авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 12 |

«МИНИСТЕРСТВО ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КОМИТЕТ ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ ПО ТОМСКОЙ ОБЛАСТИ МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ТОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ...»

-- [ Страница 9 ] --

ганькинский горизонт, нижний Маастрихт, зона Spiroplectammina variabilis, Gaudryina rugosa spinulosa.

П а р а т и п № 1 1 6 7 в коллекции Палеонтологического музея Томского госуниверситета.

Западно-Сибирская равнина, Томская область, бассейн реки Парабель (Сенькинский отряд), скв.28, гл.259,0 м;

ганькинский горизонт, нижний Маастрихт, зона Spiroplectammina variabilis, Gaudryina rugosa spinulosa.

М а т е р и а л. Более десятка раковин удовлетворительной сохранности.

Д и а г н о з. Раковина небольшая, удлиненная, почти прямая, состоит из 4 округлых вздутых камер, разделенных скошенными, углубленными узкими швами. Устье лучистое, на оттянутом в виде соска периферическом конце последней камеры, которая обычно меньше предыдущей.

Размеры в мм ш, Номера экземпляров Ш Т Д/Ш Ш/Т К Д Голотип № 1166 0,52 0,20 0,20 2,60 0,12 1, Паратип № 1167 0,48 0,17 2, 0,16 1,06 0, Распространение и геологический в о з р а с т. Западно-Сибирская равни­ на;

ганькинский горизонт, кампан, Маастрихт.

Marginulina modesta Reuss Табл. LXXV, фиг.5 - 6;

табл. LXXIX, фиг. Marginulina modesta: Reuss, 1960, p. 207;

Franke, 1913, p. 277;

Cushman and Church, 1929, p. 506;

Cushman and Jarvis, 1932, p. 26;

Подобина, 1995a, c. 153 - 155.

Г о л о т и п происходит из верхнемеловых отложений Германии.

Э к з е м п л я р №1172 в коллекции Палеонтологического музея Томского госуниверсите­ та. Западно-Сибирская равнина, Томская область, бассейн реки Парабель (Сенькинский от­ ряд), скв. 28, гл. 232,0 м;

ганькинский горизонт, нижний М а а с т р и х т, зона Spiroplectammina variabilis, Gaudryina rugosa spinulosa.

М а т е р и а л. Десятки раковин удовлетворительной сохранности.

Д и а г н о з. Раковина средняя, гладкая, удлиненная, слегка изогнутая, состоящая из 6 - коротких и широких камер;

камеры маленького (до 2 камер) спирального отдела в поперечном сечении треугольные, выпрямленно-скошенно-четырехугольные;

швы скошенные, тонкие, уг­ лубленные. Устье округлое, лучистое, на заостренном конце последней камеры. Стенка из­ вестковая, тонкая, двухслойная;

внутренний слой более толстый и имеет параллельно волокнистое строение;

внешний - тонкий, радиально-лучистого строения.

Размеры в мм Т Д/Ш Ш/Т К Номера экземпляров Ш Д 1,25 0,06 0,12 3, 1166 0,50 0, 1,11 0, 3,15 1167 0,63 0,20 0, Р а с п р о с т р а н е н и е и г е о л о г и ч е с к и й в о з р а с т. Западно-Сибирская равни­ на;

ганькинский горизонт, кампан, М а а с т р и х т. Верхний мел Центральной Европы и Северной Америки.

Marginulina obliquinodus Bandy Табл. LXVI, фиг. la, б;

2а, б;

табл. LXXIX, фиг. 7 - Marginulina similis Orbigny subsp. obliquinodus: Bandy, 1951, p. 498;

Подобина, 1995a, c. 155 - 157.

Г о л о т и п происходит из верхнемеловых отложений Северной Америки.

Э к з е м п л я р №1178 в коллекции Палеонтологического музея Томского госуниверси­ тета. Западно-Сибирская равнина, Томская область, бассейн реки Парабель (Сенькинский от­ ряд), скв. 28, гл. 265,3 м;

ганькинский горизонт, нижний М а а с т р и х т, зона Spiroplectammina variabilis, Gaudryina rugosa spinulosa.

М а т е р и а л. Около тридцати экземпляров удовлетворительной сохранности.

Д и а г н о з. Раковина небольшая, гладкая, ланцетовидная, насчитывающая 5 - 7 камер и состоящая из незначительно выраженного спирального (до 3 камер) и выпрямленного (3 4 камеры) отделов;

ранние камеры короткие, поздние быстро удлиняются;

швы поверхност­ ные, в ранней части радиальные, в поздней части скошенные. Устье округлое, лучистое, рас­ положенное на заостренном конце последней камеры, ближе к спинному краю. Стенка из­ вестковая, мелкопористая, тонкая, однослойная, радиально-лучистого строения.

Размеры в мм Ш/Т Ш, Номера экземпляров Т Д/Ш К Ш Д 1178 0,42 2,80 1,15 0,06 0,15 0, 0,21 1, 1179 0,65 2,83 0,10 0, Распространение и геологический в о з р а с т. Западно-Сибирская равни­ на;

ганькинский горизонт, кампан, М а а с т р и х т.

Marginulina sibirica Podobina et Orlov Табл. LXV1, фиг. 3 - 4 ;

табл. LXXIX, фиг. Marginulina sibirica: Подобина, 1995a, c. 157 - 160.

Г о л о т и п №1184 в коллекции Палеонтологического музея Томского госуниверситета.

Западно-Сибирская равнина, Томская область, бассейн реки Парабель (Сенькинский отряд), скв. 28, гл. 237,0 м;

ганькинский горизонт, нижний М а а с т р и х т, зона Spiroplectammina variabilis, Gaudryina rugosa spinulosa.

П а р а т и п №1185 в коллекции Палеонтологического музея Томского госуниверситета.

Западно-Сибирская равнина, Томская область, бассейн реки Парабель (Сенькинский отряд), скв. 28, гл. 237,0 м;

ганькинский горизонт, нижний М а а с т р и х т, зона Spiroplectammina variabilis, Gaudryina rugosa spinulosa.

М а т е р и а л. Более двадцати раковин удовлетворительной сохранности.

Д и а г н о з. Раковина маленькая, миндале- или ланцетовидная, гладкая, состоящая из не­ большого ( 2 - 3 камеры) уплощенного спирального отдела и выпрямленного вздутого однорядно­ го отдела ( 3 - 4 камеры);

общее число камер 5 - 6;

у спирального отдела они треугольные, у вы­ прямленного - изогнуто-четырехугольные;

швы тонкие, поверхностные. Устье лучистое, округ­ лое, на периферическом заостренном основании последней камеры. Стенка известковая, стекло­ видная, двухслойная, с тонким внешним слоем и более толстым зернистым - внутренним.

Размеры в мм Т Номера экземпляров Ш Д/Ш Ш/Т Ш-! К Д 0, Голотип № 1184 0,52 0,26 2,00 0,00 1, 0, Паратип № 1185 0,36 0,20 1,80 1,18 0,05 Распространение и геологический в о з р а с т. Западно-Сибирская равни­ на;

ганькинский горизонт, кампан, Маастрихт.

Marginulina jonesi Reuss Табл. LXVII, фиг. la, б;

2а, б;

табл. LXXX, фиг. 1 - Marginulina jonesi: Reuss, 1863, p. 6 1 ;

A. ten Dam, 1950, p. 22;

Pozaryska, 1957, p. 108 - 109;

Подобина, 1995a, с. 160 - 163.

Г о л о т и п происходит из меловых отложений Германии.

Э к з е м п л я р №1191 в коллекции Палеонтологического музея Томского госуниверсите­ та. Западно-Сибирская равнина, Томская область, бассейн реки Парабель (Сенькинский от­ ряд), скв. 26, гл. 294,0 м;

ганькинский горизонт, нижний Маастрихт, зона Spiroplectammina variabilis, Gaudryina rugosa spinulosa.

М а т е р и а л. До десятка раковин удовлетворительной сохранности.

Д и а г н о з. Раковина маленькая, продолговатая, сжатая с боков, в ранней стадии спи­ ральная, в поздней - однорядная;

спиральная часть треугольными камерами выделяется впе­ ред на брюшную сторону;

распрямленный однорядный отдел из трех-четырех камер четырех­ угольной формы;

швы изогнутые, углубленные. Раковина, за исключением части поверхности последней камеры, орнаментирована 5 - 7 продольными низкими ребрами. Последняя камера на оттянутом в виде острия периферическом конце несет лучистое, округлое устье, смещенное в сторону спинного края. Стенка известковая, тонкая, двухслойная;

внутренний слой - зерни­ стый;

внешний - тонкослоистый, радиально-лучистого строения.

Размеры в мм Т Номера экземпляров Ш Д/Ш Ш/Т Ш, К д 0, 0,60 2,61 1,10 0,12 1191 0, 0,18 1, 1192 0,50 0,20 2,50 0,10 Р а с п р о с т р а н е н и е и г е о л о г и ч е с к и й в о з р а с т. Западно-Сибирская равни­ на;

ганькинский горизонт, кампан, Маастрихт. Верхний мел Днепровско-Донецкой впадины, Поволжья.

Marginulina tumefacta Podobina et Orlov LXXX, фиг.

Табл. LXVII, фиг. За, б;

4a, б;

табл. 4- Marginulina tumefacta: Подобина, 1995a, с. 163 - 165.

Г о л о т и п №1202 в коллекции Палеонтологического музея Томского госунивегситета.

Западно-Сибирская равнина, Томская область, бассейн реки Парабель (Сенькинский отряд), скв.28, гл. 239,7 м;

ганькинский горизонт, нижний Маастрихт, зона Spiroplectammina variabilis, Gaudryina rugosa spinulosa.

П а р а т и п №1203 в коллекции Палеонтологического музея Томского госуниверситета.

Западно-Сибирская равнина, Новосибирская область, Межовская площадь, скв. 41-р, гл.325,0 м;

ганькинский горизонт, верхний Маастрихт, зона Spiroplectammina kasanzevi, Bulimina rosen­ krantzi.

М а т е р и а л. Около двадцати раковин хорошей сохранности.

Д и а г н о з. Раковина маленькая, удлиненная, с загнутой к брюшной стороне уплощенной начальной частью, состоит из 6 - 7 камер;

в спиральном отделе до трёх треугольных камер, в выпрямленном отделе камеры изогнуто-треугольные;

швы тонкие, поверхностные. Последняя камера на заостренном периферическом крае несет округлое лучистое устье, смещенное в сто­ рону спинного края. Стенка известковая, тонкая, однослойная, радиально-лучистого строения.

Размеры в мм Номера экземпляров Т Ш/Т Ш Д/Ш К ш, д Голотип № 1202 0,54 2,35 1,15 0, 0,23 0, Паратип № 1203 1,00 0,11 0,67 0,31 0,31 2, Распространение и геологический в о з р а с т. Западно-Сибирская равни­ на;

ганькинский горизонт, кампан, Маастрихт.

Marginulina elongata Podobina et Orlov Табл. LXVII, фиг. 5a, б, табл. LXXX, фиг. Marginulina elongata: Подобина, 1995a, с. 165 - 167.

Г о л о т и п № 1207 в коллекции Палеонтологического музея Томского госуниверситета.

Западно-Сибирская равнина, Новосибирская область, Межовская площадь, скв. 4 1, гл. 325,0 м;

ганькинский горизонт, верхний Маастрихт, зона Spiroplectammina kasanzevi, Bulimina rosenk­ rantzi.

П а р а т и п №1208 в коллекции Палеонтологического музея Томского госуниверситета.

Западно-Сибирская равнина, Томская область, бассейн реки Парабель (Сенькинский отряд), скв. 28, гл. 235,0 м;

ганькинский горизонт, нижний Маастрихт, зона Spiroplectammina variabilis, Gaudryina rugosa spinulosa.

М а т е р и а л. До десятка экземпляров удовлетворительной сохранности.

Д и а г н о з. Раковина средняя, удлиненная, гладкая, со слабо развитым спирально плоскостным отделом в начале, а затем почти прямая, состоит из 6 - 8 почти одинаковых по ширине низких камер;

швы дуговидно-изогнутые или скошенные. Устье лучистое, на заост­ ренном конце последней камеры. Стенка известковая, тонкая, прозрачная, однослойная, ради­ ально-лучистого строения.

Размеры в мм Номера экземпляров ш Т Д/ш Ш/Т ш, К Д Голотип № 1207 0,72 0,20 3,60 1,00 0,13 0, Паратип № 1208 0,12 1,06 0,28 3,78 1, 0, Распространение и геологический в о з р а с т. Западно-Сибирская равни­ на;

ганькинский горизонт, кампан, Маастрихт.

Marginulina sphaerica Podobina et Orlov Табл. LXVI, фиг. 5a, б, 6a, б, табл. LXXX, фиг. 8 - Marginulina sphaerica: Подобина, 1995a, c. 167 - 169.

Г о л о т и п № 1 2 1 0 в коллекции Палеонтологического музея Томского госуниверситета.

Западно-Сибирская равнина, Томская область, бассейн реки Парабель (Сенькинский отряд), скв.28, гл. 252,0 м;

ганькинский горизонт, нижний М а а с т р и х т, зона Spiroplectammina variabilis, Gaudryina rugosa spinulosa.

П а р а т и п № 1 2 1 1 в коллекции Палеонтологического музея Томского госуниверситета.

Западно-Сибирская равнина, Томская область, бассейн реки Парабель (Сенькинский отряд), скв. 26, гл. 287,0 м;

ганькинский горизонт, нижний Маастрихт, зона Spiroplectammina variabilis, Gaudryina rugosa spinulosa.

М а т е р и а л. До десяти раковин удовлетворительной сохранности.

Д и а г н о з. Раковина небольшая, гладкая, вздутая, эллипсовидная с развитым спираль­ ным отделом, состоит из 3 - 6 треугольных или округлых камер;

камеры плотно, без пережи­ мов, прилегают друг к другу;

септальные швы двухконтурные, дуговидно изогнутые, спинной и брюшной края - ровные, выпуклые;

последняя камера на оттянутом в виде острия перифе­ рическом конце несет лучистое устье, расположенное почти в центральной части камеры.

Стенка известковая, прозрачная, тонкая, двухслойная, радиально-лучистого строения.

Размеры в мм Номера экземпляров Ш Д/Ш Т Ш/Т к IHi Д 0, Голотип № 1210 0,37 0,27 1,32 1,04 0,06 Паратип № 1211 1,42 0,30 0,28 1,40 0, 1,07 Распространение и геологический в о з р а с т. Западно-Сибирская равни­ на;

ганькинский горизонт, Маастрихт.

Семейство Ellipsolagenidae A. Silvestri, Ellipsolagenidae: A.Silvestri, 1923, p. 266;

Loeblich and Tappan, 1988, p. 425;

Подобина, 1995a, c.170.

Раковина однокамерная, устье зачастую с трубкой;

юра - доныне.

Подсемейство Oolininae Loeblich et Tappan, Oolininae: Loeblich and Tappan, 1961, p. 299;

1988, p. 425.

Раковина однокамерная, радиально-симметричная, округлая, устье срединное, округлое, лучистое, иногда с внутренней трубкой;

юра - доныне.

Р о д Oolina Orbigny, Oolina: Orbigny, 1839, p. 18;

Loeblich and Tappan, 1964, p. 540;

1988, p. 427;

Подобина, 1995a, с. 1 7 0 - 1 7 1.

Ovulina: Ehrenberg, 1845, p. 358.

Entosolenia: Williamson, 1848, p. 16.

Entolagena: Silvestri, 1900, p. Lagena (Reussoolina): Colom, 1956, p. Т и п о в о й в и д - Oolina laevigata Orbigny, 1839. У берегов Кубы;

современный.

Д и а г н о з. Раковина однокамерная, округло-овального очертания, у основания часто с шипом. Поверхность гладкая, шероховатая или штрихованная. Устье округлое, простое или лучистое, иногда с длинной внутренней трубкой. Стенка известковая, однослойная, тонкора диально-лучистая.

С р а в н е н и е. От сходного по строению раковины рода Lagena Walker et Jacob, описываемый род отличается отсутствием у раковины наружного горлышка, наличием усть­ евой, направленной внутрь камеры трубочки, вытянутой формой раковины.

По сравнению с Fissurina Reuss, 1850 представители описываемого рода отличаются ок­ руглым, а не эллипсовидным или линзовидным поперечным сечением, округлым устьем (у фиссурин оно овальное или щелевидное).

Р а с п р о с т р а н е н и е и г е о л о г и ч е с к и й в о з р а с т. Повсеместно, с юры доныне.

Oolina obeliscata Mello Табл. LXVII, фиг. 1;

табл. LXXX, фиг. Oolina obeliscata: Mello, 1969, p. 66 - 67;

Подобина, 1995a, с. 171 - 173.

Г о л о т и п № 642625 в коллекции Национального музея США. США, штат Дакота;

верхний мел.

Э к з е м п л я р №1221 в коллекции Палеонтологического музея Томского госуниверсите­ та. Западно-Сибирская равнина, Томская область, бассейн реки Парабель (Сенькинский от­ ряд), скв. 26, гл. 246,0 м;

ганькинский горизонт, верхний Маастрихт, зона Spiroplectammina ka­ sanzevi, Bulimina rosenkrantzi.

М а т е р и а л. Более трех десятков раковин различной сохранности.

Д и а г н о з. Раковина вытянуто-овальной формы, с заостренным основанием и оттяну­ тым устьевым концом (шейкой длиной до 0,04 мм);

поверхность гладкая. Устье округлое, лу­ чистое на конце выступа. Стенка известковая, тонкая, однослойная, тонкорадиально-лучис того строения.

Размеры в мм Номера экземпляров В Ш Т 1221 0,38 0,16 0, 1222 0,30 0,18 0, У с л о в н ы е о б о з н а ч е н и я : В - высота раковины, включая устьевой выступ;

Ш - ширина раковины или наибольший диаметр поперечного сечения;

Т - толщина раковины, расстояние между сжатыми сторонами.

Р а с п р о с т р а н е н и е и г е о л о г и ч е с к и й в о з р а с т. Западно-Сибирская равни­ на;

ганькинский горизонт. Маастрихт, верхний мел США.

Подсемейство EUipsolageninae A. Silvestri, Ellipsolageninae: A. Silvestri, 1923, p. 265;

Loeblich and Tappan, 1988, p. 428;

Подобина, 1995a, c.173.

Раковина однокамерная, двусторонне-симметричная;

устье овальное или щелевидное, с внутренней трубкой;

мел - доныне.

Р о д Fissurina Reuss, Fissurina: Reuss, 1850, p.366;

Loeblich and Tappan, 1964, p.540 - 541;

1988, p.428;

Кузина (Фораминиферы 1964), с. 113;

Подобина, 1995а, с. 173 - 174.

Hyaleina: Costa, 1856, p. 366.

Ellipsolagena: A. Silvestri, 1923, p. 265.

Ellipsofissurina: A. Silvestri, 1923, p. 265.

Т и п о в о й в и д - Fissurina laevigata Reuss, 1850, Австрия (окрестности Вены);

третич­ ные.

Д и а г н о з. Раковина двусторонне-симметричная с округлым или овальным контуром, в поперечном сечении эллипсо- или линзовидная;

поверхность гладкая или различно орнамен­ тирована. Устье овальное или щелевидное, часто с внутренней трубкой. Стенка известковая, тонкая, однослойная, радиально-лучистого строения.

С р а в н е н и е. Отличие от рода Oolina Orbigny, 1839 было указано выше.

От сходного по строению раковины рода Parafissurina Parr, 1947 представители описывае­ мого рода отличаются отсутствием капюшонообразного выступа, прикрывающего устье, и центральным его расположением.

Р а с п р о с т р а н е н и е и г е о л о г и ч е с к и й в о з р а с т. Повсеместно, с мела доныне.

Fissurina orbignyana Seguenza, Табл. LXVII, фиг. 2 - 3 ;

табл. LXXX, фиг. Fissurina {Fissurina) orbignyana: Seguenza, 1862, p. 66.

Lagena orbignyana: Brady, 1884, p. 484;

Cushman, 1913, p. 42.

Fissurina orbignyana: Pozaryska, 1957, p.61 - 62;

Подобина, 1995a, c.174 - 176.

Г о л о т и п происходит из верхнемеловых отложений.

Э к з е м п л я р № 1224 в коллекции Палеонтологического музея Томского госуниверси­ тета. Западно-Сибирская равнина, Томская область, бассейн реки Парабель (Сенькинский от­ ряд), скв. 28, гл. 272м;

ганькинский горизонт, нижний М а а с т р и х т, зона Spiroplectammina variabilis, Gaudryina rugosa spinulosa.

М а т е р и а л. До десятка экземпляров удовлетворительной сохранности.

Д и а г н о з. Раковина округлого очертания, с трехкилеватым краем, в поперечном сече­ нии линзовидная;

поверхность гладкая. Устье эллипсовидное, на заостренном конце ракови­ ны, с тонкой внутренней воронкообразной трубочкой. Стенка известковая, тонкая, однослой­ ная, радиально-лучистого строения.

Размеры в мм Номера экземпляров В ш Т 1224 0, 0,33 0, 0, 1225 0,30 0, У с л о в н ы е о б о з н а ч е н и я, как у оолин.

Распространение и геологический в о з р а с т. Западно-Сибирская равни­ на;

ганькинский горизонт, кампан, М а а с т р и х т.

Fissurina laevigata Reuss Табл. LXVII, фиг. 4;

табл. LXXX, фиг. Fissurina laevigata: Reuss, 1850, p.336;

Pozaryska, 1957, p.60 - 61;

Подобина, 1995a, c.176 - 178.

Lagena laevigata: Cushman 1913, p. 7;

Franke, 1925, p. 6 1 ;

Franke, 1928, p. 89;

Cushman, 1946, p. 95.

Г о л о т и п происходит из верхнемеловых отложений Германии.

Э к з е м п л я р №1229 в коллекции Палеонтологического музея Томского госуниверси­ тета. Западно-Сибирская равнина, Томская область, бассейн реки Чижапка (Чижапская пар­ тия), скв. 1-к, гл. 340,0;

ганькинский горизонт, верхний М а а с т р и х т, зона Spiroplectammina ka­ sanzevi, Bulimina rosenkrantzi.

М а т е р и а л. Более трех десятков раковин удовлетворительной сохранности.

Д и а г н о з. Раковина маленькая, округлая, сжатая, с заостренным периферическим краем и с плавным переходом в устьевую эллипсовидную воронку, переходящую в тонкую внутрен­ нюю трубочку;

поверхность гладкая. Стенка известковая, тонкая (до 0,01 мм), однослойная, тонкорадиально-лучистого строения.

Размеры в мм Номера экземпляров В Ш Т 1229 0,27 0,27 0, 1230 0,26 0,26 0, Р а с п р о с т р а н е н и е и г е о л о г и ч е с к и й в о з р а с т. Западно-Сибирская равни­ на;

ганькинский горизонт, кампан, М а а с т р и х т. Верхний мел Центральной Европы, Америки.

Fissurina globosa. Bornemann Fissurina globosa: Bornemann, 1855, p.13;

Reuss, 1862, p.339;

Подобина, 1995a, c.l 78 - 179.

Г о л о т и п происходит из третичных отложений окрестностей Берлина Германии.

Д и а г н о з. Раковина маленькая, вытянуто-овальная, с округлым периферическим краем, в поперечном сечении овальная, слабо сжатая с боковых сторон. Устье щелевидное, на приос тренном устьевом конце имеет эллипсовидное очертание со свисающей внутрь камеры тонкой трубочкой. Стенка известковая, однослойная.

Распространение и г е о л о г и ч е с к и й в о з р а с т. Центральная Европа, тре­ тичные отложения.

Fissurina sibirica Podobina et Orlov Табл. LXVII, фиг. 5 - 6 ;

табл. LXXX, фиг. Fissurina globosa Bornemann subsp. sibirica: Подобина, 1995a, c. 179 - 181.

Г о л о т и п №1235 в коллекции Палеонтологического музея Томского госуниверситета.

Западно-Сибирская равнина, Томская область, бассейн реки Парабель (Сенькинский отряд), скв. 28, гл. 256,0 м;

ганькинский горизонт, нижний Маастрихт, зона Spiroplectammina variabilis, Gaudryina rugosa spinulosa.

П а р а т и п №1236 в коллекции Палеонтологического музея Томского госуниверситета.

Западно-Сибирская равнина, Томская область, бассейн реки Васюган (Васюганский отряд), скв. 12-м, гл. 305,0 м;

ганькинский горизонт, верхний Маастрихт, зона Spiroplectammina kasan­ zevi, Bulimina rosenkrantzi.

М а т е р и а л. До десятка экземпляров удовлетворительной сохранности.

Д и а г н о з. Раковина маленькая, округлая, с приостренным устьевым концом и широко­ округлым периферическим краем, слегка сжатая, в поперечном сечении овальная. Устье ще­ левидное, эллиптическое с воронкой, переходящей в тонкую внутреннюю трубочку. Стенка известковая, тонкая (0,02 мм), однослойная, радиально-лучистая.

Размеры в мм ш Т В Номера экземпляров 0, 0, Голотип № 1235 0, 0, Паратип № 1236 0,32 0, Распространение и геологический в о з р а с т. Западно-Сибирская равни­ на;

ганькинский горизонт, кампан, Маастрихт.

Fissurina bicarinata Terquem Табл. LXVII, фиг. 7;

табл. LXXX, фиг. Fissurina bicarinata: Terquem, 1882, p.31;

Pozaryska, 1957, p.59;

Подобина, 1995a, c. 1 8 1 - 1 8 2.

Г о л о т и п происходит из верхнемеловых отложений Франции.

Э к з е м п л я р №1241 в коллекции Палеонтологического музея Томского госуниверсите­ та. Западно-Сибирская равнина, Томская область, бассейн реки Парабель (Сенькинский от­ ряд), скв. 2 8, гл. 234,0 м;

ганькинский горизонт, нижний Маастрихт, зона Spiroplectammina variabilis, Gaudryina rugosa spinulosa.

М а т е р и а л. Около трех десятков раковин удовлетворительной сохранности.

Д и а г н о з. Раковина маленькая, округлого очертания, со сдвоеннокилеватым перифери­ ческим краем, в поперечном сечении линзовидная;

поверхность гладкая. Устье эллипсовид­ ное, на оттянутом возвышении раковины, переходящем в тонкую трубочку. Стенка известко­ вая, гладкая, однослойная, радиально-лучистая.

Размеры в мм ш т Номера экземпляров В 1241 0,35 0, 0, 1242 0, 0, 0, Распространение и г е о л о г и ч е с к и й в о з р а с т. Западно-Сибирская равни­ на;

ганькинский горизонт, М а а с т р и х т. Верхний мел Центральной Европы.

Fissurina rotunda Podobina et Orlov Табл. LXVII, фиг. 8 - 9 ;

табл. LXXV, фиг. Fissurina rotunda: Подобина, 1995a, c. 182 - 184.

Г о л о т и п № 1248 в коллекции Палеонтологического музея Томского госуниверситета.

Западно-Сибирская равнина, Томская область, бассейн реки Парабель (Сенькинский отряд), скв. 28, гл. 235,0 м;

ганькинский горизонт, нижний Маастрихт, зона Spiroplectammina variabilis, Gaudryina rugosa spinulosa.

М а т е р и а л. Более десятка раковин удовлетворительной сохранности.

Д и а г н о з. Раковина маленькая, округлая, слегка сжатая, с соскообразным устьевым вы­ ступом, овальная в поперечном сечении. Поверхность стенки гладкая. Устье щелевидное с внутренней устьевой трубочкой. Стенка известковая, тонкая, однослойная, радиально лучистая.

Размеры в мм Ш Т Номера экземпляров В Голотип № 1247 0,35 0,25 0, 0, Паратип № 1248 0,38 0, Распространение и геологический в о з р а с т. Западно-Сибирская равни­ на;

ганькинский горизонт, нижний Маастрихт.

Заключение Настоящая работа является обобщением исследований автора по фораминиферам и био­ стратиграфии верхнего мела Западно-Сибирской равнины. На основании изучения форами­ нифер установлены 12 местных биостратиграфических или фораминиферовых зон по всему разрезу верхнего мела. Почти для всех зон типовым является разрез Нововасюганской опор­ ной скважины. Для раннеконьякской зоны автором предложен в качестве типового разрез скв. 1-р Камышловской площади (Омская обл.), для позднеконьякской зоны - разрез скв. 20-к Средне-Парабельской площади (Томская обл.). Автором не упразднен ранее широко извест­ ный березовский горизонт, его ранг повышен до уровня надгоризонта. Это вызвано тем, что в Зауралье ему соответствует березовская свита, с трудом разделяемая по литологическому со­ ставу на две подсвиты - нижнюю и верхнюю.

Вместо ипатовского горизонта (по локально распространенной на юго-востоке ипатовской свите, значительного возрастного диапазона - поздний турон-коньяк) автором предлагается седельниковский горизонт.

Последнему, кроме одноименной свиты в центральном районе, соответствует на западе нижнеберезовская подсвита, на юго-западе - камышловская свита, на севере - устьманьинская свита, на юго-востоке - верхние слои ипатовской свиты. Автор по-прежнему считает, что ме­ жду славгородский и ганькинским горизонтами существует перерыв в осадконакоплении, объясняемый некоторым подъемом с кампанского века территории Западной Сибири и осо­ бенно ее северного борта. Одновременное расширение и углубление Тургайского пролива с этого века привело к преобладанию трансгрессии с юга и изменению условий осадконакопле ния. Впервые за всю историю мезозоя широко распространенная позднекампан-маастрихтская ганькинская свита отличается содержанием карбонатного материала. Следует отметить, что на смену предыдущих, преимущественно, агглютинированных кварцево-кремнистых форами­ нифер в этой свите почти повсеместно появляются известковые секреционные и секреционно агглютинированные бентосные формы. Планктонные фораминиферы, широко распространен­ ные в позднем мелу сопредельных провинций, здесь единичны и мало разнообразны. В Се­ верном Зауралье (скв. 23к) в нижних слоях турона впервые встречен комплекс планктонных фораминифер с Hedbergella loetterli, очень близкий по своему составу к раннетуронскому комплексу Канады (Центральная Альберта).

В результате исследования фораминифер создано во многом новое расчленение верхнеме­ ловых отложений на местные биостратиграфические зоны, которые увязаны с хронозонами общей стратиграфической шкалы.

Фаунистически обоснован позднесеноманский возраст верхних слоев покурской свиты или низов кузнецовской свиты северного района равнины и Зауралья. В этой части разреза выде­ лены две зоны: нижняя Verneuilinoides kansasensis и верхняя Trochammina wetteri, Т. subbotinae, относящиеся к верхнему сеноману. В объеме кузнецовского горизонта также ус­ тановлены две зоны: нижняя Gaudryinopsis angustus и верхняя Pseudoclavulina hastata, соответ­ ствующие его отдельным подъярусам. Седельниковский горизонт разделен на зоны, содер­ жащие обедненные комплексы фораминифер - с Haplophragmium chapmani, Ammoscalaria antis (нижний) и с Dentalina basiplanata, Cibicides sandidgei (верхний), соответственно ранне- и позднеконьякского возраста. Славгородский горизонт, за исключением самых верхних слоев, состоит из двух зон - Ammobaculites dignus, Pseudoclavulina hastata admota (нижняя) и Cribrostomoides cretaceus exploratus, Ammomarginulina crispa (верхняя) ранне- и позднесантон ского возраста. К нижнему сантону отнесены также самые нижние слои славгородской свиты с комплексом фораминифер Recurvoidella sewellensis parvus, Recurvoides optivus. Этот ком­ плекс установлен автором только в восточном районе равнины. Интерес представляют сведе ния по бассейнам рек Тым и Пайдугина, где встречены слои с комплексами известковых фо­ раминифер Cibicidoides eriksdalensis. Они характеризуют прибрежно-морские фации сантон ского бассейна, и слои, их включающие, соответствуют вышеуказанным широко распростра­ ненным в славгородском горизонте сантонским зонам с агглютинированными кварцево кремнистыми фораминиферами.

Кампанские отложения (верхи славгородского и низы ганькинского горизонтов) присутст­ вуют не в полном объеме. В верхних слоях славгородского горизонта выделена верхняя - тре­ тья зона Bathysiphon vitta, Recurvoides magnificus - условно нижний кампан;

в низах ганькин­ ского горизонта - зона Cibicidoides eriksdalensis primus - верхи верхнего кампана.

Автор предполагает, что средняя часть кампанских отложений из разреза выпадает. Это подтверждается также резкой сменой литологии (опоковидные глины славгородской свиты сменяются на алевролиты с примесью карбонатного материала ганькинской свиты) и значи­ тельным изменением систематического состава комплексов, появлением в самых низах гань­ кинской свиты позднекампанских форм. На Восточно-Европейской платформе эта часть раз­ реза соответствует фораминиферовым зонам: Cibicidoides temirensis, Brotzenella monterelensis и нижней части зоны Globorotalites emdyensis.

На основании проведенных сопоставлений комплексов фораминифер Западной Сибири, Восточно-Европейской платформы, Западной Европы подтвержден ранне- и позднемааст рихтский возраст двух известных зон ганькинского горизонта: нижней - Spiroplectammina variabilis, Gaudryina rugosa spinulosa и верхней - Spiroplectammina kasanzevi, Bulimina rosenkrantzi.

В результате изучения фораминифер, с учетом ранее опубликованных данных, создана уточненная стратиграфическая схема по верхнему мелу Западной Сибири с выделением фо раминиферовых (местных биостратиграфических) зон, увязанных с зонами по планктонным и бентосным фораминиферам европейской части России, а также Северной Аляски и Канады.

Наибольший интерес представляют новые данные по комплексам фораминифер коньякского яруса, сопровождавшимся находками характерной макрофауны. Они приурочены к седельни ковскому горизонту, составляющему, по данным автора, нижнюю часть березовского надго­ ризонта. Возраст седельниковского горизонта датирован коньяком на основании находок ха­ рактерных фораминифер и моллюсков. Славгородский горизонт составляет верхнюю часть березовского надгоризонта, датируется сантон-раннекампанским возрастом по сопоставлению характерных фораминифер с одновозрастными формами других регионов и общему распреде­ лению комплексов этих организмов в разрезе верхнего мела Западно-Сибирской равнины.

Для определения стратиграфического положения западносибирских горизонтов, их частей и соответствующих им фораминиферовых зон, кроме ранее применяемых палеобиогеографи­ ческого и палеогеографического методов, введен метод ритмостратиграфии. Ранее исследова­ лась ритмичность распределения фораминифер в верхнем мелу центрального района Западной Сибири (Подобина, 1989, 1996). На основании особенностей усредненного количественного распределения фораминифер построена обобщенная фаунистическая кривая (ОФК), отве­ чающая трансгрессивно-регрессивным циклам в развитии бассейна. На ОФК выделены три четких ритма, соответствующих крупным ритмостратонам - кузнецовско-седельниковскому, славгородскому и ганькинскому. Каждый ритм, которому соответствуют указанные ритмост ратоны, отделен на О Ф К границами между двумя наибольшими изгибами кривой, отвечаю­ щими максимумам трансгрессий. Эти ритмостратоны названы автором ритмотемами, которые отличаются не только литологическими особенностями пород, но и составом семейств, реже отрядов фораминифер. Американские исследователи дали другое название подобным подраз­ делениям - морские циклотемы (Caldwell, Diner, Eicher et al., 1993). Ритмичность развития бассейна и его чередующихся трансгрессивно-регрессивных циклов выразилась в чередова­ нии разных по литологическому составу толщ пород, а также разным количественным содер­ жанием фораминифер. Это позволило выделить в пределах ритмотем соподчиненные ритмо стратоны-ритмотермы, соответствующие горизонтам и их частям и отличающиеся родовым составом фораминифер. Последние отделяются с одной стороны основанием кривой макси­ мальной трансгрессии, с другой - средней точкой на ОФК - границей между максимальными трансгрессиями. Соподчиненные ритмолиты - сравнительно небольшой мощности слои (зо­ ны) с характерными комплексами фораминифер - обозначены средними точками между мак­ симальными и промежуточными значениями ОФК - границами между отдельными трансгрес­ сивными и регрессивными циклами бассейна.

Метод ритмичности в распределении фораминифер с выделением соподчиненных ритмо стратонов основан на особенностях трансгрессивно-регрессивных циклов бассейна, взаимо­ связанных с изменениями систематического состава фораминифер.

В северном районе (Тазовская, Пурпейская, Комсомольская и другие площади) Западно Сибирской равнины выделенный автором на границе с туронским позднесеноманский ком­ плекс агглютинированных кварцево-кремнистых фораминифер с Trochammina wetteri Т. subbotinae приурочен к битуминозным черным глинам верхней части уватского или самым низам кузнецовского горизонтов. Раннетуронский фораминиферовый комплекс с Gaudryinop­ sis angustus обнаружен здесь в вышележащих серых глинах кузнецовского горизонта. Уста­ новленные по этим фораминиферам зоны сопоставлены с таковыми Северной Аляски и Кана­ ды, которые отнесены автором к Арктической палеобиогеографической области.

В южных регионах (Крымские разрезы - Аксудере, Сухой Лог) в соответствующих погра­ ничных отложениях сеномана-турона автором по планктонным фораминиферам установлены две зоны: верхнесеноманская Rotalipora cushmani с двумя подзонами (нижняя - Rotalipora greenhornensis, верхняя - Praeglobotruncana gibba, Rotalipora deeckei) и нижнетуронская Helvetoglobotruncana praehelvetica. Ранее известная зона Н. helvetica прослежена в вышележа­ щих отложениях нижнего турона. Нижнетуронская зона Н. praehelvetica обычно включает бескилевые округлые формы родов Hedbergella и Whiteinella. По-видимому, этой зоне соот­ ветствуют несколько зон (по В.М. Подобиной - подзон), установленных В.И. Корчагиным в более полных разрезах нижнего турона Средней Азии, относимых, как и крымские, к Боре ально-Атлантической области.

Автором проведена корреляция указанных зон, установленных по планктонным форами­ ниферам, с одновозрастными отложениями Европы и Северной Америки, также относящими­ ся к Бореально-Атлантической области.

Вопрос о положении коньякского яруса в разрезе верхнего мела Западной Сибири являлся одним из спорных. Как известно, коньякский ярус в этом регионе выделялся несколько услов­ но из-за редких находок фораминифер и моллюсков. В последние годы были получены ком­ плексы фораминифер из новых разрезов в Южном Зауралье, что дало возможность уверенно установить коньякский ярус в пределах Западной Сибири (Подобина, Амон, 1994). Позднее автором в Северном Зауралье (скв. 23, п. Берёзово) изучены новые разрезы скважин и получе­ ны хорошие материалы по коньякской микрофауне. Коньякские отложения здесь представле­ ны серыми алевритовыми глинами, содержащими раннеконьякский обедненный и поздне коньякский обильный и разнообразный комплексы фораминифер. Они соответствуют нижней подсвите березовской свиты березовского надгоризонта, а в Южном Зауралье выделены в ка мышловскую свиту (Папулов, Амон, 1986). Восточнее нижнеберезовская подсвита коррели руется с седельниковской и частично ипатовской свитами. На севере региона (бассейн р. Сев.

Сосьва) в устьманьинской свите выделяются слои с Cibicides sandidgei и Parella whitei коньяк­ ского возраста (Галеркина, Алексейчик-Мицкевич и др., 1982). Все эти свиты автором отнесе­ ны к седельниковскому горизонту.

Выделенный в разрезе скв.23 (п. Берёзово) комплекс позднеконьякских известковых секре­ ционных фораминифер - Cibicides sandidgei рассматривается автором как наиболее разнообраз­ ный зональный комплекс. В Южном Зауралье этому комплексу соответствует нижняя часть дискорбисового комплекса, а на востоке - комплекс с Dentalina tineaformis и Dentalina basiplanata. Подобные комплексы фораминифер характерны для верхнеконьякской зоны Gavelinella costulata, распространенной на западе Восточно-Европейской платформы. Более раз­ нообразный комплекс коньяка известен в Австрии, Швеции и других районах Бореального поя­ са. Скелеты радиолярий обнаружены Т.А. Липницкой во всех образцах скв. 23 и отнесены ею к комплексу Ommatodiscus mobilis, характерному для коньякских отложений Западно-Сибирской равнины.

Спорным является положение сантонского яруса в разрезе верхнего мела Западной Сиби­ ри. По восточному склону Урала сантонскому ярусу, по мнению автора и Ф.В. Киприяновой (1977), соответствует верхняя часть дискобрисовых слоев, к которым приурочены мелкие аномалиниды: виды Cibicidoides eriksdalensis (Brotzen), Eponides concinnus (Brotzen) plana Vassilenko и др.

Новый фактический материал из разрезов скважин Северного Зауралья дал представление о систематическом составе сантонских комплексов фораминифер в этой части равнины. Здесь наиболее интересны разрезы скв. 22 и 24, расположенные в районе п. Березово. Совместно с широко распространенными в пределах равнины агглютинирующими формами в разрезе скв. 24 встречены, так же, как и на востоке (Северная площадь, скв. 202 и др.), секреционные известковые формы, характерные для сантонских отложений Восточно-Европейской плат­ формы и Западной Европы: Valvulineria laevis Brotzen, Reinholdella brotzeni Olsson, Eponides concinnus (Brotzen) plana Vassilenko и др.

В разрезе скважины УК-2591 (инт. 125,9 - 93,0 м) Приполярного Урала Э.О. Амоном (1994) установлена характерная раннесантонская макрофауна - Inoceramus cf. pachti Arkh., I. cardissoides Gold, и др. совместно с фораминиферами зоны Ammobaculites dignus, Pseudoclavulina hastata admota. По данным Э.О. Амона (1994), здесь распространены радиоля­ рии комплекса Prunobrachium crassum. На Восточно-Европейской платформе эта часть разреза соответствует по бентосным известковым фораминиферам зоне Gavelinella infrasantonica.

Верхнесантонская зона фораминифер Западно-Сибирской равнины в районе Приполярного Урала не прослежена. Вместо нее Э.О. Амон выделил на данном стратиграфическом уровне слои с Praebulimina gracilis, сопровождаемые находками характерных моллюсков Inoceramus patootensis Lar. и др. Эти слои по положению в разрезе соответствуют западносибирской зоне Cribrostomoides cretaceus exploratus, Ammomarginulina crispa и являются аналогами тымских слоев с Cibicidoides eriksdalensis luteus. На Восточно-Европейской платформе им соответству­ ет позднесантонская зона Gavelinella stelligera (Практическое руководство 1991).

Сравнительная характеристика позднемеловых комплексов фораминифер Западно Сибирской провинции и других регионов Северного полушария показала, что сеноман сантонские и кампан-маастрихтские комплексы значительно отличаются своим систематиче­ ским составом, сходным с таковыми из других провинций в пределах соответствующих па­ леобиогеографических областей.

Сеноман-сантонские комплексы фораминифер Западной Сибири, слои с которыми выде­ лены в микрофаунистические зоны (верхи уватского, кузнецовский, седельниковский и слав­ городский горизонты), сходны по родовому и, отчасти, видовому составу с одновозрастными комплексами подобных зон из соответствующих формаций Канады и Северной Аляски. Авто­ ром эти провинции отнесены к Арктической палеобиогеографической области. Наибольшее сходство на видовом уровне наблюдается среди сеноманских и туронских комплексов. По видимому, это обусловлено существованием в это время беспрепятственных связей между бассейнами Западной Сибири и Северной Америки и сходством условий существования. Сре­ ди сравниваемых комплексов наблюдается почти общий родовой состав и высокий процент (до 60 - 70%) сходных видов, викариантов (географические заместители родственного таксо­ на) и географических подвидов. Во всех комплексах, за исключением таковых из окраинных районов, преобладают агглютинированные кварцево-кремнистые раковины. Интерес пред­ ставляет сходный видовой состав планктонных (pelagic) форм, приуроченных к нижнетурон скому стратиграфическому уровню. Однако при сравнении сеноман-туронских комплексов Западной Сибири с одновозрастными Арктической Канады и Канадского Арктического Ар­ хипелага по работам Мак Нейла (Мс Neil, 1997) и Д.Волла (Wall, 1983) отмечено значительное обеднение последних, а среди комплексов Арктической Канады почти нет даже общих родо­ вых таксонов, кроме примитивных форм. Возможно, это объясняется значительным обмеле­ нием данной территории, что создало неблагоприятные условия для существования форами­ нифер.

Западносибирские коньякские комплексы в некоторой мере имеют сходство с одновозра­ стными таксонами из Центральной и Южной Альберты (Западная Канада), и их тождество подтверждено автором в дополнительных исследованиях коньякских комплексов форамини­ фер, присланных Д. Воллом из Канады. В окраинных районах Западной Сибири на этом стра­ тиграфическом уровне, как и в вышележащем сантоне, помимо широко распространенных агглютинированных наблюдаются обедненные комплексы секреционно-известковых форами­ нифер, что, по-видимому, обусловлено их существованием в прибрежно-мелководной прогре­ ваемой зоне бассейна. Эти формы, по-видимому, попали в Западно-Сибирский бассейн из со­ предельных акваторий через проливы в Приполярном Урале.

В вышележащих отложениях сантона Западной Сибири (славгородский горизонт) широко распространены, как и в туроне, агглютинирующие кварцево-кремнистые фораминиферы, сходные по родовому составу с одновозрастными формами Западной Канады и Северной Аляски. Однако наблюдается уже значительно меньший процент (до 30%) общих видов и ви кариантов. Это можно объяснить изменением условий существования и разобщенностью сан­ тонских бассейнов из-за возникших поднятий в пределах Арктики. Причем в сантонских бас­ сейнах Канады наблюдается значительный процент известковых фораминифер, объясняемый беспрепятственной связью с южными бассейнами в едином проливе на западе Северной Аме­ рики (Seaway).

Кампан-маастрихтские комплексы фораминифер, в которых преобладают известковые секреционные и секреционно-агглютинированные формы, относятся вместе со сходными се­ вероазиатскими и европейскими фораминиферами к другой - Бореально-Атлантической об­ ласти. В пределах этой области проведено детальное сопоставление указанных комплексов, а также - менее сходных нижележащих сеноман-сантонских фораминифер.

Настоящая работа представляет обобщающие сведения по верхнемеловым фораминифе­ рам Западно-Сибирской равнины. Проведенное изучение фораминифер основывается на пяти известных критериях: морфологическом, филогенетическом, геохронологическом, палео­ географическом и биогеографическом (Подобина, 1998). Морфологический критерий рас­ сматривается как определяющий. По степени организации все фораминиферы подразделены автором на четыре группы: примитивную, усложненную, сложную и сверхсложную (Подоби­ на, 1998). Каждой группе соответствуют таксоны, имеющие разную скорость эволюции, а следовательно, и разный возрастной диапазон. Морфологический критерий степени организа­ ции раковин определяется, основными признаками: строением раковин, составом и микро­ структурой стенки. Большое внимание уделено второму признаку, и для наглядности автором ранее (Подобина, 1998) представлялась циклограмма классификации стенок ископаемых фо­ раминифер, совмещающая такие параметры, как химический состав стенок - кремнистый и известковый, их разделение на три типа - секреционные, секреционно-агглютинированные и агглютинированные. В свою очередь, для каждого типа стенки приведены градации их микро­ структур. Исследование строения раковин основывается не только на изготовлении Шлифов, но и на подборе соответствующих номеров петрографических иммерсионных жидкостей (По­ добина, 19636).

Геохронологический критерий также применен при установлении объема отдельных так­ сонов. В зависимости от сложности организации прослежен возрастной диапазон всех изу­ ченных таксонов. При этом использованы ряды параллельного развития (Подобина, 1998) и на примере гаплофрагмиидей - первого их семейства гаплофрагмоидид - доказано, что совокуп­ ность некоторых родов сохраняется от юры до настоящего времени. Однако их морфологиче­ ский облик на некоторых стратиграфических уровнях значительно меняется. Причем все роды одновременно меняют основной набор своих морфологических особенностей. Этот факт по­ зволяет автору утверждать, что развернутость спирали одновременно у нескольких родов на определенном стратиграфическом уровне (например, в верхней юре) не является основанием для выделения новых родовых таксонов (Evolutinella, Circus, Schleiferella и др.).

При систематизации ископаемых фораминифер широко использовался палеогеографиче­ ский критерий, включающий фациальные и экологические особенности фораминифер. Значи­ тельные изменения систематического состава отмечены в комплексах фораминифер из разных районов равнины, соответствующих прибрежным и мелководным фациям бассейна окраин­ ных районов' и более глубоководным фациям центрального района. Последним соответствуют комплексы фораминифер, состоящие преимущественно из агглютинированных кварцево кремнистых форм. Биогеографический критерий, впервые введенный автором, позволил огра­ ничить Арктическую область, в пределах которой наблюдается большое сходство сеноман сантонских фораминифер Западно-Сибирской и Канадской провинций. Определены разные пути миграции фораминифер в сеномане-сантоне и кампане-маастрихте, что дало возмож­ ность уточнить систематический состав исследуемых комплексов.

С применением указанных выше критериев впервые исследованы и описаны 87 видов и подвидов, отнесенных к 26 родам, 4 семействам, 2 надсемействам и 2 отрядам - Ammodiscida и Lagenida - класса Foraminifera Orbigny, 1826. Автором предлагается систематика гапло­ фрагмиидей (усложненная группа) и нодозариид (сложная группа) на основе обобщения из­ вестной опубликованной литературы, а также анализа большого фактического материала, на­ копленного более чем за 40 лет работы с территории Западной Сибири.

В разрезе верхнего мела установлены 22 комплекса фораминифер, из них 20 выделены впервые. Комплексы отличаются латерально своим систематическим составом в зависимости от фациальных обстановок. Зоны и слои с этими комплексами, обоснованные характерными бентосными формами, в основном, соответствуют отдельным подъярусам верхнего мела об­ щей стратиграфической шкалы.

В целом, проведенное изучение фораминифер из верхнемеловых отложений Западной Си­ бири показало, что все установленные для данной части разреза литостратиграфические под­ разделения (свиты и подсвиты) и объединяющие их региональные стратиграфические подраз­ деления - горизонты - содержат разные по систематическому составу и количественному со­ держанию комплексы фораминифер. Выделенные на их основе более дробные подразделения - биостратиграфические зоны и слои с фауной - являются местными стратиграфическими подразделениями Западно-Сибирской равнины, позволяющими проводить широкие корреля­ ции одновозрастных отложений разных районов Западно-Сибирской и других провинций в пределах единых палеобиогеографических областей, относящихся в сеноман-сантоне к Арк­ тической палеобиогеографической области Арктического циркуляционного пояса и в кампа­ не-маастрихте - к Бореально-Атлантической области Бореального пояса.

Conclusion The present work summarizes the author's investigations on the Upper Cretaceous foraminifera and biostratigraphy in the West Siberian plain. Twelve local biostratigraphic or foraminiferal zones have been established across the entire section of the Upper Cretaceous basing on the foraminifera studies. The Novo-Vasyuganskaya key well section is a standard one for almost all of the zones. The author has supposed considering the well 1 -r section of the Kamyshlovskaya area (Omsk region) as a standard section for the Early Coniacian zone and the well 20-k one of the Sredne-Parabelskaya area (Tomsk region) has been advanced as such for the Late Coniacian zone. The author hasn't dispensed with the beryozovskian horizon having been widely known earlier: its rang has been raised up to a superhorizon. This is due to the fact that in the Trans-Urals territory it correlates with the beryozov skaya suite which is hardly dividable into two subsuites (upper and lower) by the lithologic compo­ sition.

The author has propounded the sedelnikovskian horizon instead of the ipatovskian one (within the ipatovskaya suite locally distributed in the south-east being of great age range - from the late T u -.

ronian to Coniacian).

Some suites, besides the sedelnikovskaya one, correlate with the proposed sedelnikovskian hori­ zon: in the south-west - the kamyshlovskaya suite, in the north - ustmanyinskaya one, in the south­ west - the upper layers of the ipatovskaya one. It is the author's belief, as before, that there is a break in the deposit accumulation due to a certain raise of the West Siberia territory, and especially of its northern edge since the Campanian time. Since this time the synchronous expansion and deepening of the Turgaysky straight have led to predominating south transgression and changing in conditions of the deposit accumulation. For the first time in the Mesozoic history the widespread Late Cam­ panian - Maastrichtian gankinskian suite has become distinct in the carbonate substance content. It should be noticed that almost everywhere in the suite the pre-existing, predominantly agglutinated quartz-siliceous foraminifers have given way to the calcareous secreted and secreted-agglutinated benthic forms. Planktonic foraminifers widely distributed in the Late Cretaceous of the adjacent re­ gions are of limited occurrence and uniform here. Within the lower Turonian layers of the northern areas of Transuralia (borehole 23-k) the assemblage of planktonic foraminifers with Hedbergella lo etterli have been revealed for the first time. It is very similar by its composition to the early Turonian assemblage from Canada (Central Alberta).

The investigation on the foraminifers have resulted in dividing the Upper Cretaceous deposits into local biostratigraphical zones in a principally new way, the latter zones being correlated with the chronozones of the general stratigraphical scale.

The late Cenomanian age has been faunally substantiated for the upper layers of the pokurskaya suite or the lower layers of the kuznetsovskaya one in the northern part of the plain and Transuralia.


Two zones have been established in this part of the section: the lower zone - Verneuilinoides kan­ sasensis and the upper one - Trochammina wetteri, T. subbotinae, both being related to the Upper Cenomanian. Within the kuznetsovskian horizon two zones have been also established which corre­ late with its separate substages: the lower zone - Gaudryinopsis angustus and the upper one - Pseu­ doclavulina hastata. The sedelnikovskian horizon is divided into zones containing the impoverished foraminiferal assemblages with Haplophragmium chapmani, Ammoscalaria dignus (the lower as­ semblage) and with Dentalina basiplanata, Cibicides sandidgei (the upper one);

they are of the early and late Coniacian age respectively. The slavgorodskian horizon, except for the uppermost layers, consists of two zones of the early and late Santonian age: Ammobaculites dignus, Pseudoclavulina hastata admota (the lower one) and Cribrostomoides cretaceous exploratus, Ammomarginulina crispa (the upper one). The lowermost layers containing the Recurvoidella sewellensis parvus, Re­ curvoides optivus assemblage have been also dated to the lower Santonian. This assemblage has been established by the author only in the eastern pert of the plain. Of interest are the data on the Т у т and Paydugina basins where the layers with the calcareous Cibicidoides erikadalensis assemblages have been revealed. They are characteristic for the littoral-marine facies of the Santonian basin, and the layers containing them correlate with the above-mentioned, widespread through the slavgorodskian horizon, Santonian zones with agglutinated quartz-siliceous foraminifers.

The Campanian deposits (the upper layers of the slavgorodskian horizon and the lower layers of the gankinskian one) exist in the short bulk. In the upper layers of the slavgorodskian horizon the up­ per zone - the third one with Bathysiphon vitta, Recurvoides magnificus - presumably of the lower Campanian;

in the lower layers of the gankinskian one - the zone with Cibicidoides eriksdalensis primus - the uppers of the upper Campanian.

The author supposes that the middle part of the Campanian deposits drops out of the section. This is evidenced by the dramatic change in the lithology (the opokous clays of the slavgorodskaya suite give way to aleurolites admixed with carbonate material of the gankinskaya suite) and also by essen­ tial changes in the systematic composition of the assemblages, the appearance of the late Campanian forms in the lowermost layers of the gankinskaya suite. On the East European platform this part of the section correlates with Cibicidoides temirensis, Brotzenella monterelensis foraminiferal zones and with the lower part of the Globorotalites emdyensis.

The accomplished correlation of foraminiferal assemblages from Western Siberia, East European platform, Western Europe have confirmed the early and late Maastrichtian age for two known zones of the gankinskian horizon: the lower zone - Spiroplectammina variabilis, Gaudryina rugosa spinu­ losa and the upper one - Spiroplectammina kasanzevi, Bulimina rosenkrantzi.

Relying on the study on Foraminifera with regard to the data having been published earlier, the refined stratigraphical scheme has been developed for the Upper Cretaceous of Western Siberia.

Therewith, the established foraminiferal (local biostratigraphical) zones have been coordinated with planktonic and benthic foraminiferal zones in the European part of Russia as well as in Northern Alaska and Canada. Of special interest are the new data on the foraminiferal assemblages of the Co niacian stage, accompanied by the specific microfauna finds. The assemblages have been assigned to the sedelnikovskian horizon being, by the author's data, a lower part of the berezovskian superhori zon. The specific foraminifers and mollusks finds have indicated a Coniacian age for the sedelnikov­ skian horizon. The slavgorodskian horizon constitutes the upper part of the berezovskian superhori zon. It is dated at the Santonian-Early Campanian age by correlating the specific foraminifers with the forms of the same age originating from other regions. This is also supported by the general distri­ bution of the organisms within the Upper Cretaceous section of the West Siberian plain.

Besides paleobiogeographical and paleogeographical approaches employed previously, a method of rhythmostratigraphy has been introduced for the stratigraphical positioning of the West Siberian horizons, their parts and associated foraminiferal zones. A rhythmical character of the foraminifera distribution throughout the Upper Cretaceous of Western Siberia has been investigated previously (Podobina, 1989, 1996). Based on the peculiarities of the averaged quantitative distribution of fora­ minifers, the generalized faunal curve (GFC) has been constructed which is compatible.with the transgressive-regressive cycles in the development of the basin. Three distinct rhythms stand out in the GFC corresponding to the major rhythmostratons - kuznetsovskian-sedelnikovskian, slavgorod­ skian and gankinskian. Every rhythm associated with the indicated rhythmostratons is separated in the GFC by a boundary (interface) between two greatest bendings corresponding to the maximal transgressions. These rhythmostratons are called rhythmothems by the author. They differ not only in the lithological peculiarities of the rocks but also in the composition of the families of foraminifers.

more rarely - of their orders. The American investigators gave the other name to such subdivisions the marine cyclothems (Caldwell, Diner, Eichcr et al, 1993). The rhythmical character of the basin development and its alternating transgressive-regressive cycles has manifested in the alternation of assorted lithological rock compositions and in different quantities of foraminifers. This allowed the co-ordinating rhythmostratons - rhythmotherms to be isolated within the limits of rhythmothems.

Rhythmotherms conform to horizons and their parts and differ in the generic composition of fora­ minifers. They are separated by the base of the maximal transgression curve on one side and by the middle point in the GFC - the boundary between the maximal transgressions - on the other one.

Co-ordinating rhythmolithes - layers (zones) of moderate thickness, containing peculiar fora­ miniferal assemblages - are marked by the middle points between the maximal and intermediate GFC values - the boundaries between the separate transgressive and regressive cycles of the basin.

Hence, the approach of the rhythmical character in foraminifers distribution involves the isolation of co-ordinating rhythmostratons and is based on the peculiarities of the transgressive and regressive cycles of the basin, which are connected with changes in the systematic composition of foraminifers.

The late Cenomanian assemblage of agglutinated quartz-siliceous foraminifers with Trocham­ mina wetteri - T. subbotinae has been separated by the author at the Turonian assemblage boundary in the northern territory of the West Siberian plain (Tazovskaya, Purpeyskaya, Komsomolskaya and other areas). It has been assigned to bituminous black clays of the upper part of the uvatskian horizon or the lowermost layers of the kuznetsovskian one. The early Turonian foraminiferal assemblage with Gaudryinopsis angustus has been revealed in the above-lying grey clays of the kuznetsovskian horizon. The zones established from these foraminifers have been correlated with those of Northern Alaska and Canada assigned by the author to the Arctic paleobiogeographical realm.

In the corresponding Cenomanian - Turonian boundary deposits of the southern regions (the Cri­ mean sections - Akhsudere, Sukhoy Log) the author has established two zones from planktonic foraminifers: the upper Cenomanian Rotalipora cushmani one with two subzones (the lower one Rotalipora greenhornensis, the upper one - Praeglobotruncana gibba, Rotalipora deeckei) and the lower Turonian Helvetoglobotruncana praehelvetica one. The H. helvetica zone having been known previously is traced in the above-lying deposits of the lower Turonian. The lower Turonian H. prae­ helvetica zone commonly comprises keelless rounded forms of the Hedbergella and Whiteinella gen­ era. To this zone there correspond several ones (subzones - by V.M. Podobina) established by V.I.

Korchagin in the more complete lower Turonian sections of Central Asia attributed, similar to the Crimea ones, to the Boreal-Atlantic realm.

The author has made a correlation of the indicated zones, established from the planktonic fora­ minifera, with the equally dated deposits of Europe and North America also attributed to the Boreal Atlantic realm.

The problem on the position of the Coniacian stage in the Upper Cretaceous section of Western Siberia has been one of the most controversial. The Coniacian stage of this region is known to have been established somewhat relatively because of the scarce finds of foraminifers and mollusks. Re­ cently the foraminifers assemblages have been revealed in new sections of southern Transuralia. This enabled the Coniacian stage to be with confidence established within Western Siberia (Podobina, Amon, 1994). Later on the author investigated new borehole sections in northern Transuralia (bore­ hole 2 3, settl. Beryozovo) and obtained nice stock with the Coniacian microfauna. The Coniacian deposits are represented there by grey aleurolite clays containing the impoverished Early Coniacian foraminiferal assemblage and the abundant and varied Late Coniacian one. They correlate with the lower subsuite of the beryozovskian superhorizon and in southern Transuralia are distinguished as the kamyshlovskaya suite (Papulov, Amon, 1986). To the east the lower-beryozovskaya subsuite correlates with the sedelnikovskaya suite and with the ipatovskian one. In the north of the region (the Northern Sysva river basin) the layers with Cibicides sandidgei and Parella whitei of the Coniacian age have been isolated in the ustmanyinskaya suite (Galerkina, Alekseychik-Mitskevich et al, 1982).


All of these suites are assigned by the author to the sedelnikovskian horizon.

The author considers the assemblage of the Late Coniacian calcareous secreted foraminifers Cibicides sandidgei revealed in the borehole 23 section (settl. Beryozovo) to be the most varied zonal one. It is correctable with the lower part of the D is cor bis assemblage from southern Transuralia and in the east - with the assemblage of Dentalina tineaformis and Dentalina basiplanata. Similar fora­ miniferal assemblages are characteristic of the Upper Coniacian Gavelinella costulata zone common in the western part of the East-Europe platform. The more diversified Coniacian assemblage is noted in Austria, Sweden and other regions of the Boreal belt. The radiolaria skeletons have been detected by T.A. Lipnitskaya in all of the specimens from borehole 23. They are assigned to the Ommatodis cus mobilis assemblage common to the Coniacian deposits of the West Siberian plain.

The position of the Santonian stage in the Upper Cretaceous section of Western Siberia is a con­ troversial subject. In the opinion of the author and F.V. Kipriyanova (1977), along the eastern slopes of the Urals the upper part of the Discorbis layers is correlated with the Santonian stage. Small-sized Anomalinidae are assigned to the layers: species Cibicidoides eriksdalensis (Brotzen), Eponides con­ cinnus (Brotzen) plana Vassilenko and others.

N e w factual data on borehole sections of the northern Transuralia have given an account of the systematic composition of the Santonian foraminiferal assemblages in this part of the plain. The sec­ tions of boreholes 22 and 24 situated nearby settl. Beryozovo are of prime interest. In association with agglutinated forms wide-spread within the plain secreted calcareous ones are encounted in the borehole 22 section, as well as in the east (Severnaya area, borehole 202 and others). The last-named forms are common to the Santonian deposits in the East-European platform and West Europe: Val­ vulineria laevis Brotzen, Reinholdella brotzeni Olsson, Eponides concinnus (Brotzen) plana Vassi­ lenko and others.

In the section of borehole UK-2591 (int. 125.9-93.0 m) in the Arctic Urals E.O. Amon (1994) has revealed the Early Santonian typical microfauna - Inoceramus cf. pachti Arkh., I. cardissoides Gold, and others together with foraminifers of the Ammobaculites dignus, Pseudoclavulina hastata admota zone. On E.O. Amon's data (1994), radiolarias of the Prunobrachium crassum assemblage are dis­ tributed there. On the East-European platform this part of the section is compatible with the Gavelinella infrasantonica zone in benthic calcareous foraminifers. Nearby the Arctic Urals the Up­ per Santonian foraminiferal zone hasn't been traced. Instead of it, at this stratigraphical level E.O.Amon has isolated the layers with Praebulimina gracilis accompanied with finds of typical mollusks - Inoceramus patootensis Lar. These layers are compatible with the West Siberian Cri­ brostomoides cretaceus exploratus, Ammomarginulina crispa zone in their position within the sec­ tion and analogous to the Т у т layers with Cibicidoides eriksdalensis luteus. Besides, they are in agreement with the Late Santonian Gavelinella stelligera zone of the East-European platform (Prac­ tical Manual, 1991).

The comparative characterization of the Late Cretaceous foraminiferal assemblages of the West Siberian province and other regions of the Northern Hemisphere demonstrated that the Cenomanian Santonian and Campanian-Maastrichtian assemblages differed in their systematical composition.

The strata containing the Cenomanian-Santonian foraminiferal assemblages of Western Siberia have become regarded as microfaunal zones (upper layers of the uvatskian horizon, the kuznetsov skian, sedelnikovskian and slavgorodskian horizons). The above-indicated assemblages and the ones of the same age from the like zones of the appropriate formations of Canada and Northern Alaska bear similarity in generic and specific composition. The author assigns these provinces to the Arctic paleobiogeographical realm. The greatest similarity in the specific level is exhibited in the Cenoma nian and Turonian assemblages. It seems to result from the then existing unobstructed connections between the basins of Western Siberia and North America as well as from the analogous environ­ mental conditions. In the assemblages compared there is observed almost identical generic composi­ tion and the high percentage (up to 60-70%) of the similar species, vicariants (geographical substi­ tutes for the related taxon) and geographical subspecies. In all of the assemblages, except those of the outlying districts, the agglutinated quartz-siliceous shells are prevailing. Of interest is the similar specific composition of planktonic (pelagic) forms assigned to the Lower Turonian stratigraphical level. However, the comparison of the West Siberian Cenomanian-Turonian assemblages with such of Arctic Canada and Canadian Arctic Islands reported in MacNeil's (1997) and J. Wall's (1983) works demonstrates the considerable depletion of the last-named assemblages, and there are even no common generic taxa, except primitive forms, among the assemblages of Arctic Canada. It may have resulted from the pronounced shallowing in this area which provided unfavourable environmental conditions for foraminifers.

The West Siberian Coniacian assemblages have a vague similarity with the taxa of the same age from Central and South Alberta (Western Canada), and their identity has been substantiated by the author in the additional investigations on the Coniacian foraminiferal assemblages granted by J. Wall from Canada. At this stratigraphical level of the outlying districts of Western Siberia, as well as within the overlying Santonian, in addition to widespread agglutinated foraminifers, impoverished assemblages of secreted calcareous foraminifers are present. This seems to result from their inhabit ing the coastal-shallow heated zone of the basin. These forms appear to reach the West Siberian ba­ sin from the adjacent aquatoria through the straits in the Arctic Urals.

Within the overlying Santonian deposits of Western Siberia (the slavgorodskian horizon), as well as within the Turonian ones, agglutinated quartz-siliceous foraminifers are widely distributed having the compositional resemblance to the forms of the same age from Western Canada and Northern Alaska. However, a significantly more limited percentage (up to 30%) of common species and vi cariants is observed. This may be accounted for by changes in life conditions, as well as by the dis­ junction of Santonian basins due to raises formed within Arctic Regions. Yet in the Santonian basins of Canada the high rate of calcareous foraminifers is observed resulting from an unobstructed con­ nection with southern basins through the common straight in the west of South America.

The Campanian-Maastrichtian foraminiferal assemblages with calcareous secreted and secrctcd agglutinated forms predominating, together with similar North Asian and European foraminifers be­ long to the other - Boreal-Atlantic realm. Within this realm there has been carried out a detailed cor­ relation of the indicated assemblages, as well as of less similar - underlying Cenomanian-Santonian foraminifers.

In this paper the data on the Upper Cretaceous foraminifers of the West Siberian plain are sum­ marized. The foraminifers research pursued is based on five familiar criteria: morphological, phylo genetic, geochronologic, palaeogeographical and biogeographical (Podobina, 1998). The morpho­ logical criterion is regarded as governing. All the foraminifers are subdivided by the author into four groups according to a degree of their organization complexity: primitive, more complicated, complex and supercomplex (Podobina, 1998). Each group of taxa possess the distinct rates of evolution and consequently the distinct age range. The morphological criterion of the shell organization degree in­ cludes the following main attributes: the structure of the shell, the wall composition and microstruc ture. The latter two attributes have received much consideration, and the author has formerly pre­ sented the pictorial cyclogram for the classification of the fossil foraminifer walls (Podobina, 1998).

The cyclogram combines such parameters as the chemical composition of the wall - siliceous and calcareous, the partition of foraminifers into three types - secreted, secreted-agglutinated and agglu­ tinated. For each wall type there are taken into consideration their microstructure gradations. The in­ vestigation of the shell structure depends not only on making perfect sections, but on matching the adequate petrographic immersion liquids as well (Podobina, 1963).

The geochronologic criterion has been employed for ascertaining the body of separate taxa. The age range of all studied taxa has been analyzed depending on the complexity of their organization.

The rows of the parallel development have been applied therewith (Podobina, 1998). Using Haplo­ phragmiidea - their first family Haplophragmoididae - as an example, it has been proved that the totality of some genera has been persisting from the Jurassic to the present time. However their mor­ phological aspect has considerably varied at certain stratigraphical levels. All genera therewith change the main set of their morphological peculiarities simultaneously. This fact allows the author to assert that the concurrent unrolling of the spiral in several genera at a certain stratigraphical level (for instance, in the Upper Jurassic) is not a base for the isolation of new generic taxa (Evolutinella, Circus, Schleiferella and others).

For the systematization of fossil foraminifers the paleogeographical criterion has been widely used which incorporates facial and ecological characteristics of foraminifers. The considerable varia­ tions in the systematic composition have been noticed in the foraminiferal assemblages from differ­ ent regions of the plain, corresponding to coastal and shallow water facies of the basin of the outlying regions and more deep-water facies of the central region. To the latter facies there correspond fora­ miniferal assemblages consisting predominantly of agglutinated and quartz-siliceous forms.

The biogeographical criterion originally introduced by the author allowed to bound the Arctic realm, within which the great similarity is observed between the Cenomanian-Santonian foraminifers of the West Siberian and Canadian provinces. The different ways of foraminifers migration in the Cenomanian-Santonian and Campanian-Maastrichtian time have been revealed thus allowing to re­ fine the systematic composition of the assemblages investigated.

Eighty-seven species and subspecies belonging to 26 genera, 4 families, 2 superfamilies and orders - Ammodiscida and Lagenida -representing class Foraminifera Orbigny, 1826 are investi gated and described for the first time with employing the above-indicated criteria. The author sug­ gests the systematics of Haplophragmiidea (a complicated group) and Nodosariidea (a complex group) on the basis of summarizing published sources and analyzing the major factual material as to the West-Siberian territory having been accumulated for more than the 40-year work.

In the Upper Cretaceous section there are found 22 foraminiferal assemblages, 20 of them being isolated for the first time. The assemblages differ laterally by their systematic composition depending on the facial conditions. Zones and layers containing these assemblages and recognized from the pe­ culiar benthic forms mainly correlate with the Upper Cretaceous separate stages of the general stratigraphical scale.

As a whole, the performed investigation on the Foraminifera from the Upper Cretaceous deposits of Western Siberia demonstrated that all of the lithostratigraphic subdivisions (suites and subsuites) established in a given part of the section and regional stratigraphic subdivisions (horizons) combin­ ing them contain the foraminiferal assemblages differing by their systematic composition and quan­ titative content. Smaller subdivisions established on their basis - biostratigraphic zones and layers containing fauna - are the local stratigraphic units of the West Siberian plain. They allow the wide correlation of the deposits of the same age to be made for different areas of the West Siberian and other provinces within common paleobiogeographical realms. In the Cenomanian-Santonian time this is the Arctic paleobiogeographical realm of the Arctic circum-polar belt and in the Campanian Maastrichtian time - the Boreal-Atlantic realm of the Boreal belt.

Литература А г р а н о в с к а я И. А., Е р е м е е в а А. И., К и п р и я н о в а Ф. В. и др. Стратиграфия мезо­ зойских и третичных отложений восточного склона Урала и Зауралья // Труды Межведомственного со­ вещания по стратиграфии Сибири. - Л.: Гостоптехиздат, 1957. - С.267 - 276.

А й з е н ш т а т И. М., Т е п л о в а Л. С. Корреляция морских меловых отложений Тургайского прогиба и Северного Приуралья // Сов. геология. - 1972. - № 10. - С. 32 - 42.

А к и м е ц B. C. Стратиграфия и фораминиферы верхнемеловых отложений Белоруссии // Палеон­ тология и стратиграфия БССР. - Минск, 1961. - С. 1 - 247. - 19 табл. / Труды Ин-та геол. наук АН БССР, сб. III.

А к и м е ц B. C. О границе между сеноманом и туроном на территории Белоруссии и возрасте го­ ризонта с естественно проявленными ходами илоедов // Докл. АН БССР. - Минск, 1968. - Т. XII, № 1.

-С. 61-62.

А л е к с е е в А. С, В е н г е р ц е в В. С., К о п а е в и ч Л. Ф., К у з ь м и ч е в а Т. А. Литология и микропалеонтология пограничных отложений сеномана-турона юго- западного Крыма // Очерки гео­ логии Крыма. - М.: Изд-во МГУ, 1997. - С. 54 - 73 / Труды Крымского геологического научно учебного центра им. проф. А.А. Богданова, вып. 1.

А л е к с е й ч и к - М и ц к е в и ч Л. С. К классификации фораминифер семейства Haplophragmiidae // Исследования в области систематики фораминифер. - Л., 1973. - С. 12 - 44 / Труды ВНИГРИ, вып. 342.

А л е с к е р о в а 3. Т., О с ы к о Т. И., Р о с т о в ц е в Н. Н., Т о л с т и х и н а М. А. Стратигра­ фия мезозойских и третичных отложений Западно-Сибирской низменности // Сов. геология. - 1957. № 5 5. - С. 1 4 6 - 172.

А м о н Э. О. Очерк биостратиграфии верхнемеловых отложений Приполярного Предуралья (бас­ сейн реки Усы) // Новые данные по стратиграфии верхнего палеозоя - нижнего кайнозоя Урала. - Ека­ теринбург: Изд-во УрО РАН, 1994. - С. 109 - 138.

Б а л а х м а т о в а В. Т., Л и п м а н Р. Х., Р о м а н о в а В. И. Характерные фораминиферы мела и палеогена Западно-Сибирской низменности // Материалы ВСЕГЕИ, нов. сер., вып. 2, палеонтол. и стратигр. - М.: Гостоптехиздат, 1955. - С. 1 - 122. - 8 табл.

Б а р ы ш н и к о в а В. И. Стратиграфическое значение фораминифер верхнемеловых отложений Нижнего Поволжья и бассейна среднего течения р. Дона // Труды научной конференции по стратигра­ фии мезозоя и палеогена Нижнего Поволжья и смежных областей. - Вольск, 1955. - С.271 - 279.

Б а р ы ш н и к о в а В. И. Стратиграфическое расчленение верхнемеловых отложений бассейна среднего течения р. Дона по распространению фораминифер // Труды Всесоюзного совещания по раз­ работке унифицированной схемы стратиграфии мезозойских отложений Русской платформы. - Л.: Гос­ топтехиздат, 1956. - С. 269 - 272.

Б а с о в В. А. Фораминиферы родов Marginulina и Marginulinopsis из волжских и берриасских от­ ложений бассейна реки Хеты (Хатангская впадина) // Ученые записки. Палеонтология и биостратигра­ фия. - Л., 1967. - С. 38 - 90 / Труды НИИГА, вып. 18.

Б а с о в В. А. О составе фораминифер в волжских и берриасских отложениях севера Сибири и Арктических островов // Мезозойские морские фауны Севера и Дальнего Востока СССР и их страти­ графическое значение. - М.: Недра, 1968. - С. 1 0 8 - 1 4 1.

Б е з р у к о в П. Л. Верхнемеловые и палеогеновые отложения бассейна верховьев р. Тобол // Бюлл. МОИП, отд. геол. - 1934. - Т. 12, № 2. - С. 167 - 199.

Б е н н е р Ф. Т. Морфология, классификация и стратиграфическое значение спироциклинид // Вопросы микропалеонтологии, 1966. - Вып. 10. - С. 201 - 2 1 9.

Б е н ь я м о в с к и й В. Н. К вопросу о морфологии и систематике верхнемеловых лентикулин // Бюлл. МОИП, отд. геол., 1971. - Т. 46, № 2. - С. 152.

Б е н ь я м о в с к и й В. Н. Некоторые новые виды верхнемеловых лентикулин Прикаспия // Био­ стратиграфические исследования мезозойско-кайнозойских отложений южных окраин Русской плат­ формы. - Кишинев: Штиница, 1979. - С. 3 28.

Б о г а т и к о в а В. К., Г а л е р к и н а С. Г., Д у б р о в с к а я Н. Ф. О стратиграфической схеме мезозойско-кайнозойских отложений западной части Западно-Сибирской низменности // Труды Меж­ ведомственного совещания по разработке унифицированных стратиграфических схем Сибири. - Л.:

Гостоптехиздат, 1957. - С. 139 - 147.

Б о г д а н о в и ч А. К. О результатах изучения фораминифер миоцена Крымско-Кавказской облас­ ти. Микрофауна нефтяных месторождений Кавказа, Эмбы и Средней Азии // Труды ВНИГРИ. - Л.-М.:

Гостоптехиздат, 1947. - С. 5 - 38.

Б о г д а н о в и ч А. К., Д м и т р и е в а Р. Г. О халцедоне в стенках фораминифер // Труды ДАН СССР, 1956. - Т. 107, № 6. - С. 885 - 887.

Б у л а т о в а З. И. О двух типах комплекса фораминифер с Gaudryina filiformis Berthelin в Запад­ ной Сибири // Труды СНИИГГИМС. - 1959. - Вып. 2. - С. 37 - 40.

Б у л а т о в а З. И. Материалы к изучению фораминифер альба, сеномана и турона Западно Сибирской низменности // Труды ИГиГ СО АН СССР. - 1960. - Вып. 1. - С. 65 - 107.

Б у л а т о в а З. И. К стратиграфии альб-сантон-кампанских отложений Западно-Сибирской низ-, менности // Решения и труды Межведомственного совещания по доработке и уточнению унифициро­ ванной и корреляционной стратиграфических схем Западно-Сибирской низменности. - Л.: Гостоптех­ издат, 1 9 6 1. - С. 1 9 1 - 2 0 1.

Б у л а т о в а З. И. Некоторые Reophacidae из меловых отложений Западно-Сибирской низменно­ сти // Материалы по палеонтологии и стратиграфии Западной Сибири. - Л.: Гостоптехиздат, 1962. Вып 23. - С. 5 - 12 / Труды СНИИГГИМС, сер. нефт. геол., вып. 23.

Б у л а т о в а З. И. Зональное расчленение по фораминиферам турон-сантонских отложений в ни­ зовьях р. Таза // Материалы по стратиграфии и палеонтологии Сибири. - Новосибирск, 1967. - Вып. 55.

- С. 110-120.



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.