авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«Б.И. О Г Л Ы Ф О Р М И Р О В А Н И Е ЦЕНТРОВ КРУПНЫХ ГОРОДОВ С И Б И Р И ГРАДОСТРОИТЕЛЬНЫЕ И СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНЫЕ АСПЕКТЫ Ответственный ...»

-- [ Страница 3 ] --

В отличие от таких исторических городов, как Иркутск, Томск, Красноярск, в Барнауле отсутствовала достаточно выраженная и представительная историческая капитальная основа центральных улиц и площадей с эклектической, но весьма своеобразной архитектурой рубежа XIX и XX вв. Незначительная по территории историческая зона в устье р. Барнаулки по своему автономному положению носит скорее заповедный характер и не играет заметной роли в ком­ позиции и облике современного центра. Центральная часть города оказалась изолированной от богатого ландшафта Барнаула с его живописными высокими приобскими склонами и откры­ тыми далями левобережной поймы. Несколько тускло, с провинциальным налетом или компел ляционными чертами, с ориентировкой на отдельные примеры архитектуры столичных общественных зданий выглядела застройка центра Барнаула в период 30-х гг. Все эти причины и недостаточно масштабная застройка 60—70-х г. определяет круг проблем дальнейшего развития центра. Город, который по своему географическому, административно-экономическо­ му и культурному значению как старейшее горнорудное поселение и крупнейший центр обшир­ ного промышленного и сельскохозяйственного Алтайского края, должен в полной мере отра­ жать и символизировать историческую самобытность, природную уникальность и перспективное народно-хозяйственное значение этого богатейшего района Сибири. Спектр градостроительных проблем в отношении центра возникает в конце 60-х гг. при разработке нового генерального плана Кемерово, который предусматривал значительное развитие селитебных территорий в заискитимской части. С быстрым ростом города в 1970 г. на восток в соответствии с генпла­ ном в том же направлении получает линейное развитие и городской центр, занявший теперь пятикилометровую полосу высокого левобережья площадью около 1000 га. Ряд рекреационных элементов центра предусматривалось разместить и на правобережной пойме. Таким образом, формирование центра Кемерово наметилось в соответствии с общей характерной для крупных городов Сибири концепцией пространственно симметричного территориального развития городских центров относительно экваториальной системы, в данном случае долин рек Томи и Искитимки.

При разработке проекта центра Кемерово сказалась так же общая тенденция к проектиро­ ванию несколько гипертрофированных по территориальным размерам градостроительных образований. Новая поперечная ось центра, например в заискитимской части, оказалась слишком удалена от долины р. Искитимки и сложившегося ядра, что делает центр слишком растянутым и визуально недостаточно взаимосвязанным. Лишь с противоположного берега воспринимается вся протяженная его композиция.

Следует отметить, что по сравнению с рядом других сибирских городов центральная зона Кемерово обладает исключительно живописным природным л а н д ш а ф т о м с большими возможностями для формирования выразительных и своеобразных ансамблей. Высокий протяженный и свободный от застройки левый берег р. Томи, правобережное плато рудничного девственного бора, экваториальное зеркало крупной реки с островами и поймами и, наконец, поперечная природная ось долины р. Искитимки представляют естественную композиционно пространственную основу для градостроительного решения центра с широкими и разнообраз­ ными визуальными пространствами. Уже в начальной стадии формирования линейного центра очевидны его потенциальные возможности в отношении остросилуэтности, фронтальности всей городской панорамы и многоплановости глубинного восприятия.

В целом для проектов реконструкции центров крупных городов Сибири в период 60—70-х гг.

были характерны тенденции к гипертрофированным пространственным параметрам планиро­ вочных элементов, отразившие градостроительные направления, подчас игнорирующие исторически сложившуюся основу городской структуры.

3.4. Особенности формирования центров исторических и новых городов в зонах промышленного освоения Сибири Развитие производительных сил Сибири, и связанное с этим освоение экономической активизации ряда богатейших сырьевых и энергетических районов края, определило новую географию градостроения на востоке страны. Процесс урбанизации отдельных промышленно сырьевых зон, вызвал возрождение ряда старейших сибирских городов, а также активное проектирование и строительство новых.

Перспективные концепции развития (1960—1970 гг.)первых русских исторических городов Сибири - Тобольска и Тюмени - характеризуется следующими особенностями: резким ростом численности населения и качественными преобразованиями их градостроительной основы. Мощ­ ным стимулом таких изменений стало активное освоение газо-нефтеносных районов Западной Сибири. Начиная с 1963 по 1977 г. население Тюмени выросло в 2,5 раза (со 150 до 370 тыс.

жителей). Генплан, разработанный Ленгиппрогором в 1960—1970 гг., предусматривал города, рост населения города до 490 тыс. человек, а в перспективе до 700—800 тыс. Тобольск - пер­ вая сибирская столица - после своего угасания в XVIII в. на протяжении 350 лет оставалась небольшим захолустным городком ( численность населения в 1970 г. всего 49 тыс. чел.) после открытия тюменской нефти был запроектирован на 250—300 тыс. жителей. (Генплан Тобольс­ ка разработан в 1967—1976 гг. Ленгипрогором, архитекторы Р.А. Широков, A.M. Синявер, Е.С. Самарина и др.). Последующие коррективы предусматривали рост города до 500—600 тыс.

человек.

Особенностью развития исторических городов, в том числе и Тобольска, являлось то, что в силу длительного градостроительного застоя их центры, сформировавшиеся в XVIII—XIX вв., не обновлялись, ветшали и только благодаря ярко выраженному ландшафту с пересеченным рельефом, сохраняли самобытные черты и неповторимый колорит древних сибирских поселе­ ний. Последствия экономического угасания Тобольска отразились не только в его облике, но во всем бытовом укладе, нравах жителей города с их замедленным жизненным ритмом, определившем особый психологический климат и социальную среду. В этом небольшом городе удивительно стойкими оказались градостроительные традиции, уходящие своими корнями в далекую историю этого некогда представительного политического, экономического и культур­ ного центра Сибири.

С исключительно быстрым ростом Тобольска и Тюмени их устоявшаяся историческая материально-пространственная основа неизбежно должна была войти в противоречие с активными градостроительными про­ цессами, характеризующими современ­ ный индустриальный этап урбанизации.

Рис. 7 1. Возникла градостроительная си­ т у а ц и я, при к о т о р о й н е б о л ь ш и е по площади исторические участки либо дол­ жны быть включены в крупномасштаб­ ную структуру вновь формируемых цен­ тров, либо должны решаться как авто­ номные архитектурные заповедники, окруженные необходимой буферной зе­ леной зоной и сохраняющие равноправ­ ное градостроительное значение в об­ щей композиционно-пространственной основе промышленного города.

Наиболее полно последняя концеп­ ция получила отражение в проекте го­ родского центра Тобольска. В конкурс­ ных вариантах новый общественный центр проектировался в удалении от ан­ самбля Тобольского Кремля с сохране­ нием его прежнего градостроительного значения в силуэте и общей композиции города. Во многом это предопределя­ лось исключительно удачным положени­ ем Кремля, слитностью с природным стилобатом Троицкого мыса, уникально­ стью ансамбля, который не имеет анало­ гов в истории градостроительства Сиби ри. По генплану развитие города предус Рис. 7 1. С х е м а п р о е к т о в п л а н и р о в к и и р а з м е щ е н и я ц е н т р о в матривалось в обе стороны от Кремля Т о б о л ь с к а (1) и Т ю м е н и (2) вдоль высокого берега Иртыша. В кило­ метре от исторического ядра размещалась зона нового общественного центра, по масштабу соответствующего рангу крупного города. В большой степени эта идея получила отражение в конкурсном проекте Гипрогора. Общественный центр по этому проекту отделялся от Кремля об­ ширной зеленой зоной, и в то же время, благодаря широкой экспланде между ними создава­ лась визуально-пространственная связь. Перспектива замыкалась в разных концах силуэтом Кремля и доминирующими высотными зданиями нового центра.

В в а р и а н т е Н о в о с и б г р а ж д а н п р о е к т а новая о б щ е с т в е н н а я зона Т о б о л ь с к а б о л е е решительно удалялась от Кремля и размещалась на меридиальной оси северного крыла города.

Такое расположение общегородской общественной зоны в удалении от будущего геометри­ ческого центра города больше соответствовало ядру планировочного района и было мало убедительным. (Конкурсные проекты выполнены в 1974 г., вариант Новосибгражданпроекта архитекторы Б.А. Жеребятьев, Г.Н. Туманик, В.М. Голямов, А.В. Бондаренко и др.).

Следует отметить, что во всех проектах центра Тобольска прослеживалось стереотипное композиционно-планировочное решение, используемое в этот период при проектировании многих новых городов. Историческое значение города, его роль как первой столицы Сибири, наличие кремлевского комплекса и живописного ландшафта, предопределяли необходимость поиска сугубо индивидуального решения, с пластическим богатством композиций, с асимметричными, остро силуэтными и разномасштабными элементами.

Исторически сложившаяся застройка, природная ситуация и перспективы дальнейшего развития Тобольска предопределили различные подходы к реконструкции и застройке отдель­ ных районов, примыкающих к Кремлю.

Вновь осваиваемая территория в направлении вокзала уже застраивается многоэтажными зданиями с новым локальным общественным центром. Территорию в сторону "Паниного бугра" следует характеризовать как район смешанной этажности с застройкой, постепенно нарастаю­ щей по высоте по мере удаления от Кремля. И наконец, в целях сохранения исторической сре­ ды и открытого видового пространства на панораму Кремля, реконструкцию, так называемого "Нижнего города", целесообразно решать как зону партерной высокоплотной малоэтажной застройки, учитывающей структуру сложившихся кварталов. В геометрическом центре этих трех планировочных зон следует формировать и новый городской центр.

В отличие от Тобольска, где Кремль представляет собой целостное центрическое компакт­ ное ядро, четко фиксированное в пространстве, историческая зона Тюмени занимала более обширную площадь в 350 га. К 60 гг. XX в. эта зона уже была в значительной степени преобра­ зована, расчленена и нарушена современной застройкой.

Регулярная планировочная сетка исторических кварталов, отдельные опорные культовые и общественные объекты с общим фоном старой деревянной застройки еще позволяли восста­ новить облик первого сибирского русского города, непосредственное примыкание формирую­ щегося общественного центра к исторической зоне и внедрение в ее среду зданий и сооруже­ ний, выполняющих современные общественные функции, делало эту задачу особенно трудной и ответственной. Историческое ядро Тюмени сохраняло свое градостроительное значение благодаря центральному положению в структуре города, а также прекрасному обзору и выраженному ландшафтному гребню, раскрытому к реке Туре. Эта часть города сформиро­ валась к концу XIX в. на двух основных осях - Московском тракте (проспект Республики) и поперечной к нему оси от вокзала к пристани, расположенной вдоль железной дороги. Такая планировочная основа сохранилась и в системе проектируемого центра. Проект детальной планировки, выполненный Ленгипрогором в 1960-х г., предусматривал формирование городского центра в границах исторической зоны города на территории 350 га. Главным элементом центра становилась площадь с Домом Советов, соединенная с набережной р. Туры широкой эспланадой.

Главной композиционной осью города по-прежнему оставался восьмикилометровый проспект Республики.

В 1969 г. с утверждением откорректированного генерального плана наметилось более радикальное развитие центра с переходами на левобережную часть р. Туры, что нашло отражение в конкурсных проектах детальной планировки, выполненных в 1970-х г. Прогнозы дальнейшего роста численности населения Тюмени до 700—800 тыс. жителей предусматривают значительное расширение пространственных параметров центра как более сложной системы.

Это позволяет развивать город так, чтобы его новые высотные элементы возникали в удале­ нии от сложившейся части и не вступали в противоречие с масштабом и силуэтом историчес­ кого ядра. В 1977 г. впервые разрабатывается проект охранных зон исторической части Тюме­ ни, который позволил не только более обоснованно в композиционно-пространственном отно­ шении сохранить его первозданные черты, но и сформировать новый силуэт, соответствующий масштабам крупного города.

Развитие производительных сил Сибири стимулировало быстрый рост и преобразование сложившейся системы городов и их центров. В то же время за послевоенный период появи­ лись "два поколения" новых крупных городов Ангарск, Братск, Усть-Илимск, Нижневартовск, а также города-спутники - новый тип поселений, которые в значительной степени положили начало формированию более развитой общественной инфраструктуры с транспортными узлами и коммуникациями, связывающими центры крупных городов с центрами межселенного и второ­ степенного значения.

Наиболее сложная ситуация с перспективным развитием общественного центра возникла в Ангарске, что было обусловлено непредвиденно быстрым ростом города. Рис. 72.

Первенец послевоенного градостроения Сибири - Ангары был запроектирован как малый город с соответствующей планировочной структурой и масштабом центра. Развитие химичес­ кой и нефтехимической промышленности в Восточной Сибири и в частности, в Иркутско-Черем ховском районе, открытие новых полезных ископаемых, строительство нефтепровода Туймази Ангарск определили быстрый рост города. Генеральный план Ангарска, выполненный институ­ том ЛенНИИградостроительства в 1973 г. предусматривал рост города до 400 тыс. жителей.

Конкурсные проекты детальной планировки центра, выполненные в конце 70-х гг. на основе новой схемы генерального плана подтвердили за­ кономерность, характерную для опре­ деленной стадии роста городов: в про­ цессе развития система общегородс­ кого центра обретает симметричное территориально уравновешенное по­ ложение относительно реки, которая становится главной композиционно пространственной осью города. Аква­ тория р. Китой в начале формирова­ ния города не была органично связа­ на с его структурой. В дальнейшем она становится наиболее активным л а н д ш а ф т н ы м к о м п о н е н т о м цент­ ральной общественной зоны. Перво­ начальное ядро города с главной пло­ щадью по проекту формируется как Рис. 7 2. С х е м а р а з в и т и я п л а н и р о в к и А н г а р с к а и его ц е н т р а.

центр 1 - с х е м а 1946 г. 2 - с х е м а 1970 г. 3 - с х е м а 1980 гг городской районного значения, поскольку с ростом Ангарска масштаб, объем сооружений и степень концентрации обществен­ ных функций этой зоны перестает соответствовать размерам города.

Новую основу архитектурно-планировочной и объемнопространсвенной композиции центра составляют две взаимно перпендикулярные оси: природная ось р. Китой (с протоками и островами) и Ангарский проспект - главная транспортная связь берегов в направлении с юго востока на северо-запад - с размещенными вдоль него основными ансамблями проектируемо­ го центра.

Основным элементом композиции ядра центра является ансамбль прибрежной площади, расположенной на бровке правобережной надпойменной террасы. Прибрежная площадь формируется зданиями различного функционального назначения с преобладанием культурно зрелищного и образует вместе с застройкой парадной набережной культурно-просветительную зону центра.

Пешеходная эспланада связывает Прибрежную площадь с вынесенной вглубь застройки адми­ нистративной площадью. Планировочный и композиционный выход из глубины застройки к берегу реки поддержан системой соподчиненных выходов, обеспечивающих кратчайшую связь крупного правобережного "пятна" города с прибрежной ландшафтно-рекреационной зоной реки Китой.

Парадная набережная правого берега подчеркивает главенствующее значение правобереж­ ных ансамблей центра. Застройка набережной формирует пространства, раскрытые на реку в различной степени, что дает возможность избирательно использовать берег реки в зависимос­ ти от времени года и погодно-климатических условий.

Большие пространства поймы извилистой реки Китой усложняют формирование единой композиции застройки берегов. С другой стороны, такая обширная акватория в центральной части города создает благоприятные условия для зрительного восприятия береговых ансамблей.

Размещенные на острове крупные объемы спортивных сооружений позволяют создать проме­ жуточные композиционные звенья, помогающие зрителю проследить пространство центра.

Задачу композиционной взаимосвязи призваны решать три группы высотных башенных жилых домов (две на правом и одна - на левом берегу).

Братск относится ко второму поколению сибирских городов послевоенного периода развития производительных сил Сибири. В отличие от Ангарска, который был запроектирован как малый город-спутник Иркутска и построен в течение семи лет как вполне законченное городское образование с завершенным ансамблем городского центра.

Братск уже в схеме районной планировки рассматривался центром крупнейшего гидроэнер гопромышленного рэйона. В силу значительного градостроительного размаха в первое десяти­ летие его строительство развивалось на территориях, удаленных от площадки, предназначенной для городского центра. Такая последовательность в формировании города при постепенном нарастании и совершенствовании индустриально-строительной базы и удаленности от сложив­ шихся крупных городов была оправдана. Лишь накопив опыт и необходимый строительный потенциал можно было приступать к созданию наиболее ответственного и уникального по своему градостроительному значению элементу города - его центру.

Гипрогор в 1972 г. на основе проекта детальной планировки центрального района Братска со­ ставил проектное предложение по созданию общегородского центра. Проект охватывал обширную территорию площадью 110 га живописного прибрежного участка с глубоко врезавшимися в него бух­ тами (авторы проекта - архитекторы И.А. Бутусов, Т.П. Малиновская, инженер С Е. Рахитина).

Городской центр был запроектирован в виде развитой объемно-пространственной компози­ ции, базирующейся на трех планировочных узлах: проспекте Ленина, площади Ленина, площа­ ди Культурно-спортивного центра. На пересечении двух основных композиционных осей - про­ спекта Ленина и улицы Кирова - проектировалась главная площадь города, пространственно связанная с берегом водохранилища, где намечалась площадь "Тысячелетий" с широкой эспландой - проспектом Героев. Эта площадь должна быть архитектурно обогатить центр го­ рода и придать ему определенную символику, отражающую связь времен. Здесь по предложе­ нию архитектора А.Я. Ковалева предполагалась установка гранитных блоков из зоны затопле­ ния с наскальными рисунками (ангарские писаницы), выполненными древними людьми, жившими на Ангаре несколько тысячелетий назад. Установленные на берегу искусственных водоемов, на фоне лесных массивов они как бы олицетворяют древнюю историю этого возрожденного к жизни края.

При определенных достоинствах проекта центра Братска, в то же время можно говорить и о спорности самой композиционно-пространствееной концепции, основанной на планировочных стереотипах, с использованием протяженными осями проспектов и эспланад. Очевидно, в условиях рассредоточенного на большой территории нового таежного города и сурового кли­ мата, правомерно было формировать общественно-транспортную инфраструктуру в форме транспортного каркаса с системой компактных общественных центров. Общегородской центр мог концентрировать главные общественные функции, тогда как специализированные функции выносились в его внешние зоны с более свободной ландшафтной организацией.

Особый круг сложных градостроительных проблем, в том числе касающихся создания общественного центра крупного базового города в районе нового освоения Сибири, возник при проектировании и формировании Нижневартовска - центра нефтегазоносного района Средне обья. Генеральный план города разработан Гипрогором в 1970 г. с расчетной численностью населения 150 тыс. чел.

Заложенная в генплане идея динамичного города с многофункциональным центром являлась одним из важнейших факторов для развития перспективного крупного базового центра. В то же время, принятая планировочная схема Нижневартовска, аналогичная схемам новых городов европейской части, в экстремальных природно-климатических условиях являлась вероятно не лучшим решением. Это прежде всего можно отнести к приемам пространственной организации общественного центра. Он представляет рассредоточенную в границах всей территории систе­ му двух пересекающихся композиционных осей - экспланад с экстенсивной застройкой и зна­ чительными открытыми пространствами. Естественно, что в городе, который находится в кли­ матической зоне Среднего приобья, занимающей промежуточное положение между районами Крайнего Севера и средней полосой Сибири, правомерно внедрять уплотненную концентриро­ ванную застройку. При последующих разработках и корректировках проекта детальной плани­ ровки центра Нижневартовска, выполненных Гипрогором и СибЗНИИЭПом, было получено более компактное и экономичное решение общественных узлов. Рис. 73. Однако уплотнение застрой­ ки центра на основе традиционных приемов организации общественной среды не решало про­ блемы создания центра, отвечающего условиям и специфике северного города. Сейчас, когда город имеет высокую численность населения и достиг ранга базового центра, возникают проблемы более высокого порядка, требующие учета региональной специфики и пересмотра традиционных принципов и норм, сложившихся в условиях европейской части страны.

Рис. 7 3. П р о е к т ц е н т р а Н и ж н е в а р т о в с к а. С х е м а г е н п л а н а (СибЗНИИЭП) С 1950-х г., наряду с созданием новых автономных городов, происходят активные агломе­ рационные процессы в крупных сложившихся городах Сибири. Они были вызваны появлением таких новых градообразующих факторов, как гидроэнергетика, "большая" наука, агропромыш­ ленное производство и др. Создание на этой основе городов-спутников в Новосибирске, Иркут­ ске, Красноярске, Томске с достаточно развитыми и популярными общественными центрами но­ вого типа оказало заметное влияние на характер миграционных явлений.

Наибольший интерес в этом отношении представляют общественные центры двух поколений городов-спутников в Новосибирске - Академгородка и Краснообска - городка ВАСХНИЛ. Рис. 74.

Популярность Академгородка, благодаря наличию современного хорошо оснащенного общественного центра, прекрасных природных условий, пляжа, вызывает большой приток жи­ телей Новосибирска и всего ареала расселения. Межселенное и локальное значение центра Академгородка выявило и определенные недостатки, связанные с удаленностью общественной зоны от внешних пассажирских транспортных линий. Кроме того, положение продольной ком­ позиционной оси центра не соответствует направлению основных внутригородских пешеходных передвижений (от жилья к месту работы). Это, естественно, значительно увеличивает затраты времени на посещение центра. Между тем, удобные пешеходные скоростные беспересадочные пассажирские коммуникации для городов подобного типа имеют важнейшее значение вообще, и особенно в суровых климатических условиях Сибири с большим объемом снегопереноса.

По иному в этом отношении решена планировочная структура спутника Новосибирска вто­ рого поколения - Краснообска. Город запроектирован на основе модульной сетки с застройкой Рис. 7 4. П р о е к т ц е н т р а г о р о д к а В А С Х Н И Л зоны научно-исследовательских институтов и общественного центра не отдельными зданиями, а объединенными компактными комплексами. Общественное ядро размещается в геометричес­ ком фокусе с радиусом пешеходной доступности 300—500 м. Такая структура городка и поло­ жение общественного центра позволяют при создании в дальнейшем линии метрополитена рас­ сматривать его как межселенный общественно-транспортный узел, имеющий пешеходные под­ ходы в границах городка и связанный скоростным транспортом с ближайшей системой рассе­ ления и Новосибирском. Необычайное градостроительное решение заложено и в планировку жилой зоны в форме трех замкнутых колец, что в условиях открытой местности обеспечивает создание внутри каждого жилого кольца достаточно комфортную среду. Авторы проекта - ар­ хитекторы Ю.П. Платонов, А.С. Панфель, Г.А. Тюленин.

Относительно общих проблем проектирования центров, следует отметить, что основные из них связаны с определенным несоответствием: проектных тенденций и возможностей их реализации, реальных объемов строительства и гипертрофированных планировочно-простран ственных решений. В большинстве случаев, в сибирских городах проектировались центры, охватывающие огромные территории по обоим берегам крупных рек, не имеющие ядра, кото­ рое концентрировало бы наиболее значимые общественные функции на сравнительно неболь­ ших участках. В результате общая проектная структура центров характеризуется чрезмерной рассредоточенностью, аморфностью и "рыхлостью".

ГЛАВА ФОРМИРОВАНИЕ ОБЩЕСТВЕННЫХ АНСАМБЛЕЙ ЦЕНТРОВ В 1 9 7 0 — 1 9 8 0 гг.

4.1. Особенности застройки общественных ансамблей К 1970—1980 гг. основные опорные сибирские города вошли в число крупных и крупнейших, что предопределило новые территориально-масштабные и качественные критерии при рекон­ струкции и развитии их общественных центров. В зависимости от особенностей города в каж­ дом отдельном случае по-разному решались задачи реконструкции и развития общественных зон, что естественно нашло отражение в характере градостроительных мероприятий и степени их эффективности в обновлении и совершенствовании композиционно-пространственной струк­ туры центров.

В Новосибирске, где границы и масштабы центра были заложены еще в 1920—1930 годах, задача сводилась в основном к реализации принципиальных положений генерального плана застройки города. Это выразилось в прокладке диагональных магистралей - Вокзальной и Октябрьской, которые улучшили транспортные связи основных общественных узлов центра (Октябрьской площади, района обкома КПСС и ТЮЗа, площадей Ленина и Гарина-Михай­ ловского.

Магистрали подобного класса придали городу даже в незавершенном виде черты, присущие крупному полуторамиллионному промышленному центру. В то же время введение диагональ­ ной трассировки в системе прямоугольной схемы, открыло ряд неожиданно интересных возмож­ ностей для создания композиционно острых и не стереотипных решений при застройке магист­ ралей и открытых пространств с множеством разнообразных точек обзора.

Одновременно с пробивкой диагональных створов возникла и проблема их заполнения, требующая более высокого уровня застройки с введением в отдельных наиболее значимых местах крупномасштабных уникальных сооружений и сложных транспортных развязок.

На втором этапе формирования Новосибирска новая диагональная магистраль явилась логическим развитием системы центра так же, как и на первом, была сформирована компози­ ционная ось города - Красный проспект. На третьем этапе развития центра завершится формирование прибрежной зоны с усилением роли р. Оби в композиции центра. Особое значение здесь приобрели входные узлы, фиксирующие границы центра - Вокзальная площадь (Гарина Михайловского), (рис. 75) Октябрьская площадь со стороны Октябрьского района, а также промежуточный узел в месте пересечения Октябрьской магистрали с природной осью долины р. Каменки. Площадь Гарина М и х а й л о в с к о г о, на которой находятся железнодорожный вокзал, станция метрополите­ на, а в будущем будет нахо­ диться и автовокзал, превра­ щается в крупнейший обще­ ственно-транспортный узел. К настоящему времени ее облик в основном уже сформирован и определяется в основном зданием вокзала и высотным объемом гостиницы "Новоси Рис. 7 5. П р о е к т з а с т р о й к и В о к з а л ь н о й м а г и с т р а л и в Н о в о с и б и р с к е. блИЖЭЙШИе ГОДЫ ДОЛ жна быть завершена застройка Арх. А. Агафонов и др.

участков, о к р у ж а ю щ и х пло­ щадь. Эти свободные территории предоставляют условия для создания крупных торгово-обслу живающих комплексов межселенного значения.

Совершенно новые градостроительные черты центра Новосибирска вырисовываются в зоне пересечения Октябрьской магистрали с долиной замытой речки Каменки. Открытое централь­ ное положение долины с живописным ландшафтом определило свободную панорамную органи­ зацию застройки, которая по-разному воспринимается с нижних и верхних отметок склонов, с пешеходных бровок и автомобильных эстакад через Каменку. Монументальный объем ТЮЗа, на Октябрьской магистрали, раскрытый к долине, воспринимается в таком ракурсе, который придает ему большую выразительность. Прием постановки ТЮЗа имеет много общего с антич­ ными приемами архитектурной трактовки объема в пространстве.

С противоположной стороны въезд в Октябрьский район фиксируется зданием обкома КПСС.

Его несколько заниженная посадка со временем может быть оправдана, если на верхней террасе появится куст башенных объемов в виде цельной разновысотной композиции, в которой здание обкома станет лишь элементом. Необходима также фиксация высотными объемами площади возле библиотеки (ГПНТБ). Эта площадь во всех проектных разработках рассматривалась как важнейший градостроительный узел при формировании силуэта правобережной фронтальной панорамы.

Реконструкция улицы Челюскинцев положила начало формированию второй композицион­ ной оси центра, соединяющей площадь Гарина-Михайловского с крупным Дзержинским районом города. При ее застройке особенно ясно проявились нерешенные в нашем градостроительстве проблемы взаимосвязи новой крупномасштабной жилой застройки в системе центра с обще­ ственными сооружениями. Вкрапление таких сравнительно небольших одиночных обществен­ ных зданий как дворцы культуры "Транспортник" и "Строитель" не дало должного градострои­ тельного эффекта. И лишь более значительный по сравнению с новой высотной застройкой объем цирка до некоторой степени исправляет это положение.

При застройке центра Красноярска в 1970—1980 гг. основным направлением явилось планомерное и последовательное освоение прибрежной и островной зоны Енисея путем формирования здесь основных общественных ансамблей, благоустройства набережной и раскрытия к реке отдельных участков проспекта Мира.

Активное включение акватории Енисея в пространственную систему центра, концентрация нового общественного строительства в наиболее важных предмостных градостроительных узлах преобразили облик старого Красноярска.

При этом усиление значения Енисея в формировании внутреннего пространства центра достигается расположением на острове отдыха большой спортивной арены, удачно вписанной в ландшафт. Плавные линии берега могучего Енисея, легкие арочные пролеты моста, контуры стадиона, "живут" в атмосфере удивительного согласия и гармонии. В то же время крупнопа­ нельная жилая застройка центра Енисея - ординарна и не имеет ни индивидуальных черт, и пластических качеств, ни той необходимой выразительности, которые должны быть присущи архитектурным объектам в зоне характерного ландшафта и открытого пространства.

Следует учитывать, что береговая линия и водное зеркало Енисея, прибрежная полоса застройки и фоновое горное окружение воспринимаются с дальних расстояний, как целостная, глубинная, многоплановая панорама. Наиболее сложившимся и законченным ансамблем в новой системе центра Красноярска является предмостная зона, где сформировалась одна из трех общественных площадей, заложенных на меридиональной оси проспекта Мира. В этой же одновременно были сооружены такие крупные объекты как Горисполком, Театр оперы и бале­ та, гостиница и высотное административное здание (автор ансамбля - арх. А.С. Демирханов).

В общих чертах композиция предмостной площади - этого ответственного градостроитель­ ного узла - была окончательно создана только в 1967 г. в проекте детальной планировки и застройки центральной части Красноярска, разработанного институтом Ленгипрогор и Красно ярскгражданпроект (арх. Ю. Шплет, В. Кузнецов, Е. Зубковский, В. Лукашев). В нем были синте­ зированы наиболее интересные и перспективные идеи предшествующих творческих поисков и предложений.

К сожалению, к этому времени площадь была уже частично застроена. Так, на верхней террасе был сооружен комплекс автовокзала с трамвайным кольцом, отведен участок для Музыкально-драматического театра (проект ЦНИИЭП зрелищных зданий и спортивных сооружений им. B.C. Мезенцева - арх. И. Михайлов, Ю. Федотов).Это существенно усложнило реализацию интересно задуманного градостроительного ансамбля, решение которого потребо­ вало серьезных компромиссов. Однако авторский коллектив под руководством архитектора А.С. Демирханова не только успешно преодолел трудности сложной ситуации, но и нашел дополнительные средства обогащения композиции комплекса. Рис. 76а, б. В частности, была внесена корректива в конфигурацию площади, что существенно сказалось на пространствен­ ной организации ансамбля.

Например, здание горсовета было сдвинуто автором проекта во внутрь микрорайона, благодаря чему образовалась необходимая для этого общественного сооружения аванплощадь, а весь ансамбль приобрел большую ориентацию на реку.

Здание краеведческого музея не соответствующего композиционному строю площади, сра­ зу же стало его органической частью. Внутреннее пространство ансамбля развивается по террасам, и благодаря этому в комплекс площади активно вовлекаются природные элементы акватории Енисея.

Рис. 7 6. а) П р о е к т а н с а м б л я ц е н т р а К р а с н о я р с к а в р а й о н е " С т р е л к и " Арх. В. Орехов, Э. Панов, А. Демирханов и др.

К сожалению замена пешеходной платформы, предусмотренной проектом, пешеходным мостиком, несколько снизила градостроительный уровень этого в целом крупномасштабного ансамбля. В процессе реконструкции прибрежной полосы новое композиционное звучание получила и площадь Революции. Она была раскрыта к Енисею со стороны сада с широкой партерной эспланадой, что пространственно и визуально связало ансамбль площади с набе­ режной, акваторией Енисея, открыло вид на живописный гребень горных отрогов, а со стороны берега появилась глубинная перспектива на площадь Революции с памятником В.И. Ленину.

Рис. 77. Следует в этой связи обратить внимание на тот психологический барьер, который возникает при реконструкции города и определяется привычными симпатиями населения к сло­ жившейся градостроительной среде. Это выражается в резком противодействии каким-либо Рис. 76. б) Ц е н т р К р а с н о я р с к а в п р о ц е с с е з а с т р о й к и изменениям, к отрицанию необходимости преобразований и наглядно проявилось в процессе создания эспланады и выхода площади к Енисею. Но сразу же по окончании работ эта зона стала одним из наиболее популярных и излюбленных мест отдыха горожан.

Реконструкция центра Красноярска свидетельствует о преимуществах концентрации общественной застройки в отдельных узлах. Это позволяет за короткое время достичь значительного градостроительного эффекта в социально-экономическом и эстетическом отношениях.

Формирование с о в р е м е н н о г о ансамбля с укрупненным м а с ш т а б о м в с л о ж и в ш е м с я историческом районе на месте ветхой застройки не внесло принципиальных изменений в пла­ нировочную структуру центра в целом и не разрушило его традиционной основы, представляю­ щей историко-архитектурную ценность, как это произошло в Томске.

В Томске в 1 9 7 0 — 1 9 8 0 гг.

были коренным образом реконст­ руированы локальные участки и с т о р и ч е с к о г о ядра города в устье р. Ушайки. Здесь, на месте Гостинодворской площади, тор­ говых рядов и других построек конца XVIII начала XIX в. созда­ ется главная административно общественная площадь города.

Функциональная основа и компо­ зиция ее во многом схожа с пло­ щадью 350-летия города в Крас­ ноярске и формируется здания­ ми театра, Дома советов и вы­ сотным административным объе­ мом.

Архитектура главной площа­ ди в Томске, несмотря на дос­ таточно высокий профессио­ нальный уровень отдельных зданий, выполненных различ­ ными о р г а н и з а ц и я м и, более анонимна. В ней не нашло отра­ жение исторические, ландшафт­ ные и хозяйственное своеобра­ зие старейшего сибирского цен­ тра, что лишило ансамбль образ­ но-эмоциональной содержатель­ ности. Весьма важно поэтому сохранить на восточной стороне площади здания, характерные а также СТарОГО Рис. 77. С х е м а р а з в и т и я п л а н и р о в к и пл. Р е в о л ю ц и и в К р а с н о я р с к е ДЛЯ Томска, найти достаточно выразительное архитектурное решение для застройки южного контура площади по набережной р. Ушайки.

Включение в центральный ансамбль крупного административного здания "Дома нефти" с характерной образно-художественной трактовкой поможет наполнить ансамбль необходимым содержанием, отражающим современное значение Томска как центра большого нефтехимичес­ кого и газо-нефтеносной района. Рис 78. В истории советского градостроительства есть немало примеров, когда отдельные крупные административные объекты например, Дома промышленности, Дворец металлургов, Дом горняков становились символами и основными элементами в формировании архитектурной образности общественных центров индустриаль­ ных городов.

При реконструкции центров исторических городов в 1970—1980 гг. особенно остро вставала проблема их преобразования с учетом сохранения не только капитальной исторической основы, но и, в значительной мере, кварталов и зон, характерной для Сибири деревянной застройки.

Городское деревянное зодчество сибирских городов представляет одну из интересных страниц русской народной архитектуры.

Среди различных видов деревянных построек, жилое строительство было наиболее массо­ вым, но его лучшие образцы сохранились лишь в немногих городах. Реализация проектов зон охраны памятников истории и культуры, зон памятников деревянной архитектуры, как истори­ ко-культурных и мемориальных районов Томска, Иркутска, Барнаула, Тюмени, Тобольска и других городов столкнулась с трудностями организационно-экономического, социально-нравственного и концептуально-методического градостроительного характера.

С 1970 г. силами местной реставрационной мастерской в центре Томска начинается восста­ новление памятников деревянного зодчества. Рис. 79. Это позволило в четырех зонах памят­ ников архитектуры, предусмотренных в комплексном проекте восстановления исторического облика сохранить и восстановить наиболее интересные образцы деревянной жилой застройки с великолепной домовой резьбой. В 1980 гг. первозданный облик в зоне исторического центра получила ул. Обруб, где были отреставрированы все деревянные строения.

Нерешенной оставалась задача переноса памятни­ ков деревянного зодчества из реконструируемых райо­ нов в специальные заповед­ ные зоны. Это связано с об­ щей неподготовленностью в Сибири к работам по пере­ носу старых рубленных по­ строек, а также отсутствием разработанной методики, технологии и технических средств.

В ином аспекте ретрос­ пективные и современные вопросы возникли в процес­ се реализации проекта де­ Рис. 79. Ф р а г м е н т ы р е к о н с т р у к ц и и и с т о р и ч е с к о й з о н ы Т о м с к а тальной планировки (ПДП) центра в Иркутске. В отличие от Красноярска, где в сложившейся планировочной структуре центра возникли новые композиционно-пространственные решения и Томска, где на месте исторического комплекса возник современный ансамбль центральной площади, преобразова­ ние центра Иркутска осуществлялось скорее в направлении ревитализации его исторической основы. Если в 70-х гг. этот процесс в Иркутске носил в основном случайный характер, связан­ ный с установившейся здесь практикой выборочной реконструкции и одиночными вкрапления­ ми новых объектов в градостроительную основу сложившейся исторической среды, то позднее это направление обрело вполне определенный, осмысленный, концептуальный характер.

Ревитализация, как творческий метод, нашел заметное отражение не только при проектиро­ вании и строительстве уникальных общественных сооружений, но и при создании жилых и бытовых объектов в системе центрального района. Жилые дома, школы, детские учреждения выполнены в масштабе, пластической трактовке и из строительных материалов, сочетающихся с окружающими строениями, и выглядят вполне современно, и придают новый облик преобра­ зованной исторической среде.

В то же время отдельные крупные сооружения на площади, набережной у больших откры­ тых пространств явились своеобразными эталонами для формирования перспективной систе­ мы крупномасштабных комплексов в исторической ткани города, я в л я ю щ и м с я одним из крупнейших в Восточной Сибири. Гостиница "Ангара" на площади им. С М. Кирова, институт на набережной Ангары, торговый комплекс на рыночной площади и другие определили масштаб будущих общественных узлов города. Несколько нейтральный характер архитектуры этих сооружений без выраженной индивидуальности может в дальнейшем при определенных условиях сыграть и положительную роль в формировании ансамблей на основе какого-либо комплексного архитектурно-композиционного замысла. Особенно важна такая целостная концепция для завершения ансамбля центральной площади им. С М. Кирова. Реконструкция площади с западной стороны, путем создания протяженной композиции Горисполкома, прида­ ет окружающей застройке необходимое единство, впечатление строгой торжественности, и тем самым усиливает ее общественное значение.

Важным условием формирования современного ансамбля главной площади в Иркутске является решение прилегающих территорий, как системы, реализующей дополнительные общественно-рекреационные функции. С северной стороны роль своеобразной буферной зоны приобретает прибрежный историко-мемориальный парк - место основания Иркутского острога с комплексом сооружений.

Восстановленный комплекс церковных построек - Спасская церковь, Богоявленский собор, костел с живописными позолоченными главками и шпилем, а также партерная композиция мемориала героям-сибирякам в сочетании с растительностью парка и стремительной Ангарой, создали совершенно неповторимый облик центрального ядра города. Здесь удивительно органично сплелись история и современность, дань великому народному подвигу и красота сибирской природы - все это придает ансамблю глубокое поэтическое содержание и особое эмоциональное звучание.

Значительную роль в совершенствовании центрального района Иркутска сыграло благоуст­ ройство на набережной Ангары и группы островов с организацией здесь зон отдыха. Бетониро­ вание набережной, ее озеленение от коммунального моста до мединститута, превращение сада "Парижской коммуны" в элемент единого прибрежного бульвара превратили набережную в наиболее привлекательное и популярное место для отдыха и массовых гуляний.

Определенное историко-мемориальное значение и содержание получили отдельные участ­ ки набережной, благодаря включению в них монументов Ю. Гагарину, борцам за Советскую власть, обелиска историческим деятелям Сибири. 70-е г. ознаменовались для Иркутска тем, что впервые зона общегородского центра перешагнула исторически сложившуюся границу в пре­ делах пойменной Ангарской террасы и вышла на территорию Нагорного района, где было запроектировано строительство культурного центра как специализированного общественного комплекса.

Реконструкция центра Иркутска, несмотря на значительный объем строительства, показала устойчивость исторической градостроительной среды. Обновленный центр сохранил и свой традиционный облик, что во многом обеспечивает живую эмоциональную и духовно содержа­ тельную атмосферу в этом старинном городе. Создание нового произошло при одновременном обогащении старого путем активного выявления ряда композиционно-пластических качеств опорной застройки, усиления историко-архитектурной значимости отдельных объектов, установ­ ления своеобразного градостроительного диалога между прошлым и настоящим.

Отмеченные особенности придали большую популярность Иркутску, как городу, обладаю­ щему многогранностью и своеобразием стилистической характеристики, многими исторически­ ми достопримечательностями, неординарностью, а порой и спорностью современной архитек­ турно-градостроительной практики при обновлении центра.

В известной степени эти черты присущи и реконструкции центра Омска. Однако его истори­ ческая капитальная основа представляла очаговый характер с короткими отрезками улиц, расположенными по контуру бывшей Омской крепости и в левобережной части. Здесь не было достаточно выраженной протяженной композиционной оси, подобной бывшей "Большой улицы" в Иркутске и Воскресенской улице в Красноярске. Отсутствие ценной исторической капиталь­ ной застройки в зоне набережной также снизило возможности реконструкции сложившегося центра. В значительной степени оказалась снижена и роль бывшей Казацкой площади с Казацким собором. В силу всего этого в процессе реконструкции и застройки центра Омска возникла определенная альтернативная ситуация. В генплане и ПДП центра было определено новое положение главной площади на оси Тарской улицы. Тем не менее в 70-х гг. прорабатываются варианты создания ее в прибрежной зоне, что позволило бы раскрыть пространство площади к Иртышу.

Распыленность в размещении новых общественных объектов в различных локальных узлах центра (Дом политпросвещения, Дом общественных организаций и Горисполкома) не способ­ ствовала формированию нового достаточно целостного и крупномасштабного главного ансамбля, соответствовавшего миллионному городу. Если для Иркутска выборочная застройка, при нали­ чии сложившейся системы зонирования с главной площадью, торговым и культурным центром была оправдана, то для условий Омска такая практика не дала значительного градостроитель­ ного эффекта.

В Омске раньше других городов началось освоение, благоустройство и застройка набереж­ ных Иртыша и Омки, что явилось продолжением послевоенных широкомасштабных работ по озеленению и благоустройству центра. Благодаря этому город из степного пыльного, лишен­ ного зелени, провинциального дореволюционного поселения, превратился в показательный по благоустройству центра город с широким выходом к реке.

Однако застройка набережных совпала с начальным периодом активного внедрения типо­ вого строительства. Формирование ее на основе первого поколения типовых проектов снизило градостроительный эффект освоения этих наиболее ценных территорий. Кроме того, масштаб жилой застройки этого периода оказался с одной стороны недостаточным при соотношении его с размерами акватории Иртыша, а с другой - слишком большим для микроландшафтной природной ситуации долины реки Омки.

Более ординарными градостроительными качествами характеризуется застройка в 1970— 1980 гг. общественного центра Барнаула. Основным элементом его структуры является пересечение осей проспекта Ленина и Обского бульвара с главной площадью в центре.

Выстроенные здесь наиболее значительные административно-общественные объекты - Дом советов, университет, библиотека, Дворец спорта, драматический театр, гостиница - опреде­ лили разнохарактерный по стилевым признакам, но единомасштабный и даже несколько моно­ тонный облик центра. Проект театра - арх. Н.П. Куренной, библиотека - арх. В.Н. Зонова, ПДП проспекта Ленина (1951 г.) - арх. Ф.К. Додица, Крайисполком - арх. В Т. Мелихова.

Размещение самых важных и различных по функциям общественных зданий на небольшой территории обычно характерно для городов невысокого ранга, а не для крупнейших региональ­ ных центров, каким является Барнаул. Каждое из перечисленных выше зданий является уникальным, имеет важное градоформирующее значение и могло бы стать доминирующим элементом в композиции отдельных общественных узлов в общей более сложной по функциям и пространственно-развитой системы общегородского центра.

Пространственная ограниченность явилась во многом причиной размещения самого монументального сооружения города - драматического театра - на весьма рядовом участке, расположенном позади Дома советов, при этом университет трактован как фоновый объект.

Таким образом можно говорить о том, что в Барнауле был нарушен важнейший градостроитель­ ный принцип - каждому уникальному городскому объекту уникальное место. В мировой градо­ строительной практике есть немало примеров компактной очаговой организации общегородс­ ких центров, построенных по принципу взаимосвязанных интерьерных пространств с размеще­ нием целого ряда основных общегородских функций в границах небольшого участка. Однако решения, основанные на этом принципе, интегрируют комплексную наземную застройку с активным использованием поземного пространства, развитием ряда деловых функций по вер­ тикали, а также предусматривают совмещение в транспортных узлах различных видов скорост­ ного пассажирского транспорта. Композиционная усложненность таких центров, разнообразие их внутренних интерьерных пространств и высокая концентрация функций придают подобным городским образованиям уникальный характер, созвучный образу жизни, присущий крупнейшим современным городам.

В Новокузнецке в отличие от Барнаула формирование центра характеризуется территори­ альной рассредоточенностью и передислокацией главных общественных узлов в зону р. Томи, что соответствует главной градостроительной концепции всех послевоенных генпланов и проектам детальной планировки центров. Трезубец, образованный главной композиционной осью - проспектом Металлургов - с расположенными на ней наиболее важными общегородс­ кими объектами, еще сохраняет главенствующее значение линейного центра. Здесь размеще­ ны вокзальная, театральная площади, площадь Маяковского, многие торговые, общественные и административно-деловые объекты. Рис. 80.


В то же время, происходит активный процесс формирования новой системы, ознаменовав­ шей заключительный, пятый этап развития городского центра в границах всего центрального района, с широким выходом к р. Томи. Структурно-планировочная основа новой системы строится на композиционных осях проспектов Бардина, Кирова и Тольятти. На их пересечении формиру­ ются новые главные площади "Большого центра" Новокузнецка, масштаб которых соответству­ ет рангу будущего миллионного города, а положение - геометрическому центру всей планиро­ вочной структуры города и является симметричным р. Томи. На пересечении проспектов Кирова и Тольятти формируется площадь Советов, бульвар Героев. На главной композиционной оси центра - проспекте Бардина при выходе его к набережной Томи строительством здания городского комитета партии положено начало главной площади с памятником Лени­ ну. (Горисполком - арх. П. Ша тохин, Д. Сафин. Здание Гор­ кома КПСС - арх. Ю. Журав ков. Мемориал на бульваре Героев - арх. Ю. Журавков, Ю. М е д в е д к о в, с к у л ь п т о р ы С. Смирнов, Г. Франгулян).

Следует отметить, что идея выхода центра к Томи, которая с 70-х гг. получила реальное воплощение в контурах новых общественных площадей и улиц, с самого начала была нарушена при зонировании и установлении соотношений между общественными и жи­ лыми территориями. Весьма спорным явилось и размеще­ ние здания горисполкома не на главной площади, а в комплек­ се с цирком, и трактовка уни­ верситета как самостоятельно­ го о б ъ е м а на ул. К и р о в а.

Кажущиеся объективные при­ Рис. 8 0. П р о е к т р е к о н с т р у к ц и и ц е н т р а л ь н о г о я д р а Н о в о к у з н е ц к а.

чины отхода от п р о е к т н о г о Арх. М. Парфенов и др.

зонирования, связанные с опа­ сениями размещать первые одиночные административные и общественные объекты на пусты­ рях в зоне будущих общественных площадей еще раз свидетельствуют о несоответствии про­ ектных разработок планам социально-экономического развития городов, затрудняющих комп­ лексную застройку, а также кооперацию заказчиков различного ведомственного подчинения и финансирования. Как показала практика, именно по этим причинам возникают наибольшие трудности при формировании центров городов, в которых комплексный ансамблевый принцип застройки является решающим. Так, например, построенное на вновь формируемой главной площади города здание ГК КПСС, несмотря на удачно найденный образ административного учреждения, недостаточно по объему.

Скооперированный административный блок позволил бы создать сооружение более значительное и по масштабам соразмерное пространству площади. Согласно проекту детальной планировки большие размеры площади с бульварами и эспланадами ядра центра предусматривали соответствующий масштаб застройки главного форума города с интегри­ рованными м н о г о ф у н к ц и о н а л ь н ы м и о б ъ е м а м и. Между т е м, отсутствие комплексности освоения этих обширных и ценных территорий, явилось причиной образования здесь свое­ образного вакуума, что побудило город выйти с массовым ординарным жилым строитель­ ством в общественную зону центра.

В результате существенно нарушилась первоначальная композиционно-пространственная концепция ядра центра. Это внесло элементы неопределенности в его дальнейшее проектиро­ вание и развитие.

Если при анализе градостроительной ситуации в рассмотренных выше городах правомерно говорить об определенном качественном этапе в формировании общественных центров на основе новых масштабных параметров и определенных в разной степени выраженных концепций, то в ставших крупнейшими старых городах Чите, Улан-Удэ пути дальнейшего раз­ вития центров еще не были определены. Малый объем строительства, ведущейся в них, еще не позволяет говорить о центрах как о значительных градостроительных явлениях, соответству­ ющих областному и республиканскому значению этих городов.

Что же касается таких новых базовых и опорных городов, как Братск, Нижневартовск, то анализ застройки центров на стадии начального формирования подтвердил отмеченные ранее недостатки проектной градостроительной концепции, которая слабо отражает специфику север­ ных городов, находящихся в таежных районах Восточной Сибири и в заболоченной зоне За­ падно-Сибирской низменности. При ординарности планировочных и объемно-пространственных решений и застройки центров можно говорить об успешном решении лишь части многогранных социальных задач, неизбежно возникающих при обеспечении необходимого уровня культурно бытового обслуживания в новых городах.

Как показывает исторический и современный опыт освоения Сибири, для закрепления населения в новых городах, наряду с экономическими факторами, большое значение имеет и фактор престижа, связанный с созданием города и его центра как определенного градострои­ тельного феномена. Эти качества должны быть достигнуты не только за счет оригинальности архитектуры. Они должны отражать наиболее характерные социально-экономические и природ­ ные особенности города, приемы функционально-пространственной организации и условия жизнедеятельности населения. Именно градостроительный феномен Новосибирска в началь­ ный период формирования и его спутников - Академгородка и Краснообска (ВАСХНИЛ) в 6 0 — 80-х гг. определил их притягательность, широкую известность и популярность, не просто как новых образований и систем, а как населенных мест нового типа, обладающих выраженной региональной индивидуальностью.

При тех же возможностях это, к сожалению, не произошло в полной мере при создании аналогичных научных центров в других городах Сибири. Новосибирский Академгородок представляет несомненный интерес для понимания ряда современных аспектов зонирова­ ния центров городов-спутников, их межселенных функций в системе крупной городской агломерации. Рис. 8 1.

Центр Академгородка был выстроен в соответствии с проектом и в сравнительно короткие сроки, как целостный взаимосвязанный торгово-общественный комплекс. Не реализованы в проекте оказались лишь райисполком и главный университетский корпус. Основная Р и с. 8 1. П р о е к т ц е н т р а " Б о л ь ш о г о А к а д е м г о р о д к а " ( Н о в о с и б и р с к ). П р е д л о ж е н Б.И. О г л ы. М а к е т композиционная ось центра - проспект Ильича с противоположных сторон замыкается зданиями Дома ученых и гостиницей, что позволяет визуально охватить масштабное соотношение между небольшими размерами общественных сооружений и природными компонентами. Главенству­ ющее значение ландшафта в композиции центра определило его отличие от привычных город­ ских стереотипов. В то же время отсутствие небольших дополнительных глубинных пространств, поперечных пассажей и курдонеров, внутренних двориков несколько снизило возможности центра, как места многогранной общественной жизни, как информативно и эмоционально насыщенной среды. В условиях центра небольшого города, при сравнительно ограниченном разнообразии общественных объектов, некоторое усложнение пространственной структуры может усилить эффективность его функционирования и обогатить архитектурно-композицион­ ные качества. Жизнь внесла и определенные коррективы в процессе реализации проектного решения по зонированию центра. Удаленное положение центра от деловой зоны городка явилось причиной строительства здания райисполкома за его пределами в районе размещения научно-' исследовательских институтов, что привело к формированию здесь второго общественно-де­ лового ядра.

Основной причиной спонтанного возникновения полицентрического зонирования в неболь­ шом городке явилась неудачная трассировка главной оси основного центра и несовпадение места расположения научно-исследовательских институтов и жилых кварталов Академгородка.

Неразвитость обслуживающих функций в пригородной зоне Новосибирска, а также выгодное положение Академгородка в зоне отдыха у Обского водохранилища поблизости от основных пассажирских транспортных коммуникаций, определило значение его как межселенного обслу­ живающего центра и, естественно, вызвало к большому дневному притоку населения Новоси­ бирска и всей окружающей зоны в общественный центр Академгородка, что связано со многими нежелательными последствиями для местного населения. Возникла реальная необходимость создания в нем третьего центра межселенного значения. Он мог бы располагаться непосред­ ственно у внешних транспортных коммуникаций и выполнять функции обслуживания группы окружающих новых поселений и потоков отдыхающих, направляющихся к Обскому водохрани­ лищу из Новосибирска.

В меньшей степени сложные миграционные процессы в агломерационной миграции наблюдаются в городах-спутниках Красноярска, Иркутска (Дивногорск, Шелихово), центры которых стали фокусами притяжения населения окружающей зоны и самих крупных горо­ дов-центров.

Таким образом, с развитием городских агломераций в Сибири обозначилась проблема организации межселенной сети торгово-общественных центров различного ранга, как опреде­ ленной взаимосвязанной транспортно-обслуживающей инфраструктуры.

Практика проектирования городских центров в 1970—1980 гг. позволяет сделать вывод о том, что развитие их шло не столько по пути реализации проектов детальной планировки, сколько в соответствии с общими принципами, заложенными в генеральных планах. Причиной такого явления во многих случаях являлось несоответствие проектов детальной планировки реаль­ ным условиям и возможностям при застройке центров, с гипертрофированными планировочны­ ми пространствами и объемами, а с другой стороны, организационная неподготовленность к переходу от т р а д и ц и о н н ы х методов застройки к комплексному градостроительству.


Не способствовали преобразованию центров на основе прогрессивных принципов и переходу их в новое градостроительное качество проектные решения, максимально привязанные к существующей градостроительной ситуации. В то же время, как показал анализ реконструк­ ции ряда центральных районов городов, наиболее значительный градостроительный эффект оказался заметен там, где общественные объекты удалось сконцентрировать на сравнительно небольшой территории. В результате этого были заложены новые элементы центра, например на композиционной оси Октябрьской магистрали в Новосибирске, сформирован ансамбль площади 350-летия в Красноярске и начаты работы по созданию ансамбля "Стрелки" в Красно­ ярске, а также была завершена реконструкция отдельных участков исторического центра в Иркутске. Общая композиционно-пространственная концепция ансамбля "Стрелки" арх. А.С. Д е м и р х а н о в, здание НИИКабек - арх. В.В. Орехов, Н. Петрова, гостиница арх. В.К. Шадрин, В. Казаков, концертный зал - арх. О.С. Демирханов, соавторы - Т. Шотова, Ю. Савин, филиал центрального музея В.И. Ленина - арх. О.С. Демирханов, В. Короткое, В. Ривин, А. Вкусов.

4.2. Дискуссионные концепции формирования общественных ансамблей Процесс формирования общественных ансамблей связан с определенной корректировкой проектных решений, а иногда с импровизированными изменениями первоначального целевого назначения отдельных участков и зон. Это часто связано с появлением при проектировании непредвиденных обстоятельств, что заставляет отказаться от ранее принятых решений или перенести их выполнение на неопределенный период. В одних случаях это приводит к локаль­ ной корректировке проектного замысла, в других создает новую градостроительную ситуацию, определяющую принятие другого (иногда альтернативного) проектировочного решения. Такое положение возникает нередко при разработке отдельных узлов, заложенных в проектах деталь­ ной планировки городских центров. Просчеты, допущенные в отношении масштаба, композици­ онных приемов при проектировании общественных сооружений или комплексов, также приводят к серьезным коррективам пространственных решений окружающей территории.

Отмеченные явления характерны для большинства центров крупных сибирских городов. Так, например, сложная градостроительная ситуация вызвала необходимость поиска новых композиционно-пространственных решений площадей К. Маркса, предмостной левобережной Гарина-Михайловского, зоны обкома КПСС в Новосибирске;

предмостной площади и культурного центра в Иркутске, главных площадей в Омске и Новокузнецке;

района примыкающего к площади Ленина в Барнауле.

Постановка здания обкома КПСС в Новосибирске на стыке пробиваемой диагонали Октябрь­ ской магистрали и долины Каменки не была предусмотрена в проекте детальной планировки центра. Непредвиденный выбор площадки для такого крупного объекта вызвал необходимость поиска нового проектного решения значительной части центра Октябрьского района. Недоста­ точная для данного места этажность здания, заниженная его посадка у основания склона вызвали целый ряд проектных вариантов организации этого узла. Одни из них основывались на принципе создания за ним нейтрального фона фронтальной застройки, другие учитывали недостаточную высоту здания и предусматривали постановку вертикальных объемов, которые вместе с ним создавали бы разновысотную силуэтную композицию, четко фиксирующую в про­ странстве начало Октябрьской магистрали.

Примерно эти же композиционно-сюжетные темы характеризуют поисковые проектные варианты застройки площади К. Маркса на участке, замыкающем перспективу проспекта К. Маркса. Рис. 82. В первоначальном проекте детальной планировки эта точка фиксирова­ лась постановкой высотной композиции. Позже, с изменением целевого назначения участ­ ка, здесь проектируется районный Дворец культуры, принципиально изменивший общий к о м п о з и ц и о н н о - п р о с т р а н с т в е н н ы й з а м ы с е л о р г а н и з а ц и и п л о щ а д и. Появляется серия альтернативных вариантов, по разному трактующих ее застройку. В соответствии с одним из них крупный статичный объем Дворца культуры, расположенный на оси проспекта, про­ ектируется на фоне горизонтальной ленты жилой застройки. В другом случае за Дворцом культуры проектируется группа вертикалей, а два высотных объема симметрично фланги руют пространство перед фасадом Дворца.

Объектом многолетнего поиска оптимального решения явилась левобережная предмостная территория, играющая роль входного узла в левобережную часть города. Отсюда берет нача­ ло поперечная к Оби композиционная ось центра - проспект К. Маркса. Его створ "закреплен" Р и с. 82. П р о е к т з а с т р о й к и пл. К. М а р к с а в Н о в о с и б и р с к е. Н о в о с и б г р а ж д а н п р о е к т.

Арх. В. Галямов двумя симметричными статичными административными зданиями, которые весьма вяло акцен­ тируют это место в общей монотонной панораме левобережья.

Начало проспекта едва угадывается с противоположного берега благодаря глубинной перспективе створа коммунального моста. Поэтому в одном из проектных предложений задача композиционного выявления входного узла в силуэте левобережной панорамы решена путем создания своеобразных профилей, постановкой двух вертикальных объемов или высотных групп на расстоянии 300 м друг от друга. Такой прием позволяет визуально расширить пространствен­ ный фронт перед входной горловиной проспекта и, в то же время, четко закрепить его ось при восприятии с дальних расстояний и при движении транспорта.

В условиях функционирования крупнейшего города это качество имеет немаловажное значение при формировании эмоционального восприятия городской среды и пространственной ориентации больших масс городского и иногороднего населения.

Рассмотренная ситуация является примером формирования внутреннего входного узла, тогда как вокзальная площадь (Гарина-Михайловского) является крупнейшим внешним входным узлом города, концентрирующим все виды, открывающиеся из внешнего и городского транспорта. Она фокусирует два главных композиционных луча центра - Вокзальную магистраль и улицу Челюскинцев. Дискуссии на завершающем этапе застройки площади связаны с целевым использованием оставшегося на площади свободного пространства с учетом двух возможных исходных предпосылок. Первая из них основана на традиционном заполнении участков незаст­ роенного периметра разрозненными объектами различного назначения. Вторая базируется на принципе, предусматривающем формирование здесь крупнейшего общественно-транспортного многофункционального узла межселенного значения, и предусматривает интеграцию важней­ ших общественно-деловых и торгово-обслуживающих объектов в единый взаимосвязанный комплекс. Такой градостроительный прием позволяет решать поставленную композиционно пространственную задачу путем создания уникального крупномасштабного ансамбля, соответ­ ствующего значению главного входного узла крупнейшего сибирского города.

В процессе формирования другого крупнейшего города Сибири - Красноярска - на стадии, когда взгляды на характер реконструкции центрального исторического района казалось бы должны быть уже согласованы, возникли неожиданные аспекты, раскрывающие целую гамму новых композиционных возможностей. Они относились прежде всего к созданию в этой части более крупномасштабного силуэта центра путем пространственной фиксации трех основных общественных узлов - площадей Революции, 350-летия Красноярска и "Стрелки". Рис. 83.

Если на первой стадии решалась задача создания раскрытых к Енисею общественных пространств, то теперь, когда указанные площади уже сформировались, выявилась некоторая вялость общей правобережной панорамы. Появилась необходимость внесения некоторых корректив в прежнюю пространственную концепцию. Она сводится к созданию в пределах сложившегося центрального района глубинной многоплановой панорамы с гребнем наиболее высоких доминирующих объемов в местах пересечения продольной оси - проспекта Мира с поперечными осями трех вышеназванных площадей. Такое решение обеспечивает формиро­ вание нового выразительного облика центра и, в то же время, обладает определенной истори­ ческой преемственностью в отношении самого принципа композиционно-пространственного решения. Именно на пересечении продольной оси старого Красноярска, бывшей Воскресенс­ кой улицы (пр. Мира) с поперечными осями Новособорной площади (пл. Революции), улиц (по оси площади 350-летия Красноярска), и Старособорной улицы ("Стрелка") находились основные высотные доминанты храмов. Они определяли силуэт и глубинный плэн городской панорамы. Путем повышения этажности от Енисея в глубину застройки до Воскресенской улицы достигался эффект восприятия пространственной композиции со стороны реки. Этот принцип, вероятно, будет использован и при реконструкции центра. В этом случае принцип изначальной пространственной композиции не должен вступать в конфликт с исторической основой города.

Трансформация городской среды в соответствии с новыми условиями и потребностями разви­ тия должна осуществляться в пределах, не противоречащих всей совокупности специфических признаков, которые устойчиво воспроизвелись на всех предшествующих этапах истории.(29).

Эта преемственность порой прослеживается в решениях, совершенно удивительных и казалось бы маловероятных с точки зрения логики формирования современного города. Так, например, в Красноярске на месте острога, возникшего на стрелке и символизирующего изначальную градоформирующую основу, построен административный комплекс КАТЭКа, отражающий новое значение города, как центра промышленно-энергетического региона. Созданная здесь мемори­ альная зона основания Красноярска в сочетании с ансамблем административного характера устанавливает своеобразную связь времен, выраженную в конкретной градостроительной среде в монументальных образах, аккумулирующих исторический процесс формирования города как постоянно развивающегося организма. Этот процесс в разной степени присущ как историчес­ ким, так и индустриальным центрам советских городов, и в частности, Новосибирску, Новокуз­ нецку и др.

Однако в этих городах наиболее сложные и противоречивые градостроительные ситуации возникали только до определенного периода. Со временем вырисовывается общая устойчивая концепция застройки города, которая реализуется в течение длительного периода его развития.

Рис. 83. С х е м ы к о м п о з и ц и о н н о - п р о с т р а н с т в е н н о г о р а з в и т и я ц е н т р а К р а с н о я р с к а.

3 — э т а п ы д о р е в о л ю ц и о н н о г о р а з в и т и я с и л у э т а ц е н т р а ;

4, 5 — э т а п ы р а з в и т и я с и л у э т а ц е н т р а с 1960 до 2 0 0 А — п р о д о л ь н а я к о м п о з и ц и о н н а я ось ц е н т р а ;

а — д е р е в я н н а я м а л о э т а ж н а я з а с т р о й к а ;

б — капитальная многоэтажная застройка;

в — высотные доминанты;

г — раскрытие центра к Енисею После выработки окончательной планировочной концепции структуры центра круг градострои­ тельных проблем обычно сужается.

Так, в Новокузнецке он свелся к классификации отдельных магистралей и общественных узлов. В частности, уточняется роль и значение трех главных магистралей центра - проспектов Бардина, Тольятти и Кирова с формирующимися здесь общественными площадями. Создав­ шаяся в связи с этим некоторая неопределенная ситуация вызвана рассмотренными ранее особенностями развития центра Новокузнецка, по­ следствия которых ощущаются в градостроительной практике при застройке названных проспектов и пло­ щадей. Их соперничество имеет предысторию, осно­ ванную на борьбе мнений многих творческих коллек­ тивов. По генеральному плану 50-х гг. композицион­ ной осью центра являлся главный проспект (пр. То­ льятти) с главной площадью перед проектировав­ шимся в то время зданием горисполкома. Рис. 84.

Проспект был задуман как центральная магистраль, соединяющая привокзальную площадь с будущим центром и парком на берегу Томи. К моменту разра­ ботки Гирпрогором генерального плана ведущее транспортное значение в городе приобрела другая магистраль - улица Кирова. Она соединила шахты, промышленные предприятия и жилые массивы, расположенные на правом берегу реки в западной части города. Эта транспортная магистраль, возник­ ла в связи с развитием комплекса промышленных и угольных районов города в широтном направлении.

Таким образом, в зоне нового освоения центра по­ явилось две магистрали, которые в трех вариантах планировки центрального района в 50—60 гг. полу­ чали поочередно главенствующее значение с соот­ ветствующей о р и е н т а ц и е й на одну из главных площадей. (30). В проектных проработках центра 70-х гг. важное значение обрела и третья компози­ ционная ось - проспект Тольятти, что еще больше усложнило дислокацию новых общегородских обще­ ственных объектов и создало трудности при форми­ ровании центральных ансамблей в определении отношений их функционального содержания и ком­ позиционно-пространственной соподчиненности как единой градостроительной системы.

В 1980-х гг. поиски привели к более определен НОМу решению В ПрОвКТНЫХ П р о р а б о т к а х ПДП Центра Рис. 84. А л ь т е р н а т и в н ы е с х е м ы р а з в и т и я Главной площади и улицы в Новокузнецке. с учетом реально сложившейся ситуации и основной 1 — главная площадь;

2 — главная улица идеей генерального плана. Появилась возможность для целенаправленного завершения цент­ ра с выходом его к акватории р. Томи и формирования здесь главной городской площади.

Одним из наиболее дискуссионных вопросов на современном этапе проектирования и застройки городов является направление территориального расширения общегородских центров.

Рис. 85. Нередко при этом понятие городского центра распространяется на всю обширную цен­ тральную зону. Характерным примером в этом отношении является расширение территории (со­ гласно проекту) общегородского центра Иркутска, включая всю нагорную часть Октябрьского рай­ она. Спорность этого варианта определяется тем, что при общей тенденции формирования об­ щегородских центров на композиционных осях крупных сибирских рек, правомерно говорить о развитии его в Иркутске на левом берегу Ангары в зоне основных внешних транспортных уз­ лов, предусмотренных генпланом и ПДП центра.' Приращение общегородского центра за счет левобережья обеспечивает резерв развития на самую отдаленную перспективу. Поэтому включение в его зону территории Октябрьского района приводит к гипертрофии его размеров, аморфности при дислокации общегородских общественных функций и малоэффективное™ в использовании ценных земельных участков центральной зоны го­ рода. Логично поэтому говорить о формировании общегородского центра Иркутска по периметру акватории Ангары с развитием исторического ядра до границы Нагорного парка, что обеспечит четкость его пространственного положения в планировочной структуре города с выраженным ландшафтом. Полоса Нагорного парка становится естественной буферной зоной между центром и внешним поясом городской сре­ ды. В этих грэницах обеспечива­ ется визуальная связь всех эле­ ментов центра как единого обра­ зования, при решающем значе­ нии долины р. Ангары, откуда открывается обширная круговая фронтальная панорама цент­ ральных ансамблей.

Возможности обзора отдель­ ных глубинных комплексов застройки обеспечивают то бо­ гатство композиционных при­ емов, которое необходимо для формирования облика центра крупнейшего города. При таком решении внешний пояс окруже­ ния центра, частью которого яв­ ляется нагорная зона Октябрьс­ кого района, должен, вероятно, характеризоваться иными ком­ позиционными и масштабными качествами, основанными на Рис.85. Принципиальные схемы развития центров Сибири.

градостроительной концепции — границы города и центра;

— ядро центра;

внешняя зона центра;

—. главные композиционные оси с соответствующими приемами городской застройки внешних зон, выполняющих функцию фо­ нового окружения. В отличие от исторического ядра с его ажурным силуэтом одиночных верти­ калей храмов и новых высотных объектов, фоновый силуэт внешнего пояса целесообразно фор­ мировать как укрупненные групповые высотные композиции, которые лучше воспринимаются с дальних расстояний как глубинные элементы городской панорамы второго и третьего планов.

В проекте детальной планировки центра Иркутска удачно выбрано место для главной силуэтной панорамы города. Высокое прибрежное плато в створе 3-й Советской улицы находится в геометрическом центре всей планировочной структуры Иркутска и имеет прекрасный обзор из различных внутренних и внешних зон.

Альтернативный подход в принципе размещения высотных элементов в системе ядра об­ щегородского центра предусматривается и в основных вариантах ПДП центра Омска. Рис. 86.

Один из них настаивает на моноцентрическом решении центра с постановкой одной доминанты на главной общественной площади. Другой воплощает полицентрический принцип, основанной на создании в системе центра трех доминирующих относительно равноценных высотных композиций: на главной площади, и прибрежной стрелке - в историческом ядре, и у вновь проектируемой площади на левом берегу р. Омки.

Доминирующий характер высотных акцентов для такого крупного города открывает более широкие возможности для создания разнообразных композиционно-пространственных решений с многообразной градостроительной гаммой архитектурно-планировочных приемов. Полицент­ рическое остросилуэтное решение предопределяется в Омске плоскостным характером терри­ тории, где протяженные прибрежные панорамы требуют введения высотных сооружений.

Лучшими примерами в этом отношении являются выдающиеся образцы отечественного градо­ строительного искусства в условиях плоскостной ландшафтно-акваториальной ситуации Ленин­ града, Риги и других исторических городов.

Не менее д и с к у с с и о н н ы м и важным для Омска является вопрос пространственной организации левобережной части. Обширная 2—3-километровая пойменная полоса решена со­ гласно проекту, как гидропарковая зона, за которой в глубине левобережья располагэется основной фронт застройки.

Как уже отмечалось, при плоскостном ландшафтном характере Омска и суровыми природ­ но-климатическими условиями с продолжительной зимой и большим (даже для Сибири) объемом снегопереноса можно предположить, что при 2—4-километровом расстоянии между застройкой берегов Иртыша, вся экваториальная зона будет представлять собой маловыразительное пустынное пространство. Постоянное пребывание в такой среде вызывает подавленное психо­ логическое состояние, и тревожные ощущения, возникавшие при посещении старых сибирских степных городов. Именно эти печальные качества отмечаются в многочисленных путевых записках и литературных произведениях, связанных с Омском, в том числе в известных "Запис­ ках из мертвого дома" Достоевского, столь достоверно передающего тягостную атмосферу Омской крепости и ее однообразного степного окружения. Исторически сложившаяся репута­ ция Омска, как пыльного степного города, утвердившаяся за ним с дореволюционных времен побудила руководство Омска принять решительные меры по его преобразованию и благоуст­ ройству. Как уже отмечалось, с 50-х гг. в результате комплекса градостроительных мероприя­ тий, город приобрел широкую популярность как один из наиболее привлекательных, озеленен­ ных и благоустроенных в Советском Союзе.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.