авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 12 |

«МИНИСТЕРСТВО ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КОМИТЕТ ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ ПО ТОМСКОЙ ОБЛАСТИ МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ТОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ...»

-- [ Страница 3 ] --

cylindroides (Roemer) Pyrulina incavata Stache deplanata Kusina Polymorphina disca (Mello) Conorbina imitata (Olsson) Valvulineria umovi (Kyprianova) Valvulinoides turgidus (Hagenow) Gyroidinoides obliquaseptatus (Mjatliuk) beresoviensis (Balakh.) sibiricus Neckaja Eponides proprius Podobina quadrilobus (Mello) Bagginoides fax Nauss Epistomina gankinoensis Neckaja Cibicides globigeriniformis Neckaja pinguis (Jennings) neckajae Vassilenko Anomalinoides minuta Mello falsiplanctonicus (Balakh.) Justus Podobina pseudopapiilosa (Carsey) Brotzenella nonioninoides Dain Allomorphinella americana Cushman Pullenia kasakhstaniea Dain allomorphinoides (Reuss) Quadrymorphina pseudoinsecta (Putrja) Nonionellina aspera (Ehrenberg) digitata Subbotina Hastigerina abberanata (Neckaja) Biglobigerinella cretacea (Orbigny) Rugoglobigerina carseyae (Plummer) Praebulimina rosenkrantzi Brotzen Bulimina trihedra Cushman uralica Ehremeeva minuta (Marsson) Reussella plaita Carsey Bolivina globulosa (Ehrenberg) Guembelina Глава IV РИТМОСТРАТОНЫ ВЕРХНЕГО МЕЛА, ОСНОВАННЫЕ НА РАСПРЕДЕЛЕНИИ ФОРАМИНИФЕР Многие годы исследовались широко распространенные в пределах Западно-Сибирской равнины позднемеловые комплексы фораминифер (Глазунова, Балахматова, Липман, Романова, Хохлова, 1960;

Фораминиферы 1964;

Подобина, 1966, 1975, 1978а,б, 1989, 19976 и др.).

Из-за преобладания агглютинирующих кварцево-кремнистых фораминифер в сеноман сантонских отложениях и почти полного отсутствия планктонных форм возник ряд проблем в определении возраста местных стратонов.

Возраст кузнецовского горизонта из-за большого сходства найденных здесь комплексов фораминифер с одновозрастными Канады и Северной Аляски, а также находок туронской макрофауны (Подобина, 19786, 1989;

Сакс, Ронкина, Шульгина и др., 1963;

Захаров, Занин и др., 1986) оказался установлен более уверенно.

В ганькинском горизонте обнаружены совершенно другого систематического состава позднекампан-маастрихтские комплексы фораминифер, сходные с таковыми сопредельных регионов - Средней Азии, Русской плиты и Западной Европы. Они представлены почти ис­ ключительно секреционными известковыми и секреционно-агглютинированными комплекса­ ми фораминифер (Подобина, 1989, 19976).

Для определения стратиграфического положения промежуточного березовского над гори­ зонта (в понимании автора - седельниковского нижнего и славгородского верхнего горизон­ тов;

по стратиграфической схеме 1991 г. - ипатовского нижнего и славгородского верхнего горизонтов) нужно было найти новые методы.

Автором ранее выяснено, что сравнение западносибирских сеноман-сантонских комплек­ сов, представленных на большей части территории агглютинирующими кварцево-крем нистыми фораминиферами, нужно проводить с одновозрастными, близкими по систематиче­ скому составу комплексами Канады и Северной Аляски (Подобина, 19786, 1984, 19956), отно­ сящихся совместно с Западной Сибирью к Арктической палеобиогеографической области.

Комплексы этих фораминифер не сопоставимы с таковыми из сопредельных регионов, кото­ рые по этим организмам входят в состав другой - Бореально-Атлантической области. Поздне­ кампан-маастрихтские западносибирские комплексы фораминифер, по сходству их с одновоз­ растными севера Средней Азии и Северной Европы, отнесены автором к этой области.

Начавшийся с коньяка-сантона постепенный подъем территории Арктики и связанное с этим обмеление и разъединение бассейнов Западной Сибири и Северной Америки сказались на отмеченном с этого времени различии комплексов не только в видовом, но и в родовом со­ ставе, появлении многих викариантов (таксонов заменителей) и географических подвидов.

С позднего кампана-маастрихта из-за усилившихся поднятий в Арктике (нарастание лара мийской фазы складчатости) связь между указанными бассейнами была значительно наруше­ на. Этим объясняется отнесение западносибирских позднемеловых комплексов к указанным выше разным биогеографическим областям. Обозначился северный борт Западной Сибири, и верхнемеловые отложения в ряде обнажений выходят здесь на поверхность.

Детальные сопоставления сеноман-сантонских и кампан-маастрихтских комплексов фора­ минифер с одновозрастными таксонами в пределах разных областей (Арктической и Бореаль­ но-Атлантической) были проведены ранее (Подобина, 19786, 1984). Однако использование палеобиогеографического метода оказалось недостаточным, так как в пределах одной Запад­ но-Сибирской провинции, относимой в сеномане-сантоне к Арктической области и отличаю­ щейся широким распространением агглютинирующих кварцево-кремнистых фораминифер, преимущественно в прибрежных и мелководных участках обнаружены комплексы секрецион ных известковых фораминифер, поэтому палеогеографическое районирование в пределах данной провинции проведено с учетом распространения прибрежно-морских и глубоковод­ ных комплексов фораминифер. Стратиграфическое положение этих комплексов по находкам в некоторых разрезах смешанных комплексов (секреционно-известковых и агглютинированных кварцево-кремнистых) является определенным. Это касается также комплексов фораминифер березовского надгоризонта или вместо него выделяемых - седельниковского (нижнего) и славгородского (верхнего) горизонтов.

В последние годы по восточному склону Урала и в Зауралье обнаружены в нижнеберезов­ ской и камышловской свитах седельниковского горизонта коньякские комплексы форамини­ фер, сходные с североевропейскими (Подобина, Амон, 1994;

Подобина, 1995, 19976). Обед­ ненный по систематическому составу позднеконьякский комплекс выделялся автором ранее на востоке Западной Сибири (Подобина, 1975, 1989).

Комплекс фораминифер с крупными нодозариидами, аналогичный восточному, указывал­ ся Н.В. Шаровской (1970) в синхронных породах Усть-Енисейской впадины, где, как и в ка­ мышловской свите Зауралья, он сопровождался находками коньякской макрофауны: Inocera­ mus russiennsis Nik., I. crassicollis Body!., I. interruptus Bodyl. и др. В целом нодозариидовый комплекс Западной Сибири по систематическому составу близок к коньякским комплексам Швеции (Brotzen, 1936) и Австрии (Tollmann, 1960). Однако западноевропейские комплексы по сравнению с западносибирскими значительно обильнее и разнообразнее.

В центральном районе равнины в седельниковской свите одноименного горизонта обна­ ружены единичные агглютинирующие кварцево-кремнистые фораминиферы, существовав­ шие, по-видимому, в более глубоководной части бассейна. Здесь обычно встречаются ракови­ ны неудовлетворительной сохранности родов Rhabdammina, Psammosphaera, Saccammina, Re­ ophax, Labrospira, Haplophragmoides, Ammobaculites, близкие по своему составу и структуре к вышележащим (славгородская свита) сантонским ассоциациям фораминифер. Комплекс с по­ добными фораминиферами предложено называть по двум наиболее часто встречаемым родам комплексом Reophax и Haplophragmoides (Подобина, 1989, 1994).

Подобное явление наблюдается при распределении комплексов фораминифер славгород­ ского горизонта. На большей территории центрального района, соответствующей относитель­ но глубоководной части бассейна, распространены комплексы агглютинирующих кварцево кремнистых фораминифер: с Ammobaculites dignus, Pseudoclavulina hastata admota (нижний сантон) и Cribrostromoides cretaceus exploratus, Ammomarginulina crispa (верхний сантон).

В окраинных, прибрежных участках бассейна им соответствуют комплексы с Cibicidoides eriksdalensis на востоке (Подобина, 1975, 1989) и дискорбисовый комплекс (верхний - с мел­ кими аномалинидами) на западе - по восточному склону Урала (Киприянова, 1977).

Сантонские комплексы из прибрежно-морских фаций, развивавшиеся в более мелковод­ ной, прогреваемой части бассейна, обладают известково-секреционной раковиной и имеют сходство по систематическому составу с од но возрасти ы м и Европы (Практическое руково­ дство..., 1991).

По-видимому, в коньяке-сантоне существовал пролив в северной части Урала, по которо­ му проникали североевропейские формы, развивавшиеся в сравнительно благоприятных для них условиях прибрежной полосы бассейна. Данные палеогеографического районирования западносибирских бассейнов с распространением указанных комплексов фораминифер авто­ ром опубликованы ранее (Подобина, 1994;

Podobina, 1995).

Но кроме применения двух указанных - палеобиогеографического и палеогеографическо­ го - методов, при определении стратиграфического положения исследуемых западносибир­ ских позднемеловых комплексов фораминифер большое значение имеют трансгрессивно регрессивные циклы, взаимосвязанные с тектоническими движениями. Отмеченные измене­ ния в западносибирских комплексах фораминифер по разрезу верхнего мела сопряжены с из­ меняющимися литофациями. Последние рассматриваются автором как отдельные ритмостра тоны. Ритмичность распределения фораминифер ранее исследовалась в разрезе верхнего мела центрального района Западной Сибири (Подобина, 1989, 19976). На основании особенностей усредненного количественного распределения фораминифер построена обобщенная фауни стическая кривая (ОФК), отвечающая, как указывалось, трансгрессивно-регрессивным циклам в развитии бассейна. В данной главе автором дается дополнительная интерпретация ОФК, на которой выделены три четких ритма, соответствующих таким крупным ритмостратонам, как кузнецовско-седельниковский, славгородский и ганькинский. Каждый ритм, которому соот­ ветствуют указанные стратоны, отделен на ОФК границами между двумя наибольшими изги­ бами кривой, отвечающими максимумам трансгрессий.

Каждое из трех подразделений ОФК, соответствующих одному или двум горизонтам, на­ звано автором ритмотемой (табл. 3). Американские исследователи дали другое название по­ добным подразделениям - морские циклотемы (Caldwell, Diner, Eicher et a!., 1993).

Качественная характеристика фораминифер по разрезу верхнего мела показывает измене­ ние их таксонов на уровне отрядов и семейств, обычно близких по составу в пределах отдель­ ных ритмотем. Соподчиненные ритмотемам литологически несколько отличающиеся гори­ зонты или их части, охарактеризованные определенным родовым составом, в иерархии рит мостратиграфических подразделений могут быть приравнены к таким подразделениям, как ритмотермы (термин автора, лат. termus - отрезок ветви). На фоне преобладающих в позднем мелу Западной Сибири трансгрессий выделяются колебания, связанные с проявлением не­ больших тектонических движений. Представители морской фауны - форам иниферы, чутко реагирующие на малейшие изменения физико-географических и биономических условий сре­ ды обитания, являются показателями всех этих изменений. Ритмичность развития бассейна и его чередующихся соподчиненных трансгрессивно-регрессивных циклов, выразившихся в че­ редовании разных по литологическим особенностям толщ пород, а также в количественном и качественном содержании вмещаемых фораминифер, позволяет более детально стратифици­ ровать разрез указанных горизонтов и выделить слои с фауной или местные биостратиграфи­ ческие (фораминиферовые) зоны. Последние отличаются комплексами видов, соподчиненных более крупному стратону - горизонту или его части. По ритмостратиграфии автором предла­ гается установление подобного ритмостратона - ритмолита, соподчиненного ритмотерму, по­ следний - ритмотеме.

На приводимой табл. 3 показана схема зональной стратиграфии верхнего мела по форами ниферам, которая совмещена с диаграммой ОФК, основанной на относительном количествен­ ном распределении фораминифер. Последним отвечают по три трансгрессивных (Т) - Тз) и регрессивных (Pi - Рз) цикла бассейна. Между двумя наибольшими изгибами ОФК, соответ­ ствующими началу трансгрессий, проведены границы отдельных ритмотем, отличающихся не только литологией, но количественным и качественным (отряды, семейства) содержанием фо­ раминифер. Выделены три ритмотемы:

1. Кузнецовско-седельниковская (турон - коньяк).

2. Славгородская (сантон - нижний кампан).

3. Ганькинская (верхний кампан - Маастрихт).

В средних точках О Ф К (между тремя максимальными трансгрессиями) проведены грани­ цы ритмотермов..Последние отличаются составом родов и, в меньшей степени, семейств и приурочены к отдельным горизонтам или их частям. Ритмотермы отделяются с одной сторо­ ны основанием кривой - максимальной трансгрессии, с другой - средней точкой на ОФК границей между максимальными трансгрессиями. Соподчиненные ритмолиты - сравнительно небольшой мощности слои (зоны) с характерными комплексами фораминифер - обозначены средними точками между максимальными и промежуточными значениями ОФК - границами между отдельными трансгрессивными и регрессивными циклами бассейна.

Следовательно, метод ритмичности в распределении фораминифер с выделением ритмо стратонов по разрезу верхнего мела основан на особенностях трансгрессивно-регрессивных циклов бассейна, взаимосвязанных, как упоминалось, с тектоническим режимом данной тер­ ритории.

В.А.Захаров, А Л. Б е й з е л ь и др. (1991) представили сводный стратиграфический разрез верхнего мела Усть-Енисейской впадины, выделив трансгрессивно-регрессивные циклы на кривой, построенной ими по данным фациального анализа. Анализ динамики формирования всего разреза верхнего мела позволил выделить «элементарные хронозоны и циклолиты».

Кампан-маастрихтский интервал, представленный одним элементарным циклолитом. н е иден­ тифицирован (Захаров и др., 1991).

Таблица Схема зональной стратиграфии верхнего мела Западной Сибири, совмещенная с р и т м а м и количественного распределения фораминифер O S н а.

ь S 10Л 10Т« о. ( 1 о ОФК Зона ч о к Зь ч 5 н S- • рл си о сэ 5 s н и с « О Ut е. Он о.

Верхний Рз И Xт \ Spiroplectammina kasanzevi, 2 кий Bulimina rosenkrantzi гр г « о о Нижни (S Ж S p i r o p l e c t a m m i n a variabilis, \ Г З S Gaudryina rugosa spinulosa а ИИ] ж Г се Верший Нижний Верхт 2 Cibicidoides eriksdalensis primus ]Т U пан s с к Ий се B a t h y s i p h o n vitta, Recurvoides magnificus о C r i b r o s t o m o i d e s cretaceus exploratus, Си С а н тон A m m o m a r g i n u l i n a crispa S о са Ниж :ний се Ammobaculites dignus, ч \ т P s e u d o c l a v u l i n a hastata a d m o t a и о X « « Седельн:иковски Нижний Верхнк Dentalina tineaformis, Pi Он Cibicides s a n d i d g e i к 2\ Кон И И Haplophragmium chapmani, A m m o s c a l a r i a antis CQ ИИ) « Верхт овски P s e u d o c l a v u l i n a hastata ж о Си ж я Нижн] Кузн н 1 Gaudryinopsis angustus т ) ' T r o c h a m m i n a wetteri, к о Уватс КИЙ ИИН се Z Trochammina subbotinae Bepxi Сено 1 Verneuilinoides kansasensis П р и м е ч а н и е. О Ф К - о б о б щ е н н а я ф а у н и с т и ч е с к а я к р и в а я, о с н о в а н н а я на у с р е д н е н н о м к о л и ч е с т в е н н о м р а с п р е д е л е н и и ф о р а м и н и ф е р ;

T i - T - т р а н с г р е с с и в н ы е ц и к л ы ;

Pi—Рз - р е г р е с ­ г р а н и ц а м е ж д у р и т м о т е м а м и ;

ЛАЛААЛ - г р а н и ц а м е ж д у р и т м о сивные циклы;

термами;

граница между ритмолитами В последние годы большое внимание уделено установлению морских циклотем (по автору - ритмотем) на основании фораминиферовой биостратиграфии (Caldwell, Diner, Eicher et al., 1993). Американские исследователи пришли к выводу, что комплексы фораминифер напря­ мую указывают на эвстатические изменения уровня Мирового океана, взаимосвязанного так­ же и с тектоническими колебаниями. Эти изменения запечатлены в сериях пород, соответст­ вующих этим циклам. Комплексы фораминифер несут на себе также изменения климатиче­ ских и океанографических условий внутри бассейна, включающих относительные перемеще­ ния бореальных и тетических водных масс и эпизодов с аноксиями и дизоксиями бассейна.

Отражаемые на составе фораминифер условия их обитания дают возможность не только рас­ членять разрезы, но и использовать их для детальных биостратиграфических корреляций на большие расстояния.

Американскими исследователями в позднем мелу Западного внутреннего бассейна (Sea way), как и в Западной Сибири (Подобина, 1989), установлены два крупных этапа в его разви­ тии - сеноман-сантонский и кампан-маастрихтский (Kauffman, 1984, 1985), отвечающих двум эвстатически контролируемым трансгрессивно-регрессивным морским циклам с максимума­ ми трансгрессий в начале турона и начале сантона, которым соответствуют части формаций гринхорн (Greenhorn) и ниобрара (Niobrara), а в Западной Сибири - кузнецовского и славго­ родского горизонтов, нижние слои которых также формировались при максимумах трансгрес­ сий (табл. 3).

В кампане-маастрихте (Sea way) американскими исследователями отмечены три транс­ грессивно-регрессивных цикла при значительной регрессии в раннем кампане и максимуме трансгрессии в позднем кампане - раннем Маастрихте.

Последним циклам соответствует кампан-маастрихтская формация беапо (Bearpaw), а в Западной Сибири - ганькинский горизонт. Необходимо отметить, что Западный внутренний бассейн (Sea way) в противоположность Западно-Сибирскому имел беспрепятственную связь с Тетисом, находясь под его непосредственным влиянием. Поэтому даже в северной части Ка­ нады (провинция Альберта) комплексы фораминифер, кроме агглютинирующих кварцево кремнистых, включают значительные количества секреционных известковых форм.

Выделяемые американскими исследователями указанные выше морские циклотемы, соот­ ветствующие крупным трансгрессивно-регрессивным циклам бассейна, прослеживаются и в Западной Сибири. Такой морской циклотемой (ритмотемой) являются кузнецовский и седель никовский горизонты. Нижние слои кузнецовского горизонта соответствуют максимуму трансгрессии - зона Gaudryinopsis angustus, верхние - уменьшению трансгрессии - зона Pseu doclavulina hastata. Седельниковский горизонт - коньякского возраста, отвечает спаду транс­ грессии;

нижняя его часть - зона Ammoscalaria antis-Haplophragmium chapmani, верхняя - зона Dentalina tineaformis-Cibicides sandidgei (верхний коньяк). В сантоне, как и в Западном внут­ реннем бассейне, наибольшая трансгрессия - низы славгородского горизонта - зона Ammoba culites dignus, Pseudoclavulina hastata admota (нижний сантон) и уменьшение трансгрессии к позднему сантону (средняя часть славгородского горизонта) - зона Cribrostromoides cretaceus exploratus, Ammomarginulina crispa. К раннему кампану наблюдается резкое уменьшение трансгрессии - зона Bathisiphon vitta, Recurvoides magnificus. В Западном внутреннем бассей­ не к этому времени наблюдается резкий спад трансгрессии (Tg-Rs) (Caldwell, Diner, Eicher et al., 1993), что полностью согласуется с выводами по нижнему кампану Западной Сибири. Это - верхние опесчаненные породы славгородской свиты и вышележащая переходная пачка алевролитов, названная автором каргасокской. Последняя прослеживается отчетливо на вос­ токе равнины и включает обедненный комплекс раннекампанских фораминифер с преоблада­ нием примитивно устроенных форм.

К позднему кампану наблюдается некоторое увеличение трансгрессии как в Западном внутреннем бассейне, так и в пределах Западной Сибири. Западно-Сибирский бассейн оказал­ ся связанным через открывшийся Тургайский пролив с южными морями, а на севере возникли поднятия, в результате чего резко изменился систематический состав комплексов форамини­ фер. Это - отличающийся составом отрядов второй этап в развитии этих организмов (1-й этап - турон-сантонский). Изменился литологический состав вмещающих пород: ганькинский го ризонт состоит из более алевритовых глин и алевролитов с примесью карбонатного материа­ ла. Нижней его части соответствует зона Cibicidoides eriksdalensis primus (верхний кампан);

средней - зона SpiToplectammina variabilis, Gaudryina rugosa spinulosa (нижний Маастрихт) и верхней - зона Spiroplectammina kasanzevi, Bulimina rosenkrantzi (верхний Маастрихт). Таким образом, на протяжении сеномана-сантона Западно-Сибирский бассейн был непосредственно связан с Западным внутренним бассейном, имевшим в то же время также прямое соединение с южными морями.

В туроне-еантоне Арктический бассейн, охватывающий Арктику, северную часть Канады, Северную Аляску и Западную Сибирь, не имел прямых связей с Атлантикой, так как пролив между Гренландией и Норвегией был мелководным и являлся экологическим барьером, препят­ ствующим свободной миграции микрофауны. Этот Арктический бассейн, существовавший и в начале палеогена, назван «Арктическим заливом» (McNeil, 1997). Поэтому в сеномане-сантоне непосредственная связь между Западной Сибирью и Западным внутренним бассейном осущест­ влялась в основном через Арктику. С кампана-маастрихта из-за поднятий в Арктике эта прямая связь нарушилась, но расширился и углубился Тургайский пролив, на что указывает резкое из­ менение систематического состава распространенных в этих регионах комплексов форамини­ фер. Предлагаемый американскими исследователями для крупных литостратиграфических под­ разделений термин «циклотема» или, по автору - ритмотема, может быть подразделен на со­ подчиненные ритмостратоны — ритмотермы, почти соответствующие горизонтам, и ритмолиты - фораминиферовым биостратиграфическим зонам.

Глава V З О Н А Л Ь Н А Я СТРАТИГРАФИЯ П О Г Р А Н И Ч Н Ы Х О Т Л О Ж Е Н И Й СЕНОМАНА-ТУРОНА НЕКОТОРЫХ РЕГИОНОВ СЕВЕРНОГО ПОЛУШАРИЯ На протяжении многих десятилетий учеными разных стран дискутируется вопрос о стра­ тиграфии пограничных отложений сеномана-турона и о возрасте темно-серых, почти черных мергелей и глин, приуроченных к этой части разреза во многих регионах Северного полуша­ рия.

По имеющимся коллекционным материалам и опубликованным работам автором детально изучены комплексы фораминифер пограничных отложений сеномана-турона в пределах За­ падной Сибири и других регионах. Ранее проведенные палеобиогеографические исследования (Подобина, 1984;

Podobina, 1995) позволили сопоставить комплексы фораминифер в пределах единых биохорий, в данном случае Арктической и Бореально-Атлантической палеобиогео­ графических областей, и уточнить их стратиграфическое положение.

Темно-серые, почти черные битуминозные глины сеноманского возраста обнаружены в северном районе Западной Сибири в верхах уватского и самых низах кузнецовского горизон­ тов. Здесь автором установлены два комплекса преимущественно агглютинирующих кварце­ во-кремнистых фораминифер: нижний Verneuilinoides kansasensis, верхний - Trochammina wetteri, Т. subbotinae (Подобина, Таначева, 1967) (табл. 4). Верхний пограничный комплекс характеризуется преобладанием агглютинированных форм представителей семейства Trochamminidae, поэтому было предложено именовать его по двум вышеуказанным видам трохаммин. Агглютинированные формьГотличаются своеобразным обликом: раковины обыч­ но желтовато-серого цвета, мелкозернистые, деформированные. Этот комплекс прослежен в ряде разрезов скважин Тазовской, Пурпейской площадей. Г.Н. Синяковой (1971), дополни­ тельно к указанным, проведены исследования позднесеноманского комплекса в пределах Комсомольской площади. Здесь обнаружены исключительно агглютинирующие фораминифе ры, среди которых преобладают трохамминиды и гаплофрагмииды. На о. Белый, расположен­ ном у северной оконечности п-ова Ямал, пробурена параметрическая скв. Белый-1. Комплек­ сы фораминифер, в том числе из исследуемой части разреза, исследованы Л.В. Василенко (1997). В самых верхних слоях сеномана (марресалинская свита, гя. 1400,2+9 м) установлен комплекс с Trochammina wetteri, Ammobaculites pacalis, Bulbobaculites incomprehensis. Преоб­ ладают серые, среднезернистые раковины семейства Haplophragmoididae и вида Trochammina wetteri Stelck et Wall. Единично встречены Bulbobaculites (=Haplophragmium) incomprehensis (Ehremeeva), Verneuilinoides borealis Tappan (=V. kansasensis Tappan), Gaudryinopsis cf. filifor mis angusta Podobina (=G. angustus Podobina) и Trochammina subbotinae Zaspelova.

Рассмотренный фораминиферовый комплекс по видовому составу сходен с сеноманским Северной Аляски, выделяемым под названием Gaudryina (?) irenensis - Trochammina rutherfordi (Tappan, 1962). Встречаются здесь и гаудриинопейсы, подобные западносибирско­ му виду Gaudryinopsis angustus Podobina. По-видимому, они являются викарирующими вида­ ми одного рода. В провинции Альберта и более южных районах Канады на этом стратиграфи­ ческом уровне выделена другая зона - Ammobaculites pacalis по преобладанию в комплексе раковин данного вида. Западносибирский комплекс фораминифер позднего сеномана имеет некоторые отличия, и прежде всего, как указывалось, здесь преобладают трохамминиды. На Тазовской, Пурпейской, Комсомольской и др. площадях выше пород с верхним позднесено манским комплексом встречен раннетуронский комплекс фораминифер с Gaudryinopsis ап gustus, широко распространенный в нижней половине серых глин кузнецовского горизонта Западной Сибири (Подобина, 1966, 1989). На о. Белый в вышележащих глинах кузнецовской свиты, опорного маркирующего горизонта всей Западной Сибири, Л.В. Василенко встречен комплекс, по видовому составу и количественному соотношению раковин очень близкий к вышеуказанному позднесеноманскому. К тому же он встречен в породах свиты ниже находок Inoceramus labiatus. Л.В. Василенко (1997) он назван комплексом с Trochammina wetteri, Gau­ dryinopsis filiformis angusta (=G. angustus) (пробы с глубин 1370,14+10,8;

1370,14+9,8 м). Зо­ нальный вид Gaudryinopsis angustus встречен здесь единичными экземплярами.

По мнению автора, это нижние слои раннетуронской зоны Gaudryinopsis angustus, широко распространенной в пределах Западной Сибири. Непосредственно выше Л.В. Василенко встречен комплекс с Pseudoclavulina hastata, Gavelinella moniliformis, Hedbergella cf. loetterlei (пробы с глубин 1370,14+8,0;

+5,8 м). Этот комплекс отличается массовыми находками двух первых видов-индексов и Gavelinella talaria (Nauss). Следует отметить появление единичных пиритизированных раковин планктонных форм Hedbergella cf. loetterlei (Nauss) и H. cf. delrio ensis (Carsey). Подобные комплексы с многочисленными Gavelinella moniliformis, G. talaria и единичными Hedbergella cf. loetterlei (Nauss) были установлены автором на Тазовской площа­ ди и рассматривались в составе раннетуронских слоев с Neobulimina albertensis - Gavelinella moniliformis (Подобина, Таначева, 1967). Эти слои также входят в состав нижнетуронской зо­ ны Gaudryinopsis angustus (Подобина, 1989). В Западной Канаде этой части разреза отвечают пелагическая и Haplophragmoides spiritensis зона или «Lower pelagic» (Центральная Альберта).

На северном склоне Аляски, возможно, этой части разреза соответствуют самые нижние слои зоны Pseudoclavulina hastata, Arenobulimina tarula, где местами известны скопления планктон­ ных форм Hedbergella loetterlei, Heterohelix (=Guembelina) globulosa (Tappan, 1962). В верхней половине кузнецовской свиты одноименного горизонта в пределах Западной Сибири широко распространена зона Pseudoclavulina hastata. Здесь, кроме преобладающего зонального вида и различных Haplophragmoides, характерно появление вида Trochammina arguta Podobina. Это отмечается также Л.В Василенко (1997) в разрезе скв. Белый-1 (гл. 1356,29+8,2+1,2 м).

Автором проведены сопоставления сеноман-туронских комплексов с одновозрастными Канады (провинция Альберта) по работам С. Стелка и Д. Волла (Stelck, Wall, 1955;

Wall, 1967), а также по коллекциям фораминифер, присланных Д. Воллом. Среди сравниваемых комплексов фораминифер намечается сходство таксонов на родовом и видовом уровне. Все сведения по региональным и местным подразделениям с корреляцией микрофаунистических зон показаны в составленной автором табл. 4.

В Арктической Канаде (Beaufort - Mackenzi Basin) Д. МакНейлом в пограничных отложени­ ях, богатых органикой, установлена зона Trochammina superstes (McNeil, 1997). Следует отме­ тить, что указанный зональный вид и сопутствующие единичные виды Арктической Канады отличаются от северо-аляскинских и западносибирских, отражая, по мнению автора, своеобраз­ ный биотоп среди ассоциаций фораминифер верхнего сеномана и нижнего турона Арктической палеобиогеографической области. Следует учесть находки моллюсков позднесеноманского и раннетуронского возраста в исследуемой части разреза в пределах севера Западной Сибири (Подобина, Таначева, 1967). На Тазовской площади (скв. 3-р) в темно-серых, почти черных гли­ нах верхов уватского или низов кузнецовского горизонта обнаружен позднесеноманский Ino­ ceramus pictus Sow., а выше, в этом же разрезе в серых глинах кузнецовского горизонта (зона Gaudryinopsis angustus) - Inoceramus labiatus Schloth. (Определения М.Д.Поплавской.) Автором проведены широкие сопоставления исследуемых западносибирских комплексов с одновозрастными формами более южных районов Северной Америки (Южная Канада, США).

Они представлены известковыми бентосными (до 2 0 % от общего состава) и планктонными формами, отнесенными автором, как и европейские, к Бореально-Атлантической палеобиогео­ графической области.

Западносибирская зона Trochammina wetteri - Т. subbotinae коррелируется с нижней ча­ стью зоны Flabellammina gleddiei (верхний сеноман - самые низы турона) западных равнин Северной Америки (Южная Канада) (Caldwell, North, Stelck, Wall, 1978;

Caldwell, North, 1984).

Соответствующие в Южной Канаде зоне Flabellammina gleddiei две подзоны - Ammobaculites pacalis (нижняя) и Haplophragmoides spiritensis (верхняя), возможно, являются аналогами за­ падносибирских зон - позднесеноманской Trochammina wetteri, T.subbotinae и раннетуронской Gaudryinopsis angustus (Подобина, 1997). Южнее в этом ж е регионе фораминиферы рубежа сеномана-турона изучены на территории Больших равнин, а также Техаса и Мексики. Редкие находки бентосных форм в верхних слоях сеномана на указанной территории, возможно, объ­ ясняются влиянием ОАЕ-2. Однако стратиграфическая схема Э. Песаньо (табл. 5), основанная на распространении планктонных фораминифер, в работе М. Фраша и Д. Эйхера (Frush, Eicher, 1975) отличается от схем, установленных В. Слитером, И. Премоли Сильвой, и других схем западноевропейских исследователей;

она близка к схеме Н.И. Маслаковой (1978).

Э. Песаньо проводит границу между сеноманом и туроном по исчезновению роталипор и по­ явлению маргинотрункан или гельветотрункан в понимании Н.И. Маслаковой (1978).

Таблица Схема корреляции микрофаунистических зон отдельных регионов Северного полушария Западная Сибирь Западная Канада Северная Аляска P e a c e River, A l b e r t a Подобина, 1978, Северные районы Centarl A l b e r t a (Wall, 1967) (Stelck a n d W a l l, 1954, 1989 ( T a p p a n, 1962) 1955) Формации Формации и пачки и пачки Подъярус Горизонт Микрофаунисти­ Формации Микрофаунисти­ Микрофаунисти­ Микрофаунисти­ и пачки ческие зоны ческие зоны Ярус ческие зоны ческие зоны Ayiyak inember Opabin Pseudoclavulina Верхний mem.

Kaska pau (Каскапо) Pseudoclavulina hastata, Pseudoclavulina Не выделена Seabbe (Сиби Ку: шецовски;

sp. (P.hastata) hastata Arenobulimina (?) Турон Haven torula mem.

Blackstone (Блекстоун) Нижний member Pelagic Lower Vimy Gaudryinopsis L o w e r Pelagic Haplophragmoides He выделена mem.

angustus spiritensis (Данвиган) Danvegan Gaudryina (?) Trochammina Ammobaculites wetteri, irenensis, He выделена pacalis Trochammina Trochammina Sunkay m ember subbotinae rutherfordi ию ии Сеном[ан Ninuluk Уватс!

Верхн (Шафтесбури) Shaftesbury Verneuilinoides Gaudryina (?) Verneuilinoides kansasensis irenensis kansasensis Таблица С т р а т и г р а ф и ч е с к а я с х е м а Э. П е с а н ь о Stage Formation Zonation of Pessagno Whiteinella archaeocretacea subzone Marginotruncana helvetica Turonian Eaglefordian assemblage zone M a r g i n o t r u n c a n a sigali s u b z o n e Rotalipora cushmani Rotalipora Cenomanian Woodbinian assemblage R. g r e e n h o r n e n s i s s u b z o n e z o n e (part) Подзона с вайтенеллами отнесена Э. Песаньо к турону (Eagle Ford formation) в виде верх­ ней подзоны зоны Marginotruncana helvetica. В верхнем сеномане Э. Песаньо установлены две подзоны: R. greenhornensis - нижняя и Rotalipora cushmani - верхняя в объеме зоны с ротали порами. Следовательно, им не отмечено характерное для верхних слоев сеномана появление праеглоботрункан типа «gibba», как это отмечается автором (Подобина, 1997а) и В.И.Кор­ чагиным (1998).

Рассматривая схему Э. Песаньо, можно отметить, что слои с округлыми, бескилевыми формами в изученных им американских разрезах или отсутствуют, или, вероятно, он включил их в указанные пограничные зоны килеватых «роталипор» или «гельветик».

В.И. Корчагиным (1998) и О.А. Корчагиным (2000) изучены комплексы фораминифер по­ граничных отложений сеномана и турона востока Средней Азии. В верхнесеноманских темно серых, почти черных мергелях и глинах с Actinocamax plenus В.И.Корчагиным установлена зона Praeglobotruncana gibba и Brotzenella berthelini. Комплексы фораминифер этой зоны, по его данным, состоят примерно из равного числа секреционных бентосных, планктонных и агглютинированных форм. Из секреционных бентосных раковин В.И. Корчагин ввел в назва­ ние микрофаунистической зоны этого уровня, кроме указанной выше Praeglobotruncana gibba, вид Brotzenella berthelini (Keller), хотя в видовом составе комплекса присутствует вид-индекс Lingulogavelinella globosa (Brotzen), характерный для верхов сеномана Восточно-Европейской платформы. По его мнению, граница между сеноманом и туроном совпадает с границей меж­ ду слоями с Actinocamax plenus и Mammites nodosoides - Inoceramus labiatus. Нижний турон начинается с зеленовато-серых карбонатных глин, наполненных хедбергелловым планктоном, местами с зональным видом Dicarinella imbricata (Mornod). Эта самая нижняя туронская фора миниферовая зона распространена только на крайнем востоке Средней Азии - в юго-западных отрогах Дарваза. Выше, в пачке светло-серых мергелей также присутствуют многочисленные хедбергеллы и дикаринеллы, среди которых зональным является вид Dicarinella baissunensis V.Korchagin. Эта зона имеет более широкое географическое распространение и прослеживает­ ся в западных районах Средней Азии. Выше В.И. Корчагиным выделены еще две зоны:

Brittonella brittonensis и Praeglobotruncana kalaati. Только в вышележащих мергелях обнаруже­ ны раковины Helvetoglobotruncana helvetica - зонального вида для известной и широко рас­ пространенной во многих регионах нижнетуронской зоны. Можно отметить, что среднеазиат­ ские разрезы пограничных отложений сеномана-турона, и прежде всего нижнего турона, от­ личаются большей полнотой, чем западноевропейские и крымские разрезы.

В изученных автором, наряду с другими исследователями, крымских разрезах (Сухой лог басе. р. Бельбек и Аксудере - басе. р. Качи;

материалы А.О. Андруховича и Д.П. Найдина) вайтинеллы сравнительно редки, а характерные для нижнего турона Средней Азии хедбергел­ лы (Hedbergella articulata V. Korchagin, Н. vesata V. Korchagin и др.) в крымских разрезах до­ вольно многочисленны и разнообразны (Подобина, 1997а). Однако все среднеазиатские зоны самых низов турона, выделенные В.И. Корчагиным (1998) и О.А. Корчагиным, здесь просле­ дить не удалось. Поэтому автором в крымских разрезах установлена на границе с сеноманом одна зона - Helvetoglobotruncana praehelvetica, перекрывающаяся широко известной зоной Н. helvetica (табл. 6). Таким образом, зональный вид Н. helvetica в более полных разрезах рас­ пространен в верхних слоях нижнего турона.

Таблица Подъярус З о н ы и п о д з о н ы п о п л а н к т о н н ы м ф о р а м и н и ф е р а м ;

П о д о б и н а, 1997а Ярус H e l v e t o g l o b o t r u n c a n a helvetica Турон Нижний Helvetoglobotruncana praehelvetica P r a e g l o b o t r u n c a n a gibba, Rotalipora R o t a l i p o r a deeckei Сеноман Верхний cushmani Rotalipora greenhornensis В составе зоны Rotalipora cushmani автором выделяются две подзоны: нижняя - Rotalipora greenhornensis и верхняя - Praeglobotruncana gibba, Rotalipora deeckei. Верхняя подзона позд него сеномана, по-видимому, полностью соответствует «пленусовой зоне», и к ней обычно приурочены темноцветные, обогащенные органическим веществом породы, являющиеся хо­ рошим репером при корреляции одновозрастных отложений различных регионов Северного полушария. Подобные породы обнаружены Д.П. Найдиным, А.С.Алексеевым (1980, 1981) в Крыму (Бахчисарайский район), где ими изучены многие разрезы этого стратиграфического уровня.

Ареалы обитания планктонных фораминифер Крыма, Кавказа и Карпат изучены Л.Ф.Ко паевич (Найдин, Алексеев, Копаевич, 1981), Н.И.Маслаковой (1978), а также автором (Подо­ бина, 1997а) и отнесены к южной окраине Бореально-Атлантической палеобиогеографической области.

В пределах северо-западной Европы, также относящейся к этой области, рядом исследова­ телей детально прослежено изменение литологии и различных групп микрофауны на границе сеномана и турона. В одной из опубликованных работ М. Харт и П. Лери (Hart and Leary, 1989) отмечают положение позднесеноманских микрофаунистических зон Rotalipora cushmani и нижней части Hedbergella (Whiteinella) archaeocretacea в пределах толщи «Plenus Marl» и нижних слоев формации Dover chalk. В низах турона (верхние слои Dover chalk) М.Харт и П.Лери проследили верхи зоны Hedbergella (Whiteinella) archaeocretacea и выше зону Praeglobotruncana helvetica. Однако отмеченное ими стратиграфическое распределение фора­ минифер (Hart and Leary, 1989, fig. 3) дает основание считать, что роталипоры закончили свое существование к концу сеномана («Plenus Marl» или Metoicoceras geslinianum zone). Зональ­ ный вид Hedbergella (Whiteinella) archaeocretacea, по уточненным данным М. Харта и П. Лери (Hart and Leary, 1989), начинает появляться с низов турона почти одновременно с Hedbergella (Helvetoglobotruncana) praehelvetica [низы зоны Mytiloides (Inoceramus) labiatus]. Третий зо­ нальный вид Praeglobotruncana (Helvetoglobotruncana) helvetica известен в верхней части ниж­ него турона [верхи зоны М. (In.) labiatus]. Анализируя данные М. Харта и П. Лери (Hart and Leary, 1989), можно сделать вывод, что промежуточная зона Н. (W.) archaeocretacea является полностью нижнетуронской. Подобное распределение фораминифер можно проследить и по ряду других работ (Leary, Carson, Cooper et al., 1989;

Robaszynski, Amedro, 1995).

Ф. Робашински на схеме (Robaszynski, Amedro, 1995, fig. 3) показал распределение рота липор почти до верхних «пленусовых» пластов (1 - 8). Вид Whitelinella archaeocretacea Pessa gno, как сборная группа (килевые + округлые формы), им прослежен по всему интервалу верхнего сеномана - нижнего турона;

вид Whitelinella (Helvetoglobotruncana) praehelvetica (Trujillo) ограничен в распространении только нижней частью нижнего турона. Все эти дан­ ные учтены В.М. Подобиной при исследованиях пограничных отложений сеномана-турона по планктонным фораминиферам в других регионах.

В. Слитер, И. Премоли Силва и др. пред ставили зональную схему рубежа сеномана-турона в следующем виде (табл. 7):

Таблица Зоны по планктонным ф о р а м и н и ф е р а м, Ярус Sliter, P r e m o l i Silva, 1 9 9 H e l v e t o g l o b o t r u n c a n a helvetica Турон Whiteinella a r c h a e o c r e t a c e a Dicarinella algeriana Rotalipora Rotalipora cushmani Сеноман greenhornensis R o t a l i p o r a reicheli R o t a l i p o r a brotzeni В этой схеме интерес представляет/расчленение зоны Rotalipora cushmani на две подзоны:

Rotalipora greenhornensis (нижняя) и Dicarinella algeriana (верхняя).

Если сравнить схему В.Слитера, И.Премоли Силвы и других исследователей (табл. 7) со схемой в работе Н.И.Маслаковой (1978), детально изучившей глоботрунканиды Крыма, Кав­ каза и Карпат, то можно увидеть, что пограничная зона Whiteinella archaeocretacea (сеноман турон) Н.И. Маслаковой в схеме не указывается. Выше верхнесеноманской зоны Rotalipora cushmani ею выделяется нижнетуронская зона Helvetoglobotruncana Ьекехюа.Возможно, слои с видами зоны Whiteinella archaeocretacea включены Н.И. Маслаковой' в одну из приведенных ею пограничных зон.

Подобные зоны планктонных фораминифер: Rotalipora cushmani - верхний сеноман и Helvetoglobotruncana (^Praeglobotruncana) helvetica - нижний турон установили Д. Ахвледиани и Я. Вапцарова в Грузии и Болгарии (Ahvlediani, Vaptzarova, 1978). Они отмечают, что грани­ ца между сеноманом и туроном на южном склоне Главного Кавказского Хребта и в Болгарии совпадает с нижней границей зоны Praeglobotruncana helvetica. Судя по систематическому со­ ставу характерных видов нижней зоны турона, можно предположить, что сюда включены и нижние слои с преобладанием округлых бескилевых форм. Однако на этом рубеже здесь чаще наблюдается перерыв в осадконакоплении.

Л.Ф.Копаевич провела детальные исследования фораминифер по двум разрезам Крыма:

Сельбухра и Аксудере (Алексеев и др., 1997). На основании статистического анализа форами ниферовых комплексов из этих разрезов Л.Ф. Копаевич в пограничных отложениях сеномана турона прослежены три известные зоны планктонных фораминифер: Rotalipora cushmani (верхний сеноман), Whiteinella archaeocretacea (сеноман-турон) и Helvetoglobotruncana helvetica (нижний турон). Обогащенные органическим углеродом верхние слои верхнего се­ номана с Rotalipora cushmani в разрезах Сельбухра. Аксудере, по мнению Д.П. Найдина (Най дин, Алексеев, 1980;

Найдин, Алексеев, Копаевич, 1981), эквивалентны «пленусовым» слоям Западной Европы (Великобритания. Франция).

В пределах центральной части Восточно-Европейской платформы в наиболее полных раз­ резах исследуемые пограничные отложения содержат в основном бентосные известковые фо раминиферы, по которым установлены микрофаунистические зоны: Lingulogavelinella globosa (верхний сеноман) и Gavelinella nana (нижний турон). По-видимому, здесь осадконакопление проходило в более мелководных условиях, способствовавших развитию, главным образом, бентосных фораминифер (Практическое руководство 1991). В большинстве разрезов цен­ тральной части Восточно-Европейской платформы на границе сеномана-турона наблюдаются перерывы в осадконакоплении.

На западе Восточно-Европейской платформы (Белоруссия;

Акимец, 1961) в самых верхах сеномана и низах турона известны планктонные и бентосные известковые фораминиферы, среди которых выделяются характерные для этой части разреза виды. Однако здесь отсутст­ вуют виды-индексы зон по планктонным фораминиферам, характерные для Крымско Кавказской и Западно-Европейской провинций.

Одним из обобщающих исследований по меловым планктонным фораминиферам и корре­ ляции зональных подразделений верхнего мела является работа М. Карон (Сагоп. 1985). По её данным в пограничной части сеномана-турона были установлены две зоны: позднесеноман ская Rotalipora cushmani и раннетуронская Whiteinella archaeocretacea. Последняя из упомяну­ тых зона, ранее относимая многими исследователями к верхам сеномана и низам турона, М.Карон в 1985 г. датировалась ранним туроном. К зоне Rotalipora cushmani, кроме зонально­ го вида, ею отнесены доживающие виды родов Rotalipora (R. greenhornensis, R. reicheli, R. brotzeni), Praeglobotruncana (P. delrioensis, P. gibba) и др. В выделенной М. Карон раннету ронской зоне Whiteinella archaeocretacea, кроме зонального, появляются виды родов Whiteinella (W. inornata, W. paradubia), Dicarinella (D. canaliculata, D. imbricata, D. hagni.

D. algeriana), Helvetoglobotruncana (H. praehelvetica) и др. В обеих зонах широко распростра­ нены представители рода Hedbergella (Н. delrioensis, Н. simplex, Н. planispira) и вид Praeglobotruncana stephani. М. Карон отмечает преобладание характерных роталипор и праег лоботрункан в верхах зоны Rotalipora cushmani, не подразделяя ее на две подзоны. Ограни­ ченную ранее М. Карон только нижним туроном зону Whiteinella archaeocretacea, по мнению автора (Подобина, 1997а), правильнее назвать другим видом - Helvetoglobotruncana praehelvetica, так как вид W. archaeocretacea, установленный Э.Песаньо, являлся сборной группой, включающей килеватые и округлые формы.

Необходимость замены Whiteinella archaeocretacea объясняется еще и тем, что Ж. Сигаль, установивший в 1977 г. зону W. archaeocretacea, в 1987 г. ее упразднил из-за невалидности зо­ нального вида. Сам Э.Песаньо отнес к этому виду килеватые и округлые формы. Поскольку голотип вида был килеватой формой, Э.Песаньо только эти раковины выделил как W. archaeocretacea, уточнив систематическое положение вида в верхах зоны Н. (Marginotrun­ cana) helvetica в объеме отдельной подзоны (табл. 5).

В изученных автором крымских разрезах (Сухой лог и Аксудере) вайтинеллы сравнитель­ но редки, а характерные для нижнего турона Средней Азии хедбергеллы (Н. articulata V. Korchagin, Н. vesata V. Korchagin и др.) в крымских разрезах довольно многочисленны и разнообразны (Подобина, 1997). Однако все среднеазиатские зоны самых низов турона, выде­ ленные В.И. Корчагиным (1998), здесь проследить не удалось. Поэтому автором в крымских разрезах установлена на границе с сеноманом одна зона - Helvetoglobotruncana praehelvetica, перекрывающаяся широко известной зоной Н. helvetica. Следовательно, зональный вид Н. helvetica в более полных разрезах распространен в верхних слоях нижнего турона.

Как отмечает Н.А.Тур (1998) и подтверждает автор, экологические кризисы, в том числе связанные с «бескислородными» событиями, нарушали направленное развитие глоботрунка нид. К нестабильным условиям на границе сеномана и турона оказались более приспособлен­ ными мелководные формы, обладающие бескилевыми раковинами. Поэтому после исчезнове­ ния в конце сеномана относительно глубоководных роталипор начало турона отмечается ука­ занными выше бескилевыми формами и только по мере нарастания трансгрессии снова появ­ ляются более прогрессивные килевые формы типа «гельветик» (Helvetoglobotruncana gel vetica). Выделенная автором (1997) в самых низах турона зона Н. praegelvetica в крымских разрезах включает в основном гладкие (бескилевые) формы хедбергелл и вайтинелл. Наме­ чающиеся небольшие портики вокруг широкой пупочной области и подобие возвышения по периферическому краю позволяют условно выделить самых примитивных представителей ро­ да Helvetoglobotruncana как вид Н. praegelvetica (Trujillo). Но это лишь единичные формы в комплексе округлых, вздутых, бескилевых форм. По данным исследований В.И.Корчагина и О.А.Корчагина можно отметить, что в пределах Средней Азии в позднесеноман-раннетурон ское время существовали несколько другие условия осадконакопления, чем в Крыму и Евро­ пе. По систематическому составу фораминифер и появлению в низах турона наряду с округ­ лыми формами большого количества килеватых дикаринелл, пришедших на смену роталипо рам, можно предположить, что в пограничный период в Средней Азии продолжал существо­ вать углубленный бассейн, и явления, связанные с его обмелением, здесь не прослеживаются.

Поскольку в разрезах Крыма, Кавказа и других регионов выпадает часть зон, указанных В.И. Корчагиным (1998), предлагается среднеазиатские нижнетуронские зоны с преобладани­ ем дикаринелл и хедбергелл рассматривать в ранге подзон одной зоны Helvetoglobotruncana praehelvetica, имея в виду ее хедбергелло-дикаринелло-вайтинелловое наполнение и положе­ ние в разрезе до времени «килевых» гельветик.

Таким образом, изученный и обобщенный материал по фораминиферам пограничных от­ ложений сеномана-турона позволяет сделать вывод о разнообразии их комплексов в пределах Арктической и Бореально-Атлантической палеобиогеографических областей. Причем, если в пределах первой преобладают агглютинирующие кварцево-кремнистые и, в меньшей мере, известковые бентосные фораминиферы, то для второй указанной области характерны пре­ имущественно бентосные известковые и планктонные формы. Автору удалось провести срав­ нительную характеристику комплексов фораминифер не только отдельно в пределах Аркти­ ческой и Бореально-Атлантической областей, но и сопоставить в этих двух областях комплек­ сы между собой.

Следует отметить, что преобладание кварцево-кремнистых агглютинирующих форамини­ фер в пределах Западно-Сибирской провинции объясняется, кроме непосредственного влия­ ния Арктического бассейна, еще и другими причинами. Одной из таких причин, по-видимому, является поступление по глубинным разломам, существовавшим в то время, высококремни стых вод, повлиявших на повышенное содержание кремнистого материала в породах и обра­ зование преимущественно кварцево-кремнистых раковин. Можно также отметить, что широко распространенные агглютинирующие кварцево-кремнистые фораминиферы в местах обнару­ жения промышленных залежей нефти и газа указывают не только на выход глубинных высо­ кокремнистых вод, но и на поднятие по этим разломам в более позднее время углеводородов, которые распределились в соответствующих породах-коллекторах под регионально распро­ страненными глинистыми покрышками, одной из которых являются рассматриваемые погра­ ничные отложения сеномана-турона Западной Сибири.

Глава VI КОНЬЯКСКИЙ ЯРУС И ОСОБЕННОСТИ ЕГО микрофаунистической характеристики Вопрос о положении коньякского яруса в разрезе верхнего мела Западно-Сибирской рав­ нины долгое время являлся одним из наиболее спорных. Ранее коньякский ярус в этом регио­ не выделялся несколько условно из-за редких находок фораминифер, радиолярий и моллю­ сков. В последние годы были получены значительные по видовому составу и количеству осо­ бей комплексы фораминифер, обнаружены моллюски из новых разрезов в Южном Зауралье, что дало возможность уверенно установить коньякский ярус в пределах данного региона (По­ добина, Амон, 1994). Позднее автором в Северном Зауралье изучены новые разрезы скважин Федоровской партии (Ханты-Мансийская геологосъемочная экспедиция) и получены допол­ нительные материалы по коньякской микрофауне. Один из таких разрезов (скв. 23) принят ав­ тором в качестве опорного.


Он расположен юго-западнее пос. Березово в бассейне р. Бол. Ен гыль (левый приток р. Ляпин). Коньякские отложения здесь представлены серыми, алеврито­ выми глинами, содержат обильные и разнообразные комплексы фораминифер. Вмещающие породы относятся к нижним слоям березовской свиты (березовский надгоризонт), а в Южном Зауралье они соответствуют камышловской свите (Папулов, Амон, 1986). Восточнее эта часть разреза коррелируется с седельниковской и частью ипатовской свиты седельниковского или ипатовского горизонта. На севере региона (бассейн р.Сев. Сосьва) ранее Л.С.Алексейчик Мицкевич (Галеркина, Алексейчик-Мицкевич и др., 1982) выделены слои с Cibicides sandidgei и Parella whitei коньякского возраста, относящиеся к устьманьинской свите, которая, как и вышеуказанные свиты, соответствует седельниковскому (ипатовскому) горизонту.

Следовательно, к коньякскому ярусу относятся, в основном, отложения вышеуказанных свит нижней части березовского надгоризонта. И.И. Нестеров ранее выделил ипатовский го­ ризонт, вошедший в последнюю региональную стратиграфическую схему данного региона (Региональные стратиграфические схемы 1991). Однако автор считает более правильным установить в этой части разреза седельниковский горизонт. Таким образом, в Зауралье ниж­ ней части березовского надгоризонта или седельниковского горизонта соответствуют опоки и опоковидные глины нижнеберезовской подсвиты, алевролиты камышловской свиты, на севере - опоковидные глины и алевролиты устьманьинской свиты, в центральном районе - подобные же породы седельниковской свиты, а в восточном - средняя, большая часть ипатовской свиты (за исключением самых верхних слоев, нижние слои свиты - верхний турон), представленной чередованием сероцветных глин, алевролитов, песков и песчаников. Мощность местных стра­ тиграфических подразделений варьирует в значительных пределах. Так, мощность березов­ ской свиты в Зауралье достигает 40 - 60 м, а в северном районе мощность устьманьинской свиты резко возрастает (до 100 и более метров) за счет увеличения прослоев алевритового и песчаного материала. Мощность опоковидных глин седельниковской свиты центрального района обычно невелика и не превышает 50 м (пос. Нов. Васюган). На востоке ипатовская свита в целом изменяется по мощности от 60 м в районе п. Пудино до 270 м в районе п. Напас (р. Тым). Нарымский железорудный горизонт располагается в верхах ипатовской свиты, как это было предложено ранее (Юшин, 1961;

Решения и труды, 1961). Мощность этого горизонта в Колпашево-Нарымском районе составляет примерно 50 - 60 м. Указанные стратоны вклю­ чают разнообразную микрофауну, в частности фораминиферы и радиолярии. Встречаются спикулы губок, обломки раковин моллюсков и остатки других организмов.

Коньякские комплексы фораминифер по разрезу и латерали седельниковского горизонта исследуемого региона довольно разнообразны. Прежде всего, следует отметить, что автором установлены два разновозрастных коньякских комплекса, характерные для раннего и позднего коньяка.

К раннеконьякскому следует отнести комплекс фораминифер с Haplophragmium chapmani, Ammoscalaria antis (Подобина, 1975, 1989), первоначально прослеженный автором на юго западе (Омская впадина) в ряде разрезов Камышловской площади. Л.С.Алексейчик-Мицкевич обнаружила подобный комплекс на северо-западе (бассейн р. Сыня). 'Затем М.И. Таначевой в ряде разрезов Зауралья на этом же стратиграфическом уровне установлен комплекс с Ammoba culoides unicus. Раннеконьякский комплекс, подобный камышловскому, обнаружен автором в Северном Зауралье (п. Березово), в разрезе скв. 23, принятом за опорный разрез коньяка (рис. 3).

Нижние слои березовскогр надгоризонта = седельниковского (ипатовского) горизонта на юго западе (Омская впадина) представлены седельниковской свитой и содержат, как указывалось, раннеконьякский комплекс фораминифер Haplophragmium chapmani, Ammoscalaria antis (Подо­ бина, 1975, 1989). В составе этого комплекса определены виды, многие из которых распростра­ нены в нижележащем позднетуронском комплексе с Pseudoclavulina hastata и вышележащем Микрофаунистические комплексы Характеристика 8 отложений Радиолярии Фораминиферы (по Липниц кой Т.А.) Глины серые, •60 Cribrostomoides плотные, опо- Prunobra cretaceus chium ковидные, •70 exploratus, articulatum с прослоями Ammomarginulina " я—ж Д опок, алевритов, •80 ~Л _ А— crispa песчаников - r\ — я •90 л — f\ — Prunobra Единичные • chium фораминиферы Глины серые, crassum •110 плотные с Pseudoclavulina частыми про­ hastata admota, •120 слоями песча­ Ammobaculites ников и алев­ •130 dignus ритов • Cibicides sandidgei Глины серые 0Q Ommato алевритовые discus • Haplophragmium с прослоями mobilis chapmani, Ammosca­ темно-зеленых • laria antus глин, песков т/з •170 Pseudoclavulina hastata Гпины темные •180 зеленовато- Gaudryinopsis Cenospha серые, плотные angustus •190 era magna с гнездами и линзочками •200 песков, облом­ Hedbergella ками раковин loetterli •210 двустворок • Алевриты серые с прос­ • лоями и линзоч­ Reophax sp., Cenodiscus ками песков р/з • Haplophragmoides sp. cenomani зеленовато-се­ cus рых, глин тем­ • но-серых, сиде •260 ритизированных песчаников В 4Ш EUl б 1 \EB 2Ш з Рис. 3. Разрез сеноман-сантонских отложений, вскрытых скв. 23 (Зауралье - пос. Бере­ зово). Условные обозначения: 1 - глины;

2 - опоки;

3 - пески;

4 - песчаники;

5 - алев­ риты;

б - к о н г л о м е р а т ы раннесантонском - Ammobaculites dignus, Pseudoclavulina hastata admota. Подобный комплекс смешанного состава известен в ряде разрезов территории Омской впадины. Так, в разрезах Ка­ мышловской площади (скв. 1-р, инт. 894,72 - 891,68 м и скв. 2-р, инт. 907,73 - 901,73 м) автором в составе данного комплекса определены виды, среди которых наиболее характерны: Haplo­ phragmium chapmani (Tappan), Ammomarginulina haplophragmoidaeformis (Balakhmatova), Am­ moscalaria antis Podobina, Spiroplectammina senonana Lalicker orientalis Kisselman, Trochammina boehmi Franke, Trochammina arguta Podobina.

В северо-западном районе равнины (бассейн р. Сыня) аналогичные слои характеризуются, по данным Л.С. Алексейчик-Мицкевич, комплексом с Ammoscalaria (?) haplophragmoidaeformis, Ommatodiscus multis, встреченным совместно с актинокамаксами и иноцерамами коньякского возраста. В.З. Махлиным определены коньякские Actinocamax aff. groenlandicus Birkel, A. ex gr.

verus fragilis Arkh., A. lundgreni StolL, а И.П. Михайловым и С А. Добролюбовым установлены:

Inoceramus cf. anomalis Heine (ex gr. involutus), Scaphites sp. indet. (Галеркина, 1971).

На последнем стратиграфическом совещании в Тюмени (Региональные стратиграфические схемы 1991) в этой части разреза выделены комплексы с Discobris sibiricus на западе и с Nodosariidae (по автору - Dentalina basiplanata - D. tineaformis) на востоке. По этой схеме (1991) возраст комплекса с Ammobaculites dignus, Pseudoclavulina hastata admota из централь­ ного района, установленный автором ранее (Подобина, 1966, 1975) как раннесантонский, да­ тируется по находкам Ammobaculites dignus слишком широко - в пределах коньяка-сантона, с чем автор совершенно не согласен.

В разрезе (скв. 23) пос. Березово данный раннеконьякский комплекс несколько обеднен, однако хорошо прослеживается по присутствию видов с агглютинированной раковиной, в том числе и зональных видов.

Возможно, по мнению автора, к этой части разреза относятся на восточном склоне Урала кварцево-глауконитовые пески верхов кузнецовской свиты (Туринская скв. 1-р), в которых Ф.В. Киприяновой выделен комплекс фораминифер: Eponides incognitas Kyprianova, Gyroidi­ noides nitidus (Reuss), Anomalina lorneiana Orb., Valvulineria lenticula (Reuss), Epistomina sp., Discorbis sp. и другие секреционные известковые формы. В глинистых прослоях этой части разреза продолжают встречаться агглютинированные кварцево-кремнистые раковины ниже­ лежащих туронских комплексов (Папулов, 1974). Слои с этим комплексом восточнее Зауралья (центральный район) коррелируются с породами, вмещающими описанный выше комплекс с Haplophragmium chapmani, Ammoscalaria antis (Подобина, 1975, 1989).

Позднеконьякский комплекс, характеризующийся широким развитием секреционных из­ вестковых форм, отличается по систематическому составу от нижележащего, состоящего, как указывалось, преимущественно из агглютинированных кварцево-кремнистых раковин.

Первоначально Л.Г. Дайн (1961) в Шумихинском районе Восточного склона Урала выде­ лила слои с комплексом Discorbis sibiricus (дискорбисовая зона). По мнению Ф.В.Киприяно вой (1977) и Э.О. Амона (Папулов, Амон, 1986), дискорбисовая зона включает дискорбисовый (нижний) и аномалинидовый (верхний) комплексы, выделенные первоначально Л.Г.Дайн как единый дискорбисовый комплекс. Фауна дискорбисовых слоев по многим разрезам Зауралья детально исследовалась Ф.В.Киприяновой (1977), и ею отмечено преобладание вида Discorbis sibiricus Dain в нижней части слоев, отнесенных к коньяку, и мелких аномалинид - в верхней, датируемой сантоном.

Позднеконьякский комплекс окончательно определился в связи с изучением разреза скв. 23 пос. Березово (рис. 4), где его вмещающие отложения составляют верхнюю половину опоковидных глин, относящихся к части березовского надгоризонта или верхней половине седельниковского (ипатовского) горизонта (табл. 1,8).

В восточном районе в глинистых прослоях нарымского железорудного горизонта на Сред не-Парабельской, Нарымской площадях, а также в бассейне реки Парабель автором ранее встречены единичные известковые секреционные фораминиферы, отнесенные к комплексу с Lagenidae (лагенидовый) или с Nodosariidae (нодозариидовый) (Подобина, 1966, 1975). Позд­ нее автором предложено называть этот комплекс по двум в и д а м - Dentalina tineaformis, Cibi­ cides sandidgei (Подобина, 1978) (рис.5). В настоящее время этот комплекс отнесен автором по № Рис. 4. Комплекс фораминифер с Cibicides sandidgei. Тюменская область, юго-западнее пос. Бере­ зово. Фёдоровская геологосъёмочная экспедиция, скв.23-к, гл. 158 м. Верхний коньяк (х28):

1 - Dentalina tineaformis Scharovskaja;

2 - 4 - Dentalina basiplanata Cushman;


5 - Lenticulina suban gulata (Reuss);

6 - Miliolina sp.;

7, 8 - Valvulineria lenticula Reuss;

9 - Bagginoides quadrilobus (Mello);

10, 11 - Anomalina sibirica Dain;

12- 17 - Cibicides sandidgei Brotzen;

18-25- Gavelinella thalmani (Brotzen) Рис. 5. Комплекс фораминифер с Dentalina tineaformis, Cibicides sandidgei.ToMCKafl обл., Средне Парабельская площадь, скв.20-к, инт. 307,0 - 299,0 м. Верхний коньяк (х40): 1 - Textularia sp.;

2 - Quinqueloculina sp.;

3 - Dentalina megapolitana Reuss;

4 - D. basiplanata Cushman;

5 - D. tinea­ formis Scharovskaja;

6 - 9 - Bagginoides quadrilobus (Mello);

10, 11 - Valvulineria lenticula Reuss plummerae Loetterle;

12 - 14 - Cibicides sandidgei Brotzen;

15,16-Nonionellina austinana (Cushman);

17,18- Bulimina prolixa Cushman;

19 - B. trihedra Cushman;

20, 21 - Bulimina sp.

возрасту к позднему коньяку на основании сходства с позднеконьякским комплексом опорно­ го разреза (скв.23) Зауралья (пос. Березово).

Следует отметить, что в разрезе скв. 28 (Сенькинский отряд) в породах с глубины 339,0 м, представленных зеленовато-серой глиной с включениями пирита, аналогичных нарымскому го­ ризонту, встречены единичные пиритизированные ядра фораминифер или плохо сохранившие­ ся формы родов Psammosphaera, Reophax, Haplophragmoides, Quinqueloculina, Cibicidoides, Non­ ionellina. Возможно, слои с этими формами соответствуют верхнему коньяку, предположитель­ но выделенному, как указывалось выше, в восточном районе на основании единичных харак­ терных фораминифер, и более уверенно - в Зауралье по находкам обильных позднеконьякских комплексов. В глауконитовых песчаниках, распространенных в бассейне р. Васюган, также яв­ ляющихся аналогом нарымского железорудного горизонта, встречаются единичные пиритизи­ рованные ядра фораминифер.

В бассейне реки Тым встречен позднеконьякский комплекс фораминифер с Dentalina ba­ siplanata, D. tineaformis. Комплекс исследован в разрезе скв. 10 по одному образцу зеленовато серых алевролитов (верхи ипатовской свиты) с глубины 515,0 м. В составе комплекса опреде­ лены: Dentalina basiplanata Cushman, D. tineaformis Scharovskaja, Globulina lacrima Reuss sub sphaerica (Berthelin), Praebulimina atomata Freiman. Все указанные виды встречены единичны­ ми раковинами хорошей сохранности. Наиболее характерными в комплексе являются дента лины, особенно D. tineaformis Scharovskaja, встречающаяся на данном стратиграфическом уровне в разрезах скважин Усть-Енисейского прогиба (Шаровская, 1970). На территории За­ падной Сибири этот комплекс чаще встречается на юго-востоке региона (Средне Парабельская площадь).

Сходный комплекс фораминифер с крупными нодозариидами ранее выделен Н.В.Ша­ рове кой (1970) в соответствующих по положению в разрезе породах Усть-Енисейской впади­ ны, где они сопровождаются находками коньякской макрофауны Inoceramus russiensis Nik., I. crassicollis Bodyl., I. interruptus Bodyl. и др. В Канадской провинции Арктической палеобио­ географической области подобный комплекс фораминифер не выделяется, поэтому сравнение встреченных видов из нодозариидового и других западносибирских позднеконьякских ком­ плексов проведено с таковыми сопредельных провинций Бореально-Атлантической области.

В целом указанные комплексы фораминифер сходны с таковыми, выделенными А.Тольманом из коньякских отложений Австрии (Tollmann,1960) и Ф. Бротценом в Швеции (Brotzen, 1936).

В настоящее время слои со всеми указанными позднеконьякскими комплексами выделены автором как единая зона Dentalina tineaformis, Cibicides sandidgei (табл. 1).

Как указывалось выше, автором получены новые данные по коньякский комплексам фо­ раминифер в северном Зауралье, в том числе из разреза скв.23. Отложения коньяка здесь ус­ тановлены по 7 образцам из интервала 165,0 - 150,0 м. Они подстилаются туронскими и пере­ крываются сантонскими отложениями, охарактеризованными соответствующими комплекса­ ми фораминифер и радиолярий. Породы с гл. 165,0 м с единичными агглютинированными фораминиферами отнесены к нижней части коньяка - вышеуказанной зоне Haplophragmium chapmani - Ammoscalaria antis (Подобина, 1989).

Выше по разрезу скв.23 в отложениях из интервала 164,0 - 150,0 м встречен, как указыва­ лось, комплекс позднеконьякских известковых секреционных фораминифер с Cibicides san­ didgei, соответствующий по восточному склону Урала нижней части дискорбисового ком­ плекса, а на востоке Западной Сибири - комплексу с Dentalina basiplanata, D. tineaformis. По­ добный комплекс фораминифер характерен для верхнеконьякской зоны Gavelinella costulata, распространенной на западе Восточно-Европейской платформы. Как упоминалось, более раз­ нообразные комплексы коньяка известны в Австрии, Швеции и других регионах Бореального пояса.

Характерные виды позднеконьякских фораминифер приведены на палеонтологических таблицах XII-XXI.

Глава VII ОБОСНОВАНИЕ ПОЛОЖЕНИЯ САНТОНСКОГО ЯРУСА В РАЗРЕЗЕ ВЕРХНЕГО МЕЛА ЗАПАДНОЙ СИБИРИ Одним из спорных вопросов стратиграфии меловых отложений Западной Сибири является вопрос о положении сантонского яруса. Объясняется это эндемичностью сантонской микро­ фауны и варьированием возраста слоев с Oxytoma (Pteria) tenuicostata в европейских разрезах.

В первых региональных стратиграфических схемах Сибири и Зауралья (1957) вид Oxytoma (Pteria) tenuicostata (Roemer) был принят в качестве характерного для верхнего подъяруса сан тона. Этот вид и его разновидность первоначально изучал с ь А.Е. Глазуновой (Глазунова и др., 1960). Подвид О. tenuicostata (Roemer) var. beresovica Glasunova, по мнению А.Е. Глазуновой, чаще встречается в верхнем сантоне (Березовская опорная скв. 1-р, инт. 360.0 - 353,80 м). Два других вида окситом А.Е. Глазуновой установлены как новые, и один вид сходен с Oxytoma cf. damica (Rewn). Все эти виды, как указывает А.Е.Глазунова, датируют сантон-кампанский возраст вмещающих отложений.

По первым стратиграфическим схемам (Труды Межведомственного стратиграфического совещания 1957;

Решения и труды Межведомственного совещания 1966) всему объему сантона соответствовала «нижняя радиоляриевая зона» славгородской свиты с комплексом фораминифер Spiroplectammina lata, S. senonana pocurica. Позднее скопления окситом были найдены в Зауралье в разрезах Туринской, Буткинской и других скважин в основании славго­ родской свиты, содержащей фораминиферы первоначально единого комплекса со Spirople­ ctammina lata, S. senonana pocurica. Поэтому на стратиграфическом совещании в Тюмени в 1967 г. (Решения и труды Межведомственного совещания 1969) эта свита была полностью отнесена к кампану. Это было мнение З.И.Булатовой и Э.Н.Кисельман, хотя автор и другие исследователи (Р.Х.Липман, М.И.Таначева и др.) были против подобного решения вопроса.

На региональных стратиграфических схемах, рассмотренных в г.Тюмень в 1967, 1976, 1990 гг.

(Решения и труды Межведомственного совещания 1969;

Региональные стратиграфические схемы 1981, 1991) слои со Spiroplectammina lata, S. senonana pocurica, составляющие боль­ шую часть славгородской свиты одноименного горизонта, были датированы кампаном. Но со­ ответствующие им по положению в разрезе на востоке прибрежно-морские аналоги свиты (алевролиты и песчаники), включающие комплексы с секреционными известковыми формами - Cibicidoides eriksdalensis, ошибочно помещены как подстилающие славгородскую свиту с комплексом Spiroplectammina lata, S. senonana pocurica. Ф.В.Киприянова (1977) выдвинула предположение, поддерживаемое автором, об отсутствии в данном случае глубоководных аналогов с агглютинирующими кварцево-кремнистыми фораминиферами для прибрежных мелководных комплексов с Cibicidoides eriksdalensis на востоке и с мелкими аномалинами в Зауралье, распространенными в подобных прибрежных фациях. Но поскольку тщательного сопоставления всех указанных комплексов по латерали З.И.Булатовой и Э.Н.Кисельман не проводилось, их поместили друг под другом, тогда как правильная трактовка - смена глубо­ ководных агглютинированных форм со Spiroplectammina lata, S. senonana pocurica мелковод­ ными с секреционными известковыми раковинами. Как выяснилось, в Зауралье комплексам с агглютинированными кварцево-кремнистыми формами соответствуют слои с мелкими анома линидами, составляющими верхнюю половину впервые выделенных Л.Г.Дайн (1961) дискор бисовых слоев. Наличие в ассоциациях мелких аномалинид таких видов, как Anomalina sibirica Dain, Cibicidoides eriksdalensis (Brotzen) и др., позволяет параллелизовать их с сантон скими ассоциациями Усть-Енисейского района, где они охарактеризованы сантонской макро фауной (Сакс, Ронкина и др., 1957). Но эти слои с мелкими аномалинидами в Зауралье, как и на востоке с Cibicidoides eriksdalensis (Усть-Тымская впадина), - сантонского возраста и яв­ ляются прибрежно-морскими аналогами славгородской свиты, включающей повсеместно ука­ занные выше глубоководные комплексы со спироплектамминами и другими агглютинирован­ ными кварцево-кремнистыми формами. Ф.В. Киприянова (1977) провела анализ комплексов фораминифер из разрезов скважин Актюбинского Зауралья (южнее), где встречаются сме­ шанные комплексы агглютинированных и секреционных известковых форм. Присутствие здесь агглютинированных форм определило наличие нижнесантонского комплекса с Ammobaculites dignus, Pseudoclavulina hastata admota одноименной зоны. Определение многих известковых форм позволило сопоставить указанную зону с нижнесантонской Gavelinella infrasantonica Восточно-Европейской платформы. Суммарный комплекс, установленный Ф.В. Киприяновой (1977) в Актюбинском Зауралье, включает виды: Eponides concinnus Brotzen, Е. sp., Anomalina (Gavelinella) infrasantonica Balakhmatova, A. sp., A. (Gavelinella) costulata (Marie), Cibicides excavates Brotzen, Cibicidoides eriksdalensis Brotzen, Reussella' kelleri Vassil., Bulimina ventricosa Brotzen., B. sp., Bolivinoides strigillatus Chapman, Gyromorphina allomorphinoides (Reuss), многочисленные Gyroidinoides umbilicatus (Loetterle), G. turgidus (Hagenow), Valvulineria lenticula (Reuss), Palaeopolymorphina rara Vassil. и представители се­ мейства Nodosariidae - редкие, но разнообразные Nodosaria sp., Lenticulina sp., Dentalina sp.

Все эти виды широко известны на Восточно-Европейской платформе, Эмбе и Мангышлаке и свойственны отложениям нижнесантонской зоны Anomalina (Gavelinella) infrasantonica. В списке приведенной фауны отсутствуют виды, считающиеся руководящими для верхнесан тонских комплексов Anomalina (Gavelinella) stelligera, приуроченных в Актюбинском Зауралье к массовым находкам Oxytoma (Pteria) tenuicostata (Roemer).

Учитывая, что актюбинские ассоциации содержат несколько больший процент агглютини­ рующих фораминифер, нежели сантонские комплексы Европы и Восточно-Европейской платформы, Ф.В. Киприянова (1977) произвела тщательный отбор и анализ только агглюти­ нированных форм, являющихся связующим звеном между фаунами Актюбинского Зауралья и севернее - Западно-Сибирской равнины.

Общими видами агглютинирующих фораминифер этих двух смежных регионов в комплексе Gavelinella infrasantonica (нижний сантон) оказались: Rhizammina indivisa Brady, R. aff. algaefor mis Brady, Rhabdammina cylindrica Glaessner, R. irregularis Carpenter, Saccammina micra Bulatova, Psammosphaera fusca Schultze, Glomospira gordialiformis Podobina, Ammodiscus cretaceus (Reuss), Recurvoidella sewellensis (Olsson) parvus Belousova, Adercotryma glomeratoformis (Zasp.), Recur­ voides sp., Ammoscalaria incultus (Ehrem.), Ammomarginulina crispa (Kypr.), Verneuilinoides sp.

Из верхнесантонских ассоциаций зоны Gavelinella stelligera определены Pseudoclavulina aff. hastata admota Podobina (1 экземпляр в обнажении Бактыгарын), Haplophragmoides kirki Wickenden, Cribrostomoides sp. (мелкий), Haplophragmium aequale (Roemer) (крупный), Marssonella (?) oxycona (Reuss), Belorussiella boliviniformis Akimez, Thurammina favosa Flint, Ammodiscus cretaceus (Reuss),, Saccammina sphaerica M. Sars, Reophax sp., Ammoscalaria incul­ tus (Ehrem.), Ammomarginulina crispa (Kypr.), Ammobaculoides sp., Haplophragmoides excavates Cushman, Cyclammina flexuosa Podobina. Все виды агглютинированных фораминифер из сан­ тонских отложений Актюбинского района широко известны в зауральских и сибирских ком­ плексах со Spiroplectammina lata, S. senonana pocurica.

Итак, возвращаясь к анализу фауны Spiroplectammina lata, S. senonana pocurica южной ок­ раины Восточного Зауралья, Ф.В. Киприянова (1977) отмечает ее сходство с ассоциациями сантона Актюбинского Зауралья. Допуская предположение о положении известковых фора­ минифер in situ и объясняя их плохую сохранность активной деятельностью водной среды, свойственной прибрежной полосе, можно было бы считать эту фауну сантонской. Не проти­ воречит этому и тот факт, что все виды с агглютинированной раковиной из числа общих в вышележащих отложениях кампана Актюбинского Зауралья не встречены. Ф.В. Киприяновой в кампанском комплексе Cibicides temirensis встречен один лишь Ammodiscus cretaceus (Reuss). Таким образом, можно высказать предположение о присутствии сантона в Актюбин­ ском районе Зауралья и в пределах Западно-Сибирской равнины - в разрезе славгородского го ризонта. По-видимому, отложения сантона и только нижней его части сохранились в виде от­ дельных пятен в Южном Зауралье и Тургайском прогибе. Размытые в прибрежной части, они могли сохраниться в районах, более удаленных от берега, т.е. в центральных частях равнины.

К отложениям сантонского яруса в пределах Западной Сибири, по данным автора (Подо­ бина, 1989), относятся нижние и верхние слои славгородской свиты мощностью до 60 - 70 м, отличающиеся сравнительным однообразием литологического состава и состоящие из серых, зеленовато-серых, опоковидных, плитчатых глин. Восточнее пос. Колпашево и Напас выде­ ляются прибрежно-морские аналоги свиты, состоящие из чередующихся серых, зачастую из вестковистых алевролитов и песчаников. В свите обнаружены различные ассоциации извест­ ковых фораминифер сантонского возраста, соответствующие слоям со Spiroplectammina lata, S.senonana pocurica. На востоке (восточнее пос. Напас) в синхронных породах известны слои с комплексами Cibicidoides eriksdalensis, на западе - в Зауралье - слои с аномалинидами (верхи дискорбисовых слоев), на всей остальной территории - слои с агглютинирующими кварцево кремнистыми фораминиферами общего комплекса Spiroplectammina lata, S. senonana pocurica.

В ряде разрезов Колпашево-Нарымского района в серых песчаниках над нарымским желе­ зорудным горизонтом встречены единичные фораминиферы, характерные для слоев со Spiroplectammina lata, S. senonana pocurica, в том числе и виды-индексы. Подобные форами­ ниферы автором предлагается выделять как комплекс с Recurvoidella sewellensis parvus, Recurvoides optivus, слои с которым соответствуют самой нижней части славгородской свиты.

Комплекс прослежен в разрезах скважин бассейна р. Чижапка (Чижапская партия, скв. 5-к, гл. 431,0 - 430,0 м;

10-к, гл. 512,0 - 500,0 м). В разрезе скв. 351 Киев-Еганской площади на этом же стратиграфическом уровне в интервале 749,2 - 745,4 м встречен более разнообразный комплекс фораминифер с видами Psammosphaera laevigata White, Rhizammina sp. indet., Sac cammina sphaerica M. Sars, Ammodiscus glabratus Cushman et Jarvis, Labrospira collyra (Nauss) senonica Podobina, Haplophragmoides kirki Wickenden, Recurvoidella sewellensis (Olsson) parvus (Belousova), Adercotryma glomeratoformis (Zaspelova), Haplophragmium obesus (Bulatova), Am­ mobaculites cf. fragmentarius Cushman agglutiniformis Podobina, Spiropiectammina lata Zaspelova, Gaudryinopsis sp. indet. Таким образом, нижний предел распространения слоев со Spiroplec­ tammina lata, S. senonana pocurica охватывает верхние слои песчаников непосредственно над нарымским железорудным горизонтом (рис. 6).

На большой части равнины по изменению видового и количественного состава форамини­ фер в разрезе славгородской свиты прослежены отдельные, более узко стратиграфически при­ уроченные группы видов. Содержащие их слои выделены в зоны, которые относятся к нижней и верхней частям свиты, предположительно датируемым автором нижним и верхним Сайго­ ном. Поэтому кроме слоев над нарымским горизонтом, прослеживаемым в бассейне реки Чи­ жапка, нижнесантонской считается нижняя часть славгородской свиты - зона фораминифер с Ammobaculites dignus, Pseudoclavulina hastata admota (рис. 7). Сюда относятся также слои с Recurvoides memorandus (рис. 8), распространенные местами на юго-востоке равнины.

На востоке (восточнее пос. Нарым, Напас) им соответствуют слои с более типичными Cibicidoides eriksdalensis (Подобина, 1966, 1989) (рис. 9). По данным И.П.Мухиной и С.Н.Ма­ каренко, к нижней части свиты приурочен комплекс радиолярий с Prunobrachium crassum.

Выше по разрезу, в средних и местами верхних слоях славгородской свиты, автором выде­ лен комплекс фораминифер с Cribrostomoides cretaceus exploratus, Ammomarginulina crispa (рис. 10). Этот комплекс, по-видимому, отсутствует в Южном Зауралье и в Тургае ввиду раз­ рыва слоев, аналогичных верхней половине славгородской свиты. Очевидно, здесь также раз­ мыты и самые верхние слои свиты с вышележащим раннекампанским комплексом Bathysi­ phon vitta, Recurvoides magnificus. И.П. Мухиной и С.Н. Макаренко по радиоляриям установ­ лен позднесантонский комплекс с Prunobrachium articulatum.

Раннесантонский фораминиферовый комплекс с Ammobaculites dignus, Pseudoclavulina hastata admota (виды-индексы) распространен в относительно глубоководных фациях славго­ родской свиты. Об этом свидетельствует систематический состав комплекса, его облик и дан­ ные по палеогеографии сантонского бассейна. По своеобразному облику и видовому составу его можно довольно легко отделить от вышележащего (Подобина, 1966, 1989). Здесь, кроме Рис. 6. Комплекс фораминифер с Recurvoidella sewellensis parvus, Recurvoides optivus. Томская' обл., бассейн р. Парабель, Чижапская партия, скв.10-к, гл. 500,0 м. Нижний сантон (х40):

1 - Psammosphaera fusca Schultze;

2 - Labrospira fraseri (Wickenden) propensa Podobina;

3 - 6 - Hap­ lophragmoides tumidus Podobina;

7, 8 - H. eggeri Cushman;

9 - H. kirki Wickenden ;

10 - Recurvoi­ della sewellensis (Olsson) parvus Belousova;

11, 12 - Cribrostomoides astrictus Podobina;

13 - 18 — Adercotryma glomeratoformis (Zaspelova);

19-26- Recurvoides optivus Podobina;

27 - 29 - Ammo­ baculites fragmentarius Cushman agglutiniformis Podobina;

30, 31 - Spiroplectammina senonana La­ licker pocurica Balakhmatova;

32,33 - S. multiversulata Kisselman;

34, 35 - Trochammina wetteri Stelck et Wall senonica Belousova;

36-43- Trochammina boehmi Franke Рис. 7. Комплекс фораминифер с Ammobaculites dignus, Pseudoclavulina hastata admota. Томская область, Нововасюганская опорная скв. 1 -р, гл. 800,0 - 795,5 м. Нижний сайтом (х28): 1 - 3 - Psam mosphaera laevigata White;

4,5 - Thurammina papillata Brady;

6-8-Bathysiphon vitta Nauss;

9-13 Hyperammina elongata Brady;

14 - Ammodiscus glabratus Cushman et Jarvis;

15 — Labrospira collyra (Nauss) senonica Podobina;

16 - 18 - Recurvoidella sewellensis (Olsson) parvus Belousova;

19 - Cy clammina flexuosa Podobina;

20 - Cribrostomoides astrictus Podobina, 21 - Recurvoides memorandus Podobina;

22 - 23 - Ammobaculites dignus Podobina;

24 - A. fragmentarius Cushman agglutiniformis Podobina;

25,26 - Spiroplectammina lata Zaspelova;

27,28- Pseudoclavulina hastata (Cushman) admota Podobina;

29 - Gaudryinopsis vulgaris (Kyprianova) Рис. 8. Комплекс фораминифер с Recurvoides memorandus. Томская область, Нарымская площадь, скв.З-к, гл. 352,3 - 349,3 м. Нижний сантон (х28): 1 - Psammosphaera laevigata White;



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.