авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«Федеральное агентство по образованию РФ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Ульяновский государственный технический ...»

-- [ Страница 4 ] --

прав (например, при арестах за отказ от воинской повинности, при получении земель и переселении)1. Об участливом отношении В. Д. Бонч-Бруевича к судь бе толстовцев в деле создания коммун и артелей свидетельствует его записка С. П. Середе: «Податель сего Владимир Чертков – сын известного друга Л. Н. Толстого – вместе со своими друзьями (15-ю семействами) единомыш ленников хочет сесть на землю, устроив настоящую коммуну сельскохозяйст венную. Очень прошу оказать им содействие – это цельные люди, серьезно за интересованные работой на земле»2. С. П. Середа передал записку А. Н. Би ценко, которая переправила ее в Губземотдел. Т. Зайцев 6 марта 1920 г. нало жил резолюцию: «Подыскать свободное неорганизованное имение. Выяснить в организационном отделе губсовхоза»3. Примерно так происходил процесс по лучения бывших имений толстовцами.

Другой экономической проблемой, которую должно было решить прави тельство, было заселение пустующих земель и увеличение доходности сельско го хозяйства. И в этом плане толстовцы и сектанты были выгодны, так как ради жизни в коллективах единомышленников, в согласии со своими убеждениями, они были готовы к перемене мест. Перед государством стояла задача не просто заселить пустующие земли, но и получить от них быструю экономическую от дачу. Например, по плану колонизационно-переселенческих мероприятий Нар комзема на 1923-1924 гг. предполагалось привлечь отдельные группы кресть янских хозяйств, сильные по своему культурному и хозяйственному уровню, способные к быстрому и прочному освоению земель в новых районах4. В пер вую очередь переселялись и выдавались земли из переселенческого фонда жиз ненным коммунам5. В большинстве своем, коллективы толстовцев и крестьяне единоличники из их среды соответствовали этим требованиям.

Таковы основные соображения, заставившие большевиков сделать такти ческую уступку религиозному сектантству, к которому были близки толстовцы (их сельскохозяйственные объединения приравнивались к сектантским по пра вовому статусу). Общее «потепление» в период НЭПа выразилось в ряде поста новлений партии и правительства. В постановлении пленума РК РКП(б) от 9 августа 1921 г. указывалось на необходимость согласовать антирелигиоз ную политику «... со всей нашей экономической политикой, сущность которой заключается в восстановлении действительного соглашения между пролетариа том и мелкобуржуазными массами крестьянства, еще до сих пор проникнутыми религиозными предрассудками»6. Особое внимание рекомендовалось уделять тем религиозным группам и сектам, которые «в своих социально-политических и социально-хозяйственных планах являются прогрессивными и несут в себе зачатки коммунистического взгляда»7. Директива ЦК РКП(б) советским ГАРФ. Ф.130. Оп.4. Ед.286. Л.130.

0Р РГБ, Ф.435, К.100. Ед.23. Л.1.

Там же. Л.1 об.

ГАРФ, Ф. Р-5408. Оп.1. Ед.27. Л.27.

Там же. Л.52.

КПСС в революциях… Т.2.– М, 1970.– С. 279-280.

Указ. соч.

и партийным органам конкретизировала объект для покровительства: сектант ские группировки, «среди которых, особенно в настоящее время. замечается усиленное стремление создать коллективные формы общественного хозяйст ва». Директива предлагала: «Там, где деятельность таких групп не носит враж дебного советской власти характера, всячески воздерживаться от какого бы то ни было стеснения их хозяйственной деятельности в рамках существую щих законоположений»1. Толстовцы подходили под все эти определения и мог ли рассчитывать на благожелательное отношение, которое и наблюдалось до 1924 г., когда 24 марта Пленум Верховного суда СССР признал учение Л. Н. Толстого нерелигиозным, а его последователей решено было считать чисто интеллигентской группой 2.

Политика советского государства по отношению к сектантским коллек тивам была противоречивой. Правительство одной рукой давало сектантам на дежду на спокойную жизнь и мирное урегулирование отношений с властью, другой – отнимало ее. Об этом наглядно свидетельствует Докладная записка представителей Московских общин евангельских христиан, единомышленни ков Л. Н. Толстого, малеванцев, внеисповедальных течений уполномоченному ВЦИК по религиозным делам РСФСР П. Г. Смидовичу о восстановлении дея тельности особой комиссии при Наркомземе РСФСР и общей реформе по сек тантскому вопросу в связи с постановлениями XIII-го съезда РКП(б) от 1 июля 1924 г. В ней толстовцы и представители религиозных групп прямо заявляли, что деятельность ОРГКОМСЕКТ практически сведена к нулю. Обратившиеся к уполномоченному ВЦИК прекрасно понимали, что в этом нет вины самой комиссии, что она «оказалась маленьким винтиком, всецело связанным и зави сящим в своей деятельности от общего хода всей огромной государственной машины СССР»3, что комиссия «не смогла провести в жизнь свои заверения.., так как… в то же самое время общая политика других советских учреждений, особенно ОГПУ и НКВД, была направлена как раз в противоположную сторону – в сторону всяческого стеснения жизни сектантов и вообще всех религиозных людей в России»4. Московские группы требовали реального проведения в жизнь решений XIII съезда: об «умелом подходе» к сектантам с целью на правления «в русло советской работы имеющиеся среди сектантов значитель ные хозяйственно-культурные элементы»5;

обеспечения в СССР свободы со вести и вероисповедания, а также поддержки творчества новых трудовых форм жизни6. Немалую роль в осложнении жизни толстовцев и их организаций, ко торые, как было показано выше, тесным образом были связаны с созданием земледельческих объединений, сыграла Антирелигиозная Комиссия при ЦК РКП(б). Как отмечает С. Савельев, «АР комиссия какое-то время решала:

Справочник партийного работника. – Вып. 2. – М., 1922. – С. 93-94.

Гидулянов. Отделение церкви от государства. Сб. – М., 1924. – С.214-215.

ГАРФ. Ф.5408. Оп.1. Ед.29. Л.7-8.

Там же.

КПСС в резолюциях… Т.3. – М.,1970. – С. 84-85.

ГАРФ. Ф.5408. Оп.1. Ед.29. Л.12.

поставить их “лицом к советскому народу” или “к стенке”»1. Преследования начались в 1922-1924 годах, что значительно ударило по немногочисленному ядру толстовского движения. Другой проблемой для толстовских коллективов были взаимоотношения с местной властью, так как именно на местном уровне производились все меры репрессивного характера. В. Г. Чертков в «Заявлении Советскому правительству о сектантах» в 1921 г. называет следующие формы преследования сектантов (эти меры применялись и к толстовцам) – отбирание печатей сектантских общин, закрытие детских приютов и трудовых колоний, аресты целых сектантских общин, а также обществ и кружков в память Л. Н. Толстого, аресты инициаторов местных ОИС в память Л. Н. Толстого и активное преследование наиболее ярких представителей свободно религиозных течений. В. Г. Чертков отмечал, что «представители власти с особенно односторонним и узким кругозором» откровенно заявляют, что «движение это по своей зловредности требует полного искоренения», и что «поэтому церемониться в выборе средств в борьбе с ними нет никакой надобности»2. Такое положение дел позволило В. Ф. Булгакову сделать совер шенно справедливый вывод: свободные попытки коммунистического образа жизни не раз возникали не только не с помощью, но вопреки желанию комму нистической власти3. Тем не менее, несмотря на столь противоречивое отно шение власти к толстовским и сектантским организациям, крестьяне-толстовцы с начала НЭПа почувствовали, что для них наступили светлые времена. М. По повский свидетельствует, что в одном из разговоров с ним кто-то из стариков, участвовавших в толстовских коммунах, назвал это время «золотым веком»4.

Причины такого положения следует искать в том отступлении от немедленного введения социализма в земледелии, которое имело место в то время. При НЭПе продолжился тот процесс «чистки» коллективных хозяйств, который начался еще при «военном коммунизме», когда была предпринята перерегистрация коллективов с точки зрения их показательности в постановке дела хозяйства и быта. Все колхозы переводились на самоснабжение, лишались пайков, субси дий5, поэтому отсеивались все недобросовестные, случайные, мало связанные с землей и мало заинтересованные в коллективизме элементы. С. О. Загорский отмечал, что коллективные хозяйства при новой политике «оказались в гораздо лучших условиях для своего развития после того, как их перестали рассматри вать как форму социалистического хозяйства и... приравняли к обыкновенным производственным кооперативам»6. С. Рафальский, анализируя процессы, Савельев С. Бог и комиссары // Религия и демократия. На пути к свободе совести. – Вып. 2.

– М., 1993. – С. 204.

ОР РГБ. Ф.435. К.1. Ед.45. Л.3, 6.

Булгаков В. Ф. К характеристике духовного облика русского народа за время революции. // «Крестьянская Россия».– Вып. 4.– Прага, 1923.– С. 146.

Поповский М. Русские мужики рассказывают: последователи Л. Н. Толстого в Советском Союзе. – Лондон, 1983. – С. 60.

Рафальский С. Сельскохозяйственные коллективы Советской России // Записки Института изучения России. Кн. 2. – Прага, 1925. – С. 309.

Загорский С. О. Указ. соч. – С. 182.

происходящие в коллективном секторе сельского хозяйства в советской России, пришел к выводу, что в ситуации, когда помощь государства, и соответственно, административный нажим ослабевали, «вполне жизнеспособными являлись организации с удачно подобравшимся составом участников»1. Среди наиболее успешных он называет, во-первых, бывшие монастыри, во-вторых, сектантские общины, в-третьих, организации идейных коллективов-энтузиастов, так назы ваемые «монастыри от коммунизма». Рафальский С. сделал вывод, что «еще раз на примере России подтверждается уже известная миру по прежним опытам социальная тенденция, по которой при современной окраске хозяйственной психики, только с помощью совсем не экономических мотивов, религиозной или почти религиозной напряженности, могут быть сглажены все острые углы обобществления труда, средств и орудий производства и хозяйственно коллек тивизированы отдельные индивидуумы»2. Таким образом, с точки зрения С. Рафальского, толстовские земледельческие объединения имели все необхо димые предпосылки для успешного развития: заинтересованность в земледель ческом труде и коллективных формах жизни;

свобода от государственной опе ки, заложенная в их миропонимании, совпала на какое-то время с политикой государственных органов.

Реальные взаимоотношения толстовских коллективов с властными струк турами складывались напряженно. Главной проблемой для толстовских кол лективов, имевших анархистскую направленность миропонимания, стал вопрос о границах допустимого сотрудничества с государством. Так как его решение для каждого коллектива было самостоятельным, то наблюдался широкий ин тервал в отношении коллективов к государству. Отдельные коллективы стре мились как можно меньше вызывать недовольство со стороны властей: они ре гистрировали уставы, соглашались на выполнение планов, исходящих от госу дарственных органов и т. д. Например, Устав Невинномысской общины «Л. Н. Толстой» предполагал предоставление отчетов в Уземотдел, губземот дел, отдел обобществления имуществ3. Организационный хозяйственный план коммуны «Березки» утверждался совместно с отделом животноводства и одоб рялся Центральной зоотехнической комиссией 4. Члены коллектива «Березки»

согласились на разведение коз и кур, хотя это было «самое больное место»

предприятия, «не только с внешней стороны затруднительности в хозяйствен ном отношении, но, главное, с внутренней, духовной стороны»5. В. Г. Чертков писал в коммуну, что «в этой области мы дошли до предела, если даже не сколько не переступили предела наших отношений с властью»6.

Однако не все коллективы стремились к максимальному компромиссу.

Например, Сталинградская община отказывалась принимать устав, а, тем более, Рафальский С. Указ. соч. – С. 320.

Рафальский С. Сельскохозяйственные коллективы Советской России // Записки Института изучения России. Кн. 2.– Прага, 1925. – С. 323-324.

ОР РГБ. Ф.435. К.96. Ед.32. Л.3.

ОР РГБ. Ф.435. К.96. Ед.31. Л.3.

ОР РГБ. Ф.435. К.96. Ед.31. Л.7.

ОР РГБ. Ф.435. К.96. Ед.31. Л.7.

регистрировать его в земельных органах по идейным соображениям1. Ход их рассуждений был таков: «Нам неприемлема такая регистрация, при которой од ни люди смотрят на других как на рабочий скот и хотят их посчитать, чтобы удобнее было стричь. Если бы нас приняли как равных братьев и признали бы наше право на свободный труд, то между нами и ими совершилась бы естест венная братская регистрация – личное знакомство и сотрудничество в общепо лезном деле»2. Резкий анархический настрой коллектива привел к тому, что с 1925 г. начинаются репрессивные меры против коммуны. За неуплату налогов в 1925 г. были взяты две коровы, в 1926 г. – скот, хлеб, просо и ячмень3. Анало гичные действия властей продолжались до 1929 г., когда коммуна была ликвидирована.

Другая часть коллективов, проводя анархические идеи, была менее по следовательна. Например, коммуна им. Тимофея Бондарева, с одной стороны, стремилась не допустить работы и даже косвенного содействия государству и отказывалась не только от несения государственных повинностей, но и от пользования предметами государственного производства – соли, ману фактуры, керосина;

с другой – покупала через кооперацию машины и предметы сельскохозяйственного обихода, получила кредит в 250 тысяч рублей4. При та ком положении дел, когда община отказалась уплатить продналог и предложи ла передать всю сумму налога в МВО для детских приютов и издания ре лигиозно-философской литературы, государственные органы не приняли во внимание постановление общины. В результате целый ряд ее членов был арестован5.

Таким образом, разноплановое поведение толстовских коллективов при водило к тому, что государственные органы имели основания утверждать, что деятельность толстовских коллективов носит антисоветский характер. Это, без условно, вредило коммунам, строящим свои отношения с государственной вла стью на бесконфликтной основе.

Государственные чиновники разного уровня не были склонны детально выявлять поведенческие установки каждого коллектива, поэтому имели место столкновения даже там, где их можно было избежать. Толстовские коллективы, идя навстречу требованиям государства в отношении животноводства, по сво им убеждениям ориентировались, как указывалось ранее, на выращивание пле менного скота. Поэтому, когда в октябре 1921 г. жители хутора «Заказ» полу чили извещение о мясном налоге, они обратились в волостное управление в Свистовичах с предложением заменить мясную повинность на выращивание племенных овец из своего скота для голодающих Поволжья, где будет велика в них потребность. Председатель исполкома цинично ответил 28 ноября 1921 г.:

«Мы не просим убивать, поставьте нам живым видом» и предложил взыскать полностью скотом или хлебом.

ОР РГБ. Ф.435. К.96. Ед.17. Л.24 об.

ОР РГБ. Ф.435. К.101. Ед.55. Л.80.

ОР РГБ. Ф.345. К.62. Ед.49. Л.10.

ОР РГБ. Ф.345. К.62. Ед.49. Л.10.

РГАЛИ. Ф.122. Оп.3. Ед.22. Л.16 об.

Суммируя вышесказанное, можно утверждать, что в осложнениях отно шений между коллективами толстовцев и государственными органами была доля вины обеих сторон.

Демократические тенденции в философии и практической деятельности толстовцев, их анархический дух представляли опасность с точки зрения го сударственных органов, так как могли усилить антисоветские настроения, ог раничить проникновение государственного контроля во все сферы обществен ной жизни1. Советское государство могло бы найти компромисс с толстовца ми, если бы было более терпимо к инакомыслию, если бы не скатывалось к то талитарной модели общества. НЭП, с присущей ей экономической свободой конкретного хозяина (будь то единоличный крестьянин или коммуна, как хозя ин коллективный), оказалась недолговечной политикой. Развитие рыночных отношений в деревне с постепенным кооперированием и налаживанием устой чивых торговых связей между городом и деревней было процессом достаточно длительным, не соответствующим политическим требованиям руко водства страны.

К 1926 г. политическая ситуация изменилась. Как отмечал А. И. Клибанов, этот год стал переломным в жизни сектантских кооперативов:

«В масштабе грандиозных социально-экономических преобразований, к которым приступила страна, проблема использования культурно хозяйственных элементов сектантства потеряла самостоятельное значение»2.

Это было связано как с экономическими проблемами середины 20-х годов, так и со сложной внутрипартийной борьбой, которая требовала быстрого эко номического результата. Ставка на земледельческие кооперативы, подобные толстовским и сектантским коммунам и артелям, и длительный путь постепен ного кооперирования крестьянства не могли дать партийно-хозяйственному ап парату желаемых результатов.

В период социалистической реконструкции деревни политика по отношению к толстовцам стала принимать все более идеологизированный характер. Их все чаще обвиняли в антисоветской деятельности, предпринима лись попытки представлять толстовские кооперативы как сектантско-кулацкие колхозы, отдельные толстовцы подвергались репрессиям, коммуны и артели за крывались.

Значительно острее в этот период стал вопрос о школе. Свобода давать детям тот объем знаний, который толстовцы сами считали необходимым, была отнята. Пресса помещала сообщения о вредительстве со стороны толстовцев.

Создавались невыносимые условия для существования толстовцев в центральных районах России. И тогда они обратились к правительству с просьбой разрешить им выехать на окраину, чтобы там провести свой соци альный эксперимент. С начала 1930-х годов начинается новая эпоха в истории толстовского движения в нашей стране – сибирский период сущест вования коммун и артелей последователей Л. Н. Толстого.

Гельфанд М. Толстой и толстовщина в свете марксисткой критики. – Саратов, 1928. – С. 59.

Клибанов А. И. Религиозное сектантство и современность. – М., 1969. – С. 250.

*** Подводя итоги, хотелось бы отметить, что толстовское земледельческое движение выросло на почве духовных потребностей и материальных запросов русского крестьянства. Поэтому социально-экономические представления тол стовцев отражали объективную потребность крестьянства – свободное развитие сельского хозяйства, возможное только на основе практического интереса хо зяина – крестьянина-единоличника или коллектива в любой форме, созданного на добровольной основе. С другой стороны, толстовцы стремились к построе нию общества без государства, без насилия, без границ, на принципах свободы, равенства и братства всех его членов. Эти социалистические тенденции в соче тании с коллективистским психологическим настроем части крестьянства, при вели их к участию в коллективном строительстве первых лет советской власти.

Государственное и партийное руководство, оказавшись в критической ситуа ции, решило использовать эти настроения толстовцев и близких к ним сектант ских групп для решения своих хозяйственно-экономических и политических за дач: приобретения постоянной, подготовленной к сельскохозяйственному труду рабочей силы для советских хозяйств;

заселения пустующих имений и создания на их базе крепких экономически, не требующих особых затрат со стороны го сударства, коллективных хозяйств, способных показать свою жизнеспособ ность;

привлечение на свою сторону многомиллионного сектантства. Но так как «мелкобуржуазные» проекты толстовцев не устраивали большевиков, они подошли к ним с позиций старой тактической линии: «вместе бить и врозь ид ти», провозглашенной В. Д. Бонч-Бруевичем еще в дореволюционный период1.

Период НЭПа был тем временем, когда толстовцы и большевики «били вме сте». Политика советского государства, выражавшаяся в вынужденной уступке революционного пролетариата мелкобуржуазным слоям деревни, объективно способствовала притоку членов в толстовские коллективы, которые по замыслу правительства, должны были служить задачам социалистического строительст ва в деревне.

Бонч-Бруевич В.Д. Избранные соч. – Т.1.М., 1959. – С. 187 – 188.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Толстовское земледельческое движение, почти угаснув на рубеже XIX-XX веков, под влиянием общей революционной атмосферы начала XX столетия, вспыхнуло с новой силой. Последователи Л. Н. Толстого воспри няли Октябрьскую революцию и первые социалистические преобразования че рез призму своего рационалистического и идеалистического мировоззрения.

Это и определило место их социальных исканий в общем потоке обществен ных движений тех лет.

Толстовское движение в России является в настоящее время не только недостаточно изученным исторически, но и недостаточно определенным по своей сущности. Анализируя толстовское движение как социокультурное явле ние необходимо прояснить его истоки и определить характер социокультурной организации.

Как справедливо отмечали М. А. Рашковская, Е. Б. Рашковский «идейный генезис и человеческий потенциал» толстовского движения «имеют двойствен ный исток. С одной стороны, толстовство связано с освободительными чая ниями и духовными поисками русской дворянской, а позднее – и разно чинной интеллигенции… С другой стороны, оно связано с глубокими тради циями русского народно-сектантского «разномыслия» и протеста»1. Соци альной базой толстовского движения являлась не только интеллигенция, но и средние городские слои, студенчество и крестьянство. Восприятие интеллиген цией и крестьянством толстовского учения было различным. Как отмечал В. Д. Бонч-Бруевич, интеллигенция больше уделяла внимание внешней стороне учения – «опрощению», вегетарианству и др.;

крестьянство, наоборот, больше волновали религиозно-мистические идеи, так как простота быта, отсутствие мясной пищи, земледельческий труд для них были повседневностью2.

Благодаря двойственному истоку толстовского движения, со времени Третьего Миссионерского съезда объявившего толстовство самой вредной сектой религиозно-социального характера, к нему был приклеен яр лык сектантства, который сохранился за единомышленниками Л. Н. Толстого на протяжении всей истории существования их движения. В. Д. Бонч-Бруевич относил толстовцев к сектам старого восточного направления (израильским сектам), называя их также «свободомыслящими сектантами»3. Выше изложен ные в данной монографии факты позволяют по-новому рассмотреть вопрос о характере толстовского движения.

Прежде всего, обратимся с самой сути понятия «секта».

В отечественном религиоведении выделяются следующие характерные призна ки секты: тенденция к исключительности своей роли, доктрины, идейных Рашковская М. А., Рашковский Е. Б. «Милые братья и сестры…» // http: www/ lib. ru.

/классика/ Л. Н. Толстой.

Бонч-Бруевич В. Д. Раскол и сектантство в России // Избранные сочинения. Т. 1. – М., 1958. – С. 176.

Бонч-Бруевич В. Д. Указ соч. – С. 165.

установок, ценностей, принципов и связанные с этим настроения избранниче ства, а нередко и изоляционизм;

стремление к духовному возрождению (реви вализм), признаком которого считается строгое соблюдение нравственного ко декса и ритуальных предписаний;

отсутствие института священства, наличие харизматического лидера, которым становится лицо, получившее особую спо собность к руководству, воспринимаемую членами секты как «милость Бо жию»;

нарочито подчеркнутое равенство всех членов и добровольность объе динения, акцент на обращение, предшествующее членству1.

На первый взгляд, в условиях самодержавной России, где православие являлось официальной идеологией и разделялось большинством ее населения, учение Льва Толстого породило сектантское, по своей сути, движение. Но при детальном рассмотрении толстовского движения такой подход представляется упрощенным, ибо признаки секты в полном объеме к толстовскому движению применить нельзя. Рассмотрим более подробно соответствие толстовского дви жения признакам сектантского объединения.

Следует отметить, что в толстовской среде отсутствовал непререкаемый авторитет, харизматический лидер, учение которого было принято на веру. Как известно, сам Л. Н. Толстой больше всего боялся, что из него сделают какого-то проповедника. Т. Л. Сухотина-Толстая вспоминала, что Лев Николаевич счи тал, что каждый человек свободен жить согласно своим собственным взглядам и убеждениям2. Толстой особенно ценил, когда к близким ему мыслям человек приходил путем собственных размышлений. Например, 24 июня 1884 г. он пи сал В. Г. Черткову по поводу взглядов последнего на собственность: «Склады вается у вас это по-своему, но понимание дела настоящее...»3. Именно поэтому В. Маклаков мог утверждать, что тот, кто понимает Толстого, не следует за ним, а тот, кто следует за ним, не понимает его4. В толстовской среде Л. Н. Толстой не воспринимался как «гуру», его идеи подвергались свободному самостоятельному осмыслению и достаточно широкому толкованию. На эту особенность идеологии толстовцев обращал внимание С. Позойский5. Как указывалось выше, в качестве учителей толстовцы признавали Иисуса, библейских пророков, Будду, Лао-Дзы, Сократа, Франциска Ассизского, Тол стого, Ганди, Ламенне, Баха-Улу, Р. Роллана и других, проповедующих, по их мнению, истинное братство, равенство и свободу.

Толстовцы, по словам В. Ф. Булгакова, желали перейти от религии мест ной, частной к общемировой, общечеловеческой живой и трепетной религиоз ной мысли6. Они на деле стремились осуществить принцип свободы совести.

Толстовские коммуны и артели советского периода были неоднородны в рели гиозном отношении.

Яблоков И. Н. Основы теоретического религиоведения. – М., 1994. – С. 205.

Сухотина -Толстая Т. Л. Воспоминания. – М., 1980. – С. 419.

Письмо В. Г. Черткову от 24 июня 1884 г. // Л. Н. Толстой. – Собр. Соч. в 22-х томах. – Тт.19-20. – М., 1984. – С. 41.

Цит. по: Сухотина-Толстая Т. Л. Воспоминания. – М., 1980. – С. 419.

Позойский С. К. К истории отлучения Л. Н. Толстого от церкви. – М., 1979. – С. 165-170.

Булгаков В.Ф. Толстой-моралист. – Прага, 1923. – С. 93.

Толстовство не было конечным пунктом в духовной эволюции отдельных личностей. Отмечались случаи перехода от толстовского мировоззрения к идеологии баптистов и евангельских христиан. Таким образом, для толстов ской среды был характерен некоторый мировоззренческий синкретизм в рели гиозном отношении. Для них было приемлемо объединение с теми, кто при знавал бога как высшее нравственное начало, служащее основой жизни и объе диняющее всех людей;

кто проповедовал ненасилие, вегетарианство, анархизм, антимилитаризм.

Толстовцы не были объединены в какую-либо чисто религиозную орга низацию. В конце XIX века никаких организаций толстовского направления не существовало. Московское Вегетарианское общество, являвшееся в течение двадцати лет одним из центров толстовского движения, было создано 28 февра ля 1909 года. Оно не ставило каких-либо проповеднических целей, стремилось к распространению вегетарианства и созданию условий духовного общения для лиц, тяготеющих к мировоззрению Л. Н. Толстого. Общество Истинной Сво боды в память Л. Н. Толстого (ОИС) было организовано еще позже, в июне 1917 г. Целью этого общества было «облегчение общения между всеми, сочув ствующими тому жизнепониманию, выразителем которого является Толстой, а также содействие просветительским задачам»1. Каждый член ОИС сохранял за собой полную свободу в вопросах жизни и веры. Данное положение устава ОИС не позволяет рассматривать его как сектантскую организацию, ибо в деятельности этой организации отсутствовал такой важный признак сек ты, как тенденция к изоляционизму, строгое исполнение воли проповедника и ритуальных предписаний. Кроме центральных организаций, толстовцы созда ли довольно широкую сеть местных организаций: Общества истинной свободы, свободно-религиозного мировоззрения, общины свободных христиан, вегета рианские общества, общества эсперантистов, кружки в память Л. Н. Толстого.

Они занимались культурно-просветительской работой, благотворительностью, созданием коммун и артелей. На первый взгляд, мы имеем дело с хорошо от лаженной организационной структурой, однако каждое общество было полно стью независимо в своей деятельности и между ними не было, как уже гово рилось, «даже подобия той обязательной партийной связи, которая наблюдается в организациях политического и общественного характера»2.

Движение единомышленников Л. Н. Толстого было, скорее, религиозно окрашенным общественным движением, чем сектой. Социолог П. Штомка вы делил следующие характерные черты социального движения:

• Коллективность людей, действующих совместно.

• Единство в отношении цели коллективных действий, а именно – изме нения в обществе, причем цель должна осознаваться участниками одина ково.

• Диффузность движения, низкий уровень формальной организации.

Воспоминания крестьян-толстовцев.1910-1930-е годы. – М., 1989. – С. 144.

РГАЛИ. Ф.122. Оп.1. Е.2042. Л.34-36.

• Действия имеют относительно высокую степень стихийности и не принимают институциализированные, застывшие формы1.

Вышеперечисленные признаки были, безусловно, присущи толстовству как движению. Толстовское движение имело собственную своеобразную кон цепцию общественного развития. Центром всей социальной конструкции тол стовцев была земледельческая колония или коммуна. Экономические отноше ния будущего общества строились толстовцами на основе отказа от частной собственности. Модель будущего социального строя носила ярко выраженный натуральный характер, денежные отношения отвергались, как орудие неспра ведливого распределения плодов общественного труда и должны были быть заменены натурально-расчетными денежными знаками. Важнейшим принци пом жизни являлось уничтожение эксплуатации и неравенства членов. Само управляющийся характер общин должен был, по мысли толстовцев, привести к уничтожению государства и установлению анархии, которую толстовец С. М. Белинький охарактеризовал в своей речи на I съезде анархистов 12 декабря 1918 г. как «такой порядок человеческого общежития, при котором все люди свободны от правительственного принуждения»2. Главным средством решения спорных социальных проблем в обществе толстовцы считали форми рование общественного мнения и мирное неподчинение.

Уровень формальной организации толстовского движения был действи тельно низок. Состав участников МВО, ОИС, местных организаций не фикси ровался, рост движения можно видеть лишь по расширению географии мест ных организаций. Толстовские общества не имели четкой структуры, членство было свободным, размеры ежегодных взносов официально не устанавливались и вносились каждым по возможности, каждый сохранял свободу в исполнении их решений.

Общественные выступления толстовцев действительно имели высокую степень стихийности. Об этом свидетельствует, например, большое количество воззваний против войны, написанных толстовцами по личному почину в раз ных уголках страны, их многочисленные выступления против смертной казни и отказы от воинской службы по религиозным (толстовским) убеждениям, их индивидуальная деятельность по распространению запрещенных произведений Л. Н. Толстого, заканчивавшаяся для многих судами и ссылками.

Социологи рассматривают общественное движение как поток социальных изменений, имеющий прямое и обратное действие: «…любое социальное дви жение есть часть самого общества, в котором происходят изменения.., иначе говоря, оно действует на общество изнутри»3. Толстовское движение изначаль но было ориентировано на такое изменение общества «изнутри». Толстовское движение в процессе социальных изменений в обществе само мобилизовывалось для того, чтобы влиять на общество более эффективно.

Штомка П. Социология социальных изменений // Социальная психология. – Хрестоматия. – М. : Аспект Пресс, 2000. – С. 182-204.

РГАЛИ. Ф.122. Оп.3. Ед.34. Л.55.

Штомка П. Социология социальных изменений // Социальная психология. Хрестоматия. – М. : Аспект Пресс. – 2000. – С. 184.

вывалось для того, чтобы влиять на общество более эффективно. Наиболее ярко эти изменения прослеживаются накануне Октябрьской революции. Если Л. Н.

Толстой апеллировал исключительно к нравственным усилиям конкретной личности в деле преодоления социального зла путем отказа участвовать в нем, то толстовцы начали осознавать значимость совместных усилий людей в изме нении общественной жизни. Напомним, что В. Ф. Булгаков писал, что «в тепе решних условиях недостаточно личного неучастия.., чтобы чувствовать себя спокойным, а главное неответственным за происходящие и будущие ужасы».

Признав толстовство общественным движением, а не сектой, предпри мем попытку определить его тип. По масштабам предполагаемых изменений социологи выделяют реформистские (ограниченные по своим целям и не ори ентированные на преобразования институциональных структур);

радикальные (стремящиеся к более глубоким социальным преобразованиям, затрагивающим основы социальной организации, направленные на преобразования самого об щества);

революционные (охватывающие все ключевые аспекты социальной структуры – политический, экономический, культурный – и направленные на тотальное изменение общества, построение вместо него «альтернативного»

общества). Толстовство было, безусловно, радикальным общественным движе нием, направленным на тотальное изменение общества. Альтернативой госу дарству была безгосударственная община, опирающаяся на христианские принципы сосуществования людей. В некотором смысле толстовское движение можно назвать революционным. Интересно, что толстовцы сами осознавали се бя причастными к революционным преобразованиям в России. В Обращении Казанского толстовского комитета к большевикам от 29 января 1919 г. толстов цы требовали признания за собой права голоса при решении общественных проблем «ибо участвовали в деле осуществления правды и свободы»2.

По качеству предполагаемых изменений социальные движения разделяют на прогрессивные, стремящиеся создать новые институты, законы, внедрить новый образ жизни, новые верования, сформировать общество, которого рань ше не существовало, и ориентированные в будущее;

и консервативные, обра щенные в прошлое, стремящиеся восстановить институты, образ жизни, когда то существовавшие в ходе истории, основное внимание уделяющие возрожде нию традиции. По этим параметрам толстовское движение было, с одной сто роны, прогрессивным, так как было направлено на создание нового идеального общества. С другой – консервативным, так как идеализировало крестьянскую общину, бытовую жизнь крестьянства, которое являлось классом уходящего в прошлое феодального уклада жизни.

По целям предполагаемых изменений социальные движения подразде ляются: а) на движения, сосредотачивающиеся на изменении социальных структур, которые принимают две формы: социополитические движения – Булгаков В. Ф. Толстой, Ленин, Ганди. – Прага, 1930. – С. 14.

ОР РГБ. Ф. 435. К.95. Ед.27. Л.1.

пытаются добиться изменений в политике, экономике, вызвать сдвиги в классо вых структурах, и социокультурные движения – стремятся изменить убежде ния, кредо, ценности, нормы, символы (битники, панки, хиппи);

движения, ори ентированные на изменение личности, также имеющие две формы – религиоз ные, борющиеся за спасение своих членов и общее оживление религиозного духа;

и социальные движения, направленные на изменение структуры обще ства, предполагающие, что достижение этой цели повлияет и на личность. По данным признакам однозначно характеризовать движение единомышленников Л. Н. Толстого достаточно сложно. Толстовское движение было движением, ориентированным на изменение личности, которое должно повлечь за собой определенные изменения социальных структур. Оно было более социокультур ным, нежели социополитическим. Безусловно, толстовство было религиозным, нравственно-этическим социальным движением.

По логике, стратегии действия социологи выделяют движения, дейст вующие по «инструментальной» логике – достижение политической власти и усиление ее средствами предполагаемых изменений в обществе;

и движения, следующие «экспрессивной» логике – стремление к достижению автономии, гражданских прав, культурной и политической эман сипации для своих членов или более широких общностей. В этом плане можно говорить об «экспрессивной» логике толстовского движения.

Подводя итоги, следует констатировать, что наиболее правильным было бы определить движение единомышленников Л. Н. Толстого как религиозно этическое движение, имеющее социальную направленность. Тем более, что социальная природа этого движения уже отмечалась исследователями ра нее. Так З. В. Калиничева сближала толстовское движение с протестантским и католическим движением «социального христианства»1. Неприятие толстов цами насильственных методов переустройства общества резко выделяют его среди других общественных движений. Оно прочно вписывается в рамки рос сийского социалистического движения конца XIX – начала ХХ столетия – тол стовское движение занимало нишу религиозно-этического социализма.

Как и в других течениях русской социалистической мысли, в толстовстве достаточно рельефно проявились такие существенные черты, как уравнительное распределение, превалирующее значение коллективных форм жизни, неприятие частной собственности, общинно-демократическое устройст во общества, принцип социальной справедливости и др. Вместе с тем, оно име ло ряд важнейших особенностей, выделивших его на общем социалистическом фоне. Религиозность мировоззрения определяла особое место толстовского движения в кругу общественно-политических течений – оно занимало нишу ре лигиозно-этического социализма.

Другая характерная черта толстовского социализма заключалась в идее ненасилия. Неприятие насильственных методов борьбы за социальную Калиничева З. В. К вопросу о социальной сущности идей толстовства // ЛГПИ им. А. И. Герцена. XVIII Герценовские чтения. – Научный атеизм, этика, эстетика. – Л., 1975.

– С. 53, 56.

справедливость делало толстовцев уникальным явлением среди российских общественных движений. Хотя толстовцы утверждали, что они вне политики, толстовское движение с его позицией, выразившейся в ненасильственном под ходе к решению политических проблем, можно рассматривать как толерантную попытку найти компромисс в решении животрепещущих вопросов в жизни об щества. Безусловно, такая позиция не могла приветствоваться с точки зрения марксистско-ленинской идеологии, господствующей в Советском Союзе в то время, но идеи мирного разрешения спорных проблем по-новому воспринима ются сегодня.

Оживление толстовского земледельческого движения по переходу к коллективным формам земледельческого труда было результатом идущего еще от народничества преклонения перед крестьянством, нашедшего в толстовстве столь своеобразный облик. Именно поэтому земледельческая об щина стояла в центре всей социальной конструкции толстовцев.

В идеализации общинности русского крестьянства, его избранности при пере ходе к мирной братской жизни состояла слабость идеологических построений толстовцев, придавшая им утопический характер.

Концепция «гуманного социализма», сложившаяся у последователей ве ликого писателя, была разновидностью русского крестьянского социализма.

Возвеличивание толстовцами земледельческого труда как самого нравственно го и достойного всяческого уважения было своего рода антиподом социальной доктрине большевизма, делавшей ставку на рабочий класс как единственного вершителя будущего России. Толстовство, поэтизирующее крестьянский труд и проповедующее в решении аграрного вопроса проект Г. Джорджа, имеющее религиозное обоснование предполагаемых общественных изменений, абсолю тизирующее принцип свободы личности вплоть до отрицания государства как формы организации общественного бытия, было более близко середняцкой, хозяйственно жизнеспособной массе. Тогда как большевики находили под держку в беднейшем, пролетаризированном слое деревни.

Опыт толстовцев-земледельцев не имел глобального значения в масштабах страны. Но они и не ставили перед собой такой цели. Конкрет ность и направленность мировоззрения толстовцев в сегодняшний день ориен тировали их на немедленное осуществление братства, равенства, свободы в ре альной ситуации посредством имеющихся в данный момент средств. Вся дея тельность толстовских земледельческих объединений была направлена на постепенную репродукцию своего ненасильственного образа жизни.

Развитие толстовских земледельческих коммун и артелей в нашей стране необходимо рассматривать как часть мирового религиозного движения к коллективной жизни на коммунистических началах. Аналогичные коммуны и артели существовали в Болгарии, Англии, Швеции, но самым ярким является существующее сегодня в Израиле движение киббуцев. Примечательно, что первый киббуц в Дгании был основан горсткой выходцев из России, голых и босых, с портретом Л. Н. Толстого в руках и твердым решением жить хорошо и справедливо. Историк киббуцного движения Мукки утверждал, что киббуц как чудо, возникшее в специфических условиях, не может тиражироваться1.

Могли ли толстовские земледельческие объединения стать русским чу дом коллективизма? Вероятнее всего, ответ на этот вопрос должен быть ни по ложительным, ни отрицательным. Наиболее крепкие толстовские земледельче ские объединения имели все возможности для экономического процветания, если бы не вмешательство государственной власти, которая к концу 1920-х гг.

увидела в них явление, не соответствующее по своим целям общему политиче скому курсу. Поэтому их не спасла даже хозяйственная устойчивость. С другой стороны, толстовские коммуны были достаточно неустойчивыми коллектива ми: состав участников часто менялся, что в значительной степени осложняло их существование.

Изучение толстовских земледельческих объединений открывает новые горизонты в дальнейшем исследовании проблем отечественной истории.

Соотношение утопии и социализма до сих пор привлекает внимание ис ториков, философов, политологов2. Предпринимаются попытки рассматривать большевизм как социально-утопическую доктрину3. С этой точки зрения тол стовство и большевизм можно рассматривать как два параллельно существо вавших направления, стремящихся решить социальные проблемы современного им общества. В этом плане история толстовских земледельческих объединений представляет для исследователя богатый материал.

История толстовского земледельческого движения позволяет ставить во прос о более глубоком изучении религиозных, в том числе и сектантских кол лективов, существовавших в России в первое десятилетие советской власти, а также христианского социалистического движения. Несмотря на то, что тол стовство и православная церковь находились в сложных взаимоотношениях, толстовство имело христианские истоки и идеалы в основе своей социологи ческой доктрины.

Изучение толстовских земледельческих объединений помогает по-новому осмыслить ряд актуальных проблем современности: о соотношении демократии и администрирования, о границах свободы личности и отдельных социальных групп в решении единых для всего общества государственных за дач, о месте идеологии в жизни страны. Толстовские земледельческие коллек тивы наглядно показали, что для нормального функционирования обществен ного организма необходимо избегать крайностей как безбрежной демократии, так и тотального государственного контроля за всеми сферами жизнедеятель ности общества. Мировоззренческая сторона жизни людей должна оставаться личным делом граждан. Государству необходимо установить лишь границы не дозволенных деяний, объективно вредных обществу.

Утопия и утопическое мышление. – М.,1991. – С. 6-7.

См.: Штекли А. З. Утопии и социализм. – М. : Наука, 1998;

Утопия и утопическое мышле ние. – М. : Прогресс, 1991;

Анархия и власть.– М., 1992.

Капустин М. Конец утопии? Прошлое и будущее социализма. – М., 1992.

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА АРХИВНЫЕ НЕОПУБЛИКОВАННЫЕ ИСТОЧНИКИ I. ГАРФ – Государственный архив Российской Федерации.

1) Ф. 130 – Совет Народных комиссаров (СНК). Оп.4. Ед.2;

Оп. 4. Ед.286.

2) Ф. 1235 – Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет (ВЦИК). Оп.93. Ед.153.

3) Ф. А-353 – Народный Комиссариат Юстиции (Наркомюст). Оп.4.

Ед.43;

Оп.4. Ед. 413.

4) Ф. Р-5804 – П. Г. Смидович. Оп.1. Ед.27;

Оп.1. Ед.29;

Оп.1. Ед.38.

II. РГАЛИ – Российский государственный архив литературы и ис кусства 1) Ф.122 – И. И. Горбунов-Посадов. Оп. 1. Ед.37,183,558, 589, 932,980, 1358, 1537, 1648, 2039, 2042.

Оп.2. Ед.457.

Оп.3. Ед.12, 22, 28, 34, 37.

2) Ф.41 – П. И. Бирюков. Оп.1. Ед.37.

3) Ф.1345 – Собрание рукописей деятелей культуры.

Солодовник Н. С. Воздвиженское трудовое братство – локальная модель бесконфликтного общества социальной справедливости.

III. РГАЭ – Российский государственный архив экономики.

1) Ф.478 – Народный комиссариат земледелия (Наркомзем). Оп.1. Ед.11, 15, 25, 395.

IV. РГАНИ – Российский государственный архив новейшей истории.

1) Ф.17. – Центральный комитет РКП(б). Оп.60. Ед.729.

2) Ф.89. – Е. Е. Ярославский. Оп.4. Ед.123.

V. Государственный архив Ульяновской области.

1) Ф. Р – 336. – Симбирский губземотдел. Оп.4. Ед.54, 79.

VI. ОР РГБ – Отдел рукописей Российской государственной библио теки.

1) Ф.345. – К. С. Шохор-Троцкий. К.5. Ед.3, 102;

К.38. Ед.16;

К.62.

Ед.4, 5, 49;

К.63. Ед.14;

К.95. Ед.24;

К.96. Ед.21.

2) Ф.358 – Н. А. Рубакин. К.157. Ед.2.

3) Ф.369 – В. Д. Бонч-Бруевич. К.398. Ед.21;

К.377. Ед.18.

4)Ф.435 – Чертковы Владимир Григорьевич и Анна Константиновна.

К.1. Ед.1;

К.7. Ед.2;

К.10. Ед.35;

К.11. Ед.9;

К.15. Ед.22;

К.29. Ед.14;

К.34. Ед.4;

К.52. Ед.29;

К.55. Ед.2, 17, 19, 22, 36;

К.56. Ед.25;

К.62. Ед.49;

К.65. Ед.20;

К.67. Ед.16;

К.69. Ед.37;

К.70. Ед.44;

К.74. Ед.1, 4;

К.75. Ед.2;

К.94. Ед.8;

К.95. Ед.5, 11;

К.96. Ед.11, 18, 19, 30;

К.98. Ед.1;

К.99. Ед.13, 14;

К.100. Ед.2, 10, 23, 35, 36;

К.101. Ед.44.

ОПУБЛИКОВАННЫЕ ИСТОЧНИКИ 1. Аграрная политика советской власти. (1917-1918). – Документы и материалы. – М., 1957. – С. 698.

2. Отчет Наркомзема IX съезду Советов за 1921 г. – М., 1922. – С. 215.

3. Постановление Пленума ЦК РКП(б) по вопросу о нарушениях п.13 программы и о постановке антирелигиозной пропаганды от 9 августа 1921 г. // КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и Пленумов ЦК. Т.2. – М., 1983. – С. 446.

4. Программа РКП(б), принятая на VIII съезде (18-23 марта 1919 г.) // КПСС в резолюциях... Т.2. – М., 1983. – С. 86.

5. Резолюция «О работе в деревне» XIII съезда РКП(б) // КПСС в ре золюциях… Т.3. – М., 1984. – С. 249.

6. Справочник партийного работника. – Вып. 2. – М., 1922. – С. 93-94.

7. Съезды Советов СССР в постановлениях и резолюциях. – М., 1939.

– С. МАТЕРИАЛЫ ПЕРИОДИЧЕСКОЙ ПЕЧАТИ Журналы толстовского направления:

1. «Братство». – Киев. – 1920 г. – №2.

2. «Голос Толстого и Единение».– Москва, 1919.– №6;

1920. – №1.

3. «Единение». – Москва, 1917. – №1.

4. «Истинная свобода». – Москва, 1920. – №1, 3, 8;

1921. – №8.

5. «Открытое слово».– Харьков, 1919. – №2-3;

1918. – №1.

6. «Путь к свету». – Царицын, 1919. – № l.

Газеты и журналы других политических и общественных организаций 1. «Вольная жизнь». – Москва, 1920. – №1-8 – орган анархистов-ком мунистов;

2. «Общее дело» – кооперативный орган. – 1918. – №2, 3;

1921. – №9.

3. «Правда» 20 июля 1919 г. – №158. – С. 2.

4. «Пролетарская правда». – 30 января 1924 г. – №24. – С. 3.

МЕМУАРЫ И ВОСПОМИНАНИЯ 1. Булгаков, В. Ф. Лев Толстой, его друзья и близкие. Воспоминания и рассказы / В. Ф. Булгаков. – Тула, 1970. – С. 342.

2. Воспоминания крестьян-толстовцев. – М. : «Книга», 1989. – С. 479.

3. Егудин, Ю. Мои скитания и моя жизнь в толстовских коммунах / Ю.

Егудин // «Сибирские огни». – 1991. – №10. – С. 228-244.

4. Моргачев, Д. Е. Моя жизнь / Д. Е. Моргачев // Минувшее. Исторический альманах. – 1987. – №4. – С. 479.

5. Мазурин, Б. В. Несокрушима жизни твердь / Б. В. Мазурин // «Новый мир». – 1988. – №8. – С. 228-248.

6. Сухотина-Толстая, Т. Л. Воспоминания / Т. Л. Сухотина-Толстая. – М. :

«Худ. лит-ра», 1980. – С. 527.

7. Янов, В. В. Краткие воспоминания о пережитом / В. В. Янов // «Память». Исторический сборник. – Вып.2. – М., 1977. ;

Париж, 1979. – С. 82-159.

МОНОГРАФИИ, ДИССЕРТАЦИИ, СТАТЬИ 1. Алексеев, В. А. Иллюзии и догмы / В. А. Алексеев. – М.– Политиздат., 1991.

– С. 400.

2. Анархия и власть. Сб. – М. : «Наука», 1992. – С. 432.

3. Антология ненасилия. – М. : Бостон, 1992. – 258 с.

4. Апостолов, Н. Н. Религиозно-анархические идеи Л. Н. Толстого и современный политический психоз. Изд. 3 / Н. Н. Апостолов. – Киев, 1919.

– С. 32.

5. Беневский, И. Христианская община и земледелие. С приложением Устава общества земледельцев «Божья нива» / И. Беневский. – М., 1907. – С. 23.

6. Бердяев, В. Духи русской революции / В. Бердяев // Из глубины. – М., 1990.

– С. 55-89.

7. Бонч-Бруевич, В. Д. Кривое зеркало сектантства / В. Д. Бонч-Бруевич // Из бранные атеистические произведения. – М., 1973. – С. 142-151.

8. Бонч-Бруевич, В. Д. Раскол и сектантство в России / В. Д. Бонч-Бруевич // Избранные сочинения. Т.1. – М., 1959. – С. 153-158.


9. Бонч-Бруевич, В. Д. Письмо М. С. Дудченко / В. Д. Бонч-Бруевич // Избран ные сочинения. T.1. – М., 1959. – С. 378-379.

10. Булгаков, В. Ф. К характеристике духовного облика русского народа за время революции / В. Ф. Булгаков // Крестьянская Россия. – Вып.

IV. – Париж, 1923. – С. 147-151.

11. Булгаков, В. Ф. Лев Толстой и наша современность. 2-е изд. / В. Ф. Булга ков. – М., 1919. – С. 23.

12. Булгаков, В. Ф. Толстой-моралист / В. Ф. Булгаков. – Прага : «Пламя», 1923.

– С. 104.

13. Булгаков, В. Ф. Толстой, Ленин, Ганди / В. Ф. Булгаков. – Прага : «Пламя», 1930. – С. 58.

14. Булгаков, В. Ф. Христианская этика. Систематические очерки мировоззрения Л. Н. Толстого. 2-е изд. / В. Ф. Булгаков. – М., 1919. – С. 11, 184.

15. Виноградов, И. И. Критический анализ религиозно-философских взглядов Л. Н. Толстого / И. И. Виноградов. – М. : «Знание», 1991. – С. 84.

16. «Военный коммунизм»: Как это было. – М. : «Знание», 1991. – С. 83.

17. Выцлан, М. Когда струны зазвучат в унисон / М. Выцлан // Родина. – 1994. – №10. – С. 71-75.

18. В чем истинная свобода? Проект Общества свободно-религиозного миро воззрения. Балаково, Самарской губ. – С. 12.

19. Гаврюшин, Н. К. Антитезы «православного меча» / Н. К. Гаврюшин // «Во просы философии». – М. – 1992. – №4. – С. 79-83.

20. Гассиев, А. Учение Толстого / А. Гассиев // «Дарьял». – Владикавказ, 1991.

– №2. – С. 173-200.

21. Гаузнер, М. Лев Николаевич Толстой о земле / М. Гаузнер. – Пг. : «Ясный», 1917. – С. 15.

22. Гаузнер, М. Земельный вопрос и способы его разрешения / М. Гаузнер. – Пг. : «Просвещение», 1917. – С. 40.

23. Гельфанд, М. Толстой и толстовцы в свете марксистской критики / М.

Гельфанд. – Саратов, 1928. – С. 112.

24. Гидулянов, П. В. Отделение церкви от государства: Полный сборник декретов РСФСР и СССР, инструкций, циркуляров и т. д. с разъяс нениями V отдела HKЮ РСФСР / П. В. Гидулянов ;

Под редакцией П. А. Красикова. 2-е изд. – М. : Изд-во HKЮ, 1924. – С. 405.

25. Гидулянов, П. В. Церковь и государство по законодательству РСФСР. Сб.

узаконений и распоряжений с разъяснениями V отдела НКЮ. / П. В. Гиду лянов ;

Под редакцией НКЮ. – 1923. – С. 100.

26. Гимпельсон, В. Г. Великий Октябрь и становление системы советского управления народным хозяйством / В. Г. Гимпельсон. – М., 1977. – С. 310.

27. Горбунов-Посадов, И. И. В чем истина и жизнь? / И. И. Горбунов-Посадов – Вып. 1. – М. : «Посредник», 1921. – С. 32.

28. Горцев, Ш. Национализация земли / Ш. Горцев. – М. : «Основа», 1907. – С. 32.

29. Гришаев, В. В. Сельскохозяйственные коммуны советской России. 1917 1929 / В. В. Гришаев. – М. : «Мысль», 1976. – С. 188.

30. Груздев, И. А. Горький и его время. 1868-1896. Изд. 3-е / И. А. Груздев. – М. : Госполитиздат, 1982. – С. 700.

31. Гусейнов, А. Учение Л. Н. Толстого о непротивлении злу насилием / А. Гу сейнов // «Свободная мысль». – 1994. – №6. – С. 68-81.

32. Джордж, Г. Прогресс и бедность / Г. Джордж. – М. : «Генри Джордж Фон дейшн». – 1992. – С. 384.

33. Дунаев, Б. Люди и людская пыль вокруг Толстого / Б. Дунаев. – М., 1927. – С. 116.

34. Дэвид, Р. Толстой, принципы нового миропорядка / Р. Дэвид. – М. : «Саку ра», 1993. – С. 208.

35. Ежегодник ОИС в память Л. Н. Толстого за 1916-1917 гг. – М., 1918.– С. 15.

36. Ежегодник ОИС в память Л. Н. Толстого за 1918-1919 гг. – М., 1919. – С. 21.

37. Загорский, С. О. К социализму или капитализму? / С. О. Загорский. – Париж : Республиканско-демократический союз, 1927. – С. 308.

38. Зайцев, К. Толстой как явление религиозное / К. Зайцев. – Харбин, 1937. – С. 61.

39. Зеленская, Е. И. Из истории советской кооперации в годы НЭПа / Е. И. Зе ленская // Сб. «Кооперация. Страницы истории». – Вып. 3. – М., 1993. – С. 234. + Прил. (с. 32).

40. Ильин, И. А. Погребение набальзамированного толстовств (Главы ив книги «О сопротивлении злу силою») / И. А. Ильин // «Вопросы философии». – 1992. – № 4. – С. 84-107.

41. История политических партий России. – М. : «Высшая школа», 1994. – С. 447.

42. История России. XIX-XX вв. Курс лекций. Ч.1. – Брянск : «Грани», 1992. – С. 124.

43. Кабанов, В. В. Крестьянское хозяйство в условиях «военного коммунизма» / В. В. Кабанов. – М. : Наука, 1988. – С. 303.

44. Калиничева, З. В. К анализу причин краха земледельчески-трудовых идеа лов толстовства / З. В. Калиничева // ЛГПИ им. А. И. Герцена. XIX-е Герце новские чтения. Научный атеизм, этика, эстетика. – Научн. докл. – Л., 1978.

– С. 18-23.

45. Калиничева, З. B. К вопросу о возникновении толстовства / З. В. Калиничева // ЛГПИ им. А. И. Герцена. XVII-е Герценовские чтения.

Научный атеизм, этика, эстетика. – Научн. докл. – Л., 1974. – С. 54-83.

46. Калиничева, З. В. К вопросу о политической платформе толстовства в 1917 1923 гг. / З. В. Калиничева // ЛГПИ им. А. И. Герцена. Общественная жизнь и религия. Сб. научн. трудов. – Вып. 2. – Л., 1978. – С. 83-89.

47. Калиничева, З. В. К вопросу о социальной сущности идей толстовства / З. В. Калиничева // ЛГПИ им. А. И. Герцена. XVIII-е Герценовские чтения.

Научный атеизм, этика, эстетика. – Научн. докл. – Л., 1975. – C. 51-59.

48. Капустин, М. Конец утопии? Прошлое и будущее социализма / М. Капус тин. – М. : Изд-во «Новости», 1990. – С. 594.

49. Клибанов, А. И. Материалы о религиозном сектантстве в архиве В. Г. Черт кова / А. И. Клибанов // «Записки ОРРГВ». – Вып.28. – М., 1968. – С. 54-78.

50. Клибанов, А. И. Религиозное сектантство в прошлом и настоящем / А. И. Клибанова. – М. : Наука, 1973. – С. 256.

51. Клибанов, А. И. Религиозное сектантство и современность / А. И. Клибанов.

– М. : Наука, 1969. – С. 272.

52. Кузьмин, А. Понятие сектантства в СССР / А. Кузьмин // «Антирелигиоз ник». – 1937. – № 7. – С. 21-39.

53. Красиков, П. А. На церковном фронте / П. А. Красиков. – М., 1923. – С. 311.

54. Ленин, В. И. Толстой как зеркало русской революции / В. И. Ленин // Ленин В. И. – Полн. собр. соч. Т.17. – С. 208-213.

55. Ленин, В. И. Лев Толстой и его эпоха / В. И. Ленин // Ленин В. И. Полн.

собр. соч. Т.17. – С. 100-105.

56. Ленин, В. И. Лев Толстой и современное рабочее движение / В. И. Ленин // Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 20. – С. 38-41.

57. Ленин, В. И. Л. Н. Толстой / В. И. Ленин // Ленин В. И. Полн. собр. соч.

Т.20. – С. 19-24.

58. Ленин, В. И. Толстой и пролетарская борьба / В. И. Ленин // Ленин В. И.

Полн. собр. соч. Т.20. – С. 70-71.

59. Ленин, В. И. Что делается в народничестве и что делается в деревне / В. И. Ленин // Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т.22. – С. 363-389.

60. Ленин, В. И. Пролетарская революция и ренегат Каутский / В. И. Ленин // Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 37. – С. 235-338.

61. Ленин, В. И. Письмо Н. Ф. Арманд от 25. XI1. 1916 г. / В. И. Ленин // Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т.49. – С. 345-348.

62. Ленинский сборник. XXV. – М., 1945. – С. 274.

63. Лев Толстой как столп и утверждение поповщины. – М. : «Атеист». – С. 160.

64. Луначарский, А. В. Об атеизме и религии / А. В. Луначарский. – М. :

Мысль, 1972. – С. 203-218.

65. Луначарский, А. В. Христианство или коммунизм / А. В. Луначарский. – Л., 1926. – С. 48.

66. Маклаков, В. А. Толстовство и большевизм / В. А. Маклаков. – Париж, 1921. – С. 128.

67. Маклаков, В. А. Толстой и большевизм / В. А. Маклаков // «Слово». – IX. – 1991. – С. 54-57.

68. Малинин, В. А. История русского утопического социализма: вторая поло вина XIX-начало XX вв. / В. А. Малинин. – М. : Наука. – 1991. – С. 272.

69. Морозов, С. И. Сектантские колхозы / С. И. Морозов. – М. : «Московский рабочий», 1931. – С. 56.

70. Муратов, М. В. Русское сектантство / М. В. Муратов. – М., 1919. – С. 54.

71. Муратов, М. В. Неизвестная Россия. (О народной вере и народном подвиж ничестве) / М. В. Муратов. – М., 1919. – С. 30.

72. «Несокрушимая жизни твердь...» Из литературы толстовской коммуны «Жизнь и труд» // «Сибирские огни». – Новосибирск, 1991. – №10.

– С. 226-227.

73. Николаев, С. Д. В защиту проекта земельной реформы Г. Джорджа / С. Д. Николаевю – М., 1906. – С. 54.

74. Одинцов, М. М. Государство и церковь. (История взаимоотношений) 1917 1938 / М. М. Одинцов. – М. : «Знание». – 1991. – С. 63.

75. Павлюченков, С. С. С чего начинается НЭП? / С. С. Павлюченков // Труд ные вопросы истории. – М. : Политиздат, 1991. – С.45-60.

76. Петров, С. Г. Толстовство в первые послеоктябрьские годы / С. Г. Петров // Великий Октябрь и крах непролетарских партий в России. – Калинин, 1989.

– С. 145-150.

77. Петров, С. Г. Толстовство и средние слои / С. Г. Петров // Городские сред ние слои в трех российских революциях. – М., 1989. – С. 171-177.

78. Позойский, С. К истории отлучения Л. Н. Толстого от церкви / С. Позой ский. – М., 1979. – С. 176.

79. Поповский, М. Русские мужики рассказывают: последователи Л. Н. Толстого в Советском Союзе. 1918 – 1977 / М. Поповский. – Лондон, 1983. – С. 314.

80. Принципы ненасилия: классическое наследие. – М. : «Прогресс», 1991. – С. 235.

81. Путинцев, Ф. М. Кабальное братство сектантов / Ф. М. Путинцев. – М. ;

Л., 1931. – С. 200.

82. Путинцев, Ф. М. Современное сектантство / Ф. М. Путинцев // «Антирелигиозник». – 1926. – №6. – С. 68.

83. Путинцев, Ф. М. Политическая роль и практика сектантства / Ф. М. Путинцев. – М., 1935. – С. 476.

84. Путинцев, Ф. М. Кабала и ростовщичество под флагом сектантского взаи мопонимания / Ф. М. Путинцев. – М. : «Безбожник». – Б. г. – С. 16.

85. Путинцев, Ф. М. Толстой, толстовство и сектантство / Ф. М. Путинцев // «Революция и культура». – 1928. – №17. – С. 17-24.

86. Путинцев, Ф. М. О «толстовотвующих» / Ф. М. Путинцев // «Антирелигиоз ник». – 1928. – №7. – С. 12-23.


87. Путинцев, Ф. М. Районы распространения сектантства / Ф. М. Путинцев // «Антирелигиозник». – 1921. – №1. – С. 17-25.

88. Преображенский, Е. А. О крестьянских коммунах / Е. А. Преображенский. – М., 1918. – С. 30.

89. Рафальский, С. Сельскохозяйственные коллективы Советской России / С. Рафальский // «Записки института изучения России». Кн. II. – Прага, 1925. – С. 307-332.

90. Савельев, С. Бог и комиссары / С. Савельев // Религия и демократия. На пу ти к свободе совести. Вып. 2. – М., 1993. – С. 164-216.

91. Страхов, Ф. По ту сторону политических интересов / Ф. Страхов. – М. :

«Посредник», 1907. – С. 148.

92. Трегубов, И. М. Выступление на 7-ом Всероссийском съезде Советов делегата от сектантских коллективов / И. М. Трегубов. – М., 1919. – С. 4.

93. Трегубов, И. М. «Земля божья» или христианско-социалистический способ решения земельного вопроса / И. М. Трегубов. – М. : «Посредник», 1920. – С. 132.

94. Толстовцы и их учение по данным 3-го Всероссийского съезда. – Тифлис, 1900. – С. 76.

95. Толстовцы как интеллигенция // «Новый мир». – 1993. – №11. – С.

189-191.

96. Туган-Барановский, М. И. Социальные основы кооперации / М. И. Туган Барановский. – Берлин, 1921. – С. 521.

97. Туган-Барановский, М. И. В поисках нового мира. Социалистические общины нашего времени / М. И. Туган-Барановский. – СПб., 1919. – С. 128.

98. Утопия и. утопическое мышление. – М. : «Прогресс», 1991. – С. 405.

99. Шахнович, М. И. Мысли и думы современных сектантов / М. И. Шахнович // «Воинствующий атеизм». – 1931. – №2-3. – С. 28-31.

100. Штекли, А. Э. Утопии и социализм / А. Э. Штекли. – М. : Наука, 1993. – С. 272.

101. Щербаков, В. Н. Толстовская идея революции сознания / В. Н. Щербаков // «Советская педагогика». – 1990. – №11. – С. 140-142.

100. Щербаков, В. Н. Толстовская идея революции сознания / В. Н. Щербаков // «Советская педагогика». – 1990. – №11. – С. 140-142.

101. Чертков, В. Г. Наша революция. Насильственное воспитание или христианское освобождение? Изд. 2-е / В. Г. Чертков. – М., 1907. – С.

132.

102. Эджертон, У. Толстой и толстовцы / У. Эджертон // «Новый мир». – 1989. – №3. – С. 286-287.

103. Ярославский, Е. О Л. Н. Толстом и «толстовцах» / Е. О. Ярославский // «Антирелигиозник». – 1928. – №7. – С. 4-22.

104. Ячевский, В. В. Общественно-политические и правовые взгляды Л. Н. Толстого / В. В. Ячевский. – Воронеж : Изд-во ВГУ, 1983. – С.

167.

Приложение СПИСОК ТОЛСТОВСКИХ ЗЕМЛЕДЕЛЬЧЕСКИХ ОБЪЕДИНЕНИЙ Название объединения Место расположения Источник Тайнинская сельхозартель Перловка Московской области Воспоминия… с. 147.

Сельскохозяйственная г. Воскресенск Там же коммуна Московской обл.

им. Л. Н. Толстого Коммуна Селещина «Сибирские огни».

«Братская жизнь» Полтавской обл. 1991. №10. С. 233.

Поселение «Берег» Крым Воспоминия… с. Алма-Атинская община Казахстан Там же Община Царицын Там же «Всемирное братство»

Поселок Самарская обл. Там же «Всемирное братство»

Коммуна Калужская обл. Там же «Бодрая жизнь»

Коммуна Тульская обл. Там же «Единение»

Общество Башкирия Там же с. Раевка Коммуна с. Алымчик Там же Д. Е. Моргачева Елецкого района Орловской обл.

Артель «Криница» Геленджик Там же Клинская коммуна г. Клин Там же Московской обл.

Коммуна «Березки» Московская обл. ОР РГБ.

Ф.435. К.96. Ед.31.

Коммуна Полтавская обл. Там же. Ед.5.

«Царство света»

Артель Самарская обл. Воспоминания… С. 147.

«Братский труд»

Артель «Знамя братского Самарская обл. Там же труда»

Коммуна Московская обл. Там же. С. 93.

«Жизнь и труд»

Новоиерусалимская ком- Ст. Новый Иерусалим. Там же. С. 69.

муна Московской обл.

Коммуна Сочи «Голос Толстого и Едине «Змеиная горка» ние». 1920. №2.

Сельскохозяйственная с. Белуховка ОР РГБ.

община «Братский труд» Полтавской обл. Ф.435. К.96. Ед.39.

Продолжение Прил. Коммуна на станции Украина Там же Ханской Детская Предместье Киева «Братство». 1920. №2.

Земледельческая колония в С. 10.

Святошине Сельскохозяйственная Балаково ОР РГБ.

артель им. Л. Н. Толстого Самарской обл. Ф.345. К.38. Ед.16.

Коммуна Подмосковье Там же «Трезвая жизнь»

Земледельческое Там же объединение трудового товарищества им. Л. Н. Толстого Трудовая Воронежская обл. ОР РГБ.

земледельческая община Ф.345. К.62. Ед. им. Т. Бондарева Сельхоз артель Рогачевский уезд «Истинная свобода» 1921.

деревни Четверни Гомельской обл. №8. С. 31.

Трудовая ОР РГБ. Ф.435. К.96.

земледельческая артель Ед. 24.

«Друзья Толстого»

Детская трудовая Московская обл. Там же. Ед.26.

колония «Снегири»

Сельскохозяйственное Там же. Ед.30.

кустарно-промысловое то варищество «Трудовое содружество»

Трудовая Невинномысск Там же. Ед.32.

сельскохозяйственная об щина свободных христиан «Лев Толстой»

Коммуна Там же. Ед.32.

«На заре новой жизни»

Тульская обл. ОР РГБ.

Яснополянская коммуна Ф.435. К.96. Ед. С/х духовно- нравственная ОР РГБ.

община «Начало дня» Ф.435. К.15. Ед. при коммуне «Равенство»

Уральская обл. ОР РГБ.

Артель «Мирный пахарь»

Ф.435. К.60. Ед. Коммуна «На заре Кавказ ОР РГБ.

новой эры» Ф.435. К.96. Ед. Земледельческая община ОР РГБ.

свободных христиан Ф.435. К.98. Ед. «Свободная совесть»

Продолжение Прил. Коллектив «Добрый дар» Воронежская обл. ОР РГБ.

Ф.435. К.95. Ед. Коммуна «Вольная жизнь» пос. Урусово Там же Рязанской обл.

Коллектив Капустина М. П. с. Верхняя Белозерка Там же Мелитопольского округа Екатеринославской обл.

Коммуна ст. Миллерово Там же «Мир с живущими»

Коллектив ручников пос. Борисовка Там же Смирнова Уральской обл.

Община свободных с. Наталино ОР РГБ.

христиан Полтавской обл. Ф.435. К.68. Ед. Всемировая религиозная с. Семеновка Там же община «Истинное Черниговской обл.

жизневедение»

Община «Друзей Истинной Самарская обл. Там же свободы»

Религиозно-трудовая об- с. Никольско-Троицкое Там же щина в память Ярославской обл.

Л. Н. Толстого Христианская община в с. Трофимовщина Саранского Там же.

память Л. Н. Толстого уезда Пензенской обл.

Детская земледельческая Майкоп, Кубань ОР РГБ.

колония Ф.435. К.69. Ед. Земледельческая колония Люботин Там же «Имение В. Шейермана» Харьковская обл.

Земледельческая община Там же «Трудовое общежитие»

Община «Начало века» Под Петроградом Там же Трудовое товарищество с. Ново-Алсуфьево Там же им. Л. Н. Толстого Нечае- Черноморской обл.

вой Е. П.

С/х артель «Возрождение» Тербунская волость Воспоминания… С. 268.

Елецкий уезд Орловская обл.

Рижская коммуна Прибалтика РГАЛИ. Ф.122.

Оп.1. Ед.25.

Коммуна близ Юрьева Прибалтика Там же Ревельское объединение Прибалтика Там же Марьянская община РГАЛИ. Ф.122.

Оп.1. Ед.133.

Братское поселение На юге России ОР РГБ.

И.И. Совина и Климова Ф.435. К.35. Ед. Омская с/х артель ОР РГБ.

Ф.435. К.100. Ед. Продолжение Прил. Фрунзенская группа с. Гавриловка Там же Фрунзенской обл.

ОИС в память ст. Донец ГАРФ. Ф.А-353.

Л. Н. Толстого Смоленской обл. Оп. 4. Ед.413.

С\х община-коммуна Мокшанский уезд ОР РГБ.

им. Л.Н. Толстого Пензенской обл. Ф.435. К.97. Ед. Эммануиловская коммуна Кубань Там же Община Льва Толстого Самарская обл. Там же Земледельческая община Хутор Пустышки ОР РГБ.

Истинной свободы Карсунского уезда Ф.435. К.97. Ед. Симбирской обл.

Общество Истинной д. Кипти Там же свободы Гомельской обл.

Общество Истинной Орехово-Зуево Там же свободы Общество Истинной Киев Там же свободы Общество Истинной с. Красавки Там же свободы Тульская обл.

Бежицкий ОИС Брянская обл. Там же Л. Н. Толстого ОИС в деревне Край Белозерский уезд ОР РГБ.

Брянской обл. Ф.435. К.97. Ед. Коллектив ручников д. Подорожное «Истинная свобода»

Юрьевецкого уезда 1920. №2.

Иваново-Вознесенской обл.

Община «Перевал» Кавказ ОР РГБ.

Ф.435. К.69. Ед. С/х артель Льва Толстого С. Сосновка ГАУО Сенгилеевского уезда Ф. Р-336. Оп.4. Ед.54.

Симбирской обл.

С/х артель «Пробуждение» Сенгилеевского уезда ГАУО Симбирской обл. Ф. Р-336. Оп.44. Ед.79.

Общество «Единение» Крапивинский уезд Иваново- ГАРФ. Ф.1235. Оп.93.

(по совместной Вознесенской обл. Ед.153.

обработке земли) Коммуна «Единение» Там же Там же Коммуна Там же Там же «Свободная жизнь»

Коммуна Там же Там же «Свободный труд»

Детская колония с. Каледино ОР РГБ.

Московской обл. Ф.435. К.96. Ед. Детская колония с. Глухариха Там же Тульской обл.

Детская колония с. Александровское Там же Тамбовской обл.

Окончание Прил. Трудовая с/х артель памяти с. Куржевка Там же Л. Н. Толстого Балаковского уезда Самарской обл.

Колония «Землероб» г. Черкассы РГАЛИ. Ф.122. Оп.3.

Ед. 26.

Детская колония Московская обл. РГАЛИ. Ф.122. Оп.2.

Л. Сосниной Ед. 457.

Антиповская община с. Антиповка ОР РГБ.

духовных христиан Самарской обл. Ф.435. К.60. Ед. Община «Добрая воля» Хутор Боровков ОР РГБ.

Сталинградской обл. Ф.435. К.99. Ед. Общество «Обновление ОР РГБ.

жизни в память Ф.345. К.5. Ед. Л. Н. толстого»

Колония в г. Сочи Черноморское побережье ОР РГБ.

Ф.435. К.95. Ед. Приложение БИОГРАФИЧЕСКИЕ СВЕДЕНИЯ АПОСТОЛОВ НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ (1870-1974) – советский ли тературовед, исследователь творчества Л. Н. Толстого. В 1920-е гг. играл важную роль в деятельности Киевского общества Истинной свободы.

В 1922 г. был избран секретарем Московского общества Истинной свободы.

С 1934 г. носил фамилию Арденс.

БЕЛИНЬКИЙ САМУИЛ МОИСЕЕВИЧ – сочувствующий взглядам Л. Н. Толстого. Сам считал себя анархистом-коммунистом. Выступал на первом съезде анархистов в Москве 12 декабря 1918 г. с программной речью. Активно сотрудничал в толстовских изданиях, разъясняя сущность мирного анархизма толстовцев.

БИРЮКОВ ПАВЕЛ ИВАНОВИЧ (1880-1930) – один из первых едино мышленников Л. Н. Толстого. Костромской дворянин, бывший морской офи цер, выпускник Морской академии. В начале 80-х годов XIX в. серьезно увлек ся мировоззрением великого писателя. Предпринял попытку изменить жизнь согласно требованиям совести. Морская служба была оставлена. Строгое веге тарианство, отказ от кожаной обуви и непременная толстовская блуза опреде ляли его внешний облик. Квартира П. И. Бирюкова была в Петербурге центром толстовского движения. Активно пропагандировал толстовское мировоззрение, сотрудничал в «Посреднике». Пользовался расположением семьи Льва Нико лаевича. Марья Львовна, дочь писателя, была готова на брак с ним. Но Софья Андреевна была против, и Марью выдали за графа Н. Л. Оболенского. В 1893 г. был одним из помощников Л. Н. Толстого в работе на голоде в Самар ской губернии. Во время этой кампании познакомился со своей будущей женой – Павлой Николаевной Шараповой. В 1890-е гг. хлопотал о переселении духо боров из России в Канаду. В 1897 г. был сослан вместе о И. М. Трегубовым и В.

Г. Чертковым в Остзейский край. С 1889 г. с перерывами был за границей, где поддерживал связи с русской эмиграцией.В 1904 г. был привлечен Г.

В. Плехановым к работе комитета по устройству Центрального революционно го музея. В его доме хранились собранные комитетом редкие издания. В 1907 г.

вернулся в Россию. Постоянно жил и работал в Костроме. В 1911 г. уча ствовал в Толстовской выставке в Москве, предоставляя свои материалы. 1912 1920 гг. провел в Швейцарии. С 1914 г. жил в местечке Онэ близ Женевы. Пе ревел на французский язык и опубликовал в газетe «Demann» воззвание едино мышленников Л. Н. Толстого против Первой мировой войны. Здесь в доме П. И. Бирюкова бывал В. И. Ленин. В 1920 г. вернулся в Россию, чтобы рабо тать в «обновленных условиях русской жизни», твердо веря, что происшедший переворот приближает осуществление коммунистического общества. Стал за ведующим архивом рукописей Толстовского музея. Его сын Борис стал личным секретарем Наркома по иностранным делам Чичерина. В 1928 г. эмигрировал в Канаду, жил среди духоборов, потом переехал в Швейцарию.

БУЛГАКОВ ВАЛЕНТИН ФЕДОРОВИЧ (1886-1966) – видный деятель и идеолог толстовского движения. Родился в г. Кузнецк Томской губернии.

Был сыном смотрителя училищ. В 1906-1910 гг. обучался на историко филологическом факультете МГУ, но не закончил, так как был недоволен сис темой высшего образования. В 1907 г. познакомился с Л. Н. Толстым, система тизировал и изложил его взгляды в книге «Христианская этика». В январе 1910 г. по рекомендации В. Г. Черткова стал секретарем Л. Н. Толстого.

В 1914-1915 гг. был заключен в Тульскую тюрьму за составление воззвания против войны. В 1916-1923 гг. работал помощником хранителя, затем директо ром Толстовского музея в Москве, был организатором дома-музея Л. Н. Тол стого в Хамовниках. В 1923 г. за активную пропаганду толстовского мировоз зрения был выслан из страны, жил в Чехословакии. Подготовил «Словарь рус ских зарубежных писателей». В 1941 г. был арестован гестапо и находился в баварском лагере для интернированных советских граждан, где работал над рукописью о друзьях Л. Н. Толстого. После возвращения на Родину рабо тал хранителем дома музея Л. Н. Толстого в Ясной Поляне.

БУЛЫГИН СЕРГЕЙ – единомышленник Л. Н. Толстого, имевший миро воззрение близкое к евангелистам, увлекался системой Г.Джорджа и составил свой проект решения аграрного вопроса и отнес его в ЦК ВКП(б). Во второй половине 1920-х гг. был активным участником Московского Вегетарианского общества. Был членом Совета I Всероссийского съезда сектантских сельскохо зяйственных и производительных объединений (март 1921), разрабатывал про екты резолюций съезда.

ГОЛЬДЕНВЕЙЗЕР АЛЕКСАНДР БОРИСОВИЧ (1875-1961) – пианист, педагог, композитор, автор книги «Вблизи Толстого».

ГОРБУНОВ-ПОСАДОВ ИВАН ИВАНОВИЧ (1864-1940) – поэт, прозаик, издатель. Потомственный дворянин. Сын инженера-механика. Учился в Петер бургском коммерческом училище, но недовольный системой обучения ушел из него. В юношеские годы на него большое влияние оказал журнал «Отечест венные записки». Был членом Пушкинского кружка. В начале 80-х годов про шлого века пережил душевный кризис, связанный со сложной ситуацией «эпо хи безвременья» и семейными проблемами. С 1885 г. работал в «Посреднике», был горячим проповедником толстовства. С 1887 г. заведовал конторой изда тельства, стал одним из близких Толстому Л. Н. людей. В 1880-1890-е годы печатался в журналах «Русское богатство», «Свободное олово», «Единение»

и др. В 1911 г. стал членом общества любителей русской словесности при МГУ. После Октябрьской революции работал в области издания литера туры для детей и книг по педагогике.

ГУСЕВ НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ (1882-1967) – историк литературы, биограф Л. Н. Толстого, мемуарист. Сын ремесленника. Окончил Рязанскую гимназию. В двадцатилетнем возрасте увлекся учением Л. Н. Толстого. Зани мался гектографированием его запрещенных произведений. Арестовывался за отказ от воинской службы. В 1903 г. начал переписываться с Л. Н. Толстым, посетил Ясную Поляну. В 1907 г. по рекомендации В. Г. Черткова стал личным секретарем писателя. В августе 1909 г. был арестован за распространение тол стовских произведений и сослан в г. Чердынь Пермской обл. В 1911 г. поселил ся в Телятниках и работал над изданием произведений Л. Н. Толстого.

В 1925-1931 гг. был директором Толстовского музея в Москве.

ДРАГУНОВСКИЙ ЯКОВ СЕМЕНОВИЧ (1866–1937) – толстовец, автор большого рукописного наследства. В 1924 г. переехал в Ставропольский край, где создал сельскохозяйственное товарищество «Мирный пахарь». После пе реселения толстовцев на Алтай жил в коммуне «Жизнь и труд». В 1938 г. был арестован за пропаганду и агитацию после того, как направил в Москву обра щение в защиту коммунаров, доказывая совместимость толстовских идеалов с коммунистическими. В 1937 году расстрелян.

ДУДЧЕНКО МИТРОФАН СЕМЕНОВИЧ (1864-1946) – единомышлен ник Л. Н. Толстого, активный участник толстовского движения на Украине.

Окончил в Полтаве гимназию, потом университет. Под влиянием идей Л. Н. Толстого перешел к крестьянскому труду. Занимался сельским хо зяйством в Харьковской губернии. До и после Октября выступал экспертом в суде по делам сектантов об отказе от воинской службы. В советское время выхлопотал бывшее имение помещика Хилкова, сочувственно относившегося к идеям Л. Н. Толстого, в 25 верстах от Полтавы и основал коммуну «Братская жизнь». Но сам в ней не работал, хотя часто навещал и участвовал в решении многих дел.

ДУНАЕВ БОРИС АЛЕКСАНДРОВИЧ – сын единомышленника Л. Н. Толстого, одного из директоров Московского торгового банка А. Н. Ду наева. А. Б. Дунаев, видимо, не разделял мировоззрения своего отца. Автор книги «Люди и людская пыль вокруг Л. Н. Толстого».

КОНДРАТЬЕВ И. И. – единомышленник Л. Н. Толстого, инициатор Все российского комитета помощи голодающим детям, основатель Трудовой зем ледельческой общины им. Т. Бондарева.

МАКЛАКОВ ВАСИЛИЙ АЛЕКСЕЕВИЧ – московский адвокат, член Четвертой Государственной Думы по выборам от Москвы, при Временном правительстве – посол России во Франции. За красноречие его называли «мос ковским златоустом». Был выходцем из дворянской семьи профессора окулиста, поддерживающей связь с высшим светом. Отсюда и знакомство В. А. Маклакова с семьей Толстого Л. Н. Окончил два факультета МГУ: фило логический и юридический. Никогда не отказывал писателю в просьбах защи щать его единомышленников в суде. Его подзащитными были И. И. Горбунов Посадов, В. А. Молочников. В Париже, даже во времена немецкой оккупации продолжал свою филантропическую и общественно-юридическую деятель ность. Никогда не участвовал в каких-либо эмигрантских политических комбинациях.

МОРГАЧЕВ ДМИТРИЙ ГЕОРГИЕВИЧ – уроженец Орловской губер нии. Бедняк, батрак, пастух. С десяти лет рос сиротой. В 1911 г. учился на Елецких сельскохозяйственных курсах. В 1912 г. участвовал в создании по требительского кооперативного товарищества в Ельце и был его руководите лем. Воевал в 1914-1916 гг. на фронтах I мировой войны. Октябрьскую рево люцию воспринял как освобождение от эксплуатации. Принял деятельное уча стие в строительстве новой жизни. Работал в Бурдинском сельсовете и комите те бедноты. С 1918 г. – в продотделе Тербунского Совета рабочих, крестьян ских и солдатских депутатов. В июне 1918 г. под его непосредственным руко водством собран и отправлен в Москву вагон муки. В 1919 г. создавал сельско хозяйственную коммуну в с. Алымчик Орловской обл. В 1922 г. организовал кредитное сельскохозяйственное товарищество в районе и руководил им. Ос новал коммуну в с. Бурдино. В 1926-1927 гг. за участие в сельхозвыставке по лучал награды инвентарем и деньгами. Занимался и другой работой по колхоз ной линии: был председателем ревизионной комиссии тербунского группового объединения колхозов, членом ревкома Тербуно-Бурдинского животноводного товарищества. С 1928 г. состоял добровольным корреспондентом по госстатистике и вел бюджетную запись до 1928г. В период активного проведе ния коллективизации выступал с критикой перегибов в колхозном движении.

В 1930 г. был раскулачен. В 1931 г. выехал в коммуну «Жизнь и труд»

на Алтай.

НИКОЛАЕВ СЕРГЕЙ ДМИТРИЕВИЧ (1861-1920) – единомышленник Л. Н. Толстого, которого писатель очень ценил как лучшего популяризатора системы Г. Джорджа и переводчика его трудов на русский язык. Выходец из дворян, еще до революции перешедший вместе с семьей к трудовой жизни.

Умер среди единомышленников в зарождающейся на Кавказе коммуне близ станицы Ханской.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.