авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |

«CrimeStudy - сайт о социологии преступности (криминологии) - Яковлев А.М. Теория криминологии и социальная практика Раздел : Социология преступности Опубликовано Andriy ...»

-- [ Страница 5 ] --

Работы И. М. Сеченова знаменовали переворот во всей системе представлений не только о нервной, но и о психической деятельности именно потому, что он предложил понимание психического акта по типу рефлекторного. Иными словами, на психические процессы, понимавшиеся ранее только лишь как феномены сознания, он перенес представление (схему, принцип) рефлекса, включив в него три составных компонента: 1) чувственное воздействие, 2) центральную переработку, 3) мышечную реакцию.

Итак, само по себе рефлекторное (автоматическое) действие организма — лишь часть (и не главная) в поведении. Принцип же рефлекса (воздействие — переработка — реакция) есть последовательно материалистическое, детерминистическое представление о психической деятельности, его принципиальная схема, которая лишила сознание роли независимого управляющего агента и объяснила целесообразное поведение задачей взаимодействия с окружающей средой, задачей активного приспособления к ней, перенеся тем самым источник действий из психики человека в окружающий мир. В состав единого трехчленного психического акта входят два непосредственно наблюдаемых элемента этого акта, которые поддаются объективному исследованию, а именно: возбуждение, воздействующее на организм, и реакция (действие, акт поведения), следующая за ним.

Понятием стимула, сигнала обозначается воздействие на организм, исходящее из окружающей его среды. В отношении человека такого рода стимулы или сигналы — носители информации о социальной среде. Содержанием такого сигнала являются образы внешнего мира, реальной действительности во всем ее многообразии. Но человек (это принципиально важно) ведет себя в сложных социальных ситуациях не только лишь по типу реакции на наличные стимулы (сигналы). Его поведение — также результат воздействий, оказывавшихся на него в прошлом, с самого начала его жизни. Эти воздействия, закрепляясь в поведении, складываясь вследствие этого в устойчивую (всегда оригинальную, индивидуальную) систему действий, в сложнейший набор видов и типов поведенческих актов, приводят к тому, что мы называем формированием личности, социальных навыков поведения. Именно поэтому человек часто ведет себя вопреки стимулам, сигналам, воздействиям, оказываемым на него данной социальной средой. Если стимул — начальный момент психического акта, то реакция (действие, поведение) — его заключительное звено. Реакция человека на воздействие среды, проявляясь в форме социально значимых поступков, как социально обусловленное поведение, http://crimestudy.ru 20/02/2011 6:27:07 / Page по своему психофизиологическому основанию всегда означает изменение состояния его организма, которые проявляются в форме мышечной активности.

«Поведение слагается из движений, начиная с таких простых, как подергивание мышцы, и кончая такими сложными, как создание произведений искусств».

Именно мышцы — «орган активного и непосредственного взаимодействия живых существ с окружающим миром — воспроизводит отношения, связанные с основными формами существования этого мира: пространством, временем и движением». Поэтому поступки человека немыслимы вне функционирования материальной субстанции человека — его организма, тех его элементов, которые не только обеспечивают и поддерживают само существование организма, но и служат механизмом его деятельности по преобразованию окружающего мира. Мышечные движения — материальная основа любого акта, действия, поступка. «В двигательной активности организма коренятся и „элементы мысли". Мысль зарождается во внешних практических действиях, во встречах организма со средой и лишь затем „уходит вовнутрь" (интериоризируется)».

И все же назвать действие конечным звеном психического акта можно лишь условно. Само мышечное действие, т. е. акт взаимодействия с окружающим миром, есть источник новых сигналов, новых стимулов к действию, поступающих в организм извне. В мышечных отношениях воспроизводятся основные характеристики, черты окружающего мира (даже, казалось бы, пассивное зрительное его восприятие связано с функционированием соответствующих, мышц). Ощущения эти материалистическая психология соотносит с внешней ситуацией, в рамках которой индивид взаимодействует со средой. Именно поэтому мышца в материалистической психологии «выступила не только как орган действия, но и как орган познания, притом, по Сеченову, самого достоверного, какое только может быть». Так возникает понятие психического акта как системы с обратной связью, так из материалистического учения о психике возникает понимание поведения, лежащее ныне в основе кибернетических моделей поведения, так утверждается положение о том, что «живое движение — это психика, а чувственно-предметное действие — это человеческая психика». Но как происходит приобретение новых форм поведения, как именно закрепляются в поведении те или иные способы реагирования человека на требования жизни, каков механизм возникновения новых знаний и новых действий в процессе взаимодействия человека с социальной средой. Ответом на этот вопрос явилось развитие учения об условных рефлексах. Понятие условного рефлекса выросло из ассоциативной психологии, согласно положениям которой психика человека формируется, складывается путем образования … ассоциативных связей между … психическими системами — ощущениями. Реальный мир, воздействуя на индивида, всегда и неизменно выступает в форме многообразных раздражителей. Эти элементы человеческого опыта соединяются, ассоциируются между собой в результате их повторения. Элементы опыта, образуя ассоциативные сочетания, объясняют в рамках ассоциативной психологии совершение действий, возникновение идей и т. д.

Безусловные реакции — врожденное свойство организма. Они существуют в готовом виде, будучи продуктом всей истории развития и эволюции человека как биологического вида. Они фундамент существования любого организма.

http://crimestudy.ru 20/02/2011 6:27:07 / Page Безусловные реакции — реакции постоянные. Данные организму от рождения в полностью сформированном виде, они отражают стабильность, единство видов его реагирования на окружающую среду. Однако нигде и никогда окружающая организм среда не находится в застывшем и неизменном виде. Поэтому один лишь набор безусловных реакций не в состоянии обеспечить адекватное взаимодействие организма со средой — всегда динамичным, изменяющимся окружением.

Только благодаря формированию условных реакций поведение приобретает новые, не данные от рождения черты, условные реакции обеспечивают изменение форм поведения в связи с изменением характера внешних воздействий на организм.

Безусловные реакции имеют постоянный, а условные реакции— временный характер. Условные реакции возникают, прививаются в связи и в зависимости от наличия, сохранения во внешней среде элементов, способствующих их возникновению и закреплению. Условные реакции ослабевают и исчезают в связи с ослаблением или устранением из внешней среды формировавших их элементов либо заменяются новыми реакциями, адекватными новым элементам окружающей среды.

Динамизм, пластичность поведения, столь же необходимые организму, как и его стабильность, постоянно обеспечиваются именно через механизм формирования условных реакций. «Не нужно большого воображения,— писал И.

П. Павлов,— чтобы сразу увидеть, какое прямое неисчислимое множество условных рефлексов постоянно практикуется сложнейшей системой человека, поставленной в часто широчайшей не только общеприродной среде, но и в специально-социальной среде, в крайнем ее масштабе до степени всего человечества» ".

Элементы внешней среды, формирующие условные рефлексы, обозначаются понятием «подкрепление». Только благодаря подкреплению нейтральный раздражитель перестает быть таковым, он приобретает значение сигнала, вызывающего реакцию. Устранение подкрепления в ситуации, когда еще продолжает действовать подобного рода раздражитель, ведет к ослаблению и угасанию условного рефлекса.

Итак, сутью приобретения новых реакций, новых форм поведения, сообразующихся с сигналами, несущими информацию о внешней среде, в модели классического (павловского) обусловливания (т. е. приобретения условных рефлексов) является совпадение во времени различных по природе стимулов, которые предваряют вызываемую ими реакцию, предшествуют ей. В эксперименте И. П. Павлова эти стимулы оказывали свое воздействие на животное, которое было лишено возможности самостоятельных действий, эти стимулы предшествовали действиям.

Здесь в чистом виде исследовался первый элемент трехкомпонентного психического акта, о котором говорил Сеченов, а именно воздействие окружающей среды. Но в едином психическом акте содержатся, кроме того, еще два элемента — центральная переработка воздействия и реакция на него (т.

е. акт поведения … первый его компонент (стимул) … внимания И. П. Павлова и завершился учением об образовании условных рефлексов путем сочетания безусловного и условного стимулов, формирующих так называемое реактивное поведение. Третий компонент целостного психического акта — действие, реакция — стал объектом внимания Бехтерева, Торндайка и Скиннера и http://crimestudy.ru 20/02/2011 6:27:07 / Page завершился выявлением механизма формирования так называемого оперантного поведения.

В экспериментах, поставленных этими психологами, подкрепление, т. е.

фактор, позволяющий формировать новый (условный, приобретенный) рефлекс, новый вид реакции (действия, поведения), воздействовало на организм не до того, как возникает реакция (как это было в экспериментах И. П. Павлова), а после ее проявления. В этой ситуации подкрепление сочеталось именно с третьим звеном трехкомпонентного психического акта — с действием, с активностью организма, здесь подкреплялся не стимул, формирующий поведение, а сам акт поведения. В результате сеченовская идея трехкомпонентного психического акта (стимул — переработка — реакция) получила экспериментальное развитие и подтверждение, что раскрыло психофизиологическую основу деятельности человека в его взаимодействии со средой. Формирование поведения путем подкрепления стимула, предшествующего реакции, вызывающего действие к жизни, обозначается в качестве реактивного или респондентного обусловливания (образования условных рефлексов).

Формирование поведения путем подкрепления результатов действия (реакции), т. е. того, что следует за действием, обозначается в качестве оперантного или инструментального научения (образования новых форм реакций, актов поведения). Обусловливание и научение — две стороны единого процесса взаимодействия организма с внешним миром (у человека — взаимодействия с социальной средой в форме предметной деятельности). В совокупности они образуют принципиально важную для психологии категорию поведения, деятельности.

То обстоятельство, что психофизиологические закономерности поведения в части формирования оперантного поведения были доказательственно выявлены в экспериментах американского психолога Ф. Скиннера, не должно заслонять реакционные по сути выводы, к которым пришел этот исследователь, перенеся психофизиологические закономерности поведения на более высокий — социально-психологический и социологический уровень.

Как это часто случается в буржуазной психологии, выводы, объективно полученные экспериментальным путем, в результате включения в систему реакционных идеологических постулатов теряют свою научную ценность, ибо социальные идеи Скиннера «складывались в идеологической, философской атмосфере, отражавшей особенности развития капиталистической Америки».

С другой стороны, реакционный редукционизм Скиннера- теоретика не должен заслонять те положения его экспериментальных работ, которые, по словам М. Г. Ярошевского, позволили «изучить широкий спектр отношений между двигательной активностью. организма и ее мотивационной регуляцией», позволили объяснить избирательность поведения «характером подкрепления», а не вмешательством «загадочных психических сил». Как подчеркивает этот автор в статье, посвященной специфике детерминации психических процессов, «концепция бихевиоризма при всей ее исторической ограниченности и неспособности исследовать коренные вопросы человеческого существования является детерминистической. Преодолеть ее, не отступая от основных начал научного мышления, можно, лишь выработав понятия и методы, адекватные более высоким формам детерминации поведения, а не возвращая исследовательскую мысль в тупик индетерминизма и плюрализма».

Преобразование физиологического понятия о рефлексе в модель http://crimestudy.ru 20/02/2011 6:27:07 / Page психического акта, построенного по образу рефлекторного,— великое завоевание материалистической психологии. Это позволило показать„ что психический акт нельзя свести к явлениям сознания, что отделить внешнее воздействие от данных сознания принципиально невозможно, что это внешнее воздействие (стимул, а для человека— сигнал, несущий информацию) и ответная телесная реакция (для человека — социально значимый поступок) едины со звеном центральной переработки (сознанием). Причем не сознание, а «именно чувственно-предметное действие субъекта представляет собой возможную генетически исходную единицу, удовлетворяющую требованиям, которые могут предъявляться к единицам психологического анализа».

Точно так же как наблюдение над простыми рефлексами (чисто физиологическим явлением) позволило сформулировать качественно отличающуюся от простого рефлекса идею построения психического акта по образцу рефлекторного, так и эксперименты над поведением животных позволили увидеть некоторые принципы поведения, которые в качественно ином виде помогают уяснить многое из поведения человека. Говоря об экспериментах над животными, И. П. Павлов писал, что полученные таким образом «объективные данные, руководясь подобием или тождеством внешних проявлений, наука перенесет рано или поздно и на наш субъективный мир и тем самым сразу и ярко осветит нашу столь таинственную природу, уяснит механизм и жизненный смысл того, что занимает человека более всего,— его сознание, муки его сознания».

Знаменательным фактом является то обстоятельство, что идеи Сеченова, развитые Павловым и Торндайком, прямо смыкаются с теорией кибернетики.

«Поскольку организм на всех уровнях его функционирования может в определенном аспекте трактоваться как.. кибернетическая система, открылась перспектива применить раскрываемые в этой системе закономерности к анализу психической регуляции поведения». Сигналы из окружающей социальной среды, их переработка и ответное, активное воздействие на среду, преобразующее ее, затем получение новых сигналов, коррекция и усвоение новых видов и форм поведения, новое активное приспособительное воздействие на среду — и так от рождения до смерти — вот единственная объективно наблюдаемая реальность, единственное, что составляет суть деятельности, в чем проявляется реальность человеческого поведения. Как пишет В. Н. Кудрявцев «биологический и социальный смысл формирования личности заключается в том, чтобы человек оказался максимально приспособленным к среде, причем не в пассивном смысле зависимости от нее, а в активном, в смысле овладения закономерностями природной и социальной действительности для их использования на благо личности и всего общества».

Объективная наблюдаемость, возможность экспериментальной проверки, причинный анализ позволяют соединить теорию психологии с практикой регулирования социального поведения, в том числе и с целью предупреждения отклонений от правовых и иных социальных норм.

В одной из предыдущих работ мы писали: «Акт поведения человека является результатом выбора им определенного варианта поведения». Сегодня более точным представляется определить акт поведения человека как результат предшествующих и наличных воздействий социальной среды, проявляющихся в действии, ведущем к активному приспособлению человека к социальной среде.

Активный характер такого приспособления заключается в переделке, http://crimestudy.ru 20/02/2011 6:27:07 / Page преобразовании социальной среды в соответствии с объективными нормами господствующей культуры общества, его идеалами, в соответствии с местом и ролью человека в социально-классовой структуре общества, либо (в случае противоправного поведения) это приспособительная деятельность вступает в противоречие с требованиями социокультурной среды (в нашем случае — с требованиями права).

Хотя акт поведения — не просто результат свободного выбора, а результат влияния предшествующих и наличных воздействий социальной среды, реакция (ответ) на внешние воздействия, тем не менее эта реакция качественно отлична от однообразного, механически протекающего рефлекторного акта типа «стимул — реакция», ибо всякий раз в акте поведения отражается уникальный, присущий только данной личности индивидуальный, социально приобретенный опыт, формирующий духовную структуру личности, ее самооценку и самосознание в целом.

По замкнутой цепи взаимодействия «социальная среда — личность — социальная среда» протекает социально содержательная информация, предрешающая смысл, социальную направленность и социальное (в нашем случае — нормативное) значение соответствующего поступка. «В категориальном контексте психологии сигнал выступает как образ (а не код), рефлекс, как действие (а не движение)». То, что на физиологическом уровне выглядит как движение, возбуждаемое сигналом, на психологическом уровне выступает как действие, как продукт не просто физиологических, а прежде всего социокультурных детерминант поведения. Однако общий принцип детерминированности поведения господствует и в этом случае.

Формулировка «акт поведения есть результат принятия решения» не является предпочтительной потому, что она может вести не всегда к осознаваемому представлению о том, что внутри человека находится некий регулирующий центр, принимающий решение о совершении тех или иных действий и передающий это решение для исполнения человеку. Однако идея такого внутреннего управляющего центра скорее всего есть проекция обыденного представления о механизме поведения, представления, строящегося по формуле: «сделал так потому, что захотел». Взамен этой формулы материалистический, детерминистический анализ поведения предполагает объяснение, согласно которому человек «сделал так потому, что одна необходимость оказалась преобладающей над другой (или другими)», т. е.

свобода личности была, есть и остается не чем иным, как познанной необходимостью. Познание необходимости открывает дорогу к ее преодолению, открывает дорогу к свободе.

Познание необходимости в сфере закономерностей человеческого поведения ведет к расширению свободы человека, ведет вместе с тем и к повышению его ответственности. Проблема ответственности возникает лишь в отношении того, кто свободен в своем поведении, и лишь до тех пределов, до каких он свободен. «Если бы нам были известны факторы, влияющие на поведение, то, приняв или отбросив многие из них, мы могли бы урегулировать их воздействие. В результате удельный вес автоматизма в наших поступках был бы уменьшен, а их осознанность возросла. Осознание ведет к повышению индивидуальной ответственности за свои поступки», т. е. открывает дорогу для этической регуляции и саморегуляции поведения.

4. Формирование поведения Рассмотрение проблем психофизиологического http://crimestudy.ru 20/02/2011 6:27:07 / Page базиса вскрывает суть активности, деятельности любого рода, заключающейся в приспособительном взаимодействии субъекта со средой. Рассмотрение специфических проблем деятельности, поведения человека переводит эти закономерности на иной уровень — здесь речь идет об активном (т. е.

преобразующем) взаимодействии человека не только с природной, но и (что принципиально важно) со средой социальной.

Вхождение индивида в социальную среду, его взаимодействие с ней, ведущее к усвоению им культуры общества, социального опыта человечества, выступают в форме процесса социализации. Те аспекты процесса социализации, которые приводят личность к конфликту с нормами права (а тем самым и с принципами, нормами и ценностями господствующей культуры),— предмет исследования психологии преступного поведения, важнейшее направление в изучении причин преступности.

Регулирование процесса социализации индивидов в целях уменьшения противоправных отклонений в их поведении — важнейшее направление в деятельности по предупреждению преступности.

Для уяснения сути процесса социализации индивида необходимо хотя бы кратко соотнести понятие социализации с понятием воспитания человека вообще и (в наших условиях) с понятием коммунистического воспитания. Все эти категории тесно связаны между собой и в совокупности образуют более общее понятие формирования личности человека.

Социализация индивида и его воспитание — это хотя и взаимосвязанные категории, но вместе с тем они различаются по ряду существенных признаков.

Так, под воспитанием понимается в принципе целенаправленное, сознательное воздействие на личность в свете определенных этических принципов и социальных идеалов, требований моральных и правовых норм и т. д. В этом смысле процесс воспитания отличается от более общего процесса социализации индивида именно своей сознательностью, целенаправленностью. Процесс социализации — это в значительной степени объективный процесс. Он может протекать независимо от целей, которые ставят перед собой окружающие индивида люди. Это процесс по преимуществу стихийного, во многом не зависящего от индивида усвоения им реальных ценностей, действительных норм, жизненных устремлений и тому подобных элементов современной ему культуры. Эти элементы культуры не просто провозглашаются, но реально существуют. Они воплощаются и в особенностях окружающей индивида материальной среды, и в идеальных элементах культуры (идеологии, философии, праве, морали, искусстве и т. д.), а также и в традициях, нравах и убеждениях.

Как же происходит процесс социализации индивида? Здесь важны следующие положения.

Усвоение индивидом социокультурных ценностей окружающей среды протекает в ходе его активного взаимодействия с социальной средой. Индивид — не пассивный объект влияний, а активный элемент взаимодействия в системе «личность — среда», воздействующий на социальную среду в процессе социальной практики.

Отсюда, далее, вытекает еще одно важное положение. Если суть процесса социализации — это установление такого взаимодействия личности с http://crimestudy.ru 20/02/2011 6:27:07 / Page социальной средой, которое соответствует основным категориям социокультурной среды (требованиям права в том числе), то реально такое взаимодействие проявляется именно в поведении индивида, выражается в различных формах его социальной активности. Как правильно отмечает В. Д.

Филимонов;

«в результате взаимодействия личности с внешним миром у нее вырабатывается устойчивое отношение к различным общественным явлениям. Это отношение может закрепиться в виде принципа ответных психологических реакций человека на определенные явления окружающей жизни, который может стать чертой его характера, особенностью его личности».

Процесс социализации индивида есть процесс формирования его социально значимого поведения, соответствующего ценностям и нормам социокультурной среды. Не просто снабжение личности определенной социальной информацией, а прежде всего формирование реального поведения — таково содержание процесса социализации индивида, поэтому, анализируя процесс социализации (в целях выявления обстоятельств, ведущих к социальным и противоправным отклонениям), объектом нашего анализа мы считаем именно поведение индивида. С этой целью мы должны рассмотреть вопрос о том, как усваивает индивид образцы, стандарты, нормы поведения, как складывается, формируется его поведение в ходе процесса социализации.

С этой точки зрения процесс социализации индивида можно определить как процесс возникновения навыков социально значимого поведения, их закрепления в поведении, а также их изменения (модификации). Для обозначения процесса образования, закрепления и модификации всего разнообразия видов, форм и способов поведения в психологии применяется термин «научение». Как отмечают психологи из ГДР Г. Гибш и М. Ферверг, «научение является важнейшим процессом, лежащим в основе социализации».

Две особенности характеризуют процесс научения:

а) те или иные способы поведения закрепляются в устойчивую систему в силу того, что результаты, последствия акта действия оказываются связанными с определенными характеристиками данного акта действия;

б) подобного рода связь (между актом действия и его последствиями) ведет к возрастанию частоты проявления в поведении актов действия соответствующего рода.

Как мы отмечали, согласно известному принципиальному положению учения И. П. Павлова, в психике человека в ходе его деятельности образуется сложная сеть условно-рефлекторных связей, ассоциаций. Например, более или менее длительное совпадение во времени действия условного раздражителя и безусловного стимула образует в психике прочную связь между ними.

Этот принцип лежит в основе всего огромного здания павловской теории, ее фундаментальных положений о явлениях, связанных с процессом возбуждения и торможения, о первой и второй сигнальной системе и т. д.

Нужно подчеркнуть следующие положения:

1) образующиеся условно-рефлекторные связи закрепляются в психике человека, оставляют в его поведении своеобразный след, отпечаток;

являющийся результатом прошлого воздействия;

2) результатом образования устойчивых условно-рефлекторных связей являются в дальнейшем не столько определенные акты поведения, поступка, сколько возникновение при соответствующей ситуации определенных эмоций, чувств, переживаний.

http://crimestudy.ru 20/02/2011 6:27:07 / Page Этот процесс образования в психике человека связей, ассоциаций, влекущих за собой возникновение при сходных ситуациях определенного эмоционального состояния, чрезвычайно важен.

Таково «классическое обусловливание павловского типа, когда подкрепление связано со стимулом». В экспериментальной психологии поведение, являющееся результатом такого типа обусловливания (когда ответ или реакция следует за стимулом), называют респондентным, а сам процесс — респондентным обусловливанием.

Наряду с этим в экспериментальной психологии выделяется поведение, которое не обнаруживает связи с предшествующими стимулами, оно представляется спонтанным (самопроизвольным) и по своему характеру связано с результатом действия. Этому «типу по- ведения соответствует обусловливание R». Поведение, являющееся результатом такого типа обусловливания, называют оперантным, а сам процесс — оперантным (или инструментальным).

Итак, в поведении оперантного типа подкрепляющим фактором служит результат действия. Такого рода поведение ведет к формированию индивидуального опыта. Рассмотрим вначале этот второй тип поведения.

Социальная среда, ее воздействие формируют поведение лица, но воздействие это идет при различных условиях, протекает различным способом.

Так, прежде всего человек обучается действовать наиболее целесообразно, наиболее практически оправданно. Усвоение здесь идет по методу проб и ошибок. Неудовлетворительный результат того или иного действия, влекущий не те последствия, которые желательно получить, ведет к устранению соответствующего неэффективного действия. Наоборот, действия, влекущие нужные, удовлетворительные для человека последствия, убеждают человека в их целесообразности. Они усваиваются лицом в качестве таковых. Такого рода процесс обозначается в качестве процесса научения человека. Он ведет к формированию индивидуального опыта. Ребенок начинает воспитываться еще до того, как он научится говорить. И конечно, он усваивает ту форму поведения, о которой сказано выше, он обучается выгодным, полезным, целесообразным для него действиям. Он все чаще повторяет те из них, которые ближе всего ведут его к цели, которые наиболее эффективны, и все реже совершает безуспешные, неэффективные для него действия.

Схема поведения оперантного типа, т. е. поведения, ориентированного на достижение максимального эффекта наиболее целесообразным способом, складывается из отбора и закрепления тех методов и способов, которые наиболее эффективны, причем основой такого закрепления служит их относительно большая частота, повторяемость за данный отрезок времени по сравнению с неудачными, неэффективными способами и методами, которые в силу этого повторяются все реже и затем могут вообще устраниться из поведения. Это знаменует окончательное сформирование поведения данного типа, соответствующего данной, конкретной ситуации.

Рассматривая оперантное поведение, мы обращаем внимание на следующие два составляющих его элемента: 1) действие и 2) результат действия.

Результат действия может быть успешным или безуспешным. Характер результата, его свойства, его значение для субъекта образуют так называемый подкрепляющий фактор. Достигнутый успешный результат ассоциируется с действием, приведшим к этому результату. Следовательно, http://crimestudy.ru 20/02/2011 6:27:07 / Page при формировании этого типа поведения то или иное действие закрепляется в поведении субъекта вследствие того, что подкрепляющий данное действие фактор связан с самим этим действием, с его результатом. Если результат действия полезен, эффективен, образуется подкрепляющий именно это действие фактор (и наоборот).

Исследование процессов научения, т. е. выяснение механизма приращения нового опыта, чрезвычайно важно и имеет непосредственное отношение к проблеме регулирования поведения, и в частности к предупреждению социальных отклонений. Анализ факторов научения непосредственно ведет к практике управления поведением.

Исследование проблемы научения — одно из главных направлений, сомкнувших психологическую науку с практикой, ибо именно в связи с разработкой проблем научения в психологической науке произошло радикальное изменение в понимании категории действий, особенно важной для создания научных основ борьбы с противоправным поведением. Принципиальной сутью подобного изменения явился отказ от понимания действия как результата только деятельности сознания (желаний, побуждений, воли и т. д.). Действие стало трактоваться как «реальный, объективно контролируемый акт, имеющий динамическую либо статистическую детерминацию».

Исходный пункт научения (усвоения опыта, формирования всего многообразного репертуара поведения) — это действие, ведущее к результату.

Но принципиальной характеристикой процесса научения является обратное воздействие результата на характер последующих действий обратной связи (результат действия формирует последующие действия того же рода) — центральный принцип механизма научения, т. е. приобретения человеком навыков бесконечного множества видов поведения, по существу всех форм его социальной активности, всего того, в чем реально, вовне проявляется человек, его социального бытия.

Это формирование поведения (действия) происходит во всех тех случаях, когда данное конкретное последствие оказывается связанным с данным конкретным действием и эта связь ведет к возрастанию проявления в поведении действий именно того же рода. Следствие (результат) ведет к росту частоты действий подобного рода в случае, если данный результат оказывается в связи с этими действиями.

Рост частоты проявления в поведении действий именно данного рода говорит о росте степени вероятности их проявления в будущем. Речь идет, следовательно, о статистической детерминации. В случае, если наличие одного фактора ведет только к двум вариантам (производный фактор либо проявляется, либо нет), то о статистической (вероятностной) детерминации в такой ситуации говорить не приходится.

Важной особенностью механизма научения является его принципиально вероятностный характер. Определяя влияние последствий данного действия на формирование действия того же типа, мы можем говорить именно о повышении (или снижении) степени вероятности проявления в будущем действий подобного рода, об усилении (или ослаблении) в поведении тенденции определенного рода.

Вероятностная характеристика поведения чрезвычайно важна. В случае, когда человека характеризуют каким-либо образом (честен, нечестен, жаден, эгоистичен, драчлив, склонен к пьянству т. д.), то единственно реальным http://crimestudy.ru 20/02/2011 6:27:07 / Page фактом, скрывающимся за такими характеристиками, является факт повышенной вероятности проявления в его поведении определенных конкретных действий.

Итак, последствия формируют поведение. Фактор (обстоятельства, материальный объект, психологические явления), связанный с действием определенного рода,— это подкрепляющий фактор (подкрепитель). Введение в ситуацию подкрепляющего фактора, связываемого вследствие этого с данным действием, повышающее вероятность его проявления в будущем,— это подкрепление. Тот элемент действия, в связи с которым происходит подкрепление,— операция, … в частоте проявления данных операций в структуре подкрепляемого действия и есть оперантное обусловливание, или научение. Человек беспрерывно взаимодействует с окружающей средой с первых и до последних мгновений своего существования, он активно воздействует на окружающий его мир, и многие из последствий его действий оказывают подкрепляющий эффект, формируя ту или иную линию поведения. С изменением социальной среды … процесс адаптации к новым условиям меняется и поведение человека. Изучая оперантное обусловливание, мы исходим из спонтанности, самопроизвольности возникновения тех действий, которые через механизм подкрепления складываются в определенную систему. Исходным моментом подобных самопроизвольных действий являются разнообразнейшие состояния недостаточности в организме элементов, существенных для его бытия (состояние депривации — жажда, голод и т. д.). На уровне человеческой личности состояние депривации может быть обусловлено отсутствием, недостаточностью элементов специфически человеческого характера (эмоциональный голод, недостаточность духовных стимулов, отсутствие внимания, особенно для детей, и т. д.). Следовательно, элементами, контролирующими поведение, являются как стимулы внешней среды, играющие роль подкрепления, так и состояние (уровень) депривации (противоположным состоянием является состояние насыщения) с важным и существенным различием между физиологическими и социально-психологическими … депривации и насыщения. Если данное действие не сопровождается более подкреплением, имеет место процесс оперантного устранения. Оператор, осуществляющий слежение за экраном радара, тем внимательнее следит за ним, чем чаще на экране возникают сигналы приближающихся объектов. Эти сигналы служат эффективным стимулом, подкрепляющим, формирующим должное поведение оператора радара. В случае длительного отсутствия подобных сигналов поведение оператора становится все менее эффективным, возникает процесс оперантного устранения, не подкрепляемого более поведения. Если определенный способ поведения (хулиганские поступки подростка, например) сопровождается подкреплением (восхищением и одобрением со стороны членов его группы), то поведение этого рода раз от разу закрепляется. Только прекращение таких подкрепляющих стимулов способно обеспечить процесс оперантного устранения данного типа поведения. Процесс этот, однако, протекает гораздо медленнее, чем процесс оперантного обусловливания, т. е.

формирования поведения. Внезапное прекращение действия подкрепляющего стимула вызывает эмоциональное возбуждение, вспышку гнева, повторные акты подобного рода и лишь постепенное устранение действия.

Характер оперантного устранения зависит от характера воздействовавших на поведение подкрепляющих стимулов. Экспериментально доказано, что равномерное и частое подкрепление данного типа поведения (например, http://crimestudy.ru 20/02/2011 6:27:07 / Page постоянное и, регулярное поощрение за хорошее поведение подростка в семье) вовсе не обязательно гарантирует высокую устойчивость такого типа поведения в период после устранения таких подкрепляющих факторов. Более того, выяснилось, что неравномерное, нерегулярное подкрепление обеспечивает гораздо большую стойкость подкреплявшегося типа поведения в будущем, и если именно по такой (неравномерной, эпизодической программе) подкреплялись, например, действия подростка вне семьи (во дворе, на улице), то при прочих равных условиях более стойкими и трудно поддающимися устранению. окажутся именно эти последние действия.

От процесса оперантного устранения важно отличать процесс угасания определенного вида действий. Последний имеет место просто в результате того, что в течение долгого времени эти действия сами по себе не проявляются (при устранении же соответствующие действия проявляются, но не подкрепляются, так как подкреплявший их в прошлом стимул отсутствует, он устранен). Угасание (прекращение эффекта обусловливания) — процесс чрезвычайно, длительный, и именно поэтому способы поведения, усваиваемые, например, человеком в детстве, даже если они не проявлялись до достижения зрелого возраста, могут тем не менее проявиться именно в этот период.

В результате оперантного устранения последовательно снижается уровень вероятности проявления в поведении действий, не получающих более подкреплений. Такого рода изменение в поведении часто определяется через чисто психологические категории («раскаялся», «перевоспитался», «изменил свои взгляды», «осознал свой поступок», «потерял интерес к чему-либо» и т.

д.). В реальности же изменения в поведении, описываемые таким образом, если они действительно происходят, коренятся в прекращении подкрепления определенных действий, и их оперантном устранении. В этом смысле выражение «он проявляет интерес к определенным действиям» по существу означает «в его действиях проявился эффект подкрепления этих действий», так же как за выражением «потерял интерес» стоит понятие «эффект оперантного устранения», т. е. прекращение действия подкрепления.

В качестве подкрепляющих стимулов, чье сочетание с действиями повышает вероятность их проявления в будущем, а отсутствие которых ведет к устранению таких действий, выступают бесконечно разнообразные элементы окружающей среды. Единственной характеристикой подкрепляющего стимула является его свойство закреплять определенные действия.

Подкрепляющие стимулы можно разделить на два больших класса: позитивные и негативные. Так, подкрепление может заключаться во введении в ситуацию подкрепляющего стимула (или его добавлении). Таковы позитивные подкрепители (пища, вода, тепло, проявление внимания, одобрение, поощрение, ласка и т. д.). Другой вид подкрепления связан с устранением из данной ситуации определенных стимулов (крайнего холода или чрезмерного тепла, громкого крика, шума, агрессивных нападок, насмешек, причинения боли и т. д.). Таковы негативные подкрепители. В обоих этих случаях, т. е.

в случае воздействия позитивного подкрепителя (введение в ситуацию «приятного» стимула) либо в случае воздействия негативного подкрепителя (устранения из ситуации «неприятного» стимула), вероятность проявления в будущем подкрепляемого действия, т. е. действия, за которым следует соответствующее подкрепление, возрастает.

Негативные и позитивные подкрепители активно формируют поведение.

http://crimestudy.ru 20/02/2011 6:27:07 / Page Типичный пример: беспокойно ведущий себя на уроке подросток, отвлекающий учителя, создающий шум и беспорядок, выставляется за дверь. Если это воспринимается подростком как желанный результат, то позитивная эмоция, возникающая у него после выдворения из класса,— серьезный позитивный подкрепитель такого агрессивного поведения, и можно с уверенностью предсказать повышение в будущем в его поведении вероятности нового проявления подобных актов, их последующего подкрепления и т. д.

Но прекращение шума и беспокойства, причиняемого трудным подростком, служит серьезным негативным подкрепителем для действий педагога, и возникающая вследствие удаления подростка из класса эмоция (чувство облегчения) может неосознанно для него самого закрепить и в поведении педагога подобного рода действия.

Так поведение воспитателя в подобной ситуации фактически ведет к закреплению в поведении нерадивого ученика такого рода действий, к искоренению которых сам педагог — на сознательном уровне — может искренне стремиться. Ясен также взаимный характер подкрепления, т. е. педагог формирует поведение подростка, а подросток — в определенном отношении — поведение педагога.

Существенным для понимания механизма формирования поведения является также подразделение подкрепителей на первичные (или безусловные) и вторичные (или условные). К первичным подкрепителям относятся пища, вода и иные биологически важные виды подкреплений. К вторичным подкрепителям относятся стимулы, сопровождающие безусловные подкрепители параллельно или близко по времени (так, если пища есть первичный, безусловный подкрепитель, то объекты, связанные с ее потреблением,— вид стола, пустая тарелка и т. д.— со временем становятся условными: подкрепителями, так же как и пища, повышающими вероятность соответствующих действий). Условными подкрепителями выступают и определенные словесные сигналы, исходящие от других лиц.

Если условный подкрепитель соединяется одновременно более чем с одним первичным подкрепителем, он становится генерализованным, или обобщенным, подкрепителем.

Известно, что поведение одних лиц часто влияет на поведение других, определяет, формирует его. Такого рода влияние связано с действием ряда специфических генерализованных подкрепителей, возникающих в сфере общения и взаимодействия людей.

К числу таких подкрепителей относится прежде всего проявление внимания.

Внимание, оказываемое одним человеком другому, служит серьезным социально-психологическим подкреплением того действия, в связи и по поводу которого такое внимание оказывается. Часто нарочито шумное, озорное поведение ребенка бывает направлено лишь на то, чтобы обратить на себя внимание. Такая ситуация возможна в случае, если общее количество внимания, оказываемого подростку, явно недостаточно. В результате этого образуется состояние эмоциональной недостаточности (депривации). Прибегая к различным видам деятельности, ребенок вскоре обнаруживает, что единственным способом обратить на себя внимание родителей является шумное, агрессивное поведение, так как немедленно вслед за актом такого поведения родители обращают на него внимание, недостаток которого он ощущал и восполнить который всячески стремился. При этом для ребенка неважно, http://crimestudy.ru 20/02/2011 6:27:07 / Page какого рода словесную оценку дают ему в такой ситуации родители, для него несущественно, ругают они его или нет, так как достигнут единственно важный для него результат — он стал объектом внимания.

Однако такой результат служит серьезным генерализованным подкрепителем именно того вида поведения, который родители сознательно хотели бы устранить, но который объективно они лишь закрепляют в поведении ребенка.

Специфическая особенность подобного рода социально-психологических подкрепителей как раз и заключается в том, что, возникая по преимуществу стихийно в сфере общения и взаимодействия людей, они закрепляют именно те формы поведения, с которыми оказываются связанными во времени. Разумеется, сила действия подобных подкреплений зависит и от личности того, от кого они исходят (родители, учителя и т. д.), от их значимости, важности для соответствующего лица.

Наряду с шумным, вызывающим поведением для привлечения внимания может служить и притворное заболевание, и скандальное поведение и т. д. Во всех этих случаях оказываемое внимание закрепляет соответствующее поведение..

Существуют и более серьезные ситуации подобного рода. Ряд американских криминологов считают, что чрезмерное внимание, оказываемое радио, кино, телевидением, прессой и другими средствами массовой информации насильственным преступлениям, может, наряду с другими факторами, объяснять жестокие, часто безмотивные преступления. В подобных ситуациях средства массовой информации объективно могут закреплять те типы поведения, которые сопровождаются сенсационным привлечением к ним всеобщего внимания.

Еще более эффективным социально-психологическим подкрепителем, формирующим поведение людей в процессе их взаимодействия и общения, является поощрение и одобрение. Начиная от усвоения самых элементарных навыков поведения, сопровождаемых одобрением окружающих, и вплоть до серьезных, социально значимых поступков одобрение часто стихийно, но неуклонно влияет на поведение, формирует его в случае, если оно воздействует на человека параллельно или, сразу же вслед за одобряемым поступком. Принципиально. важно при этом, от кого оно исходит, какую систему ценностей разделяют лица, от которых исходит подкрепление.

Исследуя поведение, несовершеннолетних правонарушителей, нередко приходится сталкиваться с тем, что у них по сравнению с благополучными подростками значительно чаще проявляются такие отрицательные черты, как половая распущенность, курение, употребление алкоголя и т. д.

В ряде случаев исследователи делают вывод о дефектах личности подобных подростков, в том числе о преобладании в структуре их личности биологических, примитивных потребностей над высшими, духовными потребностями.

Рассмотрим механизм возникновения подобных черт поведения. И первый прием алкоголя, и первая в жизни сигарета, и первый циничный поступок никогда не совершаются человеком в полной изоляции от окружающего мира. От реакции на этот поступок зависит очень многое, а именно будет ли такого рода поступок подкреплен социально-психологическим фактором (вниманием, одобрением, похвалой), либо, не получив такого подкрепления, подобный вид поведения подвергнется воздействию процесса оперантного устранения, и http://crimestudy.ru 20/02/2011 6:27:07 / Page вероятность его повторного проявления значительно снизится. В подчеркнуто циничном, развязном поведении так называемых «трудных» подростков явственно проглядывается стремление утвердиться в определенной (в данном случае антисоциальной) роли, быть принятым в качестве своего в ту социальную группу, где курение, алкоголь, цинизм — как бы символ, пропуск, пароль для его членов. Не тяга к алкоголю, курению самим по себе, а иная, более сильная потребность проявляется здесь, а именно стремление ощутить себя среди своих, избавиться от чувства изолированности и беспокойства, опереться на кого-то.

Часто подобное стремление есть результат недостаточности стимулов, получаемых подростком в семье, школе, среди хороших ребят. Состояние психологической недостаточности (депривации) повышает вероятность появления в поведении подростка таких действий, которые влекут за собой важные, жизненно необходимые ему стимулы (внимание, одобрение, защита и т.

д.). Если соответствующие акты поведения ведут к подобному результату, они закрепляются, степень вероятности их появления в дальнейшем значительно повышается. Однако если подобные подкрепители сопровождают антисоциальные поступки, то именно они и закрепляются в поведении. Так антисоциальная среда формирует антисоциальное поведение.

Только ответив на вопрос, почему естественная и очень остро переживаемая потребность подростка во внимании и одобрении оказалась неудовлетворенной в нормальной социальной среде (семья, школьный класс и т. д.), где эти подкрепители формируют социально одобряемые формы поведения, можно приблизиться к ответу на вопрос о причинах преступности подростка, ибо то внимание и одобрение, которые он получил вне нормальной социальной среды, оказались эффективным социально-психологическим подкрепителем антисоциальных форм поведения.

Еще более эффективным социально-психологическим подкрепителем, формирующим поведение, является чувство сильной эмоциональной симпатии, привязанности, любви. Такого рода подкрепитель не исчерпывает своего действия пределами отношений между различными полами. Выступая в качестве фактора, сопровождающего многие виды поведения, он приобретает черты генерализованного подкрепителя, чье действие стихийно, часто неосознанно направляет поступки, формирует поведение.

Серьезным фактором, также играющим роль социально-психологического подкрепителя и имеющим особое криминологическое значение, является покорность. Если лицо, служащее объектом насилия, принуждения, оскорбления и т. д., проявляет покорность, то это подкрепляет именно тот вид поведения, с которым оказалось связанным проявление покорности.

Было бы не вполне точно говорить, что социально-психологические факторы подкрепляют акт поведения. Дело в том, что такого рода подкрепители оказывают свое воздействие уже после того, как был совершен данный акт поведения. Так что повлиять на этот, совершенный уже акт подкрепители не могут. Они влияют на вероятность проявления подобных же актов в будущем, они увеличивают степень такой вероятности, предопределяют все более частое возникновение актов подобного рода.

Характерно, что внешне такое подкрепляемое поведение выглядит как поведение, направляемое, регулируемое определенной целью, оно выглядит как предопределяемое намерением лица, его волей и т. д. Однако обоснованным http://crimestudy.ru 20/02/2011 6:27:07 / Page будет понимание такого поведения не как направляемого целью достичь последствий, к которым должен привести в будущем акт поведения, а как зависящего от характера последствий, достигавшихся подобными же актами поведения в прошлом, а потому и усвоенных человеком.

Фактически указание на цель поведения означает указание на контролирующие поведение факторы. Преследование же определенной цели означает по существу констатацию того факта, что человек совершает в настоящее время действия, подобные тем, которые в прошлом приводили к достижению тех же самых целей, и именно поэтому такие действия закрепились в его поведении.

Изучая противоправное поведение, пытаясь выявить его закономерности, его движущие силы, мы должны стремиться установить те объективные воздействия социальной среды, которые формировали такое поведение в прошлом и формируют в настоящем. Этот путь не прост, так как поведение формируется и изменяется беспрерывно, это путь изучения объективной реальности, типичный для научного анализа. Именно он обещает получение объективных данных, позволяющих предсказывать и регулировать действия людей, т. е. перестраивать антисоциальное поведение и предупреждать совершение преступлений.


Важнейшим признаком человеческого поведения, в том числе и противоправного, является его упорядоченный, целесообразный характер.

Поведение человека — это система целеустремленных (телеологических) событий. Можно по-разному определить целеустремленное поведение. Так, с античных времен телеологическое объяснение поведения основывалось на приписывании вещам и живым существам внутренней цели, двигавшей их. Если развитие физики сразу же раскрыло внешние по отношению к вещам материального мира воздействия, движущие этими объектами (закон тяготения и т. д.), то по отношению к живым организмам, и в особенности по отношению к поведению человека, эта позиция, выводящая поведение из внутренне присущей субъекту цели его деятельности, продолжает существовать и до сих пор. Такова субъективная телеология, т. е. понимание человеческого поведения как руководимого целью, присущей субъекту действия.

Как пишут Р. Акофф и Ф. Эмери, и в современных условиях «есть некоторые психологи, пытающиеся, например, объяснить человеческое поведение, обращаясь к таким понятиям, как убеждения, отношения и склонности, инстинкты и побуждения. Тем самым они следуют субъективной телеологии» '".

Субъективная телеология приписывает человеку в качестве источника его поведения внутренние психологические категории (мотивы, склонности, цели и т. д.). Как мы пытались показать выше, такой подход не объясняет реального механизма поведения.

Отрицая понятие цели как субъективно-психологической категории, якобы движущей человеком, мы вместе с тем рассматриваем цель как объективную категорию, которая может характеризовать его поведение. Сложность здесь заключается в том, что, говоря о целесообразном (целенаправленном) поведении, можно в принципе исходить либо из того, что цели — это «загадочные бестелесные агенты», направляющие поведение «изнутри», что это субъективная характеристика человека, либо из того (и мы стоим на этой точке зрения), что цель есть объективная характеристика реального http://crimestudy.ru 20/02/2011 6:27:07 / Page поведения, прежде всего объективной среды, отраженной в его сознании и поведении. Такова позиция объективной телеологии. «На деле цели человека порождены объективным миром и предполагают его,— находят его как данное, наличное. Но кажется человеку, что его цели вне мира взяты, от мира независимы („свобода")».

С позиций объективной телеологии убеждения, отношения и склонности выводятся из того, что человек делает, а не наоборот (т. е. не действия выводятся из убеждений и склонностей, как в рамках субъективно-телеологического объяснения поведения, а сами эти субъективные характеристики выводятся из объективно наблюдаемых действий). Свойства личности, следовательно, психологические состояния человека выводятся из особенностей его реального поведения на основе «восприятия регулярности поведения при изменяющихся, но определенных обстоятельствах».

Убеждения человека, его отношения и позиции, склонности, желания, симпатии и антипатии — все эти и подобные им понятия с точки зрения объективной телеологии «не стоят за поведением, они заключены в самом поведении. Следовательно, в объективной телеологии функциональные характеристики человеческого поведения не считаются привносимыми переменными, которые ему субъективно приписываются, чтобы скрыть наше незнание,— они объективно выводятся из того, что мы можем наблюдать».

С позиции объективной телеологии целесообразность поведения, его целеустремленность вовсе не противоречат принципу его детерминированности.

Отождествление целесообразности поведения с произвольностью, с подчиненностью поведения цели как субъективной, чисто психологической категории с неизбежностью вытекает из субъективно-телеологического подхода к объяснению механизма поведения. В рамках же объективной телеологии понятие «цель» выводится из структурного понятия детерминистической причинности и «тем самым показывается их совместимость и дополнительность.

В итоге сливаются концептуальные основания естественных наук и наук о поведении».

Наша задача — показать психофизиологическую специфику закономерностей изменения, модификации поведения с целью раскрыть социально-психологические основы предупреждения преступности.

Формирование и закрепление в поведении определенных поведенческих актов, образов действий подчинены ряду закономерностей. Важнейшей из них является слитность, взаимосвязанность актов поведения. Поведение, по существу, представляет собой не совокупность изолированных (дискретных) актов поведения, но единый, связанный процесс. Выделение единичных актов в известном отношении — условность, это удобный и подчас необходимый прием для исследования и оценки поведения (например, для указания в законе данного акта в качестве преступления). Однако в объективной реальности вовсе не содержится заранее заготовленных изолированных актов, существует лишь бесконечная (в пределах человеческой жизни) цепь активного реагирования индивида на воздействия социальной среды.

Однако взаимосвязанность, единство процесса поведения вовсе не означает, что процесс этот не изменяем. Более того, закономерностью поведенческого процесса является пластичность, перестройка форм поведения, его характера, направленности, содержания, однако никогда данный поведенческий акт не возникает «вдруг», без всякой связи с предшествующим http://crimestudy.ru 20/02/2011 6:27:07 / Page поведением.

Преемственность, взаимосвязанность элементов, составляющих процесс поведения, т. е. процесс взаимодействия с социальной средой, объясняют относительную устойчивость поведения, его содержания, характера и направленности. Изменяемость форм поведения в связи с изменениями во влияниях социальной среды объясняет пластичность поведения, создает возможность для его адекватной перестройки. Во-первых, живое движение реагирует, во-вторых, оно закономерно эволюционирует. Эволюция, перестройка, изменение поведения представляют собой результат действия так называемого дифференцированного подкрепления. В принципе сам поведенческий процесс не дифференцирован, т. е. это слитно протекающие серии поведенческих актов, но, когда воздействия среды носят направленный, избирательный характер, когда эти воздействия подкрепляют одни и не подкрепляют другие аспекты поведения (дифференцированное подкрепление), растет вероятность более частого проявления в поведении именно подкрепляемых черт или форм.

Для того чтобы быть эффективным, дифференцированное подкрепление должно проявлять свое действие немедленно вслед за подкрепляемым актом. Это — неотложное подкрепление. Чем быстрее действует дифференцированный подкрепитель, тем он эффективней. За пределами короткого временного интервала подкрепление теряет свой эффект. Успешное изменение форм поведения является результатом того, что дифференцированное подкрепление выступает в виде регулярных подкрепителей, обеспечивающих последовательное приближение поведения к желаемому виду.

Метод последовательного приближения заключается в том, что социальные подкрепители (внимание, одобрение, аффектация, так же как и выражение покорности, например) вступают в действие немедленно вслед за малейшим (вначале спонтанным, стихийным) проявлением в поведении, черт и свойств, меняющих поведение в определенном направлении. В результате действия подкрепителей растет вероятность появления в будущем все чаще именно данных характеристик поведения. Поведение в результате последовательно изменяется в указанном направлении. Впоследствии определенный поступок человека может выглядеть как внезапный акт, не связанный с предыдущим поведением, но такое впечатление — лишь результат неосознанных, непознанных серий взаимодействий, формировавших поведение, изменявших его в данном направлении.

Так, например, желая привлечь к себе внимание родителей, ребенок вначале пытается подозвать их к себе обычным, негромким голосом. Этот вид его поведения не сопровождается подкреплением, если занятые своими делами родители не реагируют на такие сигналы ребенка. Ребенок повышает голос, и родители откликаются на него. Эта их реакция выполняет функцию дифференцированного подкрепления. Ребенок все чаще и чаще повышает голос, средняя интенсивность подобных поведенческих актов растет. Когда родители привыкают к более громкому тону и вновь не реагируют на него, ребенок еще более усиливает громкость — и вновь получает подкрепление в виде внимания со стороны родителей. Происходит дальнейшая дифференциация поведения ребенка в сторону использования им все более и более громкого тона.

Объективно это выглядит так, как если бы родители в подобной ситуации задались целью при помощи дифференцированного подкрепления, методом http://crimestudy.ru 20/02/2011 6:27:07 / Page последовательного приближения сформировать из ребенка крикуна и скандалиста.

Методом последовательного приближения можно серьезно трансформировать поведение в случае, если дифференцированное подкрепление вступает в действие немедленно вслед за появлением желаемого результата. Так, подросток в поисках внимания и одобрения может быть втянут в противоправное поведение именно подобным методом. Взрослый, более опытный член антисоциальной группы, интуитивно применяя метод последовательного приближения, никогда сразу, вдруг не предложит подростку совершить кражу или прибегнуть к насилию. По существу «напрямую» подростку ничего не предлагают делать, он просто присутствует в такой группе. Но зато каждая его (вначале робкая) попытка поступить так, как делают другие, получает немедленное одобрение (словесное и иное), другие же формы поведения не подкрепляются. Если такой процесс длится достаточное время, если он последователен, то как бы само собой нормальный в прошлом подросток усваивает формы поведения, в конечном итоге резко отличные от тех, которые характеризовали его ранее. В такой ситуации те, кто знал подростка до того, как он был подвергнут процедуре последовательного приближения его поведения к желаемому результату при помощи дифференцированного подкрепления, никак не смогут объяснить совершенный им жестокий или бесчестный поступок.


Важной закономерностью формирования и изменения поведения является участие в этом процессе так называемых «дискриминирующих», или различительных, стимулов. Дело в том, что все возможные способы взаимодействия организма со средой (человека с природной и социальной средой) исчерпываются тремя возможными вариантами. Так, во-первых, некоторые события, обстоятельства, воздействуя на человека параллельно, одновременно, приводят к возникновению ассоциативной связи между ними и формируют условно-рефлекторные акты поведения, вызывают к жизни условные реакции. Во-вторых, определенные формы активности организма производят соответствующие изменения в окружающей среде, что ведет к образованию связи между действием и произведенным этим действием результатом. И в-третьих, некоторые события, обстоятельства представляют собой условия, в которых определенные действия производят соответствующие изменения в окружающей среде, что ведет к установлению связи между этими условиями и производимыми индивидом действиями. Наличие таких условий повышает вероятность проявления таких действий.

Так, например, вкус спелого плода воздействует на человека одновременно с красным цветом этого плода. Между этими двумя различными, но воздействующими одновременно на организм обстоятельствами, стимулами устанавливается ассоциативная связь. Вкус плода — безусловный стимул или раздражитель — вызывает безусловную реакцию организма. Сопровождающий эту реакцию вид плода, цвет его до поры до времени безразличен для организма, никакой реакции сам по себе он не вызывает. Но со временем между вкусом и видом плода устанавливается связь, возникает условная реакция. Таково реактивное, или респондентное, обусловливание. Таков первый — важный, но не единственный — механизм взаимодействия индивида со средой. Здесь стимул, предшествующий действию, начинает определять поведение.

Одновременно начинает действовать и второй, не менее важный механизм http://crimestudy.ru 20/02/2011 6:27:07 / Page формирования и изменения поведения. Так, владение плодом и его потребление ведут к тому, что связь устанавливается также и между достигнутым результатом (потреблением плода) и действиями, наиболее успешно ведущими к этому результату.

Таково оперантное (инструментальное) обусловливание (или научение).

Здесь результат действия определяет (формирует и изменяет) поведение. В подобной ситуации и проявляется действие различительного, дискриминирующего стимула, т. е. стимула, позволяющего различить, распознать характеристики конкретной ситуации.

Дискриминирующий стимул представляет собой условие, при наличии которого повышается вероятность совершения конкретного действия. Он начинает играть роль сигнала, маяка, прокладывающего путь для действия, что резко повышает вероятность совершения именно этого действия в будущем.

Сразу же видно, что выявление различительных (дискриминирующих) стимулов чрезвычайно важно для регулирования поведения вообще и для предупреждения, противоправного поведения в частности, так как если процесс различения (дискриминирования) установлен, то привнесение в ситуацию новых дискриминирующих стимулов или их устранение может значительно повысить или снизить вероятность совершения соответствующих действий.

Поведение, воздействующее на социальную среду, с неизбежностью подпадает под контроль дискриминирующих стимулов. Такое поведение возникает по преимуществу в тех ситуациях, в которых существует наибольшая вероятность того, что совершенное действие будет подкреплено достижением требуемого результата (в противном случае поведение носило бы хаотический, неупорядоченный характер). Дискриминирующие стимулы, сопровождавшие в прошлом аналогичные действия (а потому и осуществляющие присущую им функцию различения, дискриминирования важных черт конкретных ситуаций), играют роль этих указателей, сигналов, говорящих о том, что в данной ситуации данное действие с наибольшей вероятностью приведет к требуемому для индивида результату.

Понятие дискриминирующего стимула принципиально не может быть ограничено ролью любого внешнего раздражителя, повышающего вероятность совершения соответствующего действия. В сущности, в форме дискриминирующих стимулов на человека оказывает воздействие все богатство образов окружающего мира, на него воздействует социально содержательная информация.

Это социальное содержание — продукт социальной практики людей;

социокультурные элементы этой информации содержат в себе этические, нравственные и правовые категории, ценности, нормативы. Их контролирующая функция и проявляется s том, что, сопровождая определенные поступки, оценивая их (в общественном сознании, в морали, в праве) в качестве положительных, одобряемых, поощряемых либо осуждаемых, подлежащих наказанию, эти социальные нормативы, в том числе нормы права, либо повышают, либо уменьшают степень вероятности совершения соответствующих действий.

Такого рода оценки играют роль дискриминирующих стимулов потому, что в социальном (и индивидуальном) опыте их наличие есть сигнал того, что соответствующее действие либо будет успешным, либо не повлечет за собой желаемого последствия. Совпадение, сочетание в усвоенном человеком личном http://crimestudy.ru 20/02/2011 6:27:07 / Page или социальном опыте подобных оценок с подобными последствиями и ведут к тому, что эти оценки начинают в дальнейшем играть роль дискриминирующих стимулов, повышающих или понижающих степень вероятности совершения подобных поступков.

Различительный стимул присутствует в ситуации, когда самостоятельно производимое действие вызывает результат, служащий подкрепителем данного действия. Различительный стимул — элемент ситуации, в которой совершается действие. Но если это действие подкрепляется (ведет к желаемому результату) только в присутствии такого стимула (спелыми, пригодными для еды оказываются лишь плоды красного цвета), то со временем этот стимул оказывает контролирующее воздействие на поведение, повышая степень вероятности совершения определенных поступков (наличие плодов именно красного цвета повышает вероятность действий по их сбору, а потребление плодов подкрепляет это действие). Итак, дискриминирующий (различительный) стимул предшествует действию, служащему ответом на воздействие стимула.

Принципиально важно, однако, что действие дискриминирующего стимула в этой ситуации серьезно отличается от действия стимула в простом рефлекторном акте, где стимул автоматически и безусловно ведет к соответствующей реакции. Поведение, описываемое упрощенной формулой «стимул — реакция», вообще занимает неглавное, сравнительно небольшое место в поведении человека. В отличие от этого дискриминирующий, различительный стимул лишь изменяет степень вероятности обусловливаемого им действия. Более того, в подобной ситуации отношения между стимулом и актом действия не подчиняются закону соответствия их интенсивности. Дискриминирующий стимул может быть слабым, неярко выраженным, а действие, на которое он повлиял,— интенсивным и напряженным. В этом взаимодействии не соблюдается и жесткая временная связь, характерная для поведения, строящегося по формуле «стимул — реакция».

Это обстоятельство чрезвычайно существенно и позволяет расширить наше понимание сути так называемых произвольных и непроизвольных актов действия, их сходства и различия.

Непроизвольные (автоматические) акты действия — важная, хотя и неосновная разновидность актов поведения. Их наличие, конечно, биологически необходимо для человека (например, непроизвольное, автоматическое отдергивание руки от огня и т. д.). Однако возможна ситуация, когда человеку достаточно увидеть огонь, для того чтобы заблаговременно обойти его. Может создаться впечатление, что в отличие от первого во втором случае поступок человека определяется его волей, это произвольное действие (человек может обойти огонь, но может, если он захочет, и обжечь себе руку сознательно). Так, например, была высказана точка зрения, согласно которой «в зависимости от механизма действия, наличия или отсутствия в нем этапа мотивации различают рефлекторные, импульсивные, инстинктивные и волевые действия... При изучении преступного поведения практически приходится иметь дело с двумя видами действий — волевыми и импульсивными... Волевое действие является сознательным актом поведения».

В такого рода рассуждениях скрывается представление о том, что http://crimestudy.ru 20/02/2011 6:27:07 / Page непроизвольные действия (рефлекторные, импульсивные, инстинктивные) детерминированы, а произвольные — зависят от субъекта, от его желания, воли. На самом деле и тот и другой вариант поведения детерминированы, но характер детерминации существенно различен. Это различие связано с тем, что в первом случае (непроизвольное действие) поведение есть реакция на стимул, обязательно и однозначно вызывающий соответствующую ему реакцию.

Такой стимул по своему действию, влиянию на поведение отличен от влияния, оказываемого дискриминирующим стимулом. В описываемом нами случае вид огня и играет роль такого дискриминирующего, различительного стимула.

В опыте любого человека вид огня с самого раннего детства последовательно соединяется с приятным опущением тепла и с неприятным, отрицательным ощущением ожога. С течением времени поэтому вид огня становится дискриминирующим стимулом, позволяющим человеку различать данную ситуацию.

Эта детерминация, однако, иного свойства, чем в случае, когда поведение есть простая и однозначная реакция не стимул (например, отдергивание руки от огня). Это вероятностная детерминация, т. е. в ситуации подобного рода наличие стимула (вид огня) лишь повышает или понижает вероятность совершения обусловливаемого им действия. Более того, поведение приобретает тем более вероятностный характер, чем большее число факторов, формировавших поведение человека, проявляет свое действие в данной ситуации. Так, человек может в действительности подойти к огню и обжечь себе руку для того, чтобы продемонстрировать свое мужество и выдержку. Но это говорит вовсе не об индетерминированности такого поступка, а лишь о том, что в подобной ситуации возобладал способ поведения, привитый человеку ранее в ситуациях, когда подобные акты поведения получали подкрепления социально-психологического порядка в виде внимания, одобрения, поощрения, и таким образом по законам формирования поведения закрепились в поведении человека.

Таково важное различие между детерминацией поведения в случае простого рефлекторного акта поведения и в случае оперантного (инструментального) поведения, контролируемого дискриминирующим стимулом. Это различие в своей сущности — различие между динамическим и статистическим аспектами детерминации, т. е. между однозначным, жестким, механическим детерминированием и вероятностным, гибким, сложным детерминированием. В первом случае поведение легко предсказуемо, во втором — для предсказания поведения требуется принять во внимание всю историю формирования поведения человека, и наличный акт поведения будет результатом сочетания различных, часто противоречащих друг другу способов действия, форм поведения, присущих данному индивиду. «Произвольное поведение тем и отличается от всех других видов деятельности организма, что оно немыслимо без слияния в единое целое огромного прошлого опыта индивидуума и текущей информации».

Однако и это обстоятельство не колеблет общего принципа детерминированности любых форм поведения.

На основе изложенного мы можем наполнить концепцию объективной телеологии, о которой говорилось выше, конкретным психофизиологическим и социально-психологическим содержанием, так как теперь мы в состоянии уточнить с этих позиций смысл некоторых понятий, привлекаемых для объяснения противоправного поведения с позиций http://crimestudy.ru 20/02/2011 6:27:07 / Page субъективно-телеологического плана.

Как было показано, поведение человека формируется в силу того, что результат того или иного акта служит фактором, закрепляющим подобного рода действия. Подкрепление данного действия повышает вероятность появления подобных же действий в будущем.

Между тем для описания механизма поведения часто применяются понятия «цель», «мотив», «намерение» и т. д., которые человек стремится реализовать. Так, предполагается, что «целеполагание» как элемент механизма преступного поведения «заключается в субъективном выделении цели, т. е. в осознании результатов преступления, достижение которых удовлетворяло бы интересы субъекта, выраженные в мотивах поведения». Для того чтобы свести эти понятия к объективно наблюдаемым, реальным фактам и явлениям, необходимо переформулировать определение этих понятий. Так, вместо того чтобы утверждать, что человек ведет себя так или иначе потому, что он «стремится к определенной цели», точнее говорить, что он ведет себя соответствующим образом потому, что подобные же действия приносили соответствующие результаты в прошлом.

Цели поведения — это не внутреннее (субъективное) свойство человека.

Это характеристика поведения, его структуры. Это всего лишь указание на объективные факторы, контролирующие поведение.

Наблюдая, как акты поведения приводят к соответствующим результатам, установив их взаимозависимость в прошлом опыте, мы можем такого же рода акты наличного поведения, еще не приведшие к подобному результату, обозначить как «поведение, направленное к определенной цели». На самом же деле имеется в виду лишь констатация того, что для поведения данного рода характерна высокая вероятность наступления соответствующего результата. Но такое предсказание может быть основано только на объективно наблюдавшихся в прошлом фактах достижения таких же результатов такими же действиями.

Достижение какой-либо цели есть не что иное, как совершение действий, приводивших в прошлом в подобных же ситуациях к подобным результатам.

Когда про человека говорят: «Он стремится к тому, чтобы завладеть этим предметом», то констатируется тот факт, что данный человек совершает действия, приведшие ранее в личном или социальном опыте к подобного рода последствиям.

В таком же уточнении нуждается и понятие «мотив». Для советской материалистической психологии характерно отрицание за понятием «мотив»

некоей «чисто психологической» реальности, сведение мотива лишь к характеристике субъективного психического феномена. Для нее характерно понимание мотива как объективной категории, побуждающей человека к действию. Как пишет А. Н. Леонтьев, «мы называем деятельностью процессы, которые характеризуются психологически тем, что то, на что направлен данный процесс в целом (его предмет), всегда совпадает с тем объективным, что побуждает субъекта к данной деятельности, т. е. с мотивом».

Это единство предмета и мотива как раз и проявляется в том, что мотив — всегда и неизменно всего лишь субъективное отражение того объективного, что побуждает субъекта к деятельности, того, что в прошлом опыте и в наличной ситуации выступает в роли подкрепителей определенного рода действий. Поэтому в случае, когда мы говорим: «этот человек руководствуется корыстными мотивами», «им руководят хулиганские http://crimestudy.ru 20/02/2011 6:27:07 / Page побуждения» и т. д., то единственно реальное, что стоит за этой констатацией,— это наличие в. поведении индивида действий, сформировавшихся в его поведении вследствие того, что именно такие (или подобные) действия подкреплялись ранее в его поведении. То, что имеется в виду под мотивом, это по существу история тех социально-психологических подкрепителей, которые сформировали определенные способы поведения человека. Однако отсюда также следует, что изменить «мотивы» поведения человека — значит изменить систему факторов объективной реальности, играющих роль подкрепителей, и в таком качестве детерминирующих поведение.

Стимулы внешней среды, воздействующие на индивида, детерминирующие его поведение, выполняют по меньшей мере следующие основные функции:

а) вызывают реакцию (акт действия);

б) позволяют различить характеристики, особенности внешней среды (дискриминирующие стимулы);

в) выполняют функцию подкрепителей;

г) ведут к возникновению эмоциональных состояний (в нашем случае — связанных с реакцией уклонения и избегания, о которой будет сказано далее).

Таковы вызывающая, дискриминирующая, подкрепительная и эмоциональная функции внешней среды в отношении поведения индивида. В целом оперантное поведение:

1) эффективно для субъекта, полезно ему;

2) ориентировано на потребности субъекта, отражает эти потребности;

3) базируется на принципе удовлетворения его стремления (принцип удовольствия);

4) ведет к формированию индивидуального опыта;

5) формируется в ходе научения, т. е.

оперантного обусловливается.

Так формируется поведение. Но как оно изменяется и контролируется?

5. Контроль за поведением и предупреждение преступлений Наиболее простым и широко распространенным объяснением психологического аспекта процесса социализации, благодаря которому лицо не встает на преступный путь, служит представление о том, что люди не совершают преступлений потому, что они предвидят и взвешивают для себя благоприятные и неблагоприятные последствия своих действий. При этом они убеждаются, что уголовное.наказание за совершенное преступление — весьма тяжкое последствие. Поэтому они приходят к выводу, что совершение преступления — дело для них невозможное, оно нецелесообразно. На таком понимании мотивов человеческого поведения строится и известная уголовно-правовая концепция общего предупреждения. Она сводится к тому, что путем наказания одного преступника в сознании других граждан создается психологический барьер, препятствующий реализации ими преступного намерения. Суть этой конструкции в том, что сдерживающий психологический момент якобы находится перед умственным взором человека и относится к будущему времени («если я совершу преступление, то буду наказан»).

Поставим, однако, вопрос следующим образом: если каждое ив преступлений будет на 100% влечь за собой достаточно суровое наказание и все будут знать об этом, прекратятся ли преступления, исчезнет ли преступность?

Общепредупредительное воздействие наказания имеет реальную важность для борьбы с преступностью. Следует, однако, указать на объективную ограниченность реального социального эффекта концепции общего предупреждения. При этом мы исходим из представления о невозможности http://crimestudy.ru 20/02/2011 6:27:07 / Page регулирования поведения людей в обществе только на основе принципа целесообразности, на расчете степени риска, связанного с тем или иным вариантом поведения.

В подавляющем большинстве случаев люди воздерживаются от совершения преступлений вовсе не потому, что боятся наказания. Многие вообще достаточно смутно представляют себе конкретные размеры наказания, предусмотренного законом за то или иное преступление, и большинство, не задумываясь, пропускает множество ситуаций, в которых, с точки зрения соотношения последствий, степени риска и т. д., казалось бы, прямой расчет отступить от закона.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.