авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

СРАВНИТЕЛЬНЫЕ ОЦЕНКИ БЕДНОСТИ

Мартин Рэвелльон

Предисловие

Сравнительные оценки бедности – такие как определение возможного

увеличения бедности или

выявление тех мест, где она наиболее высока – обычно затруднены концептуальными и

методологическими неопределенностями. Как следует оценивать “благосостояние” отдельных

людей при принятии решения о том, кто из них является бедным, а кто – нет? Является ли

обследование домохозяйств достаточно надежным средством оценки? Где следует провести черту бедности, и имеет ли значение ее выбор? Какой показатель бедности следует использовать при агрегировании данных о благосостоянии отдельных людей? Имеет ли значение выбор этого показателя? В настоящей монографии исследуются аспекты, которые должны рассматриваться при ответе на вышеуказанные вопросы. Представленный автором материал адресован экономистам или студентам, для которых данная тема является новой и которые желали бы ознакомиться с критическим, но в то же время кратким анализом самой свежей литературы. В монографии обсуждаются сильные и слабые стороны использовавшихся в прошлом методов и описывается множество новых аналитических инструментов, которые могут значительно облегчить задачу сравнительного анализа бедности с учетом существующих неопределенностей.

Монография имеет целью познакомить читателя как с теоретическими, так и с практическими аспектами сравнительных оценок бедности, причем так, чтобы излагаемый материал был понятен и интересен для достаточно широкой читательской аудитории.

Рассматриваемая отрасль пересекается с некоторыми хорошо изученными отраслями экономики (особенно с экономической теорией благосостояния и теорией потребления) и рядом других наук (таких как статистика и наука о питании). В случаях, когда та или иная конкретная тема хорошо проработана другими авторами, я буду краток и буду отсылать читателей к соответствующим источникам.

“Теория” оценки бедности носит весьма общий характер и применяется, в принципе, как в развитых, так и в развивающихся странах, хотя и с некоторыми предсказуемыми различиями в направленности. Для иллюстрирования “практических аспектов” анализа бедности я выбрал примеры исключительно из моего собственного опыта работы, прежде всего применительно к развивающимся странам Азии. Это влечет за собой заметный географический “уклон” (хотя этот уклон направлен в сторону региона, в котором, по всем разумным стандартам, проживает большинство бедняков всего мира). Однако диапазон практических применений весьма широк, и иллюстрируемые ими аспекты, я полагаю, будут интересны для достаточно широких читательских кругов. Кроме того, мною сделан ряд рекомендаций для будущих прикладных работ.

Я признателен Харолду Олдерману, Тони Аткинсону, Бену Бидани, Шубхэму Чаудхури, Шаохуа Чену, Гаураву Датту, Ангусу Дитону, Полу Глевву, Маргарет Грош, Джефу Хаммеру, Монике Юппи, Эммануэлу Джименезу, Нанаку Каквани, Рави Канбуру, Варекику Козелу, Питеру Ланджуа, Николасу Прескотту, Амарте Сен, Дэниелю Слеснику, Майклу Уолтону и Доминику ван де Валлу за их помощь в виде замечаний, обсуждений и (в некоторых случаях) соавторства. Более ранний вариант настоящей монографии, озаглавленный “Poverty Comparisons: A Guide to Concepts and Measures” (Living Standards Measurement Study Working Paper 88, World Bank), отчасти лег в основу регулярного курса подготовки персонала Банка. Я получил ценные отклики и замечания от участников этого курса, а также от тех, кто присутствовал на лекциях и семинарах, проведенных мною по данной теме в Австралийском национальном университете, Калифорнийском университете (Беркли), Корнеллском университете, Принстонском университете, Уорикском университете и Йельском университете. Однако никто из этих людей и ни одно из этих учреждений никоим образом не несет ответственности за высказанные в настоящей монографии взгляды и суждения. Кроме того, эти взгляды и суждения не следует приписывать также и Всемирному банку.

ii Введение.............................................................................................................................................................. Концепции и методы анализа бедности............................................................................................................ 2.1 Концептуальные подходы к оценке “благосостояния”.................................................................... 2.2 Использование обследований домохозяйств для оценки благосостояния..................................... Планирование обследования..................................................................................................................... Учет и оценка стоимости товаров........................................................................................................ Устойчивость во времени - важный фактор при выборе показателей уровня жизни..................... Сравнительный анализ благосостояния домохозяйств с одинаковым уровнем потребления.......... 2.3 Некоторые альтернативные характеристики потребления............................................................ Реальный объем потребления на одного эквивалентного взрослого................................................... Оценки благосостояния на основе анализа питания............................................................................. Антропологические методы.................................................................................................................... Резюме........................................................................................................................................................ 2.4 Различные подходы к определению черты бедности..................................................................... “Абсолютная” и “относительная” бедность....................................................................................... Определение черты бедности на базе основных потребностей......................................................... Относительный подход к определению черты бедности.................................................................... Субъективный подход к определению черты бедности....................................................................... Комбинированные черты бедности........................................................................................................ Резюме........................................................................................................................................................ 2.5 Итоговые оценки бедности............................................................................................................... Показатели бедности.............................................................................................................................. Ошибки оценок.......................................................................................................................................... Ошибки измерения.................................................................................................................................... Проверка гипотез...................................................................................................................................... Резюме........................................................................................................................................................ 2.6 Разложения агрегированных показателей....................................................................................... Профили бедности.................................................................................................................................... Разложение изменения бедности: Компоненты прироста и перераспределения.............................. Секторное разложение изменения бедности......................................................................................... 2.7 Устойчивость порядковых сравнительных оценок бедности........................................................ Условия доминантности при сравнительных оценках бедности........................................................ Случаи, в которых необходимо использование нескольких измерений................................................ Резюме........................................................................................................................................................ Применение теории на практике...................................................................................................................... 3.1 Насколько точно можно прогнозировать распространенность бедности в отдельной стране без обследования домохозяйств?....................................................................................................................... 3.2 Насколько точно показатели, рассчитанные на базе одномоментных обследований, выявляют долговременных бедных?............................................................................................................................. 3.3 Какой регион или сектор характеризуется более высокой бедностью?....................................... Границы бедности для городского и сельского населения в Индонезии.............................................. Примеры более детальных секторных и региональных профилей бедности..................................... 3.4 Насколько достоверны оценки прогресса в сокращении бедности?....................

........................ Бангладеш в восьмидесятые годы........................................................................................................... Индонезия в восьмидесятые годы........................................................................................................... 3.5 Какова относительная значимость компонента прироста по сравнению с перераспределением? 3.6 Насколько большое значение имеют различные сектора для изменений бедности?.................. 3.7 Какое влияние оказывают на бедных изменения цен?................................................................... Цены на рис и бедность в Индонезии...................................................................................................... Реакция рынка труда на изменение цены на рис в сельских районах Бангладеш............................... 3.8 Какое положительные влияние оказывают на бедных целевые программы борьбы с бедностью?

Квантификация воздействий на бедность региональных целевых программ.................................... Адресное распределение помощи по признаку владения землей в Бангладеш..................................... Программы трудоустройства на общественные работы.................................................................. iii Выводы и рекомендации.................................................................................................................................. Приложение 1. Метод определения черт бедности...................................................................................... Приложение 2. Порядковые сравнительные оценки бедности: сводка определений и результатов для непрерывных распределений......................................................................................................................... Библиография.................................................................................................................................................. iv Введение Необходимость оценок бедности скорее всего обусловлена не локальной значимостью определенных показателей для конкретного места и времени, а настоятельной потребностью в сравнительном анализе бедности, который показывает в какой из двух ситуаций бедность выше. Сравнительные оценки бедности могут быть как качественными так и количественными. Примерами проблем, требующих лишь качественных сравнительных оценок бедности, являются следующие: Увеличилась ли бедность со временем? Выше ли она в одном месте по сравнению с другим? Способствуют ли те или иные политические перемены росту бедности? Количественные сравнительные оценки бедности показывают интенсивность и глубину бедности. В ряде случаев, когда необходимо произвести сравнительный анализ бедности, имеют значение лишь качественные оценки;

примером такого случая является выбор между двумя вариантами политики. Однако в иных обстоятельствах – например, при оценке ожидаемого влияния на бедность того или иного политического решения – могут потребоваться количественные оценки для сравнительного анализа.

Настоящая монография является руководством по основным методам, которыми может воспользоваться аналитик для выполнения обоих видов сравнительного анализа бедности. Несмотря на то, что в монографии непосредственно рассматриваются один или два политических вопроса, они являются лишь второстепенными по отношению к главной цели, заключающейся в разъяснении методологических инструментов, которые могут быть плодотворно использованы для анализа1 бедности. Настоящая работа адресована всем, кто хочет рассчитать и проанализировать сравнительные оценки бедности и желает знать все о присущих им ограничениях. При этом предполагается, что читатель-экономист мало знаком с концепциями и методами анализа благосостояния и бедности. В то же время автор не уклоняется от обсуждения потенциально трудных аналитических методов, при условии, что с их помощью в принципе возможно получение достоверных сравнительных оценок бедности.

Одна из проблем заключается в том, что значительная часть усилий, которые часто прилагаются для анализа бедности, затрачивается впустую. Актуальным примером такой ситуации являются мучительные раздумья по поводу того, где следует провести “черту бедности”. Почти всегда существует некий диапазон возможных значений “черты бедности”, выше которого качественная сравнительная оценка бедности и, следовательно, выводы в отношении политики, остаются неизменными, и в некоторых случаях этот диапазон может быть поистине весьма широк. Тот же самое относится и к показателям бедности, которые могут иметь или не иметь значения для сравнительной оценки бедности.

Другая проблема связана с тем, что, как правило, слишком мало внимания уделяется оценке робастности (устойчивости) сравнительного анализа бедности – как качественного, так и количественного – по отношению к изменениям основных аналитических предположений. Большинство данных, обычно используемых при анализе бедности, содержат в себе множество ошибок, и ситуация вряд ли изменится к лучшему. Кроме того, в основе определения показателей неизбежно лежат оценочные суждения. Наши оценки и рекомендации могут зависеть или не зависеть от этих ошибок и предположений. Для Более подробное обсуждение политических вопросов см. Lipton and Ravallion (1993).

аналитика же как раз важно выяснить, насколько в действительности можно полагаться на сравнительные оценки бедности.

То, насколько мы должны быть уверены в своей сравнительной оценке бедности, будет также в значительной степени обусловлено целями, для реализации которых данная оценка используется. Это высвечивает более общую проблему, являющуюся еще одной темой настоящей монографии – а именно, что “оценка” и “политика” зачастую неотделимы друг от друга. Например, метод, используемый для определения бедных, может зависеть от значения, придаваемого ошибкам этого определения. Ошибка путем пропуска какого-либо человека, являющегося фактически бедным, будет иметь большее значение в той ситуации, когда сравнительная оценка бедности используется для адресного распределения помощи, чем в той, когда она используется лишь для контроля общего социального прогресса.

Аналогично, при подготовке легко интерпретируемой обобщенной оценки общих успехов той или иной страны в сфере сокращении бедности вполне можно полагаться исключительно на простой подсчет числа бедных. Однако данный подход может привести к ошибочным выводам при выборе одного из нескольких имеющихся вариантов политики.

Поскольку подсчет численности бедных никак не отражает ни динамику этого показателя, ни степень охвата беднейших слоев населения государственной помощью.

Имеются и другие аспекты, связанные со сравнительной оценкой бедности, которые могут иметь значение при принятии решения о том, как именно следует проводить такую оценку. Прежде всего, обстоятельства, характеризующие группу людей, для которой необходимо произвести сравнительную оценку бедности ( в дальнейшем я буду называть такую группу “доменом”) могут существенно влиять на выбор показателей. Например, человек с определенным уровнем потребления может считаться бедным в одном домене (скажем, в стране, население которой в целом характеризуется высоким уровнем благосостояния) и не считаться таковым в другом домене (в бедной стране). Однако, делая такие утверждения, следует соблюдать определенную осторожность. В настоящей монографии предпринята попытка предложить логически законченную методику решения подобных задач.

Во второй части монографии рассматриваются важнейшие концепции и методы, необходимые для решения прикладных задач, а в третьей части приводятся примеры их использования на основе моего личного опыта исследований и консультаций по политическим вопросам в данной области. Признавая тесную связь между оценкой бедности и политическим курсом, некоторые читатели, несомненно, предпочтут более интегрированный подход к теории и практике, чем предложенный автором настоящей монографии (и некоторые из них уже заявили об этом). Однако сфера возможных политических применений оценок широка и разнообразна. Нелегко заранее предвидеть все тонкости, которые могут возникнуть в каждом конкретном случае. Не менее трудной задачей является и точное обоснование подмножества применяемых приемов с теоретической точки зрения. Поэтому в Части 2 автор попытался охватить весь спектр вопросов, рассмотрение которых в максимально обобщенном виде может потребоваться для изложения основных идей, отведя, при этом, Часть 3 для иллюстрации практических методов и приемов в рамках анализа отдельных конкретных случаев. Облегчая понимание материала, такой подход также предусматривает возможность низкой корреляции между степенью начального знакомства читателей с “теорией” и степенью их знакомства с “практикой”. Обобщенные методологические рекомендации приводятся в Части 4.

Концепции и методы анализа бедности О существовании “бедности” в данном конкретном обществе можно говорить в том случае, если хотя бы один живущий в нем человек не достигает уровня экономического благосостояния, который в соответствии со стандартами этого общества считается неким разумным минимумом. Сказать, что бедность “существует” – значит сделать лишь первый шаг. По многим причинам, к числу которых следует отнести и необходимость анализа политического курса, требуется также определить “уровень” этой бедности. Вот ключевые вопросы, на которые специалист в области прикладной экономики должен дать ответ прежде, чем начать измерять уровень бедности:

1. Как оценивать “экономическое благосостояние” отдельного человека?

2. В каком случае следует говорить, что тот или иной человек не является бедным?

3. И как агрегировать всю эту информацию о благосостоянии отдельных людей для измерения бедности?

Первые два вопроса иногда относят к “проблеме определения” (кто является бедным и насколько бедным), а третий – к “проблеме агрегирования” (насколько велика существующая бедность).

Цель настоящей монографии заключается в том, чтобы предложить читателю всесторонний и критический обзор всех встречающихся на практике подходов к ответу на эти вопросы. Для начала в Разделе 2.1 я знакомлю читателя с некоторыми наиболее важными концептуальными вопросами, которые лежат в основе (в явном или неявном виде) общих методов оценки. Этот материал способствует созданию теоретической базы для понимания некоторых более практических вопросов сравнительного анализа бедности, поднимаемых в остальных разделах монографии.

2.1 Концептуальные подходы к оценке “благосостояния” Существует целый ряд совершенно различных концептуальных подходов к оценке благосостояния отдельных людей. Эти подходы различаются по важности, придаваемой аналитиком собственным суждениям того или иного человека о его благосостоянии. Они также различаются по диапазону охватываемых факторов ;

некоторые концентрируются исключительно на материалистском по своей сути понятии “уровень жизни”. Другие подходы стараются охватить такую менее вещественную, но, быть может, не менее важную сторону жизни, как “права”. Я не буду подробно обсуждать все эти различные подходы, а лишь попытаюсь проиллюстрировать их влияние на основные варианты выбора показателей, лежащих в основе сравнительных оценок бедности, к числу которых прежде всего относятся такие индикаторы благосостояния как доходы домохозяйства и потребление домохозяйства.

Один из важных концептуальных аспектов, влияющих на выбор показателей для сравнительной оценки бедности и создающих основу для альтернативных оценок, - это различия между “вэлферистским” и “невэлферистским” подходами (Sen 1979). Первый подход исходит из того, что сравнительные оценки благосостояния и государственных политических решений должны базироваться исключительно на “факторах полезности” – предпочтениях отдельных людей. Второй подход, как правило, предусматривает, что в основе оценок должны лежать некоторые возможности в удовлетворении элементарных потребностей – например, возможность обеспечить себя в достатке едой или одеждой – и могут не учитывать или почти не учитывать факторы полезности сами по себе.

При оценке личного благосостояния того или иного человека вэлферистская оценка бедности позволит избежать суждений, не совместимых с индивидуальным поведением человека. С другой стороны, невэлферистская оценка вполне может показать ухудшение положения бедных – скажем, после некоторого изменения политического курса, даже если сами бедные с этим не согласны. Предположим, например, что все люди – и бедные, и небедные – единодушно дают положительный отзыв о своем положении после поддержанной народом смены правительства, положившей конец (к примеру) многолетнему колониальному правлению. Строго следуя вэлферистскому подходу к сравнительной оценке бедности, следовало бы констатировать, что в новой ситуации бедность сократилась: налицо прирост всех факторов полезности. А теперь предположим, что при переходе от колониального правления оказалось, что объем потребления среди бедняков резко сократился. В этом случае, согласно невэлферистскому подходу, сравнительная оценка бедности, базирующаяся только на контроле за потребительскими товарами, дала бы результат, прямо противоположный тому, который получен при велферистской оценке.

Некоторые ключевые элементы теоретических основ вэлферистского подхода освещаются современной микроэкономической теорией, и на эту тему опубликован ряд неплохих работ2. Сутью данного подхода является концепция “главенства предпочтений над товарами”, которая обычно представляется “функцией факторов полезности”, значение которой, как считается, является достаточной статистической базой для оценки благосостояния того или иного человека. Согласно этому подходу, факторы полезности являются основой социальных предпочтений, включая сравнительные оценки бедности.

Данный подход нашел множество эмпирических применений к различным вопросам политики и (несмотря на то, что ряд вопросов еще предстоит решить) можно с полным основанием говорить о том, что в настоящее время он хорошо проработан как в теории, так и на практике3.

Невэлферистские идеи отличаются большим многообразием. Некоторые давнишние подходы основываются на определении конкретных форм товарной депривации и получили широкое распространение в литературе как развитых, так и развивающихся стран. Диапазон этих подходов включает в себя как “абсолютную товарную депривацию” (в подходах, ориентированных на питание, или в других подходах, базирующихся на “основных потребностях”4, которые в целом более типичны для литературы развивающихся стран), так и “относительную товарную депривацию” (см., например, Townsend, 1979). Большие опасения вызывает присущая этим подходам произвольность в определении того, какие именно товары имеют значение и (если это необходимо) как их следует оценивать друг относительно друга.

Теория поведения потребителей описана в большинстве более обобщенных работ по экономике.

Неплохое представление о более “продвинутых” теориях и методах можно найти в работе Deaton and Muellbauer (1980).

Соответствующие примеры и ссылки будут приведены в последующих разделах.

См., например, ILO (1976) и Streeten et al. (1981).

Довольно оригинальную концепцию, которая защищает невэлферистские сравнительные оценки, но не зависит непосредственно от контроля за потребительскими товарами, предложил Сен (Sen, 1980, 1985, 1987). Сен отвергает “полезность” как показатель благосостояния и одновременно отвергает невэлферистские, основанные на товарах формулировки, утверждая вместо этого, что термин “благосостояние” в действительности имеет прямое отношение к “хорошему состоянию”, т. е. к возможности жить долго, хорошо питаться, быть здоровым, грамотным и т. д. и т. п.;

как пишет Сен (Sen, 1987, p. 25), “… ценность жизненного уровня заключается именно в самой жизни, а не в обладании товарами...”. По сути дела, речь идет о функциональных “возможностях” людей, а “бедность” интерпретируется как отсутствие таких возможностей. В этом случае задача анализа заключается в определении того, что собой представляют эти возможности в конкретных обществах и кто лишен таких возможностей. До сих пор эта задача не была убедительно решена еще ни в одной прикладной работе5, и поэтому подход, основанный на возможностях, еще должен дорабатываться и дорабатываться.

Мнения различных исследователей об относительных преимуществах вэлферистского и невэлферистского подходов значительно расходятся6. Экономисты зачастую избегают невэлферистских идей, стремясь основывать свои оценки благосостояния исключительно на информации о факторах полезности. При этом они сталкиваются с рядом проблем. Если отбросить возможность сравнения факторов полезности у различных людей, а также не принимать во внимание информацию, не имеющую отношение к полезности, то вряд ли можно надеяться на получение состоятельных сравнительных оценок бедности или других суждений об общественном благосостоянии7. Многие экономисты готовы допустить наглядные обобщенные сравнительные оценки полезности при построении “функций общественного благосостояния”, и уже вышли крупные работы как по теории, так и по оценке влияния на общественное благосостояние некоторых давнишних вопросов политики8.

Более спорным вопросом является уместность применения для анализа информации, не связанной с полезностью. Среди экономистов нет единого мнения о том, в какой степени отдельные люди, знают, что для них лучше;

бывают ситуации, в которых личные суждения о благосостоянии могут считаться сомнительными либо вследствие неверной информированности, либо ввиду неспособности сделать рациональный выбор даже при наличии всей необходимой информации9. Но даже в условиях наличия полной информации и неограниченной рациональности нельзя определенно утверждать, что социальный выбор Хотя некоторые шаги в этом направлении все же предпринимались;

см., например, предположения Десаи (Desai, 1990) в отношении показателя бедности, основанного на возможностях.

Например, см. Sen (1979) и комментарии Ng (1981). Также см. Sen (1987) и приведенные там же комментарии Рави Канбура (Ravi Kanbur) и Джона Мюэльбауэра (John Muellbauer). Применение данного подхода в контексте государственной политики в области борьбы с голодом см. Drfeze and Sen (1989), а также комментарии в работе Ravallion (1992c). Также см. Anand and Ravallion (1993).

Как следует из работы Arrow (1963), это один из важнейших уроков изучения крупных работ по теории социального выбора. См., например, Sen (1979).

Одним из благодатных полей деятельности для такой работы являются нормативные государственные финансы;

обсуждение основных теотерических вопросов и ссылки можно найти в работах Atkinson and Stiglitz (1980) и Newbery and Stern (1987). За последние десять лет вэлферистские методы оценки общественного благосостояния переживали бурное развитие;

важный вклад в это дело внесли такие работы, как King (1983) и Jorgenson and Slesnick (1984).

Например, автор одной экспериментальной работе в области психологии сделал предположение о широкой распространенности “диссонанса сознания”. Люди иногда сталкиваются с противоречащими друг другу наблюдениями о них самих, демонстирируя при этом поведение, которое экономист назвал бы “иррациональным”;

более подробно см. Akerlof (1984).

должен быть основан только на факторах полезности: например, может иметь место серьезный конфликт между этим принципом и такими ценными социальными факторами, как личная свобода (Sen, 1970).

Какое влияние оказывают эти концептуальные различия на оценки жизненного уровня? Для практических оценок теоретические рекомендации в этой области редко носят категорический характер, и поэтому не только между различными подходами, но и в пределах каждого из них имеется достаточно места для дивергентных методов. Далее в настоящей монографии я более подробно расскажу о практических методах оценки, а пока что я позволю себе ограничиться лишь несколькими вводными замечаниями.

Одним из ключевых вопросов практической оценки уровня благосостояния является значение, придаваемое потреблению товаров и услуг.

Этот вопрос является центральным в велферистских подходах. Но с точки зрения возможностей, а также других невэлферистских подходов (таких как акцентирование внимания на основных потребностях или относительных лишениях), контроль над товарами сохраняет свою важность как инструмент повышения благосостояния. Другими словами, оба альтернативных подхода в “чистой” форме, а также их “гибриды”, которые могут возникать на практике, большое внимание уделяют анализу потребления товаров и услуг10. В этом смысле имеет место явное пересечение вэлферистского и невэлферистского методов анализа многих политических вопросов: на некотором аналитическом уровне оба подхода приписывают важную роль потреблению товаров и услуг, получаемых из негосударственных источников, как одной из детерминант благосостояния. Ограничения негосударственного потребления, как один из показателей благосостояния, также вполне признаны сторонниками обоих подходов.

Например, и те, и другие в общем случае согласны с необходимостью рассмотрения доступа к товарам, получаемым из государственных источников. Однако эти два подхода могут значительно различаться по способу оценки доступа к некоторым государственным услугам по сравнению с товарами, предоставляемым негосударственными источниками, и это различие может оказывать сильное влияние на оценки уровня благосостояния11. Они могут также заметно различаться по тому значению, какое они придают некоторым характеристикам людей – например, физическим недостаткам, – которые непосредственно влияют на их возможности, но при этом почти не оказывают прямого воздействия на их товарные предпочтения.

На практике вэлферистский подход обычно приводит к оценкам, основанным исключительно на анализе товаров и услуг, потребленных той или иной семьей, а также на размере и демографическом составе семьи. Это более узкая концепция, чем “полезность”, а такой термин как “экономическое благосостояние” лучше “схватывает” непосредственный объект оценки. В любой заданный период времени этот показатель определяется исходя из объема потребления товаров и услуг (а не доходов) в течение этого периода. В рамках вэлферистской парадигмы в прикладном анализе благосостояния обычно предпочитают пользоваться таким показателем, как суммарные потребительские расходы на все товары и услуги (на заданный период), нормализованные с учетом различий в существующих ценах и различий в размере и составе семей. Независимо от того, признается это открыто или нет, данный подход, как правило, игнорирует некоторые факторы, из которых вполне Например, несмотря на то, что легко можно согласиться с тем, что “полезность” не является достаточным показателем благосостояния, можно также утверждать, что товары влияют на благосостояние независимо от того, какое влияние они оказывают на возможности.

См. Anand and Ravallion (1993), где обсуждается роль частных источников товаров и государственных услуг в расширении основных возможностей в бедных странах.

правдоподобным, но неподдающимся оценке образом складывается понятие полезности, особенно когда потребительская ценность этих факторов не ясна из потребительского поведения. В качестве примеров можно привести как нерыночные товары (особенно государственные товары), так и нематериальные условия жизни людей ( личная свобода и т.п.). (Более подробно эти проблемы построения сравнительных оценок будут рассмотрены в Разделах 2.2 и 2.3.) Это означает, что на практике вэлферистский подход вполне способен привести почти к тому же выводу, что и невэлферистский подход, основанный исключительно на потреблении товаров и услуг. Вернемся к ранее рассмотренному в этом разделе примеру, когда население в большинстве своем предпочитает то положение, при котором оно свободно от непопулярной системы государственного правления, но уровень “потребительской” бедности выше. На практике в случае большинства вэлферистских оценок “факторов полезности” это различие не было бы обнаружено, и аналитик, вероятно, должен был бы (ошибочно) сделать вывод о снижении полезностных показателей благосостояния бедняков.

При сравнительном анализе уровня благосостояния различия могут возникать из-за способа использования данных о потреблении. Вэлферистский подход, как правило, отдает предпочтение оценке суммарного объема потребления, получаемого обычно путем товарного агрегирования с использованием (конкретных для каждой рассматриваемой семьи) цен. Напротив, один из невэлферистских подходов нацелен на конкретные формы товарной депривации, такие как недоедание, плохая обеспеченность одеждой или плохие жилищные условия12. Конечно, нельзя гарантировать, что человек, способный позволить себе приобрести тот или иной строго определенный минимальный набор различных товаров, действительно выберет именно этот потребительский набор.

Скрытая концептуализация благосостояния также может влиять на методику оценки потребления. При агрегировании потребляемых товаров и услуг вэлферистский подход не диктует всеобщего предпочтительного использования рыночных цен, даже в тех случаях, когда они существуют. Общепризнанно, что цены не всегда отражают общественные альтернативные издержки, т.к. они определяются вкладом приращения агрегированного количества того или иного товара в “общественное благосостояние”, которое само представляет собой результат агрегирования отдельных факторов полезности13. Тем не менее, в вэлферистских подходах рыночные цены, разумеется, являются нормой оценки, и обычно вполне ясно, какие при этом делаются допущения. Невэлферистские подходы, напротив, обыкновенно содержат в себе мало практических рекомендаций по агрегированию множества различных критериев при оценке благосостояния14. Ясно, однако, что в данном случае исключения из правила предпочтительного использования рыночных цен при оценке должны быть распространены достаточно широко. Предположим, например, Согласно Tobin (1970), это иногда называют “конкретным эгалитаризмом” в отличие от “общего эгалитаризма”. В качестве примеров можно привести многочисленные попытки оценить степень недостаточности питания (в частности, в развивающихся странах). Однако, рассматриваемый ассортимент товаров может быть гораздо шире, чем спектр продуктов питания;

см., например, работу Townsend (1979), автором которой предложен метод оценки масштабов бедности в Соединенном Королевстве. Сравнение общей эгалитарной концепции бедности с конкретной эгалитарной концепцией (в контексте оценок бедности в Соединенном Королевстве) см. в работе Slesnick (1990a).

Поэтому “теневые цены” зачастую более предпочтительны, чем фактические цены;

хорошей работой на эту тему является Drfeze and Stern (1987).

Однако достаточно информативное “частичное упорядочение” возможно и без явного агрегирования;

например, обсуждение данного вопроса применительно к оценке благосостояния на основе возможностей можно найти в работе Sen (1985a). Условия упорядочения множественных переменных при исчислении неизвестной функции этих переменных выводятся в работе Atkinson and Bourguignon (1982). Мы вернемся к рассмотрению этого вопроса в Разделе 2.7.

что проблема бедности волнует нас потому, что мы обеспокоены реализацией права бедных на участие в общественной жизни, а это право весьма сильно зависит от доходов – в частности, денежных доходов. Рассуждая таким образом, мы не только отдаем предпочтение доходам, но и, возможно, захотим взвесить различные компоненты доходов не так, как это делается обычно;

например, доход, полученный от государства человеком, носящий на себе некое социальное клеймо, может почти не оказать никакого положительного влияния на его возможность участвовать в жизни общества (Atkinson, 1991).

В рамках настоящей монографии главные уроки экономической теории благосостояния для практики оценок заключаются в том, что необходимо знать об ограничениях используемого показателя и (помня об этих ограничениях) проявлять осторожность, не полагаясь только на какой-либо один показатель. Достаточно всесторонний показатель потребления может содержать в себе множество ценной информации о жизненном уровне. Однако некоторые важные аспекты благосостояния (как с вэлферистской, так и с невэлферистской точек зрения) не найдут своего отражения в этом показателе. Это указывает на необходимость дополнения оценок бедности, основанных на распределении семейного потребления, другими показателями, которые (пускай даже в грубой форме) увеличивают вероятность учета ускользнувших от нашего внимания переменных.

2.2 Использование обследований домохозяйств для оценки благосостояния Обследования домохозяйств являются важнейшим источником информации для сравнительных оценок бедности. На самом деле, они представляют собой единственный источник данных, который может прямо сообщить нам о распределении жизненного уровня в обществе, т. е. о том, сколько семей не достигают определенного уровня потребления.

Однако при сборе и интерпретации таких данных следует проявлять большую осторожность. В настоящем разделе рассматриваются аспекты, которые каждый аналитик обязательно должен знать и учитывать.

Проводимые на практике обследования домохозяйств можно классифицировать на основе следующих четырех критериев:

i) Система выборки: Обследование может представлять население страны в целом или некоторое более узко определенные категории – например, только работающее население или только жителей какого-либо одного региона. Целесообразность применения при обследовании той или иной системы выборки, естественно, зависит от того, какие выводы предполагается сделать на основании этого обследования. Ниже я еще вернусь к этому вопросу.

ii) Единица наблюдения: Ей может являться домохозяйство или отдельные его члены. Под “домохозяйством” обычно подразумевают группу лиц, питающихся и живущих вместе, хотя это определение порой не работает;

например, в районах Африки к югу от Сахары (Сахель) общинное проживание местного населения в “компаундах” затрудняет отделение одного “домохозяйства” от другого15. Большинство обследований домохозяйств предусматривают сбор некоторых данных об отдельных его членах, хотя к таким данным редко относятся объемы их индивидуального потребления, которые обычно агрегируются См. Scott (1980), UN (1989) и Rosenhouse (1989).

для определения объема потребления домохозяйства в целом ;

примерами таких обследований являются национальные выборочные обследования (NSS) в Индии, национальные социально-экономические обследования (SUSENAS) в Индонезии, обследования жизненного уровня (LSMS) Всемирного банка и национальное выборочное обследование бюджета домашних хозяйств в России. Примером обследования, предусматривающего сбор данных об объеме продовольственного потребления отдельных членов домохозяйств, является обследование сельских домохозяйств на Филиппинах, проведенное Международным исследовательским институтом по разработке продовольственной политики (IFPRI) (Bouis and Haddad, 1990).

iii) Число наблюдений за определенный период времени: Чаще всего берется однократный “поперечный срез” населения, основанный на одном или двух опросах. В ряде стран проводились так называемые “продольные” обследования (так называемые “понельные” обследования ), при которых одно и то же домохозяйство неоднократно опрашивалось на протяжении продолжительного периода времени. Двумя хорошо известными примерами являются выполненное Мичиганским университетом “Групповое исследование динамики доходов в США” и проводившееся на протяжении 10 лет Международным научно-исследовательским институтом по изучению культур полуаридных тропических зон (ICRISAT) “обследование на уровне деревень” в Индии (Walker and Ryan, 1989). Проводился также ряд долгосрочных обследований по сбору данных об объемах потребления отдельных лиц (например, вышеупомянутое обследование IFPRI на Филиппинах). Однако подобные обследования редко охватывают широкие слои населения соответствующей страны, поскольку это сопряжено со значительными расходами и могут возникнуть проблемы “старения обследуемых групп”, вследствие которого исходная выборка становится со временем все более и более непредставительной. В некоторых обследованиях LSMS использовался модифицированный вариант продольной выборки, при котором часть ежегодной выборки повторно обследуется в каждом следующем году. Это позволяет сократить затраты на формирование “панели” при одновременном сохранении некоторых преимуществ продольного обследования16.

iv) Определение основного показателья уровня жизни: Наиболее часто используемые на практике показатели базируются на потребительских расходах и доходах домохозяйств. Некоторые обследования предусматривают определение обеих этих переменных (например, SUSENAS в Индонезии и LSMS Всемирного банка), в то время как другие специализируются только на какой-либо одной из них (например, NSS в Индии не включает в себя доходы, а большинство обследований домохозяйств, проводимых в Латинской Америке, наоборот, не учитывают объем потребления).

При анализе бедности для получения данных, представительной для той или иной страны, чаще всего используется одномоментные поперечные выборки, при которых единицей наблюдения является домохозяйство, а данные собираются либо о доходах, либо об объеме потребления. Такая форма обследования требует меньших финансовых затрат в расчете на одно обследуемое домохозяйство по сравнению с большинством альтернативных подходов и позволяет делать более масштабную выборку, чем при продольном обследовании и (или) обследовании отдельных членов семьи. Большая выборка обеспечивает более высокую точность при оценке таких характеристик населения, как средний объем потребления на душу населения, но, разумеется, может быть менее точной при оценке других переменных, как то число необеспеченных полноценным питанием детей Различные аргументы за и против сбора данных по группам опрашиваемых изложены в работе Ashen felter et al., (1986).

в той или иной группе населения. Не следует, однако, предполагать, что крупномасштабное обследование домохозяйств в целях определения объема их потребления во всех случаях более экономически выгодно, чем его альтернативные варианты – например, такие как использование более мелких выборок данных по отдельным лицам.

Ниже описываются основные проблемы, о которых должен знать и помнить каждый социолог при интерпретации данных о доходах или потреблении домашних хозяйств, полученных в результате того или иного обследования.

Планирование обследования Даже очень большие выборки могут давать смещенные оценки уровня бедности, если обследование не проводится по методу случайной выборки или если полученные в результате него данные не скорректированы с учетом возможных смещений – например, вызванных расслоением выборки17. Случайная выборка требует, чтобы каждый представитель исследуемой группы населения – или каждая подгруппа расслоенной выборки – имела одинаковые шансы быть выбранными. Это гарантирует статистическую независимость – предположение, которое лежит в основе большинства результатов, обычно используемых при подготовке статистических выводов о характеристиках населения на основе выборочных обследований. Если выборка является случайной, то собранные данные (например, доля людей, объем потребления которых находится ниже некоторого определенного уровня) не смещены и зачастую имеют четко определенное ( чаще всего нормальное) распределение.

Однако бедные не всегда должным образом представлены в выборочных обследованиях: например, их обследование может быть затруднено проживанием в удаленных районах или их кочевым образом жизни. В действительности обследование домохозяйств может даже вообще пропускать одну, резко выделяющуюся среди других, подгруппу бедных, а именно – бездомных. Кроме того, некоторые используемые для оценки бедности обследования не были специально предназначены для этой цели в том смысле, что их система выборки не была рассчитана на охват всего населения: в качестве примеров можно привести обследования работающей части населения (широко используемые для оценки бедности в Латинской Америке), в которых система выборки обычно ограничивается “экономически активным населением”, что не позволяет охватить некоторые подгруппы бедняков. При проведении обследования необходимо задать себе следующие основные вопросы: позволяет ли используемая основа выборки (исходный список населения (или домохозяйств), из которого делается выборка) охватить все население? Имеется ли вероятность смещения результатов, т. е. вероятность того, что выбор респондентов не будет случайным?

Существуют различные методы отбора единиц наблюдения, которые могут способствовать формированию более эффективных выборок по сравнению с простой случайной выборкой. При заданном объеме выборки расслоенная случайная выборка – при которой различные подгруппы населения имеют различные (но известные) шансы быть выбранными, но при этом внутри подгруппы все единицы наблюдения с одинаковой вероятностью могут попасть в выборку – может существенно повысить точность оценок.

Неплохим введением в методы выборки является работа Levy and Lemeshow (1991). Также см.

рекомендации, данные в работах UN (1989) и Scott (1992).

Например, возможна перевыборка в некоторых регионах предполагаемого компактного проживания бедных18.

Гнездовая (серийная) выборка может способствовать сокращению затрат на проведение обследования, особенно в тех случаях, когда невозможно использование широкомасштабной системы отбора (что типично для развивающихся стран). При этом методе отбора вначале в случайном порядке делается выборка гнезд (серий) домохозяйств – например, деревень или городских кварталов, а затем берется случайная выборка в пределах отобранных гнезд. Если в Вашем обследовании используется гнездовая выборка, то необходимо знать, как она осуществлялась: например, если в каждом из регионов, отобранных для оценки бедности, было выбрано только одно гнездо, тогда полученные оценки бедности могут весьма неточными.

При планировании обследований приходится решать и целый ряд других вопросов – в том числе связанных с разработкой анкет и чисто организационных – которые я здесь не буду рассматривать. Эти вопросы достаточно хорошо проработаны другими авторами19.

Ясно одно: при сравнительном анализе бедности необходимо знать и учитывать все значительные изменения в схеме проведения обследования, в том числе и такие, как различия в системе выборки или анкете.

Учет и оценка стоимости товаров При обследовании охват рассматриваемых товаров и источников доходов должен быть всеобъемлющим и учитывать как продовольственные, так и непродовольственные товары и все источники доходов. При анализе потребления, дополнительно к денежным расходам на потребленные товары и услуги, должен учитываться денежный эквивалент всего объема потребления, полученного в натуральной форме. Например, продуктов питания, произведенных в личном подсобном хозяйстве, а также стоимость занимаемого владельцем жилья20. Аналогичным образом доходы должны включать в себя все поступления в натуральном выражении. Местные рыночные цены зачастую являются неплохим подспорьем в оценке стоимости продуктов, произведенных в личном подсобном хозяйстве (на ферме), или занимаемого владельцем жилья. Однако всякий раз, когда цены неизвестны или когда они не могут служить надежным подспорьем в определении альтернативных издержек, могут возникать серьезные проблемы с оценкой стоимости.

Оценка стоимости не денежных льгот и привилегий, предоставляемых государственными службами, не менее трудна, но очень важна21. Для оценки стоимости рыночных товаров, Несмотря на это необходимо знать нормы выборки для правильного взвешивания оценки того или иного социологического показателя.


См. работу Scott (1980), в которой дается обзор этих вопросов. См. также UN (1989). Вопросы разработки формы анкет освещены в работах Grootaert (1986), Ainsworth and van der Gaag (1988) и De mery et al. (1992). Организационно-плановые вопросы проведения обследований анализируются в работе Delaine et al. (1992), а вопросы обработки результатов обследования – в работе Hill and Mar chant (1992).

Более подробное определение понятий “потребления” и “доходов” в обследованиях домохозяйств дается в работе UN (1989). Примеры ошибок в оценках, которые могут вкрадываться в данные о семейном потреблении, а также степень их возможного влияния на получаемые на основе этих данных выводы рассматриваются в следующих работах: van de Walle (1988) (посвящена индонезийскому обследованию SUSENAS), Gautam (1991) (посвящена данным, полученным ICRISAT) и Demery and Grootaert (1992) (посвящена обследованию LSMS в Кот-д’ Ивуаре).

Проблемы учета государственных неденежных льгот и привилегий в США рассмотрены в работе Smeeding (1977). Мне не известны аналогичные сравнительные оценки для развивающихся стран, полученных в натуральной форме, как правило, достаточно использовать превалирующие рыночные цены. Нерыночные товары представляют собой более серьезную проблему, и в ученых кругах ни один метод оценки их стоимости не пользуется широким предпочтением.

Одна из общих проблем, стоящих перед ученым, анализирующим благосостояние населения и использующим для этой цели обследование домохозяйств, состоит в том, что такое обследование не всегда в должной степени охватывает все сегменты деятельности домохозяйства. Например, чтобы оценить влияние на благосостояние домохозяйства изменения цен на основные продукты питания в стране, производящей продовольственные товары, недостаточно знать долю расходов семейного бюджета на потребления – нужно знать еще и объем производства продуктов питания внутри семьи. Выиграет или проиграет семья в результате того или иного изменения цены на продовольственные товары, в значительной степени зависит от того, какую долю в семейном потреблении занимают продукты питания собственного производства (примеры приводятся в Разделе 3.7). Однако сплошь и рядом обследования семей в сельских районах либо вообще не включают в себя данные о личном фермерском производстве продуктов питания, либо не используют одинаковую товарную классификацию при оценке производства и потреблении. В результате подобные обследования могут быть фактически бесполезными для анализа столь важного класса политических проблем, как бедность.

Устойчивость во времени - важный фактор при выборе показателей уровня жизни Для оценок, построенных на данных, полученных путем обследования, важное значение имеет устойчивость этих данных во времени. Как правило, при выборе показателей для оценки уровня благосостояния, исследователь отдает предпочтение тем, которые рассчитаны на основе более устойчивых данных. Этот факт следует принимать во внимание при выборе между показателями, основанными на доходах и потреблении.

Временное непостоянство доходов является одной из причин, заставляющей исследователей использовать в качестве показателя уровня жизни текущий объем потребления, а не текущие доходы22. Доходы бедных часто изменяются во времени вполне предсказуемым (а иногда и весьма непредсказуемым) образом;

это особенно справедливо в отношении слаборазвитых аграрных стран, зависящих от своего земледелия, не использующего искусственное орошение. Обычно в распоряжении бедных имеются различные способы выравнивания объемов потребления и страхования, такие как денежные сбережения и разделение рисков между членами общины. Это оказывает двоякое влияние на оценку благосостояния: i) текущий объем потребления почти во всех случаях будет являться лучшим показателем текущего уровня жизни по сравнению с текущими доходами, но ii) текущий объем потребления может также являться неплохим показателем долговременного благосостояния, поскольку он позволяет получать данные о доходах в другие прошлые и будущие периоды времени.

однако следует отметить, что размер государственных трансферт – как в абсолютном исчислении, так и в соотношении с доходами – в бедных странах обычно меньше, чем в более богатых.

Другая причина связана с широко распространенным (вэлферистским) предположением о том, что полезность напрямую зависит от потребления, а не от доходов (Раздел 2.1). Кроме того, существует два невэлферистских довода за и против предпочтительного использования доходов в качестве меры благосостояния ;

см. Atkinson (1991).

Однако ряд факторов может сделать текущий объем потребления “неточным” показателем социального благосостояния. Даже при идеальном выравнивании потребление будет все-таки (как правило) изменяться в течение жизненного цикла домохозяйства. Таким образом, две семьи с различным накопленным за время их жизни благосостоянием – одна “молодая”, а другая “старая” – вполне возможно будут иметь одинаковый объем потребления на момент обследования23. Это может и не являться столь уж серьезной проблемой в обществах, блюдущих древние традиции, где длительные семейные узы все еще вполне обычны, хотя и там ситуация быстро меняется. Однако имеются и другие источники погрешностей в соотношении между текущим объемом потребления и долговременным уровнем жизни. Разные домохозяйства могут сталкиваться с различными ограничениями на свои возможности выравнивания потребления. Обычно предполагается, что бедные в гораздо большей степени ограничены в выборе вариантов заимствования, чем небедные (при этом также предполагается, что накопленное за всю жизнь богатство не является единственным параметром накопленного за всю жизнь благосостояния). Несмотря на то, что те или иные способы выравнивания потребления и разделения рисков, несомненно, существуют, их практическая реализация с точки зрения бедных является спорным вопросом24. Более того, даже если предположить, что текущий объем потребления является более точным показателем долговременного благосостояния данного конкретного домохозяйства, чем его текущие доходы, это не означает, что он будет лучшим порядковым показателем бедности с точки зрения типичного долговременного уровня жизни. Его точность также зависит от того, как различные показатели уровня жизни ранжируют разные семьи: один моментный показатель может в меньшей степени колебаться вокруг долговременного жизненного уровня, чем другой, но при этом не отражать значимых особенностей различных семей. Это означает, что показатель, который меньше подвержен флуктуации вокруг долговременного уровня жизни для любой данной семьи, не обязательно дает наилучшие результаты при определении хронических бедняков в рамках данного поперечного среза общества. (Этот последний вопрос более подробно рассматривается в Разделе 3.2.) Некоторые из вышеупомянутых проблем оценки благосостояния оказывают влияние на планирование обследований25. Поскольку многие сельские бедняки живут в условиях заметно выраженной сезонности, доходы за весь год будут лучше отражать жизненный уровень аграрных семей, чем, скажем, доходы за один квартал. Однако воспоминания респондентов далеки от идеала, и на них вряд ли можно полагаться при определении степени вариации доходов. Таким образом, как уже было сказано выше, потребление зачастую является наилучшим показателем благосостояния. Тщательное планирование обследования также может способствовать повышению точности оценки потребления. Как правило, более точные оценки можно получить путем адаптирования учетного периода к частоте приобретения того или иного конкретного вида товаров;

для продовольственных товаров может быть очень удобен учет покупок за одну неделю (хотя часто предпочтительно использовать суточный период)26, в то время как, скажем, для одежды Анализ этого вопроса в рамках межвременной модели потребления можно найти в работе Blundell and Preston (1991).

Хорошими примерами эмпирических работ применительно к развивающимся странам являются следующие публикации: Deaton (1991), Bhargava and Ravallion (1991), Townsend (1990) и Ravallion and Chaudhuri (1992).

Некоторые из этих вопросов обсуждаются в работах Grootaert and Cheung (1985) и Scott and Amenu vegbe (1990).

Межвременная изменчивость продовольственного потребления может потребовать более длительных учетных периодов, несмотря на то, что в этом случае возрастает ошибка, связанная с тем, что респонденты не помнят часть информацииl, поэтому в итоге увеличение точности может быть больше уместен трехмесячный период. В случае групповых данных можно повысить точность оценки уровня жизни путем усреднения результатов множества наблюдений потребления или доходов во времени27. Но подобные обследования являются более дорогостоящими.

Сравнительный анализ благосостояния домохозяйств с одинаковым уровнем потребления Размеры и демографический состав различных семей неодинаковы, также как и цены и ставки заработной платы. Все это порождает различия в благосостоянии у домохозяйств с одинаковым уровнем расходов. Существуют различные вэлферистские подходы, основанные на анализе спроса, включая шкалы эквивалентности, показатели истинной стоимости жизни и показатели эквивалентного дохода28. Основная идея этих методов оценки благосостояния заключается в том, чтобы, используя структуру спроса, определить предпочтение потребителей в отношении рыночных товаров29. Предполагается, что потребитель ставит на первое место полезность, и исходя из этого определяется мера полезности, согласующаяся с наблюдаемой динамикой спроса и связывающая потребление с ценами, доходами, размером и демографическим составом семьи. Результирующий показатель семейной полезности будет, как правило, изменяться прямо пропорционально суммарным семейным расходам и обратно пропорционально размеру семьи и ценам, по которым она вынуждена покупать товары.


Самой общей разновидностью этого подхода является концепция “эквивалентного дохода”, определяемого как минимальные суммарные расходы, которые потребовалось бы совершить потребителю для достижения его или ее фактического уровня полезности, но оцениваемого по предварительно определенным (и произвольным) референсным (эталонным) ценам при неизменных для всех семей демографических параметрах.

Эквивалентный доход является точным денежным измерением полезности (поэтому он иногда даже именуется “денежной мерой полезности”). Во многих случаях эквивалентный доход определяется как денежные расходы (включая стоимость товаров собственного производства), нормализованные двумя дефляторами: соответствующим индексом цен (если цены варьируются по домену сравнительного анализа бедности) и шкалой коэффициентов эквивалентности (так как размер и состав семей неодинаков). Точная форма этих дефляторов будет зависеть от предпочтений, которые (на практике) определяются на основе изучения динамики спроса30. Эти дефляторы более подробно обсуждаются в следующем разделе.

небольшим или вообще нулевым.

См., например, Ashenfelter et al. (1986), Ravallion (1988), Gaiha and Deolalikar (1989), World Bank (1990, Chapter 2), Lanjouw and Stern (1991), Chaudhuri and Ravallion (1991).

На эту тему написан ряд неплохих работ, в том числе: Deaton and Muellbauer (1980) и Deaton (1980).

Эмпирические примеры можно найти (в частности) в следующих работах: King (1983), Apps and Sav age (1989), Jorgenson and Slesnick (1989), De Borger (1989) и Ravallion and van de Walle (1991a).

Тем не менее, существуют показатели – основанные на функции расстояния или так называемой “количественной метрической полезности” – которые не предполагают существования рынков;

см.

Deaton and Muellbauer (1980) и Deaton (1980), где можно найти обсуждение и ссылки на другие работы.

Однако данные о предпочтениях все же необходимы.

При этом предполагается, что параметры эмпирической модели спроса удовлетворяют теоретическим условиям максимизации полезности (см., например, Deaton and Muellbauer, 1980;

Varian 1984).

Функция полезности выводится из модели оценочного спроса либо в явном функциональном виде (как, например, в работах Rosen, 1978, и King, 1983), либо с помощью более гибких численных методов (Vartia 1983;

например, см. De Borger, 1989, и Porter-Hudak and Hayes, 1991).

Существует ряд проблем, о которых следует помнить при всех поведенческих оценках уровня жизни, в том числе и при анализе благосостояния домохозяйств с одинаковым уровнем потребления. Серьезная проблема возникает в том случае, когда доступ к нерыночным товарам (состояние окружающей среды, государственные услуги, ) варьируется у разных семей. Известно, что предпочтения в потреблении рыночных товаров опосредовано наличием и потреблением нерыночных товаров, что свидетельствует об отсутствии безусловных предпочтениях как в отношении рыночных, так и нерыночных товаров (Pollak and Wales, 1979;

Pollak, 1991). Вместе с тем, выявленный набор условных предпочтений в отношении рыночных товаров может согласовываться с бесконечным множеством функций полезности, представляющим предпочтения по всем товарам31.

Поэтому вполне логично предположить, что какая-либо конкретная функция полезности, которая может быть рассчитана для подтверждения результатов наблюдения динамики потребления в качестве оптимума, может использоваться и при оценке благосостояния.

Однако в данном случае, например, дополнительное удовлетворение, которое родители получают от новорожденного младенца, вряд ли будет со всей очевидностью проявляться в их потребительском поведении. В самом деле, стандартные методы оценки в большинстве подобных случаев покажут потерю полезности.

При использовании показателя “эквивалентных доходов” для сравнительной оценки благосостояния семей с одинаковым уровнем потребления имеются и другие проблемы, о которых было упомянуто в литературе. В частности, оценки бедности, полученные на основе распределения “эквивалентных доходов”, также могут вызвать нарушение некоторых нормативных свойств: например, пересчет денежных доходов в сопоставимые (эквивалентные) на основе коэффициентов шкалы эквивалентности может иметь негативное влияние на агрегированную оценку бедности32. Другой актуальной проблемой является интерпретация с точки зрения благосостояния регрессионных остатков функций оценочного спроса;

теория не дает готового решения этой проблемы, и сделанный выбор может иметь большое значение (в частности) для оценки бедности33.

Для расчета показателей благосостояния, базирующихся на спросе, основным источником информации по прежнему являются обследования домохозяйств, проводимые с Эти вопросы более подробно обсуждаются в работах Pollak and Wales (1979), Deaton and Muellbauer (1986), Fisher (1987), Pollak (1991), Blundell and Lewbel (1991) и Browning (1992). Основнвя проблема может быть разъяснена следующим образом. Выполняя обратное интегрирование от системы спроса q(p,y,x) (при котором определяются объемы потребления различных рыночных товаров при ценах p, доходе y и нерыночных товарах x), предположим, что при этом получается непрямая функция полезности v(p,y,x), используемая для оценки благосостояния. После этого в результате преобразования w[v(P,y,x),x] получаем ту же систему спроса [q(p,y,x) = -vp(p,y,x)/vy(p,y,x) для v(.) или w(.)].

См. Blackorby and Donaldson (1988). Основная проблема заключается в том, что вторая производная эквивалентного дохода по денежному доходу имеет неопределенный знак;

функция не обязательно является вогнутой даже в том случае, когда имеет место вогнутость полезности как функции денежного дохода. Таким образом, простое включение эквивалентных доходов в стандартную функцию общественного благосостояния или показатель бедности может означать, что уравнивающие распределения денежных доходов оказывают негативное влияние. Это заставило авторов работы Blackorby and Donaldson (1987) рекомендовать использование “коэффициентов благосостояния”, с помощью которых денежные доходы нормализуются по черте бедности, которая, в свою очередь, определяется как точка на графике функции потребительских издержек при заданном нормативном уровне полезности. Либо можно выбрать (произвольные) “нормативные цены” в функции эквивалентного дохода с тем, чтобы избежать данного парадокса эмпирическим путем;

см. Ravallion and van de Walle (1991a).

Эта проблема и эмпирические примеры также обсуждаются в работах Arnifat and Zabalza (1986) и van de Walle (1989).

целью определения объема потребления и расходов, хотя имеются и другие полезные источники информации. Поэтому, в идеале, при выполнении сравнительных оценок благосостояния не следует полагаться исключительно на обследование домохозяйств.

Отдельные специальные обследования (проводимые одновременно с обследованием домохозяйств и, возможно, теми же самыми интервьюерами) могут дать ценные дополнительные данные о местных ценах на те или иные товары и местных государственных услугах34. Сопоставляя эти данные с результатами обследования домашних хозяйств, можно значительно повысить точность и охват параметров семейного благосостояния. Такой подход широко принят в проводимых Всемирным банком обследованиях LSMS35.

Несмотря на разнообразие методологических приемов для сравнения благосостояния домохозяйств с одинаковым уровнем потребления, возможны ситуации, когда невозможно предложить какой-либо убедительный метод определения различий в благосостоянии таких домохозяйств. В данной ситуации сравнительные оценки бедности следует производить отдельно для каждой из групп, уровень благосостояния которых при равных объемах потребления считается неодинаковым (например, группы семей, различающихся между собой по числу членов). Мы вернемся к рассмотрению этого вопроса в Разделах 2.4 и 2.6.

В последнее время в ряде опубликованных исследовательских работ, посвященных оценке жизненного уровня, проводится сопоставление различных показателей, которые определяют, кого считать бедными и характеризуют динамику бедности.36. Эти исследования заслуживают внимания, однако в ряде случаев, полагая будто то или иное обследование не включает в себя определенную информацию (что на самом деле не так), используют другие обследования, которые действительно не содержат эту информацию.

На самом деле, много полезной информации о свойствах широко распространенных моментных обследований домохозяйств можно получить с помощью индивидуальных и (или) лонгитьюдных обследований. Один из примеров приводится в Разделе 3.2.

2.3 Некоторые альтернативные характеристики потребления Реальный объем потребления на одного эквивалентного взрослого Реальный объем потребления на одного эквивалентного взрослого определяется суммарными номинальными расходами на приобретение всех товаров и услуг (включая Вместо них в этих целях можно использовать сведения, сообщаемые самими респондентами о государственных услугах и ценах, соответствующих сообщенным им объемам потребления и расходам на приобретение различных товаров. Однако здесь мы сталкиваемся с рядом проблем. Знание о местных государственных услугах зависит от их использования, которое может давать смещенную оценку их фактического наличия. Выделение цен (или, строго говоря, “единичных стоимостей”) из объемов потребления и расходов также может давать смещенный результат, если качество товаров варьируется неизвестным образом, хотя существуют методы решения этой проблемы при оценке параметров спроса (Deaton 1988). Однако данный метод все-таки не позволяет получить цены на непродовольственные товары (так как редко имеется возможность значимого сравнения данных, поэтому можно узнать только расходы). Хороший график общинного потребления может помочь решить все эти проблемы.

См. Grootaert (1986) и Ainsworth and van der Gaag (1988).

Примерами таких работ являются: Anand and Harris (1990), Glewwe and van der Gaag (1990), Haddad and Kanbur (1990), Slesnick (1990b), Lanjouw and Stern (1991), Chaudhuri and Ravallion (1991), а также Bidani and Ravallion (1992).

стоимость потребления товаров собственного производства) дефлированными на индекс стоимости жизни (который учитывает влияние разницы в покупных ценах) и на коэффициент эквивалентности (который учитывает различия в размере и составе домохозяйств). C вэлферистской точки зрения привлекательность данного показателя обусловлена его способностью аппроксимировать точную денежную меру полезности. В самом деле, если используемые дефляторы согласуются с предпочтениями, то данный показатель будет тождественно равен эквивалентному доходу, определение которого было дано в предыдущем разделе.

Обоим этим дефляторам посвящено большое количество опубликованных работ37. С точки зрения объективности сравнительных оценок бедности одним из ключевых аспектов использования индексов цен является тот факт, что любой, отдельно взятый индекс применим как к бедным, так и к небедным лишь при некоторых особых условиях38. В случае одного из наиболее простых, но все еще широко распространенных индексов цен – индекса Ласпейреса (основанного на мониторинге стоимости некоторого определенного набора товаров) – это означает задание различного потребительского набора для бедных и небедных. Например, в сравнительных оценках бедности для Индии обычно использовался так называемый “индекс потребительских цен для аграрных работников”, в котором потребляемые бедными основные товары, покупаемые на заработную плату, имеют больший вес, чем (скажем) в общем индексе потребительских цен. Однако существуют еще более лучшие индексы цен, чем индекс Ласпейреса, которые могут быть рассчитаны на основе тех же самых данных. Они “лучше” в том смысле, что способны более точно аппроксимировать индекс реальной стоимости жизни, поскольку основаны на фактических предпочтениях ( см. Deaton and Muellbauer -1980)39. Это может иметь существенное значение в тех случаях, когда имеют место значимые различия в относительных ценах в пределах домена, являющегося объектом сравнительных оценок бедности.

Несмотря на то, что необходимость использования поправки, учитывающей изменения стоимости жизни с течением времени, общепризнана, существование региональных различий в ценах при проведении сравнительных оценок бедности часто игнорируется. Однако такие различия могут быть весьма заметными, особенно в развивающихся странах, где местные рынки зачастую характеризуются несовершенной пространственной интеграцией. Региональные различия в ценах характерны и для постсоветской России, где стоимость минимальной потребительской корзинки в отдельных Субъектах Федерации различается в несколько раз. Это оказывает очевидное влияние на сравнительные оценки бедности в различных регионах. Непринятие в расчет региональных различий в стоимости жизни может приводить к ярко выраженным смещениям в агрегированных показателях бедности40. Региональные различия в ценах целесообразно учитывать и при определении параметров спроса41, учитывающих потребительские Оба они рассматриваются в работе Deaton and Muellbauer (1980). Более подробно индексы цен обсуждаются в исследовании Diewert (1980). См. также работу Browning (1992), где приводится обзор литературы по масштабам эквивалентности.

Если отсутствует разница в относительных ценах, необходимо лишь сделать поправку на инфляцию, хотя (разумеется) для этого все-таки хочется иметь хороший индекс цен. Другой случай, при котором имеет значение только темп развития инфляции – это когда существует разница в относительных ценах, но предпочтения “гомотетичны” в том смысле, что доли расходов в бюджетах бедных и небедных одинаковы. Это свойство редко выполняется эмпирически.

Одним из примеров является индекс Торнкиста, анализируемый в работе Diewert (1976). См. также Balk (1990).

Например, в работе Bidani and Ravallion (1992) показано, что игнорирование региональных различий в ценах приводит к заметной переоценке агрегированных показателей бедности для Индонезии.

См., например, Timmer and Alderman (1979), Pitt (1983) и Deaton (1988).

предпочтения,влияющие на оценки благосостояния (включая в том числе и индексы реальной стоимости жизни). Главная проблема, о которой следует помнить, заключается в возможной неоднородности товаров, агрегированных в товарные группы. Это особенно актуально для таких товаров, как жилье, но даже такие товары, как рис различаются по своему качеству42.

Домохозяйства также различаются по своему размеру и составу, и поэтому простое сравнение совокупного объема семейного потребления может привести к ошибочным выводам относительно благосостояния отдельных членов домохозяйства43. В настоящее время большинство аналитиков признает эту проблему и использует тот или иной метод нормализации (т.е. приведения объемов потребления к сопоставимому виду). Другими словами, семья любого заданного размера и демографического состава (например: один взрослый мужчина, одна взрослая женщина и два ребенка) пересчитывается по соответствующим коэффициентам эквивалентности,как правило, на число взрослых мужчин, которым эта семья считается эквивалентной. Главный вопрос звучит так:

“эквивалентной” в каком смысле? Ответ на этот вопрос может иметь решающее значение при определении бедных. Рассмотрим соотношение между бедностью и размером семьи.

Здесь огромное значение имеет эластичность используемого показателя благосостояния.

Например, потребность в продуктах питания для человека является первоочередной, но, с другой, стороны для того чтобы удовлетворить эту потребность необходимо какое-то ограниченное количество продуктов. Поэтому эластичность данного показателя при изменении материальных возможностей домохозяйства характеризуется следующими особенностями: у самых низкодоходных групп с ростом материальных возможностей расходы на питание резко увеличиваются, но наступает такой момент, когда темпы этого увеличения начинают снижаться и значительно при дальнейшем росте уровня жизни. Такие свойства эластичности показателей благосостояния и используют при пересчете семей разного демографического состава в эквивалентное число взрослых. (Lanjouw and Ravallion, 1995).

На практике при построении шкал эквивалентности чаще всего основываются на потребительском поведении, наблюдаемом при проведении обследований семей. По сути дела, на основе данных моментного обследования домохозяйств оценивается тенденция изменения совокупных объемов семейного потребления различных товаров в зависимости от изменения размера и состава домохозяйств, а также цен и суммарных расходов. В основу одного из широко распространенных методов построения шкал коэффициентов эквивалентности, положено построение регрессионной модели спроса, в которой логарифм доли расходов на продукты питания в общей сумме потребительских расходов домохозяйства регрессируется с логарифмом душевых потребительских расходов и числом имеющихся в семье представителей различных демографических групп (это так называемая Уоркинг-Лесеровская форма кривой Энгеля;

см. Deaton and Muellbauer, 1980). При этом доля потребления продуктов питания в семейном бюджете интерпретируется как показатель, обратно пропорциональный уровню благосостояния (обсуждение этого см.

ниже). Установив некоторый нормативный уровень благосостояния и, как следствие (предположительно), долю потребления продуктов питания в семейном бюджете, можно использовать регрессионное уравнение для расчета разницы в объемах потребления, Примеры различных методов расчета региональных индексов цен в развивающейся стране можно найти в работах Ravallion and van de Walle (1991b) и Bidani and Ravallion (1992).

Сравните, например, представленные в работе Visaria (1980) результаты (различных азиатских обследований), полученные в случае ранжирования домохозяйств по их суммарным расходам, с результатами, полученными с использованием объема расходов в расчете на одного человека.

которая потребовалась бы для точной компенсации различия в составе семей44. На практике такие методы обычно приводят к тому, что один взрослый мужчина считается эквивалентным менее чем одной взрослой женщине и ребенку.

Следует ли рекомендовать данный подход? Здесь существует целый ряд проблем.

Рассмотренный выше пример с кривой Энгеля предполагает, что разные семьи с одинаковой долей расходов на питание в общих потребительских расходах имеют одинаковый уровень благосостояния. В рамках вэлферистской парадигмы такое предположение весьма дискуссионно45. (Если же кого-либо это предположение вполне устраивает, то в данном случае нет нужды беспокоиться об использовании шкал эквивалентности для оценки благосостояния и бедности – доля расходов на питание в общих семейных расходах уже сама по себе является достаточно информативным показателем.) Как уже отмечалось выше, интерпретация наблюдаемой динамики потребления продовольственных товаров с точки зрения благосостояния также затруднена тем фактом, что часто имеется множество (на самом деле – бесконечное множество) функций полезности, генерирующих одну и ту же динамику. В этом случае предпочтительные параметры благосостояния по этой динамике определить нельзя. Другая проблема заключается в том, что расходы на покупку товаров для детей могут производится с учетом их будущих потребностей (когда дети, быть может, уже вырастут), в результате чего влияние этих расходов на потребление может иметь место уже после проведения обследования46. Поэтому сугубо статические наблюдения потребления и демографических характеристик семей при определении масштабов эквивалентности могут вводить в заблуждение.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.