авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОУ ВПО «Иркутский государственный университет» Т. Б. Тагарова КОНЦЕПТУАЛЬНО-ПРАГМАТИЧЕСКАЯ ...»

-- [ Страница 5 ] --

‘Камень с души свалился’ передается на бурятский язык как ‘изнутри какой-то тяжелый камень наружу выбросил будто’:

… зосооhоо нэгэ шулуу абажа хаяhан шэнги болоно. (Д. Эрды неев. Ехэ уг).

В другом контексте эта же ФЕ предстает в таком виде – ‘как будто расшевелил внутри камень, который должен был вы бросить’ и остановился…. Арьяа зосооhоо абажа хаяха гэhэн шулуугаа хдэлгд лэ болиhон хэбэртэй лэбэ. (Там же).

панеркегкго Излюбленными выразительными средствами являются та кие ФЕ у Д. Батожабая. Так, ‘кошки на душе скребут’ у автора принимает форму ‘по сердцу кошка царапает’:… зрхыень миис гэйн маажажа байhандал болоо hэн. ‘Вариться в собственном соку’: Хн бхэн хуби хубидаа hэдынг «горшоог» бусалгажа байна ха… ‘Попасться на крючок’: Теэд Сибириин болон Байга лай мэнэхи тмэр замайхид хаанай хахуулида орохоёо болинхой – Но железнодорожники Сибири и Прибайкалья перестали попа даться на царский крючок. ‘Сидеть на двух стульях’: – Та, «нэтэ ехэ багша», эды ухаатай сэсэн хн байгаад хоёр hандалиин хоорондо хии газар hуужа болохоёо байнат! – Вы, «дорогой большой учитель», будучи таким умным, мудрым че ловеком, можете сесть мимо двух стульев!

А также у других авторов встречаем:

‘Заноза в сердце’: Харин зрхэн соонь шэртэhэтэн ороhон зоболон, гасалангынь сагай ошохо бри злэржэ, мартагдажа шье болохо аалам… (Ц. Цырендоржиев. Талын зргэнд). – Может, страдания, занозой вошедшие в сердце, со временем смягчатся, забудутся...

‘Много будешь знать, скоро состаришься’: – Олон юумэ мэдээ hаа, hэншни халсаршаха. (Б. Мунгонов. Харьялан урдаа Хёлгомнай). – Много если будешь знать, голова облысеет.

‘Плыть по течению’: Би уhанда урдаhан модон шэнги ябаhан аад, энэ эрьедэ ерэжэ гараба гээшэб…. (М. Осодоев.

Орхигдоhон худагай хажууда). – Я плыл по течению как дерево, и вот вышел на этот берег.

‘Как мокрая курица’: …Уhанда ороhон тахяа шэнги, ган сата шугшыгаад…. (Б. Санжин. Би). – Как мокрая курица, на хохлившись вдруг...

‘За двумя зайцами побежишь, ни одного не поймаешь’: Хо ёр шандага эрьюулээд, нэгыеньшье барибагй гэдэгтэл, Морхой городойшье, нютагайнгаашье эхэнэртэй гэрлэжэ шадангй… (Ш-Н. Р. Цыденжапов. Голоhоор голонгирто hууба…). – Как говорится, за двумя зайцами побежишь, ни одного не поймаешь, Морхой не смог жениться ни на городской женщине, ни на сво ей землячке… ‘Под лежачий камень вода не потечет’: Газарта хэбтэhэн шулуун доогуур уhан урдажа орохо аал? (Ж. Балданжабон. Сэн панеркегкго хир хаданууд).

‘Как бабочка на огонь’: Удаган эрбээхэйн льгэртэй, улай жа байhан галда орохоёо дурладаг шамтай олон юумэ юу хэл сэхэб. (Х. Намсараев. Ямаан Жамса). – Ты как бабочка, желаю щая попасть в красный огонь, что с тобой много говорить и т. д.

В данных ФЕ наблюдается расширение валентности слов, семантическое расширение бурятских словосочетаний, напри мер, уласхоорондын тэмдэглэл – международная оценка;

хо олойгоо хухарха ломается голос;

ндэгэн тахяагаа hургаагй яйца курицу не учат;

саарhанай хорхой бумажный червь;

хэрээhэ табиха крест поставить;

хамараараа агаар тоншожо носом клевать воздух;

уhанда шэнгэжэ байhан хн hолоомошье харабал шэргсэлдэхэ утопающий и за соломинку хватается;

баклууша сохихо бить баклуши и т. д.

Приведенные ФЕ-кальки связаны с универсальным знанием о свойствах реалий, вошедших в образное основание:

эзэгйдэлгын хш – памятник бесхозяйственности;

эмхидхэhэн гэмтэ ябадал – организованная преступность, эмхидхэлэй асуу далнууд – организационные вопросы, шэлжэн оролгын хаhа – переходный период, hула табигдаhан сэнгд – свободные цены и т. д. [183].

Таким образом, в основе формирования фразеологизмов лежит стереотипное восприятие ситуации, символичность и эта лонизированность образов, что обусловливает культурно национальную специфику фразеологизмов. ФЕ соотносят образ со стереотипом мировидения и осознается и интерпретируется носителями данного языка в соответствии с их культурной ком петенцией. В связи с этим важно проследить основания куль турно-национальной интерпретации языковых сущностей при историческом изменении культурных ориентиров, что обычно связано со сменой эпох, поскольку это неизбежно ведет к изме нению менталитета.

панеркегкго Глава Функционально-стилистическая дифференциация бурятских фразеологических единиц Важнейшей задачей фразеологической стилистики является исследование критериев и методов стилистического разграниче ния ФЕ, их функционально-стилистической и эмоционально экспрессивной дифференциации в толковых, фразеологических словарях и в словарях синонимов. ФЕ исследуются в единстве содержания и формы: при установлении признаков функцио нально-стилистических пластов важно учитывать и план содер жания, и план выражения. Фразеологическую систему образуют набор ФЕ, закономерности их образования, внутренние свойст ва, отношения между компонентами, отношения ФЕ к единицам других уровней [7, с. 261]. Системность фразеологии проявляет ся и в том, что ее можно классифицировать по разным призна кам – семантическим, структурным, стилистическим и т. д.

Стилистическая организация ФЕ представляет собой сис тему, в которой стилистически нейтральные ФЕ противопостав лены стилистически маркированным. Как во всякой другой сис теме, в стилистических пластах существует ряд: книжные, ней тральные, разговорные, просторечные, – полярными пластами которого являются книжные и просторечные. Между соседними пластами происходит постоянное взаимодействие: книжные ФЕ переходят в нейтральные и даже в разговорные, разговорные пополняют нейтральные и т. д.

Разграничение стилистических пластов имеет большое тео ретическое значение. В теории языка, в исследованиях по фра зеологии важно разграничивать ФЕ разного стилистического достоинства, с различной степенью литературности: книжные ФЕ, обладающие повышенной литературностью, стилистически приподнятые;

нейтральные, имеющие среднюю степень литера панеркегкго турности, стилистически нейтральные в функциональном плане, но не в плане эмоционально-экспрессивности;

разговорные ФЕ, литературно сниженные, непринужденные. Нужно отметить, что в бурятском языке пока нет оснований выделять простореч ные ФЕ, как в русском языке (внелитературные, грубоватые или грубые, ограниченные в употреблении).

Углубленное изучение стилистической дифференциации ФЕ служит установлению взаимосвязей между литературным языком и живой народной речью: народная фразеология попол няет литературный язык, некоторые книжные ФЕ становятся достоянием живой народной речи. Практическое значение сти листической дифференциации заключается в способствовании процессу более четкого описания ФЕ в словарях.

3.1. Стилистические разряды фразеологических единиц Одни исследователи рассматривают фразеологические еди ницы только с точки зрения функции и не указывают на их экс прессивные качества. Так, Л. И. Молотков отмечает по преиму щественному употреблению их в какой-либо сфере речи, т. е.

только с функциональной точки зрения, подчеркивает ее эмо ционалыю-экспрессивную окрашенность. Как считает автор, она не связана с употреблением фразеологических единиц в опреде ленных стилях и не имеет никакого отношения к их общей сти листической характеристике [133, c. 285].

Стилистическую отнесенность, на наш взгляд, необходимо рассматривать в неразрывной связи функционального и экс прессивного аспектов. Один и тот же фразеологизм может иметь и экспрессивную и функциональную характеристики, которые взаимодействуют друг с другом. Таким образом, изучив все имеющиеся критерии, приходим к выводу о том, что большую роль в определении функционально-стилистической принад лежности фразеологических единиц играет стержневое слово в его составе (книжное, разговорное).

Предложения с фразеологизмами обладают большей воз действующей силой, чем предложения с синонимичными им словами и свободными словосочетаниями. Такое различие по панеркегкго зволяет автору выбирать из синонимичных способов выражения то, что наиболее соответствует характеру высказывания, его це лям и задачам, регулировать степень экспрессивности текста.

При этом выбор фразеологизма со сниженной, разговорной или высокой, книжной окраской обусловливает употребление и дру гих средств.

Фразеологизмы книжного характера отличаются иной сфе рой употребления от разговорных ФЕ, преимущественным употреблением в письменной речи, с другой стороны своей спе цифически «повышенной» экспрессивно-стилистической окра ской (книжности, торжественности, патетичности, поэтичности и т. д.): мнхэ нойроор нойрсохо уснуть вечным сном, жаргалай магнай дээрэ на вершине счастья, зар тунхаг табиха оповещать и т. д. Основная сфера употребления – строго нормированная литературная речь. Функциональная сфера книжных ФЕ – стили книжной речи:

научный стиль: хэн шулуун – кварц (букв. сало, камень);

зайн гал (букв. элемента огонь) – электричество;

хэлэлгын хуби – часть речи, хн дрсэтэ – человекообразный;

оршон тойронхи байгаалиие хамгаалалга – экология;

тогтомол холбуулал устой чивое словосочетание и т. д.;

официально-деловой стиль: уридшалан тлэлгэ – предвари тельная оплата;

нэ хаялсаан – аукцион;

мнгэнэй эрьесэ – де нежный оборот;

hомололгын жаса – инвестиционный фонд;

риеэ тлэхэ нэмшэлгэ – вексель;

ажахын тоосоон – хозяйст венный расчет;

зарга бариха предъявлять судебный иск;

нэрэ зэргэ олгуулха присвоить звание и т. д.;

публицистический стиль: шэлжэн оролгын хаhа – переход ный период;

амжалтын тлхюур – ключ успеха;

hудал бариха – держать пульс;

тхэреэн шэрээ – круглый стол;

зогсолтын е – период застоя;

ганса хндэ штэлгэ – культ личности;

хрин та хал коричневая чума;

хйтэн дайн холодная война;

тгшрилтэй байдалай hуларалга разрядка напряженности и т. д.;

религиозная фразеология: гурбан эрдэни три драгоценно сти, нирваанда хрэхэ достичь нирваны, тамын зоболон муки ада и т. д.

К разговорным ФЕ относятся фразеологизмы бурятского литературного языка, свойственные разговорной речи. Исследо панеркегкго ватели фразеологии подчеркивают непосредственность, непри нужденность этого пласта ФЕ, а также их стилевую снижен ность, бытовой характер, некоторую вольность, интимность.

Фразеологизмы разговорно-бытового характера отличаются от межстилевых ФЕ с одной стороны более узкой сферой упот ребления (это ФЕ устной речи), и с другой стороны специфиче ской, «сниженной» экспрессивно-стилистической окраской (лас ки, бранности, иронии, презрения, шутки, фамильярности и т. д.).

Например, Амыень таглажархёорой. (Д. Батожабай. hэшхэлшни хаанаб?). – заткни рот;

…Бухын бааhан шэнги обогор алтан монетэнд… (Тригдэhэн хуби заяан). – …Большая куча (словно навоз от быка) золотых монет… и т. д.

В основе многих разговорных фразеологических единиц лежит наглядный образ, благодаря наличию конкретных слов:

яhан ргэн болтун (букв. костяная челюсть);

бран. ххэ лэгшэн (букв. синяя волчица, сука), хара архиншан пропойца (букв. черный пьяница) или хэhэн мяхан. Груб.-фамильярн.

Букв. мертвое мясо. О мертвецки пьяном человеке, или о страдающем синдромом похмелья: хэhэн мяхан бэшэбди!

(Ц-Д. Дондокова. Хориин хатад). – Мы не пьяны в стельку! и т. д.

Итак, если фразеологические единицы имеют высокую или нейтральную эмоционально-экспрессивную окраску, то они бу дут принадлежать функционально к книжной сфере. Те же ус тойчивые словосочетания, которые обладают в экспрессивном плане шутливыми, насмешливыми, фамильярными окрасками, принадлежат большей частью к разговорному стилю. Экспрес сивная отнесенность раскрывает эмоциональное содержание, чувства, оценки, а функциональный аспект указывает на пре имущественное употребление фразеологических единиц в опре деленных целенаправленных контекстах.

Характеристику стилевых разрядов ФЕ следует начать с нейтральных, межстилевых фразеологизмов, т. к. именно этот пласт, имеющий нулевую стилевую характеристику, является точкой отсчета фразеологических единиц, имеющих положи тельное стилевое значение.

панеркегкго 3.1.1. Межстилевые фразеологические единицы в языке прозы Приведем точки зрения известных ученых, которым следу ем в нашем исследовании. Так, И. А. Федосов пишет: «К ней тральным относятся фразеологические единицы, обладающие средней степенью литературности и неограниченные в употреб лении. Их функционально-стилистическая нейтральность состо ит в общеупотребительности, в том, что они не книжны и не раз говорны, не имеют стилистической приподнятости или снижен ности» [207, с. 65]. Межстилевые фразеологизмы, как и межсти левые слова, являются, таким образом, простыми наименова ниями явлений объективной действительности, без какой-либо их оценки;

они общеупотребительны, а поэтому в ряду синони мичных слов и оборотов всегда выступают как стилистически нейтральные.

Сравним гараа хабсараад hууха и дойбод сохихо;

хамараа ргэхэ или hлээ hбээ дээрээ хэхэ;

ухаа муутай и мяхан тархи и т. д. ‚ где первые ФЕ являются функционально нейтральными.

А также эбээ таhарха поссориться;

е е болоод время от вре мени;

бэеэ бариха держать себя в руках и др.

Или гол залгаха букв. стержень соединить ‘поддержать жизнь, получить силы’: Ай, юун гэhэн зол хуби тохёолдобо гэ эшэб, одоо эндэhээ нэгэ удаа гол залгажа, амиды мэндэ улад зондоо орохомни хаяа... (Х. Намсараев. рэй толон). И еще пример: дэрэ нэгэдлхэ букв. подушки соединить ‘пожениться’:

Гансал дуратай хнтэеэ дэрэ нэгэдлхэб гэжэ сэсэрхээ гэхэ мэтээр зэмэлhэн юм. (М. Осодоев. Баршуудхын Дхэй) и т. д.

Бурятским нейтральным ФЕ свойственна обычная, нор мальная литературность. В отличие от стилистически значимых ФЕ, сфера действия которых несколько ограничена, нейтраль ные ФЕ функционируют во всех видах, типах и стилях устной и письменной речи.

Большая часть ФЕ содержит в составе нейтральную лекси ку, основные жизненно важные слова. Нейтральные ФЕ можно сгруппировать по ведущему слову.

панеркегкго 3.1.1.1. Фразеологические единицы со стержневым словом-существительным Саг время: сагhаа урид ‘раньше времени, преждевремен но’;

саг сагтаа, сахилза ххэд ‘всему своё время’, сагайнгаа шааслангаар болуужаг ‘время покажет’: Нэгэ юумэ hаныш даа… тэрэ сагайнгаа шааслангаар болуужаг. (С. Цырендоржи ев. Мнхэ эрьесэ) и т. д.

Тэнгэри небо: тэнгэри буруу хараха букв. небо отвернется ‘удаче отвернуться’: «Хэшэгэйшни тэнгэри буруу хаража, хэ эрыншни ногоон хагдан болошохо бэзэ»…(Х. Намсараев. рэй толон). – Отвернется небо твоего благополучия, трава степная засохнет.

А также тэнгэри газар хоёр хабшахагй букв. небо и земля не сожмут ‘не лишат жизни’;

тэнгэри газар хоёрой хоорондо букв. неба и земли в середине ‘в мире’;

тэнгэридэ тулатар (хрэтэр) ‘до небес’ (превозносить);

тэнгэриин дуун букв. неба голос ‘гром при грозе’;

тэнгэриин дэр бри (бхэн) ‘каждый божий день’;

тэнгэриин хара барагдаха, хнэй хара барагдахагй букв. неба чернота исчерпается, людей чернота не исчерпается ‘людское коварство неисчерпаемо’;

тэнгэриин хаяа букв. неба стена ‘горизонт’;

тэнгэриhээ бууха букв. с неба спус титься ‘появиться неожиданно’;

тэнгэриhээ унажа ерэhэн шэн ги ‘словно с неба свалился’ и т. д.

Наран – солнце: нара харахагй, букв. солнце не видеть ‘не познать ничего хорошего в жизни’;

нара hргэ хараха ‘cмотреть на солнце’;

наран жаргаха букв. солнце станет счастливым ‘солнце на закат’;

наран хойноhоо (баруун тээhээ) гараха букв. солнце с севера (запада) выйдет ‘cлучиться чему-то небывалому, невоз можному’ и т. д.

В состав нейтральных ФЕ входят слова, обозначающие как космические, природные явления, так и бытовые, житейские, общеупотребительные слова:

досоо наран гараха букв. внутри солнце выйдет ‘радовать ся’, нара харахагй букв. солнца не видеть ‘тяжело жить’, да лайда дуhал нэмэри букв. и капля морю прибавка ‘с миру по нитке... ’, дэр hни илгаагй ‘день и ночь не различая’ и т. д.

панеркегкго 3.1.1.2. Фразеологические единицы со стержневым словом-глаголом К межстилевым относятся жэшээ абаха брать пример, гэд хрэхэ букв. словам дойти – сдержать слово, гуулияа бул тайлгаха – букв. латунь проявить – выказать свой нрав, бэеэ бариха букв. тело своё держать – держать себя в руках и т. д.

ФЕ хл шоройдохо включает в свой состав нейтральную лексику шоройдохо пачкать землей от шорой ‘земля’, хл ноги, что ассоциируется с движением, с жизнью, и имеет значение – ‘жить’ в контексте :

Намhаа урид хн боложо, хл шоройдоhон хн ха юм.

(Х. Намсараев. рэй толон). – Начал ходить по земле, стал раньше меня человеком.

Глаголы – гаргаха выводить в ФЕ нюдэнэй хоро гаргаха букв. вывести яд из глаз ‘вздремнуть’, зэхэ смотреть, изучать в ФЕ зэн ядаха букв. смотря, быть не в состоянии – ‘ненавидеть’, глагол алдаха в ФЕ зрхэ алдаха не решаться, робеть и т. д. не сут основное лексическое значение.

Высока доля в использовании в номинативной функции не образных или малообразных ФЕ: ажалай дрэ мэдэхэ букв. ра боты навык познать ‘набить руку’, hанаагаа амарха букв. думы, свои отдохнуть ‘успокоиться’. Некоторые из них могут быть многозначными или омонимичными, например: hалхи абаха.

Букв. ветер брать.

I. Почувствовать запах, присутствие кого-либо. …Грhэн буухирна. Хужарта г, али хэнзэдэ орожо ябатараа, хнэй hалхи абажа, харайшабал ха. (Б. Мунгонов. Харьялан урдаа Хёлгомнай). – … Косуля мычала. Ускакала, видимо, почувство вав по ветру запах людей, пока заходила на солончак или на позднюю травку.

II. Простудиться. Газаа б гарыт, hалхи абахатнайл! (Там же). – Не выходите наружу, простудитесь! и т. д.

3.1.1.3. Фразеологические единицы со стержневым словом-прилагательным ФЕ с прилагательными в своем составе имеют ярко выра женную национальную специфику, обозначая не только цвет, но и выполняя усилительную функцию. Например, панеркегкго хара чёрный – хара зоргондоо букв. черный, самовольно ‘вволю’. Например, Миил тархяа hанжуулаад, хара зоргондоо хнэй гэшхэдэhэн боложо хэбтэхэ гэжэ яаха юм. (Б. Мунгонов.

Харьялан урдаа Хёлгомнай). –Зачем же так голову вешать, и вовсе валяться под ногами у других.

А также хара уhан водка, хара хлhэн трудовой пот, хара hанаан черные помыслы, хара эльгэтэй недобрый и т. д.;

сагаан архи белое вино ‘водка’;

сагаан турлааг белая воро на. Резко отличающийся от других, сагаан хии спец., букв. белая пустота ‘белая горячка’, бредовое состояние, вызванное при длительном употреблении алкоголя;

сагаанаар хараха букв.

белками смотреть ‘смотреть слепыми глазами’ и т. д;

улаан нюураараа лицом к лицу, или улаан сурба букв. крас ный ребенок ‘vалолетние дети’;

нюдэндэ дулаахан глазам тепло ‘cимпатичный’ и т. д.;

ута гартай букв. с длинными руками. 1. О человеке со свя зями. Туhалха даа, ута гартай хн гээшэл…(Б. Мунгонов.

Харьялан урдаа Хёлгомнай). 2. Руки загребущие (о жадности, воровстве). Гэбэшье тэрэ зоной аша туhаар олдоhон зри зшэдэ «ута гараа hарбайдаг» хомхой хобдог хндhээ жэрхэ дэг, зэн ядадаг зантайгша. (Б. Ябжанов. hэшхэлэй олзо). – Тем не менее он брезгует жадными людьми, ненавидит их, с загре бущими длинными руками, тянущимися к имуществу, добытому трудом народа.

3.1.1.4. Фразеологические единицы с числительными Известны символичность числительных семь долоо, семь десят дала, широко встречающихся в устном народном творче стве, входящих в состав значительного количества ФЕ. Так, в героическом эпосе бурят в характеристике персонажей присут ствуют числовые понятия в определении их деяний и поступков, одежды, их отношения к окружающей среде, друзьям, антипо дам, в описании масти и возможностей боевого коня батора, его снаряжения, расстояния, преодолеваемого героем. Например, Аламжи Мэргэн родился под крылом семидесяти семи тэнгриев – Далан долоон тэнгэрын / Далин доро трэбэ…[229, с. 165].

панеркегкго К паремиологическому фонду восходят числительные, на пример, ‘один’:

ганса сусал гал болохогй, ганса хун хун болохогуй. Букв.

Одна головешка огнем не станет. Один человек человеком не станет;

долоо семь: долоо дахин хэмжэжэ, нэгэ дахин тайра.

Семь раз отмерь, один раз отрежь;

Долоон бгэд. Семь старцев.

Созвездие Большая медведица;

хоёр два – хэл амин хоёрой хо орондо между жизнью и смертью и т. д. Могут фигурировать в многозначных ФЕ, например:

долоон заяанай. Букв. Семи судеб, духов. 1. Давным давно.

Юун болоод, яагаад долоон заяанай энээр харагдахаяа боли шообши? (Х. Намсараев. Харанхы). – Почему тебя здесь не вид но целую вечность, что случилось? 2. Испокон веку. р долоон заяанай hхэ, харуул барижа hураhан тула ажал гээшые аргагй сэгнэдэг ха юм даа. (Б. Мунгонов. Харьялан урдаа Хёл гомнай). – Он сам испокон веку держал в руках топор, рубанок и очень ценил труд.

3.1.1.5. Наречные фразеологические единицы Среди межстилевых ФЕ бурятского языка выделяется груп па с общим значением времени. Концепт времени, также как и концепт пространства, у кочевника специфичен. Большая часть ФЕ со значением времени имеет структуру словосочетания. Их можно отнести к грамматическим и лексическим идиомам, «структурно-семантической особенностью ФЕ этого разряда являются смысловая эквивалентность ее отдельному слову и грамматическое функционирование в роли члена предложения»

[10, с. 10]. Выделяются ФЕ с такими значениями:

1) сема ‘быстро, скоротечно’: энэ бэеэрээ – одну минуту;

мэнэ гэhээр, энэ сагаа – сию минуту;

энэ дарыгаа – в два счета;

нэгэ зулаар одним духом и т. д.;

2) сема ‘давно’: долоон заяанда(ай) и вариант долоон яба ранай давным давно, в незапамятные времена, давно прошед ший, давний, допотопный;

ни заяанда с вариантом ни галабта давным давно;

хэр галабhаа с вариантом галабhаа хойшо, хэзээ заяанhаа испокон веков, хэзээ нэгэтэ когда-то, некогда;

панеркегкго 3) ‘часть суток’: боро хараан сумерки, вечернее время;

дэр hни илгаагй и днем и ночью;

нэгэнэй харанхы самая темная пора перед рассветом;

р хираалха рассветать, с зарей;

р хи раанаар, хара глгр ни свет ни заря;

hниин зоргоор на ночь глядя;

сагаан дэр дунда средь бела дня;

4) ‘промежуток времени’: ойро зуура и саг зуура немного, временно, на некоторое время и т. д.;

5) ‘одновременность’: тиихэ зуура и тиихэ хирэдэ, тэрэ зуура и тэрэ едэ между тем, тем временем и т. д.;

6) ‘начало’: тршын ээлжээндэ в первую очередь;

тршын едэ на первых порах;

даб гэhээр и даб дээрээ пер вым делом;

нэн трн и тбхын трн прежде всего;

7) ‘постоянство’: саг ргэлжэ все время, постоянно;

тэнгэ риин дэр каждый божий день (букв. неба день);

еын едэ – из эпохи в эпоху, испокон веков;

жэлhээ жэлдэ из года в год;

наhан соогоо на своем веку, всю жизнь и т. д.;

8) ‘конец’: hлэй hлдэ в конце концов;

hлэй едэ в по следнее время;

hлшын ээлжээндэ в последнюю очередь;

hл дээрээ наконец, в заключение;

hл хрэтэр до конца и т. д.;

9) ‘предельности’: сагайнь болотор до поры до времени;

мн хрэтэр до сих пор;

тэрэ болотор до тех пор пока;

тэрэ сагhаа хойшо с тех пор;

мэнэ hаяхан только что;

тээ мэндэ без году неделя и т. д.;

10) ‘медленно’: аhан саана боложо через час по чайной ложке, битый час и т. д.;

11) ‘возраст’: хойто наhандаа (трэлд) в будущей жизни;

12) повторяемость моментов времени: хирэ болоод лэ время от времени и хирэ хирэ болоод иногда, изредка, урывками и т. д.

Приведем несколько контекстов с ФЕ: – …Хэзээ нэгэтэ дурлаhан басагаяа абаhандаа … баярлажа…(Ж. Тумунов.

Нойрhоо hэриhэн тала). – Радуясь женитьбе на девушке, в кото рую когда-то однажды влюбился...

Тр зуура дуугайхан хэбтэжэ амараад… Тиигэжэ байта раа ни заяанда хэhэн бгэдые, иишэ тиишээ зжэ арилhан айлнуудые асууна. (Ч. Цыдендамбаев. Банзарай хбн Доржо). – Чуточку полежав молча, отдохнул… Погодя спрашивает о семь ях, уехавших в разные стороны, давно умерших стариках;

… панеркегкго Нюдэ сабшаха зуура нуурайнгаа дундахи шара замаг соо гы болошодог. (Б. Мунгонов. Дархита нуурай эзэн). – В мгновенье ока исчезает в желтой осоке посреди озера;

…нхи зоболонто тамын амитад хл дээрээ ни галабта бодошонхой… (Д. Бато жабай. Тригдэhэн хуби заяан). – …Все те же мученики адовы встали на ноги уж давно… и т. д.

Концепт ‘пространство’ выражается в следующих ФЕ со значением места, направления, причем иногда эти значения смыкаются со значением образа действия: гал уhан соогуур сквозь огни и воды;

дабаан дээрэ на перевале;

намhаа саагуур, наранhаа наагуур от меня подальше;

нара буруу против хода солнца, против часовой стрелки;

нара зб посолонь;

нюдэн дээрэ на глазах;

нюдэнh далда с глаз подальше;

нюдэнэй зртэ очень далеко;

нюур дээрэ в лицо;

тархиингаа хазайhан тээшэ куда голова наклонится, куда глаза глядят;

тэнгэри газар хоёрой хоорондо между небом и землей;

тэнгэридэ тулатар до небес;

хэл амин хоёрой эрмэг дээрэ на краю смерти и жизни;

хии газар впустую, зря;

хилгааhанай эрмэг дээрэ на волоске;

хутагын эри дээрэ на лезвии ножа;

шанха дээрэ в зените;

элеэгэй hдэртэ в тени ястреба (под крылом) и т. д.

3.1.1.6. Фразеологические единицы со структурой предложения Продуктивны общеупотребительные фразеологизмы со структурой предложения: нгэлынь нюдр гараха – букв. грех глазами выйдет ‘прегрешение наказуемо’;

тргэн горхон адаг таа хрэхэгй. Букв. быстрая речка устья не достигнет ‘Слиш ком быстрое начало – к скорой убыли запала’;

со значением ‘не на кого обижаться’: р унаhан хгэн бархирдаггй. (Ж. Бал данжабон. Сэнхир хаданууд). – Сам упавший ребенок не плачет;

Хада хададаа дтэшье hаа уулзадаггй, хн хнh холошье hаа, ушардаг гээшэ …. (Ж. Балданжабон. Бргэд). – Гора с горой хоть и рядом, не встречаются, а человек с человеком встречают ся, хоть и далеко … и т. д.

Отмечается высокая частотность употребления глагольно пропозициональных, т. е. пословичных ФЕ как в книжном, так и в разговорном стиле.

панеркегкго Известный собиратель и исследователь пословиц и погово рок Г. Л. Пермяков к афоризмам относит устойчивые фразы с прямой мотивировкой общего значения, а к пословицам – ус тойчивые фразы с образной мотивировкой общего значения [137, с. 3]. Мы полагаем, что афоризмы являются переходным явлением между свободными предложениями и фразеологизма ми в силу двойственности своей природы: с одной стороны они устойчивы, с другой – в них отсутствует переосмысление.

Семантическая структура пословицы, как и фразы вообще, состоит из сочетания семантем, каждая из которых представляет собой набор сем [52, с. 2]. Сами семантемы в пределах пословиц также не отличаются от семантем свободных предложений, т. к.

пословицы – «устойчивые в своем составе и употреблении фра зеологические обороты, которые не только являются семантиче ски членимыми, но и целиком состоят из слов со свободным значением» [246, с. 84], что не противоречит возможности цело стного перосмысления. Следует только отметить, что есть по словицы, значение одного или нескольких компонентов которых переосмыслено, является переносным.

Например, эхэнэргй эрэ эшээнгй тарбаган мужчина без женщины – сурок без норы;

номгй хн hохортой адли, нохойгй айл длиитэй адли человек без учения слепому подобен, усадьба без собаки – глухому;

номгон татуур соо шдхэрнд байдаг в тихом омуте черти водятся и т. д.

В основе переноса, как и других семантических трансфор маций, лежат формально-логические закономерности мышле ния, отношения между понятиями – отношения перекрещивания [52, с. 81].

За счет совмещения двух планов, сопоставления двух отда ленных, разнородных объектов, понятий, явлений создается, как известно, образность. Следовательно, образность является той главной чертой, которая определяет формирование пословицы.

Образность пословицы формируется совмещением и сопостав лением двух планов: прямым, непереносным значением посло вицы, определяемым значением семантем, и вторым значением, значением пословицы, появляющимся в какой-то реальной ре чевой, текстовой ситуации.

панеркегкго Например, эбтэй шаазгай эреэн грhэ барижа эдихэ име ет непереносное прямое значение, составляющееся из букваль ных значений слов-семантем данного предложения: ‘дружные сороки съедят тигра’. Но эта же пословица употребляется в бо лее расширенном смысле для обозначения различных ситуаций с общим значением: ‘дружба делает сильными, непобедимыми перед любым врагом’. Это и есть второй план пословицы, рас крывающий ее актуальный смысл, т. е. «совокупность сем, со ставляющих значение слова в акте его употребления» [175, с. 11].

Значения реальных ситуаций привносятся в речи или в тек сте извне, поэтому пословицы потенциально многозначны. Это связано с широким, обобщающим значением пословицы. Благо даря способности в яркой образной форме отразить какую-то интересную, глубокую мысль, имеющую отношение к множест ву жизненных ситуаций, пословица и используется часто в ком муникации, что обуславливает ее устойчивость.

Следует отметить, что пословицы разнятся с точки зрения проявления образности, можно выделить три группы с этой точ ки зрения.

1. Полностью переосмысленные пословицы, образность ко торых определяется сопоставлением буквальной и реальной си туации. Например:

Гэртээ байhан нохойн hл дээрэ – букв. собака дома хвост вверх держит, т. е. собака храбра у себя дома;

hула табиhан hур, дэмы табиhан дээhэн – просто так положенный ремень, попусту положенная веревка (о растяпе, ротозее);

да лайда бахын шээhэн нэмэри – морю лягушки моча добавка с миру по нитке … ;

тэжээhэн буруу тэргэ эбдэхэ – вскормлен ный бычок телегу ломает (о неблагодарности воспитанника) и т. д. В этой группе пословиц двуплановость, метафориче ская соотнесенность с рядом текстовых ситуаций выявляется наиболее ярко.

2. Частично переосмысленные пословицы, образность ко торых создается за счет переосмысления одного или нескольких компонентов пословицы, в меньшей степени за счет отнесенно сти к какой-либо реальной ситуации. Основная мысль выража ется эксплицитно через метафорический образ. Например: hохор хн могойhоо айхагй – слепой не боится змеи;

нялуунhаа га панеркегкго шууниинь дээрэ – горькое лучше сладкого;

нохойтой hтэ хормойгй, ноёдтой hтэ нюргагй – ссорящийся с собакой – без подола, ссорящийся с ноёном (начальником) – без спины и т. д.

3. Непереосмысленные пословицы с прямым значением компонентов. Для них характерна отнесенность к реальной си туации и отраженная образность. Мысль выражена эксплицит но. Например, ажал хэhэн – ама тоhодохо – кто работает, тот с маслом;

айhан хнэй хормой hалганаха – кто боится, у того подол дрожит;

болоhонhоо ама хрэ, бууралhаа hургаал аба – отведай от сваренного, поучись у седого;

тэнэг хн бэеэ магта даг, сэсэн хн нхэр магтадаг – глупец хвалит себя, а мудрец – друга;

хнэй ухаагаар ябадаг сэсэнhээ рын ухаагаар ябадаг тэнэг дээрэ – глупец, живущий своим умом, лучше мудреца, живущего чужим умом и т. д.

По нашим наблюдениям, пословиц первой группы, т. е.

полностью переосмысленных, большинство в нашем материале, что подтверждает положение о двуплановости пословиц как их основной семантической особенности. Семантические особен ности единиц разных групп определяют способы перевода. Пер вые и вторые пословицы при переводе на другой язык требуют приведения эквивалентов, а пословицы третьей группы можно переводить дословно, что связано с наличием образности.

Таким образом, рассмотренные единицы представляют со бой семантически сложный феномен, что проистекает из дву плановости их значения.

3.1.1.7. Стилистические функции нейтральных фразеологических единиц Большая часть межстилевых ФЕ имеет эмоционально экспрессивное значение. Эмоционально-экспрессивное значение межстилевых ФЕ, как и других пластов, создаётся образностью, обусловленной метафоричностью. Именно такое значение и об разность дают возможность широко использовать их в разнооб разных стилистических функциях в художественной литературе.

Например: ФЕ нюдэнэйнг сагаанаар (эреэнээр) хараха. – букв.

смотреть белками глаз ‘смотреть злобно’ нейтральна, не име ет функционально-стилистической значимости, обладает панеркегкго средней литературностью, но ей свойственна эмоционально экспрессивная окраска, ибо она выразительна и вызывает опре делённое чувство.

Проиллюстрируем контекстом:

Тамжад абгай, Сэсэгмаагай хэхэ юумээ хэдышье оролдожо хээ hаань, тэрэниие нюдэнэйнг эреэнээр харадаг, саг бхэндэ зандардаг, бадашадаг байба. (Ж. Тумунов. Нойрhоо hэриhэн тала). – Тетя Тамжит, сколько бы ни старалась Сэсэгма, смотре ла на нее косо, постоянно упрекала, покрикивала.

Так же ФЕ нюрга шоройдуулха (спорт.) где фразеологиче ское значение ‘победить в борьбе’ образуется на основе метафо ры шоройдуулха испачкать землей, вывалять в земле от ‘шорой ’ – земля:

…Яhалиг нюдаргынгаа амта олохон хндэ злhэн байха, обоогой найр дээрэ олоной нюрга шоройдуулhан, ршье унаhан байха. (С. Цырендоржиев. Хрьгэнэйд). – Многим он дал почувствовать вкус своих костлявых кулаков, многих валил на землю на игрищах «обоо», да и сам падал.

Эти ФЕ образны, поэтому термин ‘межстилевые фразеоло гические единицы’ в определённой мере условен.

Стилистическая функция подсказывается отдельными сло вами контекста, словесным окружением, репликами автора при прямой речи, содержанием микроконтекста и широкого контекста.

Среди ФЕ, выполняющих оценочную функцию, необходи мо прежде всего отметить функцию общей отрицательной оцен ки: хара эльгэтэй. С черной печенью. О недобрых людях.

Хниие нэгэшье hайн гэжэ hанадаггй, хн бхэниие муушалжа, муу талыень бэдэрдэг, наhаараа сэдьхэлээ ханаагй хара эльгэ тэй амитад… (Д. Батожабай. Тригдэhэн хуби заяан). – Нико гда не думают о людях хорошо, всех поносят, ищут только пло хие стороны, всю жизнь в душе неудовлетворенные, существа с черной печенью...

Можно отметить такую функцию общеупотребительных фразеологизмов, как иронию и юмор:

тэмээнэй тархиhаа эбэр ургаха. Букв. верблюда из головы рога вырастут. Случиться чему-либо невозможному ‘когда рак на горе свистнет’: Этигэнэгйб даа, юрэд, Рабданай доктор болоо hаа, тэмээнэй тархиhаа эбэр ургана бэзэ, – гэжэ хэншь панеркегкго еб зоной араhаа шог хаяба. (Д. Батожабай. Шалхуу Рабданай хрн). – Не верю вообще, если Рабдан станет доктором, на голове верблюда вырастут рога, – кто-то съязвил из-за спины людей.

Положительная оценка ФЕ рассматриваемого пласта может быть выявлена и без контекста и связана с национальными и общечеловеческими понятиями о добре, красоте, с нравствен ными ценностями: гартаа дйтэй ‘мастер на все руки’;

алтан аматай букв. с золотым ртом ‘говорящий только хорошее’;

нимгэн эльгэтэй букв. с тонкой печенью ‘добрый’;

нюдэнд галтай ‘с огоньком в глазах’;

табан хурган шэнги (мэдэхэ) букв.

как пять пальцев (знать). Хорошо, досконально (знать) и т. д.

См. контексты:

Юрэд, hайн хн hанаагаар гэжэ р ерэбэ ха юм даа.

(Ж. Балданжабон. Дарима). – Человек хорош хорошими помыс лами – сама пришла.

Часто ФЕ выступают в изобразительной функции без вы ражения оценки: хоёр хлтэй, хохимой толгойтой – букв. с дву мя ногами, с череп головой ‘человек’, хл хндэ букв. нога тяже ла ‘беременная’, гарай болохо букв. ручным стать ‘быть опекае мым на старости лет в болезни’, сэдьхэл дрэн букв. душа пол на ‘успокоиться, удовлетвориться’, саарhа дэрлэхэ букв. бумагу, лечь головой ‘заниматься писаниной’;

шара набшын халуун букв. жёлтой листвы жара ‘осень’ и т. д.

К нейтральным примыкают термины и специальные слова, ставшие широко известными и потерявшие свою специфику, например, жолоо поводья, руль, др стремена, саарhан бума га, мр след и т. д. С данными и подобными словами образуются ФЕ, являющиеся по происхождению терминологическими:

саарhан дээрэ нэрэгй букв. на бумаге без следа ‘неизвестный, не оставляющий следа’ (происхождение из канцелярского дела), мр олохо – букв. следы найти ‘стать на правильный путь’ (охотничье);

hлшын тэмээн хндэтэй букв. последний верб люд уважаем, т. е. констатируется факт, что всегда уделяется много внимания опоздавшему (из животноводства). Или из портняжного дела: Тэбэнын hбр гараhан. Букв. через иголь ное ушко пролезший. Испытавший многое человек и т. д.

Компоненты-слова в основном сохраняют свои признаки.

Нейтральные фразеологические единицы имеют широкие воз панеркегкго можности употребления в художественном стиле, выполняя раз нообразные изобразительно-оценочные функции. Функцио нально-стилистическое значение слов и ФЕ в значительной мере сохраняется и определяет стилистическую принадлежность ФЕ.

Лексико-семантическим признаком рассматриваемых ФЕ явля ется ведущее слово в составе ФЕ, которое является в основном общеупотребительным, нейтральным.

3.1.2. Разговорные фразеологические единицы К разговорным фразеологическим единицам относятся и семантически, и стилистически несколько сниженные, преиму щественно свойственные устной речи и языку художественных произведений фразеологизмы. Они отличаются непосредствен ностью, неофициальностью, непринуждённостью. Литературная сниженность, свойственная разговорным фразеологизмам, явля ется их семантическим признаком.

Для разговорных ФЕ характерны такие семантико стилистические признаки, как бытовой характер, обыденность, фамильярность, некоторая вольность, непритязательность, не значительность, развязность, резкость или, наоборот, подчёрк нутая интимная смягчённость, непринуждённость, понимаемая очень широко [236, с. 53].

Федосов И. А., обобщая, справедливо считает: «Основное в разговорных ФЕ – это литературная сниженность, а не непри нуждённость, как и некоторая вольность, фамильярность и т. п. – производные показатели более широкого и общего признака – литературной сниженности» [207, с. 125].

Как отмечает В. Г. Костомаров, разговорным ФЕ свойст венно эмоционально-экспрессивное значение [100, c. 75], т. е.

оценочная функция – один из существенных признаков стили стически окрашенных, в том числе и разговорных, ФЕ.

Как пишет Жуков В. П., существенным элементом фразео логического значения является оценочность, посредством кото рой передаются постоянные, устойчивые признаки и свойства лица или предмета,... первичной функцией фразеологизма явля ется не номинативная, а оценка действия, тогда как слову в пер вую очередь присуща функция наименования вещей, явлений, свойств (1970).

панеркегкго В этом плане разговорная фразеология представляет собой наиболее распространённый стилистический пласт ФЕ, что от мечалось рядом исследователей. Известно, что развитие языка происходит в живой речи. Исследование разговорной речи не отделимо от наблюдений над чрезвычайно продуктивными крат кими, меткими изречениями, фразеологизмами, отличающими народную речь.

Разговорным ФЕ в массе более свойственна образность, они опираются на лексику конкретную, что придает их образам специфическую конкретно-обиходную окрашенность, а межсти левые ФЕ в большинстве случаев используют абстрактную лек сику и носят отвлеченно-рассудочный, не образный характер, например:

…Хйхэрнай «альган тараг» эдижэ, рhэн хл дохолhоор нг вагон руунь орохо баатай болоо бшуу. (Д. Батожабай.

Тригдэhэн хуби заяа). – …Наш охламон получил оплеуху и похромал в другой вагон;

ср. межстилевую ФЕ адиста хртэхэ;

Та бидэ хоёршье тараг брижэ бирахагй хабди. (Ц. Дон. Брын зын санха). – Мы с вами не сможем каши сварить (ср. антоним далайн саана гараха);

а также шархяа хатааха – наhа бараха;

hэр-мэр гэхэ – шэхээ табиха ‘ушки на макушке’, насторо житься и т. д.

Однако далеко не всегда можно найти межстилевые ФЕ эталоны, позволяющие убедиться в разговорном характере ана лизируемых единиц. В условиях диффузности границ разговор ной фразеологии естественно наличие пограничного, перифе рийно-разговорного слоя фразеологизмов общенародного фон да. Специфика плана выражения фонда разговорных ФЕ прояв ляется в общих, структурных особенностях и в отличительных чертах их составных элементов.

Так, основные грамматические особенности разговорной фразеологии связаны прежде всего с устным характером разго ворной речи. Здесь преобладают фразеологизмы на базе норма тивной грамматики при неупотребительности форм, типичных для письменной речи (Ср. использование элементов так назы ваемой старописьменной грамматики в ФЕ книжного стиля, на пример, эгридэ мнхэ во веки вечные, эгргэ дргэхэ выпол нять функции и т. д.).

панеркегкго Структурно-синтаксическая специфика данной фразеоло гии во многом обусловлена ситуативным характером коммуни кации и диалогичностью разговорной речи. В частности, среди ФЕ-словосочетаний основное место занимают глагольно именные типы, при относительной незначительности именных ФЕ (последние более типичны для книжного стиля). Кроме это го, выделяются особые группы ФЕ-междометий. Междометные ФЕ в целом не характерны для книжно-письменных жанров.

Фразеология разговорной речи отличается также особенно стями лексического состава, играющими важную роль в форми ровании ее стилевой специфики. Здесь преобладает активная лексика бурятского происхождения, преимущественно конкрет ная, стилистически нейтральная и разговорная.

Напротив, в составе книжной фразеологии широко исполь зуется лексика отвлеченная, часто малоупотребительная, стили стически нейтральная и книжная.

Анализируемая фразеология обладает типичными чертами внешней формы (актуализацией), что связано с ее преимущест венно устным происхождением и коммуникативной спецификой стиля разговорной речи, прежде всего с его повышенной экс прессивностью. (Это явление в целом не свойственно книжным ФЕ). Различные приемы актуализации служат созданию экс прессивных ФЕ с определенными структурно-формальными особенностями, обеспечивают экономию средств выражения и пр.[198, 136].

В массиве разговорной фразеологии наиболее многочис ленны единицы, созданные на основе образов: арhынь хуулаха (бшэхэ) ‘шкуру спускать’, ххэ модоор унаха надрывать жи вотики, хохотать сильно;

хуушан лирбэ ‘старая перечница’ и т. д. Имеются также ФЕ, лишенные выраженной образной осно вы (хэн мэдэбэ кто его знает, яаба хээбэшье как бы там ни было, йлр болуужа будь что будет;

оог шашха (хашхараа) табиха поднять переполох криками и воплями). Для разговорных ФЕ типичен конкретный, обиходно-бытовой характер внутренней формы (семантики образов). В отличие от этого, книжным еди ницам свойственна образность, не связанная с бытом и обихо дом (ее типы различаются в зависимости от жанров книжного панеркегкго стиля). Специфика средств создания образных ФЕ разговорных связана с особенностями экспрессии, типичными для разговор ной речи (метафора, гипербола и т. д.).

В центре сферы возникновения образной разговорной фра зеологии находится человек в обиходно-бытовом аспекте его жизнедеятельности, субъективное восприятие им окружающего мира и т. д.

3.1.2.1. Фразеологические единицы с бытовой лексикой В массиве рассматриваемой фразеологии продуктивны ФЕ с бытовой лексикой: улыень долёохо букв. подошву лизать ‘быть подхалимом’;

далан халааhатан имеющие семьдесят заплаток ’голытьба’, тараг брихэгй не заквасить тарак ‘каши не сва ришь’, уур соо уhа нюдэхэ ‘в ступе воду толочь’, улха матаар урьяха ‘злиться’, халбагаа хахарха поссориться, юу оложо эди хэб букв. что найдет и съест ‘что с него взять’, нойтон мунса букв. мокрая колотушка ‘дубина стоеросовая’, тооhо гбихэ букв. пыль выбивать ‘бить кого-либо’;

хан гэхэ хашарhагй – не иметь ни гроша за душой;

уруу hууха – жидкий стул;

уhа руу шиихаха – свести на нет, погубить;

уhан тулам – пьяница;

хара уhа наншаха – пить водку и т. д. Наблюдается образность пере носного значения.

Функции разговорных ФЕ разнообразны – выражение от рицания, иронии, юмора, положительной оценки. Функции этих ФЕ усиливаются контекстуальным окружением или нескольки ми ФЕ одного стилистического пласта. Например:

Шархи паараа олохо гэhэнhээ удхатай, ши, тэнэг, тэрэ hамганай гр эсэгынгээ сагаан зри хаяжа ябаhанаа ерэбэ гш? (Д. Батожабай. hэшхэлшни хаанаб?). – Сошлись, пара са пог, ты, дурак, по велению той бабы отцовское честно нажитое имущество разбазарил?

ни хада трмын оёорто шэнгэhэн г, али шархияа хатааhан байха hэн ааб даа. (Г. Дашабылов. Харгын бэлшэр). – Давно потонул бы в дебрях тюрьмы или откинул бы коньки.

панеркегкго 3.1.2.2. Фразеологические единицы с соматическими словами В монгольских языках довольно широко распространены одни из самых ранних по происхождению соматические фразео логические единицы, относящиеся к разговорному пласту. Как известно, соматический – термин, применяемый для обозначе ния разного рода явлений в организме, связанных с телом, в противоположность психике. Это могут быть слова, называю щие не только части тела, органы, но и различные физиологиче ские процессы, выделения и т. д. Познавая природу, человек по знавал и себя самого, а процесс познания человеком окружаю щей действительности начинается с ощущений, осуществляе мых органами чувств [259, c. 6], процесс приспосабливания к окружающей действительности и воздействия на нее происхо дит при помощи разных органов [238, с. 154].

Очевидно, что с экстралингвистическими факторами (про цессами эволюции человека) непосредственно связано наличие во фразеологии современного бурятского языка большого числа единиц, содержащих соматические компоненты – названия час тей человеческого тела. Не удивительно, что для обозначения по нятий окружающей действительности человек создал ФЕ, тесным образом связанные с ним самим, то есть содержащие соматизмы.

Благодаря многочисленным исследованиям соматизмов в составе ФЕ, ученые пришли к выводу, что они встречаются в художественной литературе и употребляются в речи чрезвычай но часто [150, с. 14].

Это такие ФЕ как, например, альган тараг букв. ладонь та рак – оплеуха, ама задагай букв. рот распахнутый – болтун, бгсэ хндэтэй букв. с задом тяжелым – ленивый, тяжелый на подъем, тархяа эдихэ букв. голову есть – погубить себя, шлh hайраха слюни текут и т. д.

В общем, бурятские соматические ФЕ (рассмотренных – 620 ед.) по степени частотности располагаются следующим об разом: со словом нюдэн – 62 единицы = 10 %, тархи (толгой) – 58 – 9,3 %, бэе и хэлэн – по 47 – по 8 %, аман и гар – по 46 – по 7,5 %, хл – 35 –5,8 %, яhан – 32 – 5 %, зрхэн – 22, hл и нюур – по 20, хамар и гол – 19, мяхан – 17, шэхэн – 16, эльгэн – 12, панеркегкго шуhан – 11 и т. д. Подобные статистические данные наглядно демонстрируют степень популярности соматических ФЕ у бу рятских писателей.

В бурятском языке на первом месте по частотности нахо дится нюдэн глаз. Это объяснимо с точки зрения того, что с по мощью зрения человек получает самую большую часть инфор мации. Отметим, что в составе разговорной фразеологии в ху дожественной прозе словосочетаний с лексемой нюдэн мало.

Подобные ФЕ в основном относятся к межстилевому, обще употребительному пласту – нюдэ алдама (уужам, харанхы), нюдэнд галтай, нюдэнэй сэсэгы мэтэ и т. д.

К разговорному пласту можно отнести нюдэ анюулха за крыть глаза, убить;

нюдэнэй булай, эдеэнэй дарамта ‘бельмо на глазу’, обуза. Отметим, что среди разговорных ФЕ закономерно больше отрицательнооценочных единиц. Это такие, как хэншье бэшэ, булшархайшье бэшэ ни рыба, ни мясо;

нюдар гаа зангидаха кулаки сжимать;

годон толгой гол как сокол;

далайда бахын шээhэн нэмэри с миру по нитке и нищему ру баха;

шдэ амаа зууха – сжимать зубы;

улаан мяхаараа – быть раздетым;

улаан гуяа ташуурдаха – голым, нищим быть;

хэлэ аман болохо – быть пересудам.

А также хамар дээрээ сухалтай – букв. злоба на носу, яhаа саймар – кости чтоб побелели, лх яhан – связка костей, мяхан тархи – букв. мясная голова – тупая голова;

хэhэн шабгансаhаа унгаhа эрихэ – букв. умершую монашку просить воздух испор тить искать вчерашний день;

нюhаа hанжуулха – сопли разве сить и т. д.

Интересна реализация фразеологических единиц с оттен ком пренебрежительности в художественных контекстах:

Хэлэмни яhагй гээд лэ шашалтагй… (Д. Батожабай.

Тригдэhэн хуби заяан). – Нечего болтать, благо язык без костей… р ши, Батуев, мн гараhан мэнгээрhэн аад, яагаа hл болохо дуратайбши? (Ж. Балданжабон. Сэнхир хаданууд). – Ты сам, Батуев, выскочка, подобно только что вылезшему хря щу, а с гонором.

…Шарии гээшэ шархиин годон, аршаад байхада арба сага ан. (Ж. Балданжабон. Бргэд). – Шари ничтожен, как шкурка с ноги собаки для чириков, ототрешь – гривенник.

панеркегкго Частотны ФЕ, выражающие иронию: …Хл жиижэ, хйhэнд нёлбожо хэбтэхэ hэм. (Ч. Цыдендамбаев. Холо ой рын трэлнд). –…Я бы растянулся, поплевывал себе на пупок.

Разговорные ФЕ выражают резкое порицание: Дуугай бай, духаа хатамар! (Х. Намсараев. ри нэхэбэри). – Молчи, иссох шая с затылка!;

Эшэхэ нюургй, нюуртаа шабааhа трхиhэн лэгшэн даhаа! (С. Цырендоржиев. Хрьгэнэйд). – Бесстыжая, на лицо намазавшая навоз;

Нюhаа аршажа шадахагйнд аад, харыт, хулгайда hуранхайнууд! (С. Цырендоржиев. Мнхэ эрье сэ). – Не умеют сопли вытереть, а смотри-ка, научились воровству!

Посредством разговорных ФЕ передают ругательство:

Шуhа нж ууг саашаа! Букв. кровь, запекшуюся кровь свою пусть пьет! (Х. Намсараев. Жэгшритэ гурбан).


ФЕ выражают осуждение: шуhа hорохо (эдихэ). Букв. кровь сосать. Мучить кого-либо, издеваться над кем-либо. Нюрга hээрыемнай бараhан, нюhа шуhыемнай эдиhэн баяд ноёднай арилба гээшэ г? (Х. Намсараев. рэй толон).

Стилистическое значение ФЕ всегда подчеркивается кон текстом. Так, например, отрицательная оценочность, заклю чающаяся во многих разговорных ФЕ, выражающих значение ‘болтать, трепать языком’, получает поддержку от опорных слов:

рг хабшаха. Букв. челюсти свои стиснуть. Заткнуться, замолчать. Абяагй бай! рг хабша, хэлээ таhара. (Д. Батожа бай. Тригдэhэн хуби заяан). – Ни звука! Сомкни челюсти, язык вырви.

Шимни ргэ амандаа шаташанхай, зарга хэрлдэ бэрхэ хадаа эхилэ. (С. Цырендоржиев. бгэдтэ – мэндэ). – У тебя же язык что помело, раз ты такая умелая в дрязгах, начинай.

амганайнгаа hаалиин гэр сооhоо г, али неэнэй хорёо сооhоо ргэ ама суглуулжа, азатай агнууриин шэнэ шэнэ hонин дуулажа…. (Б. Мунгонов. Хараалша Хархандай, хатуужаhан Жолбоон). – Баба моя собирает всякие сплетни и на ферме, и в коровьем загоне, и с этой удачной охоты узнает свежие новости… Общность менталитета монгольских народов выражается в одних и тех же образах, положенных в основу ФЕ. Отмечается высокая частотность эквивалентных ФЕ со словом аман, напри мер, ам шдээ (хэлээ) билдэх и хэлэ амаа блюудэхэ языки точить, ам харах и ама хараха смотреть в рот, т. е. ждать чье панеркегкго либо высказывание, быть зависимым, заискивать, ам халах и ама халаха захмелеть от приема алкоголя, быть в возбужденном состоянии, много говорить, задагай аматай/задгай амтай болт ливый и т. д. Сравним:

…Заабалзуур задагай аматай… – Рот нараспашку. (Х. Нам сараев. рэй толон).

Монгольский контекст: Над шиг задгай амтай хн ч ховор байх даа!.. (Л. Чойжилсрэн. Яндангийн цууриа). – Мало таких (со ртом нараспашку) болтливых как я! и т. д.

В составе разговорных ФЕ закономерно частотны междо метные ФЕ:

Тархяа залгиг! Энээнтэй хэрэлдэhэнэй хэрэггй ха… (Ц-Д. Хамаев. Базаарай харханууд). – Пропади пропадом!

(Букв. пусть голову свою проглотит!). Не стоит ругаться с этим...;

гы даа, тархяа хдэг, гэртээ арилха байна! (Д. Бато жабай. Шалхуу Рабданай хрн). – Черт с ним! (Букв. Пусть голову свою покроет сажей!). Домой умотаю и т. д.

Грубо-фамильярное отношение: шэлээд, шэшэнгиртээ hууха. Букв. Выбирая, на экскременты сесть. Выбрать наихуд ший вариант в конечном итоге. Эжы б шангарыш даа, шабааhанууд соош бараг хнд байха ха юм. – Мэдэнэгйб даа.

Шэлэнэб гээд лэ шэшэнгир дээрэ hуушадаг ушар харагдажал байгша. (Ц-Д. Дондокова. Хориин хатад). – Мама, не сердись, и среди «навозников» бывают нормальные люди. – Не знаю. Час тенько видишь, как выбирают и перебирают и садятся в жижу.

Сочетание семантики и экспрессивных свойств фамильяр ной фразеологии делает многие такие ФЕ важным средством эмоциональной разрядки говорящих.

В бурятской прозе нами не встречены фразеологизмы, ко торые можно было бы отнести к вульгаризмам, такие как, на пример, из устной речи: шээhээ алдаха букв. мочу испустить, т. е. ‘реагировать на что-то сильно, испытать сильные эмоции’;

хндэ бгсэтэй букв. с тяжелым задом, т. е. ‘ленивый, тяжелый на подъем’;

бааhаа бариха букв. экскремент свой схватить, со отв. ‘оказаться в дерьме’, т. е. оказаться в наихудшем положе нии и т. д. Выражений, включающих в свой состав названия по ловых органов в рассмотренных произведениях нет, что связано с общей установкой на неприличность упоминания этих органов панеркегкго человеческого тела.

Как видно из вышеизложенного, соматические ФЕ весьма существенны не только для восприятия человеком объективной реальности, для создания более точной картины мира, но и для выражения своего отношения к окружающему миру.

3.1.2.3. Фразеологические единицы с числительными Для таких ФЕ характерна количественная экспрессия, т. е.

преувеличение размеров пространственных, временных пара метров, качеств человека и т. д.: далан урьха таhа хазаха. Букв.

семьдесят силков перекусить. Семи пядей во лбу. Очень умный, находчивый;

далан дабхар (долоон). Букв. семьдесят (семь) сло ев. Много слоев (одежды, например);

далан доло он зангилаа задалха. Букв. семьдесят семь узлов распутывать. Распутывать узел. Разбираться в сложном сплетении причин, стечении об стоятельств и т. д. Обычно эти ФЕ употребляются в разговорной речи, в диалогах. Например, Долоон уулын хндыгр тонил!.. (Д. Эрдынеев. Хлэг ин сагаална). –Уматывай за семь горных распадков!..

Ши арил энэ фермэhээ! Долоон hниин саагуур!

(Ц-Ж. Жимбиев. Гал могой жэл). – Ты уматывай с этой фермы!

За семь ночей подальше!

Далан долоон хуняадаhатай. Букв. семьдесят семь складок Семь пятниц на неделе. Заримадайнь hанал задагай уужам байха, нгдлэйхинь далан долоон хуняадаhатай байжа зобо охо. (М. Осодоев. Заха холын заямхада). – У некоторых помыс лы широки, открыты, у других – мучительные семь пятниц на неделе.

Нужно отметить, что экспрессивность данных ФЕ склады вается из органического сочетания семантики оборотов с пла ном выражения. Прежде всего, здесь имеет место выражение эмоций, характерных главным образом для будничного меж личностного общения. Такие эмоции носят выраженно личный характер, конкретно-индивидуальную направленность и обычно не получают фразеологического оформления в нейтральном и книжном стилях. Часто они принимают комплексный характер, выступая в сочетаниях, свойственных разговорной речи.

Своеобразие данных ФЕ заключается в символике числи панеркегкго тельных ‘семь’, ‘семьдесят’, активно употребляющихся в этих единицах, будучи средством гиперболы.

3.1.2.4. Фразеологические единицы с зоонимами Нельзя не заметить высокую частотность бытования ком понента нохой – собака с негативной окраской, это, например, ФЕ, образованные на основе гиперболы:

нохойн эдихэгй. Пренебр. Букв. собака не съест. Что-то не приятное, отвратительное. Али дэлхэйн, нохойн эдихэгй муу здэ хараад, дураа гутаhандаа, хороо намда б гаргагты са аш… (С. Цырендоржиев. бгэдтэ – мэндэ). – Увидев кошмар ный отвратительный сон, из-за испорченного настроения не срывайте на мне злость.

…Адагуусанhаа долоон доро болошоод, нюуртаа нохойнхи ие трхижэрхёод ябагдаа. (Ц-Д. Хамаев. Базаарай харханууд). – …Стал семь раз хуже животного, на лицо намазав собачий по мет ходил.

Зачастую подобные ФЕ выражают крайнюю степень отри цательных эмоций человека, подчеркиваемых контекстуальным окружением, например, это ФЕ на основе метафоры:

нохойн глгэн. Бран. Собачий сын. Щенок. Ноёной урдуур яахаяа гйгбши, хара нохойн глгэн? (Х. Намсараев. рэй то лон). – Зачем перед начальником бегал, щенок черной собаки?

Шам мэтын hогтуу ороолондо нохойн наадан! (Б. Мунгонов.

Харьялан урдаа Хёлгомнай). – Таким пьяным упырям как ты – собачьи игры (ерунда) и т. д.

Часто встречаются зоонимы в междометиях:

нохой халхай (выражает чувство боли от ожога). Букв. со бака, обжегся. Тьфу ты, черт! Зай, нохой халхай, гахайшье оро бодогй орондог шарбажа, hужуураараа газар хадхажа унаад, эгээл нхи зээрэмхэй шэнгеэр хада уруу мухаришаба д.

(Б. Мунгонов. бгэн Санхюу). – Тьфу ты, черт, свинья-то ку выркнулась, мордой в землю ткнулась, и покатилась под гору как колесо;

бухын тархи. Букв. быка голова. Выражение сожаления по поводу неприемлемой ситуации. hэ-э, бухын тархи! Нор-нор… Саашань яашье хэлэмни гаранагй. А-а, Норгожомо! (Д. Бато панеркегкго жабай. hэшхэлшни хаанаб?). – Э-э, голова бычья, Нор-нор… Язык никак не повернется. А-а, Норгожомо!

Отрицательные ассоциации у бурят связаны также с обра зом свиньи:

гахай ябаган. Букв. свинья пешком. Безлошадный, неиму щий. Зай, энэшни хосорhон хэрэг болобо г, хаанашье яба бая най барлаг, хаанашье яба ганса бэе, гахай ябаган хаямбиб! (Х.

Намсараев. рэй толон). – Так, пропащее дело, хоть где бу дешь – батрак богача, хоть где – один как перст, и без лошади.

Сравнительные обороты достаточно распространены: тэ мээн ямаан хоёр шэнги – как верблюд и коза, бухын бааhан шэн ги как навоз быка (много), мухар хэр шэнги как комолый бык (тупо и упрямо) и т. д.

Изобразительная роль ФЕ усиливается за счёт добавления уточняющих синонимичных слов: Ахаhаа барагаар харагдаhан аад, малгайтай мал байжа байха. Юушье ойлгохогй. (Д. Эрды неев. йлын ри). – Вроде вид хоть куда, а на деле туп, как скот в шапке. Ничего не понимает и т. д.

ФЕ с зоонимами наглядно демонстрируют субъективизм носителей языка по отношению к предмету речи, образу какого либо животного.

3.1.2.5. Фразеологические единицы с конфессионализмами ФЕ с такими словами стали широко употребительными в народе, а слово «бог» в разговорных ФЕ потеряло высокую сти листическую окраску и приобрело черты разговорности, будучи компонентом ФЕ, являющихся междометиями:

бурхан зайлуул. Избави боже! Ай, хрхымни, ламбагайтайл ябаhанайхи амиды мэндэ гарасалдаба гээшэлди даа. Ай, бурхан заяан зайлуул! (Б. Мунгонов. Харьялан урдаа Хёлгомнай). – Ай, жалкие мы, вышли живыми только благодаря ламе. Ай, избави боже!

Подобные ФЕ могут иметь фамильярный оттенок, ирони ческую окраску:

бурханай хамарта тамхи хэхэ. Букв. Богу в нос табак по ложить. Раззадорить. Бурханай хамарта тамхи хэжэ орхибо ха юмбиб. Ямар айхабтар солгёон худагы байба гээшэб, панеркегкго хрхышни? (Ц. Дон. Брынзын санха). – Богу в нос табак поло жил я. Какая горячая сватья оказалась, бедняжка? Здесь у слова бурхан бог отсутствует семантическая окраска, нивелируется денотативно-сигнификативный компонент. Также ламын гыдэ бумба галзуураа. Ирон. Букв. В отсутствии ламы его жена сбе силась. Возомнить о себе слишком много, взять на себя не по праву чужие функции На нет и рак рыба и т. д.

3.1.2.6. Фразеологические единицы с профессионализмами Народное ремесло, действия, связанные с животноводст вом, не могли не отразиться в разговорных ФЕ в силу своей древности, например, арhынь хуулаха букв. шкуру содрать, гол донь хрэхэ достичь аорты, хэдэргэ шэнги хэлэтэй – с языком как кожемялка;


нохой тахалха букв. собаку подковать (см. кон тексты) и т. д.:

Занимаясь чем-либо бесполезным, напрасно тратить время:

Нохойн дрбэн тагалсаг тмэр тахаар тахалаа болёошье hаа, гйхрл гйхэ юумэ бэшэ г? (Ч. Цыдендамбаев. Холо ойрын трэлнд) (кузнечное дело). – Хоть подкуешь или не подкуешь собаке четыре лапы железной подковой, все так же и будет бе гать, не так ли?;

нохойн годондо бодохогй. Букв. не считать и за шкурку но ги собаки. Ни во что не ставить. Считать пустяком. Тиимэhээ Доржо бгэн мн Бадма абгайнда ошожо, энэ болоhон ушарые дуулгахаяа нохойншье годондо бодохогй байгаа. (Х. Намсараев.

рэй толон) (из скорняжного дела). – Поэтому старик Доржи считал пустяшным делом пойти к дяде Бадме и рассказать о случившемся.

Определению стилистической функции помогают слова контекста, общий тон высказывания:

…Ши тиигээд тэтэй ямаанhаа доро, hабяаhагй ахир амитан гээшэ гш? (Х. Намсараев. рэй толон). – …А ты хуже зачервивевшей козы, легкомысленное, слабовольное существо?

(Из ветеринарии).

хэтэй ормогшни, ш тиигэжэ байжа доржогонохобши и! (Б. Мунгонов. Харьялан урдаа Хёлгомнай). – Еще будешь так трещать, ормок с жиром! Здесь ормог – название кушанья, при панеркегкго готовленного из внутренностей животного.

Указанные ФЕ обладают крайней степенью экспрессивно сти. Сфера их бытования – устная обыденная обиходная речь, диалоги.

Таким образом, ФЕ разговорного пласта являются одними из наиболее распространённых в приземленно-сниженном, бы товом речевом употреблении. Наиболее продуктивны ФЕ с со матизмами и бытовизмами. Для многих из них грамматическим признаком является функционирование в роли междометий.

3.1.3.Книжные фразеологические единицы Книжной фразеологии свойственны повышенная литера турность, высокая языковая культура, строгая нормированность, традиционность, давность употребления преимущественно в письменной речи. Для большинства книжных ФЕ характерно эмоционально-экспрессивное значение риторичности, поэтич ности, возвышенности, научности [247, c. 253]. Традиционно употребляются для создания высокого стиля. Лексическим при знаком являются книжные слова.

3.1.3.1. Официально-деловая фразеология Книжный характер имеют ФЕ официально-делового стиля, при этом им не свойственна эмоционально-экспрессивная окра ска, они просто называют объект, действие или явление, напри мер, ‘дисциплину соблюдать’: Япон офицерэй журам сахижа, гартаа нариихан тулуур бариhан Ямадзуки…. (Д. Батожабай.

Тригдэhэн хуби за-яан). – Соблюдая дисциплину японского офицера, Ямадзуки держал в руке тонкую трость;

‘широко оповещать, объявлять о чем-либо’: Эдэшни дэр hнигй эндэ тэндэ зар тунхаг табяад, шамайе бариха шараха гэжэ… (Х. Намсараев. рэй толон). – Они день и ночь объяв ляют, хотят тебя поймать;

‘принимать меры’: Гэмэтэй зэмэтэй байгаа hаамни, хэм жээ абаха танайл дуран юм бэзэ… (Ц. Дон. Брынзын санха). – Если я виноват, в вашей власти принимать меры…;

‘принять решение’: Иимэнд шиидхэбэри абахын тл панеркегкго бултанаар адли гараа ргэхэд хэр hайн, хэр туhатай юумэ баталжа байнабибди…. (Б. Мунгонов. Харьялан урдаа Хёлгом най). – Насколько хорошие решения примем, поднимая руки вместе со всеми;

‘понести наказание’: …Шэхэтэй амитанда хэлээгй, гэм нгэл р рт амсажа зобоод ерэбэ гээшэб… (Д. Эрдыне ев. Хлэг инсагаална). – …Никому не говорил, страдаю, стра даю, сам на себе испытываю последствия своих грехов и вины… и т. д.

ФЕ рассматриваемого стиля могут иметь положительную оценочность, поддерживаемую опорными словами контекста:

туhаламжа злхэ. Помощь оказать. – Тонуулшадые сэрэ гэй журамда оруулха талаар та туhаламжа злнэ бэзэт!

(Д. Батожабай. Тригдэhэн хуби заяан). – Вы, конечно, окажете помощь в деле воспитания у грабителей воинской дисциплины!

нэрэ зэргэ олгохо. Присваивать звание. …Социалистическэ Ажалай Геройн нэрэ зэргэ олгохо ба СССР-эй орденууд болон медальнуудаар шагнаха тухай… (Ж. Балданжабон. Тршын алхам) и т. д.

Можно говорить об определенной зависимости от жанра, когда в сатирическом произведении книжная ФЕ используется для создания эффекта иронии, юмора: Энэ хара шолмые… Одо олшье зэмыешни амасуулхаб… hуужал hуу… (Ч. Цыдендамбаев.

Холо ойрын трэлнд). – Эту чертовку… Вот я сейчас застав лю тебя вину искупить… сиди... Эффект юмора возникает от несоответствия объекту данной ФЕ, соотносимой к насекомому (клопу).

В следующем контексте проявляется авторское ироничное отношение к герою произведения с помощью ФЕ книжного пла ста наhанай хэрэг ‘дело всей жизни’, взятой в кавычки:

Табхайн абгай сагаа дэмы хорооногй, маанияа уншажа, «наhанайнгаа хэрэг» бтээжэл ябана. (Б. Мунгонов. Харьялан урдаа Хёлгомнай). – Сестра Тапхая время зря не теряет, молитву читая, дело всей жизни совершает.

ФЕ со значением ‘подписаться’ находится среди слов, имеющих эмоционально-экспрессивную оценочность, поэтому также перестает ощущаться как книжная единица: Шадабари тайгаар гар табигдаhан нэгэ хабтагархан саарhан тэрэнэй панеркегкго дайсанай бхы тхэдэ хндэ гиридэл адли хзндэнь лгэлдэжэ магад бшуу. (Д. Батожабай. Тригдэhэн хуби заяан). – Умело подписанная одна плоск(оньк)ая бумажка на всю историю его врага подобно тяжелой гире на шее повиснет, возможно.

Иронический оттенок ФЕ гар табиха приобретает в кон тексте сатирического романа: Заата заагй уригдаха ёhотой хоёр зуун хнэй нэрэндые hамгамни гараа табижа баталаа… (Ч. Цыдендамбаев. Холо ойрын трэлнд). – Имена двухсот людей, которые должны быть обязательно приглашены, моя же на подписав, утвердила… 3.1.3.2. Публицистическая фразеология Газетно-публицистическая фразеология отличается харак терными сферами активного формирования и употребления (различные отрасли коллективно-массовой деятельности совре менного общества: научно-техническая, международная, куль турная, спортивная и др.). Соответственно, тематика ее ограни чена по сравнению с разговорными ФЕ. Фразеология данного жанра в значительной степени интернациональна, в ее составе велико число иноязычных заимствований. Но в рассмотренных нами произведениях не отмечены подобные ФЕ.

Одним из лексических признаков являются книжные слова в составе данных ФЕ. Например: мнхэ дурасхаал вечная па мять, сагай амисхал дыхание времени, этигэмжэ злхэ оказать доверие, хндлхэй асуудал больной вопрос, дайшалхы габьяа боевые заслуги, ами наhаяа орхихо расстаться с жизнью и т. д.

ФЕ, широко используемые в публицистическом стиле, так же функционируют и в художественной прозе, при описании тех или иных общественно-политических событий. Например:

Хоёр миллиард шахуу мнгэ дайнай галда хаяад байhанаа булта мэдэнэбди! (Д. Батожабай. Тригдэhэн хуби заяан). – Почти два миллиарда рублей бросили в огонь войны, все знаем!

Манай колхозой ангуушад злэн алта тушааха тсэб ллэн дргэжэ… (Ц. Номтоев. Ашата хбн). – Охотники нашего колхоза перевыполнили план по сдаче мягкого золота… панеркегкго …Сэбэр сэхэ, hайн hайханшье зантай, баяр жаргалайшье, уй гашуудалайшье болоходо, элбэгээр, бардамаар бэе бэедээ туhалжа, тэдхэжэ байhан хндынь эндэ мнхэ нойроор нойр сожо хэбтэбэ. (Б. Ябжанов. hэшхэлэй олзо). – …Прямодушные, с прекрасным нравом, и в радости, и в печали друг другу щедро помогавшие, опекавшие его люди здесь спали вечным сном.

В контекст, содержание которого касается конфессио нальной темы, закономерно вводится книжная ФЕ ‘оказать влияние‘: …Ород грэндэ буддын шажанай саашадаа дэлгэрхэ хэрэгтэ айхабтар ехэ нл злhэн хн юм. (Ц. Галанов. Хун шубуун). – …Это человек, оказавший огромное влияние на даль нейшее распространение буддийской религии в российском госу дарстве. А также:

‘Человечество’: Теэд дээдэ юртэмсые яаралаар орхихо аргагй байhан Будда бурхан хн трэлтэнэй дунда зэгд дуулдаагй, уран шэдитэй гэлслhэн шэгшы хургатай…(Д. Ба тожабай. Тригдэhэн хуби заяан). – Будда божественный, не мо гущий оставить в спешке верхнюю вселенную, прославившийся среди человечества невиданным искусно волшебным мизинцем...

‘Предводитель, авторитетный человек’: Мн нэн сэхэ ябада лаараа олоной орой, тмэнэй тр болоhон Хрин зайhаниие… (Там же). – А также Хурин зайсан своей честностью, правдиво стью стал предводителем многих, головой десяти тысяч...

‘Перестройка (политическая)’: – Хубилган шэнэдхэлгын уд ха зорилгые зарим ноёд иигэжэ буруу hргэхэ гэнэ! (Д. Эрдыне ев. йлын ри). – Смысл, цели перестройки некоторые началь ники искажают, проваливают!

‘Захватчики’: Агууехэ хитад арадые улаан гараар бажуу жа диилэхэгй байhанаа мэдэhэн Англиин эзэрхэг тримхэйшл… (Д. Батожабай. Тригдэhэн хуби заяан). – Анг лийские захватчики, понимающие, что не победят великий ки тайский народ голыми руками… и т. д.

Отрицательная изобразительно-оценочная функция может усиливаться за счет употребления лексики того же стилистиче ского пласта. Так, писатель использует прием параллелизма и во второй части контекста вводит слова и словосочетания отрица тельной окраски:

панеркегкго Тэрэшнил эдэ буруу зэлтэниие нэгэ доро гы хэхэ hэн.

(Ц. Галанов. Хун шубуун). – Он-то сразу уничтожил бы инако мыслящих.

Положительно-оценочные ФЕ также находятся в окруже нии слов такой же окраски:

амжалтын тлхюур. Ключ к успеху. Иимэл юумэн мншье б болоhой гэжэ hанахадаал, би hайса бодожо зд лэ, мсын ажалые амжалтынгаа тлхюур болгохо ёhотойбди гэнэб. (Д. Эрдынеев. Хлэг инсагаална). – Я хорошо подумал и говорю, чтобы сейчас такого не случилось, мы должны личную работу сделать ключом к успеху;

ами бэеэ хайрлангй. Не щадя своей жизни. Дайнай гал hомон соо ами бэеэ хайрлангй тэмсэжэ ябаhан хайрата эсэгэ еэ баясуулха гэжэ оролдоноб. (Б. Ябжанов. Эртын шдэр). – Стараюсь порадовать любимого отца, прошедшего сквозь огонь, пули войны, не щадя себя;

ами сахигша. Телохранитель. Ганса бэеhээ байха, ами са хиха агентндые нюусаар хлhэлжэ абаад ябахадаа, иимэ ехэ амжалта туйлангй яахаб!.. (Д. Батожабай. Тригдэhэн хуби заяан). – Как не достигнуть такого большого успеха, когда брали с собой тайно нанятых телохранителей!.. и т. д.

А также встречаются такие книжные ФЕ, как анхарал хан дуулха (татаха). Внимание обратить (на себя) у Ж. Балданжа бона, Ц. Дона, Д. Батожабая, Д. Эрдынеева и др. или анхаралаа табиха. Внимание обращать;

баяр хргэхэ. Букв. Радость доста вить. Поблагодарить;

ашыень харюулха. Воздать благодеянию, отблагодарить;

баатарай хэлр унаха. Пасть смертью храбрых и т. д. Последние две ФЕ имеют высокий оттенок.

Фразеология времени становления политического строя со циализма также стала употребляться в целях придания описы ваемой обстановке исторического колорита. Например:

Враг народа: Заралганда ошоходонь, арадай дайсан гэжэ байгаад хараагаа бэлэйбди. (М. Осодоев. Орхигдоhон худагай хажууда). – Когда его сослали, помнится, ругали его врагом народа.

Классовый враг: …Ангиин дайсадай хорото ябадалтай хайра гамгй тэмсэхэ. (Ц. Дон. Хиртэhэн hара). – Нужно бес пощадно бороться с вредительством классового врага… панеркегкго Классовая борьба: Хн трэлтэнэй тхэ хадаа ангиин тэмсэлэй тхэ гээшэ. (Д. Батожабай. Тригдэhэн хуби заяан). – История человечества – это история классовой борьбы и т. д.

В пассивный запас отошла ФЕ-перифраза булад хлэг. Букв.

стальной конь. Трактор…. хэhэдэй хуушан дээгр hэтэ гара хаар дтэлжэ ябаhан «булад хлэгдые»...(М. Осодоев.

Орхигдоhон худагай хажууда). – …«Стальные кони», прибли жающиеся к кладбищу, чтобы переехать по нему… В этом кон тексте ФЕ употреблена как отрицательно-оценочная, с ирониче ской окраской.

Публицистические ФЕ отличаются стойкостью функцио нально-стилистической окраски, закрепленностью за сферой общественно значимой деятельности коллективов, масс людей и преимущественно рассудочным характером экспрессии.

3.1.3.3. Конфессиональная фразеология ФЕ, относящиеся к религии, изначально носят книжный характер. Например, бурханай орон. Бога страна. Райское, пре красное место. Юрэд, Алхана гээшэшни бурханай орон юм лэ.

(Ж. Балданжабон. Алханын нюусанууд). Или абарал буулгаха..

Гадать;

провидеть;

вещать, пророчествовать. – «Энэ басаганайн гаа ехэ болоходо, холын нютаг орондо хадамда ггй hаатнай, энэтнай баhал хэхэ» гэжэ ламанар абарал буулгаба. (Г. Даша былов. Харгын бэлшэр). – Ламы пророчествовали, что если эту девочку, когда она вырастет, не выдать замуж в далекие края, то она тоже умрет.

Это такие ФЕ, как нирваанай жhэ бариха. Букв. рая цвет держать. Приблизиться к раю у Д. Батожабая, оршолонто юр тэмсэ. Бренный мир, вселенная у Б. Мунгонова и Ц-Д. Дондо ковой, тагаалал болохо. Букв. кончина, стать. Почить в бозе.

Умереть у Х. Намсараева, тамын зоболон. Букв. ада страдание.

Муки ада. Невыносимые страдания. у Д. Батожабая и Ц-Д. Ха маева и др. В основном, эти ФЕ фигурируют в авторской речи, в тексте внутреннего монолога, в философских размышлениях героев. Приведенные ФЕ имеют оттенок высокого стиля.

Подобная ФЕ может быть употреблена и в отрицательном значении:

панеркегкго Зургаан золигуудые «бурханайнь» орондо мордуулаабди.

(Б. Шойдоков. Онсо шухала даабари). – Шестерых негодяев от правили в страну бога.

Употребление ФЕ высокого стиля требует такого же кон текстуального окружения, как, например в этих контекстах:

ФЕ со значением ‘божьей милостью’ – Ши болбол бурханай хайраар арюун сэдьхэлтэй, арюун трэлтэй, арюун заяатай за луу хн байнаш! (Х. Намсараев. рэй толон). – Ты божьей ми лостью с чистой душой, с чистой родней, с чистой судьбой мо лодой человек!

Со значением ‘благодеяние делать’, провести необходимый обряд по захоронению. Тиигээд гуримай ёhоор хдллэгдэжэ, буянаа хлээгй хнд трэл оложо ядан, амитан зоной дун да, загуурдида зободог юм гээ hэн…. (Д. Эрдынеев. йлын ри). – Покойники, которым не совершили как положено обряда захо ронения, не могут достичь своего перерождения, мучаются сре ди людей, в промежуточном состоянии… Часто книжные ФЕ выполняют функции иронии, которая достигается контрастным употреблением вместе со словами обыденного характера:

Трлэгшын орондо ажаллаха дуратай хнд байгаа hаа, бурханай хайраар ажаллаг лэ. (Д. Батожабай. hэшхэлшни хаа наб?) – Если есть люди, желающие работать вместо председате ля, божьей милостью, пусть работают.

ФЕ, включающие религиозные термины, выражают эмоции человека, выступают в роли междометий. При этом теряется книжный, возвышенный оттенок, некоторые из них в устной речи часто используются как нейтральные:

ФЕ со значением ‘бог пусть спасет’: …«Бурхан абараг!» – гэжэ аман соогоо шэбэнээ hэн. (Д. Батожабай. Тригдэhэн ху би за-яан). А также такая ФЕ, как бурхан гурбан эрдэни. Букв.

Бог три драгоценности, являясь обращением, зачином молитвы, может выражать чувства, переживания: Ай, бурхан, гоншогсум, гурбан эрдэнимни, – гэжэ наманшалаад абана. (Б. Ябжанов.

Хойморой шдхэр).

В следующих контекстах ФЕ выполняет функцию иронии, будучи применена в обыденной разговорной речи, или припи сываема не человеку, а предмету:

панеркегкго Эндэ лгтэй байхамни одоол бурханай мэдэлэй. Хуби зая амни ямар харгыгаар жороолхо байгааб, б мэдэе. (Д. Сульти мов. дэнэй хажуудахи лгэсэ дээрэ). – В ведении бога, что я должен тут висеть. Неизвестно, по какому пути моя судьба по скачет (здесь речь приписана головному убору).

Иронию, насмешку передают ФЕ со значениями ‘бог ви дит’, ‘бог пусть смилуется’:

Бурхан хараг, энэ хэлэhэн гыемни р Чемберленэй дуулаагйнь хр! (Д. Батожабай. Тригдэhэн хуби заяан). – Хоть бы бог последил, хорошо бы эти мои слова сам Чемберлен не услышал бы! Хари бурханай ршбэл, мянганшье наhа наhалха дуран байхал даа… (С. Цырендоржиев. бгэдтэ – мэн дэ). – Если бы бог смилостивился, и тысячу лет прожить есть желание… Следующая ФЕ, обозначающая смерть, также из-за частого употребления в речи в определенной степени потеряла книжную окраску:

бурхандаа (мордохо) ошохо. К богу своему уйти. Умереть.

Бурхандаа мордоторни тэсэхэ бэзэ. (Там же). – Потерпит, на верное, пока я не уйду к богу и т. д.

Таким образом, данные примеры еще раз подтверждают положение о том, что во-первых, грань между ФЕ разного стиля трудно провести, во-вторых, ФЕ могут переходить из одного стилистического пласта в другой, в-третьих, велика значимость контекста в определении семантико-стилистического значения.

3.1.3.4. Фольклорные фразеологические единицы ФЕ, имеющие происхождение из фольклора, обладают в основном торжественным патетическим характером, отличают ся возвышенной тональностью, таковы же и слова контекста:

дайгаа (дайсанаа) дараха, даагаа hлдэхэ. Войну пода вить, двухлетку (коня) за хвост схватить. Выйти победителем из войны. Таанадтаа, хбдтээ бидэ ехэ найданабди, дайсанаа даража, даагаяа hлдэжэ, дархан солоёо нэрллжэ бусахы етнай юрнэбди. (Ц-Ж. Жимбиев. Гал могой жэл). – На вас, наших сыновей, мы надеемся очень, победив врага, на коне, прославив свое имя, вернуться желаем.

панеркегкго морин эрдэни. Конь сокровище. Мншье тэрэ хн морин эрдэни тухай дуратайгаар, нэн сэдьхэлhээ иигэжэ хрэнэ...

(Ц. Номтоев. Шагжын хула).

Этикетные ФЕ используются при обращении к высокопо ставленным лицам:

Ваше высочество: Бэлигн хутагта, ндэр изагуурта айл шан Николай Аликсандарвиш манай дасан хаан бурхан хоёрой ргэмжр бтээгдэжэ... (С. Норжимаев. Баалалтын замаар). – Ваше преосвященство, высокорожденный гость Николай Алек сандрович наш дацан построен благодаря поддержке бога и ца ря… А также синоним дээдэ (ндэр) трэлэй употребляется у Д. Батожабая, Д. Эрдынеева, Ц. Галанова и т. д.

ФЕ со значением ‘Смилуйтесь’: Ай, ехэ тэнгэримни, ршжэ хайрлыш! гытэй ядуу намда иигэхэ гэhэн нэгэ ехэ хэ рэг байhаниие тайлбарилан айлдахахын сл минии хэлэй урда тр зуурахан ршжэ хайрлыт! (Х. Намсараев. Ямаан Жамса).

– Ай, великое небо, смилуйся! Перед моей смертью окажи ми лость кратковременно, дай мне бедному, немощному, свободу растолковать об этом большом деле.

‘Быть удостоенным милости’ использована в ироническом ключе: Шараб hниин харанхые hамбаашалжа, Рэгзэдэйдэ Хан даматай уулзадаг, хндэшэ ямбаша, хршэ ххэншэ Бадма суугай хайра ршлдэ хртэдэг болоо hэн. (Б. Мунгонов. Харья лан урдаа Хёлгомнай). – Ширап, пользуясь темнотой ночи, встречался с Хандамой у Рыгзеда, удостаивался милости от гос теприимной, веселой болтушки Бадмасу.

Эти ФЕ-поэтизмы относятся к высокому стилю, соответст венно и лексический состав контекста имеет возвышенный от тенок: ‘На вершине счастья’: …Сэдьхэлээрээ этигэнхэй, жарга лайнгаа магнай дээрэ ябааб! (Д. Дылгыров. Сэдьхэлэй гуниг). – …Поверив душой, был на пике счастья!

‘Как зеницу ока’: Залуу наhанайнь гэгээн сагаан дурые хоёр нюдэнэйнг сэсэгы шэнгеэр ргэжэ, мгэлжэ ябаhан хайрата нхэрэйнг…(Б. Ябжанов. hэшхэлэй олзо). – Любимого друга, хра нившего, берегшего как зеницу ока, светлую любовь молодости...

ФЕ со значением смерти и связанными с этим ритуалами:

‘Предсмертные минуты’: Шиниингээ hлшын сагай ерэхэ дэ бишни унтажа хэбтэбэб. Хлисрэйш намайгаа… (Ц. Цы панеркегкго рендоржиев. Талын зргэнд). – В твой последний час я спал.

Прости меня… ‘Последний путь’: Ади эжыгээ hлшын замда дэшэлсэхэеэ Аянай ерэнгй лшэ шалтагаантай байhан юм.

(Д. Эрдынеев. Ехэ уг). – Была причина тому, что Аян не пришла проводить в последний путь мать.

‘Вечная память’: Бидэнэр эдэ нхэдэйнг эгэршэгй баа тар зоригыень эгридын дурасхаал болгожо, hэдынг зрхэндэ хадагалан, хатуужаха ёhотойбди. (Там же). – Мы должны стать крепче, сделав вечной память о несгибаемом ге роизме, храбрости наших друзей, сохранив в нашем сердце па мять о них и т. д.

Таким образом, ведущим признаком книжных ФЕ можно считать книжные лексемы в компонентном составе ФЕ. Отмеча ется контекстуальное влияние на книжные ФЕ, способствующее выполнению ими функций иронии, юмора и сатиры.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.