрирующих наиболее уникальные общественные функции большой социаль­ ной значимости. Начался процесс количественных и качественных градостроительных изменений, определивших новые рубежи и масштабы развития городов и их общественных центров.

3. 2. Основные тенденции преобразования центров в процессе формирования крупных и крупнейших городов Перемещение промышленно-энергетического потенциала страны в восточные районы, интенсивное развитие производительных сил Сибири вызвали быстрый рост опорных городов, достигших к 1960-м годам ранга крупных и крупнейших.

Рост населения, активное освоение свободных территорий во многом определили новые направления в развитии структур общественных центров, связанных с расположением их на обоих берегах крупных рек Сибири. Строительство мостов через реки в Новосибирске, Красно­ ярске, Омске позволяет наметить новые, поперечные к реке, глубинные оси городских центров.

Большинство центров из компактных образований превращаются в более развитые, расчленен­ ные, полицентрические системы, при этом сложившаяся часть центров становится ядром этой системы.

Сама проблема организации современного центра крупного города со всеми ее многогран­ ными социально-идеологическими и функционально-планировочными аспектами была весьма дискуссионной в отечественной и зарубежной градостроительной теории. Определенные труд­ ности, связанные с объективными урбанистическими процессами в формировании городских структур, выражались, с одной стороны, в децентрализации этих структур, а с другой — в необ­ ходимости сосредоточения их у транспортных узлов.

Проблематичным является вопрос функционального содержания общественного ядра центра с главной площадью - форумом, предназначенной для размещения наиболее представитель­ ных деловых и общественных объектов, проведения праздничных демонстраций, парадов, массовых мероприятий. Исторически при формировании главных площадей доминирующая роль в их композиции отводилась объектам различного общественного и культурного назначения.

В Новосибирске таким объектом стал театр оперы и балета, в Ангарске - дворец культуры, в Иркутске, Красноярске, Барнауле - Дома Советов. Рис. 56.

При проектировании центров и определении их функционально-планировочной структуры, возник ряд неопределенных альтернативных градостроительных ситуаций в установлении соотношения исторической и вновь проектируемой частей в сохранении главного обществен­ ного ядра, степени реконструкции и обновления сложившейся структуры, положения главной общественной городской площади и т.д.

В большинстве случаев застройка центров осуществляется в этот период без учета опреде­ ленного зонирования, в результате чего многие общественные участки не получили выражен­ ного целевого назначения. Такая неопределенность явилась причиной последующих проектных поисков оптимальной функционально-планировочной основы общегородских центров при корректировке генпланов и разработке вариантных проектных решений центров Новосибирска, Омска, Красноярска, Томска, Новокузнецка. Лишь в Иркутске, где исторически сложилось определенное зонирование центра, развитие центра происходило на основе преемственности традиций. Здесь за площадью им. О М. Кирова окончательно закрепляется значение админист­ ративно-общественного и исторического ядра. На ней располагаются здания обкома и горкома КПСС, облисполкома и горисполкома, целого ряда других крупных административных и дело­ вых учреждений. Сохраняется также значение культурно-просветительной и торговой зон, рас­ положенных на набережной Ангары и в районе Центрального рынка с системой торговых улиц.

Новый подход к проектированию центров городов был вызван стремлением вывести их более широким фронтом к реке, поскольку со временем долины рек становились пространственным стержнем городских структур и приобретали доминирующее значение в композиции городских панорам.

В Новосибирске, где положение главной площади не совпадало с геометрическим центром города и где вся сложившаяся центральная часть была прочно отрезана от реки железной дорогой, все более отчетливо проявлялась тенденция развития главного административно-об­ щественного ядра на высоком плато Октябрьского района, раскрытого к реке Оби. Рис. 57. Этому способствовало и то, что площадь Ленина сформировалась как театральная, однако, такому крупнейшему городу как Новосибирск требовался административно - деловой центр городско­ го и областного значения, более выраженный по своим функциям и внешнему образу.

Возникла альтернатива - сохранить основные функции в сложившемся центре путем корен­ ной его реконструкции с выходом к Оби, сместить главное общественное ядро в Октябрьский район и создать двухцентровую городскую общественную структуру. Появляется и вариант переноса железной дороги с берега в долину Каменки и создания транспортного диаметра.


В Красноярске необходимость развития общегородского центра в северо-западном направ­ лении, на оси мостового перехода через р. Енисей и о. Татышева, диктовалась ростом города Рис. 5 7. П р о е к т р а з в и т и я г о р о д с к о г о ц е н т р а Н о в о с и б и р с к а в О к т я б р ь с к о м р а й о н е (арх. Л. Н. М и х а л е в, А. И. Ж и г а л о в а, Г.И. Ф а д е е в а ) в этом направлении и перемещением сюда геометрического центра. В Красноярске альтерна­ тива в отношении центра сводилась к следующему: расположить новое общественное ядро на поперечной к Енисею оси - в прибрежной зоне - или с выходом на о. Татышева и правый берег.

Рис. 58. Кроме того, необходимо было определить функционально-общественную роль нового общественного ядра, так как в сложившейся части на проспекте Мира уже формировалось три Рис. 58. С х е м ы р а з в и т и я ц е н т р а К р а с н о я р с к а достаточно выраженных по функциональным признакам общественных узла: площадь Револю­ ции -административно-деловой центр, предмостная площадь - административно-общественный центр и район "Стрелки", где проектировался общественно-культурный и историко-мемориаль-, ный центр.

Несколько иная ситуация складывалась в Иркутске. Здесь основное историческое ядро со­ храняло главенствующее общественное значение, но наряду с этим возникали и предпосылки для формирования целой системы локальных специализированных подцентров по периметру акватории Ангары и в нагорном районе. Рис. 59, 60.

В Томске, Омске, Улан-Удэ ставились задачи совершенствования структуры и композиции центров в их ранее намеченных проектных границах на основе исторически сложившихся районов.

Более последовательно в градостроительном отношении происходит развитие городского центра второго крупного индустриального города Кузбасса - Кемерово. За короткий период на базе богатейших залежей каменного угля создается промышленный узел коксохимической и химической промышленности Сибири. Рис. 6 1. В 1917 г. с. Щегловка (население - 4 тыс. чел.) преобразовано в г. Щегловск, в котором в 1920 г. было уже 10,3 тыс. жителей. В 1932 г. Щегловск переименован в г. Кемерово. С 1943 г. г. Кемерово становится центром вновь образованной Кемеровской области. К 1969 г. население города достигло 380 тыс., а в 1984 г. - 540 тыс.

жителей.

С 1925 года в связи со статусом областного центра в Кемерово концентрируются многие административно-деловые функции. Это способствует росту общественного центра и форми­ рованию относительно законченных ансамблей.

Рис. 60. В ы с о т н ы й жилой д о м в Иркутске (арх. В.А. Павлов, конец 1970-х гг.) До 1960-х г. центр Кемерово занимал компактный участок площадью в 350 га, прилегающий к набережной р. Томи и ограниченный р. Искитимкой. Улица Советская с площадью Советов и Театральной являлась главной композиционной осью центра и сосредоточивала основные общественные функции. Параллельные им Притомская Набережная, Красноармейская и Коммунистическая улицы, а также поперечные-улицы Весенняя, Патриса Лумумбы, Красная, составили дополнительную систему осей. На них равномерно, в границах центра, разместились основные общественные, деловые, торговые и учебные объекты и комплексы. К концу 60-х г.

эта зона представляла собою достаточно сложившуюся структуру общественного ядра в геометрическом центре города и соответствовала количеству его жителей. В 1959 г. населе­ ние Кемерово составляло 278 тыс. человек, в 1969 г. - 380 тыс. человек, причем на проектный срок первоначально планировалась численность населения города до 650 тыс. и затем до 750 тыс. жителей.

Таким образом, проблемы преобразования современного центра крупного города со всеми их многогранными аспектами имели определенные трудности, связанные с объективными урбанистическими процессами в обществе, в результате чего многие элементы общественных центров не получили выраженного целевого назначения. Их композиционная неопределенность явилась причиной последующих проектных поисков оптимальной функционально-планировоч­ ной основы общегородских центров.

Рис. 6 1. С х е м ы р а з в и т и я ц е н т р а К е м е р о в о. А — 1930 г. Б — 1950 г.;

В — 1980 г.;

Г — схема сложившегося центра. 1 — развитие городского центра;

2 — общественные зоны существующего центра;

3 — железная дорога;

4 — главная площадь 3.3. Проектно-планировочные работы по реконструкции и развитию центров крупных и крупнейших городов В связи с новой градостроительной ситуацией и быстрым динамичным территориальным развитием городов в 1960—70-х г. Госгражданстроем проводятся конкурсы на проектирование центров большинства крупных и крупнейших городов Сибири. Впервые в границы проектов детальной планировки центров вошли территории противоположных берегов и обширные экваториальные, островные и пойменные пространства площадью 1 500—3 600 га. Первым наи­ более значительным по масштабам и сложности был конкурс на проект центра Новосибирска, проведенный в конце 1960-х г. В четырех проектных вариантах были воплощены принципиаль­ но различные планировочные концепции, отразившие новое градостроительное направление этого периода - переход от регулярных периметрально-осевых принципов к свободным глубинно пространственным приемам.

»

В проекте Московского архитектурного института структура центра получила глубинное по отношению к реке Оби решение. Основу композиции составлял гребень высотных админис­ тративно-общественных зданий, лежащий вдоль широкой шестикилометровой эспланады параллельно сложившимся осям главных магистралей - Красного и Октябрьского проспектов.

Создавался широкий фронтальный силуэт панорамы центра с реки и противоположного берега арх. М. Парусников, А. Степанов, К. Кудрявцев, С. Петров, С. Сатунц, инженер В. Шафран и др.

В варианте Ленинградского научно-исследовательского проектного института нашли отра­ жение в известной степени, местные градостроительные традиции, выразившиеся в раскрытии основных ансамблей центра к реке. По проекту предполагалось решить ядро центра в виде компактного ансамбля в границах пешеходной многоуровневой прибрежной платформы, завер­ шающейся группой высотных административных зданий. Такой прием позволял перекрыть железнодорожные и автомобильные линии, отрезавшие прибрежную зону от воды, выявить особенности характерного ландшафта в месте выхода долины реки Каменки к акватории реки Оби, и создать тем самым достаточно представительный и своеобразный центр крупнейшего города. Этот вариант при несомненных достоинствах обладал и существенными недостатками:

прибрежные общественные площади были открыты холод­ ным юго-западным ветрам с большим объемом снегопере носа, что в течение продолжи­ тельного холодного времени года создавало бы здесь дис­ комфортные микроклиматичес­ кие условия.

В основу варианта Сибирс­ кого зонального научно-иссле­ довательского и проектного ин­ ститута типового и эксперимен­ тального проектирования была положена с о в е р ш е н н о иная планировочная идея: сформи­ ровать новое ядро центра в виде поперечного к Оби греб­ ня в ы с о т н ы х з д а н и й. Такой прием в значительной степени снижал возможности создания широкой фронтальной городс­ кой панорамы со стороны реки и левобережья. Рис. В основу проекта Новоси­ бирского инженеоно-стоои Рис. 62. Схемы развития центра Новосибирска по к о н к у р с н ы м проектам были поло института 1960 г.;

а — Л е н г и п р о г о р, б — Московский а р х и т е к т у р н ы й институт, тельного градостроительных Жжены два в — С и б З Н И И Э П, г — Н о в о с и б и р с к и й с т р о и т е л ь н ы й институт, о б щ е с т в е н н о е ядро центра принципа - максимальное выявление ландшафтной структуры долины реки Каменки и набереж­ ной реки Оби, а также дальнейшее развитие центра в органической связи с существующими ансамблями - архитекторы Б.И. Оглы, С.Н. Баландин, М.М. Хахаев и др. Административно деловая зона решалась поэтому на продолжении Красного проспекта в виде пешеходной плат­ формы, перекрывающей сложную железнодорожную и автомобильную развязку в прибрежной зоне реки Оби. Положение главной площади, раскрытой частично к долине реки Каменки и набережной Оби, фиксировалось группой высотных административных зданий. Остальные функциональные зоны размещались на высоком плато Октябрьского района в соответствии с проектной схемой генерального плана.

На основе анализа конкурсных проектных вариантов в 1970-х г. в институте Новосиб гражданпроект начинается разработка проекта детальной планировки. В разное время два творческих коллектива этого института выполнили два различных варианта детальной плани­ ровки центра. Рис. 63.

Рис. 6 3. П р о е к т д е т а л ь н о й п л а н и р о в к и ц е н т р а Н о в о с и б и р с к а, 1973 г. (Новосибгражданпроект, рук. Б. Жеребятьев) В основу первого был положен принцип моноцентрической композиции в центре прибреж­ ного плато Октябрьского района. Очаговое решение общественного центра у линий основного городского и внешнего транспорта (электричка, метро, речной трамвай, автодороги) позволяли реализовать теоретические концепции "открытого" центра, связанного прямыми транспортны­ ми коммуникациями с городом и зоной его влияния. Ортодоксально выраженная идея моноцен­ трического общественного комплекса для крупнейшего города требовала дальнейших поисков более развитой системы, как совокупности многообразных общественно-деловых функций с со­ ответствующими различными приемами пространственной организации. Утвержденный проект детальной планировки центра Новосибирска в значительной степени отражал основные поло­ жения генплана. В то же время гипертрофированные размеры отдельных объемов и открытых пространств затруднили его реализацию. Жесткое начертание поперечной к р. Оби эспланады с ритмом крупномасштабных карэ общественных зданий не соответствовали живописной и пластичной ландшафтной основе долины реки Каменки. Отмеченные недостатки усиливались традиционной практикой ведения застройки центров не многофункциональными крупными комплексами, а мелкими разрозненными объектами.


Достаточно ясная и логичная градостроительная концепция была принята при проектирова­ нии системы общественного центра в Омске. Эта работа, выполненная Гипрогором в 1968— 1972 гг., одновременно с генпланом, включала ряд принципиальных функционально-планиро­ вочных Положений. Они определяли перспективную структуру центра крупнейшего города с мак­ симальным учетом исторически сложившихся и ландшафтных условий Омска - руководитель творческого коллектива - архитектор В.Л. Вавакин. Рис. 64.

Пространство центра площадью 1100 га четко фиксировалось периметром транспортного кольца и геометрически являлось центром переплетения Иртыша и Омки, и трех планировочных городских зон. В соответствии со ступенчатой структурой города, расчлененной акваториями Иртыша и Омки проектировались и три общественных зоны общегородского центра. Одна из них - и с т о р и ч е с к и й р а й о н - с о х р а н я л а роль г л а в н о г о о б щ е г о р о д с к о г о я д р а. Этому способствовало его центральное и исключительно красивое природное положение на месте бывшей Омской крепости при впадении реки Омки в Иртыш. Авторы проекта в своей работе пытались практически реализовать один из принципов советского градостроителя В. Семено­ ва, который считал, что "каждое место в самом себе имеет свой план". Это положение способствовало поиску индивидуального облика города путем максимального выявления его естественных ландшафтных особенностей. Таким решением явилось использование "стрелки" правого берега Иртыша в устье Омки в качестве фокуса, в котором сходились природные оси Иртыша и Омки и системы исторически сложившихся лучевых магистральных направлений.

В то же время климатические условия Сибири обусловили сосредоточение деловой и обще­ ственной жизни на некотором удалении от Иртыша. Исторически сложившаяся часть центра окружена искусственными и природными ландшафтными компонентами - с одной стороны береговым полукружием Иртыша и Омки, с другой - системой зеленого полукольца. Этот компактный участок включает общегородскую административно-общественную и деловую зоны с главной площадью, фиксированной высотным объемом административного здания.

Масштабы города и перспективы его развития предопределили необходимость создания двух дополнительных центров на левом берегу и у створа существующего моста на правом, кото­ рые образуют с главным центром три опорные точки в объемно-пространственной организации центральной зоны города (28).

Дальнейшая проработка планировки центра Омска в конкурсных проектах 1970-х годов подтвердила правомерность принципиальных градостроительных позиций, заложенных в генплане и спорность переноса общегородских административных общественных функций с главной площадью из исторического ядра на набережную реки Омки (предложение Новосибгражданпроекта). В то же время несомненный интерес представляет в этом проекте композиционное решение прибрежной стрелки с постановкой в месте пересечения пространственных осей города группы башенных зданий. Рис.65.

Появлялись проектные предложения и о размещении главной площади на берегу Иртыша путем выноса центрального стадиона. Эти проекты были мало убедительны и не соответство­ вали устоявшейся и логичной схеме центра, заложенной в генплане и проекте детальной пла­ нировки.

Особая градостроительная ситуация в отношении развития городского центра возникла в 1960-х г. в Красноярске в связи с быстрым территориальным ростом города.

Генеральным планом, разработанным Ленгипрогором в 1950—1954 гг. и откорректирован­ ный в 1966—1970 гг. предусматривалось более интенсивное освоение левобережной части с целью сбалансировать численность населения обоих берегов. В результате общее начерта­ ние планировочной структуры города и его центра обрело пространственно уравновешенное положение относительно Енисея. В структуре города акватория реки с островами Отдыха и Татышева представляла теперь обширное центральное партерное пространство, окруженное панорамой береговой кольцевой застройки на фоне горных отрогов и склонов. Городской центр из компактного, исторически сложившегося массива площадью 480 га превратился в обширную территориально более развитую систему.

Рис. 6 5. П р о е к т ц е н т р а О м с к а ( 1 9 8 0 г., арх. Ю.А. Т р а у т м а н ) В связи с необходимостью реконструкции существующего центра и его дальнейшего развития на новых территориях в 1967 г. Ленгипрогором и Красноярскгражданпроектом (архитекторы А.И. Гришин, Ю.П. Шпет, Е.А. Зубковский, B.C. Лукашов) разрабатывается проект детальной планировки городского центра. Проект охватывал лишь часть территорий, входящих в централь­ ную зону Красноярска, и ограничивался площадью 650 га, предусмотренной генпланом, в том числе: 480 га центрального массива, 150 га примыкающего к нему участка в долине реки Качи и 15 га предмостной площади правого берега. Расчет емкости всех учреждений городского центра был проведен, исходя из проектной численности населения Красноярска и пригородной зоны в пределах двухчасовой поездки.

Общая композиционно-пространственная структура центра строилась на трех основных осях проспекте Мира, улицах Ленина и К.Маркса и набережных Енисея и Качи. Площадь Революции сохраняла функции главного административно-общественного ядра и раскрывалась широкой эспланадой к Енисею. Предмостная площадь решалась как многофункциональное пешеходное пространство, связанное с набережной, где размещались горисполком, театр, гостиница, высотное административное здание.

Наиболее важным в градостроительном отношении являлся район так называемой стрелка, где проектировался культурно- просветительный и торговый центр. Этот участок, уникальный и по своему историческому значению, как место основания города, и по ландшафтным качествам, представлял исключительные возможности для создания ансамбля с ярко выраженной инди­ видуальностью и определенной символикой, связанной с основанием сибирского города.

Наряду с проектом р е к о н с т р у к ц и и центра в границах, н а м е ч е н н ы х у т в е р ж д е н н ы м генпланом и проектом детальной планировки (ПДП), с активным ростом города в северо­ восточном направлении, появилась необходимость в разработке проекта центра еще в более широких масштабах. В 1970-х г. Госгражданстроем проводится конкурс на ПДП центра Крас­ ноярска с охватом экваториального пространства, островов, правобережной и левобереж­ ной территорий площадью 3 тыс. га. Главными композиционно-пространственными перспек­ тивными осями города и центральной его зоны становятся уже не проспект Мира и створ моста через остров Отдыха, а створ второго моста через остров Татышева. Конкурсные проекты центра выявили две основные позиции в его формировании. Одна из них (вариант Гипрогора) строилась на концепции сосредоточения общественных функций в центре прибрежной зоны Енисея. Проектом предусматривалась активная застройка острова Таты­ шева как органическое продолжение и территориальное развитие сложившегося централь­ ного района. Вторая концепция (вариант Новосибгражданпроекта) предусматривала разви­ тие центра на поперечной к Ени­ сею оси в створе нового моста.

Остров Татышева по этому ва­ рианту рассматривался как от­ крытое рекреационное про­ странство. Рис. 66.

Оптимальное решение этой альтернативы заложено, вероят­ но, в о с н о в н ы х п о л о ж е н и я х генплана, где островные террито­ рии, наряду с их основным рекре­ а ц и о н н ы м н а з н а ч е н и е м, рас­ сматриваются и как обществен­ ные многофункциональные зоны.

В суровом климате Сибири раци­ ональное использование городс­ ких земель, особенно, внутренних районов, представляется весьма важным по всем градостроитель­ ным аспектам. Уникальные в при­ родном отношении окрестности Красноярска, их доступность для отдыха горожан позволяют отка­ заться от обширных рекреацион­ ных зон на островах. (Такой при­ ем озеленения центральных зон наиболее приемлем для крупных степных городов, например, для Рис. 66. Конкурсный п р о е к т ц е н т р а К р а с н о я р с к а Омска). Кроме того, центральное экваториальное пространство Красноярска в зимний период характеризуется сильными туманами, а летом—пониженной температурой воды, так как после строительства плотины Енисей здесь не замерзает, а в теплый период—толща воды водохра­ нилища не успевает прогреваться.

Как показывает градостроительный опыт, при живописных городских окрестностях наиболь­ шее значение для отдыха населения в центральных районах имеет не столько размеры их озеленения, сколько уровень благоустройства и комфортабельности среды, продуманное и стро­ го обоснованное зонирование, соответствующее различным видам отдыха. Рекреационные зоны в центрах городов необходимы для организации детских игровых площадок, юношеских модельных полигонов, технических станций и т.п. Частичное освоение островов под застройку позволяет сохранить здесь необходимые открытые рекреационные участки, эффективно использовать эти центральные территории и улучшить композиционно-пространственные связи застройки противоположных берегов.

Идея многофункционального пространственно-развитого общественного центра получила достаточно выраженное воплощение в проекте детальной планировки центра Иркутска, выполненного в 1960—1970 гг. в ЦНИИЭП градостроительства.

Впервые в границы центра наря­ ду с традиционным компактным историческим ядром были вклю­ чены обширные зоны по обоим берегам Ангары. Это решение по­ зволило, прежде всего, включить в систему центра территории с различными природными каче­ ствами и тем самым получить ши­ рокие возможности для создания живописной основы с выражен­ ными особенностями характерно­ го ландшафта. Это, в свою оче­ редь, предопределило и приемы архитектурно-композиционного построения отдельных обще­ ственных зон центра в форме свободно организованных объе­ мов и пространств с несколько усложненным пластическим ре­ шением ансамблей: устройством террас, раскрытием к водоемам, включением остросилуэтных объемов и т.д.

Высотные объемы, определяя силуэт центра, в то же время (Новосибгражданпроект, 1977 г.), 1 премия. Рук. Б. Жеребятьев и Г. Туманик выполняют роль своеобразных ориентиров, фиксируют положение отдельных зон, т.е. несут оп­ ределенную информативную нагрузку. Важным качеством проекта является наличие в нем двух различных масштабов: крупного, определяющегося постановкой системы высотных объемов, рассчитанных на дальнее восприятие городских панорам, что соответствует значительным тер­ риториальным параметрам города, и внутреннего соответствующего масштаба его "интерьерам" городской среды, соразмерного пешеходному движению и созвучного традиционной застройке старого города с небольшими уютными улицами и площадями. По своей структуре вся система центра включала, кроме исторического ядра, примыкающие к нему территории нагорного райо­ на и отдельные локальные участки левобережья, создающие в целом кольцевую панораму Ангары. Рис. 67, 68.

В нагорной части проектируется три относительно локальных специализированных центра культурный, административный и туристический. Культурный центр, реализованный одним из первых, включает по проекту Театр музыкальной комедии, библиотеку, Дворец гражданских обрядов, Центр научно-технической информации. Весь комплекс решается как единая композиция, органично увязанная с рельефом живописного террасированного склона, раскры­ того к реке Ангаре с пешеходными переходами над проездами и улицами.

Большое своеобразие комплексу придает Крестовоздвиженская церковь с ее стройным силуэтом и великолепной орнаментальной пластикой фасадов, одновременно лишая его присущей новым ансамблям определенной анонимности. С восточной стороны к комплексу примыкает высокое плато центрального городского парка, откуда открывается партерная панорама исторической части центра.

Следует отметить, что при создании системы локальных специализированных общественных зон и комплексов роль основного общегородского общественного центра Иркутска сохраняется за сложившимся историческим ядром. При реконструкции цен­ тров возникают проблемы создания в сложившейся ткани старого центра современной сети транспортных магистра­ лей и развязок, другие — ре­ конструкции старых кварталов путем вкрапления новых зда­ ний, третьи - создания архи­ тектурно-заповедных зон. Для улучшения транспортных свя­ зей проектом предусмотрено строительство двух мостов че рез Ангару - в створах улицы Декабрьских событий и нового общественного комплекса в Нагорном районе. Их создание обеспечит пропуск всего транс­ портного д в и ж е н и я в обход Рис. 6 7. П р о е к т ц е н т р а И р к у т с к а 1 9 7 0 — 1 9 8 0 гг.

центра. Принимая во внимание, что Иркутск - один из немногих городов, где с о х р а н и л о с ь б о л ь ш о е ч и с л о памятников деревянной жилой архи­ тектуры, в системе центра проектиру­ ется три заповедных зоны, где сохра­ няется и дополнительно воспроизво­ дится характерная городская среда XVIII—XIX столетий. Один из них, комплекс Декабристов, рассматрива­ ется как исторически достоверная городская застройка Иркутска времен пребывания декабристов.

В 1960-х гг. при проектировании центров двух крупных исторических городов - Томска и Барнаула - еще не придавалось того значения рет­ р о с п е к т и в н о м у подходу, который позже стал неотъемлемым фактором при реконструкции таких городов. В те годы в лучшем случае, в процес­ се реконструкции сохранялись наибо­ лее значительные архитектурные памятники, но без должного учета Рис. 68. П р о е к т к у л ь т у р н о г о ц е н т р а И р к у т с к а 1 9 7 0 — 1 9 8 0 гг.

фоновой исторической среды и ха­ рактерного ландшафта.

На месте исторического ядра Томска генпланом предусматривалось создание нового центра с главной площадью. Проект детальной планировки центра Томска был разработан одновре­ менно с генпланом в 1965-1968 гг. на перспективную численность населения в 600 тыс. чело­ век. Структура центра на территории 720 га строилась на двух основных осях - меридиальной, вдоль реки Томи и широтной, на оси долины реки Ушайки. Соответственно намечались и глав­ ные улицы - меридиальная, сложившаяся в конце X I X - начале XX вв. (улица Ленина, бывшая Почтамская) и вновь проектируемая широтная, вдоль предполагаемого спрямленного русла реки Ушайки. В устье реки Ушайки на месте исторического центра города была запроектирована глав­ ная площадь с учетом почти полного сноса зданий XVIII - начала XIX в. Площадь по проекту обрамлялась крупными общественными и административными зданиями, Домом Советов, театром, Дворцом Труда. К северу от главной площади размещался торговый центр, а к ю г у на верхней террасе - общественно-административная зона.

В 1973 году проводится конкурс на проект детальной планировки центра Томска. Програм­ ма предусматривала частичное развитие центра на противоположном берегу Томи. В двух основных вариантах (Гипрогора и Томскгражданпроекта) развивалась планировочная идея, заложенная в генплане. Центр по-прежнему формировался на основе Т-образной схемы, но с более интенсивной, урбанизированной застройкой долины р. Ушайки. В отличие от прежней трактовки в конкурсных проектах подчеркивался извилистый характер руслового очертания р. Ушайки, которому во многом подчинялось и композиционно-пространственное решение застрой­ ки. Рис.69. Однако гипертрофированные размеры некоторых элементов центра, принятые в про­ ектах, не соответствовали особенностям исторически сложившейся планировочной основы, мас­ штабам застройки живописной долины реки, а также формирующейся стройке новой площади Ленина.

Все б о л ь ш е о щ у щ а л а с ь спорность, а точнее, ошибоч­ ность самой градостроитель­ ной концепции создания ши­ ротной оси н о в о г о центра вдоль русла реки Ушайки и формирования главной площа­ ди в ее устье, на месте исто­ рического ядра города. Микро­ ландшафтный характер этого участка хорошо гармонировал с небольшим масштабом пло­ щ а д е й и з а с т р о й к и начала XIX в. с окружающими склона­ ми Воскресенской горы, завер­ шенной Воскресенской церко­ вью. В процессе реконструкции был утрачен ценный истори­ ческий ансамбль, в то же вре­ мя, этот низкий, плотно застро­ енный участок, оказавшийся с ростом города в удалении от его нового геометрического центра, уже не соответство­ вал, в полной мере, масштабу Р и с. 6 9. П р о е к т ц е н т р а Т о м с к а 1 9 7 0 — 1 9 8 0 гг. Т о м с к г р а ж д а н п р о е к т ИЗ ОДНОГО КрупнеЙШИХ ГОРОДОВ Сибири. Очевидно, высокий центрально расположенный район площади Революции больше отвечал местоположению глав­ ного общественного ансамбля Томска. Неслучайно именно этот район был выбран для поста­ новки кафедрального собора еще в конце XIX в. в связи с развитием города в этом направле­ нии. Проект исторических охранных зон Томска в 70-х годах со всей очевидностью показал не­ обходимость исправления, насколько возможно, допущенных ошибок. Проектом предусматри­ валось сохранение ландшафтной основы долины реки Ушайки и восстановление исторической градостроительной среды с доминантами Воскресенской церкви и Алексеевского монастыря.

Подобно Томску, историческое ядро Барнаула сложилось в начале XIX в. на низком участке устья реки Барнаулки у Заводского пруда и плотины. Но в отличие от Томска с XIX в. с ростом города к северо-западу по Московской улице на более высоких территориях стал развиваться и городской центр Барнаула, все дальше удаляясь от места своего зарождения. Постепенно угасло значение исторического района, застройка его ветшала, и он оказался в стороне от новостроек города. Формирование нового центра Барнаула с первых лет советского периода проходило вне связи с историческим районом. В 60-х г. Ленгипрогором разрабатывается генплан и проект детальной планировки Барнаула с расчетным населением 560 тыс. жителей и площадью центра 400 га - авторы проекта арх. Л. Розенблит, Л. Рабачевская. Важнейшей при проектиро­ вании центра оказалась задача раскрытия его к р. Оби, так как большая часть города была изолирована от берега складскими и промышленными зонами и кварталами жилой застройки.

Рис. 70.

К 70-м г. проект получает значительную реализацию путем создания ряда общественных зданий на поперечной оси главной площади с организацией небольших дополнительных открытых пространств у театра, библиотеки и других объектов. Появились предпосылки для Рис. 7 0. С х е м а р а з в и т и я ц е н т р а Б а р н а у л а. 1 — г р а н и ц а р а з в и т и я ц е н т р а. 2 — г р а н и ц а г о р о д а. 3 — г р а н и ц а с т а р о г о Б а р н а у л а. 4 — п р о е к т н а я з о н а ц е н т р а. 5 — зона и с т о р и ч е с к о г о ц е н т р а. 6 — г л а в н а я п л о щ а д ь дальнейшего развития центра с ростом жилых и промышленных районов в западном направ­ лении. Сложившийся центр на оси ул. Ленина с центральной площадью и наметившимся попе­ речным бульваром к р. Оби по общей композиции и характеру застройки создавался на весьма упрощенной, элементарной планировочной основе, присущей городам более низкого ранга.

Некоторая ординарность и недостаточная выразительность облика центра Барнаула объясня­ ется, в известной мере, особенностями его формирования.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.