авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 18 |
-- [ Страница 1 ] --

ИНСТИТУТ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА И ЭКОНОМИКИ

и м е н и А.С. ГРИБОЕДОВА

АНГЛИЯ

УГОЛОВНОЕ

ПРАВО

США

ЗАРУБЕЖНЫХ

ФРАНЦИЯ

ГОСУДАРСТВ

ФРГ

ЯПОНИЯ

Общая часть

ИТАЛИЯ

Под редакцией профессора И. Д. Козочкина

Москва • 2001

УДК 341.4

ББК67

У 26

Авторский коллектив:

Н. Л. Голованова, канд. юрид. наук (уголовное право Англии) В. Н. Еремин, канд. юрид. наук (уголовное право Японии) М. А. Игнатова (уголовное право Италии) И. Д. Козочкин, канд. юрид. наук (уголовное право США) Я. Е. Крылова, канд. юрид. наук (уголовное право Франции) Л. В. Серебренникова, канд. юрид. наук (уголовное право ФРГ) Рецензент доктор юрид. наук, профессор СВ. Боботов У 26 Уголовное право зарубежных государств. Общая часть / Под ред. и с предисл. И.Д. Козочкина. - М.: Институт международ­ ного права и экономики имени А.С. Грибоедова, 2001. - 576 с.

Монография написана на основе анализа действующего уголовного законодательства шести наиболее развитых зарубежных стран (Англии, США, Франции, Германии, Японии и Италии) с использованием материалов судебной практики и уголовно-правовой доктрины этих стран.

В ней рассматриваются основные вопросы и институты Общей части уголовного права.

Предназначается научным работникам и другим лицам, интересующимся зарубежной юриспруденцией, может быть использована в качестве учебного пособия студентами, аспирантами и преподавателями юридических вузов.

© Н.А. Голованова, © В.Н.Еремин, © М.А. Игнатова, © И.Д. Козочкин, © Н.Е. Крылова, © А. В. Серебренникова, 15ВЫ 5-88774-057-4 © ИМПЭ им. А.С. Грибоедова, ПРЕДИСЛОВИЕ Данная работа посвящена анализу основных ин­ ститутов Общей части уголовного права ряда развитых зарубежных стран: Англии, США, Франции, Германии, Японии и Италии. Ее изда­ ние продолжает уже сложившуюся традицию познания уголовного права зарубежных государств, начало которой еще в советское время было положено такими учеными, как М.М. Исаев, Н.Н. Полянский и А.А. Пионтковский. Значительный вклад в ее развитие внесли профес­ сора Б.С. Никифоров, П.И. Гришаев, Ф.М. Решетников, К.Ф. Гуценко, Н.Ф. Кузцецова и другие.

Работа по существу представляет собой второе, в значительной степени переработанное и дополненное издание книги «Преступление и наказание в Англии, США, Франции, ФРГ, Японии: Общая часть уголовного права», выпущенной издательством «Юридическая литера­ тура» в 1991 г. Впервые в отечественной монографической юридической литературе довольно подробно рассматриваются вопросы основания уголовной ответственности, субъекта преступления, обстоятельств, исключающих уголовную ответственность, мер безопасности и другие по уголовному праву указанных стран.

Изданию данной работы предшествовало опубликование другой, содержащей нормативный материал по уголовному праву этих стран, кроме Италии*. Думается, что в совокупности они составляют хоро­ шую базу для изучения уголовного права зарубежных стран.

Знание уголовного права других стран не только способствует расширению кругозора. Оно может быть полезным, а в соответствую­ щих случаях и необходимым в научно-исследовательской работе. Его изучение предусматривается учебными программами многих высших учебных заведений, например в Российском университете дружбы * Уголовное законодательство зарубежных стран / Под ред. И.Д. Козочкина. - М.:

Изд. «Зерцало», 1998, 1999.

УГОЛОВНОЕ ПРАВО ЗАРУБЕЖНЫХ ГОСУДАРСТВ народов - в качестве основной дискиплины, а в МГУ им. М.В. Ломоно­ сова - в качестве спецкурса.

Знание уголовного права зарубежных стран, как показывает не столь отдаленная по времени история подготовки нового, ныне дейст­ вующего уголовного законодательства Российской Федерации, оказалось весьма полезным и в этом деле. Один из разработчиков УК 1996 г.

профессор А.Н. Игнатов отмечает, что при его подготовке учитывался апробированный положительный опыт стран Западной Европы, в част­ ности Германии и Франции.

В данной работе институты Общей части рассматриваются по уголовному праву двух основных правовых систем. Англо-саксонская система представлена правом Англии и США, континентальная Франции, Германии, Италии, а также Японии. Принципиальное отличие права первой группы стран от второй состоит в том, что там наряду с законодательством или статутным правом основным источником уголовного права также является общее, или прецедентное, право.

Причем если в Англии еще в 1972 г. Палата лордов (суд высшей ин­ станции) отказалась от права судов (в силу так называемой «остано­ вочной» компетенции) создавать новые преступления, то в США суды в ряде штатов по-прежнему такое право имеют.

Включение в монографию материала по Общей части уголовного права Италии, а, например, не Испании, где действует новый УК 1995 г., объясняется двумя причинами. Во-первых, тем, что в действующем УК Италии 1930 г. урегулированы многие вопросы Общей части (например, политических преступлений, вины, основания уголовной ответствен­ ности, причинной связи и пр.), которые не нашли отражения в уголовных кодексах других стран континентальной системы права. И, во-вторых, тем, что итальянское уголовное право оказало значительное влияние на законодательство многих латиноамериканских и даже некоторых африканских стран.

В странах Западной Европы сейчас вынашивается идея унификации уголовного права стран Европейского Союза. Изложенный в данной работе материал по этому вопросу позволяет сказать следующее. В прин­ ципе унификация возможна, но, думается, до определенных пределов.

Больше предпосылок для этого имеется у стран континентальной системы права, хотя и там, если иметь в виду институты Общей части, по ряду вопросов есть существенные различия. Сложнее - с правом Англии: оно не только не кодифицировано, но в значительной степени суть право прецедентное.

Американский профессор Дж. Флетчер, как бы развивая вышеупо­ мянутую идею, отмечает, что «между различными системами уголовного ПРЕДИ СЛОВИ Е права на самом деле гораздо больше общего», чем обычно принято считать- Далее он пишет: «Скрытое единство не лежит на поверхности, а находится под глубоким пластом законодательных положений и су­ дебных решений»*. Но интересно, о каком единстве можно говорить, если оно лежит под глубоким пластом законодательных положений?

Единство или сходство должно быть очевидным и находиться именно на уровне законодательства, являющегося основой для дискуссий и со­ ответствующих выводов.

По-видимому, предвосхищая вопросы по поводу сказанного Дж. Флетчером, профессор А.В. Наумов пишет: «Никто, конечно, не берется утверждать о возможном создании единого (для всего мира) уголовного кодекса - это абсурд. Но сближение по ряду принимаемых позиций, по всей вероятности, будет продолжаться»**. Конечно, о ка­ ком-то сближении можно говорить. Быстрее и эффективнее оно будет осуществляться в рамках континентальной системы права. Но пока в странах.англо-саксонской системы права многие вопросы продолжают регулироваться прецедентным правом, а статутное право во многих случаях представляет собой законодательное оформление его весьма архаичных положений, сближение между этими правовыми системами в обозримом будущем представляется весьма эфемерным. Кроме того, о каком сближении может идти речь, если в самих США имеются 53 уголовно-правовые системы и многие вопросы даже Общей части регулируются по-разному, а действующее федеральное уголовное зако­ нодательство, по точному выражению американских ученых Э. Брауна, Л. Шварца и П. Робинсона, находится в «хаотичном состоянии»: его трудно понимать, трудно применять и трудно объяснить***.

При рассмотрении вопросов темы данного исследования авторы придерживались общей схемы его построения. Но именно придержи­ вались, а не были жестко поставлены в ее рамки. В зависимости от значения или актуальности того или иного вопроса для уголовного права соответствующей страны они уделяют большее или меньшее внимание его рассмотрению или вообще обходят его молчанием. На­ пример, в разделе, посвященном уголовному праву Франции, вопрос о смертной казни даже не затрагивается, и это естественно: она там была отменена еще в 1981 г. Хотя голоса, требующие ее восстановления, время от времени раздаются даже в стенах парламента. И, наоборот, в разделе «Уголовное право США» этот вопрос исследуется весьма * Флетчер Дж., Наумов А.В. Основные концепции современного уголовного права. - М.: Юристъ, 1998. С. 8.

** Там же. С. 27.

*** См.: «Государство и право». 1998, № 12. С. 85.

УГОЛОВНОЕ ПРАВО ЗАРУБЕЖНЫХ ГОСУДАРСТВ подробно и всесторонне, т.к. там смертная казнь предусматривается законодательством федеральным и большинства штатов и применяется довольно широко.

Несколько необычно излагается материал по уголовному праву Японии. Такое своеобразие объясняется рядом причин. Прежде всего, спецификой самого уголовного законодательства Японии, где с незна­ чительными изменениями действует старый уголовный кодекс - УК 1907 г., в свое время испытавший большое влияние базировавшегося на принципах классической школы германского УК 1871 г. Последний, кстати, формально считается действующим в ФРГ до настоящего времени, но по существу - это уже давно новый уголовный кодекс.

В дальнейшем многочисленные недостатки УК 1907 г. «исправлялись»

судебной практикой и уголовно-правовой доктриной, обогащенной идеями западноевропейских и американских теорий. В связи с изложен­ ным выше следует заметить, что лишь сравнительно недавно кодекс был официально издан на современном юридическом языке.

Профессор И.Д. Козочкин УГОЛОВНОЕ ПРАВО ЗАРУБЕЖНЫХ ГОСУДАРСТВ УГОЛОВНОЕ ПРАВО АНГЛИИ Глава источники 1.

УГОЛОВНОГО ПРАВА АНГЛИИ В современной Англии основными источниками права, в том числе и уголовного, являются статуты (парламентское законодательство) и судебные прецеденты.

Общее право. Хотя некоторые важные вопросы Общей части к настоящему моменту получили свое законодательное решение, все же значительная их часть существует до сих пор в том виде, в котором они были сформулированы в судебных прецедентах. Отсутствие в Англии Уголовного кодекса является специфической особенностью уголовного права, вытекающей из всего хода исторического развития английского права. Можно сказать, что судебная практика является наиболее древ­ ним источником английского права. Еще задолго до издания законо­ дательных актов, начиная с XII в., королевские судьи, заседавшие в судах в Вестминстере и разъездных судах графств, рассматривая дела и вынося приговоры, создавали правила, которые впоследствии легли в основу уголовного права Англии. Так, судьи Суда Королевской скамьи в Х П - Х Ш вв. выработали правила об ответственности за на­ иболее тяжкие преступления - фелонии, а в XIV в. - за менее тяжкие преступления - мисдиминоры. Позднее определенную роль в фор­ мировании уголовного права сыграл Суд Звездной палаты, решения которого, например, легли в основу современной доктрины сговора и покушения.

И сегодня ответственность за некоторые преступления устанавли­ вается по общему праву. Это значит, что их определение можно найти не в парламентском акте, а в решениях судов. В данном случае речь идет не только об определении преступления как такового, но и наказа­ нии, которое должно быть назначено виновному. Некоторые статуты определяют наказание за преступления, ответственность за которые установлена по общему праву. Тяжкое и простое убийства, например, являются преступлениями по общему праву. Определения же этих УГОЛОВНОЕ ПРАВО АНГЛИИ деяний нельзя встретить ни в одном статуте, однако наказания за них предусмотрены в Законе о преступлениях против личности 1861 г.* и других законодательных актах. При этом следует помнить, что суды не вправе устанавливать уголовную ответственность за какие-либо новые преступные действия или расширять уже существующие составы преступлений. Это правило было подтверждено в 1972 г. решением по делу Нуллера**, вынесенным Палатой лордов, которая отказалась подтвердить наличие такого полномочия у судов.

О том, кто и когда стал описывать споры сторон в суде и решения судей, рассматривавших дела, как в разъездных, так и в Вестминстер­ ских судах, существуют различные мнения: одни английские историки считают, что первые записи делали клерки судов, другие - что перво­ начально это были конспекты студентов-юристов. Тем не менее, уже к концу XIII в. такие записи получили распространение среди судей и членов возникшей в то время корпорации правозаступников. Первые записи такого рода, получившие название «Ежегодники», были руко­ писными, а затем, с изобретением книгопечатания, выходили в печатном виде под именами составителей (действительными или вымышленными).

Ежегодники содержали краткие сообщения об обстоятельствах дела, имена тяжущихся, судей, барристеров, краткое изложение их доводов и решений судей. Следует отметить, что начиная с 1362 г.*** все судеб­ ное разбирательство стало вестись на английском языке, хотя судебные решения и другие процессуальные документы до 1731 г. по-прежнему составлялись на латыни****.

Сборники судебных отчетов примерно с середины XIX в. издава­ лись под именами составителей - известных английских юристов (Кок, Крок, Плоуден и др.). Затем с 1864 г. начинает выходить ежемесяч­ ная серия отчетов под названием «Ьа^ Керогаз». Эти отчеты издавались уже не частными издателями, а под наблюдением особого совета, поль­ зующегося правами юридического лица.

В настоящее время наиболее известными и авторитетными явля­ ются Всеанглийские судебные отчеты («АН Еп§1апс1 Керогаз»), публи­ куемые еженедельно, а также «ТЬе С п т т а 1 Арреа1 Керогаз», в которых публикуются решения по уголовным делам.

* СЖепсез Ада1пз* ХЬе Регзоп Ас* 1860 (12 ЭтаШх-ез 87) ** КгшПег (РиЬНзгнпд, Рппйпд апй Рготохюпз) Ш V ЭРР [1973] АС 435, [1972] 2 АН ЕВ 898, Н!_.

*** История права: Англия и Россия. - М., 1990. С. 165.

**** Для описания судебных решений первоначально использовалась латынь, а затем французский язык. Юридические трактаты и статуты также вначале писались на латыни и французском языке, однако в статутах с 1483 г. француз­ ский язык был заменен английским.

УГОЛОВНОЕ ПРАВО ЗАРУБЕЖНЫХ ГОСУДАРСТВ Что же касается техники ссылок на судебные отчеты, то, как правило, они делаются следующим образом. Сначала указывается название дела, затем год вынесения решения, номер тома отчета, сокра­ щенное название суда или серии отчетов и страница, на которой оно опубликовано (например, К V Сойеге [1916] 12 Сг Арр 21, 28).

Следует отметить, что развитие общего права основывалось на сложившихся в судебной практике правилах применения прецедента.

Основной принцип, соблюдаемый при отправлении правосудия, состоит в том, что сходные дела разрешаются сходным образом. Известный английский юрист Р. Кросс писал: «Прецедентное право» состоит из норм и принципов, созданных и применяемых судьями в процессе вынесения ими решения. В системе, основанной на прецедентном праве, судья при рассмотрении последнего по времени дела обязан принимать во внимание эти нормы и принципы, в то время как в некоторых других правовых системах они служат всего лишь материалом, кото­ рый судья может учитывать при вынесении собственного решения»*.

Кроме того, прецедентное право в наши дни очень часто применяется при толковании законодательных актов.

Некоторые отрасли английского права, в том числе и уголовное право, в значительной степени основаны на решениях судей, чьи вы­ воды публиковались в судебных отчетах на протяжении семи столетий.

В настоящее время вся английская система прецедентов сводится к следующему: каждый суд обязан следовать решению более высокого в иерархии суда, а апелляционные суды связаны своими предыдущими решениями. Исключение составляет Палата лордов, которая начиная с 1966 г. вправе изменять практику, отступив от прежнего решения, когда сочтет это необходимым. Действие доктрины прецедента зависит от иерархии судов. Вышестоящий суд может отвергнуть решение ниже­ стоящего суда и, в некоторых случаях, свои предыдущие решения.

Кроме того, любая правовая норма, в том числе и прецедент, может быть изменена парламентским актом.

И, наконец, при рассмотрении общего права как источника анг­ лийского уголовного права необходимо остановиться на работах изве­ стных юристов различных поколений. Хотя в наши дни эти труды и не являются источниками права в прямом смысле этого слова, их авторитет по-прежнему очень высок. Р. Уолкер указывает, что можно говорить о двух видах руководящей правовой литературы. К первому относятся старинные руководства, которые используются в качестве первичного источника общего права, например «Институции» Э. Кока.

* Кросс Р. Прецедент в английском праве. - М., 1985. С. 26.

УГОЛОВНОЕ ПРАВО АНГЛИИ Второй вид - это современные учебные руководства, которые не являются собранием обязательных норм, хотя их часто цитируют, а их авторы пользуются уважением. «Водоразделом» между этими трудами принято считать «Комментарии к законам Англии» Блэкстона, опуб­ ликованные в 1765 г., - на эту работу часто ссылаются как на обяза­ тельный источник и в то же время от нее ведут начало все современные учебники по английскому праву. В наши дни наиболее известными трудами, оказывающими огромное влияние на формирование совре­ менного уголовного права, являются книги Кении, Карда, Кросса и Джонса, Смита и Хогана и Глэнвилла Уильямса*.

Статутное право. Нормы общего права, развивавшиеся в течение столетий, постоянно дополнялись или заменялись нормами статутного права, образовав в результате особый достаточно гибкий свод правил.

Поэтому ни в коей мере в настоящее время нельзя сказать, что в Англии судебный прецедент вытеснен статутным правом. Ф.М. Решетников и Т.В. Апарова в предисловии к русскому переводу книги Р. Кросса о прецедентном праве отмечали, что «исторически сложившиеся своеоб­ разные формы, в которых выражены материальные и процессуальные нормы английского права, прежде всего их некодифицированность, имеют своим следствием то, что судебный прецедент и парламентский акт существуют как два равноправных тесно взаимодействующих источника права, и существование одного немыслимо без другого»**.

Статутное право, как уже отмечалось, является вторым основным источником современного уголовного права Англии. Если обратиться к истории, то можно увидеть, что с течением времени в системе источ­ ников английского уголовного права роль статутов по сравнению с общим правом заметно возрастает. Особенно усилилось влияние статутов со второй половины X I X в. Еще в начале XIX в. считалось, что статутное право не должно противоречить принципам общего права, а тем более отменять их. Законы либо декларировали, либо исправляли некоторые норхмы общего права. Многие английские юристы и сегодня аналогичным образом оценивают роль статутного права. И действительно,*очень часто в статутах дается лишь законодательное воплощение норм, выработан­ ных общим правом. Основные принципы уголовной ответственности по-прежнему устанавливаются нормами общего права, хотя некоторые из них, например принципы, касающиеся сговора и покушения, полу­ чили законодательную регламентацию в актах парламента.

* Кеппу. ОихПпез от Сптта! 1_а\л/, 1965;

Сагд, Сгозз апс! Лопез. 1пхгос1ис1Юп № Сптта! !_а\л/, 1998;

ЗтПп апс!Нодап. Спгшпа! Ьа\л/, 1996, С/апу/7/е ШИатз. Сптта!

Ьам: Тпе Оепега! РаП, 1961.

** Кросс Р. Указ. соч. С.11.

УГОЛОВНОЕ ПРАВО ЗАРУБЕЖНЫХ ГОСУДАРСТВ Как правило, законодательные акты в области уголовного права устанавливают ответственность за конкретные преступления. Очень часто издание статута бывает делом случая, являясь по существу отве­ том на вопрос, возникший в судебном деле. Например, таким образом появилась в 1976 г. новая формулировка изнасилования, что было свя­ зано с рассмотрением дела Моргана и отчетом по данному вопросу, подготовленным комитетом Хейброна.

Что касается развития статутного права на современном этапе, то обращает на себя внимание огромная законопроектная работа, осу­ ществленная Комиссией по реформе права, учрежденной в 1965 г. Эта комиссия подготовила проекты многих законов по различным отраслям права. Помимо этой комиссии разработкой законопроектов занимаются специальные королевские комиссии и Комитет по пересмотру уголов­ ного законодательства, созданный еще до второй мировой войны.

Развитие уголовного законодательства в Англии с конца 1960-х гг., в первую очередь, шло путем издания законов, регулирующих Особен­ ную часть уголовного права. Законы, в которых тем или иным образом затронуты вопросы Общей части, начинают издаваться с середины 1970-х гг. К ним относятся Законы об уголовном праве 1967 и 1977 гг., Закон об уголовно-наказуемом покушении 1981 г., Закон о преступ­ лении (наказания) 1997 г., Закон о преступлении и ином нарушении порядка 1998 г.* Следует отметить, что очень часто нормы материального уголов­ ного права содержатся в законах уголовно-процессуального характера.

Сюда относятся Закон о компетенции уголовных судов 1973 г., Закон о магистратских судах 1980 г., Законы об уголовной юстиции 1982 г. и 1991 г.**, Закон о полиции и доказательствах по уголовным делам 1984 г., Закон о полиции 1997 г. и другие акты***. Практически нет ни одного законодательного акта, который содержал бы одни материаль­ ные или процессуальные нормы, независимо от названия закона он содержит тё и другие нормы.

* Спгтнпа! 1_а^ Ас! 1967 (12 3*а*и*ез 238);

Спгтнпа! 1а\м Ас* 1977(12 5*а*и*ез 693);

Спт*та1 А**етр*з Ае* 1981 (123*а*и*ез 788);

С п т е (Зеп*епсез) 1997. С. 53, С п т е апо! 018огс1ег Ас* 1998. С. 37 (с учетом содержания закона употребляемый в его названии и тексте термин «сйзопЗег» переведен как «иное нарушение общест­ венного порядка» (прим. автора).

** Иногда этот и другие одноименные законы в нашей юридической литературе именуются законами об уголовном правосудии. (Прим. отв. ред.).

*** Рошегз от Спгтнпа! СоиПз Ас* 1973. С. 62;

Мад1зтга*ез Соигтз Ас* 1982 (27 5*а*и*ез 143);

Спт1паииз**сеАс* 1982. С. 48;

Спгтпа! Лизисе Ас* 1991 (123*а*и*ез 1484);

РоГюе апсЛ Спгшпа! Е\лс1епсе Ас* 1984| (12 3*а*и*ез 845;

17 3*а*и*ез 220);

РоНсе Ас* 1997. С. 50.

УГОЛОВНОЕ ПРАВО АНГЛИИ Помимо специальных уголовных законов в Англии издается боль­ шое число актов по различным отраслям права, которые содержат нормы уголовно-правового характера, устанавливающие ответственность за конкретные правонарушения. Наряду с современными уголовными законами продолжают существовать и древние законы. Так, по сви­ детельству такого авторитетного издателя, как лорд Хэлсбери, наи­ более древним из действующих уголовных актов является Закон об измене 1351 г.* Официально законодательные акты публикуются Королевским издательством в виде издания отдельных актов либо в виде ежегодного собрания парламентских актов.

Действие закона. Если речь идет о территориальном действии закона, то существует презумпция, согласно которой парла*ментский акт действует на всей территории Соединенного Королевства, если иное не оговорено в самом акте. Часто в законе содержится норма, рас­ пространяющая его действие или исключающая из него Шотландию или Северную Ирландию. Иногда действие закона может специально выходить за пределы Соединенного Королевства, хотя в принципе это противоречит вышеназванной презумпции. Что же касается действия закона во времени, то обычно он вступает в силу с того дня, когда было получено королевское одобрение, если в нем самом не указана иная дата. Чаще всего это связано с тем, чтобы дать возможность заинтере­ сованным лицам подготовиться к вступлению закона в силу. Иногда в законе предусмотрено, что он вступит «в день, который будет указан».

Этот день может быть назначен «приказом в Совете» или приказом соответствующего министра. Очень часто различные статьи закона вступают в силу в различное время, хотя иногда отдельные статьи закона вообще не вступают в силу. Делегированное же законодательство вступает в силу в момент принятия.

Толкование статута. Следует отметить, что толкованию статутов английское право придает особое значение. Если статут составлен четко и в нем была использована недвусмысленная терминология, то необходимости в судебном толковании, как правило, не требуется.

Наличие двусмысленности, возникшей в результате ошибки при подготовке законодательства, либо использование неопределенных формулировок обязательно потребует дальнейшего толкования ста­ тута при его применении.

Английские судьи выработали три подхода к толкованию законов.

Это - «буквальное» правило, «золотое» правило и правило «исправ * Тгеазоп Асх 1351 (12 Зхатихез 21). • УГОЛОВНОЕ ПРАВО ЗАРУБЕЖНЫХ ГОСУДАРСТВ ления зла», «буквальное» правило применяется в тех случаях, когда слова, употребленные в законе, не имеют альтернативного значения, т.е. толкуются буквально. Если применение буквального толкования приводит к абсурдному выводу, оно не применяется. В том случае, когда закон составлен таким образом, что могут существовать два или более буквальных толкований, суд применяет то из них, которое будет более последовательным и приведет к логическому результату. Такой подход к толкованию называют «золотым правилом».

Кроме того, существует еще один способ толкования закона, который обычно называют правилом «исправления зла». Суть его состоит в том, что когда цель статута - исправление ошибки («исправление зла»), суд должен применять такое толкование, которое в наибольшей степени отвечает указанной цели. Для толкования закон читается полностью, так как отдельные слова часто имеют иное значение, чем слова, исполь­ зованные в контексте. Суд должен тщательно изучить как подробное, так и краткое название закона. Заголовки разделов и пояснения на полях не являются частью закона и не влияют на его толкование.

Как отмечается в английской юридической литературе, положения, относящиеся к уголовному праву, толкуются особенно ограничительно.

Например, Р. Уолкер в своей известной книге, посвященной англий­ ской судебной системе, отмечает, что если статут, устанавливающий уголовную ответственность, содержит двусмысленные или неопреде­ ленные выражения, он должен толковаться в пользу индивидуума.

Из этого общего правила вытекает презумпция, согласно которой ис­ ключается ответственность при отсутствии плепз геа (вины), которая по общему праву является обязательным элементом преступления.

Однако это правило толкования не применяется, отмечает Уолкер, когда статут недвусмысленно вводит уголовную санкцию, - в данном случае суд обязан применить это наказание, даже если оно кажется ему несправедливым*.

Делегированное законодательство. Помимо статутов к источ­ никам английского уголовного права относится делегированное законо­ дательство. Как отмечают английские юристы, преимущество делеги­ рованного законодательства состоит в том, что оно дает возможность быстро принимать и изменять постановления, не предоставляя их на утверждение парламента. Делегированное законодательство является действительным лишь тогда, когда оно не выходит за рамки полномочий, предоставленных парламентом. Если же делегированный акт признан икга у1гез (с.е. выходит за рамки полномочий), то он является недейст * Р. Уолкер. Английская судебная система. М., 1980. С. 136.

УГОЛОВНОЕ ПРАВО АНГЛИИ витальным. Высшей формой делегированного законодательства явля­ ется «приказ в Совете», которым вводятся в действие многие законы.

Фактически «приказ в Совете» издается правительством и просто санкционируется Тайным Советом. «Приказы в Совете» и другие делегированные акты публикуются Издательством Ее Величества в сборнике ЗСаШСогу ГпзСгитепСз.

В уголовных статутах часто содержатся отсылки, предоставляющие Государственному секретарю* полномочия, связанные с применением таких актов. Эти полномочия могут, например, касаться исполнения отдельных видов наказаний и т.п. Иногда делегированное полномочие может затрагивать весьма важный вопрос. Так, в Законе о детях и подростках 1969 г.** содержится норма, устанавливающая возраст наступления уголовной ответственности с 14 лет (по общему праву уголовная ответственность наступает с 10 лет). Однако в действитель­ ности этот параграф может вступить в силу лишь после издания соот­ ветствующего приказа Государственного секретаря.

Законодательство Европейского Сообщества. На территории Великобритании законодательство Европейского Сообщества при­ знается в качестве права в силу Закона о Европейских Сообществах 1972 г. Оно не может быть признано разновидностью подзаконных нормативных актов, так как институты сообществ ни в коей мере не подчиняются парламенту Великобритании, и только его отдельные виды могут быть названы делегированными. Большей частью это законо­ дательство касается экономических вопросов, таких как добросовестная конкуренция, таможня, автотранспортное регулирование, сюда отно­ сятся и вопросы, связанные с иммиграцией. Такого рода правовые нормы содержатся в договорах, инструкциях, директивах и решениях органов Сообщества. Следует отметить, что влияние права Европейского Сообщества на английское уголовное право минимально и говорить о нем можно, главным образом, когда возникают вопросы, связанные с иностранцами, морским рыболовством и перевозками.

К нормативным актам Европейского Сообщества относятся в первую очередь постановления, издаваемые Советом Министров Евро­ пейского Союза или Европейской комиссией, которые применяются повсеместно и имеют «прямое действие». Эти постановления, устанав­ ливающие права и обязанности физических и юридических лиц, под­ лежат обязательному применению судами государств-членов Сооб­ щества без законодательного закрепления, хотя обычно директивы и * Речь идет о министре внутренних дел, однако в текстах законов используется термин «Зхахе Зесгехагу», т.е. Государственный секретарь.

** СпПйгеп апс! Уоипд Регвопз Асх 1969. С. 54.

УГОЛОВНОЕ ПРАВО ЗАРУБЕЖНЫХ ГОСУДАРСТВ решения (Совета или Комиссии) должны быть предварительно одоб­ рены английским парламентом. Недавним примером такого законо­ дательного закрепления является Закон об огнестрельном оружии (Изменения) 1992 г.*, одобренный после издания Директивы Европей­ ского Совета об опасном оружии. Что же касается директив и решений в области уголовного права, то вряд ли даже те из них, которые отве­ чают всем установленным требованиям, могут иметь прямое действие без дополнительного законодательного одобрения.

Европейская конвенция по правам человека. Европейская кон­ венция и Первый протокол к ней не являются частью английского права и, следовательно, они не могут применяться в случае противоречия.

Английские судьи вправе интерпретировать английские законы в духе Европейской конвенции по правам человека, но, если они не могут этого сделать, то обязаны применить нормы английского права.

Кодификация. Как уже указывалось, особенность английского уголовного права состоит в отсутствии Уголовного кодекса. Попытки кодифицировать уголовное право Англии и Уэльса имеют давнюю историю. Первые попытки такого рода были предприняты уполномо­ ченными по вопросам уголовного права еще в первой половице XIX века.

Ими было подготовлено два законопроекта, охвативших преступления против личности и кражу, которые, хотя и были приняты парламентом в 1853 г., по мнению английских юристов, не принесли большой пользы.

В последующие годы также предпринимались шаги, направленные на подготовку Уголовного кодекса. Наиболее известным из всех последу­ ющих проектов являлся проект Уголовного кодекса Дж.Ф.Стифена, представленный им в парламент в 1878 г. Несмотря на то, что данный проект был отвергнут законодателями, он в дальнейшем послужил моделью для различных кодексов, впоследствии принятых в англий­ ских колониях, включая Новую Зеландию, Западную Австралию и Тасманию.

Результатом работы комиссий по подготовке Уголовного кодекса явилось издание в Англии в разные годы большого числа уголовных законов, часть которых полностью состояла из материальных норм, а другая часть включала также и процессуальные нормы. Эти законы являли собой своеобразные кодексы, охватившие определенные области уголовного права. Например, Закон о преступлениях против личности 1861 г. (с последующими изменениями) предусмотрел ответственность за противоправное поведение, направленное против личности, и, помимо норм о наказаниях за простое и тяжкое убийство, ввел уголовную * Р1геагтз Ас* (Атепйгпепх) 1992 (12 ЗхатдДез 1293).

УГОЛОВНОЕ ПРАВО АНГЛИИ ответственность за тяжкие телесные повреждения, отравление, нападе­ ние, похищение ребенка, двоеженство и незаконный аборт. Законом о краже 1968 г.* и Законом об уголовно наказуемом причинении вреда 1971 г.** была установлена ответственность за ряд преступлений про­ тив собственности.

Начиная с 1981 г. в Англии развернулась работа над очередным проектом Уголовного кодекса, который в 1984 г. был представлен на обсуждение специалистов***, а в 1989 г. после доработки был направ­ лен лорду-канцлеру. В его Общей части учтены нормы и статутного, и прецедентного права, регулирующие ныне соответствующие правовые институты. Сознавая сложность принятия парламентом Уголовного кодекса в целом, Комиссия по реформе права в целях облегчения процесса кодификации предложила провести через парламент ряд более мелких законопроектов по отдельным проблемам уголовного права. В 1993 г. Комиссия опубликовала отчет о преступлениях против личности (за исключением убийства) и проект Закона об уголовном праве, в котором предлагалось реализовать часть предложений по указанном проблеме. В июле 1997 г. новое правительство лейбористов объявило о своем одобрении концепции поэтапной реформы и в фев­ рале 1998 г. был опубликован правительственный документ, содер­ жавший проект Закона о преступлениях против личности.

* Тпетт Асх 1968 (12 Зхахихез 501).

** С п т т а ! Р а т а д е Асх 1971 (12 Зхахихез 548).

*** С п т т а ! 1 ал. СосНТгсахюп от хпе С п т т а ! 1а\н. А Верогх то хпе Ьа\л/Сотптззюп. (Ьа\л/ _\/ С о т. N 143), и Н М 5 0, 1985.

О ПРЕСТУПЛЕНИИ Глава 2.

Понятие преступления.

§1.

Классификация преступлений Английское уголовное право - единственное из правовых систем развитых государств, которое не знает законода­ тельной констатации преступления. По мнению английских юристов, невозможно выработать такое понятие, которое удовлетворяло бы всех и охватывало бы все действия и бездействие, носящие уголовный характер. Более того, у законодателя, как считают такие авторитеты области уголовного права, как Кард, Кросс и Джонс, вообще нет необ­ ходимости в легальной формулировке преступления*. Однако поиск в самой природе преступления таких особенностей, которые могли бы лечь в основу его дефиниции, не прекращается. Достаточно часто при попытках дать определение преступного деяния правоведы ссылаются на мнение, высказанное лордом Эткиным в 1931 г., о том, что «качество, присущее уголовному деянию, не может быть понято интуитивно или раскрыто с помощью каких-либо стандартов за исключением од­ ного, который требует, чтобы деяние было запрещено под страхом наказания»**.

Несмотря, однако, на, такого рода высказывания в английской юридической литературе сформировалось определенное мнение о том, что же представляет собой преступление. Многие юристы по-прежнему считают одним из наиболее удачных определений преступления то, которое было дано Стифеном, когда он перерабатывал «Комментарии к законам Англии» Блекстона. Данное определение гласит: «Преступ­ лением является всякое нарушение права, рассматриваемое с точки Лолез, ор. ей. Р. 3.

* Саго*, Сгозв апб УГОЛОВНОЕ ПРАВО АНГЛИИ зрения вредной направленности (еуН (;

епс1епсу) такого нарушения против общества в целом»*. Составители энциклопедического словаря английского права также используют это определение Стифена, добав­ ляя, что преступлением также «является действие или невыполнение обязанности, причиняющие вред обществу и запрещенные законом под страхом наказания, налагаемого государством»**.

Другая, более развернутая формулировка преступления предус­ матривает, что «преступлением или уголовным правонарушением является вред, запрещенный правом, независимо от того, является ли он также деликтом, нарушением договора или нарушением доверия, главным последствием которого будет то, что преступник, если найден и подлежит уголовной ответственности, преследуется в уголовном порядке от имени государства и, если будет признан виновным, нака­ зывается»***.

Классификация преступлений. Если обратиться к работам англий­ ских специалистов в области уголовного права, то следует признать, что все они предлагают примерно одинаковую классификацию пре­ ступлений.

В самом общем виде можно говорить о следующих типах класси­ фикации:

1) по источникам возникновения уголовной ответственности;

2) в зависимости от значимости объекта посягательства;

3) по степени опасности преступления, которая охватывает в свою очередь две классификации - с материально-правовой и процессуаль­ ной точек зрения.

В соответствии с источниками уголовной ответственности все уголовные деяния делятся на преступления по общему праву и статут­ ные. В настоящее время ответственность за множество преступлений установлена в статутах, однако некоторые очень серьезные преступле­ ния, такие как тяжкое и простое убийство, по-прежнему являются пре­ ступлениями по общему праву. Следует отметить, что доля статутных преступлений все более увеличивается, поскольку многие преступления по общему праву отменяются как устарелые или заменяются статутными с учетом требований времени. Изнасилование, например, перешло в категорию статутных преступлений только после принятия Закона о половых преступлениях (дополнения) 1976 г. До этого времени оно также являлось преступлением общего права, хотя статутная ответст­ венность за иные половые преступления была введена еще в 1956 г.

* К. Кении. Основы уголовного права. - М., 1949. С. 4.

** * / о \ л л г 1 * 5 Оюйопагу от ЕпдНзп 1 ал 1_, 1977, V. 1. Р. 512.

_\л *** Сагб, Сгозз апс! Лолез, ор. с!т. Р. 1.

2' УГОЛОВНОЕ ПРАВО ЗАРУБЕЖНЫХ ГОСУДАРСТВ Представление о классификации преступлений в Англии в зависи­ мости от значимости объекта посягательства в определенной степени можно почерпнуть не из законодательных источников (из-за отсутствия Уголовного кодекса), а из различных учебников и практических руко­ водств, составленных ведущими специалистами в области уголовного права. Часто преступления объединены в несколько групп: преступле­ ния против личности, половые преступления, преступления против собственности, политические преступления, преступления против об­ щественного порядка, преступления против правосудия, преступления против публичной морали, автотранспортные преступления*. Некото­ рые авторы дополнительно выделяют компьютерные преступления, преступления, связанные с повреждением имущества, подделку**.

Классификация по степени опасности преступления обычно предполагает две классификации - с материально-правовой и процес­ суальной точки зрения.

До издания Закона об уголовном праве 1967 г. в Англии существо­ вало деление преступлений в зависимости от степени их опасности на особо опасные преступления - измену (г^геазоп) и фелонии (геЬшез) и менее опасные преступления - мисдиминоры (гшзйетеапогз).

Общее право среди преступлений, подлежащих преследованию по обвинительному акту, выделяло фелонии как наиболее тяжкие преступления, обязательным последствием которых являлась конфис­ кация имущества. Само слово «фелония» уже содержало указание на конфискацию***, поскольку этот термин происходит от слов «Гее» феодальное владение и «1оп» - цена, т.е. «фелония» означала всегда преступление, наказание за совершение которого всегда предполагало лишение преступника его собственности. Принято считать, что измена являлась разновидностью фелонии, так как Закон об измене 1351 г.

установил ответственность за измену или иную фелонию, однако с учетом значительных процессуальных различий, присущих судебному разбирательству дел об измене, «фелония» и «измена» традиционно рассматривались отдельно друг от друга.

В соответствии с давно сложившимися нормами общего права измена подразделялась на государственную измену (Ы§Ь Сгеазоп) и малую измену (реиу г:геазоп). К первой группе относились такие преступления, как убийство короля, королевы и членов его семьи, * Кис*.

** Л С. ЗтПп апбВ. Нодап^ Спгтнпа! ! а л - и _\л 1996.

*** С изданием Закона о конфискации 1870 г. (33 & 34 Уют. С. 23, з. 1) конфискация имущества за совершение государственной измены или фелонии была упразднена.

УГОЛОВНОЕ ПРАВО АНГЛИИ оказание помощи его врагам, подделка королевской печати, фальшиво­ монетничество, убийство канцлера или судей, а ко второй - убийство женой мужа или слугой хозяина. В настоящее время под понятие измены (Сгеазоп) подпадают лишь те действия, которые относились к государ­ ственной измене*.

К фелониям относились тяжкое и простое убийство, берглэри, похищение имущества, двоебрачие, изнасилование. Следует отметить, что первоначально любая фелония каралась смертной казнью и конфи­ скацией имущества и лишь позднее стали использоваться иные виды наказания.

К менее опасным преступлениям - мисдиминорам - общее право относило лжесвидетельство, сговор, обман, мошенничество, бунт, нападение. Совершение мйсдиминора не влекло за собой обязательной конфискации имущества и никогда не каралось смертной казнью. В от­ личие от обвинявшихся в фелонии, лицо, обвинявшееся в совершении мйсдиминора, имело право вызвать в суд свидетелей защиты и вос­ пользоваться услугами защитника (эти различия были устранены в законодательном порядке в начале XVIII века).

Деление преступлений на фелонии и мисдиминоры Законом 1967 г.

было отменено, и в настоящее время по материальному признаку они подразделяются на измену и другие преступные деяния.

По способу судопроизводства преступления, с учетом их обществен­ ной опасности, делятся на деяния, преследуемые по обвинительному акту, суммарные и так называемые «гибридные», выбор процедуры судебного разбирательства которых зависит от обвиняемого.

По обвинительному акту преследуются преступления, подлежащие рассмотрению судом, состоящим из судьи и присяжных заседателей.

Как правило, судебному разбирательству предшествует слушание дела в магистратском суде, для выяснения, достаточно ли доказательств для предания обвиняемого суду. Если доказательств достаточно, дело передается на рассмотрение суда Короны.

Суммарные преступления - это такие преступления, которые рассматриваются магистратским судом без участия присяжных. Маги­ стратский суд рассматривает дело по существу от начала до конца, без предварительного разбирательства.

«Смешанными», или, как их еще называют, «гибридными», явля­ ются преступления, которые могут быть рассмотрены по выбору в одном из вышеназванных порядков. Составы этих преступлений, * Уголовное право зарубежных государств. Понятие преступления и вина. Вып. 2. М., 1972. С.-18.

УГОЛОВНОЕ ПРАВО ЗАРУБЕЖНЫХ ГОСУДАРСТВ также как и составы суммарных преступлений, устанавливаются ста­ тутами, причем в законе специально оговаривается, что они могут рассматриваться как суммарно, так и по обвинительному акту. Лицо, обвиняемое в одном из преступлений этого класса, вначале предстает перед магистратским судом, где посредством специальной процедуры определяется метод судебного разбирательства дела.

Закон 1967 г. также ввел дополнительное процессуальное осно­ вание, позволяющее классифицировать преступления на арестные и неарестные. Арестным преступлением является определенное уголов­ ное деяние, которое влечет за собой возможность применения ареста без приказа судьи. Это может быть либо преступление, подлежащее наказанию, строго определенному в законе (смертная казнь или по­ жизненное тюремное заключение за совершение тяжкого убийства), либо преступление, за которое лицо, прежде не судимое, может быть приговорено к тюремному заключению на срок не менее 5 лет (простое убийство, кража, различные преступления, связанные с использованием опасного для жизни оружия и т.д.).

Арест может быть произведен как констеблем, так и частным лицом.

Констебль без приказа судьи имеет право произвести арест лица, в отношении которого у него есть разумные основания подозревать, что оно виновно в совершении или собирается совершить арестное преступление. Кроме того, констебль не только имеет право арестовать лицо, но и может с целью ареста подозреваемого войти в любое место, используя силу, и провести там обыск, если у него есть для этого разум­ ные основания. В отличие от констебля частное лицо может произвести арест только в том случае, если оно знает (а не только подозревает) о совершении преступления.

Все остальные преступления относятся к числу неарестных пре­ ступлений. В ряде случаев закон все-таки допускает возможность ареста без приказа судьи, но при соблюдении определенных условий и в отно­ шении преступлений, не отнесенных законом к категории арестных.

К ним относится нарушение общественного порядка, сопряженное с дракой или пьянством, а также автотранспортные нарушения. Это воз­ можно, однако, только тогда, когда полицейский не может установить точное имя или адрес подозреваемого, либо не верит в их правильность;

если он убежден, что подозреваемый скроется с места до получения повестки в суд;

либо едли полицейский считает, что арест необходим для защиты интересов других лиц, например детей, или имущества других лиц.

УГОЛОВНОЕ ПРАВО АНГЛИИ Основания уголовной ответственности §2.

В английском уголовном праве с давних времен основания уголовной ответственности базировались на латинской максиме «Ааиз поп {гсИ геиз шзь теп$ зк геа», означающей, что не может быть уголовной ответственности без единения виновной воли и виновного действия. В этой формуле виновное действие означает противоправный акт, а виновная воля служит критерием вменения ответственности лицу его действия.

Судебная практика и уголовно-правовая доктрина выработали правила о необходимости двух элементов - объективного (материаль­ ного) и субъективного (психического), без которых нет преступления и уголовной ответственности.

Общий принцип английского уголовного права заключается в том, что лицо не может быть осуждено за преступление, если обвинение безо всяких сомнений не сможет доказать существование этих двух элементов, являющихся непременными атрибутами преступления.

Во-первых, обвинение должно доказать, что определенное событие произошло вследствие поведения обвиняемого или что наступивший результат запрещен уголовным законом.

Во-вторых, для возникновения уголовной ответственности необ­ ходимо также, чтобы душевное состояние такого лица имело отноше­ ние к указанному событию или его последствиям.

Как уже отмечалось, принцип английского права предусматривает, что человек не подлежит уголовной ответственности за свое поведение, если у него отсутствует необходимое душевное состояние.

Душевное состояние, необходимое для наступления уголовной от­ ветственности, в английском уголовном праве традиционно именуется латинским терхмином - «шепз геа», а материальный элемент - «ас1из геиз»*. Эти два элемента неразрывно связаны друг с другом, поэтому асСиз геиз будет являться преступлением только тогда, когда оно сопро­ вождается соответствующей плепз геа.

Если асШз геиз совершено без гпепз геа, то оно не является преступ­ лением и может быть обычным невинным действием. Когда говорят, что определенное событие является асСиз геиз преступления, то под * В настоящее время некоторые английские юристы предлагают заменить их более современными терминами, например «душевное состояние» и «запрещенное поведение». В проекте Уголовного кодекса Англии они соответственно названы «элементом вины» и «внешним элементом» (Сагб, Сгозз апсЫолез, Р. 31) УГОЛОВНОЕ ПРАВО ЗАРУБЕЖНЫХ ГОСУДАРСТВ разумевается, что событие будет преступлением, если оно совершено лицом, у которого есть соответствующая гпепз геа.

А с & 1 5 г е ш. В классических работах по уголовному праву Англии констатируется, что незыблемым является принцип, в соответствии с которым простое обнаружение преступного намерения, не подкреплен­ ное действием или бездействием, не должны влечь уголовную ответст­ венность. Без соответствующего деяния не может быть преступления к исключениям из этого правила относятся при определенных условиях покушение на совершение преступления (аКетрС), подстрекательство (тскетеп!:), а также вступление в сговор с целью совершения преступ­ ления (сопзрггасу), ответственность за которые всегда устанавливалась по общему праву.

Такова классическая концепция деяния, основанная на буржуазно демократических воззрениях об уголовном праве и уголовной ответствен­ ности, которая довольно широко декларируется в нормах английского и американского уголовного права и в теоретических исследованиях юристов этих стран*.

Можно сказать, что определение асШз геиз в сжатом виде пред­ ставляет собой следующее: действие (или иногда бездействие или иное событие**), определенное в дефиниции конкретного преступления, которое включает:

а) любые сопутствующие обстоятельства (кроме тех, которые относятся к гпепз геа обвиняемого, или обстоятельств, исключающих уголовную ответственность) и б) последствия этого действия, названные в той же дефиниции***.

Вопрос о том, что из себя представляет деяние как элемент пре­ ступления в английском праве решается следующим образом. Основой асШз геиз является «действие» (ап ас!:), т.е. совершение чего-либо, причем, несомненно, что его природа варьируется от преступления к преступлению. Дефиниции одних преступлений содержат более по­ дробные описания запрещенных действий, других - менее детальные, особенно в тех случаях, где используются понятия, охватывающие как само действие, так и его результат.


Общее право, например, определяет тяжкое убийство как «умерщвление» (кШт§) другого человека. Поскольку норма общего * Уголовное право зарубежных государств. Понятие преступления и вина, 1972, с. 37.

** Иногда согласно дефиниции статутного преступления требуется наличие события, в котором участвовал обвиняемый, а" не действия или бездействия с его стороны, например, в Законе о лицензировании 1872 г. {ст. 12) предусмот­ рено, что преступлением является обнаружение спиртного напитка в публич­ ном месте (Цсепзшд Асх 1872, 24 (ЗхайЛез) 290).

'** Саго*, Сгозз ала сЬлев. Ор. ей. Р;

33.

УГОЛОВНОЕ ПРАВО АНГЛИИ права не указывает, каким именно образом может произойти «умерщ­ вление», то любое действие, в результате которого наступает смерть человека, подпадает под данное определение, так как тяжкое убийство может быть произведено различным способом - путем выстрела, с использованием яда, холодного оружия и т.п.

Аналогичный подход применяется и в отношении статутных преступлений, например, «воспрепятствованием должностному лицу»

могут быть любые действия, которые мешают исполнению полномочий должностного лица.

Преступным признается акт, совершенный только путем добро­ вольного действия или бездействия. Так, лицо не подлежит уголовной ответственности за действие, совершенное автоматически. Например, когда оно ранит кого-либо или причиняет вред во время сна или в связи с каким-либо психическим недугом (вызванным церебральной опухолью или эпилепсией). Автоматизм предполагает невозможность контролировать свои действия, поэтому и акт, совершенный под угро­ зой или по команде начальника не признается автоматическим.

Для установления уголовной ответственности недостаточно иметь преступный замысел - должно быть совершено определенное действие.

Вместе с тем, такое поведение, по мнению юристов, может и не являться прямой или единственной причиной преступления. Отсюда следует, что в английском праве господствует эквивалентная теория причинной связи, согласно которой действия, выполнявшие роль какого-либо условия, которые способствовали преступному результату, находятся с ним в причинной связи.

Бездействие (ап оппззюп) реже ведет к возникновению уголовной ответственности, чем позитивное действие. Исторически это объясня­ ется тем, что уголовный закон, как правило, устанавливает запрет совершения чего-либо, чем обязанности действовать определенным образом (с наказанием в случае неисполнения таких обязанностей*).

Следовательно, бездействие может наказываться в уголовном порядке только тогда, когда, например, обязанность совершать какие-либо дей­ ствия возникает из общего права или возложена по статуту. Обращает на себя внимание тот факт, что число статутов, в которых устанавлива­ ются соответствующие обязанности, постоянно возрастает - большей частью такого рода предписания можно встретить в законодательных актах о дорожном движении.

Что же касается ответственности за бездействие, которое возникает из установленной общим правом обязанности спасать другого человека * !Ыа". Р. 34.

УГОЛОВНОЕ ПРАВО ЗАРУБЕЖНЫХ ГОСУДАРСТВ от причинения ему физического вреда, то, можно сказать, что такая обязанность является исключительной. Тем не менее, если лицо испол­ няет эту роль, то считается, что нет нужды доказывать факт возло­ жения по закону или договору на подсудимого обязанностей опекуна.

Достаточным считается, чтобы он добровольно принял на себя обя­ занность в отношении другого лица, не способного позаботиться о себе самом.

Судебная практика свидетельствует о том, что обычно вопрос об ответственности за бездействие возникает в связи с возбуждением уголовного дела о простом убийстве. Например, родители обязаны заботиться о своем малолетнем ребенке и, если ребенок умирает в ре­ зультате плохого обращения, они могут быть признаны виновными в тяжком или простом убийстве в зависимости от степени их вины* (без сомнения, аналогичная ответственность должна возникать и у опекунов ребенка). По мнению английских юристов, аналогичные правила должны распространяться на супругов и даже детей в возрасте старше 10 лет по отношению к их беспомощным родителям**.

Авторитетным в этой области считается решение, вынесенное Апелляционным Судом в 1977 г. по делу Стоун***. Суд указал, что вывод относительно того, добровольно или нет подсудимыми была взята на себя опека, может быть сделан на основании анализа общих взаимоотношений жертвы и преступника, особенно, когда речь идет о беспомощном больном, состоящем в родственных отношениях с под­ судимым, живущем в его доме и зависящем от ухода за ним. Супруги Стоун были признаны виновными в простом убийстве своей родствен­ ницы (сестры жены), проживавшей в их доме в течение нескольких лет.

После того, как женщина из-за болезни перестала принимать самостоя­ тельно пищу, Стоуны не вызвали ни врача, ни представителя социаль-' ной службы для оказания ей помощи. Больная умерла от голода через полтора месяца.

Как уже указывалось выше, уголовная ответственность не может наступить, если обвинение не докажет без всякого сомнения наличие в поведении обвиняемого асШз геиз. Если асШз геиз конкретного пре­ ступления не существует, то и нет преступления. Ситуации такого рода многочисленны: например, если какое-либо лицо полагает, что присваивает чужое имущество, оно ни при каких обстоятельствах не может быть признано виновным в краже, если имущество, о котором идет речь, является бесхозным. Наличие у данного лица шепз геа не * В V ОюЬ'тз апс! Ргосхог [1918] 13 Сг Арр Вер 134, ССА.

** Сагб, Сговз апс! кпе8. Ор. ей. Р. *** В V Зтопе апб СЮЫпзоп [1977] ОВ 354, [1977] 2 А!! ЕВ 341, СА.

УГОЛОВНОЕ ПРАВО АНГЛ И И ведет к возникновению уголовной ответственности, поскольку другой необходимый элемент преступления - асШз геиз - отсутствует.

Еще одним примером подобного рода, на который обычно ссыла­ ются юристы при анализе асШз геиз, является намерение заключить новый брак, не расторгнув предыдущий с супругом, который к этому моменту уже умер, о чем обвиняемому не известно. В каждом из этих случаев, однако, речь может идти о покушении на совершение указан­ ных преступлений (кражи и двоеженства) на основании Закона об уголовно наказуемом покушении 1981 г.

Следует отметить, что, если для совершения асШз геиз необходимо совершение действия, обвинением должно быть непременно доказано, что его совершил обвиняемый. Предположим, что действие состояло в нанесении ранения какому-либо человеку, и существует доказательство того, что, несмотря на то, что обвиняемый держал нож в руке, другой человек силой, против его воли, рукой обвиняемого нанес рану потер­ певшему. В таком случае обвиняемый не виновен в нанесении ранения, так как происшедшее не было его действием.

Аналогичным образом, решается вопрос об ответственности лица за нанесение побоев, если оно не могло контролировать свои действия в случае болезни, например, вызвавшей конвульсии. В первом примере движение обвиняемого не было добровольным, а событие, имевшее место, произошло против его воли или, по меньшей мере, без наличия води с его стороны. Во втором примере у обвиняемого отсутствовало сознание, вследствие чего он не мог проявить свою волю, и поэтому ни одно движение его тела не было добровольным.

Из этого правила, однако, существует исключение, согласно кото­ рому действие, совершенное в состояний интоксикации, вызванной алкоголем или наркотическим веществом (иным, чем снотворное или ссдативное средство), ведет к возникновению уголовной ответствен­ ности.

Если дефиниция асШз геиз преступления требует наступления оп­ ределенных последствий, обвинение должно доказать, что причиной их возникновения стало поведение обвиняемого. При тяжком и простом убийстве, например, необходимо доказать, что причиной смерти яви­ лись действия обвиняемого. В случае, когда смерть наступила по какой либо иной причине, не связанной с поведением обвиняемого, ответст­ венность за преступление не возникает даже при наличии всех других элементов асйдз геиз и гпепз геа.

Мепз геа. Историки английского права придерживаются мнения, что до XII века р Англии для наступления ответственности за причи­ ненный вред достаточно было совершения действий, вызвавших его, УГОЛОВНОЕ ПРАВО ЗАРУБЕЖНЫХ ГОСУДАРСТВ без доказательства какого-либо заслуживающего порицания психичес­ кого состояния исполнителя. Однако со временем под влиянием кано­ нического и римского права суды стали требовать доказательства у обвиняемого определенного заслуживающего порицания «виновного состояние ума» (а § ш к у пипс!) как составной части преступления, наличие которого стало обязательным элементом преступления по общему праву и получило название т е п з геа. Мепз геа является тех­ ническим термином, употребляемым всякий раз, когда необходимо указать на душевное состояние, прямо или косвенно выраженное в определении преступления.

В законах обычно для обозначения душевного состояния, состав­ ляющего необходимый элемент преступления, используются слова «с намерением», «неосторожно», «незаконно», «злонамеренно», «злона­ меренно и незаконно», «умышленно», «сознательно», «зная и полагая», «обманно», «бесчестно», допуская», «разрешая». Каждое из этих понятий должно определяться в контексте правовой нормы, поэтому иногда одинаковые слова, употребляемые законодателем, могут иметь разный смысл.

В принципе, лицо не подлежит уголовной ответственности, если оно не намеревалось или не предвидело, что должно или, по меньшей мере, могло выполнить действия, составляющие преступление.


Английское уголовное законодательство не содержит определения вины и ее форм. Природа этого элемента в каждом конкретном пре­ ступлении своя, однако, судебная практика и теоретические исследо­ вания в данной области все же позволяют выделить такие типичные формы шепз геа, как намерение, неосторожность и небрежность.

Намерение. Несмотря на то, что в законодательных актах и судеб­ ных решениях часто говорится о «намерении» совершить преступление, однако, они не содержат общего или хотя бы единообразного его опре­ деления. Тем не менее, некоторые прецеденты, созданные Палатой лордов в последние двадцать лет, свидетельствуют о попытках выяс­ нить, что же представляет собой «намерение» в отличие, например, от «мотива» или «желания».

В настоящее время основополагающим по данному вопросу явля­ ется решение Палаты лордов, вынесенное в 1985 г. по делу Молоуни*, который был признан Апелляционным судом виновным в тяжком убийстве своего отчима. Суть дела состояла в следующем. Обвиняемый и его отчим (оба находившиеся в сильном алкогольном опьянении) после ухода других родственников с семейного торжества поспорили, * Я V Мокэпеу [1985] 1 АН ЕР 1025, Н Ь УГОЛОВНОЕ ПРАВО АНГЛИИ кто быстрее зарядит ружье и выстрелит. Обвиняемый зарядил ружье быстрее и после слов отчима, что у него не хватит духу выстрелить, не целясь, просто нажал на курок - в результате чего отчим был убит.

При вынесении решения, затем отмененного Палатой лордов, судья в напутствии для того, чтобы присяжные могли определить было ли у обвиняемого намерение совершить преступление, предложил им руко­ водствоваться следующим правилом: «человек действует намеренно в отношении последствия своего добровольного акта, а) когда он желает его наступления, независимо от того, предвидит он его вероятное на­ ступление или нет, и б) когда он предвидит, что оно наступит, незави­ симо от того желает он этого или нет»*.

По мнению Палаты лордов, это правило не должно применяться впредь в отношении тяжкого убийства (т.е. преступления, требующего специального намерения**). При обвинении в тяжком убийстве гпепз геа заключается в намерении убить или причинить серьезный вред.

Правило, которым руководствовался судья, напутствуя присяжных, предусматривало, что предвидение вероятности наступления смерти или причинения тяжких телесных повреждений не является ни эквива­ лентом намерения, ни свидетельствует о существовании намерения вызвать указанные последствия. Поэтому, как было указано в решении Палаты Лордов, судьи должны избегать какого-либо усложненного понятия «намерения». В напутствии присяжным, например, судья должен просто сказать, что «намерение» является чем-то совершенно иным, чем «мотив» или «желание». Следовательно, если кто-либо убивает другого человека, чтобы завладеть его деньгами, то обстоятель­ ство, что убийца не желал смерти пострадавшего, для определения гпепз геа не имеет значения, в его намерение входило убийство человека, а побудительным мотивом.являлось получение денег.

Общепринято считать, что намеренность деяния (независимо от того, требует этого конкретная правовая норма или нет) не нуждается в особом доказывании, поскольку существует презумпция, в соответ­ ствии с которой неправомерные действия, совершаемые вменяемым и разумным человеком, всегда являются актом его воли. Бремя опровер­ жения этой презумпции лежит на обвиняемом.

* ^.С. Зт'Лп. Спггипа!1_аж. Сазез ало* Матепа15. Р. 73.

** В английской судебной практике и правовой литературе иногда употребляются термины «основное намерение» (Ьаа'с тхепгюп) и «специальное намерение»

(зрееШс ттепхюп). Считается, что со специальным намерением совершаются преступления, для которых важна «специальная» цель действия. В законе в таком случае указывается, например, что лицо подлежит ответственности з а нанесение ранений с целью причинения тяжких телесных повреждений.

УГОЛОВНОЕ ПРАВО ЗАРУБЕЖНЫХ ГОСУДАРСТВ Следовательно, при определении намерения в английском праве на первый план выдвигается волевой момент, цель, которую ставит перед собой преступник*. Деяние совершается намеренно, если оно является результатом воли, когда лицо ожидает наступления опреде­ ленных последствий и желает их наступления. Если у лица есть цель, оно действует умышленно, даже когда знает, что шансы совершить преступление малы. Отсутствие такой цели свидетельствует, что лицо действует неумышленно, даже если оно знает, что шансы совершить преступление высоки. Фактор условности намерения (например, когда лицо собирается преступить закон по достижении определенного со­ бытия) не защищает от уголовной ответственности.

Неосторожность. Во многих случаях при совершении преступле­ ния неосторожность по английскому праву является формой вины, достаточной для наступления уголовной ответственности. После реше­ ния Палаты лордов, вынесенного в 1981 г. по делу Колдуэлл**, в настоящее время юристы различают две разновидности неосторожности:

так называемая субъективная неосторожность*** и неосторожность типа «Колдуэлл», общим для которых является причинение неоправ­ данного риска. Неосторожность второго типа считается достаточной для наступления уголовной ответственности за статутные преступле­ ния, связанные с причинением вреда и неосторожным вождением, а по общему праву - за простое убийство.

Субъективная неосторожность означает осознанно допускаемый неоправданный риск. Лицо действует с субъективной неосторожнос­ тью к последствиям преднамеренного акта, если выполняя его, оно действительно предвидит риск того, что данные последствия могут возможно наступить в результате его действия и при всех обстоятель­ ствах у него нет оснований полагать, что этот риск не наступит. Если степень предвидения риска достаточно высока, можно считать, что обвиняемый желал наступления данных последствий.

Для наступления субъективной неосторожности недостаточно простого предвидения того, что определенные последствия могут явиться результатом акта.

Считается, что лицо действует с субъективной неосторожностью когда оно действительно понимает, что существует опасность наступ * Уголовное право зарубежных государств. Понятие преступления и вина. С. 1.15.

** МехгороМап РоНсе С о т г V Са1с1^е11 [1982] АС 341, 1 АН ЕР 961, Н Ь *** Применительно к такому элементу преступления как «вина», термин «субъек­ тивный» означает действительные стандарты поведения или психическое состояние обвиняемого, термин «объективный» предполагает оценку действий обвиняемого с точки зрения стандартов поведения и психического состояния «разумного, здравомыслящего человека».

УГОЛОВНОЕ ПРАВО АНГЛИИ ления негативных последствий. Примером, показывающим каким образом происходит разграничение субъективной неосторожности и ненаказуемого деяния, является дело Каннинхэма*.

Суть этого дела состояла в следующем. Обвиняемый Каннинхэм с целью последующей продажи в подвале пустующего дома сорвал со стены газовый счетчик, повредив при этом трубу. Вытекающий из трубы газ скопился в соседнем доме, в результате чего этим газом отра­ вился человек, живший по соседству. Поскольку жизнь соседа была поставлена в опасность, Каннинхэм был признан виновным в злоумыш­ ленном обращении с опасным для жизни отравляющим веществом (Закона о преступлениях против личности 1861 г., ст. 23**). Судья в своем напутствии присяжным сказал, что слово «злоумышленный»

означает просто «плохой», «опасный». Апелляционный суд, однако, отменил приговор Канццнхэму, сославшись на принцип, впервые про­ возглашенный Кенни в 1902 г., согласно которому в любой статутной дефиниции преступления слово «таНсе» (злой умысел) не должно толковаться в старом значении слова «^скесЬезз» (злой поступок)***.

По мнению суда, во-первых, необходимо установить существование у обвиняемого намерения причинить конкретный вид вреда, который впоследствии и наступил. Во-вторых, должно быть доказано наличие в действиях обвиняемого неосторожности независимо от того был при­ чинен вред или нет (т.е. обвинение должно доказать, что обвиняемый предвидел возможность причинения такого вреда, и действовал допус­ кая его наступление).

В решении по делу Каннинхэма было подтверждено, что слово «злонамеренность» (таНсюи51у) в статутном преступлении означает предвидение последствий. Если Каннинхэм не знал, что в результате его действий (т.е. повреждения газового оборудования) кому-нибудь будет причинен вред, он не может быть признан виновным. В делах, требующих «злого умысла», для возникновения уголовной ответствен­ ности не достаточно того, что обвиняемый просто подумал о возмож­ ных последствиях, риск должен быть очевиден для него. Он действи­ тельно должен знать о существовании риска и умышленно допускать его наступление.

Неосторожность в том виде, как она была сформулирована в деле Каннинхэм, означает, что тепз геа, которая является необходимым элементом преступления по статутной дефиниции, должна быть совер­ шена «злонамеренно».

* О V Сипгипдпат [1981 ] 2 АН ЕВ 863 НЬ ** МаНсюиз й а т а д е Ас! 1861 (12 Зхахихез 80).

*** */.С.5т/0? апа* В.Нодап. Ор. с1х. Р. 65.

УГОЛОВНОЕ ПРАВО ЗАРУБЕЖНЫХ ГОСУДАРСТВ Примечательно, что в деле Каннинхэма это правило было приме­ нено к деянию, являвшемуся преступлением по Закону о злоумышлен­ ном причинении вреда 1861 г. Комиссия по рефюрме права, подготовив­ шая отчет об уголовно-наказуемом причинении вреда, который содержал множество предложений по данной проблеме, решила, однако, что пси­ хический элемент преступления, сформулированный в деле Каннинхэма, вполне удовлетворяет современным требованиям, хотя, по мнению Комиссии, указанный принцип должен быть изложен более просто и ясно, а взамен архаичного и расплывчатого термина «злоумышленность»

необходимо использовать слова «умышленно или неосторожно».

Эти предложения были реализованы в Законе об уголовно нака­ зуемом причинении вреда, принятом в 1971 г. Тем не менее, в этом Законе легального определения неосторожности так и не было дано.

До 1981 г. суды полагали, что термин «неосторожность», использован­ ный в Законе 1971 г., полностью соответствует определению, данному в деле Каннинхэма. В 1981 г. Палата лордов в делах Колдуэлла и Лоу ренса* постановила, что в тех случаях, когда статут использует слово «неосторожность», должен применяться несколько иной тест.

По мнению лорда Диплока, высказанному в связи с делом Кол­ дуэлла, лицо действует неосторожно в отношении какой-либо повреж­ денной или уничтоженной собственности, если 1) оно совершает акт, который в действительности создает очевидный риск того, что данное имущество будет повреждено или разрушено и 2) оно, совершая акт, не задумывается о возможности возникновения риска, либо полагает, что определенный риск существует, но все равно продолжает действовать дальше, допуская его наступление**.

Применив это правило в деле Лоуренса, Палата лордов распрост­ ранила его на преступления, связанные с неосторожным вождением, использовав несколько иную формулировку. Выражение «очевидный риск» суд заменил словами «очевидный и серьезный риск», что, как считает лорд Диплок, связано с существованием определенной разно­ видности риска, которую обычный предусмотрительный человек может истолковать как «незначительный риск», в то время как слово «серьезный» предполагает, что речь идет о более серьезном риске, чем просто о «небрежном».

Небрежность (Ме§Н§епсе***). Как зарубежные, так и российские специалисты в области уголовного права отмечают, что понятие не­ брежности является одним из наименее определенных понятий общей * В V 1апмгепсе [1981] 1 А ЕВ 974.

Н ** Сагб, Сгозз апй Лэлез. Ор. ей. Р. 59.

*** Этот термин иногда переводится как «неосознанная неосторожность».

УГОЛОВНОЕ ПРАВО АНГЛИИ части Англии. Оно возникло и развивалось главным образом в судеб­ ной практике применительно к истолкованию субъективной стороны простого убийства. Все его признаки в силу этого представляют собой порой бессистемное, различающееся подходом, собрание точек зрения судей по самым различным делам, рассмотренньш в течение столетий*.

По мнению подавляющего большинства английских судей небреж­ ность полностью исключает волевой момент - у лица, совершающего преступление, полностью отсутствует желание совершить противо­ правное деяние и достичь определенного результата.

Поскольку небрежность не проистекает из сознательного выбора, многие юристы не считают ее основанием уголовной ответственности**.

В этом основное отличие небрежности от намерения, которое харак­ теризуется прежде всего наличием воли, желания, направленных на достижение противоправных последствий. Сложнее обстоит дело с отграничением небрежности от неосторожности. До вынесения реше­ ния по делам Колдуэлла и Лоуренса существовала возможность более точного разграничения неосторожности и небрежности, поскольку неосторожность являлась осознанием неоправданного риска, а небреж­ ность - пренебрежением (игнорированием) неоправданного риска.

Принято считать, что лицо действует небрежно, если его поведение в отношении предполагаемого риска, понятного разумному человеку, опускается ниже стандартов, соблюдение которых можно ожидать от такого человека с учетом существования этого риска.

Риск, понятный разумному человеку, может касаться последствий поведения лица или обстоятельств, при которых он возникает. Обви­ няемый проявляет небрежность к последствиям своего действия или бездействия, если 1) разумный человек должен был предвидеть воз­ никновение риска, и 2) обвиняемый либо не предвидит риска и не предпринимает шагов для того, чтобы его избежать, либо предвидя его, пытается избежать риска, либо предпринимает шаги, не соответствую­ щие стандарту поведения, которое следует ожидать от разумного чело­ века в таких обстоятельствах.

Небрежность в отношении последствий крайне редко влечет за собой уголовную ответственность. Пример такой ответственности можно найти в Законе о защите от запугивания 1997 г. (ст. 4(1)), кото­ рым введена ответственность за запугивание людей под страхом насилия.

В данном Законе предусмотрено, что лицо, которое своим поведением * Уголовное право зарубежных стран. С. 120.

** Между тем, небрежность служит основанием для уголовной ответственности гораздо чаще, чем принято считать, например, в судах Короны около 5% рас­ сматриваемых дел связаны с небрежностью (Сагд, Сгозз апо* Лэпез. Р. 73).

УГОЛОВНОЕ ПРАВО ЗАРУБЕЖНЫХ ГОСУДАРСТВ вызывает у другого человека страх (по меньшей мере два раза) того, что против него будет использовано насилие, виновно в совершении преступления, если оно знает или должно знать, что его поведение вызывает у другого человека страх в каждом из этих двух случаев.

По общему праву преступлениями, где небрежность в отношении последствий может вызвать уголовную ответственность, является простое убийство (нормой общего права предусмотрено, что небреж­ ность должна быть грубой) и паблик ньюснс*.

Принято считать, что обвиняемый проявляет небрежность в отно­ шении обстоятельств, связанных с его поведением, если он должен был сознавать их существование в тех случаях, когда разумный чело­ век должен думать о возможности существования риска.

При установлении ответственности за небрежность в отношении обстоятельств законодатель в статутах в таких случаях указывает, что лицо может быть признано виновным когда оно имело «разумную причину полагать», «причину полагать» или «причину подозревать», что обстоятельства существуют. Например, Закон о государственных секретах 1989 г. предусматривает ответственность лица, которое всту­ пает во владение одним из определенных способов информацией, подлежащей защите от раскрытия, если оно раскроет ее без законного полномочия, зная или имея разумную причину полагать, что она не подлежит раскрытию по Закону и что она поступила в его распоря­ жение одним из тех способов. По Закону об огнестрельном оружии 1968 г. преступлением будет продажа любого огнестрельного оружия или амуниции другому лицу, которое, как обвиняемый знает или имеет разумную причину полагать, находится в состоянии опьянения или является душевнобольным.

Строгая ответственность. В некоторых случаях уголовная ответст­ венность может возникать не только при отсутствии намерения, но и в случае совершения деяния по неосторожности или небрежности. Речь идет о преступлениях строгой ответственности. Хотя принято считать, что большей частью строгая ответственность за преступления возникает в результате толкования, придаваемого судами отдельным статутам, в общем праве также существует несколько составов преступлений стро­ гой ответственности. Наиболее известным из них является «паблик ньюснс», ответственности за совершение которого может подлежать, например, хозяин за действия своего служащего. В этом случае нани * «РиЫю пшзапсе» - мисдиминор общего права, предусматривающий уголовную ответственность за действия, связанные, например, с причинением неудобств окружающим, созданием помех в пользовании, например, общественными до­ рогами и т.п.

УГОЛОВНОЕ ПРАВО АНГЛИИ матель подлежит строгой ответственности потому, что он может быть осужден даже, если он не подозревал о действиях служащего. Под «паблик ньюснс» подразумевается любое действие, которое сущест­ венным образом влияет на удобство и комфорт определенной части общества. Типичными примерами его может быть создание помех на дороге, шум или неприятный запах от фабрики, причиняющие серьезное неудобство людям, живущим по соседству. Как было отмечено в реше­ нии по делу Джонсона*, паблик ньюснс представляет собой преступление особого рода, ответственность за которое может быть основана на сумме действий, ни одно из которых само по себе не составляет преступления.

В этом деле суд признал, что непристойные разговоры по телефону, которые обвиняемый вел с различными женщинами, также могут яв­ ляться паблик ньюснс, если потерпевших достаточно много и телефон­ ные звонки причиняют им неудобство.

Что же касается статутных преступлений строгой ответственности, то она часто возникает там, где в законах отсутствуют слова, подобные словам «умышленно», «неосторожно» или «осознанно», дающие суду возможность для уточнения формы вины, которую имел в виду законо­ датель.

* Р V ^Ьпзоп [1996] 160 ^ 605, СА.

3* УГОЛОВНОЕ ПРАВО ЗАРУБЕЖНЫХ ГОСУДАРСТВ Субъект преступления §3.

Физические лица. К уголовной ответственности по английскому праву может быть привлечено любое физическое лицо английский подданный, иностранец и лицо без гражданства.

Исключение составляют лица, которые освобождаются от уголовной ответственности в силу своего положения. Во-первых, по установив­ шейся традиции считается, что суверен (король или королева) не может совершить преступления ( К т § сап 1о поС ^гоп§) и потому не может быть привлечен к ответственности. Во-вторых, согласно Закону о дип­ ломатических привилегиях 1964 года* послы и лица, входящие в состав служебного персонала иностранного посольства наделены иммуни­ тетом от уголовного преследования. В случае освобождения диплома­ тического представителя от занимаемой должности он немедленно утрачивает привилегию безответственности за преступное деяние, совершенное им.

В учении о физическом лице как субъекте преступления основным является вопрос о невменяемости. По английскому праву невменя­ емость может быть обусловлена возрастом, душевной болезнью и опьянением**.

Несовершеннолетие по английскому праву обычно связывается с отсутствием воли, что может служить причиной, исключающей уго­ ловную ответственность. Уголовное законодательство различает три группы несовершеннолетних - малолетние дети в возрасте до 10 лет, дети в возрасте от 10 до 14 лет и подростки в возрасте от 14 до 17 лет (при назначении наказаний к ним приравниваются молодые люди в возрасте от 17 лет до 21 года).



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 18 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.