авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 12 |

«Российская академия наук Институт проблем управления им. В. А.Трапезникова РАН ФГБОУ ВПО «Кемеровский государственный университет Кемеровский институт (филиал) ФГБОУ ВПО ...»

-- [ Страница 2 ] --

КАК ОСОБЫЙ МЕХАНИЗМ СОТРУДНИЧЕСТВА БИЗНЕСА И ВЛАСТИ в) обе вышеперечисленные особенности действия, а также идео логия долга и служения (государству, народу, отечеству) способст вуют обретению легитимности, то есть тому, что господство группы, контролирующей насилие, выглядит в глазах большинства граждан «полезным» и «справедливым»54. Соответствующие ожидания носят взаимный характер, т. е. разделяются как рядовыми членами общест ва, так и представителями самого государства, задавая рамочные ус ловия их взаимодействия. Таким образом, легитимизация государства выступает как процесс формирования в этой сфере общественных отношений имплицитного социального контракта взаимного типа.

Процесс легитимизации государства, ведущий к утверждению его контрактного характера, проходит через ряд этапов. Эта проблема рассматривается, в частности, А. Н. Олейником55. Он выделяет сле дующие этапы: наследственная монархия, власть экспертов и демо кратия как конечное «идеальное» состояние. При наследственной мо нархии государство воспринимается «в качестве атрибута королев ской семьи», следовательно, действия наследственного монарха еще далеки от общественных интересов. В случае власти экспертов госу дарство контролируют представители наиболее влиятельных групп интересов, среди которых особое место занимают бюрократы. Они заинтересованы в максимизации собственного дохода, распределяя соответствующим образом права собственности и устанавливая уро вень налогообложения. При этом возможна ситуация, когда интересы этих групп совпадают с интересами экономического и социального развития страны (типичным примером может служить ситуация, сло жившаяся в Великобритании в XV–XIX вв.). Демократический этап развития характеризуется подчинением власти не групповым интере сам, а общим интересам всех граждан. Представляется, что к демо кратическому идеалу можно только приближаться. Политическая система стран, считающихся демократическими, выступает как «пе реплетение», сочетание власти экспертов и элементов «реальной де мократии». Это выражается в том, что в этих странах в роли правя щей группы выступает сообщество профессиональных публичных Волков В. В. Силовое предпринимательство: экономико-социологический ана лиз. М.: Изд. Дом ГУ ВШЭ, 2005. С. 43.

Олейник А. Н. Роль государства в установлении прав собственности // Мировая экономика и международные отношения. 2003. № 7. С. 52–61.

40 Глава 1. ГОСУДАРСТВЕННО ЧАСТНОЕ ПАРТНЕРСТВО (ГЧП) политиков и бюрократов, которое выступает одновременно и как агент населения, организованного в структуры гражданского общест ва, и как субъект-представитель государства, обладающий статусны ми преимуществами, позволяющими ему «диктовать» в определен ных пределах свою волю другим участникам политического рынка.

Таким образом, целевая функция современного государства но сит комбинированный характер:

1) Во-первых, она агрегирует интересы субъектов, представлен ных на политическом рынке. Важно при этом учитывать, что полити ческий рынок является «несовершенным» по самой своей природе.

Принимаемые на нем решения об институциональных изменениях выступают как блага с ярко выраженными внешними эффектами, что обусловлено несовпадением выгод и издержек непосредственных участников принятия политических решений и основной массы эко номических субъектов. Соответствующие политические решения по рождают следующие виды издержек (C) и выгод (B):

а) издержки:

• C(a)e – прямые экономические издержки политика (агента по литического рынка) на принятие варианта решения, оцениваемые в затратах времени и средств;

• C(a)p – прямые политические издержки политика от принятия решения, выражающиеся в снижении поддержки со стороны избира телей и вероятности его избрания на следующий срок;

• С(a)pe – косвенные экономические издержки политика от снижения его поддержки избирателями, которые можно оценить как экономическую выгоду от его избрания на следующий срок, ум ноженную на снижение вероятности его избрания, взятую со знаком «минус»;

• C(s)e – прямые экономические издержки государства (расходы бюджета) на принуждение к исполнению экономическими субъек тами принятого решения;

• C(i)e – прямые экономические издержки экономических субъ ектов от следования вводимой норме;

б) выгоды:

• B(a)e – прямые экономические выгоды политика от принятия варианта решения;

• B(a)p – прямые политические выгоды политика, выражающи КАК ОСОБЫЙ МЕХАНИЗМ СОТРУДНИЧЕСТВА БИЗНЕСА И ВЛАСТИ еся в росте его поддержки со стороны избирателей, оцениваемые при ростом вероятности его избрания на следующий срок;

• B(a)pe – косвенные экономические выгоды политика от приня тия решения, которые можно выразить произведением будущих эко номических выгод от избрания на следующий срок на прирост веро ятности переизбрания;

• B(s)e – прямые выгоды государства (доходы бюджета) от следования экономических субъектов внедряемой норме;

• B(i)e – прямые экономические выгоды экономических субъек тов от следования новой норме.

Политики, в той мере, в какой они действуют как рациональные индивидуальные агенты, при принятии решений ориентируются на сопоставление C(a)e+C(a)pe c B(a)e+B(a)pe, изменения других фак торов влияют на их решение, в большей степени, опосредованно.

С другой стороны, экономические субъекты принимают решение о следовании новой норме или уклонении от нее, прежде всего, срав нивая величины C(i)e и B(i)e. При этом, чем сильнее позиции групп специальных интересов и чем уже последние по составу, тем более «несовершенно» политический рынок выражает общественные предпочтения.

2) Во-вторых, включает представления «правящей группы», по зиционирующей себя как «благонамеренного диктатора», обла дающего суверенной властью и руководствующегося в своем поведе нии стремлением к общественному благу. Наличие у некоторой части политиков и бюрократов мотивации служения обществу (public service motivation) имеет достаточное число подтверждений. В то же время представления об общественном благе могут носить различный характер. Поэтому альтруистическое стремление послужить нации и государству может порождать действия, противоречащие интересам большинства.

3) В-третьих, она модифицируется в связи с наличием у правящей группы специальных интересов, связанных с увеличением ее богатст ва, статуса, властных полномочий. Это означает, что государство все Афонцев С. А. Рыночные реформы и демократический процесс // Государство, экономика, общество: аспекты взаимодействия. М.: Московский общественный на учный фонд: Издательский центр научных и учебных программ, 2000. С. 37–45.

42 Глава 1. ГОСУДАРСТВЕННО ЧАСТНОЕ ПАРТНЕРСТВО (ГЧП) гда в той или иной степени сохраняет мотивацию оседлого бандита, когда прямой целью управления является не повышение благосостоя ния подданных, а максимизация доходов правящей группы как кол лективного «правителя».

Из вышесказанного следует, что во многих случаях «государст венный интерес» может не совпадать с интересами большинства на селения, экономических субъектов. В этой связи возникает вопрос о критериях, позволяющих характеризовать современное государство как контрактное. Речь может идти не о приближении к идеальной мо дели контрактного государства, а только об устойчивом преоблада нии общественно-договорных отношений горизонтального типа. Это означает как ведущую роль «агентской» составляющей в целевой функции государства, так и способность политического рынка высту пать механизмом представительства всеобщих интересов, носителями которых выступают широкие по составу группы интересов.

В рамках предложенного подхода можно выделить следующие формальные критерии, позволяющие говорить о преобладании в го сударстве контрактных начал, т. е. общественно-договорных отноше ний горизонтального типа:

существование формальных демократических рамок, которые позволяют свободно создавать организации, представляющие широ кий круг интересов, что превращает большинство членов общества в участников торгов на политическом рынке;

наличие устоявшихся практик институционального взаимо действия внутри гражданского сообщества;

способность устанавливать эффективные права собственности при минимальном вмешательстве государства в процесс их перерас пределения.

Появление практик институционального взаимодействия внутри гражданского сообщества является результатом длительного истори ческого развития. Соответствующий тип поведения закрепляется в нормах морали и обычного права, формирующих идеологию «граж данского согласия» (консенсуса). Для идеологии «гражданского со гласия» характерны следующие нормы:

люди осознают как себя, так и других членов общества носи телями прав и свобод. Из этого вытекает их готовность к диалогу с согражданами, а значит и к контрактному выбору;

КАК ОСОБЫЙ МЕХАНИЗМ СОТРУДНИЧЕСТВА БИЗНЕСА И ВЛАСТИ формирование конкурентного и консенсусного политического рынка. Характерной чертой такого политического рынка является то, что его субъектами выступает большинство граждан через систему гражданских организаций, а элиты, стоящие во главе этих организа ций, отражают интересы рядовых членов. Особое место на нем зани мают политические партии, которые выступают как представители интересов широких групп, причем идеологически оформленных.

Согласно Д. Норту, важнейшим из перечисленных критериев яв ляется второй, так как без наличия неформальных институтов взаи модействия внутри гражданского сообщества формальные демокра тические институты не будут действовать, что, например, произошло в странах Латинской Америки. В этих странах копирование демокра тических конституций стран Европы или США не привело к станов лению эффективных экономических систем. Способность же уста навливать эффективные права собственности является производным от наличия первых двух условий.

Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод о том, что го сударство с преобладанием контрактных начал может быть различ ным в зависимости от специфики исторически сложившихся условий и специфики целевых установок граждан в каждом конкретном госу дарстве. Например, в Европе контрактное государство характеризует ся преобладанием социально-корпоративных связей и принципов со лидаризма, а в США основополагающим принципом является свобо да и личная ответственность индивида.

Путь к преобладанию контрактных начал в государстве также предполагает некий своеобразный процесс заключения социального контракта между государством и различными организациями, пред ставляющими интересы населения. Под социальным контрактом мы понимаем групповое имплицитное соглашение о распределении прав и обязанностей между государством и населением. Государству дает ся право на использование силы в форме налогообложения, установ ления законопорядка и поддержание его, а населению дается право на контроль за деятельностью государства и участие в решении важных экономических и политических вопросов в стране путем создания организаций, отстаивающих их интересы на торгах политического рынка. Важными составляющими социального контракта являются обещание, платеж и одобрение, согласие. При этом данное соглаше 44 Глава 1. ГОСУДАРСТВЕННО ЧАСТНОЕ ПАРТНЕРСТВО (ГЧП) ние может закреплять вертикальную или горизонтальную контракта цию в обществе57.

Процессы формирования государства с преобладанием контракт ных начал и социального контракта – это два относительно самостоя тельных, но переплетающихся между собой по определенным момен там процесса. Формирование институтов государства с преобладани ем контрактных начал отражаются в нормах социального контракта, но не составляют весь набор институтов последнего. Нельзя сказать, что государство с преобладанием контрактных начал является про стым результатом возникновения социального контракта, даже на оборот, возможна ситуация когда социальный контракт закрепляет существование государства с преобладанием эксплуататорских начал.

Это случай заключения социального контракта, основанного на вер тикальной контрактации. В тоже время формирование социального контракта, закрепляющего горизонтальные контрактации, скорее все го, будет предполагать существование контрактного государства.

Существование ни первого, ни второго в чистом виде в современном мире невозможно. Действующие в реальных обществах социальные контракты располагаются между этими двумя крайностями. Таким образом, любое современное государство сочетает в себе эксплуата торские и контрактные начала, т. е. целевая функция состоит как из агентских интересов – интересов негосударственных организаций и групп населения, так и интересов самого государства как специфиче ской организации. Можно допустить, что наличие в обществе соци ального контракта с доминированием горизонтальных контрактаций будет предполагать существование на данной территории государства с преобладанием контрактных начал.

В рассмотрении одновременно идущих процессов нельзя выде лить один из них как причину или следствие существования другого.

Государство с преобладанием контрактных начал – это лишь один из возможных участников контракта. В социальном контракте отражает ся место и роль государства в системе взаимоотношений с другими субъектами – населением и бизнесом, будь то государство с преобла См.: Институциональная экономика: новая институциональная экономическая теория: Учебник / Под общей ред. д-ра экон. наук, проф. А. А. Аузана. М.: ИНФРА-М, 2005. С. 239–241.

КАК ОСОБЫЙ МЕХАНИЗМ СОТРУДНИЧЕСТВА БИЗНЕСА И ВЛАСТИ данием эксплуататорских начал, классическое контрактное государ ство Дж. Бьюкенена или государство с преобладанием контрактных начал.

В качестве экономического критерия для анализа государства на наличие в нем контрактных начал нами предлагается характер рас пределения остаточного дохода, возникающего в результате его дея тельности. Одной из основных отличительных черт государства с преобладанием контрактных начал является широкий круг получате лей остаточного дохода. Под остаточным доходом государства понимается сверхдоход, возникающий в результате использования монополии на принуждение, обеспечивающей эффективное произ водство таких общественных благ, как охрана правопорядка и специ фикация прав собственности, что, в свою очередь, приводит к повы шению отдачи от всех экономических ресурсов.

Категория «остаточный доход» появилась в рамках институцио нальной экономической теории фирмы для рассмотрения проблем выявления собственника фирмы или отдельных ресурсов в условиях современного расщепления прав собственности. В рамках отечест венной научной литературы В. Л. Тамбовцев предложил использовать понятие «остаточный доход» в широком смысле слова. Согласно дан ной трактовке, остаточный доход – это сверхдоход любых собствен ников различных активов. Помимо этого, он выделил остаточный до ход государства, понимаемый как политический доход, получаемый им от имеющегося в его собственности актива – монополии на «наси лие» после выполнения всех фиксированных обязательств, в том чис ле по производству общественных благ58. Это денежный доход, полу чаемый в результате разницы между собранными налогами и расхо дами на осуществление упорядочивающих, защитных и других функ ций государства.

С экономической точки зрения фирма занимается производством определенных благ. Наиболее значимым ресурсом для производства является капитал. Значит, обладатель капитала выступает получате лем остаточного дохода фирмы. Государство – это организация, об ладающая сравнительными преимуществами в осуществлении наси Тамбовцев В. Л. Государство и переходная экономика: пределы управляемости.

М.: Экономический факультет МГУ, ТЕИС, 1997. С. 35.

46 Глава 1. ГОСУДАРСТВЕННО ЧАСТНОЕ ПАРТНЕРСТВО (ГЧП) лия, т. е. владеющая монополией на принуждение. Само появление государства связано с необходимостью производства таких благ, как порядок и спецификация прав собственности. Сами граждане страны и фирмы могут заниматься производством этих благ, однако это по требует отвлечения значительных средств от их производительной деятельности. Поэтому такие блага по своему характеру выступают как общественные блага, если рассматривать этот термин в широком смысле слова. Наиболее эффективным производителем этих благ яв ляется государство, поскольку их производство возможно только при использовании такого редкого ресурса, как принуждение. Соответст венно, структурирующим элементом государства как организации является владение монополией на принуждение. Монополия на при менение силы дополняется монополией на налогообложение, а налоги выступают источником финансирования общественных благ.

Государство, специфицируя права собственности, поддерживая порядок, повышает отдачу от всех экономических ресурсов, что ведет к росту экономики. В результате такого роста увеличиваются и дохо ды государства, т. е. возникает сверхдоход, или остаточный доход.

Государство, получая остаточный доход, имеет преимущества в его использовании. При этом понятие «остаточный доход» имеет са мое прямое отношение к неполноте контрактных отношений. При полных контрактных отношениях способы раздела доходов и имуще ства во всех возможных ситуациях точно определялись бы контрак том, а дохода, который можно было бы определить как остаточный, в реалии не существовало бы. Так и дополнительные доходы государ ства в условиях контрактного государства распределялись бы в стро го оговоренном объеме для производства определенных обществен ных благ. Контрактное государство – это организация, действующая с согласия и по поручению негосударственных субъектов, соответст венно оно выступает агентом населения страны. Значит, дополни тельные доходы государство распределяет в пользу своего принципа ла (населения) посредством бюджетных расходов, стабилизации на логообложения и т. п. В условиях же отсутствия контрактного госу дарства, право на распределение остаточного дохода находится в ру ках у государства, которое решает, куда его направить, исходя из соб ственных интересов и интересов тех организаций и групп населения страны, которые имеют возможность влиять на целевую функцию КАК ОСОБЫЙ МЕХАНИЗМ СОТРУДНИЧЕСТВА БИЗНЕСА И ВЛАСТИ государства. Также существует разница в появлении остаточного до хода государства. В условиях контрактного государства он будет по являться за счет развития экономики посредством эффективного вы полнения государством своих функций. Более того, он будет возни кать даже при снижении ставок налогообложения. Неконтрактное государство, скорее всего, будет идти по пути расширения налогооб ложения, а также использовать произвольное перераспределение соб ственности.

Наличие широкого круга получателей остаточного дохода госу дарства является одним из основополагающих признаков государства с преобладанием контрактных начал. Такой характер распределения остаточного дохода государства означает, что его целевая функция в большей степени определяется агрегированным интересом широких групп интересов, а также свидетельствует о наличии определенных механизмов контроля за деятельностью государства со стороны этих групп.

Концепция остаточного дохода государства была использована нами как методологический подход к анализу источников финанси рования производства общественных благ, понимаемых в широком смысле слова, и механизмов распределения выгод от них. С целью исследования проблем распределения «остаточного дохода государ ства» в условиях России предложено использовать в комплексе оцен ку структуры доходов и расходов консолидированного и федерально го бюджетов;

распределение прироста доходов бюджета между стать ями расходов;

механизмов дофинансирования функций региональных и местных властей за счет средств бизнеса. Анализ структуры бюдже та адекватно позволяет судить о характере государства только в усло виях государства «невидимой руки». Применительно же к России нельзя судить о характере государства только по формализованным критериям – доходам и расходам государственного бюджета, необхо димо проанализировать и неформальные механизмы финансирования государством своих функций. Это связано с тем, что значительная часть доходов государства особенно на местном и региональном уровне складывается из квазиналоговых платежей. Если на уровне федерального бюджета доля рыночных доходов растет, а доля нена логовых источников снижается, то на уровне региона наоборот про исходит увеличение неналоговых, квазифискальных источников до 48 Глава 1. ГОСУДАРСТВЕННО ЧАСТНОЕ ПАРТНЕРСТВО (ГЧП) ходов бюджета. Местный и региональный бизнес вовлекается в про цесс дофинансирования расходов региональных и местных властей.

Причем эти средства поступают не только в бюджеты, но и в специ ально организованные спонсорские фонды. Поэтому для определения природы российского государства необходимо в единстве рассмот реть как распределение бюджетных доходов, так и внебюджетных средств. Поэтому анализ структуры бюджетной системы следует до полнить рассмотрением практик дофинансирования органов власти за счет бизнеса. Соответственно, нами предлагается комплексный кри терий оценки характера государства, рассматривающий в единстве структуру бюджета и внебюджетных источников финансирования, в том числе и неформальных. При этом необходимо проанализировать неформальные квазифискальные платежи бизнеса, организованные властью, и направления их использования ею.

В условиях контрактного государства обязанности по финанси рованию общественных благ, рассматриваемых в широком смысле слова, и выгоды, получаемые от их использования, достаточно сба лансированы. В отсутствие же такового государства груз расходов несет большинство населения, а выгоды от них получают узкие груп пы интересов. Целью такого анализа является выявление соотноше ния между тем, как распределяются обязанности по финансированию этих благ, и кто является основным получателем выгод от них.

Предложенные элементы анализа оценивались исходя из сле дующих положений. Для эксплуататорского государства свойственно распределять «остаточный доход» на рост доходов государственных служащих или на расходы, связанные с силовыми структурами. Кон трактное же государство, скорее всего, направит его на финансирова ние науки, образования, здравоохранения и другие расходы социаль но-экономической направленности.

Специфика предложенного методологического подхода заключа ется в выдвижении гипотезы о том, что прямая корреляция между «формальным» и «экономическим» критериями «контрактности» го сударства присуща только странам с развитой рыночной экономикой, сформировавшейся в европейской цивилизационной среде. Там воз ник «классический» вариант государства с преобладанием контракт ных начал, выступающего как специфическая организация, обладаю щая легитимной властью на применение насилия и дающая право и КАК ОСОБЫЙ МЕХАНИЗМ СОТРУДНИЧЕСТВА БИЗНЕСА И ВЛАСТИ возможность всему населению отстаивать свои интересы через меха низмы конкурентного и консенсусного политического рынка. Приме нительно к странам с «развивающимися рынками», в которых проис ходит становление институциональных основ рыночной экономики в условиях цивилизационной среды неевропейского типа, принципи ально возможно и даже типично наличие качественного разрыва ме жду наличием формальных демократических институтов и реальным продвижением к преобладанию контрактных начал в государстве, оцениваемому по экономическому критерию распределения остаточ ного дохода. Это позволяет выделять «неклассические» варианты «контрактного» государства.

Первый вид является классическим вариантом контрактного государства, в котором соблюдаются оба компонента. Такой вариант контрактного государства можно определить как классический, по скольку он близок к некой идеальной модели, отражающей законо мерности развития рыночной экономики и гражданского общества в условиях европейской цивилизационной среды. Государство «неви димой руки» минимизирует свое вмешательство в деятельность рын ка, поэтому может существовать только в развитой рыночной эконо мике. Такое государство действует в условиях рыночной экономики в виде гаранта существующих деперсонифицированных норм. Оно яв ляется «невидимым» в рамках рыночного сектора, ограничивая свою деятельность функциями «государства защищающего».

Второй же вид возникает на этапе ускоренной модернизации, на правленной на преодоление отставания в социально-экономическом развитии в странах, не относящихся к европейской цивилизации. Та ким образом, речь идет как о стадиальном развитии, так и о необхо димости «вписывания» институтов рыночной экономики и граждан ского общества в иную цивилизационную специфику. В этих услови ях формальная демократизация зачастую оборачивается властью уз ких по составу групп интересов, причем во многом выступающих агентами экономических и политических интересов развитых стран.

Государство, будучи формально демократическим, реально не явля ется контрактным, что проявляется в распределении остаточного до хода. Таким образом, в этих условиях объективно необходимо взятие на себя государством функции «помогающей руки». Такое государст во определяем как неклассическое контрактное государство. Его 50 Глава 1. ГОСУДАРСТВЕННО ЧАСТНОЕ ПАРТНЕРСТВО (ГЧП) неклассический характер отражается в существовании разрыва между «формальным» и «экономическим» компонентами «контрактности»

государства. Контрактное государство «помогающей руки» часто с позиций «формального» компонента сохраняет авторитарный харак тер, однако действует на основе имплицитного социального контрак та в интересах большинства населения. По существу «неклассич ность» такого контрактного государства заключается в том, что меха низмы общественного контроля, обеспечивающие его превращение в агента интересов населения, формируются в рамках авторитарных (или полуавторитарных) политических структур. Такое контрактное государство целенаправленно выращивает экономических субъектов рыночного типа, обеспечивая рост их конкурентоспособности при столкновении с сильными конкурентами из развитых стран. Решение этих задач предполагает проведение активной промышленной поли тики, которая подразумевает использование не только общих, но и селективных мер. К таким мерам можно отнести: поддержку кон кретных проектов, определенных секторов, политику выращивания национальных чемпионов, реализацию программ государственно частного партнерства, льготное кредитование, передачу на льготных условиях государственной собственности.

Три модели государства: «невидимой руки», «помогающей руки»

и «грабящей руки» были разработаны и апробированы А. Шляйфером и Т. Фраем59. Согласно их теории, выделенные типы отличаются пра вовой средой и административным регулированием. Сравнительная характеристика данных моделей государства приведена в табл. 460.

В условиях модели «невидимой руки» правительство хорошо ор ганизовано, в основном не коррумпировано и сравнительно доброже лательно. Его функции ограничиваются предоставлением важнейших См.: Frye T., Shleifer A. The Invisible Hand and the Grabbing Hand // American Economic Review. 1997. May. – URL: http://papers.nber.org/papers/W5856.pdf (дата обращения: 20.05.2012);

Shleifer A., Vishny R. The Grabbing Hand: Government Pa thologies and their Cures. Harvard University Press, 1999. – URL: http://ez2www.com/ go.php3?site=book&go=0674358872 (дата обращения: 20.05.2012).

Руки, которые нас обирают (сводный реферат) // Экономическая теория пре ступлений и наказаний. № 4. Теневая экономика в советском и постсоветском обще ствах [Электронный ресурс]. – URL: http://corruption.rsuh.ru/magazine/4-1/n4-18.shtml / (дата обращения: 20.05.2012).

КАК ОСОБЫЙ МЕХАНИЗМ СОТРУДНИЧЕСТВА БИЗНЕСА И ВЛАСТИ общественных благ – таких, как защита контрактов, закона и порядка, а также некоторой регламентации;

что же касается права принятия решений, связанных с распределением ресурсов, то оно остается у частного сектора. Многие страны Восточной Европы (в особенности те, что стремятся вступить в Европейский Союз) следовали в своих реформах именно этой модели.

Таблица Модели государства Административное Модели Правовая среда регулирование Невидимая рука: Правительство не стоит Правительство следует большинство над законом. узаконенным правилам.

стран Восточ- Контракты защищаются Регулирование минимально.

ной Европы судами Коррупция слаба Правительство стоит над законом, используя Правительство агрессивно Помогающая власть для помощи биз- помогает некоторым пред рука: КНР, Юж- несу. принимателям.

ная Корея, Син- Контракты защищаются Организованная корруп гапур государственными чи- ция новниками Правительство стоит над Многочисленные полуса законом, используя мостоятельные государст Грабящая рука:

власть для получения венные институты осуще большинство ренты. ствляют грабительское постсоветских Правовая система не ра- регулирование.

республик ботает, контракты за- Дезорганизованная кор щищаются мафией рупция В двух других альтернативных моделях правительство играет бо лее значительную роль. В модели «поддерживающей руки», как в Ки тае, бюрократы часто вовлечены в поддержку частной экономической деятельности: они поддерживают одни фирмы и уничтожают другие, а также часто имеют тесные экономические семейные связи с отдель ными предпринимателями. Законодательные институты в такой мо дели имеют очень ограниченное значение, так как большинство спо 52 Глава 1. ГОСУДАРСТВЕННО ЧАСТНОЕ ПАРТНЕРСТВО (ГЧП) ров разрешается бюрократами. Бюрократы коррумпированы, но кор рупция относительно ограниченна и организованна. Крайняя версия такой модели, модель «железной руки», существует в некоторых вос точно-азиатских странах, таких как Южная Корея и Сингапур.

В третьей модели, модели «грабящей руки», правительство в той же мере интервенционистское, но значительно менее организо ванное, чем в модели «поддерживающей руки». Органы власти со стоят из большого числа относительно независимых бюрократов, преследующих собственные цели, включая взяточничество. В то время как на словах бюрократы придерживаются риторики «под держивающей руки», в действительности они едва ли руководству ются общегосударственной политикой и в значительной степени оказываются независимыми от судов и способными навязывать соб ственную волю в коммерческих спорах, а также обладают достаточ ной властью, чтобы заставлять бизнес подчиняться разнообразным грабительским предписаниям. В крайних случаях правительство становится столь дезорганизованным, что вообще теряет способ ность гарантировать закон и порядок, а также обеспечивать основ ные законные права. Вследствие этого контракты начинают под держиваться частными лицами.

Наиболее ярко разница между тремя моделями проявляется в способности судов разрешать хозяйственные конфликты. В модели «невидимой руки» суды эффективно разрешают споры, а потому нет места для рэкета. В модели «помогающей руки» суды играют менее значительную роль, особенно в разрешении споров между частными сторонами и правительством, при этом правительство достаточно сильно, чтобы не допустить рэкета. В модели «грабящей руки» пра вительство неэффективно обеспечивает своих граждан услугами по защите, суды не способны разрешать споры, а потому договоренно сти поддерживаются какими-либо частными способами. Важным от личием между «помогающей рукой» и «грабящей рукой» являются преобладающие формы коррупции: в первом случае наблюдается «организованная коррупция», во втором – «неорганизованная».

Представленные виды государства дают нам право утверждать, что в моделях государства «невидимой руки» и «помогающей руки»

большая часть «остаточного дохода» от деятельности государства не переходит в ренту, а распределяется среди широкого круга субъектов КАК ОСОБЫЙ МЕХАНИЗМ СОТРУДНИЧЕСТВА БИЗНЕСА И ВЛАСТИ национальной экономики, а в модели государства «грабящей руки», наоборот, большая часть остаточного дохода переходит в ренту пра вителя или правящей группы. Значит, первые две модели можно рас сматривать в качестве двух вариантов государства с преобладанием контрактных начал, а третья модель государства – это государство с преобладанием эксплуататорских начал.

Отличие между вышеназванными двумя вариантами государст ва с преобладанием контрактных начал заключается в месте и роли государства в процессе распределения остаточного дохода. Режим «невидимой руки» означает, что экономические и политические рынки относительно обособлены друг от друга. Государство через систему конкурентных политических рынков обеспечивает эффек тивную спецификацию прав собственности, минимизируя при этом свое непосредственное участие в их перераспределении. То есть в рамках рыночного сектора оно относительно «невидимо», посколь ку выступает не как один из «игроков», а только как арбитр, вмеши вающийся при нарушении правил игры. Его непосредственное уча стие в экономике ограничивается преимущественно производством «общественных благ» (хотя при этом набор этих благ может быть очень широким). Режим «помогающей руки» предполагает «пере плетение» экономических и политических рынков, но при этом дос тигается такое их соотношение, при котором стимулируется продук тивная деятельность. Таким образом, государство «помогающей ру ки», опираясь на свой властный потенциал, выступает агентом раз вития, определяющим стратегические приоритеты и обеспечиваю щим (в том числе методами прямой поддержки) формирование эко номических субъектов, конкурентоспособных как на внутреннем, так и на мировом рынках.

Сложившиеся в современной России контрактные практики взаимодействия власти и бизнеса ориентированы преимущественно на решение задач выживания территорий и бизнес-структур. В этой связи развивающиеся формы государственно-частного партнерства выступают инструментом переориентации этого взаимодействия на цели развития, реализации стратегических инвестиционных проектов и стимулирования инноваций. Поэтому их необходимо рассматривать как один их механизмов формирования в России контрактного госу дарства «помогающей руки».

54 Глава 1. ГОСУДАРСТВЕННО ЧАСТНОЕ ПАРТНЕРСТВО (ГЧП) 1.4. Особенности взаимодействия бизнеса и власти и перспективы развития ГЧП в современной российской экономике В ходе рыночной трансформации отечественной экономики пока не удалось решить задачи формирования эффективной и работоспо собной институциональной системы взаимодействия власти и бизне са, которая обеспечивала бы модернизацию экономики и ее переход на инновационный путь развития. Это проявляется в сохранении ряда нерешенных проблем, снижающих эффективность экономики и соз дающих серьезные барьеры для инновационного развития. К числу таких проблем относятся:

1) низкая эффективность государства как субъекта развития, свя занная как с организацией государственной власти и государственной службы, так и с отсутствием механизмов его диалога о приоритетах развития с представителями бизнеса (особенно малого и среднего) и со структурами гражданского общества;

2) рентоориентированное поведение бизнеса, его ориентация не на технологические инновации, а на распределительную активность путем сращивания с властью;

3) дифференцированное отношение представителей органов вла сти к бизнесменам, основанное на персонифицированном взаимодей ствии и выдаче преференций отдельным представителям бизнеса;

4) высокий уровень коррупции, которая в значительной степени является производной от трех вышеуказанных проблем.

По существу весь комплекс проблем связан со сложившимися взаимосвязями между экономической и политическими подсистема ми общества, между экономическими и политическими рынками (рынками власти).

При оценке происхождения данных проблем необходимо исхо дить из характеристики «исходного пункта» развития, учитывая зна чимую роль «эффекта исторической обусловленности развития».

В роли такого исходного пункта выступает плановая экономическая Параграф выполнен при поддержке гранта РФФИ №12-06-00290 «Специфика политического ресурса российских предпринимателей и ее влияние на инновацион ное развитие».

КАК ОСОБЫЙ МЕХАНИЗМ СОТРУДНИЧЕСТВА БИЗНЕСА И ВЛАСТИ система. Необходимо отметить, что плановая система хозяйствова ния всегда представляла собой синтез командных отношений и адми нистративных торгов. Однако по мере ее развития отношения второго типа стали, по сути, доминирующими. Анализ бюрократического (административного) рынка как системы «товарных» и властных трансакций был проведен такими исследователями, как В. Найшуль, П. Авен, В. Широнин, Е. Гайдар, С. Кордонский и др61. Эта система строилась на иерархических торгах. Основные аргументы вышестоя щего органа в рамках такого торга, находившиеся в его распоряже нии, – инструменты властной мотивации и права на распоряжение ресурсами. Аргументы предприятия и ведомства – адекватная эконо мическая информация о ресурсах и потребностях, а также контроль над реальным процессом производства.

Система вертикальных торгов дополнялась нелегальными, лега лизуемыми или легальными горизонтальными торгами – обменами между организациями. По мере роста и усложнения экономики и уве личения заявок в верхних эшелонах власти возникла настоящая управленческая «пробка», и распределение ресурсов с помощью вер тикальных торгов становилось все более затруднительным. Поэтому значение горизонтальных обменов непрерывно росло.

При этом бюрократический рынок мог быть охарактеризован как обмен не только и не столько материальными ценностями, но и различного рода правомочиями, в том числе властными, статусными и рентными. Это означает, что его важнейшими особенностями яв ляются:

• сращивание политических и экономических торгов при ре шающей роли торговли властным ресурсом (это следствие политиза ции экономики, когда основная масса не только общественных, но и частных благ производилась в рамках централизованно управляемого государственного хозяйства);

См.: Найшуль В. Либерализм и экономические реформы // МЭ и МО. 1992. № 8;

Авен П., Широнин В. Реформа хозяйственного механизма: реальность намеченных преобразований // Известия СО АН СССР. Сер. Экономика и прикладная социология.

1987. № 3. С. 32–41;

Шаталин С., Гайдар Е. Экономическая реформа: причины, направ ления, проблемы. М.: Экономика, 1989. С. 20–48;

Гайдар Е. Т. Экономические реформы и иерархические структуры / Ответ. ред. С. С. Шаталин. М.: Наука, 1989;

Кордонский С. Г. Рынки власти: административные рынки СССР и России. М.: ОГИ, 2000 и др.

56 Глава 1. ГОСУДАРСТВЕННО ЧАСТНОЕ ПАРТНЕРСТВО (ГЧП) •статусное неравенство участников торгов и преобладание ста тусной конкуренции. Важнейшей целью всех участников является борьба за укрепление своих статусных позиций, что расширяет ре альные возможности смягчения бюджетных ограничений (эти осо бенности столь существенны, что позволяют другим исследователям рассматривать эти отношения не столько как рынок, сколько как спе цифическую модификацию редистрибутивных и реципрокных отно шений, образующих систему «кланового социализма»)62.

Развитие по пути бюрократического рынка с присущими ему ме ханизмами статусной конкуренции вело к возникновению и усилению устойчивого разрыва между нормативной (закрепленной в формаль ных нормах) и реальной моделью институциональной организации экономики. При сохранении формального господства государствен ной собственности происходило постепенное движение от «экономи ки государства» через этапы «экономики ведомств» и «экономики предприятий» в направлении «экономики физических лиц»63. Проис ходившее при этом перетекание экономической власти к хозяйствен ной номенклатуре предприятий и ведомств означало, что, формально оставаясь агентами, управляющие все больше превращались в прин ципалов, контролирующих наибольший объем прав собственности на ресурсы. В результате при формальном господстве государственной собственности большая часть правомочий оказалась сосредоточенной в руках номенклатуры предприятий и ведомств, а также трудовых коллективов и местных органов власти.

На рубеже 1980–90-х годов в ходе перестройки эти процессы привели к развертыванию процессов нарастающей бюрократической либерализации. Суть их заключалась в модификации отечественного административного рынка в направлении ослабления роли централь ных властных структур и демонтажа системы вертикальных плано вых торгов. Господствующим типом взаимосвязей остается статусная конкуренция. Сохраняется реальное неравноправие различных субъ См., например: Экономические субъекты постсоветской России (институцио нальный анализ) / Под ред. д-ра экон. наук, проф. Р. М. Нуреева. Сер. «Научные док лады», № 124. М.: Московский общественный научный фонд, 2001. С. 306–310.

См.: Клейнер Г. Современная экономика России как «экономика физических лиц» // Вопросы экономики. 1996. № 4. С. 81–95;

Левин С. Н. Доходы – частные, издержки – общественные // ЭКО. 2000. № 2. С. 69–73.

КАК ОСОБЫЙ МЕХАНИЗМ СОТРУДНИЧЕСТВА БИЗНЕСА И ВЛАСТИ ектов хозяйствования. Единая административно-иерархическая лест ница замещается многослойной системой финансовых и неформаль ных связей экономических структур с органами власти различного уровня и группировками мафиозного типа. Вместо приватизации эко номики происходила приватизация функций государства, означавшая частичную утрату им способности выполнять свою функцию пред ставителя «общественных» интересов, превращение его в орудие по строенных на слиянии бизнеса и власти закрытых сетевых структур корпоративно-кланового типа. Речь идет о специфическом варианте «захвата государства» бизнесом, причем особенностью отечествен ных бизнес-структур являлась их изначальная встроенность во власт ные отношения.

Вариант решения возникших проблем, избранный в 1990-годы отечественными реформаторами, базировался на идее ускоренного разрушения взаимосвязи власти и собственности на путях массовой и максимально быстрой приватизации. В емкой форме эту установку выразил Е. Т. Гайдар: «Россию у номенклатуры нельзя, да и не нужно отнимать силой, ее можно «выкупить». Если собственность отделяет ся от власти, если возникает свободный рынок, где собственность все равно будет свободно перемещаться, подчиняясь закону конкурен ции, это и есть оптимальное решение. Пусть изначально на этом рын ке номенклатура занимает самые сильные позиции, это является лишь залогом преемственности прав собственности»64. При этом особую надежду реформаторы возлагали на то, что действующие в условиях конкуренции частные собственники создадут массовый спрос на пра во. Речь в данном случае идет как об их ориентации на активное ис пользование в экономике либеральных формальных норм, так и о кол лективных действиях на политическом рынке, направленных на даль нейшее совершенствование этих норм и практики их применения.

Таким образом, по замыслу реформаторов массовая приватизация должна была сыграть решающую роль в разделении экономической и политической сфер, формировании относительно самостоятельных экономических и политических рынков. Однако проведенная прива тизация оказалась связанной с оформлением процесса установления Гайдар Е. Т. Государство и эволюция. Как отделить собственность от власти и повысить благосостояние россиян. СПб.: Норма, 1997. С. 153–154.

58 Глава 1. ГОСУДАРСТВЕННО ЧАСТНОЕ ПАРТНЕРСТВО (ГЧП) высшим менеджментом предприятий и ведомств, а также новыми коммерческими структурами контроля над государственными пред приятиями. По данным Мирового Банка на 1996 год, 55 % активов государственных предприятий оказались выкупленными работниками предприятий (менеджерами и служащими), 11 % – населением через ваучеры, 34 % оставались в собственности государства65. Реально предприятия оказались под контролем инсайдеров, реализующих свой частный интерес путем «растрачивания» существующих активов и максимизации на этой основе своего личного богатства преимуще ственно в денежной форме. Таким образом, формальная приватизация только завершила длительный процесс размывания системы государ ственных прав собственности и становления «экономики физических лиц». В то же время она не привела к возникновению массового спро са на формальные нормы либерального типа и перераспределению активов в пользу эффективных собственников (под последними по нимаются субъекты, деятельность которых приводит к Парето улучшениям, когда суммарные выгоды членов общества превышают потери, что означает рост общественного богатства). Полученные ре зультаты показали ограниченность использованного варианта массо вой приватизации как основного средства конституционных институ циональных преобразований.

Во-первых, механизм рыночного перераспределения прав собст венности на активы не заработал. Научная некорректность использо вания модели «теоремы Коуза» проявилась в том, что реформаторы не принимали в явном виде факта наличия положительных трансак ционных издержек. В специфических условиях российской переход ной экономики 1990-х годов эти издержки оказались запретительно высокими для развития рыночных механизмов перераспределения прав собственности на активы.

Во-вторых, «слабое» российское государство вынуждено было идти на постоянные «сделки» с узкими по составу, но влиятельными группами интересов, выступающими как распределительные коали См.: Экономические субъекты постсоветской России (институциональный ана лиз) / Под ред. д-ра экон. наук, проф. Р. М. Нуреева;

Издание второе, исправленное и дополненное. В трех частях. Часть вторая. Фирмы современной России. Серия «На учные доклады: независимый экономический анализ», № 150 (2). М.: Московский общественный научный фонд, 2003. С. 87.

КАК ОСОБЫЙ МЕХАНИЗМ СОТРУДНИЧЕСТВА БИЗНЕСА И ВЛАСТИ ции. При этом уход государства из экономики приводил к переходу контроля над источниками доходов в руки корпоративно-клановых групп, построенных на слиянии бизнеса и владельцев силовых и ад министративных ресурсов (легальных и внелегальных)66. В этих ус ловиях воспроизводилась и усиливалась ситуация неравенства степе ни жесткости бюджетных ограничений у различных субъектов хозяй ствования. Результатом этого было преобладание рентоориентиро ванного и разрушительного предпринимательства, опирающегося на использование силовых ресурсов и статусных преимуществ.

В-третьих, не произошло формирования субъектов спроса на ли беральные формальные нормы. В роли потенциального субъекта рас сматривался, прежде всего, развивающейся бизнес. Однако в сло жившихся условиях предприниматели:

а) на институциональном рынке делали, как правило, выбор в пользу неформальных норм «серого» и «черного» рынка, т. е. рыноч ных сделок с частной защитой, когда в роли гаранта выступает тот или иной силовой предприниматель;

б) высокие издержки коллективного действия на политических рынках для большинства предпринимателей, а тем более для других групп населения, по существу блокировали становление широких групп интересов, способных стать субъектами конкурентного поли тического рынка. В этих условиях узкие по составу группы интере сов, обладающие устойчивыми экономическими и политическими преимуществами, оказались заинтересованными в ослаблении госу дарственной защиты прав собственности, поскольку извлекали суще ственные выгоды из передела активов в свою пользу67.

В результате вместо планируемого разделения экономических и политических рынков произошла трансформации советского админи стративного рынка в постсоветский политико-бюрократический (по литико-административный). Основные экономические, политические и социальные взаимоотношения в стране стали осуществляться через См., например: Левин С. Н. Доходы – частные, издержки общественные. Ин ституциональные основы «экономики физических лиц» в России // ЭКО. 2000. № 2.

С. 72–73.

См., например: Сонин К. Институциональная теория бесконечного передела // Вопросы экономики. 2005. № 7. С. 4–18.

60 Глава 1. ГОСУДАРСТВЕННО ЧАСТНОЕ ПАРТНЕРСТВО (ГЧП) систему политико-бюрократического рынка68, где господствуют не формальные нормы, носящие локальный и персонифицированный характер. Политико-бюрократический рынок базируется на сети «ста тусных» по характеру и внелегальных по форме неявных контрактов между государством и другими субъектами. В связи с тем, что на российском «гибридном» политико-бюрократическом рынке отсутст вует представительство большинства граждан, представленное на нем меньшинство получает возможность в широких масштабах извлекать политическую ренту. По сути, согласно замечанию А. А. Яковлева, в 1990-е годы была воспроизведена структура «административного тор га» советского времени, с приданием ей рыночных внешних форм, а также с поправкой на резко возросшую самостоятельность регио нальных элит и появление бизнес-элиты69.

Субъектами возникшего «гибридного» по форме и содержанию политико-бюрократического рынка выступают: государство (в лице «правящей группы»), крупный бизнес, федеральная и региональная бюрократия70. «Правящая группа» – это группа «экспертов», которая представляет собой «высшее звено» бюрократии (наследника совет ской номенклатуры). Под экспертной группой понимается некая группа высшего руководства страной, рассматривающая себя в каче стве лиц владеющих информацией о потребностях большинства насе ления и способных формулировать цели и пути развития страны.

Крупный бизнес был «наделен» «правящей группой» собственно стью на активы и возможностью использовать в своих интересах адми нистративный ресурс в обмен на неявные обязательства политической поддержки и выполнение ряда функций по поддержанию экономиче ской и социально-политической стабильности в стране (сохранение «избыточной» занятости, внутренних цен на ресурсы на уровне ниже мировых, участие в перекрестном субсидировании коммунальных та См.: Кордонский С. Рынки власти: Административные рынки СССР и России. – М.: ОГИ, 2000. 240 с.

См.: Яковлев А. А. Взаимодействие групп интересов и их влияние на экономи ческие реформы в современной России. М.: ГУВШЭ, 2004. 60 с.


См.: Левин С. Н., Соколова А. А. Проблемы общественного договора в эконо мических теориях государства // Общественно-договорные механизмы формирования социально-экономических моделей рыночной экономики / Под ред. М. В. Курбато вой. Кемерово: Кузбассвузиздат, 2005. С. 68–86.

КАК ОСОБЫЙ МЕХАНИЗМ СОТРУДНИЧЕСТВА БИЗНЕСА И ВЛАСТИ рифов и ряд других). Таким образом, предпринимательская олигархия сосредотачивает в своих руках подавляющую массу ресурсов собст венности, а «правящая группа» – властные и иные полномочия, спо собные прямо или косвенно содействовать приращению данных ресур сов. И та и другая группы, владея уникальными по своей сути ресурса ми и являясь практически монополистами, использует их для получе ния политической ренты. Что, по замечанию С. П. Перегудова, ведет к разгулу коррупции и внедрению ее в сердцевину отношений между представителями власти и олигархическими группами71.

Бюрократия (включая представителей силовых и правоохрани тельных структур), в обмен на лояльность и выполнение определен ного минимума общественно необходимых функций, получила воз можность «приватизировать» часть государственных функций и пу тем «продажи» административного ресурса реализовывать свои част ные интересы.

В результате возникла многоярусная система внелегальных поли тико-административных «торгов» между бюрократией и представи телями бизнеса, в первую очередь, крупного. Поскольку администра тивный ресурс является по своей природе специфическим, логичным стало движение от разовых коррупционных сделок в форме взяток к формированию устойчивых «сетевых» взаимосвязей между опреде ленными группами бюрократии и бизнеса. Бюрократия выступает как распределитель различных льгот и преимуществ, которые необходи мы отдельным лицам (фирмам). Последние, в обмен на распределе ние упомянутых льгот в их пользу, готовы передать первым некото рые блага, представленные в денежной или других формах. При этом следует отметить разницу в процессе обмена между бюрократией и крупным бизнесом и бюрократией и малым бизнесом. В первом слу чае речь идет преимущественно о «поиске» ренты с обеих сторон, так как крупный бизнес платит за реально предоставляемые блага. Во втором же случае имеет место «вымогательство» ренты со стороны бюрократии, когда эти доходы извлекаются не путем предоставления каких-либо реальных благ малому бизнесу, а под угрозой принятия решений, которые еще более ухудшат положение последнего.

Перегудов С. П. Корпоративный капитал и институты власти: кто в доме хозя ин? // Полис. 2002. № 5.

62 Глава 1. ГОСУДАРСТВЕННО ЧАСТНОЕ ПАРТНЕРСТВО (ГЧП) Специфическое место в этой системе взаимосвязей занимают ре гиональные органы власти. С одной стороны, они выступают по от ношению к государству как часть бюрократии, взаимодействующая с ним на общих с федеральными структурами принципах. С другой стороны, они сами являются «правящей группой», выступающей цен тром регионального политико-бюрократического рынка.

В свою очередь, население, малый и средний бизнес, менеджеры и работники предприятий выступают в качестве подчиненных эле ментов региональных и производственных сообществ, делегирующих основные права их «центральным элементам».

В рамках такой системы отношений государство не могло эффек тивно выполнять как либеральные функции агента-гаранта, реали зуемые в рамках модели «невидимой руки», так и агента развития, выступающего в качестве «помогающей руки». В России в течение 1990-х годов сложилась ситуация, когда государственные структуры выступали преимущественно в качестве «грабящей руки»72. Это фор мировало в бизнесе структуру стимулов, делающих ориентацию на перераспределительный тип предпринимательской деятельности бо лее привлекательным по соотношению издержки-выгоды, чем про дуктивное предпринимательство.

Достигнутая на рубеже 1990–2000-х годов макроэкономическая стабилизация, выразившаяся в преодолении финансового кризиса и переходе отечественной экономики к восстановительному росту, вы двинула на первый план проблемы фундаментальных институциональ ных и структурных реформ. Укрепившая свои властные и финансовые позиции правящая группа стала позиционировать себя как субъекта, ориентированного на проведение фундаментальных социально экономических преобразований. Соответствующие ориентиры феде ральных властей выразились в тот период в постановке ими проблем пересмотра социального контракта73. В рамках реализации данного См.: Просветов И. Монополия без названия // Компания. Октябрь 2004. № 38.

С. 27–31;

Радаев В. В. Коррупция и формирование российских рынков: отношения чиновников и предпринимателей // Мир России. 1998. № 3. С. 57–90 и др.

См.: Общественно-договорные механизмы формирования социально-экономи ческих моделей рыночной экономики / М. В. Курбатова, С. Н. Левин, Е. В. Гоосен и др.;

Под ред. М. В. Курбатовой;

Кемеровский госуниверситет. Кемерово: Кузбасс вузиздат, 2005. С. 5–6.

КАК ОСОБЫЙ МЕХАНИЗМ СОТРУДНИЧЕСТВА БИЗНЕСА И ВЛАСТИ проекта на федеральном уровне был принят ряд мер, направленных на либерализацию условий хозяйствования и снижение легальных издер жек ведения бизнеса. Среди этих мер выделяется пакет документов по дебюрократизации экономики74 и решения, направленные на снижение налоговой нагрузки (наиболее успешными мерами экономисты либе ральной ориентации считают введение «плоской» шкалы подоходного налога и освоение налога на вмененный доход для малого бизнеса)75. В то же время действенность проводимых либеральных реформ оказа лась весьма ограниченной. При формальной ориентации на внедрение правил либерального типа спецификация прав собственности осущест влялась в формах, не гарантирующих реальную исключительность этих прав. Показательно отличие отечественных мер по дебюрократи зации экономики от практики дерегулирования, характерной для стран с развитой рыночной экономикой. Отечественный вариант не включал принятие в этой сфере правил конституционного типа, которые возла гали бы на государственные органы, инициирующие введение регули рующих норм, обязанность обоснования их эффективности для обще ства на основе расчета выгод и издержек. Этот факт вполне вписывает ся в общую логику действий федеральных властей, определяемых спе цификой целевой функции правящей группы. Сохранение возможно стей избирательного применения административного ресурса и цен трализация контроля над финансовыми потоками и наиболее прибыль ными активами выступает важнейшим условием поддержания и укре В пакет по дебюрократизации входят следующие Федеральные законы, при нятые в 2001–2002 гг.: № 134-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивиду альных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)»

(вступил в действие с августа 2001 года);

№ 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» (вступил в действие с февраля 2002 года);

№ 129-ФЗ «О госу дарственной регистрации юридических лиц» (вступил в действие с 1 июля 2002 го да);

«Об основах технического регулирования» (вступил в действие в июне 2003 го да);

в январе 2003 г. вступила в действие глава 26.2 «Упрощенная система налого обложения» части II Налогового кодекса Российской Федерации. Указанные зако ны направлены на устранение административных барьеров, сдерживающих разви тие предпринимательства Кузьминов Я. И., Радаев В. В., Яковлев А. А., Ясин Е. Г. Институты: от заимст вования к выращиванию. Опыт российских реформ и возможности культивирования институциональных изменений // Модернизация экономики и выращивание инсти тутов: В 2 кн. / Отв. ред. Е. Г. Ясин;

Гос. ун-т – высшая школа экономики. М.: Изд.

Дом ГУ ВШЭ, 2005. Кн. 1. С. 32.

64 Глава 1. ГОСУДАРСТВЕННО ЧАСТНОЕ ПАРТНЕРСТВО (ГЧП) пления статусных преимуществ правящей группы на политико-бюро кратическом рынке.

По отношению к крупному бизнесу государство выступило как субъект, на неформальной основе являющийся верховным владель цем прав собственности на формально приватизированные активы.

Перераспределение реальных прав собственности в пользу государст ва осуществлялось путем ужесточения хозяйственного законодатель ства (особенно касающегося соблюдения налогового законодательст ва) при усилении неопределенности в сфере прав собственности и избирательном характере правоприменения. Анализ тенденций этой политики государства по отношению к корпоративному сектору по зволил А. Радыгину сделать вывод о развитии по пути формирования «государственного капитализма для своих» (речь идет о тесном пере плетении элементов классического государственного капитализма и «капитализма для своих»)76. Особенностью этой модели является со четание следующих элементов:

• значительное расширение сферы применения стандартных элементов государственного предпринимательства как компонента обеспечения национальных интересов. Примерами этого служили:

укрепление ведущей роли контролируемых государством компаний в нефтегазовом секторе (возвращение государству контрольного пакета акций «Газпрома» при поглощении им «Сибнефти», приобретение «Роснефтью» «Юганскнефтегаза);

создание госкорпораций, которые заняли особо прочные позиции в сфере ВПК и др.;

• создание благоприятных условий функционирования узкого круга лояльных, в том числе частных компаний, заслуживших репу тацию «государственников»;

• применение избирательных селективных мер в отношении влиятельных экономических субъектов, которые не вписываются в выстраиваемую модель (типичным примером здесь служат события вокруг ЮКОСа);

Радыгин А. Россия в 2000–2004 годах: на путях к государственному капита лизму? // Вопросы экономики. 2004. № 4. С. 42–65;

Радыгин А. Д. Институцио нальные компоненты экономического роста: несколько уроков из опыта России 1990–2000-х гг. // Модернизация экономики и выращивание институтов: В 2 кн. / Отв. ред. Е. Г. Ясин;

Гос. ун-т – высшая школа экономики. М.: Изд. Дом ГУ ВШЭ, 2005. Кн. 1. С. 163–165.

КАК ОСОБЫЙ МЕХАНИЗМ СОТРУДНИЧЕСТВА БИЗНЕСА И ВЛАСТИ • асимметричность целей и методов воздействия;


поставленные и преимущественно обоснованные цели – возврат активов, ликвида ция схем налоговой оптимизации, возврат центров прибыли в Россию реализуются с помощью мер воздействия, формально не относящихся к данным вопросам;

по существу, государство воздействует на круп ных собственников как физических лиц, демонстрируя им «услов ный» характер их прав, в том числе с помощью применения принципа «собственность в обмен на свободу».

Таким образом, при провозглашаемой ориентация на модель го сударства «невидимой руки», предполагающую разграничение эко номических и политических рынков и ограничение в коммерческом секторе роли властных структур, при выполнении функций «государ ства защищающего» данные либеральные нормы использовались из бирательно, встраиваясь в неформальные практики, построенные на сращивании экономических рынков и «рынков власти», при опреде ляющей роли гибридного политико-бюрократического рынка. Моди фикация отношений на нем связана с резким укреплением переговор ных позиций правящей группы. В период олигархического капита лизма 1990-х годов в обмен на финансовую и организационную под держку, обеспечивающую удержание политической власти, высшая государственная бюрократия передала контроль над экономикой (ос новными активами и финансовыми потоками) крупному бизнесу. Со ответственно, преобладали практики «захвата» и «приватизации» го сударства бизнесом. На новом этапе федеральное государство стало активно восстанавливать свой контроль над бизнесом.

Однако опыт показал, что «государственный капитализм для сво их», так же как олигархический капитализм 1990-х, не создает доста точных стимулов для повышения эффективности экономики. Это яр ко проявилось в уязвимости отечественной экономики перед лицом мирового финансово-экономического кризиса.

На современном этапе развития федеральные власти предприни мают очередную попытку решения проблемы формирования эффек тивных рыночных механизмов. При этом четко проявилась необхо димость изменения принципов взаимодействия властных структур и бизнеса. Специфика отраслевой и институциональной структуры оте чественной экономики при выборе правил взаимодействия власти и бизнеса создает сравнительные преимущества модели «государства 66 Глава 1. ГОСУДАРСТВЕННО ЧАСТНОЕ ПАРТНЕРСТВО (ГЧП) помогающей руки» по отношению к варианту «государства невиди мой руки».

Отраслевой спецификой отечественной экономики является по вышенный удельный вес отраслей ТЭК и ВПК. Отрасли ТЭК харак теризуются высоким удельным весом элементов природного и есте ственного монополизма и ведущей ролью природной ренты в их до ходах. Из этого вытекает необходимость специального регулирования этих отраслей и неизбежность частичного перераспределения рент ных (по своей природе непосредственно несвязанных с трудовыми и предпринимательскими усилиями) доходов государством как агентом населения. Центральная роль государства в развитии отраслей ВПК определяется не только его монопсонией внутри страны, но специфи ческим характером международного рынка вооружений, выступаю щего как компонент мирового политического рынка, на котором предметом торгов выступает такая услуга как «безопасность». При этом значимость ВПК для экономики страны определяется его ролью важного центра высокотехнологического производства, предъявляю щего значительный спрос на инновации и высококвалифицированный человеческий капитал.

При характеристике стартовых институциональных условий особое значение имеет специфика отечественного крупного бизнеса, связанная как с его формированием в рамках спонтанной привати зации и «наделения» активами со стороны правящей группы по кри териям «правильной политики» (т.е. в интересах удержания власти), так и с центральной ролью в его доходах предприятий сырьевых от раслей. При этом на глобальных рынках (за исключением ряда сырьевых отраслей) отечественные бизнес-группы качественно про игрывают по своей мощи иностранным конкурентам. Все эти осо бенности усиливают рентоориентированную и краткосрочную мо тивацию в целевой функции собственников и менеджеров корпора тивного сектора.

При формировании национального варианта «государства помо гающей руки» необходимо ориентироваться на поиск баланса функций гаранта экономических и социальных рисков в условиях неопреде ленной и рисковой экономической среды (речь в данном случае идет о взятии на себя государством функций «конечного» гаранта той части рисков, которая угрожает стратегической стабильности экономики) и КАК ОСОБЫЙ МЕХАНИЗМ СОТРУДНИЧЕСТВА БИЗНЕСА И ВЛАСТИ координатора, обеспечивающего объединение усилий экономических субъектов для реализации стратегических проектов в формах совмес тимых с рыночными принципами организации экономики.

Из этого вытекает необходимость проведения государством на данном этапе развития промышленной и структурной политики, включающей использование не только общих, но и селективных мер.

Правилом выбора набора целей, форм и методов промышленной по литики должны быть усиление и сохранение автономии государства от групп давления и ориентация на «переключение» этой политики в направлении либерализации по мере укрепления конкурентоспособ ности национальной экономики.

Проведенный анализ показывает необходимость комплексного подхода к проблемам разграничения прав и обязанностей государства и бизнеса в экономической и социальной сферах и распределения со ответствующих функций между федеральными и региональными вла стными структурами и органами местного самоуправления. Из этого вытекает ориентация на выработку системы взаимосвязанных правил рамочного типа, обеспечивающих ужесточение бюджетных ограни чений как бизнеса, так и властных структур на всех уровнях их взаи модействия. Среди важнейших направлений комплексной программы институциональных преобразований являются следующие:

1) реформа межбюджетных отношений, предусматривающая как перераспределение доходов и расходных обязательств между бюдже тами разных уровней, так и форм их взаимоотношений. Она включа ет: переход к твердым правилам распределения налоговых поступле ний между бюджетами разных уровней (как через реализацию прин ципа «один бюджет – один налог» для одних налогов, так и путем законодательного закрепления пропорций «расщепления» других на логов между различными бюджетами) при расширении возможностей региональных и местных властей влиять на уровень налоговых ставок в пределах рамочных ограничений;

установление стабильных норма тивов субсидирования дефицитов нижестоящих бюджетов при одно временном расширении обязательств федерального бюджета по фи нансированию экономического и социального развития территорий в рамках целевых программ на принципах софинансирования с ниже стоящими бюджетами и бизнесом, привлекаемым через механизмы государственно-частного партнерства (аналогичный принцип должен 68 Глава 1. ГОСУДАРСТВЕННО ЧАСТНОЕ ПАРТНЕРСТВО (ГЧП) быть распространен на финансовые взаимоотношения региональных властей с органами местного самоуправления);

2) поэтапная деперсонификация правил взаимодействия власти и бизнеса в рамках сложившейся системы «региональных прав собст венности» при установлении на федеральном уровне рамочных огра ничений, блокирующих рентоориентированную активность и воз можности взаимного оппортунизма сторон. Общей предпосылкой для этого выступают вышеуказанные изменения в системе межбюджет ных отношений. Расширение легальных и при этом самостоятельно регулируемых источников финансирования при одновременном огра ничении возможностей нецелевого привлечения финансовых ресур сов с вышестоящих уровней бюджетной системы означают ужесточе ние бюджетных ограничений для региональных и местных властей, создавая потенциальные возможности и стимулы для покрытия ими своих реальных расходов собственными доходами. Однако при этом сохраняющаяся у региональных и местных властей потребность в привлечении дополнительных ресурсов для решения социальных и общеэкономических задач местного развития должна быть поставле на в рамки, стимулирующие продуктивные, а не перераспределитель ные формы взаимодействия с субъектами хозяйствования. Примером продуктивного функционирования региональной системы прав соб ственности может служить опыт Китая, где волостные власти дейст вуют в условиях жестких бюджетных ограничений, но им дается пра во создавать волостные предприятия, участвовать в их управлении и получать доход. Такие правила стимулируют рыночную и предпри нимательскую активность местных властей, хотя при этом возникают определенные проблемы, связанные с появлением внутренних про текционистских барьеров. В условиях России необходимо: устано вить рамочные, а не жесткие правила регулирования функций регио нальных и местных властей, исходя из многообразия сложившихся реалий;

стимулировать развитие практики формализованных догово ров о сотрудничестве между региональными и местными властями и бизнес-структурами в направлении усиления степени равноправия сторон и взаимовыгодности сотрудничества;

установить правила, ре гулирующие конкуренцию территориальных властей за ресурсы об щенациональных бизнес-групп, которые, с одной стороны, ограничи вали бы региональные барьеры свободного движения капиталов, а с КАК ОСОБЫЙ МЕХАНИЗМ СОТРУДНИЧЕСТВА БИЗНЕСА И ВЛАСТИ другой, гарантировали бы определенное равенство условий. В по следнем случае речь идет о нормах, ограничивающих использование органами власти определенных субъектов федерации своих статус ных преимуществ на национальных политических и бюрократических рынках. В частности, необходимо на федеральном уровне определить правила территориальной перерегистрации компаний-налогоплатель щиков, содержащие временные ограничения и гарантирующие нало говые права регионов, на территории которых ведется хозяйственная деятельность этих бизнес-структур;

3) необходимость ориентации при формировании национального варианта государства помогающей руки на поиск баланса функций гаранта экономических и социальных рисков в условиях неопреде ленной и рисковой экономической среды (речь в данном случае идет о взятии на себя государством функций «конечного» гаранта той час ти рисков, которая угрожает стратегической стабильности экономи ки) и координатора, обеспечивающего объединение усилий экономи ческих субъектов для реализации стратегических проектов в формах совместимых с рыночными принципами организации экономики.

В целом, можно сделать вывод о том, что в современных услови ях развитие государственно-частного партнерства выступает как одно из важнейших направлений развития системы отношений власти и бизнеса.

Глава МЕСТО И ФУНКЦИИ ГЧП В СОВРЕМЕННОЙ РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКЕ 2.1. Опыт реализации ГЧП-проектов в развитых странах. Общее и особенное Почти два десятилетия нового российского «капитализма», к со жалению, не дали особо заметных достижений в развитии государст венно-частного партнерства в России. Широкий диалог власти, биз неса и гражданского общества, необходимый для разработки форм и методов такого партнерства, в 1990-е годы не сложился ввиду явного взаимного недоверия бизнеса и государства. Однако, и в более «бла гополучное» последнее десятилетие примеры ГЧП являются доста точно разрозненными, не имеющими общей концепции и четкой за конодательной базы. Довольно смутными остаются представления о сути и целях такого партнерства у самих предпринимателей. В ре зультате проекты, реализуемые на принципах государственно частного партнерства, в докризисные годы нередко имели налет част ной благотворительности, а с началом кризиса ГЧП, наоборот, стали рассматриваться как одна из форм поддержки бизнеса путем обеспе чения его бюджетными заказами. Между тем, в развитых экономиках формы государственно-частного партнерства активно используются с начала 1990-х годов. Для успешного развития отечественной эконо мики крайне важно наладить диалог бизнеса и власти. Поэтому для того, чтобы понять причины невысоких темпов развития ГЧП в Рос сии, необходимо разобраться с тем, что представляет собой государ ственно-частное партнерство, и какую роль оно играет в современной экономике.

Накопленная Всемирным банком (The World Bank) обширная ба за данных, состоящая из почти более 5000 проектов1 в 144 странах с низким и среднем уровнем доходов населения (к числу таких стран по классификации банка отнесена и Российская Федерация), дает дос таточно полную информацию о мировом опыте реализации ГЧП проектов и позволяет сделать обобщение, анализ и определенные вы воды для заимствования этого опыта.

Таблица Количество ГЧП-проектов по регионам 1990–2011 гг. Восточ- Европа Ближний Латин- Цен Южная Всего ная Азия и Цен- Восток и Год ская тральная Азия за год и Тихий тральная Северная Америка Африка Океан Азия Африка 1990 12 1 38 1 4 2 1991 9 4 10 0 2 3 1992 19 12 42 1 4 4 1993 51 157 45 2 6 9 1994 80 36 85 3 10 9 1995 60 40 86 2 33 16 1996 96 54 104 2 30 18 1997 111 31 152 6 17 28 1998 48 27 152 9 22 28 1999 44 15 81 6 25 31 2000 47 20 96 11 14 29 2001 72 21 63 9 22 29 2002 87 11 70 4 20 9 2003 103 27 55 5 31 26 2004 84 15 52 13 29 19 2005 106 28 43 14 28 40 2006 106 33 68 11 82 30 Данные приведены на 01.01.2012 г. Источник: The World Bank and PPAF, PPI Project Database [Электронный ресурс]. – URL: http://ppi.worldbank.org/explore/ ppi_explore (дата обращения: 19.04.2012).

Там же.

72 Глава 2. МЕСТО И ФУНКЦИИ ГЧП Окончание табл. Восточ- Европа Ближний Латин- Цен Южная Всего ная Азия и Цен- Восток и Год ская тральная Азия за год и Тихий тральная Северная Америка Африка Океан Азия Африка 2007 123 45 57 12 65 27 2008 79 38 59 10 49 15 2009 67 31 72 9 59 12 2010 37 23 66 3 103 13 2011 21 11 37 1 44 3 Всего за пе- 1462 680 1533 134 699 400 риод Так, по данным Всемирного банка с 1990 по 2011 год было осу ществлено почти 4908 ГЧП-проектов. В среднем в год их число росло на 200 проектов. В отдельные, наиболее благоприятные, годы их чис ло достигало 450 (см. табл. 5, рис. 2).

Рис. 2. Динамика ГЧП-проектов в мире по регионам 1990–2011 гг. The World Bank and PPAF, PPI Project Database.

В СОВРЕМЕННОЙ РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКЕ Впечатляет не только количество проектов, но и объемы инвести ций. Общий объем инвестиций за период 1990–2011 гг. достиг 1695,177 млрд долл. В период финансового кризиса 2008–2009 гг. чис ло проектов сократилось, но уже с 2010 года опять наметился рост4.

Рис. 3. Объемы инвестиций в ГЧП по регионам 1990–2011 гг. Таблица Объемы инвестиций в ГЧП-проекты по регионам в 1990–2011 гг. (млрд долл. США) Ближний Фи- Восточ- Европа Латин- Цен Восток нансо- ная Азия и Цен- Южная Всего ская и Север- тральная вый и Тихий тральная Азия Америка Африка ная Аф год Океан Азия рика 1990 44 68 440 0 0 1991 379 0 0 0 614 1992 3,528 0 5,14 0 20 0 8, 12, 1993 5,578 0 2,857 2,927 1,051 The World Bank and PPAF, PPI Project Database.

Там же.

Там же.

74 Глава 2. МЕСТО И ФУНКЦИИ ГЧП Окончание табл. Ближний Европа Фи- Восточ Латин- Цен Восток Южная нансо- ная Азия и Цен Всего ская и Север- тральная Азия тральная вый и Тихий Америка Африка ная Аф Океан Азия год рика 13, 1994 6,583 1,1 4,076 0 2,069 19, 1995 8,371 1,76 6,457 0 2,809 28, 1996 10,335 3,661 9,559 0 4,079 43, 1997 12,937 1,195 22,912 4,608 1,453 28, 1998 5,19 909 18,831 1,62 1,291 19, 1999 5,095 348 10,611 675 2,593 24, 2000 3,476 4,011 14,382 150 1,987 15, 2001 4,439 2,09 6,325 1,367 855 12, 2002 3,461 626 7,866 30 400 20, 2003 9,455 1,074 7,051 360 922 1, 13, 2004 3,405 435 3,568 1,212 4,348 18, 2005 6,474 3,752 5,136 400 1,315 1, 24, 2006 4,171 2,245 9,416 2,686 5,816 49, 2007 5,878 18,117 11,437 1,129 11,44 1, 53, 2008 7,75 19,607 11,264 104 14,128 69, 2009 7,846 9,521 25,091 465 26,145 72, 2010 10,319 10,632 13,643 0 37,967 20, 2011 1,516 5,222 4,535 0 9,37 572, Всего 126,231 86,372 200,597 17,733 130,673 10, Несмотря на то, что понятие «рыночная экономика» устойчиво ассоциируется с минимальным вмешательством государства в эконо мику и ролью «ночного сторожа», ограничивающего свою деятель ность созданием общих правил и игры и не вмешивающегося в эко номику, на практике бизнес и государство в условиях рынка давно и успешно взаимодействуют. В США, в стране с наиболее либеральны ми традициями, еще в XVIII веке при строительстве железных дорог, В СОВРЕМЕННОЙ РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКЕ связывавших между собой города, использовались различные формы сотрудничества бизнеса и властей штатов. В уставы этих компаний были вписаны ограничения на строительство, эксплуатацию и цено вую политику. Прибыльность дорожных проектов была не велика, однако акции частных компаний, занятых строительством дорог, ус пешно размещались среди населения. Люди рассматривали эти про екты не только как вложение капитала, но и как вклад в развитие соб ственной территории. Во время второй мировой войны в небольших американских городках бизнес и власть успешно кооперировались для достижения общих целей, опираясь на традиции коммунальной кооперации. В ХХ веке интерес к идеям партнерства государства и бизнеса резко возрос в период неолиберальной экономической поли тики, проводимой в большинстве развитых стран в 1980-е гг. Особен но бурно партнерство развивалось в Италии и Великобритании, пра вительства которых наиболее последовательно проводили политику приватизации и, стремясь максимально поощрить конкуренцию и выйти из сферы производства общественных благ, передали часть государственных функций частным предприятиям. Правительства этих стран увидели в ГЧП возможность снизить государственные рас ходы и повысить качество производимых общественных благ с одно временным снижением стоимости их производства для общества.

На первый взгляд, кажется, что государственно-частное партнер ство, в основании которого лежит не конкуренция, а кооперация и разделение рисков между государством и бизнесом, противоречит базовым ценностям рыночной экономики и свободной конкуренции, что ГЧП размывает границы между государственным и частным сек торами, поскольку для его успешного осуществления государствен ные структуры вынуждены думать и действовать в логике частных предприятий, а частный бизнес освоить государственную логику и открыть свою внутреннюю кухню общественному контролю. Однако это не так.

В настоящее время представление о том, что ГЧП – это отказ не эффективного государства в сферах, где его может заменить эффек тивный частный бизнес, разделяется все меньшим и меньшим числом исследователей и практиков. Изменились сами участники ГЧП (биз нес и государство), произошла трансформация секторов, где традици онно действовало государство. В частном секторе появились и стали 76 Глава 2. МЕСТО И ФУНКЦИИ ГЧП быстро развиваться практики социальной корпоративной ответствен ности, в государственном управлении переговоры и контракты все чаще замещают приказы и директивы. Стали активно использоваться инструменты предпринимательского подхода к организации государ ственного управления – «новый менеджмент», проектное управление.

В них, наряду с социальной эффективностью, большую роль играет экономическая отдача от инвестиций в реализуемые проекты. В ре зультате, в развитии ГЧП все более важной становится задача рефор мирования управления как в частном секторе, так и в государствен ном, направленная на адаптацию стран к глобальной экономике, на развитие информационных технологий и удовлетворение спроса по требителей на качественные продукты и услуги. Представление о не эффективном государстве, которое должно передать эффективному частному бизнесу производство общественных благ, постепенно ухо дит в прошлое.

В каких секторах и отраслях наиболее успешно развивается ГЧП?

Сферы распространения ГЧП в развитых зарубежных странах очень разнообразны (см. табл. 7).

Они включают в себя следующие сферы деятельности:

• финансовый сектор – частные страховые и управляющие компании, имеющие опыт работы с потребителями на конкурентных рынках, постепенно занимают все более прочное положение в секто рах обязательного социального страхования и государственного пен сионного обеспечения;



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.