авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |

«Нижегородский институт менеджмента и бизнеса На правах рукописи ПАРШИН Илья Сергеевич Противодействие ...»

-- [ Страница 4 ] --

Примечательно, что в УК Кыргызской Республики присутствует такой неизвестный законодательству других стран постсоветского пространства вид наказания, как тройной айып – взыскание, налагаемое судом в трехкрат ном размере причиненного ущерба в денежном или натуральном выражении (ст. 43). Две части тройного айыпа взыскиваются в пользу потерпевшего в возмещение материального и морального ущерба, третья часть – в пользу го сударства1.

Республика Таджикистан. Нормы Уголовного кодекса Республики Таджикистан2 во многом схожи с положениями Уголовного кодекса Россий ской Федерации. Примечательно, что преступления должностных лиц и слу жащих, не являющихся должностными лицами государственного органа, См.: Уголовный кодекс Кыргызской Республики / предисл. А.П. Стуканова, П.Ю. Константинова. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2002. – С. 70.

Уголовный кодекс Республики Таджикистан от 21 мая 1998 г. // Википедия. URL:

http://ru.wikipedia.org/wiki.

объединены в главе 30 УК Таджикистана «Преступления против государст венной власти, интересов государственной службы». В большинстве госу дарств ближнего зарубежья преступления должностных лиц отделены от преступлений служащих коммерческих и иных организаций и размещены в разных главах кодекса.

Наряду с преступлениями, аналогичными российскому законодатель ству, в УК Таджикистана включена статья 321 «Провокация взятки», преду сматривающая ответственность за попытку передачи должностному лицу без его согласия денег, ценных бумаг, иного имущества или оказания ему услуг имущественного характера с целью создания искусственных доказательств получения взятки.

Как и в российском законодательстве, в УК Таджикистана предусмот рена ответственность за подкуп служащего, то есть «предоставление матери ального вознаграждения или имущественной выгоды служащему предпри ятия, не являющемуся должностным лицом государственного органа, незави симо от форм собственности за совершение незаконного деяния в интересах осуществляющего подкуп лица» (ст. 325). Вместе с тем в российском законо дательстве ответственность за аналогичные действия предусмотрена только в качестве квалифицированного состава (ч. 4 ст. 204 УК РФ).

Туркменистан. Уголовный кодекс Туркменистана 1997 г.1 в главе «Преступления против интересов государственной службы» содержит соста вы преступлений, свойственные большинству стран СНГ. В примечании к статье 181 дается понятие должностного лица. Отличительной особенностью уголовной ответственности за коррупционные преступления является нали чие в санкциях соответствующих составов возможности конфискации иму щества как альтернативного вида наказания.

Уголовный кодекс Туркменистана от 12 июня 1997 г. // Ведомости Меджлиса Турк менистана. – 1997. – № 2. – Ст. 9.

В главе 28 УК Туркменистана «Преступления против интересов служ бы в коммерческих и иных организациях» в статьях 268 «Подкуп» и «Получение незаконного вознаграждения» не предусмотрено в качестве ква лифицирующего признака совершение данных деяний за незаконные дейст вия (бездействие), как, например, в УК России. К квалифицирующим при знакам относятся: повторное совершение соответствующих деяний, совер шение группой лиц по предварительному сговору либо совершение тех же деяний, сопряженных с вымогательством.

Республика Узбекистан. Согласно Уголовному кодексу Республики Узбекистан, принятому 22 сентября 1994 г., лица, выполняющие управленче ские функции в коммерческих и иных организациях, за злоупотребления по службе несут ответственность по нормам о должностных преступлениях.

Раздел VIII УК Узбекистана содержит определение должностного лица, то есть лица, наделенного организационно-распорядительными или админист ративно-хозяйственными полномочиями и не обладающего признаками от ветственного должностного лица. Данная норма позволяет заключить, что не имеет правового значения сфера выполнения указанных в законе полномочий должностным лицом1.

В качестве одного из квалифицирующих (особо квалифицирующих) признаков в некоторых составах предусмотрено совершение этих деяний от ветственным должностным лицом. Ответственным должностным лицом яв ляются: «1) представители власти;

2) лица, постоянно или временно, по вы бору или по назначению занимающие на государственных предприятиях, в учреждениях или организациях должности, связанные с выполнением орга низационно-распорядительных или административно-хозяйственных обязан ностей, и уполномоченные на совершение юридически значимых действий;

3) руководители предприятий, учреждений или организаций иных форм соб ственности, представители общественности, наделенные в установленном См.: Волженкин Б.В. Служебные преступления. – М.: Юрист, 2000. – С. 355.

порядке властными полномочиями по государственному управлению;

4) ли ца, занимающие должности, связанные с выполнением указанных в пункте втором обязанностей, в органах самоуправления граждан»1.

Регламентация ответственности за коррупционные преступления по уголовному законодательству стран Закавказья.

Азербайджанская Республика. В Уголовном кодексе Азербайджан ской Республики 1999 г. коррупционным преступлениям посвящена гла ва 33 «Преступления против государственной власти, интересов государ ственной службы и службы в органах местного самоуправления», в кото рой установлена ответственность за семь составов преступлений: злоупот ребление должностными полномочиями (ст. 308), превышение должност ных полномочий (ст. 309), присвоение полномочий должностного лица (ст.

310), получение взятки (ст. 311), дача взятки (ст. 312), служебный подлог (ст. 313), халатность (ст. 314)2.

В данном нормативном документе законодатель не установил ответ ственности за совершение преступлений против службы в коммерческих и иных организациях, то есть уголовная ответственность за коррупционные деяния лиц отсутствует. Кроме этого в законе не раскрывается понятие должностного лица, что важно для квалификации содеянного.

Республика Армения. В Уголовном кодексе Республики Армения 2003 г.3 коррупционным преступлениям посвящена глава 29 «Преступления против государственной службы». В статьях отсутствуют определения поня тий «должностное лицо», «должностное лицо, занимающее ответственную государственную должность», используемые в главе. Размер причиненного Уголовный кодекс Республики Узбекистан / вступительная статья М.Х. Рустамбае ва, А.С. Якубова, З.Х. Гулямова. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2001. – С. 319, 323, 324.

См.: Уголовный кодекс Азербайджанской Республики / науч. ред. И.М. Рагимова;

пер.

с азерб. Б.Э. Аббасова. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2001. – С. 314–320.

См.: Уголовный кодекс Республики Армения от 18 апреля 2003 г. № ЗР-528.

URL://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=7472 (дата обращения: 30.07.2012).

ущерба высчитывается в минимальных размерах оплаты труда, а не в посто янной денежной сумме.

В статье 314 «Служебный подлог» в части 2 квалифицирующим при знаком признается совершение деяния должностным лицом, занимающим ответственную государственную должность. В УК РФ в статье 292 «Служеб ный подлог» такой квалифицирующий признак отсутствует, более тяжким признается преступление, повлекшее существенное нарушение прав и закон ных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интере сов общества или государства. Кроме того, в УК РФ понятие «ответственное должностное лицо» не применяется.

Грузия. Многие нормы Уголовного кодекса Грузии1 заимствованы из Уголовного кодекса РФ 1996 года, хотя учтен и опыт применения УК Грузин ской ССР 1960 года. Закон во многом основан на положениях Модельного Уго ловного кодекса для государств – участников СНГ и международных нормах2.

Глава 29 «Преступления против интересов службы в предприниматель ских или иных организациях» содержит всего 2 статьи: 220 и 221. Статья «Злоупотребление полномочиями» предусматривает ответственность за ис пользование руководящих, представительских или иных специальных полно мочий в предпринимательской или иной организации вопреки законным инте ресам этой организации, в целях получения выгод или преимуществ для себя или других лиц, повлекшее значительный ущерб. По законодательству Россий ской Федерации ответственность наступает в случае, если деяние повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций, либо охраняемым законом интересам общества или государства.

Статья 221 «Коммерческий подкуп» предусматривает ответственность за незаконную передачу лицу, осуществляющему руководящие, представи Уголовный кодекс Грузии от 22 июля 1999 года № 2287-вс // Законодательный вест ник Грузии. – 1999. – № 41(48). – Ст. 209.

См.: Лунеев В.В. Преступность XX века: мировые, региональные и российские тен денции. – 2-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс-Клувер, 2005. – С. 260. – 868 с.

тельские или иные специальные полномочия в предпринимательской или иной организации, денег, ценных бумаг или иного имущества или незаконное оказание имущественных услуг, с тем, чтобы оно использовало свое служеб ное положение в интересах подкупающего. В отличие от Уголовного кодекса РФ, УК Грузии не содержит таких квалифицирующих признаков, как совер шение преступления организованной группой и совершение преступления за незаконные действия (бездействие).

В уголовном законодательстве Грузии специально не выделяются в ка честве субъекта преступления частные нотариусы, аудиторы, детективы и работники частной охранной организации. В российском же законодательст ве совершение преступления указанными лицами предусмотрено специаль ными нормами – статьи 202 и 203 УК РФ.

Уголовный кодекс Грузии содержит норму об ответственности за про вокацию преступления, не известную уголовному законодательству других государств – участников СНГ.

Глава 39 УК Грузии содержит нормы об уголовной ответственности чиновников, приравненных к ним лиц, а также лиц, занимающих государст венно-политические должности. Понятие «должностное лицо» не применяет ся. Часть 1 статьи 332 «Злоупотребление служебными полномочиями» пре дусматривает ответственность чиновников или приравненных к ним лиц за злоупотребления служебными полномочиями вопреки требованиям публич ной службы в целях получения каких-либо выгоды или преимуществ для се бя или других лиц. При этом в Кодексе не дается определение чиновников и приравненных к ним лиц. Отдельная норма (ч. 2 ст. 332) предусматривает от ветственность за аналогичные действия лиц, занимающих государственно политические должности. Ряд статей УК Грузии содержит квалифицирую щий признак, не свойственный российскому законодательству об ответст венности за должностные преступления, – совершение преступления с ос корблением личного достоинства потерпевшего1.

Важно отметить, что, кроме ответственности за получение взятки (ст. 338), УК Грузии предусматривает ответственность за получение запре щенного законом подарка (ст. 340). Вероятнее всего в правоприменительной деятельности возникают трудности при квалификации преступления, по скольку взятку можно представить в виде подарка.

Регламентация ответственности за коррупционные преступления по уголовному законодательству стран Балтии.

Латвийская Республика. В Уголовном кодексе Латвийской Республики от 17 июня 1998 г. должностным преступлениям отведена глава 24 «Пре ступные деяния на службе в государственных учреждениях». Согласно части 1 статьи 316 «государственным должностным лицом» признается представи тель государственной власти, а также любое лицо, постоянно или временно исполняющее обязанности государственной службы или самоуправления и имеющее право принимать решения, обязательные для других лиц, или осу ществлять функции надзора, контроля, дознания или наказания, или распо ряжаться имуществом или финансовыми средствами государства или само управления2. Как видно, данное понятие отличается от понятия должностно го лица в российском законодательстве и законодательстве большинства стран ближнего зарубежья.

Согласно части 2 статьи 316, от указанной категории служащих необ ходимо отличать государственных должностных лиц, занимающих ответст венное положение, например Президент государства, депутаты Сейма, Пре мьер-министр, члены Кабинета министров, а также должностные лица госу См.: Уголовный кодекс Грузии / науч. ред. З.К. Бигвава;

вступит. статья В.И. Михай лова;

обзорн. статья О. Гамкрелидзе;

пер. с грузинского И. Мериджанашвили. – СПб.:

Юридический центр Пресс, 2001. – С. 340–349.

См.: Уголовный кодекс Латвийской Республики / науч. ред. и вступ. статья А.И. Лукашева и Э.А. Саркисовой, перевод с латышского А.И. Лукашева. – СПб.: Юриди ческий центр Пресс, 2001. – С. 284–285.

дарственных учреждений, руководители учреждений самоуправлений, их за местители и исполнительные директора, избранные, назначенные или утвер жденные Сеймом и Кабинетом министров.

Уголовным законом Латвийской Республики предусмотрена ответст венность за разглашение должностным лицом сведений, не подлежащих ог лашению, не являющихся государственной тайной (ст. 329), а также за анало гичные деяния после оставления должности (ст. 330).

Кроме того, в отдельных статьях Уголовного кодекса Латвии преду смотрена ответственность за взяточничество – получение государственным должностным лицом лично или через посредников взятки, то есть заведомо противоправное принятие материальных ценностей, имущественных или иных благ, за выполнение или невыполнение какого-либо действия или без действие в интересах дающего взятку с использованием своего служебного положения (ст. 320);

присвоение взятки, полученной лицом для передачи го сударственному должностному лицу или принятой лицом, выдавшим себя за государственное должностное лицо (ст. 321);

дачу взятки, то есть передачу материальных ценностей, имущественных или иных благ лично или через посредников государственному должностному лицу за выполнение или не выполнение в интересах дающего взятку какого-либо действия или бездейст вие с использованием своего служебного положения (ст. 323).

Литовская Республика. В Уголовном кодексе Литовской Республики от 26 сентября 2000 г.1 уголовная ответственность за коррупционные деяния не сут государственные служащие и приравненные к ним лица. В главе 33 в ст.

230 «Толкование понятий» раскрываются понятия государственных служа щих и приравненных к ним лиц. Вместе с тем в некоторых случаях лица, вы полняющие управленческие функции в коммерческих и иных организациях, могут выступать в качестве субъектов должностных преступлений (гл. 33 УК См.: Уголовный кодекс Литовской Республики / науч. ред. В. Павилониса;

предисл.

Н.И. Мацнева;

вступ. статья В. Павилониса, А. Абрамавичюса, А. Дракшене;

пер. с лит.

В.П. Казанскене. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2003. – С. 315–316.

Литовской Республики «Преступления и уголовные проступки против госу дарственной службы и публичных интересов»).

В Литве в целях противодействия коррупции реализуется Националь ная программа, где наряду с совершенствованием работы по противодейст вию криминалу и раскрытию преступлений, основой которой является ан тикоррупционное просвещение граждан1.

Эстонская Республика. Характерной чертой Уголовного кодекса Эс тонской Республики 1992 г.2 выступало определение субъекта должност ных преступлений. Согласно ст. 160 указанного документа, субъекты пре ступлений в коммерческих и иных организациях приравнивались к долж ностным лицам3.

В ныне действующем Пенитенциарном кодексе Эстонской Республики должностным преступлениям отведена глава 17 «Должностные виновные деяния», состоящая из двух разделов. В первом разделе предусмотрена от ветственность за следующие составы: злоупотребление служебным положе нием (ст. 289), должностная халатность (ст. 290), превышение власти (ст. 291), нарушение требований к ведению банков данных (ст. 292). В части 1 статьи 288 дается определение должностного лица, претерпевшее лишь не значительные терминологические изменения по сравнению с предыдущим уголовным законом. В части 2 статьи 288 указано, что понятие должностного лица распространяется также на должностных лиц, работающих в иностран ных государствах или международных организациях. Примечательно, что См.: Федоров А.Ю., Алимпиев С.А. Современные проблемы уголовной политики про тиводействия коррупции в России: научно-практическое пособие. – Екатеринбург: УрЮИ МВД России, 2010. – С. 60–61.

См.: Уголовный кодекс Эстонской Республики / науч. ред., пер. с эстонского В.В. За певалова;

вступ. статья Н.И. Мацнева. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2001. – 262 с.

Ст. 160 Уголовного кодекса Эстонии 1992 г. (См.: Государственный Вестник. – 2001. – № 61. – Ст. 364).

Пенитенциарный кодекс Эстонской Республики от 6 июня 2001 года // Правовые акты Эстонии. – 2005. – № 17. – 6 декабря (URL: http://www.riigikantselei.ee/arhiiv/rto/pae.pdf (дата обращения: 25.03.2012).

отдельная статья (ст. 288) Особенной части кодекса содержит норму дефиницию, в отличие от Уголовного кодекса РФ, где определения представ лены в примечаниях к статьям. Второй раздел главы 17 Пенитенциарного ко декса включает нормы об ответственности за получение мзды (ст. 293), полу чение взятки (ст. 294), посредничество в даче мзды (ст. 295), посредничество во взяточничестве (ст. 296), дачу мзды (ст. 297), дачу взятки (ст. 298), долж ностной подлог (ст. 299), нарушение требований осуществления государст венных заказов (ст. 300), применение конфискации (ст. 301). Как видно, за конодатель разделяет понятия мзды и взятки. Мзда имеет место, если лицо совершает (или законным образом не совершило) с использованием своего служебного положения какое-либо разрешенное законом деяние, а взятка – если лицо совершает (или незаконным образом не совершило) с использова нием своего служебного положения какое-либо не разрешенное законом дея ние.

Правовая регламентация коррупции в законодательстве стран дальнего зарубежья. В сравнительном правоведении правовые системы от дельных государств для выделения общих признаков группируют в право вые семьи (правовые системы). Правовая семья представляет собой сово купность национальных правовых систем, имеющих сходные юридические признаки, объединенных общностью источников права, основных правовых понятий и категорий, методов и способов исторического развития. В теории наиболее распространена классификация правовых семей Р. Давида1, осно ванная на идеологических (включая экономическое и общественное разви тие, религию и философию) и технико-юридических (источники права, пра вовые понятия и категории) признаках. Согласно теории Р. Давида, право вые системы современности подразделяются на три правовые семьи: рома но-германскую, англосаксонскую (англо-американскую) и социалистиче См.: Давид Р. Основные правовые системы современности. – М., 1988.

скую. Остальной юридический мир отнесен к религиозным и традиционным семьям.

Представляется важным не только определение особенностей уголов ной ответственности за коррупционные преступления в странах дальнего за рубежья, но также установление исторических, религиозных и географиче ских факторов, оказавших влияние на формирование права. С этой целью юридический анализ уголовно-правовых норм проводится относительно принадлежности конкретного государства к правовой семье.

Правовая регламентация коррупции в законодательстве стран ро мано-германской правовой семьи. Романо-германская правовая семья объ единяет правовые системы всех стран континентальной Европы (в том чис ле и России) и противопоставляется англосаксонскому (англо американскому) праву. В этой правовой семье, начиная с XIX века, господ ствующая роль отведена закону, и в странах, принадлежащих к этой семье, действуют кодексы1.

Романо-германская семья возникла на основе рецепции римского пра ва. Основной источник права – закон (нормативный правовой акт). Здесь на первый план выдвинуты нормы и принципы права, рассматриваемые как правила поведения, отвечающие требованиям морали и, прежде всего, спра ведливости. В романо-германской правовой семье существует четкое отрас левое деление норм права. В свою очередь практически все отрасли права подразделяются на две подсистемы: частное право и публичное право, хотя отнесение некоторых отраслей права к какой-либо одной подсистеме весьма спорно и нередко зависит от правового регулирования соответствующей от См.: Давид Р. Основные правовые системы современности / пер. с французского В.А. Туманова. – М.: Прогресс, 1988. URL: http://lib.ru/PRAWO/rene.txt (дата обращения:

04.07.2012).

расли в определенном государстве. Для большинства стран этой семьи харак терно наличие писаной конституции1.

Социалистическое право хоть и происходит от романо-германской пра вовой семьи, нередко выделяется в отдельную правовую семью. Ряд исследо вателей выделяют группу латинских правовых систем (в которую наряду с французским правом входит право Италии, Испании и Португалии), отли чающихся от систем немецкого права. Право различных латинских стран Ев ропы, конечно, сходно между собой, хотя бы благодаря единой терминоло гии. Но между ними существуют и различия по многим вопросам. Эти разли чия вполне можно считать столь же значительными, что и различия между французским и немецким или шведским правом. Каждая из правовых систем континента по-своему оригинальна. Чаще всего различия обнаруживаются лишь на уровне одной или нескольких отдельных отраслей права. Однако, по справедливому замечанию Р. Давида, без всякого опасения можно говорить о романо-германской правовой семье2.

Россия относится к странам европейской континентальной системы права и входит в романо-германскую правовую семью. Фактически на всей территории бывшей Российской империи установилась романо-германская правовая система. Примечательно, что Эстония, Латвия, Литва, Финляндия и Польша уже на момент вхождения в состав России имели собственные пра вовые системы романо-германского типа.

В рамках романо-германской правовой семьи выделяют следующие группы государств:

группу германского права (правовые системы Австрии, Венгрии, Германии, Греции, Португалии, России, Турции, Швейцарии);

См.: Общая теория государства и права: учебник / под ред. В.В. Лазарева. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Юрист, 2001. URL: http://www.bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava 7/188.htm (дата обращения: 04.07.2012).

См.: Давид Р. Указ. соч.

группу романского права (правовые системы Бельгии, Испании, Ита лии, Румынии, Франции, латиноамериканских государств);

группу скандинавского права (правовые системы Дании, Норвегии, Швеции).

Именно в такой последовательности будет проведен компаративист ский анализ законодательства об ответственности за коррупционные престу пления. Целесообразно начать исследование с группы германского права, поскольку она наиболее близка к российскому праву.

Германия. Антикоррупционная система Германии базируется на 10 ос новных принципах, среди которых – охрана государственной казны и конку ренции посредством регистра коррупции;

создание стимулов для новой этики предпринимательства;

ликвидация пробелов в законах;

усиление контроля с целью предупреждения самообогащения и злоупотребления субъективным правом1.

Вступивший в силу в 1997 г. Закон о борьбе с коррупцией внес измене ния в Уголовный кодекс Германии, расширив перечень коррупционных пре ступлений:

– получение выгоды (§ 331);

– получение взятки за нарушение служебного долга (§ 332);

– обещание, предложение выгоды, взятки (§ 333);

– дача взятки за нарушение служебного долга (§ 334);

– получение и дача взятки в хозяйственном обороте (§ 299);

– ограничивающие конкуренцию соглашения при конкурсах (§ 298).

Одновременно с этим законодатель статью о даче и получении взятки в частноправовом обороте, перенес из Закона против неразрешенной конку ренции (подкуп служащего – § 12) в УК Германии.

См.: Schaupesteiner W. Wachsturnbsbranche Korruption // Kriminalistik. DRD. – 2003. – № 1. – Р. 9–18.

Согласно положениям, разработанным в Рекомендациях по соблюде нию Кодекса антикоррупционного поведения государственным служащим запрещено заниматься предпринимательской деятельностью лично или через посредников, а также участвовать в управлении коммерческих организаций1.

Принятый 9 сентября 1997 г. Закон «Об ограничениях заниматься второ степенной деятельностью», регламентировал права совместительства государ ственных служащих2. В нем устанавливался запрет о разглашении сведений, ставших известными по службе. Установленные ограничения возмещались чиновникам соответствующим вознаграждением и предоставлением других гарантий, позволяющих обеспечивать высокий уровень благосостояния3.

Уголовное законодательство Германии имеет как преимущества, так и недостатки перед российским законодательством. В целях преемственности норм зарубежного законодательства об ответственности за коррупционные преступления укажем нормы, требующие повышенного внимания отечест венного законодателя.

Во-первых, уголовное законодательство Германии предусматривает значительный перечень субъектов пассивного подкупа, за счет включения лиц, занимающихся публичной службой, а также лиц, выполняющих функ ции публичного управления.

Во-вторых, расширен предмет взятки за счет выгод неимущественного характера.

В-третьих, достижение соглашения между берущим и дающим о полу чении взятки является достаточным основанием для привлечения к ответст венности4.

См.: Шевченко В. Алгоритм выбора: свои и чужие или честные и остальные. – Томск, 2000. – С. 75–80.

См.: Heyer R. Korruptionsbekampfung im offentlichen Dienst // Wissenschaftliche Dienste des Deutschen Bundestages. – 25 Mдrt 1999. – S. 10.

См.: Карпович О.Г. Коррупция в современной России. – М., 2007. – С. 90.

См.: Хлонова Н.В. Указ. соч. – С. 16.

В части 1 статьи 299 «Взяточничество и подкуп в предприниматель ской деятельности» предусмотрена ответственность служащего или уполно моченного лица коммерческого предприятия в сфере предпринимательской деятельности за требование предоставления выгоды для себя или третьего ли ца, обещание предоставить такую выгоду или принятие выгоды в качестве вознаграждения за незаконные действия1. Следовательно, в этой норме преду смотрена ответственность не только за получение взятки, но и посредничество во взяточничестве, при этом в обоих случаях наказание будет одинаковым.

В заключении следует отметить, что понятие коррупции на законода тельном уровне не закреплено. Мероприятия по выявлению коррупционных преступлений и правонарушений осуществляется исходя из признаков, вырабо танных в ходе практической деятельности, включающих в себя перечень раз личных злоупотреблений в государственном аппарате, а также в других сферах жизнедеятельности общества2. В целях предупреждения коррупции в Герма нии законодатель использует дисциплинарные санкции за коррупционные правонарушения. Среди эффективных применяемых санкций, не известных российской правоприменительной практике, можно назвать денежный штраф и понижение заработной платы.

Мероприятия по противодействии коррупции в Германии возложены на специальное подразделение, созданное в 1995 г. - Службу внутренних ревизий, которая проводит различные контрольные проверки государственных и му ниципальных администраций, осуществляет другие предупредительно профилактические мероприятия3.

См.: Уголовный кодекс ФРГ / предисл. и пер. с нем. А.В. Серебренниковой. – М.:

ИКД «Зерцало-М», 2001. – С. 166.

См.: Хлонова Н.В. Коррупция в системе государственной службы России и Германии и ее предупреждение: автореф. дис.... канд. юрид. наук. - Владивосток, 2011. – С. 14.

См.: Мизерий А.И. Уголовно-правовые и криминологические аспекты борьбы с кор рупцией в органах власти: дис.... канд. юрид. наук. – Н. Новгород, 2000. – С. 88.

Австрия. В Австрии особый порядок осуществления уголовного пре следования в отношении членов Национального Совета (с согласия Нацио нального Совета) не действует в тех случаях, когда совершенное ими деяние не связано с политической деятельностью депутата и если стороны депутата или одной трети членов постоянного комитета, которому поручены такие де ла, не заявили требование об обращении к Национальному Совету, чтобы он высказался о наличии такой связи (ст. 57 австрийского Федерального консти туционного закона)1.

Согласно УК Австрии 1975 г. ответственность за коррупционные пре ступления предусмотрена в 22 разделе «Преступные нарушения должност ных обязанностей и связанные с ними преступные деяния». В § 302 установ лена ответственность за злоупотребление должностными полномочиями, где наказание предусмотрено в виде лишения свободы на срок от шести месяцев до пяти лет.

В четырех отдельных параграфах указанного раздела, в зависимости от субъекта преступления, устанавливается ответственность за принятие подар ков: § 304 – принятие подарков чиновниками;

§ 305 – руководящими долж ностными лицами общественного учреждения;

§ 306 – экспертами;

§ 306 а – сотрудниками и консультантами-экспертами.

Интересным представляется § 307 УК Австрии «Взяточничество», в котором в части первой закреплена ответственность за получение взятки, а в части второй – за дачу взятки. При этом субъектом получения взятки являет ся не только должностное лицо, но и чиновник, чиновник другого государст ва, эксперт, сотрудник руководящего должностного лица общественного уч реждения, работающий за вознаграждение консультант-эксперт.

В § 309 УК Австрии «под руководящим должностным лицом по смыс лу § 305–308 понимается служащий предприятия, оказывающий значитель См.: Москалькова Т.Н. Выступление // Материалы конференции «Россия и мировой опыт противодействия коррупции» (Москва, 23–24 июня 1999 г.). – М., 2000. – С. 51–53.

ное влияние на ведение предприятием дел. К ним относится руководитель предприятия, член правления или наблюдательного совета и доверенное ли цо, не обладающее правами служащего»1.

Швейцария. Швейцарский Уголовный кодекс от 21 декабря 1937 г. в восемнадцатом разделе предусматривает ответственность за преступные дея ния против служебных и профессиональных обязанностей. К числу корруп ционных можно отнести такие составы, как: злоупотребление служебным положением (ст. 312), неправомерное взимание сборов (ст. 313), неверное исполнение служебных обязанностей (ст. 314), получение взятки (ст. 315), принятие подарков (ст. 316), подделка документов по должности (ст. 317).

Особенностью указанных норм является нетипичный для российского зако нодательства субъект преступления (члены выборного органа или чиновни ки). Понятие «должностное лицо» в рассматриваемом законе не применяется.

Вместе с тем субъект преступления по статьям 315 и 316 УК Швейцарии расширен. За получение взятки и принятие подарков наказываются «члены выборного органа, чиновники, лица, призванные осуществлять судебную власть, третейский судья, официально назначенные эксперты, письменный или устный переводчики»2.

Как видно, законодатель разграничил составы преступлений «получе ние взятки» и «принятие подарков». Отличие данных преступлений заключа ется в том, что при получении взятки лицо требует, принимает или допускает обещать себе подарок или другую не причитающуюся ему законным образом выгоду за совершение в будущем должностного действия, нарушающего его обязанности. Напротив, принятие подарка будет иметь место в том случае, если лицо требует, принимает или допускает обещать себе подарок или дру гую не причитающуюся ему законным образом выгоду за совершение в бу Уголовный кодекс Австрии / пер. с нем. и предисловие А.В. Серебренниковой;

науч.

ред. Н.Е. Крылова. – М.: ИКД «Зерцало-М», 2001. – С. 127.

Уголовный кодекс Швейцарии / пер. с нем. и предисловие А.В. Серебренниковой;

на уч. ред. Н.Ф. Кузнецова. – М.: ИКД «Зерцало-М», 2001. – С. 102.

дущем должностного действия, не нарушающего его обязанности. В Кодексе Швейцарии уголовно наказуемо принятие любых подарков, в отличие от рос сийского законодательства.

Группа государств романского права также содержит антикоррупци онные нормы в уголовном законодательстве.

Аргентина. В Уголовном кодексе Аргентины от 29 октября 1921 г. от ветственность за преступления коррупционной направленности предусмот рена в главе IV «Злоупотребление властью и нарушение обязанностей госу дарственными служащими» и главе VI «Взяточничество и торговля влияни ем» раздела XI «Преступления против государственной администрации». В Кодексе отсутствуют определения понятий «преступление», «коррупция», «должностное лицо», «государственный служащий», соответственно при квалификации преступлений возможны трудности с определением субъекта должностного преступления.

Особенностью Кодекса является структура статей, где сначала указы вается наказание (санкция), а затем объективные и субъективные признаки преступления. Кроме того, отсутствует наименование статей.

В статье 253 УК Аргентины предусматривается ответственность госу дарственного служащего, «который внес предложение о назначении или на значил на государственный пост лицо, не обладавшее требуемыми по закону качествами»1.

Ответственность за взяточничество предусмотрена в статье 256 УК Ар гентины, из содержания которой можно сделать вывод, что наказание за рас сматриваемое деяние более суровое, чем по российскому законодательству.

Кроме того, объективная сторона преступления характеризуется большим разнообразием возможных противоправных действий. Так, «наказывается лишением свободы на срок от одного года до шести лет каторжных работ или тюремного заключения и пожизненным специальным поражением в праве Уголовный кодекс Аргентины / науч. ред. и вступ. статья Ю.В. Голика, перевод с ис панского Л.Д. Ройзенгурта. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2003. – С. 201.

занимать государственную должность государственный служащий, полу чивший сам или через посредника деньги или любое иное подношение либо одобрил прямое или косвенное обещание подношения за то, чтобы осущест вить или прекратить осуществлять относящиеся к его функциям действие, либо отсрочить его выполнение»1.

Бельгия. Уголовный кодекс Бельгии от 8 июня 1867 года в § 1 статьи 246 главы IV «О коррупции лиц, осуществляющих публичные функции», предусматривает ответственность за получение взятки, то есть действия ли ца, осуществляющего публичные функции, заключающиеся в требовании или принятии, лично или через подставных лиц, предложения или обещания или выгоды любого характера для самого лица или третьего участника за со вершение определенных действий2.

Статья 249 предписывает уголовную ответственность за получение взятки арбитром, если предметом являются акты, относящиеся к его юрис дикционным полномочиям. При этом за совершение аналогичных действий судьей-асессором (в исправительном суде) или присяжным заседателем пре дусмотрено более строгое наказание – тюремное заключение на срок от двух до пяти лет и штраф от пятисот франков до ста тысяч франков. При соверше нии тех же противоправных действий судьей, если они относятся к его юрис дикционным функциям, ответственность наступает в виде тюремного заклю чения на срок от пяти до десяти лет и штрафа от пятисот франков до ста ты сяч франков3.

В статьях 254–259 главы V УК Бельгии «Злоупотребление властью»

субъектом преступления законодатель указывает любого государственного чиновника, агента или служащего правительства, в каком бы чине или долж Уголовный кодекс Аргентины / науч. ред. и вступ. статья Ю.В. Голика, перевод с ис панского Л.Д. Ройзенгурта. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2003. – С. 203–204.

См.: Уголовный кодекс Бельгии / науч. ред. и предисловие Н.И. Мацнева;

перевод с франц. Г.И. Мачковского. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. – С. 163.

См.: Там же. – С. 167–168.

ности он не состоял. Противоправные действия состоят в требовании или распоряжении, приказе потребовать или распорядиться о действиях по при менению вооруженных сил против исполнения закона или королевского ука за либо против взимания законно установленного налога или против судеб ного постановления или приказа, а также против любого распоряжения, ис ходящего от органа власти. Виновный подлежит наказанию тюремным за ключением от одного до пяти лет. Кроме того, за аналогичные действия на ступает более строгое наказание, если такое требование будет сопровождать ся его реальным исполнением.

Голландия. В УК Голландии 1886 года противоправные должностные правонарушения разделяются на преступления и проступки. В разделе XXVIII «Преступления, связанные со злоупотреблениями по должности»

(Книга 2) подробно описываются действия, составляющие объективную сторону злоупотреблений по должности. В основном субъектом преступ ления выступает публичный служащий или любое другое лицо, занимаю щее постоянно или временно какую-либо публичную должность. Кроме того, специальные нормы предусмотрены при совершении различных ви дов злоупотреблений главами министерств, командующими вооруженны ми силами, судьями1. За совершенное должностное преступление преду сматривается альтернативное наказание в виде тюремного заключения или штрафа.

Раздел V «Проступки, включающие должностные злоупотребления»

(Книга 3) содержит нормы об ответственности должностных лиц (публичных служащих) за превышение должностных полномочий или злоупотребление ими. Такие правонарушения, как получение взятки или совершение незакон ных действий ради личной выгоды отнесены только к преступлениям2.

См.: Уголовный кодекс Голландии / науч. ред. Б.В. Волженкин, пер. с англ. И.В. Ми роновой. – 2-е изд. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2001. – С. 424–429.

См.: Там же. – С. 497–500.

Италия. В Уголовном кодексе Италии коррупция понимается как подкуп и взяточничество. Признаки должностного преступления с элементами корруп ции конструируются законодателем в четырех вариантах: 1) связанные с вы полнением служебных обязанностей (ст. 318 УК);

2) связанные с невыполнени ем служебных обязанностей (ст. 319 УК);

3) связанные с выполнением непра вомерных решений судом (ст. 319 УК);

4) связанные с выполнением обязанно стей работниками служб местного самоуправления (ст. 320 УК)1.

В 1990 г. в Италии был принят Закон № 86, внесший значительные изменения в главу итальянского Уголовного кодекса о должностных пре ступлениях2. В частности, изменилось определение должностного лица по сравнению с прежней редакции УК Италии.

Согласно ст. 358 УК Италии должностными лицами признаются лица, исполняющие обязанности должностного лица в любой сфере деятельности государства.

Республика Сан-Марино. В Уголовном кодексе Республики Сан Марино 1975 г., в отличие от УК РФ, в качестве самостоятельного выделяет ся седьмой раздел «Толкование юридических терминов». В указанном разде ле содержится определение «должностных лиц», к которым отнесены все те, кто постоянно или временно, бесплатно либо за вознаграждение выполняет функции, связанные с принятием решений, представительством, осуществле нием власти, свидетельствованием либо любыми другими общественными функциями на службе Республики либо в государственных учреждениях.

Коррупционным преступлениям посвящена глава IV «Преступления должностных лиц против государственной службы» УК Республики Сан Марино, включающая 10 статей. Из содержания статьи 373 видно, что поня См.: Наумов А.В. Ответственность за коррупционные преступления по законодатель ству европейских стран // Коррупция: политические, экономические, организационные и правовые проблемы / под ред. В.В. Лунеева. – М., 2001. – С. 120.

См.: Heyer R. Korraptionsbekampfling im offentlichen Dienst // Wissenschaftliche Dienste des Deutschen Bundestages. – 25 Mдrz 1998. – S. 10.

тие коррупции законодатель трактует как получение должностным лицом для себя или для другого лица какой-либо выгоды либо обещание совершить действие, противоречащее своему служебному долгу1. Российское законода тельство коррупцию определяет более широко. Напротив, такие деяния, как «принятие выгоды за уже совершенное действие» (ст. 374), «частный интерес при совершении служебного действия» (ст. 375), «злоупотребление властью»

(ст. 376) в УК Сан-Марино не включаются в понятие коррупции.

В отличие от российского законодательства в главу о преступлениях должностных лиц против государственной службы отдельно включены «рас трата, совершенная должностным лицом» (ст. 371) и «вымогательство, совер шенное должностным лицом» (ст. 372). В нормах, предусматривающих наказа ние должностных лиц, указывается, что «те же наказания применяются и в том случае, если деяние совершается государственным служащим, не являющимся должностным лицом» (например, ст. 372, 373, 377 УК Сан-Марино).

Франция. Исследование антикоррупционного законодательства Фран ции показало, что еще в 1919 г. в Уголовном кодексе Франции предусматри валась ответственность чиновника, находившегося на государственной служ бе, за работу в компании, подконтрольной ему. Впоследствии данная статья была закреплена в УК 1992 г., в котором к коррупционным преступлениям относилось злоупотребление властью. Французский законодатель в ряде ста тей особое внимание уделил ответственности должностных лиц за злоупот ребление властью и подразделил их на два вида: направленное против управ ления (ст. 432–4333) и в отношении частных лиц (ст. 4324–4329).

Одним из правовых средств воздействия на коррупционные преступле ния, является решение Правительства Франции от 11 марта 1988 г., преду сматривающее порядок финансовых расходов на проведение избирательных См.: Уголовный кодекс республики Сан-Марино / науч. ред., вступ. статья С.В. Мак симова;

пер. с итальянского В.Г. Максимова. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2002. – С. 233–234.

кампаний, обязательного декларирования доходов правительственных и пар ламентских чиновников.

Несмотря на наличие уголовной ответственности за коррупционные проявления французский законодательство уделяет особое внимание ме рам административного реагирования, преследуя при этом цель их преду преждения.

Антикоррупционное законодательство государств скандинавского права.

Дания. В Уголовном кодексе Дании 1930 года коррупционным престу плениям посвящена глава 16 «Преступления, совершенные при осуществле нии государственной функции». Определение должностного лица в законе не сформулировано, как и нет наименований статей в кодексе, что осложняет общее восприятие. Из содержания норм ясно, что к субъектам коррупцион ных преступлений относятся: любое лицо, осуществляющее государственные полномочия или функции (§ 144, 145, 150);

любое лицо, наделенное юрис дикцией или иной государственной властью (§ 146, 148)1. Следовательно, специальный субъект преступления в рассматриваемой главе не конкретизи рован, поскольку нельзя точно определить его признаки.

Швеция. В Уголовном кодексе Швеции в главе 25 «Преступления, со стоящие во взяточничестве» применяется понятие «публичное должностное лицо», однако данное понятие не раскрывается, при этом функции специаль ного субъекта также не указываются. Из содержания отдельных статей мож но выделить, исходя из дефиниции, что к должностным публичным лицам относятся лица, осуществляющие судейские, прокурорские или полицейские полномочия либо действующие при этом в качестве помощника. Так, соглас но ст. 194 «Задержание или заключение под стражу в результате злоупотреб См.: Уголовный кодекс Дании / науч. ред. и предисл. С.С. Беляева;

пер. с датского и английского С.С. Беляева, А.Н. Рычевой. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2001. – С. 130–139.

ления присвоенной по должности властью со стороны публичного должност ного лица», «если лицо, осуществляющее судейские, прокурорские или по лицейские полномочия либо действующее при этом в качестве помощника, путем злоупотребления присвоенной ему по должности властью задержало какое-либо лицо или держало его под стражей, оно наказывается...»1.

В некоторых статьях УК Швеции кроме указанных выше публичных должностных лиц субъектом преступления называется арбитр. Согласно ст. 197 «Получение, требование или предварительное получение взятки», на казываются публичное должностное лицо или арбитр, которые в связи со своей служебной деятельностью принимают или требуют взятку или согла шаются на обещанную им взятку.

Не свойственна российскому законодательству норма, предусматри вающая ответственность бывшего публичного должностного лица. Так, со гласно ст. 197-III УК Швеции, «наказываются бывшее публичное должност ное лицо или арбитр, которые получают или требуют взятку либо соглаша ются на обещанную взятку в связи с тем, что они в бытность свою на службе приняли просьбу и совершили по службе неправомерное действие или не со вершили правомерное действие»2.

Правовая регламентация коррупции в законодательстве стран Англо (англо-американской) англосаксонской правовой семьи.

американская правовая семья, зародившись много веков назад в Англии, получила широкое распространение в различных странах мира. В настоящее время не менее трети человечества живет под влиянием принципов, норм и методов общего права. Этому способствовали колонизаторская деятель ность Британской империи и устойчивый режим Британского Содружества Уголовный кодекс Швеции / науч. ред. Н.Ф. Кузнецова и С.С. Беляев;

перевод на рус ский язык С.С. Беляева. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2001. – С. 118.

Уголовный кодекс Швеции / науч. ред. Н.Ф. Кузнецова и С.С. Беляев;

перевод на рус ский язык С.С. Беляева. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2001. – С. 120–121.

Наций. Крупные компаративисты, исследуя семью общего права, первосте пенное внимание уделяют английскому праву как идеологической базе всей правовой семьи.

Особенность становления англосаксонской правовой семьи заключает ся в дуализме осуществляемого судопроизводства (помимо судов, прини мающих нормы «общего права», существовал суд Лорда-канцлера – «право справедливости», который создал единую систему прецедентного права). В англосаксонской правовой семье различают группу английского и американ ского права. В группу английского права входят такие государства, как Анг лия, Северная Ирландия, Канада, Австралия, Новая Зеландия, а также 36 го сударств – членов Британского содружества. В Соединенных Штатах Амери ки сложилась система американского права, сходная с английской, – преце дентное право во взаимодействии с законодательством. Специфика совре менной американской правовой системы обусловлена федеральным устрой ством государства, наличием писаных конституций (Конституции США и конституций штатов).

В ряде стран приняты специальные законы, содержащие этические принципы и дисциплинарные нормы, регламентирующие функции и преде лы полномочий государственных служащих. Например, в США такими нормативными актами являются Принципы этичного поведения правитель ственных чиновников и служащих, введенные в действие 17 октября 1990 г., Закон об этике в правительственных учреждениях 1978 г. В Великобрита нии действуют Статус гражданской службы, Кодекс условий службы и оп латы государственных чиновников, Общие принципы поведения государст венных служащих1. В указанных нормативных правовых актах содержатся См.: Данилов В.М. О некоторых направлениях и особенностях борьбы с коррупцион ной преступностью // Служебно-экономическая преступность и коррупция: теория, прак тика, законодательная регламентация: сборник научных трудов межвузовской научно практической конференции / под общ. ред. А.Г. Петрова, М.Г. Иванова. – Чебоксары: Че боксарский филиал НА МВД России, 2004. – С. 126.

положения, показывающие престижность государственной службы, уста навливается моральная ответственность перед обществом лиц, состоящих на службе.

Великобритания. Отсутствие в Великобритании писаной конституции не исключает роли иных, имеющих конституционное значение, актов, на пример Билля о правах, в определении принципов уголовного права. К числу своеобразных источников уголовного права можно отнести доктринальные труды по уголовному праву, своды и кодификационные издания полуофици ального характера и т.п., поскольку первостепенное значение придается ре шениям судов по конкретным уголовным делам.

В Великобритании не существует уголовного кодекса. Уголовное право Великобритании представляет собой конгломератную массу правил, осно ванных на древнейшем общем праве Англии, модифицированном и развитом авторитетными решениями судей на протяжении большого исторического периода и значительно расширенного законодательными актами парламента, издаваемыми для удовлетворения потребностей времени. В 1989 г. был опубликован окончательный вариант проекта Уголовного кодекса. Интерес но то обстоятельство, что в качестве источников уголовного права его авторы использовали как нормы общего права, так и делегированного законодатель ства. Помимо этого, в данный документ включались и уголовно процессуальные нормы. Таким образом, основными источниками уголовного права современной Англии являются судебные прецеденты и статуты (пар ламентское законодательство).

В Общих принципах поведения государственных служащих Велико британии содержатся нормы, аналогичные Принципам этичного поведения правительственных чиновников и служащих США, в которых говорится, что положение государственного служащего обязывает его «согласиться на оп ределенные ограничения и особые правила поведения не только в рабочее время, но и вне его». Следовательно, нормы зарубежного законодательства указывают на добровольное ограничение чиновника от благ, предоставляе мых другим гражданам, не состоящим на государственной службе.


Канада. Противодействие коррупции в Канаде ведется гораздо более жесткими законодательными мерами, чем в США. В Уголовном кодексе Канады ответственность за коррупцию предусмотрена в статьях 108– Уголовного кодекса. В частности, подлежит тюремному заключению на срок до 14 лет государственный служащий, занимающий должность в суде или в законодательном органе Канады, за согласие получить материальные и иные блага взамен совершения определенных действий или попуститель ства таким действиям. Лица, осуществляющие полномочия в сфере право судия, а также комиссар полиции, другие лица, согласившиеся получить материальные и иные выгоды с целью оказания влияния на процесс судо производства, а также оказывающее помощь в скрытии лица, находящего ся в розыске, совершившего преступление, предусмотрено аналогичное наказание1.

Соединенные Штаты Америки. Федеральные уголовно-правовые предписания содержатся в Конституции США 1787 года, в актах, принятых Конгрессом США, и в некоторых подзаконных актах. Известно, что федера лизм США имеет свою специфику – систему Особенной части американско го уголовного права образуют 53 правовые системы: 50 штатов, федеральная, округа Колумбия и «свободно присоединившегося» государства Пуэрто Рико. Интерес представляет система Особенной части Уголовного кодекса штата Калифорния – одного из старейших действующих кодексов крупней шего штата страны. Его Особенная (первая) часть «О преступлениях и нака заниях» состоит из 14 титулов. Стремление законодателя отразить теорию См.: The Criminal Code R.S.Q., 1970, amendments 1973. – Canada Low-Book lnc. Ontario, 1993.

разделения властей привело к тому, что нормы об одном и том же преступле нии – взяточничестве – оказались в трех ее титулах1.

Первой страной, всерьез выразившей беспокойство в связи с трансна циональной коррупцией, стали Соединенные Штаты Америки (США), при нявшие в 1977 году Закон о коррупционной деятельности за рубежом2. При нятие этого Закона означало переход противодействия указанному негатив ному явлению на новый уровень и создавало определенные предпосылки для предупреждения и пресечения коррупционных проявлений американских корпораций и компаний за рубежом, препятствовало противоправной дея тельности должностных лиц зарубежных государств3.

Американский законодатель не только сформулировал дефиницию коррупции, но и выделил сущностные признаки, характерные особенности и разновидности, определил предупредительно-профилактические меры по ее предупреждению.

Наиболее распространенными формами коррупции в США являются выплата части незаконно полученных денег участнику сделки4, взяточниче ство, за которые предусмотрены меры наказания в виде штрафа или тюрем ного заключения, а при наличии отягчающих обстоятельств – последнее ус танавливается на срок до 20 лет5.

См.: Уголовное право зарубежных государств. Особенная часть: учебное пособие / под ред. и с предисл. И.Д. Козочкина. – М.: ИД «Камерон», 2004. – С. 82–87.

См.: Карпович О.Г. Коррупция в современной России. – М.: Изд-во МГУ. – 2007. – С. 38.

См.: Бакатин Д.В., Ковалева Т.К. Закон США о коррупционной деятельности за ру бежом. Некоторые вопросы применения и толкования. – М., 2001;

Карпович О.Г. Корруп ция в современной России. – М.: Изд-во МГУ, 2007. – С. 39.

В каждом случае его схема выглядит примерно одинаково: участники сговора устно договариваются заключить сделку по одним ценам, а официальное соглашение подписы вают по более высоким. Часть разницы передается должностным лицам, которые разре шили сделку, тем самым дается скрытая взятка.

См.: Мизерий А.И. Уголовно-правовые и криминологические аспекты борьбы с кор рупцией в органах власти: дис.... канд. юрид. наук. – Н. Новгород, 2000. – С. 80.

Продолжая совершенствовать нормы об ответственности за коррупци онные правонарушения законодатель в 1946 году принял Закон о федераль ном регулировании лоббистской деятельности, устанавливающий запрет на оказание давления на Конгресс и обязывающий осуществлять регистрацию лоббистов. Объясняется это тем, что монополии, используя лоббистов, их влияние, в рамках закона оказывают воздействие на законодателя в своих ин тересах1.

Американский законодатель предусматривает ответственность за четы ре основных вида коррупционных преступлений, в частности, за взяточниче ство: в сфере деятельности публичной администрации;

в сфере коммерческой деятельности;

в сфере деятельности профсоюзов;

в области спорта.

Следует отметить, что в американском федеральном законодательстве и в законодательстве штатов нет единой главы о должностных преступлени ях. В разделе 18 Свода законов США ответственность за должностные пре ступления закреплена в главе 11 – «Взяточничество, нечестные доходы и злоупотребление своим положением», главе 29 «Выборы и политическая деятельность», в главе 41 «Вымогательство и угрозы» и главе 93 «Должност ные лица и служащие по найму».

Проведенное исследование показало, что в главе 11 законодатель к субъектам преступлений, отнес: публичных должностных лиц, действующих от имени и в интересах правительства США;

в главе 41 - федеральных долж ностных лиц либо служащих;

в главе 93 - служащих департаментов и их представительств. На основании этих норм в американском законодательстве установлен широкий круг лиц, которые могут быть субъектами коррупцион ных преступлений.

Таким образом, ответственность за получение взятки, просьбу, вымога тельство или согласие на ее получение, несут ответственность: публичные См.: Алауханов Е. Криминология: учебник. – Алматы, 2008. – С. 327.

должностные лица;

лица, избранные для исполнения обязанностей публично го должностного лица, отобранные в качестве кандидатов или назначенные;

специальные правительственные служащие1.

Согласно параграфу 201 раздела 18 Свода законов США преступлени ем признается не только непосредственная передача предмета взятки, но и само предложение или ее обещание. Таким образом, взяточничество нака зуемо на ранней стадии совершения преступления, то есть на стадии приго товления. Ответственность должностного лица наступает как за получение взятки, так и за просьбу, требование, домогательство или согласие принять какие-либо ценности для себя или другого лица.

Правовая регламентация коррупции в законодательстве стран со циалистической правовой семьи. К ярким представителям уголовного зако нодательства стран социалистической правовой семьи можно отнести Вьет нам, Китай и Кубу, в которых система уголовных наказаний сформирована под влиянием доктрины уголовного права и законодательства бывшего СССР. Уголовные кодексы социалистических государств были приняты в общественно-экономических и политических условиях, когда еще не было процессов демократизации общества, когда они входили в социалистическую мировую систему. В этой связи представляет особый интерес уголовное за конодательство КНР.

Китайская Народная Республика. В современном Китае преступления, связанные с коррупцией, все чаще приобретают международный характер.

Коррупция в Китае, где многие чиновники «коммерциализировали свои ад министративные полномочия»2, по сути, не отличается от коррупции в Евро пе, где политические партии получают огромную прибыль в виде комисси онных за предоставление государственных контрактов, хотя, несомненно, См.: Уголовное законодательство США (часть Особенная). URL: http://KRIME.VL.RU (дата обращения: 24.06.2012).

См.: Yufan H., Johnson M. Reform at the Crossroads: An Analisis of Chinese Corruption, Dеpartament of Political Science, Colgate University, Hamilton NY 1346. – USA. 1995. January.

может отличаться по формам, обусловленным культурным наследием и осо бенностями законодательства1.

В Китае применяемые методы борьбы с коррупцией, по мнению А.Ю. Пиджакова, достаточно результативны. С целью развития международ ного сотрудничества в КНР активно пересматривается уголовное и уголовно процессуальное законодательство, относящееся к борьбе с различными про явлениями коррупции. Одним из наиболее существенных и значимых на правлений в строительстве новой системы по борьбе с коррупцией в КНР яв ляется активная работа, проводящаяся Верховной народной прокуратурой КНР, по созданию специального антикоррупционного законодательства (За кон от 31 октября 2006 г. «О борьбе с отмыванием денег», Закон от 27 апреля 2005 г. «О государственных служащих»)2.

В Уголовном кодексе Китайской Народной Республики 1997 года пре ступлениям коррупционной направленности посвящена глава 8 «Коррупция и взяточничество». Отметим, что в статье 382 раскрывается понятие корруп ции как «присвоение, воровство, получение мошенническим путем или неза конное завладение иными способами государственным имуществом лицами, которым государственными органами, государственными компаниями, пред приятиями, организациями, народными объединениями поручено управление и хозяйственное распоряжение государственным имуществом, с использова нием своих служебных преимуществ»3.

См.: Основы противодействия коррупции (системы общегосударственной этики пове дения) / науч. ред. С.В. Максимов [и др.]. – М.: Спарк, 2000. – С. 45.

См.: Пиджаков А.Ю. Опыт правового регулирования борьбы с коррупцией в Китае // Преодоление коррупции – главное условие утверждения правового государства: методо логический, концептуально-теоретический, правовой, аналитико-прогностический ас пекты: межведомственный научный сборник / гл. ред. А.И. Комарова. – М., 2010. – Т. 2 (40). – С. 548, 553.

Уголовный кодекс Китайской Народной Республики / под ред. А.И. Коробеева, пер. с китайского Д.В. Вичикова. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2001. – С. 254–255.

Кроме этого в статье 385 содержится определение взяточничества, по нимаемое как преступление, при котором «государственные служащие, вос пользовались преимуществами своего служебного положения, затребовали имущество третьих лиц либо незаконно получили выгоду, причитающуюся указанным лицам»1.


В статье 395 предусмотрена ответственность государственных служа щих за превышение расходов над законно полученными расходами. Ответст венность наступает в случае, если они не смогут объяснить источник дохо дов. В российском законодательстве уголовная ответственность за аналогич ные действия государственных служащих не предусмотрена.

Должностным преступлениям отведена отдельная глава 9 «Должност ные преступления», где в числе прочих предусмотрена ответственность за злоупотребление служебными полномочиями или халатное отношение к служебным обязанностям сотрудников государственных органов (ст. 397). В законе отсутствуют определения должностного лица и государственного служащего, в связи с чем возможно возникновение сложностей в квалифика ции содеянного и привлечения виновного к ответственности. Должностными преступлениями признается факт наличия крупной собственности неясного происхождения, а также наличие денежных средств в зарубежных банках, противоправное использование государственной собственности, казнокрад ство и ряд других2.

Изучение зарубежной практики показало, что в России лица, занимаю щие государственные должности, обладают одним из самых широких имму нитетов.

Вместе с тем до недавнего времени налоговое законодательство неко торых зарубежных государств способствовало коррупционной практике (в Там же. – С. 258.

См.: Чжао Ке. Борьба с коррупцией в правоохранительных органах Китая // Корруп ция и борьба с ней. – М., 2000. – С. 227.

частности, Швейцарии, Австралии, ряда офшорных зон). В законодательстве этих стран предусматривались вычеты из налогооблагаемой базы средств, потраченных на взятки иностранным чиновникам, а также отсутствовало специальное законодательство против транснациональной коррупции1.

В большинстве государств законодательство предоставляет право непри косновенности некоторым категориям политических деятелей, выборным и должностным лицам. Закон всегда делал исключения для узкой категории лиц (как правило, участвующих в управлении государством), в отношении которых создавались дополнительные гарантии от произвола и преследований, в первую очередь связанных с обвинением в совершении преступлений.

Мы разделяем мнение Т.Н. Москальковой, что институт процессуаль ных иммунитетов делает уязвимым принцип равенства, лишает его всеохва тывающего и императивного характера, посягает на принцип справедливости, поскольку, во-первых, существенно ограничивает право граждан, пострадав ших от преступления, на доступ к правосудию (ст. 52 Конституции РФ), а, во вторых, оставляет виновного в совершении преступления без наказания.

Несомненно, опыт зарубежного законодательства об ответственности за коррупцию нуждается в изучении и осмыслении, так как он способен воо ружить юриста идеями и аргументами, которые нельзя получить даже при очень хорошем знании собственного права2. Правоведы не должны ограни чиваться только изучением национального права, важно при изучении любо го явления прибегать к сравнительному методу. Сравнительное право полез но для взаимопонимания между народами и создания наилучшего режима отношений в международной жизни3.

См.: Богуш Г.И. Коррупция и международное сотрудничество в борьбе с ней: дис....

канд. юрид. наук. – М., 2004. – С. 63.

См.: Ансель М. Методологические проблемы сравнительного права // Очерки сравни тельного права. – М.: Прогресс, 1981. – С. 38.

См.: Давид Р. Основные правовые системы современности / пер. с французского В.А. Туманова. – М.: Прогресс, 1988. URL: http://lib.ru/PRAWO/rene.txt (дата обращения:

04.07.2012).

Профессор А.П. Кузнецов, отмечая бесспорную полезность исследо вания теоретического и практического опыта зарубежного уголовного за конодательства, считает, что в процессе изучения опыта зарубежных стран нельзя механически переносить те или иные политические установки и правовые положения зарубежных институтов на российскую действитель ность, так как некритическое заимствование способно отрицательно по влиять на правотворческую и правоприменительную деятельность1. Пола гаем, что далеко не все то, что имеется в других правовых системах, при емлемо для российского законодательства. Так, англо-американское зако нодательство, кроме уголовной ответственности юридических лиц, знает и другие незнакомые российскому праву институты – «абсолютную ответст венность» (strict liability) – ответственность без вины, неопределенные приговоры к лишению свободы и многое другое. В США широко применя ется смертная казнь, причем фактически публично и мучительно для осу жденных2. Крайней и неоправданной жестокостью отличается китайское уголовное законодательство, в котором признается также уголовная ответ ственность юридических лиц.

Следует согласиться с мнением О.С. Воеводиной, что для эффективно го противодействия коррупции в нашей стране необходимо воспользоваться существующим опытом, проанализировать ошибки, допущенные при прове дении мероприятий в зарубежных странах, и попытаться создать свой, инди видуальный, а самое главное, реальный план мероприятий по противодейст вию коррупции3.

См.: Кузнецов А.П. Государственная политика противодействия налоговым преступ лениям в Российской Федерации (проблемы формирования законодательной регламента ции и практического осуществления): автореф. дис.... д-ра юрид. наук. – Н. Новгород, 2000. – С. 30.

См.: Богуш Г.И. К вопросу об уголовной ответственности юридических лиц // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. – 2005. – № 4. – С. 19–30.

См.: Воеводина О.С. Коррупция в России: причины, возможные пути решения про блемы // Человек и право: нормативно-ценностное измерение: материалы VI Междуна Вывод. Исследование зарубежного уголовного законодательства позво лило выделить нормы, которые могут быть заимствованы российским законо дательством. Так, в Уголовном кодексе РФ предлагается предусмотреть ответ ственность должностного лица, либо лица, выполняющего управленческие функции в коммерческих или иных организациях, за создание условий, способ ствующих предложению или получению взятки, в целях искусственного созда ния доказательств либо шантажа.

Квалифицирующим признаком при этом следовало бы установить прово кацию взятки должностным лицом правоохранительных органов. Подобная норма содержится в Уголовном кодексе Украины. Считаем, что ныне сущест вующая статья 304 УК РФ «Провокация взятки либо коммерческого подкупа»

должна предусматривать ответственность как для общего субъекта, так и для специального.

В связи с особенностями развития, географическим положением и влиянием новых международных структур государства вносят в свои право вые системы новые своеобразные нормы при сохранении общеправовой преемственности. Необходимо продуманно принимать решения по заимст вованию зарубежного опыта правового регулирования общественных отно шений и включать аналогичные нормы в российское законодательство, учи тывая государственный строй, особенности социально-политической обста новки, традиции российского государства и менталитет граждан.

родной научно-практической конференции (Иваново, 7–8 октября 2011 г.): в 2 ч. / отв. ред.

О.В. Кузьмина, Е.Л. Поцелуев. – Иваново: Иван. гос. ун-т, 2012. – Ч. 1. – С. 325.

ГЛАВА III. УГОЛОВНО-ПРАВОВОЕ И КРИМИНОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ НОРМ ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА КОРРУПЦИОННЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ § 1. Исследование коррупционных преступлений раздела VIII Уголовного кодекса Российской Федерации Коррупция относится к явлению, негативно характеризующему рос сийское общество и государство, и уже перешла границы отдельно совер шаемых в органах власти и управления преступлений. Именно поэтому важ ны эффективные уголовно-правовые меры в противодействии коррупции.

Работа правоохранительных органов по выявленным фактам коррупционных преступлений зачастую приводит к нулевому результату в связи с трудно стями доказывания преступного поведения, проблемами квалификации пре ступлений и несовершенства уголовного закона.

В российском уголовном законодательстве необходимо постоянно со вершенствовать систему противодействия наиболее опасным формам поведе ния, содержащим признаки законодательно определенной коррупции, крими нализируя новые и изменяя редакции имеющихся видов коррупционных пре ступлений, а также сопутствующих или содействующих им преступлений.

В нормах международного права, регулирующих вопросы противо действия коррупции и взяточничества в международных коммерческих операциях, высказываются рекомендации государствам о принятии норма тивных актов, позволяющих обеспечивать эффективное применение дейст вующих законов в целях противодействия этим деяниям там, где их не су ществует1. Этот процесс, безусловно, должен быть дополнен мерами зако нодательного противодействия коррупции в таких, например, отраслях Декларация ООН о борьбе с коррупцией и взяточничеством в международных ком мерческих операциях (принята 16 декабря 1996 г. Резолюцией 51/191 на 86-м пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН). Доступ из справочно-правовой системы «Кон сультантПлюс» (документ опубликован не был).

права, как конституционное, избирательное, административное, граждан ское, предпринимательское, служебное, бюджетное, финансовое, налого вое, банковское, таможенное и др., где создаются специальные дыры для «правомерной» коррупции.

По примеру Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию 1999 г. (глава II «Меры, которые должны быть приняты на на циональном уровне») и Конвенции ООН против коррупции 2003 г. (глава III «Криминализация и правоохранительная деятельность») в национальном за конодательстве России все коррупционные и тесно связанные с ними престу пления указаны в Федеральном законе от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции», где они должны быть сформулированы в соответствии с международными нормативно-правовыми документами и но вым законодательным определением коррупции.

Построение структуры Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации по разделам и главам, исходя из основных родового и видового объ ектов преступления, не позволяет соединить в одном месте этого нормативного правового акта даже коррупционные преступления или преступления корруп ционного характера, и тем более связанные с ним (способствующие им или соз дающие условия для их совершения) противоправные деяния.

Ученые, исследующие проблему структуризации Особенной части УК РФ не пришли к единому мнению об общности видового объекта норм, включенных главу 22. К числу таких составов преступлений можно, в част ности, отнести деяния, совершаемые должностными лицами в сфере эконо мической деятельности. Причем такие «спорные» нормы размещены не толь ко в главе 22 УК РФ, но и наполняют содержание иных глав данного закона.

Преступления коррупционной направленности содержатся в главах 21, 22 и 23 раздела VIII Уголовного кодекса Российской Федерации, предусмат ривающего ответственность за преступления в сфере экономики, вместе с тем в некоторых статьях установлена ответственность лица, совершившего пре ступление с использованием своего служебного положения. В указанные гла вы законодатель включил следующие виды преступлений: ч. 3 ст. 159;

ч. 3 и ст. 1591;

ч. 3 и 4 ст. 1592;

ч. 3 и 4 ст. 1593;

ч. 3 и 4 ст. 1595;

ч. 3 и 4 ст. 1596;

ч. и 4 ст. 160;

ч. 1 и 2 ст. 169;

ст. 170;

п. «а» ч. 2 ст. 1731;

п. «б» ч. 3 и ч. 4 ст. 174;

п. «б» ч. 3 и ч. 4 ст. 1741;

ч. 3 ст. 175;

п. «а» ч. 2 и ч. 3 ст. 178;

ч. 3 и 4 ст. 184);

ст. 1852;

п. «а» ч. 3 и ч. 4 ст. 194;

ч. 1, 2 ст. 201;

ст. 202;

ст. 203;

ч. 3, 4 ст. 204.

В этом разделе содержится описание 30 преступлений, 24 из которых представляют собой квалифицированные и особо квалифицированные соста вы с отягчающими ответственность обстоятельствами и 6 составов преступ лений без отягчающих ответственность обстоятельств.

В теории уголовного права дискуссию вызывает вопрос определения содержания понятия «использование своего служебного положения». В По становлении Пленума Верховного Суда РФ от 18 ноября 2004 г. № 23 «О су дебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных пре ступным путем» данный термин понимается широко. Полагаем, что понятие «служебное положение» недопустимо ограничивать лишь управленческими функциями или обязанностями должностного лица, поскольку некоторые ка тегории служащих не наделены управленческими или другими должностны ми полномочиями, однако в силу выполняемой деятельности могут быть признаны субъектами, использующими свое служебное положение1. В этой связи считаем справедливым замечание Н.Г. Иванова, что использование субъектом своего служебного положения выражается в использовании им прав или фактических возможностей, в связи с занимаемой им должностью2.

См.: Ганихин А.А. Легализация (отмывание) имущества, приобретенного преступным путем: финансово-экономический и уголовно-правовой аспекты: дис.... канд. юрид. наук. – Екатеринбург, 2003. – С. 142;

Рыбаков Д.В. Легализация денежных средств или иного имущества в российском уголовном праве: дис.... канд. юрид. наук. – М., 2002. – С. 109.

См.: Иванов Н.Г. Легализация денежных средств или иного имущества, приобретен ных другими лицами преступным путем // Российская юстиция. – 2000. – № 3. – С. 16.

По действующему уголовному законодательству России имуществен ные преступления, совершаемые с корыстной целью, подобные указанным конвенциональным уголовно наказуемым деяниям, также совершаемым «в целях извлечения выгоды», признаются скорее хищениями с использованием своего служебного положения (ч. 3 ст. 159, ч. 3 ст. 160 УК РФ), чем видом корыстного злоупотребления служебным положением.

По нашему мнению было бы целесообразно предусмотреть в главе УК РФ статью 1641, устанавливающую в отдельной норме уголовную ответ ственность за хищение с использованием лицом своего служебного положе ния, одновременно исключив указанный особо квалифицированный вид хи щения из части 3 статьи 159, а также специальных видов мошенничества и части 3 статьи 160 УК РФ.

При определении санкции за указанные преступления необходимо учи тывать соотношение наказаний, предусмотренных за аналогичные действия в квалифицированных составах хищений Уголовного кодекса РФ.

Хищение с использованием лицом своего служебного положения представляет собой довольно распространенное единое сложное корруп ционное преступление, состоящее из таких преступных деяний, как зло употребление служебным положением и хищение путем обмана, злоупот ребление доверием, присвоение или растрата, включая и так называемое «нецелевое расходование» вверенного имущества с корыстной целью («в целях извлечения выгоды»), поскольку термин «расходование» означает «растрата, употребление на что-нибудь»1. Законодатель, конечно, вправе признавать (например, в ст. 2851 и ст. 2852 УК РФ) уголовно наказуемым деянием и иное «нецелевое расходование» государственных средств, тем Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. – М.: Азбуковник, 1997. – С. 668.

более что оно совершено в крупном размере, но коррупционным такое деяние не может признаваться.

В Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за корруп цию 1999 г. (ст. 2–11) и Конвенции ООН против коррупции 2003 г. (ст. 16– и 21) в качестве основных коррупционных преступлений на национальном и региональном уровнях рекомендуется признать подкуп (активный и пассив ный) публичных должностных лиц и служащих частного сектора. В Деклара ции Генеральной Ассамблеи ООН о борьбе с коррупцией и взяточничеством в международных коммерческих операциях 1996 г. деяния, аналогичные ука занным конвенциональным преступлениям, именуются взяточничеством, ко торое в Декларации, на наш взгляд, неоправданно выделяется в отдельное понятие наряду с коррупцией, хотя по смыслу ранее указанных международ ных правовых актов взяточничество рассматривается как один из наиболее ярких видов коррупционных преступлений.

Как известно, в УК РФ подобные деяния, совершаемые в частном сек торе, законодатель определяет как коммерческий подкуп (ст. 204), а совер шение их в публичном секторе – как взяточничество (ст. 290 и ст. 291).

Толкование статьи 170 УК РФ показывает ее конкуренцию с некото рыми нормами главы 30 УК РФ, предусматривающими ответственность за должностные преступления. Данная норма будет специальной по отношению к статье 285 УК РФ, устанавливающей уголовную ответственность за зло употребление должностными полномочиями, совершенное любым должно стным лицом.

Как общие и специальные соотносятся между собой нормы об ответст венности за злоупотребление (превышение) должностными полномочиями (ст. 285 и ст. 286 УК РФ) и статья 169 УК РФ (воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности). Аналогичные мнения ранее высказывали специалисты в области уголовного права, исследовавшие ука занные служебные преступления1. Специальной нормой по отношению к двум другим является норма, содержащаяся в части 2 статьи 178 УК РФ, по которой следует квалифицировать действия должностных лиц, совершенные с использованием должностного положения, направленные на недопущение, ограничение или устранение конкуренции2.

«Практическое значение различения общих и специальных составов, – отмечает А.Н. Трайнин, – заключается в том, что всегда и, безусловно, при наличии двух норм, предусматривающих одна – родовой состав, другая – специальный, видовой состав, квалифицировать преступное действие надле жит не по общей, а по специальной норме. Специальный состав, так сказать, берет верх над родовым. Родовой состав, таким образом, как бы сохраняется в резерве для случаев, не охватываемых специальными составами»3. Сравни тельный анализ санкций, предусмотренных в статьях 169 и 170 УК РФ, сви детельствует о том, что законодатель по какой-то причине отнес составы этих преступлений к числу привилегированных. Максимальным наказанием по части 1 статьи 169 и статье 170 УК РФ выступают обязательные работы на срок до 360 часов, а по части 2 статьи 169 УК РФ – лишение свободы на срок См., например Аснис А.Я. Уголовная ответственность за служебные преступления в России. – М.: Центр ЮрИнфор, 2004. – С. 331;

Волженкин Б.В. Служебные преступления:

комментарий законодательства и судебной практики. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2005. – С. 117, 127;

Минькова А.М. Уголовная ответственность за нецелевое расходование бюджетных средств и средств государственных внебюджетных фондов // Российская юс тиция. – 2006. – № 2. – С. 33–35;

Русакова О.С. Уголовная ответственность за нецелевое расходование средств государственных внебюджетных фондов: автореф. дис.... канд.

юрид. наук. – Ростов н/Д., 2006. – С. 21;

Яцеленко Б.В. Уголовный закон о преступлениях должностных лиц, совершаемых в сфере экономической деятельности, и технико юридические аспекты его совершенствования // Легализация преступных доходов и кор рупция в органах государственной власти: теория, практика, техника противодействия:

сборник статей / под ред. В.М. Баранова, Л.Л. Фитуни. – Н. Новгород: НА МВД России, 2010. – С. 80–91;

и др.

См.: Волженкин Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности // Полный курс уголовного права: в 5 т. / под ред. А.И. Коробеева. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2008. – Т. III. – С. 547.

Трайнин А.Н. Избранные труды. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. – С. 185.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.