авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОУ ВПО «Иркутский государственный университет» Т. Б. Тагарова КОНЦЕПТУАЛЬНО-ПРАГМАТИЧЕСКАЯ ...»

-- [ Страница 4 ] --

По результатам исследований А. Л. Потебни (1905), Е. Т. Черкасовой (1968), Ю. И. Левина (1969), В. В. Виноградова (1963), В. Н. Телии (1977), Н. Д. Арутюновой (1979), Н. А. Ко жевниковой (1988) и др., метафора – это троп или механизм ре чи, состоящий в употреблении слова, обозначающего некоторый класс предметов, явлений и т.п., для характеризации или наиме нования объекта, входящего в другой класс, либо наименования другого класса объектов, аналогичного данному в каком-либо отношении. В расширительном смысле термин метафора при меняется к любым видам употребления слов в непрямом значе нии. Метафора семантически двупланова. Чаще всего метафори зуются прежде всего конкретные существительные и прилага тельные, те, которым присущи многопризгаковость и информа тивное богатство. Иногда метафора создается на аналогии меж ду целыми ситуациями.

панеркегкго В основе значения фразеологизмов лежит типичность обра зов, а также включенность в них эталонов миропонимания, ко торые являются плодом коллективного представления лингво культурной общности о некотором групповом опыте.

Например, ФЕ с значением пространственной ориентации типа хамар доро под носом, хзн (нюрган) дээрэ hууха на шее (на спине) сидеть, альган дээрээ бмэйлхэ – поднимать на ладо ни и т. д. отображают эмпирические эталоны очень близкого, «соматически» достижимого пространства или же некоторого физического предела для состояния субъекта, приобретая свой ство эталонности в сочетании с пространственными послелогами.

ФЕ, у которых также произошло переосмысление всего значения, всех компонентов типа ута гартай руки загребущие;

уhа булангиртуулха 1. запутывать дело;

2. вносить смуту, раздор между людьми;

уhан дээрэ рмэ тогтоохо заговаривать зубы;

нхэ малтаха яму копать и т. д. при всем различии их конкрет но-метафорического основания прочитываются как стереотипы «коварного поведения» и интерпретируются на фоне концепта «коварство», находя свое отображение в эмотивном отношении к такого рода поведению – в его осуждении (об отрицательно оценочных ФЕ речь пойдет далее).

При сравнении с метонимизированными ФЕ значения ФЕ, образованных с помощью метафоризации, оказываются более абстрагированными от исходного значения.

Ср. ФЕ нхэ малтаха ‘копать яму’ – свободное словосоче тание в контексте, где идет речь о заманивании волчицы: – … Нхэ малтажа, хурьгаар мэхэлхэ гэhэн дурадхал оруулагдаба.

(Б. Ябжанов. Эхэ шоно). –…Копать яму и обмануть, заманив ягненком. Данная единица встречается в произведении Х. Нам сараева как ФЕ: Тэрэ химни хэлэ аманда орошогй здэр зутар нгэл нхэ эхэ эсэгэ хоёройнгоо урда малтаад байна хаям даа…– Эта моя дочь, нельзя и языком вымолвить, ужасную яму перед отцом матерью выкопала ведь… и т. д.

Примеры еще раз подтверждают, что в основе метафоры лежит сравнение. Метафоризации подвергаются слова, обозна чающие наиболее известные понятия и предметы из ближайше го окружения человека. Это названия частей тела, родственных связей, животных и растений, материалов, предметов одежды, предметов обихода, светил и явлений природы, еды и т. д.

панеркегкго Закономерно часты совпадения метафор в разных языках.

Названия животных широко используются для характеристики людей: тугаар гараhан тугал букв. недавно родившийся теле нок‘ не знающий жизни человек’;

тэтэй ямаан шэнги ‘непо седливый, вертлявый’;

тэмээн ямаан хоёр ‘как небо от земли’;

хорото могой ядовитая змея ‘враг’;

хгшэн шоно ‘старый волк’, ‘опытный, бывалый человек’;

уhанда ороhон тахяа ‘мокрая ку рица’ и т. д.

Наблюдается интересное явление, когда вслед за одним си нонимом другие слова той же лексико-семантической группы начинают приобретать аналогичное переносное значение:

хгшэрхын далай и бгэрхын далай старость не радость;

хама раа (нюhаа, тархяа) hанжуулха нос (сопли, голову) повесить ’быть в подавленном состоянии, грустным’;

ганса бэе букв. од но тело, гозон толгой одна голова один как перст;

дэлхэйн ню руу дээрэhээ гы болгохо и газарай нюруу дээрэhээ аршаха стереть с лица земли;

хормойн шэнээн, бээлэйн шэнээн, альганай тухай малого размера;

хэл амидарал хоёрой хоорондо (забhарта) и хэл амин хоёрой эрмэг дээрэ ‘между жизнью и смертью’ и т. д.

Итак, в бурятском языке широко используются метафори ческие обозначения и на уровне языка и на уровне речи. Мета фора выступает не только как важнейшее средство речевой вы разительности, но и обнаруживает соотнесенность с культурой, играя роль культурного знака.

Таким образом, фразеологический состав языка непрерыв но обогащается за счёт фразеологизации свободных словосоче таний, увеличивая и совершенствуя тем самым фонд вырази тельных средств языка. ФЕ, образованные на основе метоними зации и метафоризации, наиболее ярко выражают культурно национальную специфику.

2.4.3. Синонимия фразеологических единиц Установление объективных закономерностей образования и развития фразеологических единиц является одной из важней ших задач фразеологии. Становлению ФЕ сопутствует ряд се мантических процессов.

панеркегкго Как показывает история развития языка, в составе сущест вующей фразеологии происходят семантические процессы, рас ширяющие рамки ФЕ, создающие новые ФЕ на базе фразеоло гических ресурсов. Эти процессы, естественно, расширяют сти листические функции фразеологизмов. Здесь в первую очередь нужно назвать явление синонимии и развитие многозначности у фразеологических единиц бурятского языка.

Как известно, синонимия – тип семантических отношений языковых единиц, заключающийся в полном или частичном сов падении их значений.

Согласуясь стилистически и семантически с общим харак тером текста, т. е. с другими словами и словосочетаниями той же стилистической характеристики и общим содержанием вы сказывания, такие синонимы выполняют функцию его стилевой организации.

Явление фразеологической синонимии получило освеще ние в трудах А. В. Кунина, Ю. Д. Апресяна, И. И. Чернышевой и др. При рассмотрении фразеологических синонимов, компо нентно-грамматический состав которых постоянен, отличают так называемые фразеологические варианты (Н. М. Шанский, В. Н. Телия, В. П. Жуков и др.).

В работе И. А. Федосова [207] введено понятие «функцио нально-стилистические синонимы». Под функционально стилистическими синонимами понимаются такие фразеологиче ские синонимы, которые имеют одинаковую семантику и струк туру, тождественный лексический состав (может варьироваться одно слово), но отличаются фонетическими, словообразователь ными, формообразующими и др. особенностями и относятся к разным стилистическим пластам: гнуть спину (разг.) – гнуть хрип (прост.) и т. д. Они дают возможность ярче оттенить сти листические различия между соседними пластами ФЕ.

Процесс фразеологизации многообразен. Некоторые соче тания становятся устойчивыми без смысловых сдвигов и струк турных изменений. Такими ФЕ являются, hаналаа нэгэдэлгэ единение помыслов, уласхоорондын дэр международный день, хэрэг эрхилхэ заниматься делом, байгаали хамгаалга защита природы, журам сахиха соблюдать дисциплину и т. д.

панеркегкго Другая часть свободных словосочетаний в процессе фра зеологизации претерпевает семантические сдвиги. Например, ФЕ ула долёохо букв. подошву (ноги) лизать:

1. Обхаживать усердно. Хлэйнь ула долёогоогй гйжэ ябаhан Намдаг баян тэрэнэй нюурта нёлбохол! (Д. Батожабай.

Тригдэhэн хуби заяан). – Да Намдак богач, чуть ли не лижу щий его стопы, плюнет ему в лицо!

2. Подлизываться. Дамбаяа нохойдол дахаhаниинь багада ад, мн энэ багшынгаа хлые долёохоо hанаал! (П. Малакши нов. Багша). – Мало того, что бегает за Дамбой как собака, еще хочет ноги лизать своему учителю!

Фразеологические синонимы, как известно, характеризуют ся следующими качествами:

1) предельно семантически сближаясь, они имеют различия в оттенках значения, сфере употребления, стилевой принадлеж ности, экспрессивно-стилистической роли;

2) соотносятся с одной и той же частью речи.

Наличие оттенка значения или добавочного смысла помо гает семантически четко отличить один синонимичный фразео логизм от другого. Например, общность семантики ‘усердно тру диться’ объединяет несколько ФЕ в один синонимичный ряд. При этом каждая из этих ФЕ вносит особый, добавочный оттенок в общее значение: 1) унаhан малгайгаа абангй – без времени на то, чтобы поднять упавшую шапку 2) хамсыгаа шаман – засучив ру кава 3) хлh гамнангй – не жалея пота своего и т. д. Здесь 1) – непрерывно, 2) – очень старательно, 3) – очень интенсивно.

Наличие такого рода оттенков значения позволяет указан ным синонимам выполнять одну из основных функций – смыс лоразличительную, уточнительную.

Синонимы могут образоваться при полной замене всех компонентов по существующим в языке моделям: нюд зрлэхэ (букв. глаза заострить) и шдэ амаа зууха (букв. зубы, рот стискивать) злиться;

хоб гаргаха (букв. сплетнит, выводить), ргэ дэлгээхэ (букв. челюсти расстилать) и хэлээ блюудэхэ (букв. язык свой точить) сплетничать;

hороhо бурьюулха (букв.

взвихрить шерстинки), нюдэ брллхэ (букв. глаза затемнить) и уhан дээрэ рмэ тогтоохо врать, приукрашивать, втирать очки и т. д.

панеркегкго Наиболее часто вступают в синонимические отношения глагольные и наречные ФЕ. Стилистические синонимы, пре дельно семантически сближаясь, имеют различия в оттенках значения, сфере употребления, стилевой принадлежности, экс прессивно-стилистической роли. Повышенную экспрессию и изменение стилистической окраски мы видим в синонимах – шашаг шалбааг сохихо букв. болтовня лужу, бить – уhан дээрэ рмэ хшхэ букв. на воде пенку молочную установить – хэлээ блюудэхэ букв. язык точить ‘говорить много и не по существу’, по сравнению с ФЕ гэ хэлэхэ слово говорить – олон табые хэ лэхэ букв. много пять говорить – много говорить;

синоним hахалаа худэлгэхэ шевелить усы, бороду ‘кушать’ воспринима ется более экспрессивным, образным по сравнению с ФЕ хоол бариха ‘принимать пищу’ и т. д.

Синонимичные ФЕ могут служить средством стилевой и собственно стилистической (коннотационной) характеристики высказывания. Эмоциональное выражение оценки основывается на различной стилевой закрепленности маркированных синони мичных ФЕ, что является основанием положительного или от рицательного обозначения объекта. Например, синонимичные ФЕ со значением ‘умереть’:

тагаалал болохо соотв. почить в бозе, бурханай орондо мордохо убыть в страну бога, нирваан болохо достигнуть рая и т.

д. выражают почтительное отношение к предмету высказывания и относятся к пласту книжной фразеологии. Напротив, шархяа хатааха букв. старую обувь сушить ‘коньки откинуть’, шоройдо дарагдаха букв. быть задавленным землей и т. д. выражают пре зрительное отношение и отрицательную оценочность.

Например, ФЕ со значением ‘жестоко избить’ входят в один синонимический ряд, выражая отрицательную оценочность, яв ляясь грубо сниженными, относятся к разговорному пласту:

арhынь амидыгаар хуулаха (бшэхэ) букв. шкуру живьем содрать – улаан голынь шобторхо букв. аорту выжать, гэдэhынь хормойлуулха – кишки в подол выпустить, тооhынь гбихэ – букв.

пыль выбить, тархи тргй сохихо – бить куда попало и т. д.

Образностью и экспрессивностью отличаются ФЕ, входя щие в синонимический ряд со значением ‘делать заведомо не осуществимое, невозможное’:

панеркегкго Эрэ хэрэй уурагаар эльгэн тараг брихэ – букв. печень та рак (вид кефира) заквашивать из молозива быка – элhээр дээhэ томохо – букв. из песка вить веревку – уур соо уhа нюдэхэ букв.

в ступе воду толочь – нохой тахалха букв. собаку подковать – мухар нюдаргаар бухын хамар нхэлхэ голыми руками нос быку дырявить и т. д. Примечательно то, что данные ФЕ можно отне сти к нейтральному пласту с точки зрения функциональной сти листики при всей их экспрессивности.

Со значением ‘с опасностью для жизни‘: Хутагын эри дэ эрэ букв. на лезвии ножа – амиды хэhэн хоерой хоорондо букв.

между живым и мертвым.

Атрибутивные ФЕ также могут создавать синонимичные ряды.

Со значением «быть беременной»: Дабхар бэетэй букв. с двойным телом, хл хндэ букв. нога тяжелая и т. д.

Субстантивные ФЕ со значением ‘тупица’: Нойтон мунса мокрая колотушка, уhан тархи букв. водяная голова, тэнэг га зари глупый с места и т. д.

Также высокой частотностью характеризуются со стороны синонимии глагольно-пропозициональные ФЕ, т. е. ФЕ со структурой предложения:

алдаhан хн арба нгэлтэй кто потерял, имеет десять грехов у Д. Батожабая в романе «Тригдэhэн хуби заяан» и хулуулгаhан хн зуун нгэлтэй, хулууhан хн нэгэ нгэлтэй у обворованного человека сто грехов, у вора – один грех у С. Цырендоржиева в «Мнхэ эрьесэ».

Благодаря различным оттенкам значения ФЕ-синонимы выполняют определенные стилистические функции. Об этом речь пойдет далее.

2.4.4. Варьирование фразеологических единиц Проблема вариантности в русском языкознании решается с позиций исследования особенностей знаковой организации иди ом [7;

66].

Рассматривая фразеологизм как составную номинацию, представленную сложным знаком, лишенным прямого «вещест венного (денотативного) фона» Е. И. Диброва [68] считает, что сигнификат фразеологизма заключается в интерпретации, оцен панеркегкго ке (в широком смысле слова) того или иного факта реальности, в которую включаются разные психологические наслоения, эмоционально-психологические оценки, прагматические харак теристики и т. д. Именно этим объясняется то несоответствие, которое существует при прямом сопоставлении суммы значений слов-компонентов и значения идиом.

Семиологический подход к проблеме знаковой функции идиом позволил Е. И. Дибровой утверждать, что тождество ва риантных фразеологизмов обеспечивается осознанием внутрен ней формы знака. Вариантность в понимании автора – это сово купность динамических состояний фразеологического знака, выражающаяся в его способности актуализировать то или иное дополнительное содержание – чаще всего прагматически обу словленное, а также в сохранении и реализации синтагматиче ских или парадигматических связей слов-компонентов, в опу щении какого-либо звена составного знака и т. п.

Как отмечает Телия В. Н. [199, с. 42], в отличие от лексиче ской синонимии, основанной на различии «близких по значе нию» слов по достаточно четким дифференциальным призна кам, а также признакам стилистическим, фразеологизмы отли чаются – и весьма существенно, по тем «добавкам» в это содер жание, которое вносится в него образно мотивированной внут ренней формой – с одной стороны, а с другой – по коннотатив ному потенциалу. Именно вне денотата сосредоточены, с точки зрения В. Н. Телия, те ассоциативно-образные коннотации, ко торые придают каждому фразеологизму уникальный семантиче ский результат – фразеологическое значение. И. И. Чернышева относит фразеологические варианты к так называемым «струк турным синонимам» [237, с. 26].

Достаточно полное отражение динамики семантических процессов в развитии ФЕ находим в определениях Н. М. Шан ского, называющего фразеологические варианты «дублетными фразеологическими оборотами синонимического характера»

[246, с. 51], В. П. Жукова, считающего, что подобные обороты «отвечают статусу промежуточных, переходных явлений от ва риантности к синонимии» [78, с. 108–109].

Справедливы, на наш взгляд, мнения этих ученых и М. И. Фоминой [211, с. 336], которые совпадают в одном: к панеркегкго фразеологическим вариантам относятся обороты, семантически полностью совпадающие, но отличающиеся либо грамматиче ским оформлением, либо вариантными компонентами.

При исследовании значения фразеологизмов бурятского языка также обращает на себя внимания проблема его тождества при столь характерном именно для фразеологизмов явления, как лексико-грамматическая вариантность компонентного состава, проявляющаяся в замене слов-компонентов, их морфологиче ских форм или синтаксического строения (ср., например:

бглэрhэн дээрэнь шааха/хахаhан дээрэнь шааха, тархидаа гал аhааха/тархидаа тймэр аhааха, нюдэ алдангй/нюдэ холо болгонгй, нюдэ анюулха/нюдыень анюулха и т. п.) или в опуще нии слов компонентов (нюhаа аршажа шадахагй/нюhаа аршаадй, дэ нара харахагй/нара харахагй и т. п.).

Варьирование может сопровождаться не только изменени ем стилистического регистра (ср. нюуртаа hэ ургуулhан – по рицательно и нюуртаа нохойн даахи ургуулhан – грубо фамильярно, газарай ганhаа и газарай габаhаа соотв. нейтраль но и грубо-фамильярно), но и семантическими сдвигами: тоhон соо умбаха/тоhон соо халтирха, где валентность объекта запол няется не любым предметом, а только тем, который «соизме рим» с компонентами умбаха либо халтирха. Это обновление ФЕ при замене глагола умбаха ‘бродить по воде’ словом хал тирха ‘скользить’, очевидно: Саашадаа энэ ажалаймни тоhон соогуур халтиржа, торгон дээгр hолжоржо байhандал адли уранааршье, ульгамааршье, омогтойгооршье, олзотойгооршье брин тгэс бтэхын hэшхэлдэ, гансал тэрээнэй hэшхэлдэ ууяб ди, – гэбэ. (Ч. Цыдендамбаев. Холо ойрын трэлнд). – Выпьем за то, чтобы в дальнейшем эта моя работа совершенно полно стью состоялась, скользила бы как по маслу, катилась бы как по шелку и искусно, и бодро, и гордо, и прибыльно, – сказал он.

В семантическом отношении здесь видно существенное из менение, ФЕ относится в контексте не к человеку, как обычно, а к работе, к делу. Появляется новое значение ‘как по маслу, без препятствий, помех, легко’. Ср. : Как сыр в масле кататься.

Жить в достатке, в сытости. …Эсэгэнь тоhон соо умбажа, тор гон дээрэ тэршэлжэ байhан хн бэшэшье хадаа мнгэ алтаар, хоол хубсаhаар дутадаггй. (Б. Санжин. Басаганай гомдол). – панеркегкго Отец ее, хоть и не бродил в масле, не валялся в шелках, но в деньгах, пище, одежде не испытывал недостатка. Отметим, что чередование гласных э//а в словах тэршэлхэ // таршалха ‘ба рахтаться, валяться’ особого семантического изменения не привносит: …Торгон дээрэ таршалжа, тоhон дээрэ умбажа дэhэн бодоhон… (Б. Санжин, Б. Дандарон. Заяанай зам). – Вы рос, на шелках валяясь, в масле бродя.

Вариант данного фразеологического выражения образуется при замене послелога дээрэ на соо, при этом семантика не меня ется: Тиигэбэл шимнай тоhон соо умбажа, торгон дээрэ хльбэржэ хэбтэхэлши. (М. Осодоев. Баршуудхын Дхэй). – И тогда ты будешь в масле бродить, на шелках валяться и т. д.

Как видно из предыдущего материала, синонимичные ФЕ имеют или тождественное значение, сходство и различия по структурно-грамматическим признакам, сходство лексической сочетаемости. В отличие от вариантов в синонимах нет единства внутренней мотивировки фразеологизма, его образа. Так, на пример, в следующих примерах ФЕ имеют общее значение ‘быть подавленным чем-то, переживать упадок духа’, но тем не менее каждый вариант имеет свое семантическое, стилистиче ское, эмоционально-экспрессивное отличие при общей внутрен ней мотивировке образа.

Так, у Б. Мунгонова в одном произведении «Харьялан ур даа Хёлгомнай» встречаются три варианта одной ФЕ со значе нием ‘быть подавленным’:

Тархяа б hанжуула, бшэн зрх б мохо…! – Не вешай голову, больное сердце не трави…;

Хамараа б hанжуулыш.

Нэгэ юумэ хэнэ бэзэбди – Не вешай нос. Что-нибудь сделаем;

Нюhаяа hанжуулжа хэбтэхэ юумэ гы… – Нечего лежать, рас пустив сопли… Данные варианты встречаются у Д. Батожабая в трилогии «Тригдэhэн хуби заяан», в повести Ц-Д. Хамаева «Базаарай харханууд» и т. д.

К фразеологическим вариантам можно относить ФЕ с раз личным грамматическим оформлением: hанаа зобохо – hанаагаа зобохо ‘беспокоиться’;

уhан тэнэг – уhан тэнэгээр ‘глупо’;

ама алдаха – амаа алдаха ‘оговориться, проговорить ся’;

эльгэ нимгэн – эльгэ нимгэнтэй ‘добросердечный’.

панеркегкго Некоторые компоненты существенного влияния на семан тику не оказывают, как бы дублируя друг друга. Это наблюдает ся при употреблении парного слова: амаа татаха – хэлэ амаа татаха ‘держать язык за зубами’;

h нэхэхэ – h хяhаа нэхэ хэ – ‘мстить’;

хороо бусалха – хоро шараа бусалха – ‘злиться’;

хэлэ аманда орошогй – хэлэ аманда багташагй соотв. ‘в голо ве не умещается’. Приведем пример использования вариантной ФЕ с парным компонентом:

яhа илгаха. Букв. кость выделять. Считать один народ или племя ниже другого, быть шовинистом. …Яhа илгажа, доромжолhон харшалhан ябадалаа hанажа з hаа, хаанань ухаатай юумэ харагдана гээшэб? (Х. Намсараев. рэй толон). – Если вспомнить презрительное издевательское отношение к то му, кого не считали человеком, где тут можно увидеть ум?

Баян гытэйн илгаа hалажа, арад зон адли эрхэтэй, яhа шуhанай илгаагй, дайн сэрэг хэнгй, амгалан hууха… (Д. Бато жабай. Тригдэhэн хуби заяан). – Исчезнут различия между бо гатыми и бедными, у народа будет равноправие без шовинизма, будем жить в мире, без войн...

Механизм возникновения вариантов заключается в замене одного компонента ФЕ другим, принадлежащим к той же части речи. Варианты одной и той же ФЕ все-таки не совсем равно значны в семантико-стилистическом плане. Так, например, че рез подстановку субстантивного компонента образовались ФЕ:

хара амяа хараха (букв. чёрное дыхание своё смотреть) и хара бэеэ хараха (чёрное тело своё смотреть) ‘думать только о себе’, хан гэхэ хашарhагй (букв. без чешуинки, мелочи, издающей звон) и хан гэхэ хадааhагй (без гвоздя, издающего звон) ‘без гроша в кармане’ и т. д. Посредством замены атрибутивного компонента образовались от исходной ФЕ хооhон халбага аманда багтадаггй (букв. пустая ложка во рту не умещается) хуурай халбага аманда багтадаггй (букв. сухая ложка во рту не умещается), замены глагола – от ФЕ ри шэридэ дарагдаха (букв. быть угнетённым долгом) ри шэридэ эдигдэхэ (букв.

быть съеденным долгом) и т. д. Здесь вторые варианты, на наш взгляд, более экспрессивны.

Заменяемые компоненты могут быть синонимичными меж ду собой: толгойнгоо хэлтыhэн тээшэ – толгойнгоо хазайhан панеркегкго тээшэ ‘куда ветер дунет’, где хэлтыхэ ‘клониться вбок’и хазай ха – ‘покривиться в сторону’;

ойндоо оруулха – ухаандаа оруул ха, гле ой и ухаан значат ‘разум’, но валентность у данных слов также разная: ухаан имеет еще значение ‘ум’, ой – ‘чувствитель ность восприятия’ т. д.

Следующие ФЕ с взаимозаменяемыми компонентами мож но отнести к абсолютным синонимам, где хахаха и бглэрхэ ‘по давиться‘ – одно и то же:

бглэрhэн (хахаhан) дээрэнь шааха (нюдарха). Букв. Пода вившегося ударить. Усугублять тяжелое положение кого-либо.

Теэд Холхой тэрэниие бглэрhэн дээрэнь шааха гэбэгй… – Но Холхой не имел в виду подтолкнуть падающего… и …Хахаhан дээрэнь шааха гэдэгтэл, тгшрилтэйхэн байдалда оруулба ха юм – Создали трудную ситуацию, подобно тому, как подталки вают падающего. (Д. Эрдынеев. Хлэг инсагаална);

Доржомни хахаhан дээрэ нюдаруулhандал, хараhаар байтарни, хрин ула ан боложо…. (Б. Санжин. Зунай дэшэ). – Мой Доржи, словно подавился и его ударяют, на глазах становился коричнево красным… Наблюдается обновление лексико-грамматической струк туры ФЕ с сохранением семантики, например:

…Нюдэнh уhа дуhалуулан hууhан Мария хгшэн аалихан бодожо ерээд Цыремпилэй хоер хасарые эльбэнэ (Х. Намсараев.

рэй толон). – Бабушка Мария, у которой капали слезы из глаз, тихо встала и погладила щеки Цыремпила и …Нюдэнh уhа hубарюулан, бусаха тээшээ ябажархина – Со слезами на глазах зашагал прочь. В обоих случаях употреблена одна и та же ФЕ с заменой одного компонента синонимом дуhалуулха ‘проливать каплями’, hубарюулха ‘лить-проливать друг за другом, последо вательно’ (одно из значений). Здесь автор также избегает повто рения ФЕ в одной форме. Здесь значение ‘проливать слезы’ со храняется, несмотря на замену глагола. Это также можно отне сти к явлению варьирования.

Варьирование всего лексико-грамматического состава мо жет привести к внешнему совпадению с синонимами. Например, ср. хамараа hанжуулха и тархяа ганзагалха (ганхуулха).

Глаголы в этих вариантах не изменяют значения ФЕ и де монстрируют ограниченные возможности валентности с суще панеркегкго ствительными. Так, глаголы ганхуулха и ганзагалха могут соче таться в ФЕ с существительным тархи (толгой) голова, но не могут сочетаться с существительным хамар нос. См. приведен ную выше ФЕ хамараа hанжуулха ‘повесить нос’. Таким обра зом, лексический состав полностью различается в синонимич ных ФЕ. Это, по-видимому, объясняется тем, что данные глаго лы (hанжуулха, ганзагалха) не являются абсолютными сино нимами. В следующей ФЕ нужно отметить, что при всей своей специфичности глагол ганзагалха ‘приторочить’, обозначает также ‘повесить’ (навьючивать, т. е. повесить торока, поклажу, перекинув через спину животного).

Тархяа (толгойгоо) ганхуулха (hанжуулха, ганзагалха).

Букв. голову наклонять (повесить, приторочить). Понурить го лову. Быть в состоянии печали. …ргэн зэрлиг байгааляар лгы хэжэ, дэhэн губи талын малша монголшууд айжа муудажа, толгойгоо ганхуулаагй нжэл ябана. (Д. Батожабай.

Тригдэhэн хуби заяан). – … Множащиеся в степи, пустыне Гоби скотоводы монголы, не боясь ничего, не унывая, не вешая голову, по-прежнему кочуют по необъятной дикой природе, слу жащей им колыбелью.

…Би бахардаад, юушье хэлэжэ шадабагйб, толгойгоо бсн дээрээ hанжуулан зогсоноб. (Б. Ябжанов. Эртын шдэр). – …Я растерялся, не смог ничего сказать, и стоял, понурив голову.

Замена компонентов вариантных ФЕ проходит в опреде ленном тематическом круге, что обеспечивает стабильность об разного представления. Заменяющий компонент не является си нонимом заменяемого, но относится к тематически однородной группе лексики. Например, хсэ шадалаа буураха ‘уменьшиться силам’ и хсэ шадалаа бараха ‘исчерпать силы’;

бурхан болохо ‘стать богом’ и нирваан болохо ‘стать нирваной’ умереть;

бэеэ дааха – толгойгоо дааха ‘быть самостоятельным’;

h нэхэхэ – h абаха ‘мстить’;

хорхойгоо хрэхэ и хорхойнь хдэлхэ ‘желать что-л. сильно’ хндэлэндэ хл шэхэхэ и хндэлэн орошохо ‘лезть не в свое дело’ и т. д. имеют в своем составе взаимозаменяемые компоненты, относящиеся к одному семантическому полю.

См. контексты из художественной речи:

Аламжын hамганда hанаархажа ябаhаар, альган тараг эдиhэн… (Д. Батожабай. Тригдэhэн хуби заяан). – Возжелав панеркегкго жены Аламжи, получил затрещину…. Здесь глаголы хртэгдэхэ (одно из значений – отведывать) и эдихэ (кушать) объединены общим значением.

Довольно часто глагольно-пропозициональные ФЕ, т. е. со структурой предложения, варьируются, что показывает, на наш взгляд, широкую распространенность подобных ФЕ в народной речи. Например, эрэ хн гэртээ трд, хээрэ хэдэг – мужчина рождается дома, умирает в степи;

эрэ хнэй жаргал хээрэ, эхэ нэр хнэй жаргал хойморто – счастье мужчины в степи, счастье женщины в доме и т. д. Пословичное выражение «Мужчины кости в поле, степи, скакуна кости – в путешествии» подчерки вает, что смерть настоящего мужчины – в пути: Теэд хайшан гэхэб – эрын яhан хээрэ, агтын яhан аянда... (Б. Санжин, Б. Дандарон. Заяанай зам).

Следующие ФЕ отличаются в своей структуре послелога ми, которые синонимичны по отношению друг к другу – бреэ и тумаа, а также наличием-отсутствием слова шулуун, что не ме няет семантики, ибо и эрдэни шулуун – драгоценный камень, и эрдэни – драгоценность подразумевают одно и то же. Ухаатай болодог и ухаа ородог значат соответственно ‘умным становит ся’ и ‘ума набирается’, что практически одно и то же. Отметим, что придается экспрессивность второй половине пословицы по средством внесения таких слов, как тэмсэхэ бороться, биться и шулгарха получить ссадину, рану. Ср. :

Эрдэни элэхэ бреэ нгэ ородог, эрэ хн зобохо бреэ ухаа ородог. (Ж. Балданжабон. Бргэд) и Эрдэни элэхэ бри нгэ оро дог, эрэ хн зобохо тумаа ухаатай болодог. (Б. Ябжанов.

hэшхэлэй олзо). – Драгоценный камень чем больше стирается, тем более цвет набирает, мужчина чем больше страдает, тем больше ума набирается;

Эрдэни шулуун элэхэдээ нгэ ородог юм, эрэ хн тэмсэхэдээ баатар болодог юм…. (Ц-Ж. Жимбиев. Гал могой жэл). – …мужчина в битве становится богатырем;

Эрдэни шулуун элэхэдээ нгэ ородог, эрэ хн тэмсэхэдээ сэ сэн болодог…и Эрэ хн шулгархадаа зориг орохо, эрдэни шулуун элэхэдээ гэрэл орохо гэhэн юм! (Д. Батожабай. Тригдэhэн хуби заяан). – …Мужчина в битве становится мудрым… и … Муж чина, получив раны, становится храбрым, драгоценный камень, когда стирается, испускает свет! и т. д. Данные выражения от панеркегкго ражают возмужание, укрепление душевных сил мужчины через постоянное движение, борьбу.

Таким образом, постоянство компонентного состава фра зеологических единиц находит свое отражение в том, что носи тель языка не свободен в выборе слов, способных варьировать с некоторыми из компонентов ФЕ в связи с потребностями акта коммуникации. Во многих случаях отдельные компоненты ФЕ могут иметь вариантные параллели, субституты, подтверждая, что допустимая замена отдельных компонентов носит строго узуальный характер, при этом фразеологическая семантика не нарушается.

Варьируемое слово-компонент ФЕ обладает определенным, свойственным только ему фразеологическим значением в рам ках ФЕ, мотивированным отчасти значением его аналога в пе ременном сочетании.

Стилистические потенции фразеологических вариантов, несомненно, велики. Варьирование показывает возможности разнообразить фразеологические единицы, обновить и в то же время не исказить семантики, стилистической окраски. Значимо то, что подобное явление помогает избежать повтора. Варьиро вание вносит некоторый новый оттенок в значение ФЕ, если за меняемые компоненты не абсолютные синонимы.

Таким образом, обогащение и расширение фразеологии бу рятского языка имеет место, когда образуются новые фразеоло гические единицы на базе фразеологических ресурсов языка.

Здесь в первую очередь нужно назвать явления фразеологиче ской синонимии и варьирования.

2.4.5. Полисемия фразеологических единиц Явление полисемии во фразеологии монгольских языков еще не исследовано. А между тем пополнение фразеологическо го фонда наблюдается и за счет развития многозначности фра зеологических единиц. Языкознание трактует понятие полисе мии как наличие у единиц языка более одного значения – двух или нескольких – и способность одного слова служить для обо значения разных предметов и явлений действительности. Это можно отнести и к ФЕ.

панеркегкго Изучение фразеологического процесса позволяет заметить явление многозначности у некоторых фразеологизмов, напри мер, у такого, как хойшоо гараха (букв. на север выйти), кото рый в результате первичной метафоризации получил значение ‘умереть’. Это значение образовалось на основе переосмысле ния свободной синтаксической единицы, которая обозначала у бурят обычай хоронить покойников на северной стороне селе ния. Затем, в более позднее время через вторичную метафориза цию данная ФЕ получила новое значение ‘становиться ненуж ным’. Таким же образом, очевидно, шло развитие ФЕ гар хрглхэгй (букв. рукам не давать доходить) – 1) не допускать посягательства, 2) заботливо ухаживать. В вышеприведённых фразеологизмах наблюдается явление полисемии, ибо между разными значениями ФЕ имеется семантическая связь.

В ФЕ же эльгээ хатаха (букв. печени сохнуть) со значени ем I скучать, худеть (по материалам Т. А. Бертагаева 1949), II смеяться (по словарю К. М. Черемисова 1973) отмечается, на наш взгляд, явление омонимии, т. к. здесь нет общности в зна чениях. Национальное своеобразие особенно ярко проявляется в ФЕ со словом эльгэн печень (эльгэ дрэн в состоянии душевно го равновесия, умиротворения;

эльгэ нимгэн чувствительный, добрый и т. д.). Образ печени связан у бурят, так же как у всех монголов, с представлением о вместилище чувств. Видимо, в первом примере имеет место фразеологическое единство, т. к.

фразеологическое значение мотивировано (когда печень сохнет, это плохо), второй же случай представляет собой фразеологиче ское сращение, ибо значение ФЕ не вытекает из значений ком понентов словосочетания. Из этих наблюдений можно сделать вывод о том, что значение, образовавшееся в результате вторич ной метафоризации, ещё более отдаляется от изначальной осно вы и приближается к фразеологическому сращению. Можно за метить, что многозначность фразеологических единиц не столь типична для фразеологии, как для лексики. Видимо, это можно объяснить большей сложностью и длительностью формирова ния фразеологического значения, многокомпонентностью.

Если значение слова определяется сочетаемостью с други ми словами: бур. наранда халаха нагреться на солнце, эдеэн ха лаха пище подогреться, архиhаа халаха нагреться (опьянеть) от панеркегкго алкоголя и т. д., то реализацию того или иного значения ФЕ осуществляет широкий контекст или ситуация, общая тематика речи, так, ФЕ ама халаха в контексте Тэндэ нилээдгйхэн амаа халашоод hууhан Гавриил гараа ргд, Цыремпил тээшэ урмашаhан шарайгаар харана… (Х. Намсараев. рэй толон) указывает на опьянение от алкоголя. – Сильно захмелевший Гавриил, подняв руки, смотрит в сторону Цыремпила с доволь ным видом… Нельзя не отметить, что изменение формы глагола (залога), а также контекстуальное окружение дают другое значение ФЕ:

Тиигээд бусалгажа эдихэ таряатай, даб дээрэ хэр мори нойнгоо ама халааха бhэтэй болоод… (Б. Цыбиков. Тгэлдэр тайшаа). В данном контексте ама халааха букв. ‘рот греть’ зна чит кормить животных – И так заимел зерно, которое можно варить и есть, сено, чтоб прокормить скот, коня… Явление полисемии характеризуется относительно лекси ческих единиц следующим образом: …Функциональный фактор значения преобладает над предметно-логическим. В этом случае лексическое значение стирается в различных его применениях, и понятие, лежащее в его основе, становится неопределенно ши роким по объему и бедным по содержанию в сравнении с закре пляемыми понятиями, которые внешне, только функционально, соединяются в определенных контекстах со словом и не входят в его смысловую структуру. Смысловые варианты слова в таких случаях не имеют логико-семантической связи [92, 117].

Образуя определенное семантическое единство, значения многозначной ФЕ связаны на основании сходства реалий (по форме, внешнему виду, цвету, ценности, положению, общности функций) или смежности, в соответствии с чем различают ме тафорические и метонимические связи значений. Между значе ниями существует семантическая связь, выражающаяся в нали чии общих элементов смысла – сем. Однако в ряде случаев пе реносные значения слов связаны с основными не общими эле ментами смысла, а лишь ассоциативными признаками (тень от стены и тень улыбки). Основное (прямое) и производное (пере носное) значения обусловлены парадигматически и синтаксиче ски. Подобный механизм образования многозначности свойст венен и фразеологии.

панеркегкго У большинства многозначных ФЕ имеется по два значения, одно из которых исходное, второе – производное, переносное.

Особенно широко распространена многозначность у бурят ских ФЕ с соматическими словами, например, со словом аман ‘рот’ насчитывается более 10 таких ФЕ, имеющих по два значе ния: амаа ангайха букв. раскрыть рот 1. Разинуть рот;

2. Сильно удивиться;

ама гараха букв. выйти рту 1. Перечить старшим или стоящим выше 2. Выказывать превосходство, унижать и т. д.

Сравним значения полисемичных фразеологизмов:

ама таглаха (бглэхэ). Букв. рот заткнуть.

1. Заставлять замолчать кого-либо. …Амаяа таглуулангаа таглуулhан хи зайhаниие рыень наада хаража хнд энеэл дэнэ. (Ч. Цыдендамбаев. hлшын энеэдэн). – Люди смеялись над зайсаном, которому совершенно заткнули рот.

2. Умаслить, задобрить кого-либо каким-нибудь подарком, взяткой. Хэрбээ аматай шдэтэй ноёдой аhахаар аашалаа hаань, ангайжа шадахаяа болиторнь амыень таглажархиха таглаадаhан болохоор алта мнгэнэй зйл энээн соомнай яhала бии хаям… (Х. Намсараев. рэй толон). – Если зубастое на чальство будет наскакивать, то у нас есть достаточно денежных средств, которые могут стать затычкой для их рта так, что и не смогут открыть рот свой.

3. Пресечь нежелательные действия кого-либо физической расправой, наказанием. …Эдэ буhалгаашадай амыень гансахан hара соо туулгаар таглахаб… (Д. Батожабай. Тригдэhэн хуби заяан). – …Рты этих повстанцев за один только месяц заткну свинцом…. Зохидоор гитлеровецдэй амые таглаба бэзэ!

(Ж. Тумунов. Алтан бороо).– Хорошо же заткнули рот гитлеровцу!

Обнаруживается закономерность в образовании производ ных значений на основе метонимизации – первого значения и на основе метафоризации – второго значения. Например, хамараа хараха. Букв. нос свой смотреть. 1. Смотреть себе на нос, сосредоточиться только на себе. Столой саана хамараа харашаhан, нюдэнд шэлтэй судья ноён hууна. (Ж. Балданжа бон. Бргэд). – За столом сидел судья нойон в очках, уставиви шийся на свой нос. Харюудань хэншье дуугарнагй, бултадаа атаархашаhан маягтай, хамараа харашоод зогсонод….

(Х. Намсараев. Зугаата рассказ). – В ответ никто ничего не гово панеркегкго рит, все с завистливым видом стоят, глядя себе на нос... 2. Ду мать только о себе, быть эгоистом. Амараа хараад, хамараа ха раад байгшаднай сэд зангй ха, хсэд ср – эли даа! (В. Нам сараев. Энхэ тала). – Думающие только о собственном покое, о себе, не имеют упрямого характера, но ясно – упрямство полное!

В следующем фразеологизме оба значения совместились в одном контексте:

шуhан татаха. Букв. кровь, тянуть. Кровь заговорила.

1. Проявиться чувству кровного родства. 2. Тосковать по роди не. Гэртэхиндээ хэлэнгй гансаараа бодожо ерээ, анханайнгаа нютаг харахам гээ, шуhаниинь татаа гэжэ Доржын эгэшэ ехэл баяртайгаар хрэнэ hэн. (Ц. Галанов. Мнхэ хабар). – Не ска зав домашним, одна приехала, решила посмотреть на родину, кровь потянула, – радостно рассказывала сестра Доржи;

хамараараа газар хадхаха. Букв. носом землю проткнуть.

1. Уткнуться носом в землю (от удара, от усталости).

…Харанхыhаа харанхы болотор, хамараараа газар хадхатараа, хнэй сабшалан хср добтололсожо ябана бэшэ аалди?

(Х. Намсараев. рэй толон). – От темна до темна, до того, что в землю носом чуть не падаем, все силы выкладываем на чужом покосе, ведь так? 2. Сидеть на бобах. Ничего не иметь. Тиибэ шье бишни гуна унажа, гунжа hаажа, тодхуур тодожо, тула май амhар онгойлгожо ябаhан дан ахир, хамараараа газар хадхашаhан хн бэшэ… (Там же) – А как бы там ни было, я не совсем нищий человек, уткнувшийся в землю носом, с распах нутым мешком для милостыни, у меня есть трехлетний бык, трехлетняя дойная корова...

яhаа ябтайха букв. кости складывать. 1. Переживать, бо леть душой за кого-либо: – Яhам ябтайжа байгаа – оройдоо хоёр бомбардировщигые тудаа ха юмбиб…. (Ж. Тумунов. Алтан бороо). – Я так переживал – ведь всего в два бомбардировщика попал... 2. Смущаться, сгорать от стыда: Хандажаб, л гараса гэлжэрхидэг бэшэ гт? – гэжэ нагаса абгайhаам нэгэтэ асуу хадань, яhаа ябтайжа hуугаа hэм. (Г. Дашабылов. hалбайн са гаан нуур). –Хандажаб, вы лишнее выговариваете? – однажды спросили у моей тети, и мне было очень стыдно.

панеркегкго На следующих примерах можно видеть степень усиления семантической спаянности при образовании новых значений.

В 1 примере ФЕ ближе к свободному словосочетанию, т. е. бук вально ‘мерзнуть до кости’, далее значение развивается до се мантики ‘холод пробирает до кости', далее появляется значение ‘сильно (страдать)’.

яhанда хрэхэ (тулаха). Букв. До кости дойти. 1. Насквозь.

(замерзнуть) Хйтэн hалхин леэжэ, яhанда хрэтэр жабарла даг болобо. (Б. Мунгонов. Харьялан урдаа Хёлгомнай). – Стал дуть холодный ветер, и мороз крепчал, пробирая до костей.

2. На своей шкуре (испытать). Испить горькую чашу. Страдать.

Арад зониие яhандань туласа хуураhан, пэсхытэрээ баяжаhан лэ Пирошков байха…. (М. Осодоев. Ууган хбн). – Это же Пирошков, обманом обобравший народ до костей, разбогатев ший и разжиревший...

гар хооhон. Букв. руки пусты. 1. Сложа руки. Теэд бгэжл наhаа хсэжэ, пенсидэ гараашье hаа, гар хооhон hуудаггй хн юм. (Б. Ябжанов. Хойморой шдхэр). – Но старик, хоть и вышел на пенсию, не сидел сложа руки. 2. С пустыми руками. Без ни чего. ш тэндээ хоноод, энэ тэрэнтэй уулзаад, гар хооhон ерээгй хн аабзаб даа… (Ц-Д. Дондокова. Хориин хатад). – Я ведь еще там переночевал, кое с кем встретился, и пришел не с пустыми руками...

гар хрэхэ. Букв. рукой касаться. 1. Налагать руку, посягать на что-л. Ленин багшын hургаалда хндэ гар хрэхэ тухай за абари бии юм г? (С. Цырендоржиев. Ондоо байдал байхагй). – Разве в учении учителя Ленина сказано поднимать руку на че ловека? 2. Бить, руку прикладывать. hэтэртэй мориной ойро гар хрэхыень болюулыш…(Ц-Ж. Жимбиев. Гал могой жэл). – Запрети трогать коня, предназначенного на пожертвование...

нюураа хэхэ газар оложо ядаха. Не знать, куда лицо свое спрятать. 1. Места себе не находить. Орой болохо бри hалхин улам шангадажа, hлдээ бри бт бордоhо шуурган хдэлжэ, нюураа хэхэ газар олдохоор бэшэ болобо. (Ц. Дон. Брынзын сан ха). – Чем быстрее темнело, тем более усиливался ветер, затем разыгралась еще и непроглядная пурга, и не находилось места, куда можно было спрятаться. 2. Страдать от стыда. Харин иигэ жэ муу муухайгаа зон хндэ харагдаад, нюур амаа хэхэ бариха панеркегкго газараа оложо ядажа hуухадаа hайн лэ мэдэбэ бэзэш! (Х. Нам сараев. рэй толон). – Теперь будешь знать, каково это, когда сейчас не знаешь, куда лицо деть, показав все свое плохое наро ду. 3. От страха прятать глаза. …Айнгяар, эшэнгеэр уйлан хайлан алдан, нюураа хэхэ газараа олохоо болёошо аша бэриеэ хурсаар ухаандаа оруулба. (Д. Эрдынеев. Ехэ уг). – … Вспомнилась вдруг отчетливо невестка, не знавшая куда лицо спрятать, чуть не плача от страха и стыда.

тархяа (толгой) эрьехэ. Букв. голова закружилась. Голова (пошла) кругом. 1. Кто-либо перестает ясно соображать (от мно жества забот, обязанностей и т. д.). …Нюдыень манаруулhан энхэрэл зосоонь трэжэ, толгойнь эрьен, халуу бусалба. (Ц. Цы рендоржиев. Талын зргэнд). – Глаза затуманились от нежно сти, родившейся внутри, голова закружилась, стало жарко вдруг. 2. Запутаться. дэ уруугаа ябаhан шэлhэнэй халуун мр дрэн боложо, нохойнуудынь тархяа эрьешоод, худхажа ябаба.

(Ц. Номтоев. Ашата бгэн). – Свежих следов рыси, бегавшей вверх вниз, стало много, и собаки, запутались, бестолково бро дили. 3. Чувствовать головную боль, головокружение (от утом ления, усталости). ндын гэхэдээ, толгойнь эрьежэ, харанхала ад, энээнhээ трн юун болоhынь hанажархиба. (Ц. Галанов.

Саран ххы). – Когда приподнялся, голова закружилась, в глазах потемнело, и вдруг вспомнилось, что было перед этим. 4. Поте рять способность трезво оценивать себя, свои возможности. Ая ниинь ондоо хндэ толгойгоо эрьеэд, бэштэйржэ ябанагй ааб за?. (Д. Эрдынеев. Ехэ уг). – Может, у Аян голова пошла кругом из-за другого человека, и она с ума сходит?

зрхэн амаараа гараха. Букв. Сердце ртом выходит. Испы тывать сильные чувства (страх, радость). 1. Бояться….

Зрхэниинь амаараа гарахаяа hанажа байhан Самбые хайрла жа… (Б. Санжин. Зунай дэшэ). – …Пожалев Самбу, у которо го, сердце чуть не выскакивало изо рта…. 2. Взволноваться от радости. – …Сээжэ соохи зрхэниинь гараад ниидэхэеэ hанаhан юумэдэл, д сугажа захалаа hэн. (Д. Батожабай. Тригдэhэн хуби заяан). – Сердце его рвалось из груди, словно хотело поле теть и т. д.

Наблюдения показывают, что такие ФЕ, как хндэлэндэ хл шэхэхэ – поперек ноги свои вставлять 1. Вмешиваться не в панеркегкго свое дело, 2. мешать, препятствовать;

шд зууха – стискивать зубы 1. Терпеть какие-либо физические или моральные мучения 2. Испытывать злобу;

хлдэ орохо букв. ногам войти 1. начинать ходить 2. встать на ноги после болезни – различаются степенью семантической слитности – в 1 значении – фразеологическое сочетание, во втором – единство, или в 1 значении – единство, во 2 – сращение. То есть значения фразеологической единицы тем сильнее расходятся в семантике, чем дальше отходят друг от друга, а степень семантической слитности возрастает про порционально отдалению.

Стилистический потенциал у многозначных ФЕ возрастает тем более, чем больше значений у нее, например, ФЕ далайда дуhал нэмэри, которая буквально значит ‘морю капля добавка’, имеет два значения. Это 1. Капля в море. Ничтожно мало в срав нении с чем-либо. «Энээнэйш оруулха алба татабари Атланти ин океанда нэмэhэн гансал монсогор дуhал ха юм» гэжэ hанана.

(Ч. Цыдендамбаев. Холо ойрын трэлнд). –… Вносимый им налог всего лишь капля, добавленная к Атлантическому океану.

2. Хоть и малая, но ощутимая добавка к чему-либо боль шому. Далайда дуhалшье hаа нэмэри. (Д. Эрдынеев. Хлэг инса гаална).

Таким образом, в зависимости от контекста ФЕ как бы по ворачивается разными гранями присущей ему семантики, при чем отстраненные значения продолжают присутствовать при данном словоупотреблении.

2.4.6. Омонимия фразеологических единиц Общеизвестно, что омонимия – звуковое совпадение раз личных языковых единиц, значения которых не связаны друг с другом. Появление омонимов связано с разрывом первоначаль но единой семантики многозначного слова. Этот процесс, т. е.

утрата общих семантических элементов, обычно осуществляется постепенно. В бурятском языкознании еще нет монографиче ских исследований этого явления, как лексической, так и фра зеологической омонимии.

Необходимо отличать многозначность от омонимии, имея в виду то, что значения некоторых ФЕ будучи изначально закреп панеркегкго ленными за одним понятием, постепенно отдаляются друг от друга и теряют смысловую связь, в конце концов становятся омонимичными. Таких примеров мало, но все же они есть. На пример, яhа бариха 1. Вправлять кости. 2. Сломать что-либо.

3. Похоронить. Здесь 1 значение ФЕ не имеет какой-либо смы словой связи с 2 и 3 значениями, более того, даже противопос тавлено им. Или толгой холбохо – голову соединить 1. Женить ся. 2. Рифмовать, аллитерировать. Изначально общее значение ‘держать тело человека’ ФЕ яhа бариха и общее значение 2 ФЕ толгой холбохо ‘соединять’ все-таки связывает указанные, каза лось бы, совершенно разнородные понятия в результате общно сти функций.

Очевидно, такое смысловое расхождение связано с функ циональным переносом наименования, т. е. в результате общно сти функций предметов, явлений.

Следует заметить, что явление омонимии в монгольских фразеологических словарях никак не отмечено. Очевидно, это связано с небольшим количеством их и более длительным разви тием фразеологического значения по сравнению с лексическим у слова. Ср. контексты, иллюстрирующие разные значения ФЕ:

яhа бариха. Букв. кость держать.

I. Вправлять вывихнутые кости. Яhа баряаша Рагбаан бгэниие асаржа, нохойнгоо хухарhан хлые, хабhануудые ба рюулаад, эдэгэтэрнь агнангй байhан… (Б. Ябжанов. Хэрмэшэ). – Привели Рагбана старика-костоправа, правили сломанную ногу, ребра собаки и не ходили на охоту до выздоровления...

II. Похоронить. Унажа х hааш, яhыешни хэн бариха юм бэ? (Ж. Тумунов. Алтан бороо). – Если упадешь замертво, кто тебя похоронит? Зээ хбмни яhыем бариха ёhогй… (Г. Даша былов. Харгын бэлшэр). – Племянник не должен меня хоронить (касаться тела).

ФЕ яhа бариха со значением ‘сломать что-либо’ в рассмот ренных произведениях не было зафиксировано, но в устной ре чи встречается часто такие, например, высказывания: Яhынь б барижархи – энэ нимгэн шаажан аяга тэhэлхэ болоо hаа, эхэш одоол гани гай болохол!.. – Не сломай, не разбей – если эту тон кую фарфоровую чашку разобьешь, то твоя мать поднимет та кой скандал!..

панеркегкго Омонимия прослеживается при явлении так называемого совмещения, когда ФЕ называет какое-то движение и выражает состояние человека. Л. И. Ройзензон, И. В. Аврамец писали о таких ФЕ, в которых переносное значение (не вытекающее из суммы планов содержания компонентов) может сосуществовать, присутствовать одновременно с его прямым значением (равным сумме планов содержания компонентов) [156, с. 54]. Например, русск. ‘пожимать плечами’ одновременно называет соответст вующий жест, будучи в этой функции свободным словосочета нием, и передает значение удивления, недоумения, совсем не вытекающее из значения компонентов и потому являющееся фразеологическим значением.

В бурятской фразеологии широко распространено подоб ное явление. Явление совмещенной омонимии наблюдается в ФЕ, называющих жесты и мимику, ритуальные действия, сим волические действия. Отметим, что словосочетания подобного рода совершенно не изучены.

2.4.6.1. Фразеологические единицы, обозначающие жесты и мимику Фразеологические единицы мр хабшаха пожимать пле чами, гараа дэлгээхэ разводить руками, духаа маажаха чесать затылок и т. д. имеют по два значения, второе из которых обо значает психическое состояние. Здесь первая ФЕ обозначает быть в состоянии удивления, вторая – растерянность, третья – раздумье и т. д. Например, в данном контексте ФЕ употреблена в значении не только ‘пожать руку’, но и ‘приветствовать’, с отрицательной частицей – в значении ‘отвернуться’.

гараа гэхэ. Руку давать. Приветствовать пожатием руки.

Сатирадаа арай гэжэ хэрбээ ори ганса эдилгэшэниие харуулаа hаатнай, хорин эдилгэшэн танда хоро h hанажа, гараа гэхэеэ болишохол! (Ч. Цыдендамбаев. Холо ойрын трэлнд). – Если в сатире покажете только одного взяточника, то двадцать взяточников затаят злобу на вас и перестанут подавать руки!

Синонимичная ФЕ с таким же значением у всех авторов, конечно, используется, т. к. это повседневное явление, напри мер, у Д. Батожабая, Ц. Шагжина и др.:

панеркегкго гар адхаха (бариха). Букв. Руку жать (держать). Здоровать ся за руку. Ород гуримаар гараа барилсадаг заншал зн згтэ гы байгаа. (Тригдэhэн хуби заяан). – На востоке не было тра диции пожимать руки по русскому обычаю. Тэрэнь маанадайн гаа гарнуудые, эрын ёhоор шангаар адхажа, баяр хргд лэ, мордоо hэн. (Нхэр). – Он по-мужски крепко пожал нам руки, поблагодарил и уехал.

Со значением ‘руку на сердце положа, от чистого сердца, честно говоря’ ФЕ употреблена в произведении Б. Ябжанова «Эртын шдэр»: Гараа зрхэн дээрээ табижа хэлэхэ болоо hаа… ФЕ мр хабшаха ‘пожимать плечами’ выражает недоуме ние, раздумье, пренебрежение в произведениях Ч. Цыдендам баева, Ц. Цырендоржиева: Захилга хэhэн нхэр мр хабшаhаар, гайхаhаар, гэлыhээр улаан шара портфелеэ абаад гараба. (Хо ло ойрын трэлнд). – Товарищ, сделавший заказ, пожав пле чами, с удивленным видом взял свой оранжевый портфель и вышел. Светлана ехэ гайхангяар мр хабшагад глээд, нюд томо болгон больницые даагшые шэртэбэ. (Талын зргэнд). – Светлана удивленно пожав плечами, большими глазами посмот рела на заведующего больницей.


ФЕ-омонимы помогают создать особую наглядность, жи вость действиям, сценам из описываемой в произведениях жиз ни. Особенно часто употребляются ФЕ со словом нюдэн ‘глаза’:

Например, нюд ехэ (томо) болгохо ‘сделать большие гла за’, т. е. удивиться сильно: Федор Васильевич бард гэhэн юм шэнги, нюд ехэ болгон хараадхихадаа… (Х. Намсараев. рэй толон). – Федор Васильевич, чуть вздрогнув, посмотрел расши рившимися глазами... Или например, нюд сабшаха. Глазами мигать, моргать. Виктор hэр-мэр толгойгоо тохоног дээрээ ндылгд, мшэрэй хухарhан газар тээшэ нюдэеэ сабшахаяа болёод гэтэшэбэ. (Ц. Галанов. Саран ххы). – Виктор настороженно поднял голову, приподнявшись на локтях, уставился в ту сторону, где послышался треск ло мавшихся веток.

Значение следующих ФЕ-вариантов нюдр гал сасаруул ха букв. глазами огонь разбрызгивать и нюдр ошо сасаруулха букв. глазами искры разбрызгивать, ‘сверкать глазами’ можно точнее понять в связи с контекстом. В первом контексте описы вается состояние ярости:

панеркегкго Засагай гэр соо иимэ шууяанай гарахаа hанахадань, суглаа хтэлэгшэ галзуудуудай зайhан Ринчинэй Махагала нюдр гал сасаруулан хл дээрээ бодоод… (Б. Цыбиков. Тгэлдэр тайшаа). – Когда поднялся такой шум в здании управления, Махагала Рин чинэ, зайсан галзутов, ведущий собрание, вскочил на ноги, сверкая глазами… Во втором контексте выражено состояние веселья:

…Алаг эреэн нюдр ошо сасаруулан, хрин хара шарай дээрээ баярай миhэрэл задалhан …– Искры сверкали в черных глазах, радостная улыбка расцветала на темно-коричневом ли це… (Там же).

нюдаргаа зангидаха. Букв. кулак, сделать узел. Сжать кула ки. Лыксэг шд зуугаад, нюдаргаяа зангидан, стол дээрэ та бижа… (Д. Эрдынеев. Ехэ уг). – Лыксык сжал зубы, положил на стол руки, сжатые в кулаки.

бсгээ шааха (тоншохо). Бить себя в грудь. Клятвенно уверять кого-то в чем-либо. … hогтожо эхилhэн хбд бсндээ шаажа оробод. (Ц. Галанов. Хун шубуун). – …Начинающие пьянеть парни стали бить себя в грудь.

шд хабирха. Скрипеть зубами. Испытывать злость, раз дражение;

выражать сильное недовольство. «Ёhоор hуу!» – гэ жэ Федор Васильевич шд хабиран гбэд гэжэ дуугарба. (Х.

Намсараев. рэй толон). – «Сядь!» – пробурчал Федор Василь евич, заскрипев зубами.

амаа ангайха. 1. Рот раскрыть (от удивления, непонимания и т. д.). Зайhаниинь мунсаар сохюулhандал, амаяа ангайшоод, юунэйшье болоhые мэдэхэеэ болишоод, hуужал байба. (Ч. Цы дендамбаев. hлшын энеэдэн). – Зайсан так и сидел, словно побитый дубиной, разинув рот, не понимая, что же случилось. 2.

Сильно увлечься, слушая кого-либо: …Ванданай хэлэhые то дожо абаад, нэгэшье гыень унагаангй залгижа байhандал, амаа ангайшоод шагнажа hуутараа…. (Ц. Галанов. Хун шубу ун). – Восприняв сказанное Ванданом, словно глотая, не про пуская ни одного слова, разинув рот, слушал, и, когда Жамсо заговорил, скривился от испорченного им настроения. 3. Рази нуть рот. Быть крайне невнимательным. …Дрбэн тэмээнэй ашааень см хулуужархёо, – гэжэ байжа, Кассинида дуулгана. – Амаа ангайгаад ябахада, тиимэл ха юм! (Д. Батожабай.

панеркегкго Тригдэhэн хуби заяан). – …Груз четырех верблюдов весь ук рали, – доводили до Кассини. – Так оно и бывает, когда рот ра зевают! 4. Жаждать заполучить что-либо. Пристав, доктор, баhа дмын ноёд – эдэшни бултадаал нам тээшээ амаа ан гайлдажа ерэхэнь ха г… (Х. Намсараев. рэй толон). – При став, доктор, а также начальство думы – эти все ко мне с рас крытым ртом придут ведь. Ср. свободное словосочетание: … Амаа ангайлгаhан зандаа абяагй болошобо. (Ц. Галанов. Саран ххы). – …Так и замолчал с раскрытым ртом.

Некоторые жесты дали языку целый ряд оборотов на осно ве свободных словосочетаний, минуя стадию совмещенной омонимии. Например:

толгойгоо ндылгэхэ (ргэхэ). Букв. голову поднимать. По чувствовать себя увереннее, появиться чувству собственного достоинства. – Нам шэнги гытэй ядуу хндэй толгойгоо ндылгэхэ саг ерэжэ, бишье hаа хотоной hургуулида ябажа, зэг ном заалгажа эхилээ hэм. (Ж. Балданжабон. Хбндээ эльгээhэн бэшэг). – Пришло время беднякам поднять голову, и я начал ходить в местную школу, учиться грамоте;

Дамба «хоёр», «нэгэн» гэhэн тэмдэгдые хэшээлдээ аба хаа болёод, толгойгоо дээгр ргд ябадаг болобо… (Ц. Гала нов. Мнхэ хабар). – Дамба стал ходить с высоко поднятой го ловой, перестав получать на уроках «единицы», «двойки».

гараа hарбайха. Букв. руку протягивать. Помочь. Иимэ муу юумэндэ ороод байхадаш, гараа hарбайгаагй хадаа ямар эсэгэ гээшэб? (Ц-Д. Дондокова. Ногоохон отог). – Что это за отец, не протянувший руку тебе, когда ты попал в такую беду? Ср. сво бодное словосочетание: – Би мн бри юушье ойлгохоёо боли шобоб, – гэжэ Намдаг урда урданайхиhаа уйдхартайгаар хэлэ эд, нхэрт гараа hарбайба. (Ц. Галанов. Хун шубуун). – Я сей час перестал что-либо понимать, – сказал Намдак как никогда печально, протягивая руки другу.

наншалдаад шаасалдахаяа мартаха. Букв. подравшись по колотить забыть. Махать кулаками после драки. Бесполезно действовать, сокрушаться после чего-либо случившегося. На ншалдаад, шаасалдахаяа мартаhандал, тээсгэн Эхир-Буусада халта харалсаашье hаа, танилсангй тарашана hэмди. (Д. Эр дынеев. Ехэ уг). – Словно подравшись, забыли ударить, в тот панеркегкго раз в Эхир-Бусе встретились мимолетом и расстались, не по знакомившись.

хургаа ххэхэ. Букв. пальцы сосать. Голодать. Ори гансахан неэгээ колхоздо гд, хургаа ххд бай гээ гш? М. Осодоев.

Заха холын заямхада – Хочешь, чтоб мы отдали единственную корову колхозу и пальцы сосали? Тэнгэри хараад, хургаа ххэжэ байхадамнай, бурхан хайрлаха гэжэ hанана гээшэ гбди! (Д. Ба тожабай. hэшхэлшни хаанаб?) – Разве когда будем смотреть на небо и сосать пальцы, бог пожалеет?

хургаараа зааха. Пальцем показывать. Выражать пренеб режительное отношение. Амарай хамбын hлдэ ябадаг Абарми дай Гомбын гэр гээд, нютагай зон хургаараа заажа энеэлдэдэг байгаа. (Д. Батожабай. Шалхуу Рабданай хрн). – Земляки смеялись, показывая пальцем на дом Гомбы Абармидэ...

А также в языке прозы встречаются омонимичные хургаа раа хадхаха. Букв. пальцем тыкать. Открыто, во всеуслышание, обращая внимание всех, осуждать, порицать кого-либо;

хмэдх (нидхээ) буулгаха (атируулха). Букв. брови спустить.

Нахмуриться.

Интерес вызывает ФЕ эльгээ тэбэрихэ (букв. печень свою обнимать), употребленная в антонимичных значениях:

I. Предаваться горю. Али иигээд эльгээ тэбэреэд hуухамнай г? (Б. Ябжанов. Эртын шдэр). – Или так и будем сидеть, (об няв печень) предавшись печали? и …Юушье бтээжэ шадахагй лэбэ ха юмбибди, – гээд, эльгээ тэбэрин зогсошоо hэн. (Х. Намсараев. Дгэргаржаама). – Вот мы и остались, ниче го не способные сделать, – сказав так, остановилась, схватив шись за печень.

II. Радоваться. … Иихэдээ хэрэг бт гэжэ дэбхэрхысэ дэб хэрэлдээбди, эльгээ тэбэрижэ байжа энеэлдээбди. (Ц-Д. Дон докова. Ногоохон отог). – …Мы смеялись, держась за печень, прыгали и скакали от радости, что сделали. …Тнт эльгэеэ тэбэрин, хйтр эльгэ хатана. (Д. Батожабай. hэшхэлшни хаа наб?). – …Тунту, держась за печень, холодно смеется.

В силу указанной структурно-семантической специфики – совмещения прямого и переносного значений в одном обороте, фразеологизмы-жесты лишены той образности, яркой метафо ричности, а также эмоционально-экспрессивной окрашенности, панеркегкго которые характеризуют фразеологизмы вообще, замечает Л. И. Ройзензон [156, 58]. Отсутствие этих качеств объясняется тем, что они сохраняют и свое прямое значение, в то время как образность создается только на основе метафоричности. Поэто му их валентность низка, они почти не преобразуются в художе ственном тексте.

Зачастую ФЕ-жесты многозначны, например, см. выше амаа ангайха разинуть рот, эльгээ тэбэрихэ и др. Сравним:

гараа ргэхэ. Букв. руку поднять.

I. 1. Замахнуться, ударить. Хэнэй урдаhаа гараа ргэhэн мэдэхэл байхаш! (Д. Батожабай. Тригдэhэн хуби заяан). – Бу дешь знать, на кого замахнулся! 2. Посягнуть на что-л. Бурхан шажанда гараа ргэхэеэ хэн hайшаахаб! (Ц. Галанов. Хун шу буун). – Кто захочет посягнуть на веру, бога! Иимэ хнэй ами наhанда яажа гараа ргэнэ гээшэб даа! (Б. Ябжанов. Эртын шдэр). – Как можно посягнуть на жизнь такого человека!

II. Отдать свой голос в поддержку чего-либо, политическо го направления, человека и т. д. 1930 ондо манай нютагта кол хоз тогтожо, тршын хндээр гараа ргэлсэжэ ороо hэм.

(Ж. Балданжабон. Хбндээ эльгээhэн бэшэг). – В 1930 году у нас организовался колхоз, и в числе первых я поднял руку и за писался туда.

III. Сдаваться. Эхэнэр хнэй сэдьхэлые, зангынь ойлгохо гэжэ эгээл ухаатай зон оролдоод, hлэй hлдэ гараа ргэдэг лэ бэшэ г? (Ц. Цырендоржиев. Талын зргэнд). – И самые ум ные люди пытались понять женскую душу, нрав, но в конце концов сдавались. Дардай бгэй шэг шарай хухигар сагаан бо ложо, гараа дээшэнь ргэhэн мэдэнгй ргд, гэдэргээ сухари ба. (М. Осодоев. Заха холын заямхада). – Лицо шамана Дардая побледнело, и он в беспамятстве поднял руки и отступил назад.

IV. Останавливать машину на дороге, поднимая руку.

Удангй посхоодой дэнэй хажууда гараа ргэhэн зон руу хараншьегй гол харгыдаа гаража, Найрай толгой тээшэ таби луулба. (Ц. Цырендоржиев. Талын зргэнд). – Вскоре и не взглянув на людей с поднятыми руками у поскотины, выехал на главную дорогу и пустился в сторону сопки.


панеркегкго 2.4.6.2. Ритуальные выражения Выражений, отражающих разного рода обычаи и обряды (свадебные, похоронные и др.) не очень много: хадаг табиха, бэhэ андалдаха, hэ хахалха и др. ФЕ ама тоhодохо восходит к такому элементу язычества, как задабривание идола, божка в виде фигурки из дерева смазыванием маслом рта. Со временем образовалось фразеологическое значение на основе метафориза ции ‘задобрить, умилостивить или отблагодарить’ какое-либо высокопоставленное лицо, от которого зависит успех дела. Ср.

ФЕ-синоним гар сайлгаха букв. руки обелить со значением ‘сде лать подарок’. Заметим, здесь фигурирует все та же белая, мо лочная пища. См. контексты :

ама тоhодохо. Букв. Рот смазать маслом. Подкупать кого либо, давая взятку. Магад, харгын мнгэн, дээдэ ноёдой ама тоhодохо бэлэгэй мнгэн…– Возможно, дорожные деньги, день ги для умасливания высокого начальства... (Б. Цыбиков.

Тгэлдэр тайшаа).

Следующая ФЕ связана со стремлением постоянно поддер живать огонь в очаге, что жизненно важно. Поэтому изначально свободное словосочетание ‘в огонь воды плеснуть‘ получило переносное значение ‘разрушить очаг’.

галда уhа адхаха. В огонь воды плеснуть. Разрушить очаг.

…Нюргыемнай нюлга шулга сохихо, носожо байhан галдамнай уhа адхаха юм бэзэ. (Ж. Балданжабон. Бргэд). – Изобьют наши спины в кровь, погасят наши очаги.

Жертвование масла духу огня также получило новое, до полнительное значение ‘усилить какой-либо процесс’ по сход ству функции:

гал дээрэ тоhо адхаха. В огонь масло подлить. Усилить ка кой-либо процесс. Теэд нгдэнь гал дээрэ тоhо адхаhан шэн геэр гомдол, гажаралыень бришье ехээр шатаажархиба.

(Б. Ябжанов. hэшхэлэй олзо). – Но тот еще больше разжег его обиду, словно масла в огонь подлил.

Ср. синонимичное словосочетание, непосредственно обо значающее ритуал:

галда ргэхэ. Букв. огню пожертвовать. Совершить обряд подношения духу огня пищи. Тгэлдэр айрhа зхэйh галда панеркегкго ргд, аягатай сай абажа ууна, айрhа зхэй амтархан эдинэ.

(Б. Цыбиков. Тгэлдэр тайшаа). – Тугэлдэр пожертвовал огню от сметаны, сушеного творога, стал пить чай, со вкусом поедая сметану и творог.

хлдэ мргэхэ (унаха). Букв. к ногам класть поклоны. Пасть в ноги. Униженно просить, умолять о чем-либо, припадая к но гам кого-либо. Тэдэ хоёрынь хлдэнь мргэжэ, архиин тулам хадань, тэр тргэн хахадые гаргажа, гартань барюулаад, гуй хын ехээр гуйжа оробод. (Д. Ошоров. Ама алдаха – аминда хар ша). – Те двое упали в ноги, быстренько вытащили поллитра водки, совали в руки, поскольку тот был горький пьяница, и на чали умолять изо всех сил и т. д.

Данная группа фразеологизмов отличается от предыдущих тем, что их функционирование и относительная стабильность в языке предопределяются экстралингвистическими факторами:

пока определенные обычаи, ритуалы являются обязательными для данного народа, выражения, описывающие их, – совмещен ные омонимы. Например:

сэржэм ргэхэ. Сэржэм (водку, чай, молоко) преподносить духам. Юрэд, эндэхэнэ сэржэм ргд лэ, hлшынхеэ балга хам, тиигээд архи амандаашье хэхэгйб! (Ц-Ж. Жимбиев. Нэгэ тэ). – Вообще, вот здесь я брызну сэржэм, сделаю последний глоток и больше в рот ни капли не возьму!

Когда же обычай начинает забываться или перестает быть обязательным для всех носителей данного языка, происходит разрыв между прямым и переносным значениями оборота, со вмещенная омонимия распадается и полностью фразеологизи ровавшийся оборот закрепляется в норме языка на правах обыч ной ФЕ. Так было с фразеологизмом нара буляаха букв. солнце отбирать:

нара буляаха. 1. Выигрывать состязание по пересечению пути. ндэр изагуурта, буряадууд гээшэ трэ болон найрhаа таража, нютагаа бусахаяа яараhан айлшадаа шиидхэн дэшэхэд, «Нарынь буляаха» гэhэн гуримайнгаа ёhоор хоёр талаhаа рдилдэн гйлгэлдэжэ, айлшадайнгаа урдуур гараха гэжэ оролдодог юм. Хэниинь хэндээ хсэгдэнгйгр нара зб тойрожо гаранаб, тэрэнь нарынь буляаhанда тоолодог… (С. Норжимаев. Баалалтын замаар). – Ваше высочество, буряты панеркегкго после окончания свадьбы или другого какого-то пира, провожая гостей, торопящихся домой, по обычаю, называемому «Ото брать солнце», стараются с двух сторон успеть на скаку пере сечь путь перед гостями. Кто успевает опередить всех и по ходу солнца проскочить дорогу, тот считается отобравшим солнце… 2. Дорогу пересекать (перед кем-нибудь). Згр хаа яа hрэг зээрэнд тэдэнэй нара буляан гйлдэжэ гарадаг байба.

(Ж. Балданжабон. Бабжа-Барас баатар). – Но иногда антилопы пробегали через дорогу перед ними. Сагаан бэшэ, хара миисгэй нара буляахадаа, ехэл муу юумэ гэгшэ. (Ч. Цыдендамбаев. Холо ойрын трэлнд). – Говорят, если не белый, а черный кот доро гу перейдет, это очень плохо. 3. Выиграть спортивное состяза ние. Алтан медаль адхажа hалабалши даа, Виля. Грузденеэ «бэрхэшээлые» дабааш, нараяа буляагааш. (В. Петонов. Арбан табадахи раунд). – Взял ты все-таки золотую медаль, Виля. Пе реборол «трудности» Грузденя, выиграл.

У того же автора встречается антонимичная ФЕ – нара бу ляагдаха. Букв. солнце позволить отобрать. Проигрывать состя зание. Финальна сохилдоон… Тиихэдэ Виля «нараа буляагда шоо» hэн. (В. Петонов. Арбан табадахи раунд). – Финальная битва… Тогда Виля проиграл (позволил отобрать у него солнце).

Следующий пример, на наш взгляд, демонстрирует образо вание переносного фразеологического значения на ассоциации с характерной позой будды – сидеть, поджав крест-накрест ноги в процессе медитации: хл забилаад hууха. Эта ФЕ в новом зна чении синонимична гараа дэлгээхэ – букв. руки расстелить, га раа хабсарха – руки сложить со значением безделья:

…Гэртээ хл забилаад hууха гээшэ юунhээшье, трмэдэшье hуухаhаа долоон доро…(Б. Ябжанов. hэшхэлэй ол зо). – … Сидеть же дома, поджав ноги крест-накрест, хуже все го, даже в семь раз хуже, чем сидеть в тюрьме… 2.4.6.3. Фразеологические единицы со значением символического действия Смысл этих фразеологизмов состоит в том, что каждое дей ствие, передаваемое фразеологизмом, является знаком другого действия, состояния, события и т. п. Так же совмещаются пря мое и переносное значения.

панеркегкго Например, гараа ргэхэ. букв. руки поднимать. Сдаваться.

Дардай бгэй шэг шарай хухигар сагаан боложо, гараа дээшэнь ргэhэн мэдэнгй ргд, гэдэргээ сухариба. (М. Осодоев. Заха холын заямхада).

Возможно, следующая ФЕ своим происхождением связана с символическим действием, выражавшим некогда чувство горя, утраты, затем с течением времени превратилась в междометие с первоначальным значением проклятия и впоследствии просто стала выражать чувство обреченности, осознания бесполезности каких-либо действий. Ср. русск. ‘посыпать голову пеплом’.

тархяа хдэг. Бран. Букв. голову пусть сажей покроет.

Пропади пропадом! гы даа, тархяа хдэг, гэртээ арилха бай на! (Д. Батожабай. Шалхуу Рабданай хрн). – Нет, пропади все пропадом, домой умотаю!

hалаабша табиха (харуулха). Кукиш показать. Выражение категорического отказа, отрицания. Маа, энээниие Бадма абгай да хэлээрэй, – гэжэ нёлбоhотой hалаабша табижархёод, саа шаа ябашана. (Х. Намсараев. рэй толон). – На, это передай дяде Бадме, – сказав так, плюнул и показал кукиш и пошел дальше и т. д.

С символическими действиями смыкаются некоторые жес ты: нюураараа эрьелдэхэ поворачиваться лицом и антонимич ный фразеологизм буруу хараха отвернуться и т. д.

Таким образом, вслед за Ройзензоном можно выделить 3 типа фразеологической омонимии:

1. Межуровневая омонимия служит одним из источников возникновения фразеологизмов на базе свободных сочетаний путем их различного рода внутрисемантических трансформа ций: нюдэ барлаха или нюдэ брллхэ пускать пыль в глаза, жо лоогоо татаха придержать коней и т. д.

2. Внутрифразеологическая омонимия охватывает те слу чаи, когда два или более фразеологизма, совершенно одинако вые в плане выражения, не совпадают в плане содержания. Каж дый из них в языке обладает самостоятельным значением. Се мантических точек соприкосновения эти ФЕ, как правило, не имеют. Ср. нюд аниха закрывать глаза – 1). Умереть. шл гтэhэн hара, жэл соогоо шадаха зэргээрээ ябаад, нюдэеэ ани на аабзаб. (Ц. Цырендоржиев. Талын зргэнд). – Еще побуду, панеркегкго как смогу, отпущенный месяц или год и закрою глаза. 2). Наме ренно не замечать, не видеть чего-либо. Теэд совхозой бhэ ху луужархёод хнэй ябахада, директор яаха болоноб? Нюд аня ад гарашалтай г? (В. Сыренов. Эрх голой эхиндэ). – А что должен делать директор, когда воруют совхозное сено? Закроет глаза и пройдет мимо?

Ср. нюдэ(ыень) анюулха. Букв. глаза заставить закрыть.

Убить. Нюдыень анюулжархихамни! – гэжэ Доржо дэндэ байhан хасагуудта захираад, наганайнгаа шабхыень абяатай гаар татаба. (Ц. Галанов. Хун шубуун). – Заставлю закрыть глаза! – Доржи крикнул казакам у двери, потянул шумно за крючок нагана. Приведенная ФЕ может одновременно иметь значение ‘похоронить’, ‘присутствовать при похоронах’.

3. Совмещенная омонимия – явление, когда оборот одно временно выступает в прямом и переносном смысле. Этот тип омонимии занимает промежуточное между внутриуровневой и внутрифразеологической омонимией положение. Свободное значение (описание жеста, ритуала и т. п.) неотделимо от его фразеологического значения.

Совмещенная омонимия может скрещиваться с собственно фразеологической. Это наблюдается в первую очередь у фразео логизмов-жестов (и мимических), так как сами жесты, во многих случаях, многозначны, поэтому возникающие на их основе ФЕ могут становиться омонимами. Например, бур. гараараа зангаха махать рукой = перестать обращать внимания на кого-, что либо, перестать пытаться делать что-либо;

или приветствовать кого-либо;

а также = прощаться;

и = звать к себе кого-либо:

гараараа зангаха. Махнуть рукой. Испытывать досаду на что-либо или на кого-либо, перестать что-либо делать или об ращать внимание на кого-либо. Бишье даа, еэ-богу, нойтон мун са урьяжал, хорхойдо хоро хэнгй, намhаа саагуур, наранhаа наагуур гээд лэ мунинхатажа ябаhан хн бэзэб, – гээд бгэжл hлгйгр гараараа зангажархиба. (С. Цырендоржиев. бгэдтэ – мэндэ). – Да я, ей-богу, дурья башка, и мухи не обижу, живу в невежестве, моя хата с краю, – говоря так, старик слабо махнул рукой.

Омонимический ряд может усложняться за счет пересече ния внутрифразеологической и межуровневой омонимии, пото панеркегкго му что большинство ФЕ омонимичны свободным словосочета ниям, на основе которых они возникли.

Из вышеизложенного можно вывести следующее:

1. Соотношение ФЕ и понятия, фразеологического значе ния и понятия не всегда однозначно, оно может быть различным в разных лексико-грамматических разрядах ФЕ.

2. Существуют два основных типа связи ФЕ и понятия.

1 предполагает вхождение понятия в смысловую структуру ФЕ, закрепление понятия за данной звуковой оболочкой ФЕ в каче стве его внутренней стороны. При 2 типе связи понятие окка зионально, внешне соединяется со словом только в определен ном речевом контексте.

3. 1 случай имеет место, когда в смысловой структуре ФЕ преобладают предметно-логические, а 2 – функциональные фак торы значения.

4. Указанным двум основным типам связи ФЕ и понятиям соответствуют два основных типа полисемии: с одной стороны, ФЕ может иметь несколько значений, связанных между собой;

с другой стороны, ФЕ может иметь одно значение, объединяющее несколько различных семантических вариантов ФЕ, не являю щихся значениями.

Итак, полисемия не только определяет своеобразие лексики и фразеологии монгольских языков, но и способствует расшире нию и обогащению фразеологического фонда.

2.4.7. Заимствование и калькирование фразеологических единиц На протяжении всего развития бурятского языка происхо дит постоянное расширение нормативности бурятского речевого употребления. Расширение нормативности происходит и за счет вливания элементов из русского языка как в сфере бытовых и производственных отношений, так и в области литературно художественной деятельности.

По мере внедрения в жизнь бурят элементов русской куль туры и цивилизации формировался слой повседневных выраже ний, основанных на реалиях нового времени (появление их осо бенно заметно с конца XIX – начала XX в.). Эти заимствования панеркегкго адаптируются настолько, что не ощущаются чужими, иноязыч ное происхождение обнаруживается с помощью этимологиче ского анализа. Они сохраняют следы своего иноязычного про исхождения в виде семантических особенностей, которые чуж ды исконным словам и выражениям.

Близко к заимствованиям примыкают кальки (структурные заимствования), в которых заимствованная структура облекает ся исконным материалом. Продолжающийся рост числа ФЕ ино язычного происхождения в речи – характерное явление совре менного языка. Особенно ярко это демонстрирует язык газеты, отличающийся быстротой реагирования на все современные яв ления в обществе.

О большом лексико-словообразовательном потенциале бу рятского языка свидетельствуют фразеологические единицы, составляющие первую группу фразеологизмов – полных калек:

хгжэлтын тогтонги байдалай е – период застоя развития, за хиралта зонхилолгын е – период административно-командного управления, нюунгйгр мэдээсэлгэ – гласность, доройтон унал га приходить в упадок, эзэгйдэлгын хш памятник бесхозяй ственности, тхэриг мнгэнэй доройтон уналга – падение рубля, загаhан толгойhоо жэдэг – рыба гниёт с головы, халуун газар нууд – горячие точки, hула табигдаhан сэн – свободные цены и т. д. [183].

Широко употребляются частичные кальки, оправданные тем, что один из компонентов представляет собой давнее заим ствование, прочно вошедшее в язык, экономичное, не требую щее перевода, а второй или третий компонент сочетания пред ставляет собой исконно бурятское слово, но уже с расширенной семантикой:

экономическа доройтолго – экономический упадок, далда экономико – теневая экономика, политическэ буруушаалгын акт – акт политического протеста, долларай hрэлгэнд – скачки дол лара, экономическа хшргэнд – экономические рычаги и т. д.

Третью группу устойчивых словосочетаний составляют фразеологизмы, заимствованные с сохранением лексико грамматических особенностей, оформленные по фонетическим законам бурятского языка: политическэ реформо, экономическа кризис, аграрна политика и т. д.

панеркегкго Для фразеологического процесса языка бурятской газеты характерно такое широко распространённое явление, как актуа лизация ФЕ, заключающаяся в обновлении фразеологизма путём трансформации. При этом наиболее легко поддающимися изме нениям сочетаниями выступают калькированные ФЕ, которые придают экспрессивную окраску контексту:

дээрэнь hуужа байhан гэшhэндээ хойно хойноhоонь саб шаха – рубить один за другим сучья, на котором сидим, хии хооhоор агаар доhолгохо – сотрясать впустую воздух, олохон пд дабhа эдихэ – съесть довольно много пудов соли, даритай торхо дээрэ hандайлаад, тамхилhантай адли – подобно куре нию, сидя на пороховой бочке, амандаа булхаhан уhаяа адхаха – вылить воду, набранную в рот и т. д. (там же).

Также характерно образование ФЕ из свободных словосо четаний без каких-либо смысловых сдвигов в составе слов компонентов и без признаков структурных изменений. Количе ство подобных словосочетаний в языке подвижно, т. к. их се мантика связана с общественно-языковой практикой определён ного исторического периода. Такими устойчивыми словосоче таниями являются, например, ФЕ зэбсэг хуряалга – разоружение (букв. уборка оружия), шэнэ ородууд – новые русские, хамтын тогоон – общий котёл, хони хурьгадтаа бусая – вернёмся к на шим барашкам и т. д.

Также широко встречаются ФЕ-кальки с русского языка в художественных произведениях. Например, в произведениях Ш-С. Бадлуева: бэшэмэл мэдлгэ письменное заявление;

нхэдэй сд – товарищеский суд;

искусственна рэжлгэ – ис кусственное осеменение;

хнгэн машина – легковая машина;

ашаанай машина – грузовая машина;

уhалууриин системэ – оро сительная система;

хуулита hамган законная жена;

Генерал бо лохоёо оролдодоггй солдат – солдат бэшэ…, Ордентой, хнгэн машинатай болохоёо оролдодоггй хонишон – хонишон бэшэ – Тот не солдат, кто не желает стать генералом, тот не чабан, кто не старается приобрести машину, орден и т. д.

У Д. Эрдынеева наблюдаем взаимосвязь семантики ФЕ с производственной тематикой произведения: грэнэй тсэблэлгын комисси – комиссия по государственному планированию;

тур шалгын цех – экспериментальный цех;

уhанда жэдэггй, галда панеркегкго аhадаггй в огне не сгорит, в воде не сгниет (вм. не тонет);

рынг хорёо руу шулуу шэдлhэн шэнгеэр трансформирован ная ФЕ ‘бросать камешек в чужой огород’.

ФЕ русского происхождения, включенные в произведения, выполняют номинативные, эмоционально-экспрессивные функ ции, отмечает Д. Д. Санжина [161, с. 33–35]. Заимствованные (калькированные) ФЕ составляют примерно 4 % от рассмотрен ных более чем 1600 единиц. Рассмотрим ФЕ-кальки наиболее представительных сфер.

2.4.7.1. Характеристика действий, явлений и ситуаций ФЕ политического характера реже встречаются в художе ственной прозе:

Культ личности: Нэгэ хндэ штэдэг едэ би тиимээр hурашаhан байгааб… (Ч. Цыдендамбаев. Холо ойрын трэлнд). Бросить в костер войны: Хоёр миллиард шахуу мнгэ дайнай галда хаяад байhанаа булта мэдэнэбди!. (Д. Батожабай.

Тригдэhэн хуби заяан). Перегиб «левизны»: Ошорон комму нын эхилжэ тогтожо байха едэ «знэй» нугалаа хэжэ, пар тиин айкомhоо хатуу донгодолго абаhаниинь элитэ. (Ц. Дон.

Хиртэhэн hара).

Калькированные ФЕ являются семантическими и структур ными эквивалентами:

Дариин нэрр амилаагй пороху не нюхавший;

мана та туулха напустить туману;

абяагй байха гээшэмнай збшhэнэй тэмдэг молчание – знак согласия;

агаарта ордонуудые бариха строить воздушные замки;

уhан гээшэ ганса ганса дуhалаар тоншо тоншоhоор, хатуу шулуушье млижэрхидэг капля ка мень точит;

нохой хусажал байдаг, тэмээн хамбы ябажал бай даг собака лает, караван идет;

хнэй гэ гээшэ борбилоохон бэшэ, барижа абахын аргагй ха юм слово не воробей – вылетит – не поймаешь;

hаба соо хэhэн загаhад мэтэ как селедки в бочке и т. д.

Приведем некоторые контексты из художественной прозы с калькированными ФЕ, которые воспринимаются весьма орга нично, повторяются у разных писателей. Так, много калькиро ванных ФЕ у Д. Батожабая, в романе «Тригдэhэн хуби заяан»:

панеркегкго Хитадай газар дээрэ энэ «боошхотой дари» мухарин ерэ жэ;

…таанад газарай нюруу дээрэhээ аршагдахат!;

…князь нуудай дали тайрахаhаа наана, эдэ яндан билдагуушадай дали отолхо шадалгй и т. д.

Другие авторы также обогащают свой язык кальками:

Мн нёлбоhоороо туhалхаяа болёош. (Б. Мунгонов. Харь ялан урдаа Хёлгомнай);

Теэд борбилоогой алхамаар нэмэжэ эхилhэн бэлэй дэрнд иимэ тргр ута болошобо гээшэ г?

(Ж. Балданжабон. Бргэд);

Юрэдл, нэгэ талаhаа, хамтын ажалнууд, бороогой hлдэ ургаhан мгэнд шэнги, гэнтэ олон тогтожо…. (Ц. Дон. Хиртэhэн hара);

Нэгэн бултанайнгаа, булта нэгэнэйнгээ тл харюусадаг заншалтай… (Д. Эрдынеев.

Ехэ уг). «…рынгл аршамаар хэмжэнэш»…(Ч. Цыдендамба ев. Холо ойрын трэлнд);

«Шоные хэды тэжээгээшье hааш, шугы руугаа арилха»… (С. Норжимаев. Баалалтын замаар);

…Энэ hайхан наhан хурганай хоорондуур урдаhан уhан шэнгеэр ошожол байна… (Ц. Цырендоржиев. Талын зргэнд) и т. д.

2.4.7.2. Фразеологические единицы, отражающие психофизиологическое состояние человека Следующая группа заимствованных ФЕ претерпевает лек сико-грамматические изменения:

Баха бхэн hэд hэдынг нуурые магтажа, бхы наhаа нгэргэдэг юм гэлсэгшэ. (Д. Эрдынеев. Ехэ уг). – Каждая лягуш ка свое озеро хвалит, так и проводит всю свою жизнь, говорят;

Баха бхэн гол болдогоо магтагша гэлсэгшэ гбэ даа. (Ц-Д. Ха маев. Бэлшэр). – Говорят же, каждая лягушка хвалит свою до лину, холм и т. д.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.