авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОУ ВПО «Иркутский государственный университет» Т. Б. Тагарова КОНЦЕПТУАЛЬНО-ПРАГМАТИЧЕСКАЯ ...»

-- [ Страница 8 ] --

Амидыда хорогй амитан ха юм. (Ц. Цырендоржиев. Талын зргэнд). Начальная форма хорхойдо хорогй – червяку без яда, т. е. мухи не обидит. Обновленная ФЕ отличается более широким значением: не обидит живое существо.

…Одоол мууhаа муу, хh хара hанаатай хн байшоо.

(Б. Санжин. Дрээгй онтохон). Начальная форма Мууhаа муу, модонhоо х – от плохого плохое, от дерева – сажа – представ ляет собой предложение, законченную синтаксическую едини цу, а в авторском контексте эта конструкция превращается в оп ределение с определяемым hанаатай – с замыслом.

Шдэнгы болотороо hогтошоhон шдэнэй техник.

(Ч. Цыдендамбаев. Холо ойрын трэлнд). Замена слова мяхан ‘мясо’ на шдэнгы ‘полусырое’, по-видимому, продиктовано стремлением к аллитерации, что удачно совпало и с усилением экспрессии. Напомним исконную форму ФЕ: мяхан hогтуу – букв. мясо, пьяный, ‘мертвецки пьяный’.

…Хуушанай шоно болоhон барилдаашад… вм. хгшэн шо но. (Д. Батожабай. Тригдэhэн хуби заяан). Здесь отметим си нонимичность хуушан и хгшэн в значении ‘старый’, но послед нее относится только к одушевленным существительным.

панеркегкго Вм. нойтон мунса наблюдаются варианты мухар мунса у Ц. Галанова в романе «Хун шубуун» и хйхэр мунса у Д. Бато жабая в трилогии «Тригдэhэн хуби заяан», что демонстрирует широкие возможности в усилении экспрессии и образности ФЕ и в то же время ограниченность числа заменяемых компонентов.

г) Замены, связанные с другими частями речи … «Ламын орондо бумба галзуураа» (Ж. Тумунов. Нойрhоо hэриhэн тала). – Вместо ламы его жена сбесилась (взяла на себя его функции). Замена частицы гыдэ ‘в отсутствие’ на послелог орондо ’вместо‘.

Гуядаа гурбан сагаан гы аад, булта ууха дуратайшуул...

(Ц-Д. Хамаев. Базаарай харханууд). – Не имеют и трех копеек (на бедре), а пить хотят. Обычно употребляются хахад ’полови на’ или hохор ’слепой’.

Тиихэдэ Мантаг олон мянгаяа шашаагй…(М. Осодоев.

Орхигдоhон худагай хажууда). Исконная форма: олон табые хэлэхэ и т. д. Таким образом, такая подвижность формы и взаи мозаменяемость компонентов является источником экспрессив ности фразеологизмов. Большую часть этих ФЕ, которые спо собны поддаваться лексическим заменам, допускают синоними ческую подстановку, идентификацию, по всей видимости, мож но отнести к фразеологическим сочетаниям, по В. В. Виногра дову [40, 29].

д) Синтаксические трансформации возможны благодаря процессу метафоризации переменных сочетаний.

В следующих ФЕ наблюдается преобразование путем заме ны целых словосочетаний на другие слова или словосочетания.

Образуется новая синтаксическая связь между словами, сопро вождаемая переосмыслением семантики преобразованной ФЕ.

…ргэ аманшни гэжэ рэжэ адашахоор агша. (Х. Намса раев. Жаргалай тлхюур). – О твой язык можно порезаться.

… Хэн нэрэ трэдэнь хирэ тооhо халдаанаб, тэрэ хн ми нии гарhаа зайлахагй! (Х. Намсараев. рэй толон). – …Кто замарает имя честь его… Энэ едэ Бадма абгай hанаhанаа абабаб, тариhанаа хада баб гэжэ нал нашан, налгай зулгы болоно. (Там же). – …Получил желаемое, пожал посеянное… панеркегкго …Газарай габаhаа дэнь шэдэгдэжэ, бурьялан харьялан бусалаад, бурма боложо хйтэрэн тогтошоhон оройнуудтаа нэгэшье ургамал, ндэhэгй шбгэ орьёлнуудтай хаданууд… (Ц. Галанов Саран ххы).– …Выкинутые из щели земли вверх… … «Ганса сусал гал болохогй, ганса хн жаргал эдлэхэгй»… (М. Осодоев. Заха холын заямхада). – …Одна го ловня огнем не станет, один человек счастья не узнает… …Хамарни тэнгэри харашаба тхэлтэй. (Д. Батожабай.

Шалхуу Рабданай хрн). – …Нос мой в небо начал смотреть… Тэдэнэй тэн хахадынь шахуу тэрэ Желтугай элhэн соо hэтэ тархинуудаа хаяhан байгаа. (Д. Батожабай. Тригдэhэн хуби заяан). – …Волосистые головы бросили вм. яhаа хаяа кос ти бросили – погибли.

Энэ хзн дээрэмни хэды болотор hундалдахабта?!

(С. Цырендоржиев. бгэдтэ – мэндэ). – До каких пор вы будете на моей шее сидеть, оседлав?

Али hаншагаа сайшаhан ноёной hанаан бии аад, hабарынь охордохо юм г? (П. Малакшинов. Багша). – …Желание есть, а лапы коротки…Исходная ФЕ – hанаан байгаад, hоёо хрэхэгй – букв. желание есть, а клык не достает.

Эрын зосоохи «эмээлтэ хазаарта» уяран hуларжа… (Б. Мунгонов. Харьялан урдаа Хёлгомнай). – Внутри мужчины «оседланный, взнузданный» растрогался, расслабился… Исход ная форма: Эрын зосоо эмээлтэ, хазаарта багтаха – в мужчине оседланный, взнузданный умещается и т. д.

Таким образом, варьируемый компонент вступает в новые семантико-синтаксические связи со своим окружением, но ис ходное фразеологическое значение остается постоянным. Из этого следует, что оба компонента – варьируемый и варьирую щий – семантически равноценно переосмысливались в составе переменных сочетаний, различающихся именно этими компо нентами. Так в выборе компонента-заменителя проявляется сис темность языка, опирающаяся на семантическую ограниченность набора компонентов-субститутов и, как следствие этой тенден ции, их количественную ограниченность. Суммируя данные по вариантности глагольных, субстантивных и адъективных компо нентов, отметим, что наиболее высока вариантность глагольных компонентов, менее продуктивна вариантность субстантивных компонентов. Им уступает вариантность других компонентов.

панеркегкго Значительная часть подобных трансформаций характерна языку произведений Д. Батожабая, Ж. Тумунова, М. Осодоева и др.

4.2.7.5. Эллиптирование Понятие эллипсиса характеризуется авторитетными лин гвистами как пропуск в речи или тексте подразумеваемой язы ковой единицы, структурная «неполнота» синтаксической кон струкции. В сфере предложения как эллипсис определяется: а) пропуск того или иного члена предложения, компонента выска зывания, легко восстанавливаемого из контекста, причем смы словая ясность обычно обеспечивается смысловым или синтак сическим параллелизмом (так называемый контекстуальный эл липсис);

б) отсутствие какого-либо компонента высказывания, легко восстановимого из конкретной речевой ситуации;

в) нуле вая связка.

Эллипсис обычно присущ для разговорной речи, для кото рой характерны конструкции с «незамещенной» синтаксической позицией. Он обусловлен свойственной разговорной речи си туативностью и наличием невербальных средств непосредст венного речевого общения (жесты, определенные семантики).

Проблематика эллипсиса имеет широкий спектр осмыслений в аспектах компрессии речи и теории текста, требующих даль нейших исследований (Земская Е. А., 1987;

Сковородников А. П., 1973).

В исследуемом материале выявлено 16 % или 65 примеров употребления ФЕ, трансформированных способом элизии или эллипсиса.

Сокращению чаще всего подвергаются обороты, которые относятся к числу хорошо известных, читатель легко восполняет его недостающую часть. Например, у Х. Намсараева: бурхан зайлуул, намhаал саагуур байг гэжэ зрхэ алдашаба хэбэртэй...

(Бодинсы бгэн). – упаси боже, подальше от меня пусть, испуга лась как будто она… Здесь усечению подверглась ФЕ намhаа саагуур, наранhаа наагуур – от меня подальше, к солнцу поближе.

Зрхэн амаараа гаран алдаха сердце изо рта чуть не выско чит у Д. Батожабая в романе-трилогии эллиптирована: Амияа саглажа, зрхэеэ гараха болошоhон Кончун-Сойбон аргаяа ба рагдахадаа, газар тэбэрин унашаба – Дыхание перехватило, панеркегкго сердце готово было выскочить у Кончун-Сойбона, и он, не вы неся этого, упал на землю лицом вниз и т. д. Высока частотность такого способа трансформации в языке бурятской прозы.

4.2.7.5.1. Усеченные фразеологические единицы со структурой предложения В усеченной форме употребляются наиболее широко из вестные, распространенные в народе ФЕ, автор полагается на осведомленность читателя и использует половину выражения, которая в себе концентрирует все фразеологичское значение.

Эта концентрация значения всей ФЕ и способствует усилению экспрессивности и образности контекста. Например:

Бахын hанаан далайда гэhэндэл, фашистска генерал Бэк хадаа советскэ ниислэл Москвае эзэмдэн абаха сагни ойртоо...

гэжэ бодоhон байгаа. (Ж. Тумунов. Алтан бороо). – Подобно лягушке, желающей оказаться в море, фашистский генерал Бэк думал, что приблизилось время завоевать советскую столицу Москву. Полная форма ФЕ: Бахын hанаан далайда, бандиин hанаан хэрэмдэ – Лягушка помыслами в море, послушник – в крепости.

Ай, бурхан зайлуул даа, газар дуулаг, гансахан эндээ хэлсээд болиё. (Х. Намсараев. ри нэхэбэри). Здесь опущена вторая по ловина полной формы ФЕ газар дуулаг, гахай шагнаг – пусть земля слышит, свинья слушает – никто не должен услышать.

Встречаются обе половины одной ФЕ в самостоятельном упот реблении:

Дэмы табиhан дээhэн хаш, – гэжэ байгаад, Тоня холодиль ник сооhоо архи гаргажа, хоёр газар хубааба. (Ц.-Д. Хамаев.

Базаарай харханууд) и hула табигдаhан hуртал, Ширабоншье зоргоороо орошоо. (Б. Мунгонов. Харьялан урдаа Хёлгомнай).

Полная форма: hула табиhан hур, дэмы табиhан дээhэн.

Тархидаа байhан буга харажархиба гш? (Ц-Д. Дондокова.

Хориин хатад). – На голове своей изюбра увидел? Полная фор ма: рынг толгойдо бэ хараагй аад, хнэй толгойдо байдаггй буга зааха.

Энэ бгэмнай эрэ хн хадаа ябаа ябаа яhа зуужа, баян дайдын хэшэгтэ хртэжэ, мяха эдюулбэ гээшэ хаям даа... (Х.

панеркегкго Намсараев. рэй толон). – Наш старик настоящий мужчина, ходил ходил, дал нам вкусить даров богатой земли, накормил мясом. Полная форма: Ябаhан хн яhа зууха, хэбтэhэн хн хэ эли алдаха и т. д.

Вышеприведенные примеры демонстрируют стремление авторов вложить в уста персонажей известные пословицы и по говорки, максимально приближая к разговорному стилю, адап тируя к конкретной ситуации. При этом подвергшиеся эллипси су предикативные единицы получают некоторые смысловые сдвиги или дополнительную смысловую нагрузку, становясь более экспрессивными.

4.2.7.5.2. Эллиптированные фразеологические единицы со структурой словосочетания Часто сокращается Гарынь ганзагада, хлынь дрдэ хргэхэ, например: гарынь ганзагада хрэбэ у В. Петонова (Ду унтай уулзалга), ганзагада хрэжэ…у А. Жамбалона (Юрын лэ ургы) и т. д.

ФЕ со значением ‘быть неимущим’ усекается, концентри руя весь смысл ФЕ на одной части газар гэшхэхэ малгй у Д. Батожабая (Тригдэhэн хуби заяан);

…Газаатнай ган гэхэ нохойшье лдэхэгй … у Х. Намсараева (ри нэхэбэри). Здесь нужно отметить, что распространена форма газар гэшхэхэ малгй, ган гэхэ нохойгй, наиболее полная форма Газар гэшхэхэ малгй, гал тлихэ сусалгй, ган гэхэ нохойгй, хан гэхэ хадааhагй (И. Н. Мадасон, 1960).

В усеченных формах ФЕ Алта, торгон соо умбаха у Ц. Цырендоржиева (Талын зргэнд) и тоhо зхэй умбан у Р. Будановой (Сэпэлмаагай заяан) значение ‘жить в достатке’ со храняется. Также как сохраняется исконное значение ‘истытать трудности’ в следующем ФЕ, где опущено слово шулуун камень:

…Нилээд ехэ хатууе мэрэжэ, халууе долёобо. (Ч. Цыден дамбаев. Холо ойрын трэлнд). Значение безапелляционности появляется с опущением компонентов в ФЕ:

Хэлээр хэдэргэ, хэрэгээрээ монархист хн иимэ байдаг ёhотой! (П. Малакшинов. Багша). Исконна форма хэдэргэ шэнги хэлэтэй. оёотнай хрэхэгй! (Д. Сультимов. дэнэй хажууда панеркегкго хи лгэсэ дээрэ) (полная форма: hанаан байгаад, hоёо хрэхэгй) и т. д. ФЕ с нулевой связкой приближаются к компрессии:

Тргэн – тхэй гэлсэдэг юм… (Ж. Тумунов. Алтан бороо). – Скорое – сырое;

… Булхай булшангаараа гэhэнш… (С. Цырен доржиев. Мнхэ эрьесэ). – Обман – мышцами;

…Бухын хамар нюдаргаар гэдэгтэл... (Ч. Цыдендамбаев. Холо ойрын трэлнд). – Нос быка кулаком…;

…«Уушханшье hаа, мя хан»… (Д. Эрдынеев. Ехэ уг). – И легкие – мясо и т. д.

Проведенные наблюдения показывают, что результатом эл липсиса является дальнейшее абстрагирование и интенсифика ция (сгущение) значения ФЕ.

4.2.7.5.3. Компрессия В некоторых случаях на основе эллипсиса возникают новые лексические единицы, примерно 9 % трансформаций составляет явление компрессии, сжатия структуры ФЕ до одного слова или до парного слова.

Так, структура ФЕ хн ахатай, дэгэл захатай сжалась до парного слова ввиду своей широкой употребляемости, распро страненности у многих авторов: Заа, аха захаяа болиhон, дэмы табиhан дээhэн, hула табиhан hур болоhон хин даhаа. (С. Цы рендоржиев. бгэдтэ – мэндэ);

Буряад хн хадаа аха захатаяа хндэлхэ… (Ц. Галанов. Хун шубуун) и т. д.

Ама халаха сжалась до …халамгай (hууба). (Д. Батожабай.

Шалхуу Рабданай хрн);

архидаа садаагй халамгайшуул...

(Ц-Д. Хамаев. Базаарай харханууд) и т. д.

От арhынь бшэхэ ‘шкуру спустить’ оставлен глагол, что подчеркивает напряженность контекста: …рынг эзэнэй гэр гэндэ бшлхэеэ лаб мэдэhэн Долгор… (Д. Батожабай.

Тригдэhэн хуби заяан).

Из могойн эреэн газаагаа, хнэй эреэн досоогоо использо вано одно прилагательное: Мэхэ гохыень, убай эреэень мэдэхэ… (Ц-Д. Хамаев. Базаарай харханууд). Отметим переносное значе ние эреэн – плохой.

римнай hэн ехэ преобразовалась в …ри бhэн хоёрhоо зайсахаяа болиhоноо мэдэдэг бэзэш? (Д. Батожабай.

Тригдэhэн хуби заяан).

панеркегкго бгэртэр ухаа орохогй, лтиртэр шлэ гарахагй:

…Хараа боли шлэ гарахагй хн ха… (Ж. Тумунов. Алтан бороо).

Опущено существительное толгой (тархи) голова:

…Хазайhан тээшэ ябашаха дураниинь хрэдэг hэн. (Ц. Галанов.

Хун шубуун).

Опущены существительное тмэр железо и глагол дабта куй из ФЕ тмэрые халуун дээрэнь дабта: Халуун дээрэнь ноёдто дуулгаагйдэ болёо… (Д. Эрдынеев. Хлэг инсагаална). Возможно преобразование и из халуун мррнь по горячим следам.

Значение ‘жадно’ передано одним компонентом ФЕ:... Хор хойтойгоор Аламжын томонууд булшантай хл шэртэжэ бай гаа hэн. (Д. Батожабай. Тригдэhэн хуби заяан). Полная форма:

хорхойгоо хрэхэ. Значение ‘завистники’ получает преобразо ванная ФЕ в контексте: Хороо бусалжа хорхойтоошод! (Ч. Цы дендамбаев. Холо ойрын трэлнд).

Теэд hанааншье байгаа hаань, hоёошни хрэхэгйл! hайса хусалши даа… (Ж. Балданжабон. Бргэд). – Компонент из из вестной ФЕ хсэжэ ядаад хусаха, синонимичной предыдущей ФЕ. Так же усилена экспрессия и в контексте Эрмэлзэл бии аад, шадал, hоёогй…. (Ц. Цырендоржиев. Талын зргэнд).

Ганса hанаха hарбайха моримнил! (Ц. Галанов. Хун шубу ун). Легко восстановима начальная форма hанаhанаа хсэхэ, hарбайанаа абаха.

Очевидно, р тэдэнэй шуhан ха юмбиб! (Д. Эрдынеев.

Ехэ уг) из шуан трэл кровные родственники.

Осколки известной пословичной ФЕ Нохойтой hтэй хормойгй, ноёнтой hтэй нюргагй можно собрать воедино из контекстов М. Осодоева «Дуняшые хамгаалаад туршалши, нюргагй лэхэш» (Баршуудхын Дхэй) и С. Цырендоржиева «Иигээд лэ, сагайнгаа ерэхэдэ ноён нохойгйл нэгэл байрада хэб тэшэхэ аад…» (бгэдтэ – мэндэ). – Ведь все, когда время при дет, и господа и собаки, в одно и то же место лягут… и т. д.

Всего таких ФЕ в рассмотренном материале более 30 еди ниц. Таким образом, при явлении компрессии могут меняться и грамматические формы оставшегося слова-компонента.

панеркегкго 4.2.7.6. Контаминация Контаминация (скрещение) – это взаимодействие языковых единиц, соприкасающихся либо в ассоциативном, либо в син тагматическом ряду, приводящее к семантическому или фор мальному изменению или к образованию новой (третьей) языко вой единицы [260, c. 206].

По Розенталю, контаминация – образование нового слова или выражения путем скрещивания, объединения частей слова или выражений, связанных между собой какими-либо ассоциа циями (1998). Так, сливаются обороты, относящиеся к одному семантическому полю.

Около 4 % составляет использование данного вида измене ния от числа всех трансформаций. Столь малое количество объ ясняется, по-видимому, сложностью самого способа.

Случаев контаминации у Д. Батожабая в романе-трилогии всего 4:

Халта дураа гутаhан Аламжа шуhа таташаhан улаабтар нюдэеэ зрлэн татаад… автор объединил ФЕ нюдэнд шуhа татаха (букв. кровь к глазам тянуть) и нюдэеэ зрлэхэ (глаза заострить), вводя распространитель улаабтар (красноватый).

В следующем контексте контаминируются арбан шдэн хам ‘де сять зубов сомкнуть‘ и шд зууха ‘сжать зубы ‘:

…Зариманиинь шдэндээ хам зуулдуулаад, ама хооhон зогсохо … и …Ямархан бхэ абаахайн шлhр гльмэ грэхэбиб!

(Д. Батожабай. Тригдэhэн хуби заяан). Арбан жэлдэ абаахайн мрр + гльмэ грэхэ.

Другие авторы также прибегают к такому способу обнов ления ФЕ: Алдажа ама гараа hаа, Аригун Ббэйдэ аhагдахаб … (Ж. Балданжабон. Бргэд). Ама алдаха+ ама гараха.

«Ши, Намсал, амандаа ороhон сагаан хурьганай hл наhан соогоо хэлээрээ hргэнь тлхиhэн амитанши! (Д. Эрдынеев.

йлын ри). Садахада сагаан хурьганай hл муухай болодог+ амандаа ороhые хэлээрээ тлхихэ …Ами толгойгоо алдаха болоhоноо мэдэжэ байна гш?

(Х. Намсараев. Ямаан Жамса). Соединены амяа алда ха+толгойгоо алдаха и Хэрбээ аман байнал гэжэ задагай зай даар дуугаржа… (рэй толон). Аман байнал гэжэ+задагай панеркегкго аматай, а также … Задагай амаяа татадаг болохоб. (Ж. Туму нов. Алтан бороо). Преобразовано из ФЕ задагай аматай+амаа татаха.

Харин тэндэ хрсэгэнэжэ хл алдаhан Ханда абгайнь...

(Ц-Д. Дондокова. Ногоохон отог). Из ФЕ хл хрсэг болохо+хл алдаха.

Хооhон гэ хонгиргоошод! (Б. Мунгонов. Харьялан урдаа Хёлгомнай). Из ФЕ хооhон торхо хонгиргоотой+хооhон гэ.

Аманайнгаа хазайhан тээшэ доржогонохоо болихо юм гш, али? (М. Осодоев. Баршуудхын Дхэй). Начальная форма: Ха хархай аман байнал гэжэ + тархиингаа хазайhан тээшэ и т. д.

4.2.7.7. Инверсия Инверсия это такое изменение структуры ФЕ, когда быва ют нарушены внутренние синтаксические связи и добавлены слова-распространители. В нашем материале всего 2,7 % случа ев инверсии. Такая низкая частотность может быть объяснена следованием строгому порядку слов в предложении, присущему бурятскому языку.

В трилогии Д. Батожабая встречается: …Яhан туранхай бгэнэй сагаанаараа харашаhан эригэр нюдэд ёлойжо харагда ба – Злобно исподлобья смотрели белками пестрые глаза тощего костлявого старика. Начальная форма ФЕ – нюдэнэйнгээ сагаа наар хараха.

Вм. уhан толгой: Теэд нэгэ бага толгой соогоо уhатай Илиодор...

Вм. хороо бусалха: Мн hая сээжэ соогоо бусалан байгаа хоро hг…. А также: Сугларжа хамтарhан шаазгайнууд суб ажа ябаhан барас баридаг юм …Или: Таанад хаанаhаа гарааб ди гэжэ hананат? Газарай ганhаа г, али хнh г? Другие пи сатели также обращаются к этому способу преобразования.

… Тоhо, торгондо умбаhан, хльбэрhыеш харагшагйб.

(Г. Дашабылов. Харгын бэлшэр). Из тоhон соо умбаха, торгон дээрэ хльбэрхэ.

Вм. hонин hорьмой юумэн: …hонин юумын hорьмойе хоёр хлэйнг хурдан бэрхэдэ тжэ суглуулжа ерэhэн юм шэнги… (Х. Намсараев. рэй толон).

панеркегкго Вм. Нэрээ хухаранхаар, яhаа хухарhан дээрэ: Минии яhа ху халха гэжэ оролдодог байгааш. Мн би тэрэнэйшни харюуда нэрыешни хухалаад туршаhуу. (Ж. Балданжабон. Бргэд).

Уhан дээрэ рмэ хшхэ: … Теэд энэ бодолынь уhан дээрэ хшгдэhэн рмэн мэтэ hэн. (Ж. Тумунов. Алтан бороо).

Вм. тамын зоболон: Зоболонгой ехэ зоболон тама соо байhандал… (Ц-Д. Хамаев. Базаарай харханууд).

Думается, видом инверсии можно считать разъединение ФЕ, когда между компонентами, нарушая устоявшийся порядок слов в ФЕ, вводится несколько слов или словосочетаний. Ком поненты фразеологизма хэлэнэй ута хз орёохо разъединены в целях акцентирования внимания на его смысловых характери стиках: – Хэлэнэй ута юун гэгшэб даа? – гэбэ. – Хз орёохо, – гэжэ Норжомо харюусаба. (Ц-Д. Хамаев. Бэлшэр).

– Тэрээндэ адли амжалта туйлахын тула ямаршье тлхюур хэрэглэхэдэ болохо! – гээд, Намсараев Майдарай урдаhаа хаража, – гансал тэрэ тлхюурые збр хэрэглэжэ шадаха хэрэгтэй!..(Д. Эрдынеев. Хлэг инсагаална).

Экспрессивны, выразительны обыгранные авторами ФЕ:

…Ганса сусал гал болодоггй гэлсэгшэ. Галгйл hаа, газар дээрэ гансаараа ябаhан хншье дрэhэн хара сусал бэшэ г….

(Ц-Д. Дондокова. Ногоохон отог).

…Оюун бодолойнь хгжэмтэ омог далиие аралжаа най маанай нилээд томо энэ ноён хони хайшалдаг жэбэтэй хайша ар хиргажархибал янзатай… (Ч. Цыдендамбаев. Холо ойрын трэлнд).

л хаража, хомхойрhоной хэрэггйл даа – булуу шулуу хи мэлэгдэхэл гээшэ. (Б. Мунгонов. бгэн Санхюу). Из л хара жа, булуу химэлэхэ и т. д.

4.2.7.8. Повтор фразеологической единицы со структурными изменениями Писатель показывает возможности языка – и не только изо бразительные, эстетические, но и собственно грамматические, смысловые, стилистические.

Повтор в несколько изменённом составе фразеологического оборота – часто встречающийся приём в текстах. Сравним:

панеркегкго Хнэй хурган р тээшээ бажуугдадаг… Тиимэл хадань то хир хурган аман тээшээ гэдэг гээшэл. (Ж. Балданжабон. Сэнхир хаданууд). – Пальцы в свою сторону сжимаются… Поэтому и говорят, кривой палец в сторону рта своего.

Наблюдается повтор с аффиксальными изменениями. При этом настойчивый повтор не просто убеждает оппонентов, а придает большую экспрессию высказыванию: Урданай юумэ ула болгохо яагаа зрхэтэй зомта? Убдис тарняар мнхэлэгдэhэн урданай юумэ ула болодоггй юм, дэгй янданууд, ула доогуур hэд унахаа байhанаа мэдэгты, нохойнууд! (Ц. Дамдинжапов.

Эрдэни Дугармаа хоёр). – Какие вы смелые прошлое топтать?

Увековеченное молитвами прошлое не будет подошвой, безго ловые негодники, знайте, вы сами попадете под подошву, собаки!

Галуу hажааhан турлаагууд гээшэбди гэжэ ганса мн хэлэнэгйш, ходо хэлэдэгши! … Тэрээхэн галуу hажааhан турла аг тухайгаа дуугархаяа болёоройш! (Д. Эрдынеев. йлын ри). – Ты всегда говоришь, что мы те вороны, которые последовали примеру гусей!.. Прекрати говорить о тех воронах, которые по шли за гусями!

Повтор может быть использован с опущением одного сло ва: Нашан Батын нарин хзндэ бууhан бугуули, баhа минии хзндэ буулсажа байна гээшэ г... (Х. Намсараев. рэй то лон). – Неужели петля, опускающаяся на шею Нашан Бата, и на мою шею опускается… Иногда в следующей части контекста повторяется только часть используемой ФЕ, одно слово, которое иногда связывается с новыми словами:

Шинии ама таглахын тл нилээн ехэхэн таглаари хэрэг тэй юм хаш. (Ц-Д. Дондокова. Хориин хатад). – Чтобы заткнуть твой рот, нужна огромная затычка;

Эндэл шд зуухыса зууналши даа – Здесь-то ты зубы сти скиваешь так стискиваешь. (Там же);

Хсэжэ ядаад хусахаяа hанаа гш? Яба хусаарай! (Ц-Ж.

Жимбиев. Гал могой жэл). – Не мог догнать и лаешь? Давай лай!

Яагааб теэд, хэлэ амаяа блюудэхэ зон блюудэжэ байг лэ даа…(Б. Ябжанов. Эртын шдэр). – Ну и пусть точат лясы, кто хочет точить…;

панеркегкго Эдэнэй олонхинь гл эдихэ хэнh мн жажалха уушхан дээрэ гэжэ тоолодог hэн. Цэлхэй Цыренович хэр хыень шэлэхэ хаб даа? (Ж. Балданжабон. Сэнхир хаданууд). – Большинство из них считало, легкие, которые можно сейчас жевать, лучше сала, которое будет завтра ( лучше синица в руках, чем журавль в небе). Выберет ли Цэлхэй Цыренович сало (журавля в небе)?

4.2.7.9. Реплика-подхват Наблюдения показывают, что наибольшее количество ФЕ употребляется в диалогической речи, которая состоит, как из вестно, из обмена высказываниями-репликами, на языковой со став которых влияет непосредственное восприятие, активизи рующее роль адресата в речевой деятельности адресанта. Для диалогической речи типичны содержательная и конструктивная связь реплик.

Известно, что для разговорной речи характерен принцип экономии словесного выражения. И фразеологизмы, как языко вые единицы, несущие в себе обобщение, способствуют по строению кратких, но емких диалогов. В художественной прозе персонажи как бы соревнуются друг с другом в остроумии, в богатстве своего языка, отстаивая свое мнение или доказывая что-либо, поясняя, добавляя и т. д. Автор вкладывает в уста од ного героя фразеологическую единицу, которая подхватываются другим героем-собеседником, а семантика обыгрывается тут же в диалоге. Например, Ташуураар hхын нсэгые сохижо яладаггй юм. – Ойлго сотой. – Дамба сухалдаа ялалзаhан нюдр энеэнэ. – Баяниинь hхын нсэг боложо, гытэйнь злэхэн hур болобо ха. (П. Ма лакшинов. Багша). – Обух топора не победишь кнутом ударяя. – Понятно. – Дамба засмеялся сердито блестевшими глазами. – Богачи становится обухом топора, бедняки стали мягким ре мешком.

Яажа мэдэхэб, халааhандамнай юу хээн байгаа аалам бы? – гэжэ Бахана «халааhандаа хахад сагаангй» глэhэндээ дурагйшэгр дуугарба. (Б. Мунгонов. Харьялан урдаа Хёлгом най). – Кто знает, может, кое-что и имеется у нас в кармане? – Бахана сказал недовольно в ответ на то, что о нем сказали, что в кармане нет и половинки гроша.

панеркегкго Эбтэй шаазгай элеэ бариха, эреэн дээhэн шулуу отолхо гэл сэдэг ха юм. Шаазгайнууд шангаар шаханаад лэ, дрэхэ гэжэ бии, – гээдхибэ Дулма. Шаазгайнууд саг соогоо бргэдд болохо ёhотой. (Там же). – Дружные сороки схватят тигра, пестрая ве ревка камень перережет, говорят. Сороки-то только громко стре кочут и на этом все, – сказала Дулма. – Сороки в свое время должны стать орлами.

…Фашистнарай улаан голдонь хрэхэ байгаабди, – гээдхи нэ. – Голдонь хрэхэh байтагай, бри саахануур хрэхэбди… (Ж. Тумунов. Алтан бороо). –… Достигли бы аорты (уничтожи ли) фашистов. – Не только аорты достигли бы, а и еще дальше… У И. Н. Мадасона имеются пословицы с одним и тем же лексическом составом, значения которых различаются благода ря аффиксам:

Тэхын эбэр тэнгэридэ хрэхэгй. Тэмээнэй hл газарта [297, с. 61] – Козла рога неба не достигнут, верблюда хвост зем ли не достигнет;

Тэхын эбэрэй тэнгэридэ хрэтэр, тэмээнэй hлэй газарта хрэтэр хлеэхэ [297, с. 366] – Ждать до того, что козла рога не ба достигнут, верблюда хвост земли достигнет.

Тэхын эбэрэй тэнгэридэ хрдйдэ, тэмээнэй hлэй га зарта хрдйдэ, хэлэхэ юумэеэ хэлэгты! Хэхэ юумэеэ хэгты!

[297, с. 367] – Пока козла рога неба не достигли, верблюда хвост земли не достиг, говорите что собирались сказать! Делайте то, что должны были делать! Д. Батожабай творчески трансформи рует их, создавая ФЕ с новым значением тэмээнэй тархиhаа эбэр ургаха – с головы верблюда рога вырастут, т. е. случится что-то небывалое, невозможное. Данная ФЕ вкладывается в уста народа при диалоге, при чем автор указывает, что это шутка (шог). Дальше автор обыгрывает известные пословицы, получая новую ФЕ Тэмээнhээ урид тэнэг хнэй тархида эбэр ургадаг:

– Этигэнэгйб даа, юрэд, Рабданай доктор болоо hаа, тэмээнэй тархиhаа эбэр ургана бэзэ, – гэжэ хэншьеб зоной араhаа шог хаяба.

Хнд дарьяса энеэлдэшэбэд. Би хороо бусалhандаа, hууриhаа hуг харайн бодожо:

– Тэмээнhээ урид тэнэг хнэй тархида эбэр ургадаг юм.

Мн энэ гэ хэлэhэн хнэй тэнэг бэшэ байгаа hаань: тэрэ тэ панеркегкго мээнэй hл газарта хржэг, тэхын hл тэнгэридэ хржэг! – гэбэб. (Д. Батожабай. Шалхуу Рабданай хрн).

Зачастую в реплике-подхвате ФЕ подается в усеченном, трансформированном виде. Здесь довлеет такая черта разговор ной речи, как влияние ситуативного момента, известного бесе дующим:

Алим бэ? Харагданагйл! – Шэрэнги руу ороо! – hорьмоhоо харана бэшэ гш даа! Ха-ха-ха… – гы даа, юу hорьмоhоо гэ жэ?! (М. Осодоев. Баршуудхын Дхэй).

Также у Ц. Галанова в «Саран ххы»: Нээрээл hорьмоhоо хараа гээшэш. – гы! hорьмоhон бэшэ! и у С. Цырендоржиева в «Мнхэ эрьесэ»:

Теэд ши, Балдан, Сережын шэгшыдэшье хрэхэгйш. – Шэгшыгээ харуулха Сережашни алим бэ? Ж. Балданжабон обыгрывает ФЕ нугаhа буудаад, нуур тудаба ‘промахнуться’:

– Нуурыеньшье, нугаhыеньшье тудаба бэшэ аалби. – Яаха даа? – гэжэ хбниинь гайхана. – Яахадаа гэнэ гш? Нуурта ошожо, морёо уhалдаг байхабди – иихэдээ нуурыень тудаба гэ эшэб. Эдэнэй гэhэн мнгр таанадтаа саахар абажа гэхэб – тиихэдээ нугаhыень тудаhан болохоб…. (Бргэд).

Ответная реплика с использованием вариантной ФЕ может звучать во внутреннем монологе героя:

Иимэ дууша хршэтэй байhан аад, юундэ мн хрэтэр мэдэнгй ябаhан хнбиб? – гэжэ Майтагсаанай баабай Габаа гай далиие ргэнэ. «Зунды абгай яана гээшэб? Яахадаа энэ Га баае магтажа, одо hодыень ргэнэ гээшэб…. (Б. Ябжанов. Эр тын шдэр).

Аймхай нохой шэмээгй зуудаг ха юм, – гэжэ Аригуун Ббэй бодоно. – Хэр зуулгаха хн гээшэбиб? (Ж. Балданжабон.

Бргэд).

Бэрсэеэ эдюулээд байхадаа, баhа нохойн наадан г? –, энэш инаг дура эдлэжэ шадаха хнэй наадан ааб даа. (Ц-Д. Дон докова. Хориин хатад).

– Маанарта хэн нхэ малтанаб гэжэ мэдэнэ гш? гы. Дул ма малтана… (Б. Мунгонов. Харьялан урдаа Хёлгомнай).

Такие способы усиления выразительности ФЕ и контекста являются индивидуальными, окказиональными. Наиболее рас пространенным видом семантического преобразования является двойная актуализация.

панеркегкго 4.2.7.10. Двойная актуализация фразеологических единиц Двойная актуализация – это такое применение ФЕ, когда словосочетание функционирует одновременно и как свободное, исходное синонимичное словосочетание, и как фразеологизм.

В целом примеров двойной актуализации в исследуемом материале насчитывается всего 13, что равно 3,2 %.

Урданай хн зэргэлээ хадынгаашье саана хсэд гаража харангй, буруугайнгаа бэлшээри соо наhаяа дргэдэг байгаал даа… (Ц. Галанов. Хун шубуун). – В старину люди не могли и за соседнюю гору сходить посмотреть, так и заканчивали жизнь свою на пастбище телят.

…Эдэнэй газар гэшхэжэ ябаhан хамаг малыень бултыень хуряажа асараад, тэрэ неэнэйнь томогто хаагаад орхигты… (Х. Намсараев. рэй толон). – …Весь скот, топчущий землю, соберите, пригоните и закройте в коровник… Тиихэдэнь хсэжэ ядаашан хусаа юм ааб даа. – Зб хэлэнэш даа, Банди, айлай нохойн хусаhан абяан ондо ондоо гэжэ хндэйшье зохёожорхиhон хэлэн ондо ондоо ха юм даа.

(Ц-Д. Дондокова. Хориин хатад). Лают те, которые догнать не могут. – Прав ты, Банди, как у собак разные голоса, так и люди сочиняют разные речи.

Норжомо залуухан эхэнэр мэтэ уяханаар хятагад гээд, хормойнгоо hалхи тататар байра дээрээ эрьелдээд… (С. Цы рендоржиев. бгэдтэ – мэндэ). – Норжомо, как молоденькая, гибко изогнулась, повернулась на месте так, что подол ветром колыхнуло… Здесь обыгрывается значение ФЕ: хормойдоо hалхи хабшуулhан – легкомысленная, ветреная.

Хэдэн хибдээ тала дунда хаяжархёод, намайе тогооной ханхинаса хараагаад, хзгээ нугалаад, хормойгоороо hалхи hэбижэ байhан басаганай хойноhоо тгэншэл hэнши. (Ж. Ту мунов. Алтан бороо). В том же значении.

Тэрэнэй гэдэ орожо, бурхан заяан зайлуулаг, бэл дунда обоодо ргэл хээд, яhандаа хртбди. (Там же). В данном при мере одновременно есть значения ‘замерзнуть сильно’ и ‘по страдать сильно’.

панеркегкго Би оройдоошье, энэнэйшье тухайгаар залд гээгйб, – гээд Ваанчиг хюмhанайнгаа харые харуулба. (С. Цырендоржиев. Дуу най шэди). –Я не вздрогнул даже ни на столько – Ванчик пока зал черную полоску под ногтями. ФЕ и в свободном и перенос ном значении.

Бидэ нараяа буляалгуулаа hаа, яаха болонобибди, ото ха ранхыда ябаха г. (С. Норжимаев. Баалалтын замаар).

4.2.7.11. Антифразис Существующие ФЕ иногда употребляются авторами в про тивоположном значении. При этом параллельно приводится ис ходная форма пословицы со ссылкой на то, что люди так говорят.

Например, противопоставлены эдеэшэхэ – шhэеэ алдаха, ухаа орохо – ухаагаа гээхэ, соответственно созревать – сок те рять и ума набираться – ум терять в контексте из повести «Хрьгэнэйд» С. Цырендоржиева:

«Мяхан бусалха бреэ эдеэшэдэг, хн бгэрхэ бреэ ухаа ородог», – гэжэ хэн нэгэнэй хэлэбэл, урбалдуулаад лэ орхихо:

«Мяхан бусалха бреэ шhэеэ алдаха, хн бгэрхэ бреэ ухаагаа гээдэг». Если скажут «Мясо чем дольше кипит, тем более навару и чем старше человек, тем больше ума», то обязательно пере вернет: «Мясо чем больше кипит, тем больше сок теряет, чело век чем старше становится, тем более ума теряет».

В следующем контексте в ФЕ тргэн горхон далайда хрэдэггй заменено слово адагтаа до устья на далайда до моря.

Исходная форма – тргэн горхон адагтаа хрэдэггй. И вм. гор хон – гидроним Хурьгат. Это явление двойной актуализации, когда фразеологизм обозначает и конкретную ситуацию:

«Тргэн горхон далайда хрэдэггй» гэжэ хнд хэлсэдэг.

Згр эдэ гэнд Хурьгадта арайл таарахагй ха даа. Хурьгад най эхинhээ эхилээд адаг хрэтэр тргэн, долги шангатай юм.

(Г. Дашабылов. Уулаhаа эхитэй…). – «Быстрая речка до моря не доходит», люди говорят. Но эти слова не совсем подходят к Хурь гат. Наша Хурьгат от начала и до конца быстрая, с сильной волной.

При использовании ФЕ со структурой словосочетания не используется начальная форма ФЕ с отрицательной частицей или антонимичным словом:

панеркегкго Багша hаань, хараахаhаа байха, хахархай амамни хахадшье гэ зрижэ хэлэхэгй байгаал... (Ж. Тумунов. Алтан бороо).

Здесь начальная форма хахархай аман байнал гэжэ (hарьяха, дуугарха и т. д.). А в романе «Нойрhоо hэриhэн тала» вм. глаго ла гараагй ‘не выходивший’ использован хргй ‘не достиг ший’: буруугай бэлшээри хргй Тоhотын Гомбо мэтын уй марнууд... Исходная форма: тугалай бэлшээриhээ гараагй.

…Саhан дээрэ мртэй, саарhан дээрэ нэрэтэй болоо hаа… (М. Осодоев. Заха холын заямхада). – …Оставил бы имя на бу маге, след на снегу. Начальная форма: Саhан дээрэ мргй, саарhан дээрэ нэрэгй и т. д.

Или еще пример: …Банзаракшеев газарай габа уруу оро шобо гээшэ… (Там же). Исходная форма: газарай габаhаа гара ха, где орохо/гараха – антонимы – заходить/выходить и т. д.

4.2.7.12. Окказиональные фразеологические единицы Выявление роли ФЕ в формировании индивидуального сти ля автора представляет собой довольно интересную и значимую проблему в изучении фразологии бурятского языка в коммуни кативно-прагматическом аспекте, а также в исследовании про цесса ее становления.

При обращении к проблеме преобразования ФЕ исследова тель сталкивается с таким вопросом: считать ли это явление ок казиональным или общесистемным, узуальным.

В стилистике общепринятой является точка зрения, соглас но которой средства и приемы окказиональности относят к яв лениям не языка, а речи. Это положение оспаривается, пожалуй, В. П. Григорьевым, считающим, что за каждой «странностью»

речи стоит язык: «Весь вопрос, очевидно, в том, какому языку эти окказионализмы принадлежат. То, что они не входят в нор му общелитературного языка, не может служить основанием для их выведения из него вообще, как из своеобразной системы»

[62, с. 144].

Некоторые ученые относят индивидуально-авторские ФЕ к числу окказионализмов. Так, В. И. Зимин из узуальных выделяет окказиональные варианты ФЕ, понимая под ними всевозможные отступления от узуальной формы ФЕ, принятой нормой [85, с. 79].

панеркегкго Индивидуальное речетворчество свойственно всем функ циональным разновидностям современного бурятского языка.

Но степень проявления авторской индивидуальности в разных стилях неодинакова. Ярче всего индивидуальное начало выявля ется в художественной литературе и (в несколько меньшей сте пени) в публицистике. Само развитие литературы и публицисти ки связано со все большим возрастанием роли индивидуально авторского в системе словесных средств этих видов творчества.

Что касается публицистики, то индивидуализация речи в меньшей степени свойственна информативным ее жанрам и в большей степени – художественно-публицистическим. Чем бли же публицистический жанр к художественной литературе, тем шире в нем используются самые разнообразные индивидуально авторские языковые средства, в том числе творчески преобразо ванные фразеологизмы.

Мы руководствуемся в нашей работе высказыванием И. Р. Гальперина: «Само собой понятно, что сущность стили стического приема не может заключаться в отклонении от об щеупотребительных норм, так как в этом случае действительно стилистическое средство было бы противопоставлено языковой норме. На деле же стилистические приемы используют норму языка, но в процессе ее использования берут самые характерные черты данной нормы, ее сгущают, обобщают и типизируют.

Следовательно, стилистический прием есть обобщенное, типи зированное воспроизведение нейтральных и выразительных фактов языка в различных литературных стилях речи» [55, с. 47].

Отсюда очевидно, что выразительные средства языка – узу альная языковая норма, а стилистические приемы – окказио нальная речевая.

Так, объем окказионального стилистического изменения, то есть смысла, приращенного в речи, измеряется степенью откло нения окказиональной нормы от узуальной. Стилистические приемы употребляются в речи бесчисленное множество раз. Ок казиональные стилистические приемы, возможные только в оп ределенном контексте, не могут быть аномалиями и носят сис темный моделированный характер, так как могут регулярно вос производиться в речи для создания одного и того же дополни тельного стилистического эффекта.

панеркегкго Окказиональных ФЕ в исследуемом материале обнаружи вается более 50 единиц. Способность к окказиональному стили стическому функционированию объясняется тем, что ФЕ – обо роты с полностью или частично переосмысленным значением, для смысловой структуры которых характерен высокий удель ный вес коннотации.

Особенно выделяется язык Д. Батожабая, отличающийся разнообразием оригинальных фразеологизмов. Свыше 400 ФЕ различной стилистической окраски использовано в романе трилогии Д. Батожабая «Тригдэhэн хуби заяан». Около 20 % (примерно 70 единиц) от общего числа ФЕ, функционирующих в романе, подвергаются различным трансформациям. Структур ные изменения ФЕ следующих типов еще более усиливают кон нотацию ФЕ.

Создание устойчивых сочетаний по аналогии с уже суще ствующими в языке ФЕ (17 единиц у Д. Батожабая) придают свежесть известным ФЕ, создают неожиданность восприятия.

Например, выразительны, ярки ФЕ нюур дээрэшни hхэеэ блюудэхэ;

рг хабша;

…хоёр яhатанай хоорондо хоро h хаяна;

уhашье адхабалынь, хоорондуурнай гоожохогй. Данные окказиональные ФЕ образуются по аналогии с уже существую щими в бурятском языке фразеологизмами хэлээ блюудэхэ (то чить язык);

hлээ хабшаха (хвост поджать);

яhа хаяха (бросить кость);

хилгааhаншье багтахагй (не пролезет и конский волос).

По аналогии с h блэхэ (спец. отделять молоко) образована ок казиональная ФЕ в контексте: Булаг харахан нюдэниинь уhа блэнэгй – Черные как родник глаза иссякли. А словосочетание шуhа блэхэ в контексте хоро шараар шуhаяа блэн байгаа тэ рэнэй зрхэн выстраивает весьма впечатляющую по образности картину – ‘его сердце, замешивающее кровь на яде’ … По аналогии с русской ФЕ ‘сидеть на пороховой бочке’ соз даны ФЕ:

…Ород грэн, боошхо хээд таглаhан дари шэнги, Еврази дээгр мухарижа ябана! (Д. Батожабай. Тригдэhэн хуби зая ан). – Российское государство, подобно заткнутой бочке пороха, катится по Евразии!

…Хитад Япон хоёрой хоорондохи улас трын харилсаан нэ гэ газар обоолhон дари мэтэ д ургажа захалхадань…– Когда панеркегкго между Китаем и Японией государственные отношения начали расти вверх, как куча пороха в одном месте… (Там же).

Созданные автором ФЕ могут быть многозначными, что явствует из контекстов, например, в одном случае дуhал уhанай зэргэ юумэнhээ далай болгожо шададаг (из капли воды делает море) имеет значение ‘из мухи делает слона’. А во втором слу чае дуhал уhые далай болгоод, тамархамни эта ФЕ использова на в значении ‘осуществить невозможное’.

По аналогии с выражением ‘из искры возгорится пламя’ создана ФЕ зуруулай гансахан модон бхэли гэр шатаадаг, ганса дипломадай алдуу бхэли грэн унагаахадаа болодог ха юм! – Одна палочка спички целый дом сжигает, одного дипломата ошибка целое государство может развалить!

Также по аналогии с русскими ФЕ созданы зрхыень ми исгэйн маажажа байhандал по аналогии с ‘на душе кошки скребут’;

…шоргоолзоной арбагашалдаhандал, уусаарнь гэжэгэнлжэ захалба (по аналогии с ‘мурашки бегают по ко же’). Хн бхэн хуби хубидаа hэдынг «горшоог» бусалгажа байна – по аналогии с русской ‘вариться в собственном соку’;

хии газар хорхой буудажа байнгй – по аналогии с ‘стрелять из пушки по воробьям’;

хл дороо бии болоhон баахан хрьhэн дээрэhээ тулгалжа – твердо стоять на земле и т. д.

Создание подобных метафорических словосочетаний все гда основывается на уже существующих в языке ФЕ, в их струк туре, семантике проглядывает исконная основа. Например, русск.

тише воды, ниже травы можно усмотреть в авторской ФЕ:

…Шэбэнэлдээн Ород посольствын гэшдэй дундуур урдаhан уhанhаа аргааханаар, ургаhан бhэнh доохонуур та ража захалаа hэн. (Д. Батожабай. Тригдэhэн хуби заяан). Бу рятский вариант весьма органичен: (шепот) ‘текущей воды ти ше, растущего сена ниже’. И еще:

…Трмын зон, хн трэлтэндэ зэгд дуулдаагй зоболон гой хорон далай умбажа, Сибирь эльгээгдэhэн байгаа. (Там же).

Здесь значение вновь созданной ФЕ – ‘проходить по ядовитому океану страданий’.

Залуу Галданай тэнэг зрхэ сээжэ соогоо хэды сугабашье, «барасай хажууда байhан булган» тээшэ гараа hарбайжа ша даха юм аал! (Там же). Авторская ФЕ очень поэтична, имеет панеркегкго букв. значение ‘соболь, находящийся рядом с тигром’, под обра зом соболя подразумевается девушка.

‘Попасться на удочку’ обыгрывается в следующем контек сте: …Хдэлмэришэдтэ зhэмэг хилээмэ шагтагалhан хахуули бэлэдхэжэ байна гээшэ. Энэ хахууляараа хдэлмэришэдые гохо дожо абамсаараа, тэрэ поп Гапондол адляар хаанай ордон тэ эшэ хтэлжэ абаашаха зорилготой – Для рабочих готовится кусок хлеба на удочке. Как только зацепят рабочих на этот крю чок, так и поведут, как поп Гапон, к царскому дворцу. (Там же).

Оригинальны окказиональные ФЕ Ж. Тумунова в «Нойрhоо hэриhэн тала»:

… «Ганса мнгэнэй хойноhоо галзуурhан зааниие зайдалжа хосорхо хн» гэhэн юм. – Из-за денег погибнет, оседлав бешено го слона;

Загаhа hажаажа, шубуун далияа тайрадаг аал! Алтан бо роо – Разве птица, уподобившись рыбе, режет крылья? (Там же);

…Борбилоо бхэндэ тугасай hлээр hл хэхэ эрхэ гтэдэггй ха юм. (Там же). – Нет права каждому воробью хвост павлина приделывать и т. д.

У Х. Намсараева в романе «рэй толон» можно встретить собственные оригинальные фразеологизмы:

Тоhо эдихэ хэшэггй, торго мдэхэ буянгй – Бог не дал есть масло, одеваться в шелка;

Арбан бодо, хоёр морин, зуун тхэриг мнгэн гээшэмнэй амархан олдохо дайдаар хэбтэhэн зри бэшэ – Десять коров, два коня, сто рублей на дороге ведь не валяются (букв. не имущество, которое лежит на земле и легко находит ся);

Эрдэни гулваа мн элhэ шорой доро орожо hалаа ха юм – Эрдэни ноён теперь засыпан землей, сгинул;

Тэрэ хинэйнг нгэлэй хара нхэндэ hэд шиихагдахат. – В черной яме греха своей дочки вы сами будете барахтаться (букв. ‘будете замоче ны’ в исконном значении этого слова, т. е. как белье, предназна ченное для стирки). …Яhанайнгаа хуудаhые зэрлиг арьяатанда амидыгаар хуулагдажа байhан мэтэ тоолошогй зоболондо нэрбэгдэhэн байнаб…– Я испытал муки, которые не счесть, как будто зверь живьем выдирал мои кости… и т. д. Другие писате ли также обогащали язык оригинальным фразеотворчеством.

Например, по аналогии с пословичной ФЕ ганса сусал гал болохогй, ганса хн хн болохогй:

панеркегкго Ганса шдэн шдэн бэшэ, ганса мртэй тэргэ тэргэ бэшэ гэhэн оньhон гэ баhал бии ёhотой. (Ч. Цыдендамбаев. Эрженя). – Один зуб не зуб, телега с одним колесом не телега. По аналогии с ФЕ хуурай модондо набшаhан байхагй, худагай уhанда загаhан байхагй:

Худаг соо загаhа губшаhантай адли…. (Ч. Цыдендамбаев.

Холо ойрын трэлнд). – Подобно ловле рыбы неводом в колодце;

Юугээшье мэдээгй ябатаршни наhан нгэршэдэг, хадын харгы нээгдэшэдэг юм байна даа… (С. Цырендоржиев. Ондоо бодол байхагй). – по аналогии хада гэртээ хариха – букв. на сопку себе домой возвращаться (о смерти);

Буряадайнгаа нэрэ солодо рынг алтан дуhал нэмээгээш.

(В. Петонов. Арбан табадахи раунд). – Славе и чести Бурятии ты добавил свою золотую каплю – по аналогии с далайда дуhал нэ мэри. А также:

…Гэдэhэнэйнгээ хойто хабиргайдаа няалдажа эхилхэдэ… (Ц. Галанов. Саран ххы). – Когда живот начал прилипать к зад нему ребру (о чувстве голода);

Тлхюур намда hаалта хэдэггйл… рмэ тоhо эридэггйл... (Ч. Цыдендамбаев. Холо ой рын трэлнд). – Ключ мне не мешает…пенки молочные, мас ла не просит… – по аналогии с русск. ФЕ ‘есть не просит’ и т. д.

Рассмотренные ФЕ созданы в основном по аналогии с су ществующими в языке ФЕ.

4.2.7.13. Комбинации нескольких стилистических приемов Одновременно несколько видов изменений составляют комплексную трансформацию, высшую степень окказионально го преобразования ФЕ.

При конвергенции обязательно сохранение смысловой свя зи между ФЕ и ее сложным преобразованием без наличия веду щего приема. Многообразие сложных изображений образует открытую систему. Среди сложных преобразований встречают ся не только оригинальные единичные комплексы – результат полета фантазии автора, но и модифицированные. Широко рас пространенные комбинации стилистических признаков: добав ление+замена, добавление+вклинивание, повтор+вклинивание, панеркегкго повтор+замена и т. д. Это свидетельствует о наличии законо мерностей в образовании конвергентных комплексов и о том, что они образуют упорядоченное множество.

Так, у Д. Батожабая ФЕ могут обыгрываться во всем кон тексте, развертываясь за счет распространения и замены компо нента. Например, … Тэрэнэй нюдэндэ улаан гал сахилхадал гэ эд… (ср. нюдэнh гал гаратар) или …Осор ламын хлэй улаhаа эхилээд, орой соорхой обоодой хрэтэрнь шарайшалжа хара ад… – посмотрел, начиная с подошвы ног и кончая шапочкой с дырой наверху (ср. хлhнь толгой хрэтэр).

В следующем примере видим замену + распространение + контаминацию + инверсию. ФЕ, созданная самим же автором (см. выше), прерывается в контексте о персонаже, ставшем пленником. Обыгрывается значение русской ФЕ не дели шкуру неубитого медведя (вм. медведя заяц):

– Шандага хараад, алаагй аад, арhыень бшэжэ байна бэшэ гт?

Хутагаяал гэгты! Шандага хараа бэшэ, шандагаяа ами дыгаар барижа хлеэд, тэрэ гэр соотнай хаагаад байна бэшэ гбди? … энэ дороо арhыень бшэхэб! (Тригдэhэн хуби заяан). – Зайца увидев, не убив, шкуру сдираете, что ли? – Нож свой дайте!

Не только увидели зайца, а живьем поймали, связали и закрыли в том вашем доме… Сию же минуту шкуру начну сдирать!

Обыгрывается семантика ФЕ сарбуу шрэхэ (схватить кисть руки) в значении ‘требовать еще большего, чем дали’, пе редаваемая другим лексическим составом. Данный пример ука зывает на такие виды трансформирования ФЕ Д. Батожабаем, как распространение + контаминация + замена:

…Хургаа дайсандаа г hааш, хожомоо хамаг гарышни таhа татахаяа шэбшэдэг юм – отдашь палец врагу, потом всю руку оторвет;

или Хургаараа зааhан хн байбал, hабар гарынь сарбуутаяа хамта абташадаг байгаа бшуу – если кто-либо ука жет пальцем, то лапа вся с кистью оторвется и т. д. Также у Х. Намсараева: …ргэ амаяа рэбтэр хюр болгожо… (рэй толон). – … Превратив языки свои в рашпиль, пилу. Исходная форма: хэлээ блюудэхэ язык точить.

Вм. хоро шараа бусалха наблюдается изменение структуры ФЕ путем распространения + замены:

панеркегкго …Сээжэ соогоо даража ябаhан гомдолойнь хоро шара га заашаа дэлбэ hрэжэ эхилбэ ха. (Б. Ябжанов. Эртын шдэр). – Подавляемая внутри злость, обида начали вырываться наружу.

При повторе ФЕ перемена мест слов внутри ФЕ с заменой некоторых компонентов:

дэнь шэдэhэн шулуу рын толгой дээгр буудаг ха юм.

Магад, Бамбыншье, Шарииншье толгой дээгр hэдынь хаяhан шулуун тоборхо аалам. (Ж. Балданжабон. Бргэд). – Брошенный кем-то вверх камень падает на его же голову. Наверное, камень, брошенный Бамбой и Шари свалится на их головы.

Двойная актуализация + повтор + эллипсис + замена:

Гэнтэ тэрэнэй ойлгомторгй рынг дутуу сабшаhан мшэр дээрэ гэшхэжэрхихэдэнь, тэрэнь гансата хухаршаба. … Хэншье рынг дээрэнь hууhан мшэрые таhа сабшаха, гутаа ха, бузарааха ёhогйл. Эхэ байгаалиингаа бхы хн трэлтэнэй дээрэнь hууhан мшэртэл адли байhыень хэмнайшье б мартаг.

(Ш-Н. Р. Цыденжапов. Нангин газар). – Когда вдруг он нечаян но наступил на подрубленный им сук, он сразу сломался.

…Никто не должен рубить, портить, поганить сук, на котором он сидит. Давайте не будем забывать, что наша природа-мать подобна суку, на котором сидит все человечество.

Популярна у писателей ФЕ ‘острый язык’, который имеет множество вариантов, в основу которых ложатся образы острых инструментов:

Аманшни яагаа аталга юм, ргэншни яагаа лирбэ юм...

(Х. Намсараев. Далан гр Даргай баяниие дараhан Нэрэгй Нэхытэ). – Рот твой что долото, язык твой что клещи;

Амандаа хэлэн, ргэндэ шдэн байнал гэжэ тэнэхэ галзуурхаа …(Ж. Ту мунов. Алтан бороо). –… Плутать, беситься, благо есть язык во рту, зубы в челюсти… Обновление ФЕ произошло за счет удаления отрицатель ной частицы:

…Газаагаа газар гэшхэхэ малгй болоод, ган гэхэ ганса хал тар нохойтоёо лэhэн Хандама хгшэнh… (С. Норжимаев. Баа лалтын замаар).

ФЕ со структурой сравнительного оборота также вводится в тесном соединении с другими ФЕ. При этом наблюдается варьирование различных компонентов, грамматических форм, контаминация, распространение:

панеркегкго …Улайжа байhан галдашье шатахагй мэтэ, урдажа байhан уhандашье шэнгэхэгй мэтэ…. (Х. Намсараев. рэй то лон). – …И в красном огне не горит и в текущей воде не тонет как будто...

Самой разнообразной трансформации поддается ФЕ со зна чением ‘мурашки по спине бегают’ и ‘холодным потом облить ся’, но в основе остаются образы паука, червяка, ящерицы:

Аламжын нюрга уруу хйтэн хлhэн абаахайн арбан хлр абар-табархан млхиhэндэл, рбэгэнлэн hолжоржо захална.

(Д. Батожабай. Тригдэhэн хуби заяан). – По спине Аламжи хо лодный пот как паук с десятью лапами заползал, защекотал, по катился;

…Ара нюрга уруумни агзагар хйтэн грбэлэй гйhэндэл дагжа hрд, орой дээрэхи hэмни орболзон бодоходол гэбэ… (Б. Мунгонов. Дархита нуурай эзэн). – По спине как будто упру гая холодная ящерица побежала, волосы на макушке как будто встали дыбом;


…Нюрган дэ абаахай хорхойн гйhэн юумэдэл дагжа hрэжэ, хйтэ даахадал гээд, мльhэтэй хйтэн гараар бахалу урдахаяа байhандал зэгдэнэ. (Ж. Балданжабон. хэл дороhоо). – Кажется, что по спине паук, червяк побежали, мороз пробежал по коже, и как будто ледяными руками собирается душить и т. д.

Образование новых значений в результате комплексных трансформаций наблюдается редко, при этом прослеживается связь с исходной ФЕ:

…Хороо шамаар таглаха. (Ц. Галанов. Хун шубуун). – …Свою злобу тобой заткнет. Здесь замена существительного в ФЕ ама таглаха заткнуть рот и распространение за счет существи тельного хороо яд свой. Ср. русск. выместить злобу на ком-либо.

…Бэдэрhэнээ олоогйд, зууhанаа хазаагйд хоролхоhон … (Б. Санжин, Б. Дандарон. Заяанай зам). – …Не найдя то, что ищет, не перекусив, взяв в зубы, злобствует… На основе ФЕ Бууралhаа гэ дуула, бусалhанhаа ама хрэ образовано новое фразеологическое значение: …Буурал бгэн бусалhан тогоон хоёрые диилэжэ, хоро шараа гарган… (Б. Сан жин. Б. Дандарон. Заяанай зам). – Победив седого старика и за кипевший котел, вымещая злобу...

Инверсия+замена образуют новую ФЕ от исконной хор мойдоо hалхи хабшуулха:

панеркегкго Хооhон хотынгоо хоршогоноходо, hалхин хормойнгоо ха хархада мэдээ орохо даа, хаана ошохо hэм, бусахал байха.

(С. Цырендоржиев. бгэдтэ – мэндэ). – Когда забурчит в пустом желудке, порвется ветреный подол, придет в себя, куда денется, вернется.

Таким образом, трансформация структурного облика фра зеологизма вызывает обновление и семантико-стилистического содержания такой единицы и окраски её контекста, повышает реакцию читателя. Нарушение привычных норм языка служит экспрессивности уже одним тем, что вносит в речь разнообра зие. Слова, перемещённые в иное окружение, в другой контекст, получают новые смысловые оттенки. Но, подвергаясь измене ниям, они обязательно сохраняют соотнесённость с первона чальным фразеологизмом. Это и обеспечивает им определённый стилистический эффект.

Наше исследование еще раз показывает, что фразеологиче ский состав весьма разнообразен как по своей структуре, так и по назначению. Авторы используют все виды ФЕ, начиная с двухкомпонентных, и заканчивая самыми сложными по строе нию ФЕ, пословицами;

изучение ФЕ позволило наряду с выяв лением выразительных возможностей этих единиц определить их стилистическую значимость для произведения. Выявлены такие приемы использования ФЕ, как ингерентная (без струк турно-семантических изменений) и адгерентная выразитель ность (позиционно обусловленная и с разного рода трансформа циями: распространением ФЕ, заменой компонента, с новым смысловым содержанием и т. д.). Художественная выразитель ность фразеологизмов особенно ярко проявляется в авторских окказиональных ФЕ. Надо отметить, что границы между разны ми способами стилистического использования ФЕ не совсем четки, расплывчаты. Поэтому выделяется комплексная транс формация, совмещающая несколько приемов.

Пути и способы применения ФЕ, их назначение в художе ственной прозе чрезвычайно разнообразны, экспрессивные воз можности их по-разному использованы в зависимости от образ ной структуры, текста, от тематического задания, наконец, от конкретных художественных намерений и устремлений писате ля. Картинность и образность речи авторов, которые создаются панеркегкго с помощью ФЕ, действуют на воображение читателя, заставляя его переживать сказанное сильней, чем, если бы речь была без образной, чисто логической.

4.3. Фразеологические единицы как элемент индивидуального стиля писателей В фразеологии художественных произведений особенно ярко проявляется индивидуальность стиля писателя. Исследо ванный нами материал демонстрирует различия в использова нии одних и тех же ФЕ. Так, например, ФЕ со значением ‘между жизнью и смертью’ рапространяется только у Б. Ябжанова сло вом лгэлдэжэ – повисая:

гы, аймшагтай ехэ тама соо орошоод, хэл амидарал хоё рой хоорондо лгэлдэжэ хабиралдажа байhанаашье мэдэрдэггй hэн… (hэшхэлэй олзо);

…хэл амидарал хоёрой хоорондо лгэлдэжэ, сагаан го лойнгоо таhарса ядарха хн гб? Зол шоро хоёр. Сравним с употреблением данной ФЕ у Ц. Галанова:

Мн одоол хэл амин хоёрой эрмэг дээрэ байнаб. (Хун шу буун). Здесь ФЕ имеет букв. значение смерти и жизни на лезвии.

У другого писателя представление о жизни связано с уменьшением или расширением некоего условного пространст ва между жизнью и смертью:

Эгээл энэ едэ ажамидарал хэл хоёрой хоорондохи хирхаг улам нариихан боложо… и …хэхэ амидырха хоёрой хоорондохи зай забhар нилээд уудам боложо, нарата ногоото дэлхэй дээрэ ажамидархань бришье гоёор hанагдаха юм. (М. Осодоев.

Орхигдоhон худагай хажууда).

ФЕ со значением ‘не совершивший чего-либо значительно го’ имеет свою специфику в лексическом составе у Ц-Д. Хамаева:

Хсэд hайса далайн саана гараагй аад, яаhан адхамар бэ и Хсэд далайн саана гараагй холтоhондо …. (Бэлшэр). Букваль ное значение ФЕ: еще не перешедший на другую сторону моря.

Ср. ФЕ с значением ‘завершить дело’ букв. дойти до края моря: …Хэхэ ажалаа хэжэрхёо гээшэбди, далайн захада хрбди гэжэ hхэ мадагаа хуряажа... (Ж. Тумунов. Алтан бороо).

Синонимичные ФЕ своеобразно трансформируются у писа телей. ФЕ со значением ‘из ничего создать и делать несбыточ панеркегкго ное что-либо’ интересно реализуется у Ц-Д. Хамаева и Д. Батожа бая. Причем у последнего авторская ФЕ к тому же и многозначна:

Хюмhанай харын зэргэ юумэнhээ хнэг hуулга шэнги болго од, хрэлдэхэ, наада барилдаха. (Ц-Д. Хамаев. Бэлшэр).

1 значение: Делать несбыточное. … Дуhал уhые далай бол гоод, тамархамни гэжэ сэдьхэhэнтэй адли хооhон бодол гээшэ.

(Д. Батожабай. Тригдэhэн хуби заяан). 2. Из ничего создать.

…Дуhал уhанай зэргэ юумэнhээ далай болгожо шададаг бшуу.

(Там же).

Варьирование ФЕ с лексической заменой и инверсией также характеризует своеобразие повествования писателей. Так, ФЕ ‘ко мок в горле застрял’ варьируется у писателей по-разному (о спаз мах в горле, груди при ощущении давящей, гнетущей тяжести):

… Хоолой соомни нэгэ юумэн тглыбэ. (Ц. Шагжин. Нхэр);

Далайн хоолойдо блхидэл юумэн тглыжэ, хоёр альгаяа нюур дороо дэлгээд... (Ц-Д. Хамаев. Бэлшэр);

…Дугарай зрхэн шанга ар сохилжо, хоолойдонь томо гэгшын блхинэй тогтошоhондол агзайшаба. (Б. Мунгонов. Харьялан урдаа Хёлгомнай).

‘Кипеть, пылать злобой’ варьируется весьма разнообразно, но сохраняет постоянный компонент ФЕ хорон яд: Уур хорондоо шатажа … и …Хоро шараа хдэлдэшоод и …Хоро hгр орь ёлон … (Д. Батожабай. Тригдэhэн хуби заяан). А у Д. Эрды неева читаем: … Хоро шарандаа эдигдэжэ и … Хоро шарандаа шатажа… (Ехэ уг).

ФЕ альган тараг букв. ладонь, тарак (кисломолочный на питок) выполняет функцию иронии обычно в значении ‘затре щина, подзатыльник’. При этом альган выполняет функцию оп ределения. Тэрэнэйнгээ тл эжыhээ альган тараг hайсал хртэгдэhэн байха, – гээд, Аюур энеэжэрхинэ. (Ж. Балданжабон.

Сэнхир хаданууд). …Унтер-офицершье болоходоо магадби гэ жэ тэнэгээр шэбшэhэн хйхэрнай «альган тараг» эдижэ… (Д. Батожабай. Тригдэhэн хуби заяан).

В качестве определяемого Ц. Цырендоржиев вводит в со став ФЕ компонент талхан мука, С. Цырендоржиев – шаанги – шаньга (род лепешки), семантика не меняется также. Сравним:

Мэнэ мэнэ альган талхан буушахань гэжэ хлеэгээ бшуу.

(Ц. Цырендоржиев. Талын зргэнд);

Ши, Володя, альган ша анги гэжэ спорт мэдэхэ гш? (С. Цырендоржиев. Эсэгын ганса).

У большинства писателей разговорная экспрессивная ФЕ панеркегкго эрэ доргон букв. самец барсука употребляется следующим образом:

В первом значении ‘имеющий навыки’: Сэсэгмаа басага ниинь гэрэйнгээ ажалда эрэ доргон… (Ж. Тумунов. Нойрhоо hэриhэн тала).

Во втором значении ‘Петушиться, важничать’: Трлэгшээр анхан hунгаhандаа халаглагшабди, аймагайхидаар hайн болохо лоороо, бидэндээ эрэ доргон болошонхой… (Д. Эрдынеев. Хлэг инсагаална);

…Хархандай эрэ доргохоноор hагдиихадажа байhан Жолбоонhоо балайшье тбэгшжэ гэбэгй… (Б. Мун гонов. Хараалша Хархандай, хатуужаhан Жолбоон). Во втором контексте аффикс со значением уменьшительно-ласкательности -хон придает насмешливо-ироническую окраску ФЕ.

У М. Осодоева ФЕ-вариант имеет несколько другой смы словой оттенок :

‘Показать гонор, покуражиться’ – Урданайхидаал адли азарга доргон болохо гэхэдэнь… (Орхигдоhон худагай хажууда).

Здесь азарга доргон болохо. Букв. жеребцом, барсуком, стать.

ФЕ варьируются как в лексическом составе, так и с морфо логической, аффиксальной, стороны. Например, у Ж. Балданжа бона вм. эдихэ – ’кушать’ употреблено жажалха – ’жевать’ в пословице Эдэнэй олонхинь гл эдихэ хэнh мн жажалха уушхан дээрэ гэжэ тоолодог hэн. (Сэнхир хаданууд).

Вм. формы прямого залога глагола эдихэ – форму страда тельного залога – эдигдэхэ употребляет Ш-Н. Р. Цыденжапов в рассказе «Тугаар гараhан тугал»:

гл эдихэ хэнh мн эдигдэхэ уушхан дээрэ бэшэ г?

Сложные основы глдэр и мндэр у Д. Эрдынеева:

глдэр эдихэ хэнh мндэр эдихэ уушхан дээрэ гээд лэ, байгаалиингаа баялиг дууhажа ябаа хадаа… (йлын ри). – Считая, что лучше сегодня легкие, чем завтра жир (кушать) ис черпывали богатства природы...

Использование ФЕ в разных значениях также индивидуали зирует стиль писателей:

У Ц-Д. Хамаева в «Бэлшэр» hолоомо хабшуулха букв. со лому втиснуть использована в значении ‘быть неумным’, тогда как основное значение – ‘привирать, приукрашивать действи тельное положение вещей’:

Юунэй тулада хн мр дээрээ толгой hолоомон хабшуу панеркегкго лаатай шэрээ боложо ябадаг юм… (Бэлшэр). – Для чего чело веку дана голова, набитая всякой всячиной….

ФЕ со значением ‘сидеть как на горячих углях’ встречается только у Б. Ябжанова, с лексической заменой на сусал – головня:

… Халуун согто хайруулhан юумэдэл, hуури дээрээ hуужа ядаба Не мог усидеть, словно жгли его горячие угли и …Тэрэ халуун сусалаар хайруулhан хндэл адляар залд гээд, хажуу тэ эшээ болон hууба – Вздрогнув, он пересел на другое место, как будто обжегся горячей головней. (Зол шоро хоёр).


Если у большинства авторов (Ц. Дон, Х. Намсараев и др.) бытует ФЕ галуу hажаажа (дууряажа), турлааг уhанда орожо хэбэ, букв. гусю подражая, ворона в воду войдя умерла (о пло хих последствих бездумного следования чьему-либо примеру), то у Ц-Д. Хамаева вм. турлааг – хирээ. Ср. :

Галуу hажаажа хирээ уhанда орожо х гэлсэгшэ.

(Ц-Д. Хамаев. Бэлшэр). – Подражая гусю, ворона в воде утону ла. Отметим, что турлааг – это ворона, галка, хирээ – это ворон (по Черемисову).

Следующие контексты в словарных статьях очень показа тельны в отборе вариантов ФЕ с числительными разными авто рами. Излюбленное числительное М. Осодоева – 77:

Заримадайнь hанал задагай уужам байха, нгдлэйхинь далан долоон хуняадаhатай байжа зобоохо и тэрэнэй гол шал тагаае тайлбарилха, тэрэнэй далан долоон зангилаае задалха шадалгй hууна ха юм. Заха холын заямхада;

и у того же автора далан долоон хадхаансатай тэрлигээ hабигануулhаар... (Баршу удхын Дхэй). У других авторов – 70:

Далан халааhатан hлээ hбээ дээрээ хээ гэжэ мэдэнэт.

(Д. Батожабай. Тригдэhэн хуби заяан). – Те, у кого семьдесят заплаток, хвосты задрали. Далан дабхар хадхааhатай хуушан жэбхн... (В. Петонов. Дуунтай уулзалга). – Старый зипун с семьюдесятью заплатками и т. д.

Вм. сожоошье татахагй у М. Осодоева читаем:

…Бадашахадаашье сожоо хдэлгэдэггй …в «Заха холын заям хада» и в «Баршуудхын Дхэй».

Особенно значимы в формировании индивидуального сти ля неповторимые окказиональные метафоризированные слово сочетания, близкие к фразеологическим единицам как по струк панеркегкго туре, так и по семантике.

Это вышеупомянутые ФЕ Д. Батожабая: нюур дээрэшни hхэеэ блюудэхэ;

…хоёр яhатанай хоорондо хоро h хаяна;

нюдэниинь уhа блэнэгй;

хоро шараар шуhаяа блэн и т. д.;

hалхин хормойнгоо хахархада у С. Цырендоржиева в повести «бгэдтэ – мэндэ» (букв. ветер, подол порвется);

хороо шамаар таглаха у Ц. Галанова в романе «Хун шубуун» (яд свой тобой заткнет), …Хбхэн болотороо энеэлдэнэ у Б. Мунгонова в «Харьялан урдаа Хёлгомнай».

Рассмотренный материал еще раз показал, что фразеологи ческие единицы одно из самых благодатных, выразительных средств индивидуализации повествовательской манеры бурят ских писателей.

Наиболее наглядный способ определения своеобразия сти ля автора это выявление таких случаев трансформации фразео логических единиц, как варьирование, инверсия, распростране ние, эллиптирование, лексические замены и авторские ФЕ, ко торые сравниваются с единицами, относящимися к норме, узусу.

При этом нужно отметить, что в связи с тем, что фразеологиче ский фонд бурятского языка все еще недостаточно изучен, с со вершенной уверенностью трудно определить, какая форма ФЕ относится к узусу, а какая окказиональна. Здесь уместно при вести умозаключение Ю. П. Солодуба и Ф. Б. Альбрехта, как справедливое и применимое к нашей работе: «…УС (устойчи вые сочетания слов) – явление настолько сложное, что для объ ективного изучения их свойств мы неизбежно вынуждены об ращаться к вероятностным и субъективным критериям. При ра боте с семантическими феноменами постоянно приходится учи тывать двойственную природу языка: чтобы не утратить границ материала, необходимо опираться на язык как на общественный феномен, и этим удерживается продуктивность узуального кри терия, а чтобы не утратить адекватного взгляда на материал, не обходимо опираться на язык как на личностный феномен, и этим удерживается продуктивность критерия говорящего субъ екта» [172, с. 252–253].

панеркегкго Заключение Суть всякого развитого литературного языка состоит в его стабильности, традиционности. Знание стилистических богатств языка и глубокое понимание его внутреннего единства предо пределяют пути подлинного новаторства мастера-художника в пределах живой национальной традиции.

В своих произведениях бурятские писатели мастерски вос создают исторические события, быт и жизнь народа, окружаю щую природу, образы героев живыми и многогранными. Этому во многом способствуют фразеологизмы, истоки которых вос ходят к экстралингвистическим (мифопоэтические, религиоз ные, ритуальные традиции, элементы духовной и материальной культуры, быт и т. д.) и лингвистическим (фразеологизация пе ременных словосочетаний, семантические изменения и т. д.) факторам.

Использование ФЕ дает писателям возможность сделать характеры своих героев драматичными, отрицательные же и са тирические черты в них – более достоверными, а текст прозы – выразительным и легковоспринимаемым. ФЕ в авторской речи делают ее разнообразной, насыщенной чувствами и оценками автора, а в речи персонажей – как средство их языково стилистической характеристики.

Итак, мы представили денотативно-коннотативные особен ности бурятских фразеологизмов, их стилистическое употребле ние в художественной речи. Фразеологические единицы, взятые нами в широком понимании, представляют собой особую сис тему выразительных средств бурятского языка, значимость ко торых ощутимо возросла в последние годы.

Яркой особенностью фразеологизмов является их прагма тическая функция, доминирующая для многих из них, вследст вие чего фразеологические единицы становятся одними из са мых благодатных, выразительных средств индивидуализации повествовательской манеры бурятских писателей.

Изучая закономерности фразеообразования, мы пришли к выводу, что наиболее фразеологически активными являются определенные лексико-семантические группы: среди существи тельных – соматизмы, зоонимы, слова, обозначающие физиче панеркегкго ское и психическое состояние человека, религиозные слова символы, среди прилагательных – качественные прилагатель ные, обозначающие цвет, размер, среди глаголов – глаголы движения, речи и мысли. Сами же ФЕ, имеющие в своем составе подобные компоненты, используются прежде всего для характе ристики лица, предмета, их действий и состояний, явлений при роды, человеческих отношений и т. д. Эти положения в лин гвистике рассматриваются как языковые универсалии.

Закономерности в области фразеообразования указывают еще и на то, что именно контекст и ситуация определяют слож ную структуру коннотативного значения ФЕ, которое не являет ся простой суммой коннотаций компонентов, составляющих ФЕ, использует их, однако, по актуализации той или иной семы, ассоциативной цепочки в зависимости от условий и позиции в высказывании. Стилистическое значение ФЕ тоже не является простой суммой стилистических значений компонентов, и сти листическая характеристика фразеологизма зачастую зависит от особенностей той ситуации, к которой привязано его значение, следовательно, и от оценки образа, положенного в его основу.

Функционально-стилистическое значение ФЕ в основном постоянно, что подтверждается большим иллюстративным ма териалом, проанализированным нами в работе. Нами предложе на классификация с функционально-стилистической стороны, выявляющая фунционирование ФЕ в различных сферах – это межстилевые (нейтральные), разговорные и книжные ФЕ. А также рассмотрены пласты ФЕ с точки зрения эмоционально экспрессивной – отрицательно-оценочные, нейтральные и по ложительно-оценочные ФЕ. При этом во главу угла мы ставили концептуализацию реальной действительности, связанной с ан тропоцентричностью как языкознания в целом, так и такого раз дела как фразеология, где такие черты, как номинация и оценоч ность, еще ярче проявляются через призму человеческого созна ния, отражая национальную специфику языковой картины мира.

Соотнесенность ФЕ с определенной ситуацией, типовые параметры которой принадлежат к области фоновых знаний, а сама связь – к внутренней форме, предполагает использование ФЕ лишь в сходных по основным качествам контекстах. Из это го следует, что стилистические характеристики ФЕ, как, впро чем, и ее экспрессивность, формируются в момент номинации.

панеркегкго Переосмысление переменных сочетаний, соотносимых с наиболее актуальными для конкретного периода времени и того или иного народа понятиями и явлениями, с предметами, со ставляющими неотъемлемую часть жизни носителей языка, происходит всегда в рамках конкретного высказывания или микротекста, когда свободное словосочетание, выполняя преди кативные функции, утрачивает аналитическое и приобретает новое значение. В результате возникновения ассоциации, спо собствующей переосмыслению переменного словосочетания, обозначавшего элемент одной ситуации, оно превращается (транспозируется) в обозначение другой ситуации, прямому значению которой не была свойственна высокая степень экс прессивности. Та или иная эмоциональная оценка связана с си туативностью обозначаемого ФЕ явления. Однако не следует утверждать, что связь ФЕ с какой-либо реальной ситуацией яв ляется однозначной, поскольку она также имеет ассоциативный характер. Помимо субъективных дополнений, которые прежде всего относятся к степени интенсивности эмоциональной оцен ки данной ситуации, существуют и объективные наслоения, обусловленные степенью коммуникативной и лингвистической компетентности говорящего. Эта ассоциативная связь с не сколькими ситуациями, а также с совокупностью лексико семантических реализаций слов-компонентов является основ ным условием развития полисемии у ФЕ.

Таким образом, можно утверждать, что фразеологическая семантика имеет непосредственный выход в прагматику речи, а коннотация ФЕ в качестве доминирующего компонента ее структуры находится в отношениях тесной взаимосвязи с сово купностью фоновых знаний, присущих участникам акта обще ния. Фразеообразование совершается обязательно в рамках оп ределенного контекста, какой-либо жизненной ситуации, а се мантический сдвиг происходит именно в результате установле ния ассоциативных и логических отношений между ситуациями, а затем и актуализации их какими-либо языковыми средствами.

Ситуативная отнесенность значения ФЕ хранится в лексиконе личности, которая включает каким-либо образом оцененную жизненную ситуацию в цепь ассоциаций, соотносимых с идио мой. Следовательно, она проявляется в коммуникации как с по зиции говорящего, так и с позиции слушающего. Это свойство панеркегкго фразеологического значения сближает его с лексическим значе нием экспрессивной единицы и предопределяет изначально, еще с момента создания ее стилистическую маркированность, пра вила ее синтагматики, основные контекстуальные позиции.

Стилистически маркированные ФЕ выполняют в однородных контекстах стилистическую функцию, участвуя в формировании экспрессивности и модальности контекста, нередко являясь ча стью стилистического приема (фразеонабор, нарастание, антите за и др.), а также несут определенную информативную нагрузку.

Как показывает рассмотренный материал, для усиления экспрессии контекста ФЕ в художественной речи могут упот ребляться как без изменения лексико-грамматического состава, так и с изменением структуры и семантики.

Выявлено бытование ингерентной выразительности ФЕ т. е. с исконным, традиционным эмоционально-экспрессивным значением, когда ФЕ выполняют функции изобразительно живописующую и изобразительно-оценочную как в авторской речи, так и в речи персонажей.

Адгерентная выразительность связана с усилением стили стической окраски различными приёмами контекстуального включения ФЕ в художественной речи. Так, адгерентными яв ляются следующие способы усиления выразительности ФЕ без изменения структуры:

1. Столкновение стилистически полярных ФЕ в пределах одного контекста. 2. Соположение в одном ряду синонимичных переменных словосочетаний и фразеологической единицы, си нонимичных ФЕ, ФЕ и слова-синонима. 3. Нанизывание фра зеологизмов. 4. Повтор ФЕ. 5. Бытование антонимичных ФЕ, антонимичных слов и словосочетаний с ФЕ в одном контексте.

Наряду с особенностями функционирования ФЕ без фор мального изменения мы показали приёмы структурно семантических трансформаций ФЕ в художественных текстах.

Это: 6. Распространение. 7. Замена. 8. Эллиптирование. 9. Двой ная актуализация. 10. Инверсия. 11. Компрессия. 12. Реплика подхват. 13. Контаминация. 14. Окказионализмы. 15. Антифра зис. 16. Комплексные приемы.

Такую трансформацию обнаруживает каждый структурный тип. Так, при распространении фразеологической единицы (27 %) в её состав вводятся такие дополнительные части речи, панеркегкго как существительные, наречия, числительные, прилагательные, причастия и деепричастия и т. д. Лексическая замена компонен та также актуализирует художественный текст (36 %).

Например, компонент ФЕ может быть заменен на другие существительные, глаголы, прилагательные и т. д. Эллипсис яв ляется достаточно распространённым типом трансформации ФЕ. Употребление приёма эллипсиса составляет примерно 14 %.

Наблюдаются случаи компрессии ФЕ, т. е. сжатия ФЕ до одного двух слов, но при этом смысловая связь с начальным фразеоло гическим значением сохраняется.

Явление контаминации встречается реже (4,4 %) и воспри нимается довольно органично в контексте. Случаев инверсии мало, что объясняется строгим порядком слов в предложении бурятского языка.

К приему двойной актуализации (3,3 %), когда словосоче тание функционирует одновременно и как свободное, исходное омонимичное словосочетание, и как фразеологизм, писатели прибегают реже всего.

Изучение структурных преобразований бурятских ФЕ вы ясняет широкие потенциальные стилистические возможности ФЕ в их индивидуально-речевом употреблении, выявляет спе цифические свойства ФЕ как особых единиц языка, которые ус тойчивы и подвижны одновременно.

Мы сделали попытку выделить национальную специфику денотативно-коннотативного содержания бурятской фразеоло гии, которая восходит к общемонгольским корням материаль ной и духовной культуры и связана с необходимостью этимоло гических изысканий. Как показывает практика, коммуникатив ная значимость ФЕ всё более возрастает в условиях современно сти, поэтому мы касались вопроса общности и различий фразео логии бурятского и русского языков. При этом обнаруживается тесная связь со страноведением, т. к. фразеология передаёт самую разнообразную информацию обо всех сторонах жизни народа.

На основании вышеизложенного можно сделать вывод о важности знания функционально-стилистических и эмоцио нально-оценочных сторон фразеологизмов, которые являются одним из основных образных средств речевой деятельности.

Изучение особенностей функционирования фразеологизмов в художественной речи может оказать существенную помощь в панеркегкго овладении бурятской фразеологией носителям бурятского и русского языков.

Таким образом, наше исследование убедительно продемон стрировало, что устойчивость ФЕ не абсолютный, а относитель ный их признак. В системе языка, вне контекста ФЕ характери зуются наибольшей степенью устойчивости. В конкретных же текстах ФЕ обладают относительным постоянством семантики и структуры. При этом важно подчеркнуть следующее: в любом случае преобразование ФЕ сохраняет соотнесенность с номина тивным, исходным фразеологизмом, демонстрируя высокую прагматическую гибкость.

Еще раз подтверждается наибольшая частотность глаголь ных и пропозиционально-предикативных ФЕ. В целом создается впечатление о том, что на бытование фразеологии в художест венной литературе процессы глобализации, модернизации, про текающие в современном мире, особого влияния не оказали.

Это, по-видимому, объясняется постоянством как структурно семантического оформления ФЕ бурятского языка и письменной формой художественного стиля, так и традиционностью мента литета народа.

Важно подчеркнуть два общих вывода: 1) главной линией развития бурятского художественного языка было и остается использование неиссякаемого богатства сочетаний слов и их художественных переосмыслений. Слова и с переносными и с непереносными значениями в общем контексте художественно го произведения получают особое звучание. Но мы даже не все гда это замечаем: так органично входят они в образный контекст и соответствуют строю и духу бурятского языка;

2) писатель, считаясь с нормами литературного языка, ориентируясь и оттал киваясь от них в своем творчестве, не ограничивает тем самым свободу языкотворчества, те или иные приемы функционально оправданны, чувство меры и вкуса всегда присутствует. Это ис следование не является полным описанием фразеологической стилистики: в нем лишь предпринята попытка осветить наибо лее значимые аспекты данной отрасли науки. Данная работа – результат исследований автора в процессе подготовки фразео логического словаря бурятского языка.

панеркегкго Библиографический список 1. Авалиани Ю. Ю. Синонимические отношения слов и фразеологических сочетаний. Лексическая синонимия [Текст] / Ю. Ю. Авалиани, Л. И. Ройзензон. – М. : Наука, 1967. – 200 с.

2. Азнаурова Э. С. Очерки по стилистике слова [Текст] / Э. С. Азнаурова. – Ташкент : Фан, ТГПИИЯ, 1973. – 405 с.

3. Амоголонов Д. Д. Современный бурятский язык : учеб.

для высш. учеб. заведений [Текст] / Д. Д. Амоголонов. – Улан Удэ : Бурятское кн. изд-во, 1958. – 337 с.

4. Амосова Н. Н. Основы английской фразеологии [Текст] / Н. Н. Амосова. – Л. : Изд-во Ленингр. ун-та, 1963. – 208 с.

5. Андреева Р. Ф. Реализация значения пословичных фра зеологизмов в речи [Текст] / Р. Ф. Андреева // Функционирова ние фразеологических единиц в речи : сб. ст. – Курск, 1984.

6. Арутюнова Н. Д. Типы языковых значений: Оценка. Со бытие. Факт [Текст] / Н. Д. Арутюнова. – М. : Наука, 1988. – 338 с.

7. Архангельский В. Л. Устойчивые фразы в современном русском языке [Текст] / В. Л. Архангельский. – Ростов н/Д., 1964.

8. Ахманова Л. И. Некоторые условия использования ус тойчивых выражений в языке современной публицистики [Текст] / Л. И. Ахманова, Н. И Формановская // Вестник МГУ.

Сер. Журналистика. – 1972. – № 1. – С. 41.

9. Ахманова О. С. Очерки по общей и русской лексиколо гии [Текст] / О. С. Ахманова. – М. : Учпедгиз, 1957. – 295 с.

10. Бабкин А. М. Фразеология и лексикография [Текст] / А. М. Бабкин // Проблемы фразеологии: Исследования и мате риалы. – М., 1964.

11. Бабкин А. М. Русская фразеология, ее развитие и ис точники [Текст] / А. М. Бабкин. – Л. : Ин-т рус. яз. АН СССР ;

Наука, 1970. – 263 с.

12. Бадмацыренова Н. Б. Анализ моделей образования фра зеологических единиц в монгольских языках (сравнительно типологическое исследование) : автореф. дис. … канд. филол.

наук : 10.02.22. / Н. Б. Бадмацыренова. – Элиста, 2006. – 22 с.

13. Бадмацыренова Н. Б. Фразеология «Алтан Тобчи» Лув санданзана [Текст] / Н. Б. Бадмацыренова // Проблемы истори панеркегкго ческого развития монгольских языков : мат-лы междунар. науч.

конф. (24–26 окт. 2007 г.) – СПб, 2007. – С. 5–11.

14. Балагунова С. С. Особенности внутренней структуры и использования несвободных словосочетаний в языке произведе ний Х. Намсараева [Текст] / С. С. Балагунова, Г. А. Дырхеева // Лексико-грамматические исследования бурятского языка : сб.

статей / отв. ред. В. И. Рассадин. – Улан-Удэ, 1989. – С. 33–62.

15. Балли Ш. Французская стилистика [Текст] / Ш. Балли ;

пер. с фр. К. А. Долининой, отв. ред. Е. Г. Эткинд. – М. : Изд-во иностр. лит., 1961. – 394 с.

16. Баранов А. Н. Аксиологические стратегии в структуре языка (паремиология и лексика) [Текст] / А. Н. Баранов // Вопр.

языкознания. – 1989. – № 3. – С. 74–90.

17. Баранов А. Н. Структура знаний и их онтологизация в значении идиомы [Текст] / А. Н. Баранов, Д. О. Добровольский // Учен. зап. / Тартуский гос. ун-т. – 1990. – Вып. 903. – С. 20–36.

18. Басаров Б. Вопросы психологии характера [Текст] / Б. Басаров. – Ашхабад : Ылым, отделение филос. и права АН ТССР, 1977. – 73 с.

19. Бертагаев Т. А. Об устойчивых фразеологических вы ражениях. На материалах современного бурят-монгольского языка [Текст] / Т. А. Бертагаев // Тр. / НИИКиЭ БМАССР. – 1949. – Вып. II. – С. 64–119.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.