авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
-- [ Страница 1 ] --

Г. Б. МИРЗОЕВ

ПРЕЗУМПЦИЯ

СПРАВЕДЛИВОСТИ

ISBN 978-5-902404-39-9

УДК 347.965

ББК 67.75ю14

М 63

Г.Б. МИРЗОЕВ

Презумпция справедливости. Издание II.

М 63 Переработанное и дополненное. –

М.: «Издательство ЭЛИТ», 2008. – 488 с.

ISBN 978-5-902404-39-9

«Презумпция справедливости» - многоплановый художественно-публицистичес-

кий роман, увидевший свет пять лет назад.

Желая сохранить неповторимый аромат ушедшей эпохи, автор упоминает о со бытиях и близких ему людях в настоящем времени, словно он и сейчас участвует в событиях, описанных в романе, встречается и беседует с друзьями и единомышлен никами, многих из которых, к сожалению, уже нет, полемизирует с представителями государственной власти, чьи имена и должности давно забыты.

Органичным продолжением романа является книга «Мой завет», в которой талант ливо отражено переплетение личного и общественного, единение веры и гражданс кого долга. В живописных картинах рассказано о глубокой древности и трагических изломах современности, а автор предстает перед нами в образе мудреца размышля ющего о справедливости, вечном противоборстве добра и зла. Каждая страница его новой книги — его Завета, озарена немеркнущим светом Божественной Любви.

Роман адресован широкому кругу читателей.

ООО «Издательство ЭЛИТ»

www.elitbook.ru elitbook@gmail.com Тел.: (495) 743- Дизайн: Сергей Полозов Екатерина Румянцева Вёрстка: Сергей Полозов Техническая Татьяна Бруссель подготовка: Андрей Придыбайло Редактор: Нина Клычкова Корректор: Артур Горин Художник: Екатерина Румянцева Руководитель: Виктория Каретникова Сдано в набор 26.10.2007 г.

Подписано в печать 14.01.2008 г.

Формат 70x100/16. 30.5 п.л.

ББК 67.75ю ISBN 978-5-902404-39-9 © Г.Б. МИРЗОЕВ, 2008 г.

© «Издательство ЭЛИТ», 2008 г.

С женой и младшей дочерью ПРЕДИСЛОВИЕ Решение о переиздании моей книги «Презумпция спра ведливости» было принято мной потому, что весь первый тираж нашел своих читателей. В этих сухих словах кроется и гордость, и благодарность людям, которые так тепло о ней отозвались. Ведь каждая такая книга, в которой я открываю самое сокровенное, в которой описана моя жизнь, история моей семьи, история страны, которая давно преобразова лась в другую, отличную от той, в какой мы выросли, сейчас находится в чьем-то доме, на книжной полке, может быть, по соседству с серьезными писателями-классиками. Но главное то, что множество людей, обращается ко мне с вопросом, где можно почитать «Презумпцию справедливости»? Значит, это нужно людям. Я далек от тщеславия, я не ставил себе задачу увековечить себя в слове. Но книга действительно получилась. Создавать художественное произведение – это тяжелый труд, но и великое удовольствие. Когда писатель умеет управлять словом так, что у читателя рождаются об разы, когда читатель представляет себе описываемые сцены и понимает, что хотел сказать автор, это и значит, что про изведение состоялось.

В те ночные часы, когда после работы ты садишься за пись менный стол, сравнимы только с молитвой. Это - абсолютно открытая душа, это откровение, которое на тебя нисходит.

Сейчас пишут многие, как правило, о своей жизни. Но ведь все мы разные, у кого-то богатая событиями жизнь, глубокие знания своих корней, настоящее понимание веры, а кто-то считает, что описание жизни может быть художественной литературой. Я так не считаю. Я надеюсь, что литература прежде всего должна быть нравственной, опирающейся на те ценности, которые нам дает вера и наши предки.

Г. Б. Мирзоев «Презумпция cправедливости»

В книге почти ничего не поменялось, все события описы ваются так, как они происходили, все чины и звания, имена и названия сохранены такими, какими они были в момент написания. Для меня эта книга - документ, духовное завеща ние для моих детей, друзей и любого не знакомого со мной лично читателя прежде всего потому, что я никогда не испо ведовал принципа «моя хата с краю».

Я жил вместе с моим народом и с моей страной, я хорошо ее изучил и сумел отразить дух времени, когда страна стоя ла перед изломом времени, перед собственным преобразо ванием.

Сейчас, когда прошло больше пяти лет с момента ее перво го выхода в свет, а мне уже стукнуло шестьдесят лет, я нако пил в себе силы, чтобы взяться за новую книгу. Она не будет продолжением «Презумпции справедливости» в традицион ном понимании. Просто, как человек мыслящий и развива ющийся, я, конечно, переосмысливаю прошедшее, накап ливаю новый опыт и хочу им поделиться. Кроме того, когда человек достигает определенного рубежа, он хочет подвести какой-то итог. Я вдруг осознал, что главное, что есть во мне и делает меня человеком, это моя вера. И, как говорится, на зрела необходимость поделится со своими детьми своих ба гажом, своим опытом, который состоит из мудрости Бога и моих открытий. Прежде всего, эти открытия – люди.

В мои годы, когда есть определенные достижения в профес сии, умение вести за собой людей, очень важно не упустить этот опыт, передать его. Поэтому «Презумпция справедли вости» - это еще и о профессии, о замечательной профессии «защищать справедливость», о главном принципе моей жиз ни – презумпции справедливости.

Гасан Мирзоев Наша семья, г. Георгиевск, 1956 г.

МИРЗОЕВ ГАСАН БОРИСОВИЧ, президент Гильдии российских адвокатов, председа тель президиума коллегии адвокатов «Московский юри дический центр», заслуженный юрист Российской Феде рации.

Родился 11 декабря 1947 г. в г. Баку.

Образование: юрист и экономист. В 1976 г. окончил юри дический факультет Азербайджанского государственного университета, а в 1989 г. — Московский институт управле ния.

Трудовой путь начинал рабочим на заводе, затем 4 года в милиции, служил в армии, в т.ч. около года военным следо вателем, а после демобилизации — юрисконсульт, адвокат, возглавлял юридическую консультацию в г. Баку, которая в 1985 г. была признана одной из лучших в СССР. За вре мя работы (1977-1986 гг.) неоднократно избирался депута том местных советов народных депутатов г. Баку, а в 1986 г.

был приглашен на работу в Президиум Верховного Совета СССР, однако по воле случая в 1987 г. Г.Б. Мирзоев назна чается государственным арбитром г. Москвы. По его ини циативе в 1989 г. создается государственная юридическая структура нового типа — Московский государственный центр правовой помощи предприятиям по предупрежде нию правонарушений «Госюрцентр». В дальнейшем «Гос юрцентр», руководимый Г.Б. Мирзоевым, преобразуется в «Московский юридический центр Правительства Моск вы», а затем в коллегию адвокатов «Мосюрцентр». В сентяб ре 1994 г. по его инициативе новые адвокатские коллегии впервые в новейшей российской истории объединились Г. Б. Мирзоев «Презумпция cправедливости»

в профессиональное сообщество коллегий адвокатов и адвокатов — «Гильдию российских адвокатов». Президен том Гильдии российские адвокаты единогласно избирают Г.Б. Мирзоева.

Научная деятельность: доктор юридических наук, рек тор, академик Российской академии адвокатуры, автор бо лее трехсот научных работ и публикаций, в т.ч. двенадцати монографий.

Г.Б. Мирзоев основатель и учредитель журналов: «Рос сийский адвокат», «Адвокатские вести», «Вестник Гильдии Российских Адвокатов» и «Научные труды Российской Ака демии Адвокатуры».

Награжден орденами: «За заслуги в развитии науки и экономики» I степени, решение президиума РАЕН от 25.03.1999 г.;

«За заслуги в развитии науки и экономики»

I степени, решение президиума РАЕН от 09.12.2001 г.;

«За выдающиеся заслуги в информациологии», постанов ление Президиума МАИ №0412–5 от 12.04.2002 г.;

Между народным «Орденом Крылатого льва», – решение Меж дународного аттестационного совета при ЮНЕСКО, ОЛ №0236 от 29.01.2003 г.;

«За верность адвокатскому долгу», решение Совета Федеральной палаты адвокатов РФ №8 от 17.09.2004 г.;

Орденом Москвы, решение президиума Акаде мии развития Москвы и Московского региона от 15.12. г.;

Золотым Орденом «Меценат», решение Совета Фонда «Меценаты Столетия» №30 от 16.12.2004 г.;

Гражданским орденом Серебряная Звезда «Общественное признание»

от 11.05.2005 г.;

Орденом Петра Великого I степени, пос тановление президиума Академии проблем безопаснос ти, обороны и правопорядка №158 от 20.05.2005 г.;

Орде ном Почета Приднестровской Молдавской Республики, Указ Президента ПМР №354 от 16.05.2007 г.;

Орденом III Г. Б. Мирзоев «Презумпция cправедливости»

степени «Сдержанность и компетентность» Националь ного фонда «Во благо Отечества», - 21.11.2007 г.;

Орденом св. Александра Невского «За труды и Отечество», - Реше ние экспертно-редакционного Совета Высшей Российской Общественной награды ордена св. Александра Невского «За труды и Отечество» №41/РН-01 от 30.11.2007 г.;

«Трудо вая слава» Приднестровской молдавской республики, - Указ Президента ПМР № 800 от 06.12.2007 г.;

«Рыцарь знаний и справедливости» Российской Академии естественных наук, - 10.12.2007 г.;

Международным орденом «За заслуги в развитии информационного общества» общественной ор ганизации «Международная академия информатизации», - 11.12.2007 г.;

Орденом Русской Православной церкви Свя того благословенного князя Даниила Московского III сте пени, - Указ Патриарха московского и всея Руси Алексия II №812 от 12.12.2007 г.;

«За службу России», - Решение Прези дента Международной Ассоциации «слава России», предсе дателя Наградного совета А. Мельникова, - 18.12.2007 г.

Медалями: «За отвагу на пожаре», Указ Президиума Вер ховного Совета СССР от 08.12.1972 г.;

«Ветеран труда», Указ Президиума Верховного Совета СССР от 13.02.1990 г.;

Ме далью Жукова, Указ Президента РФ от 06.03.1995 г.;

Меда лью им. А.Ф. Кони, Постановление Коллегии Минюста РФ от 09.02.1996 г.;

«В память 850-летия Москвы», Указ Прези дента РФ от 23.02.1997 г.;

Медалью им. Ф.Н.Плевако, Поста новление Комитета по награждению Золотой медалью им.

Ф.Н. Плевако от 23 декабря 1998 г.;

Серебрянной медалью «За укрепление уголовно–исполнительной системы», при каз Министра юстиции РФ от 02.06.2000 г.;

«За трудовую доблесть», приказ Министра обороны РФ от 17.04.2002 г.;

«В память 200-летия Минюста России», Приказ Министра юстиции РФ от 23.09.2002 г.;

Золотой медалью им. А. Фаде Г. Б. Мирзоев «Презумпция cправедливости»

ева (литературная премия), постановление Международ ной ассоциации писателей баталистов и маринистов № от 20.02.2004 г.;

Памятной медалью «60 лет победы», Совет ветеранов ЦА МВД РФ от 09.05.2005 г.;

«Профессионал России», Постановление Совета по общественным награ дам России №8 от 08.12.2005 г.;

«15 лет Приднестровской милиции», Указ Президента ПМР №628 от 03.11.2006 г.;

Медалью Международной Полицейской Ассоциации II сте пени №071 от 11.12.2006 г.;

Медалью Энциклопедии «Луч шие люди России» №5455, решение главного редактора от 10.07.2007 г.;

«15 лет миротворческой миссии в Приднестро вье», - Указ Президента ПМР №486 от 20.07.2007 г.;

Золотой медалью Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации – Решение Председателя Государс твенной Думы ФС РФ от 15.11.2007 г.;

Золотой медалью «По четный адвокат» Адвокатской палаты Московской области, 21.11.2007 г.;

Медалью I степени «За заслуги в защите прав и свобод граждан», Решение Совета Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации №3 от 30.11.2007 г.;

Зна ком «За содействие МВД», - Приказ МВД России №1156 от 04.12.2007 г.;

Медалью «За веру и добро», - Постановление Губернатора Кемеровской области №61-пн от 04.12.2007 г.;

«За честь и мужество», - Постановление Губернатора Кеме ровской области от 04.12.2007 г.;

Медалью Международной Полицейской ассоциации I степени, - 10.12.2007г.;

Золотой медалью «За укрепление уголовно-исполнительной систе мы», - Приказ Федеральной службы исполнения наказаний №1097-л от 11.12.2007 г.

Иностранные языки: владеет английским, татским (фарси), турецким.

Хобби: игра в шахматы.

«Ходоки у Г. Б. Мирзоева»

Слева-направо: В. П. Селёдкин — гл. редактор журнала «Адвокатские вести», Р. А. Звягельский — гл. редактор журнала «Российский адвокат»

Мама Дора Шавадьевна, Гасан, Натик, Фрида, 1952 г.

Мир изменился ри с небольшим года назад, когда я за T вершил работу над книгой «Ощущение справедливости. Записки адвоката», было действительно ощущение, что справедливость где–то неподалеку.

Что до нее подать рукой, что вот еще немного, и мы окажемся в мире нравс твенности. Но меня обманули обыкновенные писательские грезы — ведь любой литератор думает, что после прочтения его книг мир станет лучше. Иначе для чего писать… Со времени выхода в свет книги прошло всего ничего.

Мир изменился. Но не могу сказать, что к лучшему. И от этого я страдаю. Неужели книга не нашла читателя? Неуже ли ее нравственный потенциал оказался маловат? Увы, да.

Но и мне надо быть реалистом: ведь мир не стал же мгно венно чище и нравственнее даже после того, как Господь послал нам Библию.

Когда я подарил одному из друзей последний экземпляр своей книги, почувствовал вдруг одиночество — нет боль ше материального преломления моих мыслей и чувств. Не могу больше протянуть книгу и сказать: «Читай дружище, здесь все или почти все, что я думал и выстрадал. Поймешь меня, мой мир, хоть я и не безгрешен». Так пришло реше ние о переиздании книги.

Казалось бы, три года с небольшим — срок для истории несущественный, мгновенье, но мир изменился. Изменил ся для всех нас. Для Америки это был день 11 сентября 2001 г., для россиян — 24–27 октября 2002. «Черный» день 11 сентября 2001 г. принес горе тысячам людей. Для моей Г. Б. Мирзоев «Презумпция cправедливости»

семьи он стал незаживающей раной: на 74–м этаже одной из башен–близнецов погиб мой двоюродный брат Игорь.

Молодой, красивый, талантливый. Его учителя и коллеги утверждали, что он «компьютерный» гений. Поверить в его нелепую гибель просто невозможно.

Мир стал другим. Глобальная катастрофа — только знак свыше, что борьба добра со злом продолжается, и она до стигла своего апогея. Сатана снова пытается править бал.

И разве нет здесь еще одного знака: сплотиться людям доб рой воли, не предавать, не выказывать равнодушия к бедам ближнего, не убивать, не богохульствовать… Все ведь так просто. А коль объединимся, не достанет нас Сатана.

Несколько лет назад в ресторане, у подножия Всемирно го Торгового центра, мы отмечали 50-летие Володи Квинта.

Владимир Львович — профессор, светило экономической науки. На его дне рождения были не только наши общие друзья и знакомые, но и послы, министры, просто ньюйор кцы… Я сам не понимаю, почему, провозглашая здравицу Володе, я напомнил о роковом пророчестве Нострадаму са, отмечая мужество и смелость моего друга, собравше го своих друзей на юбилей у подножия башен–близнецов, символов «Нового мира», которые «рухнут, и все услышат скрежет зубов и стон человеческий, и Земля узнает имя Ан тихриста».

Я уверен, что если какое–то поколение людей или какая– то страна постоянно совершает некий или некие грехи, то лучшие представители этого поколения или страны (наро да) должны призвать на помощь Всевышнего и приложить все усилия к избавлению своих современников именно от этого или этих грехов и сделать все возможное, чтобы на ставить людей своего поколения на путь раскаяния и, если хотите, полного покаяния. Убежден, гибель тысяч и тысяч Г. Б. Мирзоев «Презумпция cправедливости»

людей, в том числе и у нас в России, от катастроф и всевоз можных бедствий, не только стихийных, является наказа нием за грехи своего народа, в том числе за многолетнее безбожие.

У каждого человека в жизни есть заслуги и проступки, наверное, небесные силы взвешивают: если заслуги и доб рые дела превышают проступки, а то и преступления, то он войдет в мир иной как праведник, если наоборот — он зло дей, если же добрые дела и грехи уравновешиваются — это как бы обычный средний человек.

Думаю, Господь распространяет этот принцип и на наро ды и страны. Если совокупные добрые дела и заслуги жи телей какой–то страны превышают их преступления, то страна считается праведной, если преступления жителей страны тяжелее добрых дел и заслуг, то и страну следует считать злодейской, и она может погибнуть. Это можно сказать обо всем человеческом мире. Упаси Боже, если пре ступления всего человечества превысят в один момент за слуги и добрые дела всех живущих на Земле людей, то и весь мир может быть разрушен… Подобно Содому, Гоморре, жи тели которых «были алы и весьма грешны пред Господом»

(Бытие. 10 : 19). Или ниспосланный Господом Всемирный потоп, истребивший всех живших на Земле, ибо «Земля на полнилась злодеяниями от людей…» (Бытие. 6—8).

Конечно же, мы ежедневно живем в круговороте житей ской суеты и порою не можем остановиться и задуматься о собственной душе… Однако мне хотелось бы, чтобы каж дый человек планеты Земля осознал свою личную ответс твенность за окружающий мир и природу, и, если он со вершает лишь один неправедный поступок, он добавляет каплю своего греха на чашу весов вины своего народа, свое Г. Б. Мирзоев «Презумпция cправедливости»

го государства и, наконец, всего мира и вызывает его разру шение, а не просто навлекает наказание на себя самого.

Выполняя заповеди и совершая праведные поступки, каждый из нас добавляет на чашу весов заслуги для себя и для всего человечества и спасает тем самым не только себя, но и весь мир. Видимо, смерть тысяч и тысяч безвинных жертв в этой трагедии является платой за грехи всего че ловечества? Когда, наконец, мы вспомним, что все мы дети Божьи, что Правдивость и Миролюбие — бесценные добро детели, и те люди, кто воспитывает в себе и в своих детях эти черты, никогда не станут на путь зла. Ведь эти же доб родетели по сути — путь к раскаянию и исправлению для тех, кто все же оступился… Через год после тех страшных сентябрьских событий я приехал в Нью-Йорк, чтобы помянуть Игорька. Ему не было и 35. Стоял на огромной пустой площади, где неког да взмывали к небу два небоскреба, и думал, что мир обя зательно должен выйти из всеобщей растерянности. Все в руках Божьих.

В 2000 г. под флагом Союза правых сил я стал депутатом Государственной Думы. Стал, чтобы помочь принять та кой закон об адвокатуре, который помог бы моим коллегам жить по–человечески и трудиться в радость, защищая оби женных и оскорбленных. С июля 2002 г. этот долгожданный документ вступил в свои права, и я могу, опуская кипевшие некогда страсти, вспомнить о моментах, с этим связанных.

Первый его вариант, написанный чиновниками, не ус траивал ни население, ни адвокатское сообщество. Наши бурные обсуждения проекта закона на заседаниях Комите та по государственному строительству были полны драма тизма.

Г. Б. Мирзоев «Презумпция cправедливости»

Опытный аппаратчик, в прошлом Председатель Верхов ного Совета СССР, глава нашего Комитета Анатолий Лукь янов как заправский шкипер хитроумно вел «корабль через рифы», и все шло к тому, что недоработанный вариант за кона мог быть наспех принят сначала большинством чле нов Комитета, а затем — большинством голосов депутатов Думы.

Я обращался во все инстанции, куда только возможно:

от председателя Госдумы Геннадия Селезнева до депутатов различных фракций, убеждал, что проект необходимо се рьезно дорабатывать, но все было тщетно — неумолимо при ближался день его второго чтения. Даже подумывал: «А не снять ли с себя в знак протеста депутатские полномочия?».

Помог случай. В Колонном зале Дома союзов на праздно вании 10-летия Высшего Арбитражного суда вдруг В.В. Пу тин спросил: «Правда, что адвокаты не довольны проектом закона об адвокатуре? Это так?». Я кратко изложил изде ржки документа. Президент внимательно выслушал и ска зал: «Вам нужно вместе поработать с нашими юристами».

Сказано — сделано. Вскоре в Гильдии российских адвока тов появились представители Правового управления Пре зидента, с которыми мы в дальнейшем при личном участии и поддержке зам. главы Администрации Д.Н. Козака про должили работу над проектом закона. Туда же удалось при гласить и моих коллег–адвокатов Н.Н. Клена, Г.М. Резника, Е.Р. Семеняко, А.П. Галоганова и др.

На очередном заседании Комитета Госдумы перед треть им чтением я, докладывая о поправках к закону, рассказал о мимолетной встрече с Президентом. На какое–то мгно вение воцарилась тишина… Сообщение подействовало и обсуждение пошло в нужном русле. Что поделать, чисто российский способ добиться желаемого.

Г. Б. Мирзоев «Презумпция cправедливости»

И вдруг — на тебе. «Не пропущу ваш закон, — сказал вдруг Лукьянов. — Всей фракцией КПРФ солидарно будем голосо вать против». По счастью, не одна фракция коммунистов решала тогда судьбу адвокатов России. Закон был принят.

Те обещания, что я дал коллегам, идя в Думу, выполнены.

Пусть закон не совсем совершенен, но и о том, что теперь стало полноправным достоянием адвокатов, они мечтали десятилетиями.

Казалось бы, можно и успокоиться, но всевозможные мысли бередят и бередят душу. Ведь закон теперь живет са мостоятельно. Первое, что он сделает, — будет реформиро вать все коллегии адвокатов, в том числе и «Мосюрцентр», и Гильдию. А как в связи с этим сложатся отношения с московской и федеральной адвокатскими палатами, какая судьба ждет наш, в сущности, единственный цеховой жур нал «Российский адвокат», Академию адвокатуры, Дом ад воката…? Как сложатся наши отношения с Министерством юстиции, его федеральными и территориальными органа ми? Вопросы, вопросы, вопросы… Их масса, и они не дают покоя.

…Время пролетело немыслимо быстро. Но кажется, будто мне семнадцать, и я только начинаю постигать азы права и справедливости и гоняюсь за бандитами и расхитителями социалистической собственности. Но это только кажется.

Вот–вот мне стукнет пятьдесят пять.

Хотите тривиальную мысль: я не чувствую груза лет.

Я научился за свою жизнь опережать события. Поэтому ста реют они, а не я. А я все бегу, бегу, бегу… Удается ли мне при этом сделать что–то полезное, глав ное, ради чего Творец создавал меня, судить другим. Так же, как одному Богу судить: угодными ли ему делами я за Г. Б. Мирзоев «Презумпция cправедливости»

нимаюсь на этой земле. На этой земле у каждого есть свое предназначение.

Но часто в грезах ко мне приходит мама. Иногда утешает, дает силы. Моя милая, добрая мамочка! Вижу ее не только во сне, но и наяву: моя младшая дочь Полинка очень по хожа на нее. Полина повзрослела, пошла в первый класс.

Старшая дочь Гуля окончила Щукинское училище. Играет на сцене, пробует сниматься в кино. Сын Борис, поработав следователем, стал адвокатом. У Бориса родился сын, на званный в мою честь.

Слава Богу, счастливо живу со своей Зинаидой, в любви и согласии.

Дом наш открыт для друзей и коллег. Я горжусь тем, что среди них — гражданин мира Мстислав Ростропович;

зна менитый хоккеист, ныне председатель Госкомспорта Вя чеслав Фетисов. Оба прославлены. Оба — Славы.

Друзей, конечно, не так много, но хотя, если бы я взялся писать о них, то получилась бы еще одна книга, возможно, «Горизонты справедливости». Время покажет, может быть, действительно стоит написать книгу о том, как стремите лен мир, как враги становятся друзьями, как приближается космос, а друзья, увы, предают и уходят. Наверное, надо.

Ведь новому поколению не интересны стариковские брюзжания, им нужна тональность происходящего, нужна точка отсчета — презумпция добра, презумпция справедли вости.

Почитай, молодой друг, мою книгу «Презумпция Спра ведливости» и постарайся понять жизнь моего поколения и нашу нынешнюю жизнь, постарайся осознать свою личную ответственность за окружающий нас наш мир.

Ваш Гасан Мирзоев «Мирзоев и Звягельский пишут письмо А. В. Клигману», 1999 г.

Раздел I.

ДОРОГА К ДОМУ Прадед Рафаэль Хасидович, 1895 г.

ГЛАВА 1 У каждого века – свое время равнить память в моем сознании я мог бы с километровым составом, растя нувшимся в пути на долгие годы.

Такое сравнение ближе всего к кар тинам моего раннего детства. Ведь мой отец был железнодорожником. В самом прямом профессиональном и самом благородном смысле этого слова. Он начинал познавать эту профессию мастером–путейцем на восстановлении Се веро-Осетинской железной дороги. Стал главным инжене ром службы пути Закавказской железной дороги… А потом?

Железные дороги – дело всей его жизни. Десятки городов, станций и полустанков, сотни километров пути исколеси ли мои родители вместе с тремя малолетними детьми, про двигаясь в вагончиках по местам работы отца.

Моя память курсирует из нынешнего в минувшее и обрат но, берет разных пассажиров и груз прожитых лет.

Что было до меня, что было до первого проблеска моего сознания, первой вспышки мировосприятия?

Что делал отец, когда я первый раз пошевелился в утро бе моей матери, как он подбирал мне имя, как жил мой на род, какие были вокруг люди, как они умилялись над моей колыбелью, цокая языком и качая головой, о чем говорили между собой? Что читал отец, склонившись над грубо сби тым деревянным столом в небольшой комнате в Грозном, Г. Б. Мирзоев «Презумпция cправедливости»

куда он привез молодую веселую жену и шестимесячного наследника из послевоенного Баку?

Можно только представить себе с той или иной степенью точности и достоверности события мира, в которых я уже присутствовал, но еще не участвовал.

Но вот взгляд прорывается сквозь завесу небытия. Ка кие–то тени, какое–то движение жизни. Вот проступает людской водоворот на центральной площади старинного Дербента, эти краски напоминают полотна Рембрандта — слабо освещенные усталые лица, серые одежды, медленные движения.

— Расскажи сказку, — прошу я стихшую в эти дни бабуш ку, Большую Маму, Нэнэ, — про колодец… Я уже помнил и любил эту легенду, которую называл сказ кой. Впервые я услышал ее от бабушки, когда мы гуляли по древней дербентской цитадели Нарын–Кала. Конечно, я не мог тогда запомнить все названия и имена да и леген ду эту трансформировал в своем сознании в сказку, но от сказки этой, уже тогда чувствовал, веет нашей историей, былью!

— Бабушка! Про колодец, который каждый день заполня ется девичьими слезами… — Потом, радость моя, — отговаривается бабушка, — не сейчас… — Ну, бабушка, — сорок аскеров–воинов нашли себе со рок невест, хотели устроить свадьбу. Скакали они по всему Кавказу… Кто–то из домашних поворачивает ко мне лицо:

— Не шуми, у народа — горе.

Как я могу шуметь, если я еще сплю своим младенческим сном, сознание спит. Но в мозгу уже созревает ощущение Г. Б. Мирзоев «Презумпция cправедливости»

этого мощного, напирающего огромной высокой волной слова: народ.

У народа что?

Как может быть горе у народа, у этой разноголосой массы людей, ведь в груди у каждого человека стучит свое серд це?

Вот эта угрюмость, красные глаза мужчин, плач пожи лых и молодых женщин: «Какое горе! Какое горе! …что же теперь будет с нашим народом?! …как же мы теперь будем жить?..» — это и есть народное горе?

Нужно подобраться к окну.

Улицы не видно. И темно, и отблеск лампы мешает. А мо жет быть, именно в эту минуту горе проносят под окнами нашей квартирки, ведь темная вечерняя медленно движу щаяся толпа на улице должна же иметь причину для горя, материальную, осязаемую.

Мне только пять лет. Сползли чулочки, свисает из–за по яса штанишек байковая рубашонка. У меня закрученные кверху мохнатые ресницы и густые сходящиеся к середине брови на смуглом круглом лице. Большая Мама (бабушка, папина мама) говорит, что у меня «умный лоб».

Да что это со всеми?

Отец сидит напротив окна за столом, обнял голову свои ми широкими натруженными ладонями, вонзил пальцы в крутые черные кудри. Как будто его и нет, потому что не смотрит, ушел в себя.

Мама и бабушка тихо передвигаются по комнате, выхо дят на кухню, но не только потому, что боятся потревожить отца, а потому что и у них такое же горе. Они плачут, пла чут.

Значит, и они — народ?

Г. Б. Мирзоев «Презумпция cправедливости»

Мне бы только встать на подоконник. Вот табурет. Но и он высок, трудно взобраться. В окне темно. Прямо над сто лом, так, что издалека, с площади, ее видно, висит неболь шая яркая, как сверкающая волна, лампочка – ночник, свер ху прикрытая маленькой жестянкой–абажуром.

Надо ее достать, подтянуть к окну и осветить невидимую улицу. Все подумают — настал день, и всем станет легче.

Я уже на подоконнике, мои красные сандалии расстегну лись, я встаю на мысочки, тяну руку к лампочке. Вот уже моя маленькая ладонь входит в круг света.

Невелика сила ночника — углы комнаты почти полно стью во мраке, я дотрагиваюсь до обжигающего стеклянно го бока холодными пальчиками, пытаюсь притянуть ее, и лампочка взрывается. Треск лопнувшей лампы, хлопок, те мень, крик матери, откуда–то выплывающая свеча, полные отчаяния, не укоряющие, а лишь несчастные глаза отца, поднятые на меня, быстро падающие кругом тонкие стек ляшки. Первые услышанные и запечатленные моей памя тью слова отца, который в своем подавленном состоянии даже не смог рассердиться на меня:

— Сынок, какое горе. Умер Сталин! Наш вождь, — тихо проговорил он, и я заплакал.

Заплакал не от страха наказания, не от тона отца, кото рый был в тот момент страшнее любого его окрика, я за плакал оттого, отчего плакали все. Я заплакал с народом, с отцом, с мамой, из сострадания к их горю.

Я вдруг понял это слово — «вождь». Отец часто произно сил его раньше, читая вслух газеты, как я теперь понимаю, репетируя свои доклады перед выступлением на парткоме отделения Северо–Кавказской железной дороги, где он ра ботал.

Г. Б. Мирзоев «Презумпция cправедливости»

Но в ту минуту, я, наконец, тонко и глубоко почувство вал, что значит в нашей стране — «вождь».

А еще я, ни слова не сказав от испуга, хлюпая, забился в угол за печку, прислонился к ножке железной кровати и услышал, как Большая Мама, на которую был так похож мой отец, властная, седовласая женщина, невысокая, статная, с лицом удивительной белизны, с длинными восточными серьгами в оттянутых мочках ушей, внося свечу в комнату, тихо, но строго произнесла на нашем родном языке, отвер нувшись спиной к своему партийному сыну:

— Слава Господу Богу, наконец–то тиран умер!

Бабушка забирает меня из угла, садится на кровать ря дом со мной, почти уже засыпающим в жару и в ознобе, раскаленным от неловкого поступка, огорчившего отца, и рассказывает сказку, глядя в одну точку, словно думая в это время о своем… «Когда аскеры–воины прискакали в Дербент на своих породистых скакунах, молодые и красивые, каждый — сын шаха, они увидели, какие же красивые девушки в этом го роде!

И вот каждый из воинов нашел себе невесту и решено было играть большую свадьбу — одну для всех. Назначили день. Стали готовить угощения и созывать гостей.

К назначенному сроку собрались все на площади в кре пости. Накрытые столы ломились от яств…»

— Вино пили?

«И вино пили, и песни пели, и танцевали… Но вот при скакал гонец. Остановился в воротах крепости на своем огнедышащем коне, пена лилась с губ коня, бока его были взмылены. И крикнул гонец народу:

— Беда!

Г. Б. Мирзоев «Презумпция cправедливости»

— Что за весть ты нам привез? — спрашивают жители.

А он и отвечает:

— Горькую весть! Тучи над нашим городом сгущаются, люди! Несметные полчища кочевников приближаются к Дербенту!

— И камни-холмы, разбросанные вокруг города нашими богатырями–предками, не помогают?

— И камни-холмы не помогают.

Все тогда посмотрели на аскеров–воинов как на послед нюю свою надежду. Стали собираться воины на защиту своего города и своих невест.

— И в башне их замуровали, – подсказывал я.

«Не удалось завершить великую свадьбу. Решено было ночью тайно спрятать девушек в башне, вход в нее замуро вать, чтобы кочевники не смогли причинить им несчастья, а самим идти на бой. Так и сделали.

И наказали своим невестам воины: вот вам пароль, сло во тайное, только мы с вами его будем знать. Ни под каким предлогом не обнаруживайте себя, не отзывайтесь на дру гие призывы, только на это слово.

И уехали воины на сражение. А девушкам в башне оста вили виноград, хлеб, другие кушанья и замуровали стену башни».

Тут бабушка обычно вбирала воздух в легкие и глубоко и протяжно вздыхала:

— Ой-да, горе великое. Погибли все сорок воинов. Все по легли в неравной битве. Ни один не уцелел, но и врагов в город не пустили, отстояли городские стены. Да вот несчас тье — никто больше не знал тайное слово–пароль.

Никто, кроме убитых женихов.

Г. Б. Мирзоев «Презумпция cправедливости»

Так и остались девушки в башне, никто их не вызволил, никому больше не откликнулись невесты. Плачь их по же нихам был слышен, слезы ручьями стекали к колодцу, и до сих пор каждое утро прибывает в колодце чистая солонова тая вода».

— А в какой это башне, Нэнэ? — спрашивал я.

— Не знаю, дружочек, никто теперь не знает.

— Вот бы то Слово найти, отгадать… — тихим сонным го лосом говорил я, уже переносясь в страну, где соединяется Прошлое и Настоящее.

Дедушка Натан Евдаевич и бабушка Нэнэ Ишаевна, г. Куба, 1899 г.

ГЛАВА 2 Каждой птице дороже свое гнездо, каждому человеку – своя родина ыцветший за тысячелетнюю историю, бесшумный измельчавший Каспий лишь изредка ласково всплескивал роб кой волной. Словно женщина, пробую щая, раскалилось ли днище утюга, Кас пий проверял, достаточно ли раскалился берег, выгоревший, блек лый, такой же пустынный, как он сам.

Несмотря на стоявшую весь июнь жару, на пляже никого не было: для родившихся в этих местах людей, привыкших к зною и засухе, к обжигающим кожу ветрам, море еще каза лось холодным, они и гостей на море не возили в эту пору:

обманчив Каспий. Приехавшему из далекой Москвы севе рянину вода может и кипятком показаться, но студеный ветер Каспия так и вытолкнет входящего в нее на берег:

рановато осмелел.

Да и гости теперь не очень–то едут в Баку… Небо — блекло–голубое, осветленное до белизны к линии горизонта… Море, с его старыми заброшенными вышками, небольшими, торчащими из воды вдалеке. Этот песчаный берег с неясными темными пятнами то здесь, то там… Они навевают тоску по юности, проведенной здесь, в этом бла гословенном городе, вечно цветущем, вечно шумном, веч но живущем в сердце.

Г. Б. Мирзоев «Презумпция cправедливости»

И впрямь никого вокруг.

Я стою на кромке пляжа, приехал сюда на круглом, как колобок, запыленном автобусе. До автобуса нужно было ехать на метро, к которому я спускался по Чадровой улице, с ее низенькими домами. А к этой улице я шел через двор, выйдя из дома, где провел с отцом и матерью, братом и сес трой долгие, счастливые годы.

Здесь с 1895 года жили мои предки.

Конечно, дом перестраивался не раз, но в округе еще со хранились и старые постройки, возведенные моим дедом.

На его место я пришел в этот мир.

Дед жил со мной на одной Земле только шесть месяцев.

Это отсюда он выходил по утрам, идя на службу, с полными карманами мелочи, и не было нищего и бездомного, кото рый бы, встретившись на пути деда, не был одарен его спа сительной монеткой. Только нищий и только богатый, чье богатство зиждется на труде нескольких поколений, может знать цену каждой копейки.

Улица спускалась к морю, я медленно брел к метро, маши ну брать не хотелось.

Звал к себе Каспий. Может, ветер с набережной подул, и захотелось вздохнуть полной грудью, вобрать его в легкие… Привольный каспийский ветер, который гуляет от берега к берегу, раскачивает нефтяные вышки, закручивает колеч ки на ласковых волнах… Я встал рано утром, думая, как бы не разбудить мать.

Но разве можно опередить женщину, дождавшуюся сына в отпуск? Даже рассвет не способен на это. Комната была еще темна, а моя неугомонная мама уже готовила завтрак, возвратясь с рынка с корзинами, наполненными фасолью, помидорами и зеленью. Тихонько бормотало радио, при Г. Б. Мирзоев «Презумпция cправедливости»

крепленное к стенке над столом, в окна протискивался ут ренний добрый свет и пробирался к пустому серванту, сту лу, на котором висел мой костюм, чемоданам и тюкам.

Пока я одевался, зашел мой старинный друг, ставший за эти годы известным кардиологом, заслуженным врачом республики, авторитетным для всего Азербайджана. Он опекал мою мать все эти годы, когда дети ее разлетелись по свету, а муж — мой отец — умер.

Айдын пришел с докторским чемоданчиком, уговорил маму оторваться от плиты и лечь на кровать, чтобы сде лать ей кардиограмму.

— Что ты так беспокоишься за меня, золотой мой, — лас ково ворчала мама, кряхтя поднимаясь с покрывала, — я еще не собираюсь умирать, мне еще пожить хочется!

Как часто я слышал в Москве прямо противоположные слова от пожилых женщин, приходящих ко мне, в мой адвокатский центр, со своими бедами. Они ждали смер ти как избавления. Видно, в счастливую минуту сказала моя мама эти слова. Если человеку хочется жить, значит, он доволен жизнью, значит, он любит свою жизнь. А ведь совсем недавно она лежала на этом полу между кроватью и тумбочкой, накрыв голову подушкой, чтобы осколки от оконных стекол и трассирующие пули не задели, и сердце ее разрывалось от горечи. Любая боль когда-нибудь про ходит.

— Позавтракай с нами, не обижай, — уговаривала мама.

— Спасибо, Дора-ханум, с удовольствием, — сдался Ай дын, еще со школьных лет усвоивший, что самая большая радость для матери — принять и угостить каждого, от крывшего дверь ее дома.

Г. Б. Мирзоев «Презумпция cправедливости»

Я уже оделся и наблюдал теперь, как Айдын сворачивает свой фонендоскоп, тонометр и упаковывает присоски от кардиографа в свой чемоданчик.

— Завтра ждем тебя, все наши придут, — грустно сказал он.

— Но ты ведь будешь нас провожать, Айдынчик? — встре вожилась мама.

— Обязательно, Дора-ханум, о чем вы говорите!

— И Соня?

— Она первая. Может, и мы следом за вами… — Он заду мался о чем–то, мгновенно уйдя в себя.

Он был верен мне все эти годы. Мой друг, он берег здо ровье моей мамы. Поддерживал ее, когда от кого–то из ее детей не было долго писем и звонков, когда кто–то задер живался с приездом. Родственников у нас много, как и у лю бого бакинца, и вообще восточного человека, потому что до некоторых пор весь Баку был, как одна семья.

Если учесть, что более трехсот лет назад мои пращуры переселились из Ирана в окрестности Баку, то в каждом го роде: и Худате, и в Кусарах, и Кубе, и Хачмасе можно найти дом, где тебя примут как сына и друга.

И правда, знакомых и друзей в Азербайджане всегда встречали как родных братьев, а родных братьев любили и принимали как закадычных друзей. И вместо вопроса, ка кой ты национальности, задавали другой вопрос: что тебе нужно для полного счастья? И если человек отвечал, что ему нужно звезду с неба или золотую рыбку из моря — доста вали ему и звезду, и рыбку.

Шумные собирались компании. Сестры Айдына дружи ли с моей сестренкой.

Г. Б. Мирзоев «Презумпция cправедливости»

По набережной, вдоль Приморского бульвара, шли мы, бывшие одноклассники, закончившие школу, оставшиеся в Баку, в его институтах, на его заводах. В белых, раздуваю щихся на ветру рубашках, худые, высокие, с тонкими шея ми и начинавшим пробиваться пушком над верхней губой, мы шли стайкой по аллеям парка, к кафе «Гюлюстан», по пути катались на каруселях, вспархивали на скамейки, под ходили к гранитному причалу, громко смеялись, ели моро женое, оглядывались на наших подруг.

Такими были мы.

Парк на набережной казался нам бесконечным, и беско нечной казалась жизнь. Да никто из нас и не задумывался, есть ли предел юности, человеческому пути, той внутрен ней свободе, которую мы чувствовали. И несмотря на боль шую мою загруженность, большую, чем у моих друзей, я чувствовал себя свободней, чем они. Я уверен был в своих силах, потому что я их уже немного испытал.

Как сказал один мудрый поэт, главное и в стае иметь свой голос.

Конечно, что и говорить, дух захватывало, когда я заби рал документы из школы по окончании восьмого класса без ведома родителей. Отец был тогда в командировке. Мама стала чаще выходить на дежурства, заменяла других ноч ных воспитателей в детском санатории, чтобы заработать лишнюю копейку.

Трудным был тот период в нашей семье. Фрида и Натан подросли, нужно было не только кормить и одевать их, но и думать об их будущем. Натану уже положены были карман ные деньги, Фрида выросла и стала красивой девушкой, ко торая не должна была чувствовать себя обделенной среди своих подруг.

Г. Б. Мирзоев «Презумпция cправедливости»

У нас девушки выходят замуж, когда они почти еще дети:

считается — муж должен воспитать себе жену сам. Главное, чтобы это был благодатный материал для воспитания. Если у невесты чистый добрый нрав, скромность, жених может считать, что ему повезло.

Конечно, браки совершаются по обоюдному согласию, но, когда девушкам исполняется тринадцать–четырнад цать лет, им уже подыскивают жениха, начинают обучать невесту вести дом, хозяйство, предлагают присмотреться к кандидатам.

Последнее время более ценной считается жена с высшим образованием, но часто женихи уводят своих избранниц в загс прямо из класса. Девятнадцатилетнюю девушку счита ют засидевшейся, чуть ли не старой, упустившей свое вре мя.

…А Фриде шел уже пятнадцатый год.

Вот я и принял первое в своей жизни самостоятельное решение. Перевел документы в вечернюю школу и пошел работать на завод железобетонных шпал. Потом были рабо та в уголовном розыске, невероятный прорыв на юридичес кий факультет, комсомольская работа. И еще были вот эти шумные прогулки молодых первокурсников, радующихся жизни… Темнело, зажигались фонари в парке, вспыхивала иллю минация на аттракционах, квадрат кафе «Гюлюстан», мая ки и прожекторы на вышках в черной морской пучине.

— Эй, Гасан, — кричала мне сестра, — отец велел возвра щаться к десяти домой.

— Есть еще время, — отвечал за меня мой приятель (он был намного старше меня и через год стал мужем моей сестры).

У Дворца бракосочетания мы поворачивали назад:

Г. Б. Мирзоев «Презумпция cправедливости»

— Туда нам еще рано, хотя вот эту вот красавицу уже пора отдавать на воспитание какому-нибудь мудрому джигиту.

Фрида стыдливо опускала голову, смотрела огромными черными глазами нам вслед: исподлобья, украдкой, чтобы подруги не догадались о первом жизнеутверждающем чувс тве, не подняли на смех.

Она вышла замуж рано. И в восемнадцать лет уже была очаровательной матерью своего малыша Валерия.

Спустя целую вечность, через целых двадцать лет, Бог дал ей и долгожданную дочь Назилю.

Фрида была все такой же молодой и сильной, и рядом был взрослый сын, а в колыбели лежала новорожденная девоч ка. Много пришлось пережить семье моей сестры. Но как награда за то, что она сохранила чистоту своей души, доб роту и веру, спустя еще несколько лет моя Фрида создала еще одну жизнь, это была Шушана, малютка, ставшая смыс лом ее жизни и неиссякаемым источником душевных сил.

Азик, ее муж, скончался скоропостижно, спустя год пос ле бакинских событий.

Г. Б. Мирзоев «Презумпция cправедливости»

«Этот мир настолько старый, даже выцвел он.

Выгорел. Но вот чинары!

Свечки свежих крон!

Знойный полдень в Ширван–шахе, желто–голубой.

Старец в серенькой папахе смотрит на прибой.

Первый вечер в парке Дружбы, первое: «Ханум!»

«Гюлюстана» полукружья, гул базарный, ГУМ.

Площадь, митинг миллионный, первый час войны… И Нагорный парк, в котором плачем у Стены…» — позже писала моя сестра… Итак, мы шли через весь город, поднимающийся на хол мы, спускающийся снова, к Дворцу Ленина, к фонтанам, в центр.

Нам встречались такие же веселые компании, и все кру гом, казалось, были знакомы.

Люди, приезжающие к своим друзьям в Баку, становились желанными в любом доме. А как же иначе: бакинцы горди лись, если к ним приезжали гости, они вели их к своей род не, друзьям, знакомым, чтобы поделиться радостью. Зорко следили: на что падал взгляд друга, — ни в чем не было отка за гостю. Хозяин отвечал за гостя, кем бы тот ни был.

«Мирзоев и его команда»

(слева — Вице-президент ГРА В. Я. Залманов;

справа — М. П. Вышинский;

в центре, с пером в руке — главный редактор журнала «Российский адвокат» Р. А. Звягельский) Подпись?

ГЛАВА 3 В дом, где нет мира, счастье не заглянет ердце мамы стало сдавать в девянос том. Сначала умер отец. Потом вымер город. Люди перестали улыбаться, при ветствовать друг друга. А потом город опустел.

Наваждение смерти пришло с На горного Карабаха в Сумгаит.

«Войны — заразны», — сказал Ф. Рузвельт.

Из Сумгаита злоба переползла в Баку. Оказались вдруг нерешенными социальные проблемы: нехватка жилья и ра бочих мест, обнищание и назревающий раскол страны. Эти проблемы смели благоденствие с лица земли.

В страшные дни января, когда люди этого интернацио нального гостеприимного города пошли друг на друга, ста ли громить жилища соседей, врываться в дома, занимать их, выгоняя на улицу старых хозяев, мать получила первый рубец на сердце. Многие из моих родных и друзей покинули город, уехали навсегда.

Айдын прятал семью у родственников на даче, потому что жена его, Соня, была армянкой.

Когда Айдын вернулся в свою квартиру, он увидел ди кую картину: дверь была распахнута, коридор превращен в хлев, в столовой за его столом — большим обеденным сто лом — сидели военные в расстегнутых гимнастерках и ели арбузы.

Г. Б. Мирзоев «Презумпция cправедливости»

Каждый — по арбузу.

Они погрузили свои головы в красную мякоть и, мокрые, облитые сладким соком, издавали смачное чавканье. Ай дын молча вышел.

Мама позвонила в неотложку, почувствовав, как сердце сдавили тиски и начали выдавливать из него жизнь. При ехавший врач остановился на пороге. Он долго молча смот рел на лежащую перед ним женщину, держащуюся за грудь.

Потом цинично сквозь зубы:

— Вы еще здесь?!

Да, из города бежали и армяне и русские, а возле по сольств стояли длинные очереди.

— Еще хуже будет! Еще хуже будет! — твердили отчаянно люди.

— Вы продали свою квартиру? — спрашивали они друг друга и сами отвечали, — ничего уже не нужно: спасти бы детей.

Город опустел. Уехали многие из тех, кого я знал и любил.

Уехала половина моих бывших коллег.

Изредка наезжая в Баку, я всегда заходил в юридическую консультацию, поднятую мной от самого основания;

теперь там работало только двадцать человек.

Уехали многие мои сокурсники, да и соседей поубави лось.

Айдын оформлял документы на отъезд в Израиль, к родс твенникам жены. Задерживали пациенты. Не мог их бро сить.

Он смешной, Айдын.

Похож на маленького верблюжонка. Так и остался худым и сутулым. Огромная коричневая, начинающая седеть не вьющаяся челка, губы, как у обиженного ребенка, веснушки Г. Б. Мирзоев «Презумпция cправедливости»

на белом лице. Он растягивает слова и смешно их прожевы вает. Старается говорить со мной на русском, раньше у него получалось лучше. Давно я не беседовал со своим другом.

Его белые худые руки с рыжим покровом растительности спасли немало жизней.

Кто же теперь придет на помощь бакинским сердечни кам?

Прибой стал совсем невидимым. Море застыло, оцепене ло в полдневной тишине. Я шел по берегу, по кромке жест кого песка, граничащей с травой. Темные пятна мертвых морских котиков виднелись то там, то здесь, на расстоянии метров двухсот друг от друга.

Словно убитые люди на улице Спандаряна, когда с нее схлынула ужаснувшаяся своим деяниям толпа, лежали мор ские тюлени, вытянувшие плавники вдоль тела, издавая смрад смерти.

Подпись?

ГЛАВА 4 Вещь хороша новая, а друг – старый а следующий день мы собрались у Ай дына в Баилово: все, кто еще не поки нул родной город, и я — гость из Моск вы. Сусанна, старшая сестра Айдына, приехала специально к нему в дом, что бы помочь своей невестке приготовить плов. Соня, жена Айдына, похожа на мою маму. Только очень худая, как сам Айдын. И очень смуг лая, как каспийская ночь. Лицо ее вытянутое, узкие скулы, неровная длинная переносица, загнутая дугой. Но что–то есть в ней, схожее с моей мамой: кокон смоляных длинных волос на затылке;

добрая, слегка скошенная, улыбка;

эти темные белки и черные зрачки, наполняющие глаза неимо верной грустью, жертвенность души. А еще голос, звонкий, курлыкающий. Наша порода покрепче. Я пошел в отца, да и мама тоже с годами стала похожа на своего мужа.

Женщины готовили салат. Плов общими усилиями уже поспевал на плите, а мы сидели в комнате и пили чай. Иван Акимович Арзумов и его младший брат Рафик — мои одно курсники по университету (мы называем его Азербайджан ским университетом) резались в нарды.

— Звонил один твой старый знакомый, — сказал, вернув шись из прихожей, Айдын, — это сюрприз для тебя. Будем думать, ты не рассердишься его приходу.

— Кто? — улыбнулся я. — Заинтриговал.

Г. Б. Мирзоев «Презумпция cправедливости»

— Нет, не скажу, может, еще не придет. Говорит, времени нет, большим человеком стал, — Айдын повернул голову в сторону кухни и крикнул: — Соня, люди проголодались.

— Сколько лет ты уже в Москве? — спросила Соня, накры вая на стол.


— Семь лет, — ответил я.

— Все правильно, — что–то подсчитал в уме Айдын. — Три надцать лет вы уже не виделись.

— Тринадцать? Но я после школы из Баку не уезжал. Поче му же мы с ним не виделись позже? Выходит, он не бакинец?

Выходит, это друг юности какой-нибудь?

— А! Секрет! Все в свое время узнаешь, — ехидно заулы бался кардиолог.

— А вот ты мне ответь, Гасан, — вдруг сказал Арзумов, оторвавшись от старинной деревянной доски для нард, и мне показалось, что он знает, что за таинственного гостя позвал к себе Айдын, — если ты убежден, что твой подза щитный действительно совершил преступление, ну, ска жем, убил человека, как ты можешь браться защищать его?

Только по обязанности или почему–то еще? Я никогда не понимал этого. Что ты в душе–то чувствуешь?

Арзумов был самым заметным в нашей студенческой компании, лихо пел песни под гитару, хорошо рисовал. Мы были поначалу друзьями. Подтрунивая и споря друг с дру гом, мы познавали этот мир. Совместное взросление так объединяет людей, что мы понимали друг друга с полусло ва. Мы были как бы слиты воедино, ощущали себя единым организмом. В переносном смысле можно было сказать, что я даже ходил с ним в разведку, то есть когда–то брал его с собой на дежурства в райотдел милиции.

Г. Б. Мирзоев «Презумпция cправедливости»

Позже наша дружба остыла, как остывают угли костра, припорошенного снегом или залитого дождем. Тому были очень серьезные причины: я не расстаюсь с людьми просто так.

Я пришел в милицию совсем мальчишкой, мне было сем надцать лет, и я хотел ловить бандитов. На оперативную работу меня, конечно, не взяли, а вот в добровольную дру жину по охране общественного порядка записали.

Сразу после того, как я забрал документы из общеобразо вательной школы и поступил на завод, в шестьдесят четвер том году в школе рабочей молодежи я организовал неустав ную комсомольскую ячейку и стал членом Наримановского райкома комсомола. Я был комиссаром оперативных ком сомольских отрядов по борьбе с преступностью в Нарима новском районе Баку. Уже в десятом классе я обрел мечту о профессии. В моих тетрадках по геометрии и русскому язы ку я часто забывал промокашки, исписанные сочиненными мною следственными протоколами и постановлениями.

Мне не терпелось вступить именно в эту профессию. Это означало, что мне был нужен конкретный опыт, а не только образование.

— Мирзоев, у вас наполеоновские планы, — произносила на весь класс Гульнара Сергеевна. — В ваших сочинениях по литературе вы в своих фантазиях не только задерживае те матерых преступников, но и подписываетесь раз от раза все более высокими званиями: старшина, сержант, майор.

Недалеко и до министра внутренних дел. Это ничего. Глав ное, чтобы темп ваших фантазий соответствовал вашим отметкам, а у вас в протоколе дознания три грамматичес ких и две синтаксических ошибки… И откуда такая тяга к борьбе с преступным миром?

— Он сыщиком решил стать, — кричали ребята.

Г. Б. Мирзоев «Презумпция cправедливости»

— Он себе уже накладные усы купил, наш Шерлок Холмс.

— Это мои собственные, — обижался я, пушок уже тогда чернел над моими губами.

Когда я перешел в одиннадцатый класс и мне было уже во семнадцать, я вовсю участвовал в рейдах, задержаниях… Меня назначили внештатным оперуполномоченным уго ловного розыска третьего отделения милиции Нариманов ского РОМ, которое совместно с Наримановским райкомом комсомола дало мне рекомендацию — направление на учебу в университет, на юридический факультет. Да и аттестат вечерней школы показать приемной комиссии было не стыдно.

К моему удивлению, во мне вдруг обнаружилась природ ная, врожденная грамотность. Так Гульнара Сергеевна ска зала. Я и сам стал замечать, что теперь пишу без ошибок, даже не задумываясь и не вспоминая правила.

Гульнара Сергеевна говорила, что это от любви к чтению.

Я действительно все тогда читал: и классику, и Воннегута, и Маркеса, и Хейли, и Булгакова. Поглощал все, что сумел в те годы раздобыть.

Я не сразу понял, почему отец и мама не возликовали вместе со мной, когда переполненный гордости и высоких устремлений я внес в нашу квартиру эти «путевки в жизнь», удостоверяющие мое стремление к избранной профессии и мою способность обучаться этому в университете.

— Боюсь я, что обломают тебе твои чистые крылья, — вздохнула мама.

— Ничего, достойного человека всегда заметят и оценят, — возразил ей отец.

Они словно бы говорили на другом, непонятном мне языке.

Г. Б. Мирзоев «Презумпция cправедливости»

— Конечно, примут! — все еще ликовал я.

— Но ведь все кругом уже по два года с репетиторами за нимаются, и вечерняя школа… — все еще пыталась вывести меня из затмения мама.

Разумеется, достойных молодых людей было много, хотя в целеустремленности я бы посостязался с любым. Но вы шло так, что за профессию свою из нашего курса боролись всего несколько человек. Остальные получили такую воз можность, что называется, по праву рождения, по праву детей власть имущих.

Это я понял позже, когда мои однокурсники стали рас крывать свои партийно–советские родословные. Из всего курса лишь один тат — я, три русских парня и одна армянка не имели родни ни в обкомах партии, ни на площади Ле нина, где в те годы помещалась резиденция Центрального Комитета компартии Азербайджана.

Остальные были детьми национальных высокопостав ленных коммунистов и чиновников. Это означало, что все двести человек были приняты зависимым преподаватель ским составом автоматически, а мои достоинства никому не были нужны. И все–таки нас приняли для видимости, для прикрытия.

Мои знакомые — Толя Хорошев поступил с третьего раза, а Володя Богомолов со второго раза, Володя Игонин, Рим ма Арустамова, Марина Аршавская и я поступили в году с первого.

Только спустя полгода я понял, что те двадцать пять че ловек, претендующих на одно место в университете, были лишь массовкой в этом бесчестном распределении дипло мов главного университета Азербайджана.

Г. Б. Мирзоев «Презумпция cправедливости»

И дело не в том, что дети секретарей обкомов были недо стойны профессии юриста, а в том, что ни один из них не сомневался, что он чуть ли не властелин этого мира.

Ни один из них не любил эту профессию так, как любил ее я. Ни одного из них не переполняло то чувство справед ливости, которое жило в сердцах таких, как я — обыкновен ных советских парней.

За полгода до поступления на юрфак меня приняли рядо вым пожарным бойцом министерства охраны общественно го порядка Азербайджана и я продолжал быть внештатным оперуполномоченным уголовного розыска. На третьем кур се меня зачислили на штатную должность оперативного де журного отдела охраны в том же Наримановском РОМ. Во обще–то такой практики не было, меня этим назначением как бы наградили за милицейские заслуги. Даже в газетах обо мне писали: и два килограмма наркотиков выловил, и воров задержал, и рецидивистов поймал.

Друзья из нашей университетской коалиции «не блат ных» часто приезжали ко мне на дежурство. Володя Бого молов, Володя Игонин, Толя Хорошев нравились моим то варищам по работе. Ребята уже не представляли себе и дня без нескольких часов, проведенных в стенах моего райот дела милиции, где мы проходили свои первые милицейс кие испытания.

После занятий в университете я мчался в свое отделение, сидел там допоздна. Хотя сидеть долго не приходилось: ког да собирались дружинники, мы шли в новостройки, в пар ки, на проспект – охранять порядок. Мама открывала но чью дверь с таким встревоженным взглядом, что я опускал глаза.

Г. Б. Мирзоев «Презумпция cправедливости»

Иван Акимович Арзумов, мой первый опер-наставник был высоким, подтянутым, умел красиво говорить и всегда везде успевал: и материалы съезда законспектировать, и на значенное свидание не пропустить, и ко мне на дежурство забежать.

— Сидишь, дежуришь? — спрашивал он, просунув голову в окошко дежурной части, и был очень похож на журналиста из западных фильмов. — Что у вас тут интересненького?

— Все уехали: драка у женского общежития.

— Это интересно, почему с группой не поехал, дорогой?

А кто дрался — дамы или кавалеры?

— Хулиганы, — улыбался я. — Вот я и остался здесь теперь один за всех на звонках.

— Вызовы идут?

Звонков, к счастью, не было. Не смогу же я один выехать на происшествие, если неожиданно придет сигнал. Но как по злому року в это мгновение взорвался телефон.

— Милиция? — спросил тихий напряженный женский го лос. — Здесь ограбление, кажется.

— Адрес, — с замиранием сердца сказал я и шепнул Ване Арзумову. — Накаркал. Наряд на выезде, с кем ехать?

— Со мной, дорогой, — решительно заявил Арзумов. — Вместе веселей.

Мы взяли оставшуюся в нашем распоряжении неболь шую бортовую машину, я сел рядом с водителем, а Арзумов в кузов.

Возле длинной пыльной витрины универмага никого не было. Стоял только «сапожок», еще теплый, с открытыми дверцами. В витрине зияла огромная черная дыра. Фона ри освещали улицу изо всех сил, так что свет их проникал даже за витрину универмага.

Г. Б. Мирзоев «Презумпция cправедливости»

— Там кто–то есть, — шепнул Арзумов, ступая след в след за мной.

Мы оставили грузовичок за углом и пошли вдоль витри ны, за кустами, так что нас можно было принять за прохо жих. Я в то время носил длинный плащ с реглановыми ру кавами и широкополую шляпу;

это делало меня похожим больше на английского шпиона, чем на милиционера. Пока мы подходили, из лаза, задев ногой осколок стекла, кото рый вывалился из рамы и со звоном рассыпался по асфаль ту, выбрался преступник. За ним полез второй. Первый нес небольшой чемоданчик, второй — тканевый мешок большо го размера.

Наш водитель, наблюдавший из–за угла, увидел мой знак и быстро сообразил, что нужно делать. Он вскочил в маши ну и со скрежетом выскочил из–за угла, ослепляя преступ ников фарами. Один из них, с тяжелой ношей, остановился как вкопанный, прижался спиной к разбитому стеклу, вжал ся в него, стекло не выдержало и посыпалось на грабителя.


Второй метнулся в кусты. На мгновение я растерялся. Но внутри сработал какой–то механизм: я сорвался с места и припустил за юрким парнем, крикнув Арзумову:

— Давай на перехват!

Арзумов забежал с другой стороны ровной линии декора тивных кустов акации вдоль проезжей части. Преступник петлял, перебегая то на одну, то на другую сторону кустар ника, но мы догоняли его.

Я слышал за кустами ритмичное дыхание Арзумова.

Можно было подумать, что мы бежим наперегонки. Я вы тащил пистолет, снял его с предохранителя, и, сделав не человеческое усилие, рванулся вперед, ускорил бег. Но тут преступник повернул направо, в переулок, пересекая тра Г. Б. Мирзоев «Презумпция cправедливости»

екторию моего движения. Я прыгнул в кусты, продрался сквозь них и оказался перед беглецом. Это произошло так быстро, что тот ошалело смотрел на меня, как на инопла нетянина. Взгляд у него был неласковый, презрительный и затравленный одновременно. Почувствовав его злобу, я навел на него оружие. Сзади к нему подскочил Арзумов, то ропливо выкрикнул:

— Не стреляй!

Позже, в машине, Арзумов спрашивал меня осуждающе:

— Неужели ты смог бы выстрелить?

— Это спортивный пистолет, — ответил я. — Но и с огне стрельным умею обращаться.

Будущая поэтесса Фрида Борисовна Юсуфова с отцом на грядке во дворе нашего дома, г. Георгиевск, 1955 г.

ГЛАВА 5 Дерево узнают по плодам, а человека по его делам йдын беспокойно посмотрел на нас.

— Ты же, дорогой, сам в адвокатуру сдавал экзамены? — спросил он Арзумо ва. — Вместе с Гасаном?

— Он передумал вовремя, — заметил я.

— Ага, — оживился Арзумов, — выхо дит, я был прав?

— Конечно, конечно, — подтвердил я. — Ведь тот, кто за щищает виновного, сам навлекает на себя обвинение. Это не мои слова. Так говорил один сирийский поэт. И мне ка жется, что это относится не только к тем, кто покрывает.

Но он не только про покрывающих преступление это ска зал. Так можно было бы сказать и про нас, адвокатов. Защи щая преступника, берешь нравственную ответственность на себя.

Ответственность не только за то, чтобы выполнить свой долг, не переступить закон, но и за то, чтобы не дать пере ступить его стороне обвинения. Именно обвинение объ единяет и обвиняемого, и адвоката в одно целое.

— Это как в театре: все думают, что труднее быть траги ческим актером, а ведь натуралистично сыграть комичес кую роль гораздо труднее, — вставил Рафик.

Г. Б. Мирзоев «Презумпция cправедливости»

— Синдром виновности любого, на кого лишь пала тень подозрения, переносят и на адвоката. Семь десятилетий вбивали в нас этот синдром. И получается, что для адво ката эта ответственность потяжелее поручительства или соучастия. Ты, Арзумов, боишься, что виновного в чьей–то смерти адвокат может спасти от наказания?

— Да, я хочу это понять. Ведь адвокат не соизмеряет вину преступника со своей целью. Эта цель — во что бы то ни стало отвести от виновного наказание. Он как бы говорит суду и обществу: это ваши проблемы — доказать вину и пра вильно применить закон, а моя задача не только защищать интересы подзащитного всеми законными средствами и способами, но и найти смягчающие его вину обстоятельс тва с тем, чтобы они были приняты судом.

День был солнечный, в окна дул свежий ветерок, невда леке от дачи начинался длинный, обустроенный бакин ский пляж.

— Ты забыл кое-что из того, чему нас учили в университе те, — сказал я, всматриваясь в голубое море.

— Гасан, Ванечка, — перебил нас Рафик, младший брат Ивана Арзумова, более мягкий и чертами лица, и харак тером, — оставьте этот бессмысленный разговор, неужели можно отменить правовую защиту как институт правовой системы? Не нам отменять Конституцию.

— Дело здесь не в Конституции и даже не в принципах гуманности и справедливости судебного процесса, — воз разил я. Мне хотелось высказать свою точку зрения. Давно никто не спрашивал меня о самом наболевшем. — Иногда адвоката обязывают вступить в судебный процесс в защи ту интересов обвиняемого в уголовном преступлении. Ни отказаться, ни признать вину подзащитного он не имеет Г. Б. Мирзоев «Презумпция cправедливости»

права. Конечно, бывают и подтасовки документов со сторо ны следствия, фальсификация, фабрикуют компромат, вы бивают показания. Тогда адвокат чувствует себя как рыба в воде, в том смысле, что отстаивает невиновность человека и ощущает себя борцом за справедливость. Но иногда стал киваешься со страшными преступлениями. Кому, как ни ад вокатам, знать всю подноготную совершаемых злодеяний.

Ведь это перед нами на каждом свидании раскрывается че ловек (если раскрывается). Но нельзя допускать и мысли о том, что адвокат — соучастник преступления. Да и кто мо жет назвать человека преступником до судебного пригово ра? Надеюсь, ты не возьмешь на себя такую смелость?

— Я не сужу людей, но и не выгораживаю преступников, — потупив взгляд, ответил мне Арзумов.

Я взорвался.

— Презумпция виновности?! Ад на земле начинается тог да, когда появляется пена неистовства на губах ангела, ра тующего за правое дело! Люди идут к нам не только за защи той, но и за утешением.

— Но речь идет не о правовом наказании, не о преступ нике в правовом смысле, а о человеке, отнявшем жизнь, о нравственных мучениях и страданиях совести преступни ка и защитника. Помнишь Раскольникова? Не мучает ли тебя совесть, когда ты защищаешь подонка?

Айдын и Рафик затаив дыхание ждали, как я отвечу:

слишком уж грубо напал на меня мой собеседник. И что его разобрало возвращаться к давнему спору?

— Ты не понял одного, — сказал я ему, — если суд сочтет, что есть основания для отмены или смягчения наказания, заметь, по закону! — значит, спасет невиновного или при менит наказание, соответствующее преступлению. Этому Г. Б. Мирзоев «Презумпция cправедливости»

способствует адвокат. Вынося и утверждая обвинительное заключение, следователь и прокурор, санкционирующий арест, считают человека виновным. Их вывод имеет субъ ективный характер. Вот почему их заключения недоста точно. После этого во всем должен разобраться суд. Задача адвоката — довести до сведения суда объективные факты, способствовать установлению истины.

Женщины накрыли на стол и принесли розовый, пахну щий свежим укропом масленый плов и шашлык, который приготовил мой друг Айдын на балконе.

— А если за изнасилование ребенка человеку дадут пять лет, — не унимался Арзумов, — и отпустят через два года, ад вокат тоже будет ссылаться на правильность применения закона?

— Если закон применен правильно — да, значит, для тако го наказания были основания, — ответил я. — Но ты, Иван Акимович, начал не с этого. Ты, вероятно, не понимаешь, что ощущает адвокат, защищая виновного, и как вообще можно защищать виновного.

Арзумов кивнул и добавил:

— Тем более за деньги.

— Вот ты сам частично отвечаешь на свой вопрос. Защи щать — это работа, профессия. И защищаю я не преступни ка, а обвиняемого.

— Я же говорю о том случае, когда перед тобой — злодей, и ты знаешь об этом.

— Защищать невиновного, — ответил я, — все равно, что бросать спасательный круг тонущему, а защищать виновно го — прыгать к нему за борт, когда нет круга.

— Цитата?

Г. Б. Мирзоев «Презумпция cправедливости»

— Сам придумал, — улыбнулся я. — Ванюша, мне нравится этот разговор, потому что почти такой же состоялся у меня много лет назад с моим отцом. Еще до армии он убеждал меня, что я должен стать адвокатом. Это было тем более не ожиданно, что отец был ортодоксальным партийцем, он и мысли не допускал о какой–то негосударственной деятель ности. А в то время адвокатов могли приравнять к барыгам каким-нибудь. Мол, на чужом горе наживаются, обдирают клиентов как липку, сверх установленных тарифов.

— Так ведь и было, — вставил Арзумов.

— Слушай, ты на меня «не наезжай». Так вот, — продол жил я, обращаясь ко всем, — отец мне сказал это, а я ему в ответ: я не могу стать адвокатом, потому что уже десять лет борюсь с преступностью.

Но когда, вернувшись из армии, я стал обсуждать с ним свои планы, он снова посоветовал мне адвокатуру. Может быть, знал меня лучше, чем я сам себя знал. «Сынок, ты дол жен быть адвокатом.» Я для начала пошел юрисконсультом в министерство, потом набирался опыта в хозяйственных делах, в арбитражных и гражданско-правовых спорах.

И лишь через три года стал стажером коллегии адвокатов Азербайджанской республики.

Через год мне предложили возглавить юридическую кон сультацию. Ее только создали — на бумаге создали.

В том, 1978 году, назначение заведующего юридичес кой консультацией согласовывалось не только с райкомом Коммунистической партии Азербайджана, но и с админис тративным отделом ЦК. Согласованная, подписанная все ми возможными инстанциями и должностными лицами бумага ложилась на стол Министра юстиции. Министром юстиции в те годы работал интеллигентнейший человек, Г. Б. Мирзоев «Презумпция cправедливости»

Нариман Габибович Юсифов, ныне пенсионер, живущий в Москве.

В городе образовался новый район, вот и консультация понадобилась. Пришлось самим даже строить здание, на бирать команду, вникать в нюансы работы с коллективом.

Дали один недостроенный фундамент — сказали: работай те. А через пять лет — это была лучшая консультация города и победительница общесоюзного соревнования. Ты счита ешь, это произошло благодаря связям, взяткам, партийнос ти или правонарушениям?

— Нет, конечно, — пожал плечом Арзумов, — я же тебя сто лет знаю. Не в тебе дело. В адвокатуре. Вообще… — Так пойдем от моего примера. Да. Меня предупреж дали. И в университете, перед выбором специализации… Нет. И даже раньше, еще перед выбором профессии, мой отец предупреждал меня. Говорил, если, к примеру, я стану адвокатом, то мне придется защищать не только невинных.

Отец не отговаривал меня. Он только предупредил: ты представь, что тебе придется защищать всяких подлецов, убийц, воров, мздоимцев.

— Да что ты объясняешь, — перебил меня Айдын, — ты же специализируешься на гражданском праве, защищаешь предприятия, учреждения… — Не только. Мы и в уголовных процессах участвуем в по рядке сорок девятой статьи.

— Что же ты ответил отцу? — спросил Рафик. — благосло вил он тебя?

— Возражать не стал. Я сказал ему: если есть шанс хоть в чем–то оправдать человека, основываясь на законе, то зна чит, само государство предусмотрело этот шанс. Государс тво! А роль адвоката? Он должен направить свой талант Г. Б. Мирзоев «Презумпция cправедливости»

на поиски законных средств и способов, дающих возмож ность представить следствию, суду все обстоятельства дела, оправдывающие и смягчающие вину подзащитного. Не придумать, не сфабриковать, а исследовать и представить!

Нельзя же относиться к адвокатуре, как к исчадию ада. На оборот, миллионы людей нуждаются в защите своих инте ресов, и порой это их последняя надежда найти правду.

— Что ты мне толкуешь? Я сам веду прием на работе. То по трудовому праву вопросы, то по жилищному, то по се мейному… Но все эти люди приходят, чтобы выговориться.

Никто после твоего совета в суд не бежит. Не приучены.

А бывают и вовсе проходимцы. То родню хотят на улицу выгнать, то спор затевает какой-нибудь уволенный за пьян ку. А к адвокату и вовсе бегут такие рвачи и мздоимцы, что тебе за отпущение грехов молиться и молиться… — Арзумов! — Айдын уже испереживался, пока слушал наши речи, хотя это была уже не первая разминка в крас норечии.

Мы с Арзумовым понимали это. В конце концов Айдын покачал головой и подсел к столу. Он робко позвал нас, но до окончания разминки было еще далеко.

— Здесь нужно абстрагироваться от личного отношения к человеку. Это работа. И не забывай, что судебный процесс — состязательный. Есть обвинение. И есть защита. Они долж ны состязаться в судебном процессе. Ты ведь не за чрезвы чайные комиссии, где виновность человека никем не оспа ривалась, а защиту искали в парткоме с помощью анонимок?

Адвокат должен способствовать установлению истины и на этой основе находить законные возможности для оправда ния подзащитного или смягчения его вины. Айдын, ты ведь не бросаешь на произвол судьбы умирающего бандита?

Г. Б. Мирзоев «Презумпция cправедливости»

Айдын аппетитно ел плов и запивал вином, не дожидаясь спорщиков.

— Да только вчера поступил к нам один крутой азербайд жанец, прямо шах, э! — не дожевав очередную порцию риса, сообщил он. — Весь в золоте, дал денег на все отделение — на питание больных. Отдельная палата, телевизор, цветы, на шествие посетителей. Говорит, переходи ко мне, будешь се мейным доктором!

Он зафыркал, сморщив свое веснушчатое белое лицо. За звенели бокалы и зазвучали тосты.

Я не обиделся на Арзумова. Позже я узнал — он стал юрис «Переход Мирзоева через Альпы»

(картина - подарок самарских коллег) том на предприятии.

Мне 3 года ГЛАВА 6 Луна за облаками – все равно луна, скрытая истина – все равно истина ного лет спустя я вспоминал разговор с Арзумовым. Передо мной лежало пись мо. И нужно было совершить чудо, что бы разрушить стену равнодушия и уста новить истинные обстоятельства дела.

Иначе грош цена моей убежденности в справедливости.

Письмо было от матери солдата.

«В мой дом пришло страшное горе. Через некоторое вре мя после того, как сына взяли служить в армию (сын же нат, но с беременной женой не дали даже попрощаться), он вдруг исчез надолго, потом оказалось, отправили в Чечню, хотя как женатому ему было предписано служить рядом с семьей. Вдруг приезжает из Твери военный следователь и сообщает, что сын ни с того ни с сего в пьяном виде убил своего командира… Прошло много месяцев, и вдруг мы получаем письмо сына. Это было жуткое письмо. Не просто так убил он офи цера. И не офицера, а истязателя. Над ним издевались, за ставляли оказывать сексуальные услуги, били в солнечное сплетение, связывали, а утром обещали выпустить на мин ное поле: война все спишет. Мы продали все, что у нас было.

Комитет солдатских матерей обещал нам адвоката, но за деньги. Зюганову писали, Кобзону писали… Никакого ре зультата, шли отказы.

Г. Б. Мирзоев «Презумпция cправедливости»

А сына пересылали из Хасавюрта в Махачкалу, потом в Ростов, Астрахань, Москву. Теперь он в Бутырской тюрьме.

Никто не хочет помочь — кругом равнодушие. Из проку ратуры получено около ста писем, а что толку — отписки… Если не сможете помочь — не пишите ничего…»

Хорошо быть начальником. Я наложил на письмо резо люцию: «Уважаемый А.И. Хорошев. Прошу ознакомиться и переговорить. Г.Б. Мирзоев». Переговорили, приняли решение выделить адвоката, который примет участие в деле солдата В.А. безвозмездно. Добровольцем вызвался руководитель адвокатского агентства “Мирзоев и партне ры” помощник президента Гильдии российских адвокатов Ю.И. Толоконников.

Теперь изложу суть дела.

12 июня 1995 года, около 23 часов, на боевой позиции в районе с. Ахар Новолакского района республики Дагестан группа офицеров воинской части С–533 учинила попойку.

Неожиданно командиру роты капитану М. и прапорщику Д. пришло в голову проверить посты. На одном из них сто ял рядовой В.А. Господа офицеры были в состоянии силь ного опьянения и не увидели солдата. Они принялись его усиленно искать. А когда «нашли», стали избивать ничего не понимающего солдата.

Они зверски били его в течение полутора часов, каждую минуту придумывая все новые и новые способы глумления.

Привязали В.А. к офицерской палатке, били его кулаками и ногами по голове и телу, прикладами автомата, душили, предлагали совершать сексуальные услуги. «Тогда пойдешь спать», — говорил офицер, капитан М. И это было самое приличное, что говорил он в тот вечер. Потому что все действо с рядовым происходило в сопровождении грубой, нецензурной брани.

Г. Б. Мирзоев «Презумпция cправедливости»

Наконец, и капитан, и прапорщик почувствовали уста лость. Вечер они провели хорошо и достойно, как и подо бает офицерам российской армии. Событием, которое они праздновали, нахлебавшись водки, было принятие Декла рации о государственном суверенитете России. Но событие это было столь незначительным по сравнению «с воспита тельно-профилактическим мероприятием», которое они только что произвели, что о нем впоследствии никто и не вспомнил.

Когда оба «педагога», удовлетворенные результатами своих упражнений, заснули, В.А. с помощью рядового О.

освободился от своих пут (отходя в опочивальню, садис ты оставили его связанным). Солдату плакать не полага ется, но аффект не проходил, поэтому, дождавшись, ког да заснет его спаситель, В.А. взял его автомат и трижды выстрелил в М.

Капитан скончался.

Естественно, что по факту смерти было возбуждено уго ловное дело. Но, вероятно, из–за плохих российских дорог возбуждено оно было не сразу: лишь спустя восемь суток судмедэксперт установил у В.А. множественные поврежде ния головы и тела. Обвинение предъявлялось по статье старого УК.

Несмотря на очевидность преступления, сроки предва рительного следствия и содержания В.А. под стражей про длевались до десяти месяцев, и, наконец, данное дело было направлено в военный суд Астраханского гарнизона.

Девять месяцев военные судьи вынашивали ребенка справедливости и, наконец, произвели на свет решение о возвращении дела для дополнительного расследования. Но не потому, что показалось что–то неясным и даже подозри тельным, — как такое могло произойти, и почему в таком Г. Б. Мирзоев «Презумпция cправедливости»

случае статья 103? А в связи с существенными нарушениями УПК.

Когда же расследование было закончено, В.А. предъяви ли новое обвинение, теперь уже по 105-й статье. Тем самым, не заметив или признав естественными действия покойно го капитана и его компании. С того момента уголовное дело по обвинению рядового В.А. затерялось в военном суде Ма хачкалинского военного гарнизона, а сам рядовой содер жался в различных следственных изоляторах.

Между тем, наступал уже июнь 1997–го, и новые офицеры с молоднячком нового призыва праздновали Декларацию независимости.

И лишь еще через год данное уголовное дело, наконец, было рассмотрено в помещении военного суда Московского гарнизона. Действия В.А. были «переквалифицированы на справедливость»: отныне ему вменялась ответственность не за умышленное убийство, а за убийство в состоянии аф фекта. С учетом уже отбытого срока, незадачливый солдат был освобожден из–под стражи в зале суда и уехал с родите лями по месту жительства.

Что можно сказать по поводу этого факта?

Печать часто критикуют за дискредитацию армии. И я, автор этих строк, также рискую навлечь на себя гнев людей в форменной одежде. Но не могу не назвать имена «защит ников Отечества», выступавших в качестве свидетелей в уголовном деле В.А. и выполнивших свой долг перед обще ством лишь под страхом уголовного наказания (308–я ста тья нового УК).

Это люди, которые, судя по их собственным показаниям, видели издевательства, слышали побои, но терпели капи тана М., приспосабливались. А потом, когда уже не было на свете М. и В.А. был арестован, они вдруг все сразу все Г. Б. Мирзоев «Презумпция cправедливости»

это вспомнили и засвидетельствовали. И мы доверяем им безопасность нашей страны?! Вакуленко, Ещенко, Ермола ев, Орлов, Павлов, Ситиков, Маслаков, Корюков, Пешков, Андросенко, Садыков, — целое отделение защитников Оте чества. Хочется спросить: где вы были раньше? Почему вы, здоровые ребята, даже не пытались предотвратить беду?

Здравица от солдатской мамы не заставила себя ждать.

Но разве в ней дело!

Здравствуйте, уважаемый Гасан Борисович!



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.