авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

«Министерство образования и науки Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Сочинский государственный университет туризма и ...»

-- [ Страница 3 ] --

А. Смит, анализируя формирование и развития способностей человека как создание «основного капитала», очень подходит к пониманию этого процесса как специфического производства. Но у А. Смита нет системного исследования его рамок и процессов. Кроме того, во взглядах А. Смита есть определённые противоречия. Так, соотнеся труд с производительным трудом, овеществляемым в предмете, приносящий доход, возмещающий вложенный капитал, увеличивающий благосостояние общества А. Смит включает человеческие способности к труду в «основной капитал» общества. Но труд, по его мнению, затраченный на производство подобного капитала, за исключением труда в сфере образования, не есть труд производительный, а сам процесс воссоздания «производительных сил рабочих» - результат непроизводственного потребления. Особое внимание следует обратить на то, что А. Смит включал знания, мастерство и опыт людей в основной капитал общества. Он определял этот капитал, как "элемент производства, который приносит доход или прибыль, не поступая в обращение и не меняя владельца.

А. Смит выдвинул также тезис, что заработная плата есть денежная цена труда (рыночная цена труда) и определяется "количеством и предлагаемой стоимостью труда", понимая под последней уровень развития производительных сил работника, т. е. способности к труду. Он неоднократно отмечал, что за большую тяжесть труда и большее искусство работника полагается надбавка к заработной плате и что рыночная конкуренция вынуждает хозяев и работников каким-то образом осуществлять хотя и грубо, но справедливую оценку затрат разного характера. А. Смит говорил об особом фонде восстановления затраченной работником жизненной энергии, который находится в распоряжении свободного работника и который включает в себя различные издержки - на питание, одежду, жилье, отдых, развлечения, домашнее хозяйство, содержание семьи, воспитание детей, образование и считал, что заработная плата не должна опускаться ниже того уровня, при котором "раса рабочих вымерла бы после первого поколения"[2, с.75].

Вслед за А.Смитом Д. Рикардо рассматривал основной набор тех «издержек» по созданию человеческого капитала, которые исследовал А. Смит, и акцентировал внимание на проблему места и роли образования в формировании богатства наций как разный уровень экономического развития стран, наряду с другими причинами, объясняется им «недостатком образования во всех слоях народа».

В работе Д. Рикардо "Начала политэкономии и налогового обложения" в разделе "О заработной плате" дано определение естественной цены труда, описан механизм установления рыночной цены труда и ее стремление к естественной цене. "Как и все другие предметы, труд имеет свою естественную и свою рыночную цену. Естественной ценой труда является та, которая необходима рабочим для существования и продолжения своего рода без увеличения или уменьшения их труда;

"рыночная цена труда есть та цена, которая действительно платится за него в силу естественного действия между предложением и спросом: труд дорог, когда он редок, и дешев, когда имеется в изобилии"[3, с.449-450]. Как следствие, по Д. Рикардо, "заработная плата подвержена повышению и падению в силу двух причин: 1) предложения и спроса на рабочие руки;

2) цены товаров, на которые расходуется Заработная плата"[3, с.452].

Д. Рикардо выводит закон заработной платы, получивший название "железного закона": если допустить, что заработная плата опустится ниже естественного уровня, то возникнут условия, ведущие к уменьшению предложения труда (рост болезней, смертности, продолжительности жизни), что приведет к повышению спроса на труд и повышение рыночной заработной платы. Если произойдет повышение заработной платы над естественной ценой труда, число рабочих возрастет, что приведет к росту их предложения, и снижению заработной платы, ниже естественного уровня. Такая позиция Д.

Рикардо сформировалась не без влияния известного закона народонаселения, разработанного его современником английским священником, учёным, демографом и экономистом Т. Мальтусом. Из этой концепции следует, что предложение труда или заработная плата никогда не может постоянно превышать его минимальную стоимость и будет колебаться вокруг ее уровня [4, с.20-21].. Т. Мальтус отстаивал, что невозможно показать и подсчитать «когда и как способности человека возрастают, … когда и как они уменьшаются и в какой пропорции распределяются» [5, с.231]. На основании закона заработной платы Д. Рикардо делает вывод, что "...размеры заработной платы должны быть предоставлены частной и свободной рыночной конкуренции и никогда не должны контролироваться вмешательством законодательства"[6, с.458].

Идеи У. Петти, А. Смита и Д. Рикардо на протяжении всего XIX века оставались главными и определяющими экономическую мысль. Однако в конце XIX века экономисты стали осознавать, что в жизни общества происходят важные изменения, и это породило потребность в общественной науке нового типа. Наиболее важное место в их представлениях занимало возросшее сознание роли, которую играет человеческий фактор. В связи с этим формируется целый ряд направлений и школ, теоретически обосновывающих социально-экономическую, социально-психологическую природу человека и его производительных способностей. Большинство экономистов пытались критериально оценить стоимость человеческого капитала и в том числе практически интерпретировать в денежном выражении. Они, как и исследователи XIX века не отрицали факта накопления и совершенствования способностей человека, но объявляли капиталом человека как субъекта, а не просто его способности. При этом важным фактором являлось необходимое вложение (инвестирование) в человека.

Дж.Р. Маккуллох ясно определил человеческие существа как капитал:

"Вместо того, чтобы понимать капитал как часть продукции промышленности, несвойственной человеку, который мог бы быть сделан применимым для его поддержки и способствовать производству, кажется, не существует каких-либо обоснованных причин, по которым сам человек не мог бы им считаться, и очень много причин, по которым он может быть рассмотрен как формируемая часть национального богатства"[7, с.57, 67]. Кроме того, он отмечал, что существование тесной аналогии между общепринятым и человеческим капиталом, считая, что инвестиции в человеческие существа должны иметь темп оборота, согласующийся с темпом оборота других инвестиций, плюс нормальный темп оборота, определенный рыночной процентной ставкой в течение возможной жизни индивидуума [7, с.66]. «… Между обычным и человеческим капиталом существует тесное сходство, констатировал Мак Кулох, - … инвестиции в человеческое существо индивида должны в течение предстоящей жизни принести норму дохода, согласующуюся с другими видами инвестиций, плюс нормальную норму дохода, определяемую рыночной процентной ставкой» [5, с.21].

Генри Д. Маклеод, рассматривал производящего человека как фиксированный капитал. С его точки зрения, если этот человек не является продуктивным, то и не подвержен экономическому анализу [8, с.134, 205-206, 213]. Это мнение резко противоречит мнению французского экономиста Леона Вальраса, который включал все человеческие существа в капитал. А ценность, или цена, этих человеческих существ, говорил он, определяется подобно другим капитальным товарам [9, с.40, 214-216, 271]. Кроме того, Вальрас был лишен внутреннего нежелания, подобно некоторым экономистам, рассматривать человеческие существа как капитал. Он доказывал, что чистой теории "присуще полное абстрагирование от рассмотрения справедливости и практической целесообразности", и призывал "рассматривать человеческие существа исключительно с точки зрения меновой стоимости[9, с.271].

Иоганн Г. фон Тюнен также отмечал нежелание отдельных экономистов оценивать человеческие существа в деньгах. Но из этого нежелания, говорил он, "проистекает недостаток ясности и путаность понятий в одной из наиболее важных областей политической экономии". «Более того, может оказаться, что свобода и достоинство людей могли бы быть успешно обеспечены, если бы они были субъектами законов о капитале"[10, с.5]. Фон Тюнен предполагал, что многие социальные институты могли быть отменены, если бы затраты, которые увеличивают производительность труда, рассматривались в аналитической схеме человеческого капитала. Капитализированная ценность этих расходов, должна быть включена как часть в агрегированный запас капитала [10].

Ирвин Фишер включал человеческие существа в определение капитала.

Капитал, как он утверждал, является "полезным предназначенным материальным объектом", и, следовательно, поскольку человеческие существа обладают этой характеристикой, последовательность в рассуждениях требует их включения в понятие капитала [11, с.201-202]. Более того, мастерство индивидуума не является капиталом - добавкой к самому индивидууму. По мнению И. Фишера существует обученный индивидуум, который должен быть включен в понятие капитала. При этом формируется концепция, заключающаяся в том, что стоимость мастерства и полезных способностей в сумме тождественны стоимости самого индивидуума.

Другой американский экономист, Эдвард Денисон предполагает, что рассматривая технологический прогресс, воплощенный в физическом капитале - это нечто иное как просто ссылаться на изменения в качестве основных фондов (капитальных товаров) [10, с.91]. Такая аналогия может быть применена и к человеку. Мастерство и приобретенные способности воплощены в индивидуумах и, предположительно, повышают их качество, как производительных единиц. Следовательно, мастерство и способности являются неотъемлемыми их компонентами. Спорным и нецелесообразным является тот факт, что можно абстрагировать мастерство и способности от человека как капитала. В этой связи вполне корректной выглядит концепция о том, что обученный индивидуум тождественен капиталу как экономической категории.

При этом возникает необходимость экономической ценности если предположить, что ценность определяется как чистая прибыль интеграции для общества, где превышение валового выпуска над валовым потреблением формирует чистую прибыль, то сумма мастерства или полезных способностей будет создавать прирост прибыли, а приращение к ним непосредственно индивидуума трансформирует не только выпуск, но и потребление. При этом ценность мастерства и полезных способностей в купе с ценностью индивидуума, если эти качества могут быть измерены различной величиной чистой добавленной прибыли [13, с.4]. В этом случае стирается грань между двумя версиями-кандидатами: мастерство и приобретенные способности или их непосредственный владелец, для определения человеческого капитала это является равнозначным. Однако в некоторых случаях различие между мастерством и приобретенными способностями, с одной стороны, и человеком, с другой, является, например, существенным в налоговой сфере.

С точки зрения эволюционной инфраструктуры человеческого капитала некоторые авторы использовали оценки капитальной стоимости человека при оценке потерь в первой мировой войне[14]. Американский экономист Эрнст Богарт утверждал, что оценка денежной стоимости человеческих жизней, потерянных в войне, является "методом сомнительной статистической уместности", тем не менее, он считал, что только денежная оценка этих потерянных в войне жизней может помочь осознать их громадную экономическую важность [15, с.274].

Человеческий капитал, по С.С. Хюбнеру, может иметь такую же сущностную характеристику по сравнению с обычным капиталом. Его определение может быть получено "капитализацией стоимости человеческой жизни с помощью облигаций, придав им пожизненную ренту (для данной рабочей силы) и обращаемость (как источнику кредита), рассматривая их по принципу обеспечения и используя метод амортизационных фондов для обеспечения реализации рассматриваемого объекта, если только человек имеет перспективу будущей деловой активности, а его семья - обязательства перекрыть существующий риск неопределенности длительности человеческой жизни"[16, с.18-19].

В теории общего равновесия с постулированными краткосрочными договорами предприниматели не заинтересованы в инвестициях в рабочую силу. Но в последнее время факторы долгосрочного роста широко признаются в качестве доминирующих в регулировании деловой активности. Как отмечают некоторые западные экономисты, предприниматели все лучше осведомлены о важности инвестиций, которые становятся "интегрированной частью человека", и это осознание приводит к освобождению роста инвестиций в человеческие существа [17, с.9-49]. Следовательно, симметричное (по нашему мнению сопоставимое) рассмотрение приобретенных способностей человека и обычного капитала привычно для многих экономистов. Вудс и Метцгер выдвинули гипотезу о том, что симметричность в рассмотрении как человеческого, так и обычного капитала достигается только при условии использования категорий "обесценения", "сохранения" и "выбытия". Затраты на сохранение учитываются, когда затраты на потребление вычитаются из заработка, а обесценение с выбытием учитываются на основе алгоритма оценки среднего заработка: "этот фактор (обесценение и выбытие) вводится в рассмотрение подсчетом средней ежегодной зарплаты рабочих, которая включает низкую заработную плату старых рабочих наряду с высокой зарплатой более эффективных производителей. Первые, естественно, получают меньшие оклады и заработную плату, чем здоровые и производительные рабочие в первую половину своей жизни, но заработки последних разбавляются в "среднем" более низкими заработками первой группы и тех очень молодых рабочих, которые еще не имеют квалификаций" [18, с.122]. В результате делается вывод, что денежная стоимость населения является наибольшим активом страны и что "общественно-заинтересованные в национальном благосостоянии граждане и студенты активно поддерживают прогресс, способствующий сохранению человеческой жизни и наслаждению имеющимся здоровьем, с тем, чтобы жизнь производительных индивидов была продлена и, следовательно, прибавлена к благосостоянию общества"[18, с.122].

Существенное влияние на развитие теории человеческого капитала в начале XX века оказал А. Маршалл, один из основоположников кембриджской школы, являющийся одним из самых влиятельных лидеров неоклассического экономического направления того времени. В своей работе "Принципы экономической науки" он отмечает, что "развитие рода человеческого увеличение его численности, укрепление его здоровья и силы, умножение его знаний и способностей, обогащение свойств его характера" должны составлять цель всех экономических исследований [19, с.209]. Но в то же время от самой идеи "человеческого капитала" он отказался, назвав ее "нереалистичной", тем более, что данный подход резко контрастировал с реальным положением рабочего класса того времени. По его мнению, человек не может ни продаваться, ни покупаться подобно машинам.

Позже А. Маршалл рассматривал в качестве экономической формы движения производительных способностей человека труд "как фактор производства". Под трудом он понимал "всякое умственное или физическое усилие, предпринимаемое с целью достичь какого-либо результата"[19, с.124].

Для описания механизма спроса на рынке труда А. Маршалл ввел понятие "предельный работник" и "предельная производительность", которые остаются и на современном этапе в западной теории основополагающими критериями ценообразования на рынке труда. Сам же А. Маршалл, понимая "узость" представленного механизма формирования заработной платы, на полях своей работы добавил: "Эта доктрина не является теорией заработной платы, а лишь полезная часть этой теории"[19, с.219-220].

С точки зрения основ экономической теории А. Маршалл оказал заметное влияние на развитие экономической науки, а его положения, касающиеся рынка труда и формирования заработной платы, входят составной частью в современную теорию рыночного хозяйства. Он синтезировал многие идеи о роли человека в экономике, отмечал не только прямую связь между накоплением богатства и развитием человека, но и вполне определённо указывал на то, что богатство представляет собой средство удовлетворения потребностей человека, обеспечивающее его развитие, а сам человек служит главной целью производства богатства и развития. А Маршаллу принадлежит следующее мудрое высказывание: «Производство богатства — это лишь средство поддержания жизни человека, удовлетворения его потребностей и развития его сил — физических, умственных и нравственных. Но сам человек — главное средство производства этого богатства, и он же служит конечной целью богатства...» [19, с.246].

Как известно, классическая и неоклассическая школы политэкономии исходили из представления о труде как функции способностей человека к труду и в анализе движения способностей не выходили за пределы структуры и инфраструктуры труда. В то же время у А. Маршалла имеются попытки теоретически обосновать и более широкое рассмотрение движения способностей человека к труду: "с любой точки зрения человек является центром проблемы производства, как и проблемы потребления, а также вытекающей отсюда проблемы экономических отношений между первыми двумя, имеющей двойное обозначение "распределение" и "обмен"[19, с.209].

Таким образом, в теоретической концепции А. Маршалла уже предпринимается попытка вывести экономическое движение производительных способностей человека за пределы самого процесса производства.

В первой четверти двадцатого века появилось несколько работ, авторы которых использовали аналитическую схему человеческого капитала в попытках определить денежные потери из-за могущих быть предотвращенными болезней и смертей [20]. Их мысль сводится к тому, что болезни и преждевременные смерти приводят к «затуханию» и потерям человеческого капитала и что эффект от его накопления может быть увеличен путем предупреждения и отсрочки болезней и смертей в той степени, в какой это возможно.

Однако существовал целый ряд экономистов периода конца XIX века – начала XX века – У. Беджхот, Ф.Лист, В. Рошер, Дж. С. Милль, Н. Сениор, Г.

Синджуик, Дж. С. Уолш, которые не отождествляли капитал и человека, а обосновывали гипотезы о том, что унаследованные и приобретённые им способности к труду и такие качества, как образование и квалификация.

«Само человеческое существо …, - по мнению Дж.С.Миля, - не является капиталом. Человек служит целью, ради которой существует богатство. Но его приобретённые способности, выступающие только как средство и реализующиеся только посредством труда, с полным основанием можно отнести к категории капитал» [21, с.21].

Английский экономист XX века Н. Сениор предполагал, что человеческие существа могут успешно трактоваться как капитал. Он брал в этом качестве мастерство и приобретенные способности, но не самого человека [22, с.68-69, 204-226]. При случае он трактовал сами человеческие существа как капитал с затратами на содержание, вкладываемыми в человека с ожиданием получения выгоды в будущем [22, с.10]. Н. Сениор утверждал, что существует незначительная разница между рассуждениями о ценности раба и ценности свободного человека. Принципиальная разница заключается в том, что свободный человек продает себя на определенный период времени и только в определенном отношении, в то время как раб продается на всю продолжительность жизни.

Большой вклад в обосновании понятия человеческого капитала внес Дж.

Р. Уолш, который рассматривая инвестиции в образование с точки зрения получения прибыли, видел в высшем и послевузовском образовании основу для долгосрочной успешной экономической реализации способностей индивида.

Он показал, что ценность образования, полученного в колледже, превосходит стоимость его приобретения. Значение высшего образования связывается им не только с сугубо материальной выгодой, но и с такими показателями, как удовлетворенность индивида собственным жизненным сценарием, его способность самостоятельно распоряжаться временем, большая мобильность и востребованность на рынке труда и т.п. Рассматривая проблемы образования, Дж.Р. Уолш отметил: " Многие экономисты включали человека в категорию фиксированного капитала, поскольку подобно капиталу человек требует затрат на создание и служит для возвращения этих затрат с прибылью. Это заключение, тем не менее, выводится в общих понятиях, отношение устанавливается для всех людей, как к капиталу, и для всех видов расходов на воспитание и обучение, как его стоимости" [23, с.255]. Уолш особенно интересовался вопросами экономического значимости высшего образования, изучаемыми в последствии Т.В. Шульцем, Г. Беккером и другими западными экономистами. Уолш проверял, являются ли затраты на образование человека для его профессиональной карьеры инвестициями в капитал, производимыми с целью получения прибыли, с установлением рыночного равновесия и являются ли они откликом на те же мотивы, которые приводят к инвестициям в обычный капитал. Уолш утверждал, что затраты на образование являются инвестициями в обычный капитал. Для проверки своей гипотезы он систематизировал оплату труда людей с различными уровнями образования. Их капитальная оценка была получена с помощью метода капитализации заработков для каждого уровня возрастов, при которых заканчивается образование. Стоимость различных уровней образования Уолш вычислил методом расчета стоимости производства и затем сравнивал эту стоимость и капитальную ценность, предполагая, что они стремятся друг к другу [23, с.255]. Он вычислил также капитальную ценность и стоимость профессионального обучения и в ходе научного анализа и синтеза выдвинул гипотезу, что стоимость превосходит ценность для людей, имеющих научные степени магистра, доктора и т.д. Причину Уолш видел в том, что рассматривается только денежный оборот, а ученые с этими степенями получают особое удовлетворение и потребительские ценности, например, возможность, путешествовать, длительные отпуска и каникулы, разного рода услуги. Учет этих факторов будет увеличивать капитальную ценность, и приближать оценку ценности к стоимости. Ценность превосходит стоимость для инженеров, людей со степенью бакалавра и юристов, так как имеет место краткосрочное превышение спроса на эти профессии над их предложением и со временем, по мере подготовки специалистов по данным профессиям будет обучено больше людей и ценность станет равной стоимости.

Несмотря на различные взгляды на проблему содержания человеческого капитала приверженцы указанных подходов сходились в одном, что человека и его приобретенные способности к труду следует исследовать как капитал. Во первых, «мотивы, побуждающие человека накапливать человеческий капитал в виде вкладов в образование, подобны тем, которые определяют накопление материального капитала» [19, с. 207];

«во-вторых, стоимость воспитания и образования человека образует реальные затраты;

в-третьих, труд образованного человека более производителен, следовательно, затраты на образование увеличивают национальное богатство» [24, с. 485].

Итак, отдельные элементы теории человеческого капитала были разработаны к первой половине XX века. Но эти разработки не представляли собой организованной системы. В центре внимания были вопросы использования рабочей силы, а не вопросы формирования человеческого капитала. Под человеческим капиталом, с одной стороны, понимали запас экономических благ, находящихся в собственности человека и неразрывно связанных с носителем рабочей силы, имеющих стоимостную оценку и способных приносить доход, как самому человеку, так и субъекту, финансирующему создание подобных благ. Такими экономическими благами, прежде всего, являются знания, духовные и социальные продукты. С другой стороны, капитал символизировал отношения между людьми по поводу присвоения и, отчуждения экономических благ – продуктов капитала. Таким образом, несмотря на наличие в первой половине прошлого века теоретических предпосылок для формирования теории человеческого капитала как самостоятельной концепции, не возникли ещё все необходимые и объективно обусловленные практические предпосылки.

Следует отметить, что во второй половине ХХ века глубокий анализ источников и факторов роста материального богатства и благосостояния привёл учёных к принципиально новому пониманию роли и значения человека в экономике, объективно способствовал зарождению и формированию новой концепции процессов социально-экономического развития, согласно которой человек признаётся главной целью и главным субъектом развития.

Таким образом, выделение человеческого капитала в качестве одного из главных системных факторов социально-экономического развития позволяет идентифицировать и исследовать принципиально новые источники экономического роста, среди которых знания, компетенция и информация, верно оценить экономическую роль науки, культуры, здравоохранения и образования, которые до этого рассматривались многими экономистами как вторичный, потребляющий сектор экономики.

По нашему мнению исследование эволюции концепции и теории человеческого капитала, представляет собой логическое продолжение анализа общих закономерностей социально-экономической эволюции, развития экономической и общественной мысли.

Например, идеи основоположников неоклассического направления экономической теории о необходимости рассматривать самих индивидов и их производительные способности в качестве капитала, а также попытки его количественной оценки послужили основой к применению экономического подхода в исследовании человека. Данный подход составил методологическую основу теории человеческого капитала, которая была разработана в 60-х годах ХХ века, когда произошло оформление разрозненных научных знаний в достаточно целостную современную концепцию человеческого капитала, в самостоятельное научно-экономическое направление, Это произошло в результате развития, как всей экономической теории, так и практики народного хозяйствования. Теорию человеческого капитала следует рассматривать в этом контексте как одно из проявлений этой общей тенденции, получившей название "экономического империализма".

Особенность этого подхода состоит в применении экономических методов анализа и экономических инструментариев к исследованию целого спектра самых разнообразных явлений в таких областях человеческой деятельности, которые раньше считались относящимися к сфере социальных, демографических, психологических и других наук. Такая экспансия (или экономический империализм) опирается на принцип методологического индивидуализма и концепцию рационального, оптимизирующего поведения индивидуумов в различных условиях деятельности. Согласно этому принципу, экономические субъекты поступают рационально в том случае, если используют свои ресурсы для того, чтобы получить максимальный экономический эффект. Таким образом, применение экономического подхода позволило его сторонникам сделать новые шаги в развитии экономической науки и, в частности, теории человеческого капитала.

Следует отметить, что после второй мировой войны возрос интерес к сфере труда, связанный с острым, дефицитом квалифицированных кадров.

Многочисленные потребности национальных хозяйств в трудовых ресурсах активизировали практические и теоретические разработки по экономике труда, обусловили пристальное внимание учёных к проблемам эффективного использования рабочей силы, формирования и накопления квалифицированных кадров.

Интенсивное развитие этого направления в западной экономической теории вызваны объективными причинами. Оно является попыткой учесть реальные народнохозяйственные сдвиги, порожденные научно-технической революцией и выразившиеся в том, что в современных условиях накопление невещественных элементов богатства (научных достижений, роста уровня образования населения и т.д.) приобрело первостепенное значение для всего хода общественного воспроизводства.

Общему переосмыслению социально-экономического значения образования, квалификации и роли квалифицированного исполнения трудовых функций в большей степени способствовала теория «человеческого капитала», рассматривающая общие и специальные знания работников в качестве важнейшего фактора роста эффективности капиталистического производства.

По мере совершенствования этой концепции предметом анализа становились, помимо квалификации и образования, культурно-нравственные, предпринимательские и прочие индивидуальные способности человека.

Формируя концепцию теории человеческого капитала в условиях постиндустриального и информационного общества, следует учесть появление целых отраслей, работающих на использовании уникальных способностях людей. При этом массовое производство выдвигает требования к работнику как творческому человеку, недостаточно аналитических инструментариев теории человеческого капитала в связи с тем, что:

во-первых, разработки основателей теории человеческого капитала применимы лишь к «большинству массовых производственных процессов для дифференциации оплаты труда по уровню квалификации»;

во-вторых, человеческий капитал трактуется, по существу, только с позиций реализации производственных функций и способностей, что не отличает его от традиционных понятий, свойственных индустриальному обществу (т.е. категории рабочей силе и непосредственно труду).

Поэтому несомненный интерес представляет системный анализ понятия «человеческий капитал» в мировом информационном ресурсе. В частности фундаментальный «Бизнес Оксфордский толковый словарь» определяет человеческий капитал, как «умение и мастерство, общее или специальное, приобретённое человеком в ходе профессиональной подготовки и производственного опыта». Российский «Современный экономический словарь» определяет человеческий капитал как капитальные ресурсы общества, вложенные в людей, человека;

человеческие возможности участвовать в производстве, творить, строить, создавать ценности. Заслуживает внимания также ещё одна дефиниция: человеческий капитал - это совокупная величина инвестиций в обучение, способности и будущее сотрудника. Может также рассматриваться как компетентность сотрудника, его способность к общению и созданию ценности для клиента [25].

Концепция "человеческого капитала" занимается сравнительно широким изучением технико-экономической стороны главной производительной силы общества и выдвинула наибольшее число вариантов анализа человеческих способностей к труду и их развития. Эта концепция исследует внутреннюю структуру живых производительных сил человека;

конкретные процессы их производства и воспроизводства, дискретность понятия и всю систему этой специфической сферы экономики, названной классиками марксизма "экономикой второго вида". Западные экономисты относят концепцию "человеческого капитала" к неоклассическому направлению [26, с.15].

Существует мнение, что рассматриваемая концепция находится на стыке неоклассического и неокейнсианского направления экономической науки, включая в себя наиболее рациональные элементы как первого, так и второго.

Данный вывод базируется на том, что многие западные авторы, в том числе и неокейнсианского направления относят концепцию «человеческого капитала» к неоклассическим теориям. Характеристика данной концепции как неокейнсианской основывается на постулате о «всемогуществе инвестиций».

Однако если абстрагироваться от этого тезиса и оценивать основной набор инструментов, используемых теорией «человеческой капитала», то можно сделать вывод, что её развитие в целом протекает в русле неоклассического направления экономической мысли. Значительное место в этой теории отводится анализу широкого спектра социальных проблем и проблем гуманизма. Набор инструментов, предложенный как неоклассической, так и неокейнсианской концепциями, используется теорией человеческого капитала для изучения таких социальных институтов как образование, здравоохранение и т.п., которые ранее не затрагивались хрестоматичным экономическим анализом. Подобное внимание к социальным феноменам сближает изучаемую концепцию с институциональным направлением западной экономической мысли. Но у данной теории есть свои методологические особенности, так как концепцией человеческого капитала выработаны фундаментально новые представления, которые были не доступны предшествующим классическим и неоклассическим концепциям. Она опровергает упрощённое предположение об однородности труда, акцентирует основное внимание на разнокачественности трудовых ресурсов, трактует труд как произведённое средство производства. В свою очередь, теория человеческого капитала изучает свой предмет, в частности деятельность упомянутых выше социальных институтов, с помощью таких экономических категорий, как «капитал», «инвестиции», «альтернативные издержки», «внешние эффекты», «общественные блага», с помощью концепций предельной полезности и предельной производительности, постулатов совершенной конкуренции и информации, положений о полной рациональности поведения экономических агентов, учений об общем экономическом равновесии, нормам прибыли на физический капитал, которые ранее так полномасштабно не применялись в исследованиях формирования и развития производительных способностей человека.

Из этого следует, что, концепция "человеческого капитала" базируется на двух самостоятельных теориях: теории "инвестиций в человека" и теории "производства человеческого капитала".

Теория "инвестиций в человека" была первой из представлений западных экономистов о воспроизводстве производительных способностей человека.

Экономисты этого течения исходят из кейнсианского постулата о всемогуществе инвестиций. Предметом исследования рассматриваемой концепции являются как внутренняя структура самого "человеческого капитала", так и специфические процессы его формирования и развития.

Теорию "производства человеческого капитала" называют "последним словом" западной экономической мысли. Классическим сочинением, во многом определившим дальнейшее направление исследований в этой сфере истории экономических учений, считается книга Гэри Беккера "Человеческий капитал".

Следует отметить, что Теодор Шульц основные положения концепции человеческого капитала сформулировал в статьях «Формирование капитала образования» (1960 г.) [27, с.68]. и «Инвестиции в человеческий капитал» ( г.) [27]. Большую роль в его разработках сыграли исследования проблем экономического роста в работах Э. Денисона, который доказал, что технические нововведения и расширение масштабов использования труда и производственного оборудования способны обеспечить лишь половину увеличения ВВП, полученного США в ХХ веке. Некоторые исследователи объясняли этот факт улучшением организации производства, другие – интенсификацией труда, научно-техническими достижениями, возрастанием эффективности проводимой экономической политики. По мнению Теодора Шульца значительным фактором, обеспечивающим экономический рост, является образование. При этом он рассматривал процесс улучшения качества рабочей силы как закономерный итог вложений дополнительных средств в образование, так как образование и подготовка на производстве повышают уровень знаний человека, т.е. увеличивают объем человеческого капитала.

Западные экономисты признают, писал Шульц, что создание человеческого капитала (например, процесс обучения) требует активных трудовых усилий от "инвестора": "Студенты учатся, что представляет собой работу…Студенты не наслаждаются досугом во время учебы, они не заняты целиком потребительской деятельностью"[27]. Такие вложения трактуются им как инвестиции и сравниваются со стимулирующими технический прогресс ассигнованиями, направляемыми на совершенствование и повышение продуктивности средств производства. Дополнительный же источник дохода, обеспечиваемый знаниями, навыками, способностями человека, был определён как «человеческий капитал». Он также полагал, что капиталом является любой актив - физический или человеческий, обладающий способностью генерировать поток будущих доходов"[28, с.5].

Аналогии с капитализацией материальных активов позволяли преодолеть недоверие к непривычному понятию «человеческий капитал». И. Бен-Порет писал, что человеческий капитал можно рассматривать как особый «фонд, функции которого - производство трудовых услуг в общепринятых единицах измерения и который в этом своем качестве аналогичен злобой машине как представительнице вещественного капитала» [29, с. 320]. Другой ученый И.

Бен-Порэт определяет человеческий капитал как «фонд, функция которого производство трудовых услуг в общепринятых единицах измерения и который в этом своем качестве аналогичен любой машине как представительнице вещественного капитала». При этом роль человека возрастает из-за повышения доли прогрессивных отраслей и сфер деятельности, имеющих высокую концентрацию квалифицированной рабочей силы как физического, так и умственного труда. Речь идет не только о быстрорастущем наукоемком секторе обрабатывающей промышленности, но и о сфере услуг, рост доли которой в общественной занятости стал наиболее заметным отраслевым сдвигом в современной экономике. Бэн-Порет с точки зрения методологического подхода характеризует различия к производству созидательных способностей человека:

"К теории инвестиций в человека мы добавили функцию производства человеческого капитала и исследовали некоторые скрытые качества его элементов с целью выявить оптимальные пути накопления человеческого капитала [30, с.178]. Само производство такого капитала сторонники теории "производства человеческого капитала" понимают как "создание производительных способностей человека" посредством специфических процессов (функций), а не с помощью "инвестирования", как считают авторы одноименной теории.

Включение процесса формирования и развития созидательных способностей человека как самостоятельной стадии производства в систему экономического движения способностей человека к труду является не только серьезным методологическим шагом, но и прорывом экономической мысли Запада и знаменует собой определенное сближение (конвергенцию) западной и отечественной экономической мысли по существу рассматриваемой проблемы.

Характерно по этому поводу высказывание одного из авторов доктрины "человеческого капитала" С. Боулса: "С концепцией человеческого капитала связаны фундаментальные представления, которые были недоступны более ранним версиям неоклассической теории. Во-первых, она вернулась к традиции Д. Рикардо и К. Маркса в трактовке труда как произведенного средства производства. Во-вторых, она отвергла упрощенное предположение об однородности труда и сосредоточила внимание на разнокачественности рабочей силы. В-третьих, она ввела в русло экономического анализа основные социальные институты (такие как образование и семья), первоначально относившиеся к чисто культурной, надстроечной сфере" [31, с.27].

Л. Туроу, обобщивший первые исследования человеческого капитала в качестве исходного понятия дает следующее определение: «Человеческий капитал людей представляет собой их способность производить предметы и услуги» [32, с.15]. В данном определении сохранена классическая традиция на признание важности роли способностей к труду. Но среди способностей Л.

Туроу выделяет генетически базисную экономическую способность.

«Экономическая способность – пишет он, представляет собой не просто еще одно производительное вложение, которым обладает индивидуум.

Экономическая способность влияет на производительность всех других вложений» [32, с.48]. Отсюда вытекает важное положение о необходимости единства жизнедеятельности как источника формирования и накопления человеческого капитала: «По существу, – отмечает Л. Туроу, – потребление, производство и инвестирование представляют собой совместные продукты деятельности человека по поддержанию жизни» [32, с.125].

Ф. Махлуп предлагает различать первичные и усовершенствованные способности. «... Неусовершенствованный труд, - пишет он, - нужно отличать от усовершенствованного, ставшего более производительным благодаря вложениям, которые увеличивают физическую и умственную способность человека. Подобные усовершенствования составляют человеческий капитал»

[33, с.419].

Наибольший вклад в разработку категориального аппарата теории человеческий капитал и расширение сферы её использования для объяснения различных социальных связей сделал Гари Беккер, параллельно с Шульцем, разрабатывавший эту концепцию. Г. Беккером были опубликованы ряд работ, связанных с разработкой теории человеческого капитала. Наиболее известной работой этой проблематики является статья «Инвестиции в человеческий капитал» и его фундаментальный труд «Человеческий капитал: теоретический и эмпирический анализ». Данную работу научный мир признал классической, её содержание определило направленность исследований человеческого капитала.

По мнению Г. Беккера «главным побудительным фактором стало осознание того, что в большинстве стран рост физического капитала объясняет относительно невысокую часть роста дохода. Поиск удовлетворительных объяснений привел к разработке более совершенных измерителей физического капитала и вызвал интерес к менее осязательным сущностям, таким, как технический прогресс и человеческий капитал». Наряду с собственниками средств производства появляется и развивается новая группа собственников владельцы человеческого капитала: «...неквалифицированные рабочие стали капиталистами в том смысле, что приобрели много знаний и навыков, которые имеют экономическую ценность». Согласно трактовке Г. Беккера, «человеческий капитал состоит из приобретенных знаний, навыков, мотиваций и энергии, которыми наделены человеческие существа и могут быть использованы в течение определенного периода времени в целях производства товаров и услуг». Вместе с тем, человеческий капитал характеризуется как способность индивидуума к производству товаров и услуг, его «производительные способности, дарования и знания». Американский ученый рассматривает данное понятие в широком смысле: «человеческий капитал формируется за счет инвестиций в человека: на общее и профессиональное образование, расходы на воспитание детей, здравоохранение, поиск информации, смену работы, миграцию и другие вложения, так или иначе способствующие развитию производительной силы человека, содействующие её культурному и интеллектуальному росту. Данное определение охватывает шире человеческие способности, но не охватывает почему то природные источники его происхождения. К сожалению, Г. Беккер в своем концептуальном анализе упоминает о лимитирующих факторах, способных ограничить любые инвестиции. Ведь для того, чтобы вкладывать в получение предполагаемых профессиональных способностей, индивид должен быть здоровым, способным к потенциальной трудовой деятельности. Беккер, индивидуализируя обучение и другие формы человеческого капитала, приводит их в соответствие с гипотезой рациональных ожиданий. Он доказал, что многие решения, принимаемые в семье, – например, о вступлении в брак, о количестве детей, об их дальнейшем образовании и т.п., – принимаются как решение об инвестициях [34].

В идеях Г. Беккера и его последователей ощущается влияние классического наследия. Но в отличии от мыслителей прошлого, представители школы человеческого капитала, такие как К. Ланкастер, Р. Уиллис, М.

Коллингсворт не ограничились общими рассуждениями о значении инвестиций в человека, а пытались, используя методы количественного анализа, установить, как воздействуют на хозяйственную жизнь такие социальные процессы и институты, которые ранее не исследовались с помощью экономических категорий. При этом значительную роль в оформлении концепции человеческого капитала сыграли исследования закономерностей и главной составляющей экономического роста. Г. Беккер комментирует: «… Главным побудительным фактором стало осознание того, что в большинстве стран рост физического капитала объясняет относительно незначительную часть роста дохода. Поиск удовлетворительных объяснений … вызвал интерес к менее осязаемым сущностям, таким, как технический прогресс и человеческий капитал» [35, с.1]. Поэтому основным объектом внимание экономистов этого направления является воздействие образования на экономический рост. По данному вопросу образовалось два подхода. В первом случае образование трактуется как обособленный источник роста (Т. Шульц). В основе второго подхода лежат идеи Э. Денисона о качественных характеристиках фактора «труд». Автор исследований ещё в 60-е годы ХХ века предположил, что, скорее всего 3/5 различий в доходах человеческих индивидуумов с разным уровнем образования объясняется эффектом приобретения знаний в процессе обучения и переобучения [36, с.177-180].

Отличные от степени образования социальные группы имеют различия и по другим параметрам. Например, Кембриджский исследователь Мартин Уилл предложил убедительную и достаточно подробную классификации личных и профессиональных факторов, влияющих на «социальную рентабельность образования», а именно возраст, пол, общественное положение, талант и степень природной одаренности, воспитание и ценностные ориентации, обусловленные этническими особенностями и традициями [37].

Соответственно для адекватной оценки общего вклада образования в экономический рост недостаточно выявления корреляционной зависимости между основными параметрами – уровнем образования и доходом, - требуется учёт целого ряда закономерностей, отражающих побочные эффекты процесса обучения, а также мощного влияния на него различных социальных явлений.

Недооценка этих обстоятельств ведёт к занижению реальной эффективности вложений в образование.

Однако, экономический подход к определению человеческого капитала был недостаточен, т. к. не рассматривал самый главный аспект деятельности отношение человека к труду, его нравственное и духовное здоровье, творческий потенциал и т. п. Впервые на это обратил внимание М. Вебер;

в работе «Протестантская этика и дух капитализма», где он проанализировал взаимодействие экономических условий, социальных факторов, религиозных убеждений и отметил, что радикальное различие между традиционным и современным капитализмом не в технике, а в человеческих ресурсах, точнее в отношении человека к труду [38].

Проводя морфологический разбор слова «призвание» в немецком и английском языках М. Вебером сделан вывод, что выполнение долга в рамках мирской профессии рассматривается как наивысшая нравственная задача человека, а обязанность становится его призванием. По мнению М. Вебера для того чтобы почувствовать себя избранным Богом, необходимо, во-первых, тщательно исполнять свой профессиональный долг, а во - вторых, избегать наслаждений.

Исходя из вышесказанного, следует выделить категории культурного, интеллектуального и социального капитала, которые базируются на разделении сфер интеллектуальной жизни: науки, искусства, религии, образования и совокупности потенциалов личности: гносеологического (познавательного), созидательного (творческого), аксиологического (ценностно ориентационного), коммуникативного и эстетического, - а также трех исполняемых человеком основных социальных ролей: трудовой, семейной, досуговой.

На основе концептуального подхода М.Вебера человеческий капитал обладает рядом характерных свойств, которые необходимо учитывать при его определении:

1. Человеческий капитал является главной ценностью современного общества, а также основополагающим фактором экономического роста.

2. Формирование человеческого капитала требует значительных затрат как от самого индивидуума так и от общества в целом.

3. Человеческий капитал может быть накоплен, а именно индивидуум может приобретать определённые навыки, способности, что может позитивно отразиться на состоянии его здоровья.

4. Человеческий капитал на протяжении своей жизни не только приобретает знания, но и изнашивается, как физически, так и морально.

Устаревают знания индивидуума, т.е. экономически изменяется стоимость человеческого капитала в процессе бытия, человеческий капитал амортизируется.

5. Инвестиции в человеческий капитал дают своему обладателю, как правило, в будущем более высокий доход. Для общества вложения дают более длительный (по времени) и интегральный (по характеру) экономический и социальный эффект.

6. Инвестиции в человеческий капитал носят довольно длительный характер. И если инвестиции в человеческий капитал образования имеют период 12-20 лет, то в капитал здоровья человек производит вложения в течение всего периода его жизнедеятельности.

7. Человеческий капитал отличается от физического капитала по степени ликвидности. Человеческий капитал не отделим от его носителя – живой человеческой личности.

8. Прямые доходы, получаемые человеком, контролируются им самим независимо от источника инвестиций.

9. От решения человека, от его волеизъявления зависит функционирование человеческого капитала. Степень отдачи от применения человеческого капитала зависит от индивидуальных интересов человека, от его предпочтений, его материальной и моральной заинтересованности, мировоззрений, от общего уровня его социальной активности и культуры.

3.2. Структура человеческого капитала Современная концепция человеческого капитала - это многосторонняя концепция, рассматривающая различные аспекты инвестирования в человека.

Основными аспектами инвестирования выступают здоровье и питание человека, однако наиболее всесторонне изучаемым аспектом остаётся образование: знание и навыки, накапливаемые путём обучения, тренировки и опыта, которые используются в производстве товаров, услуг и накоплении нового знания.

В рамках данного аспекта человеческого капитала необходимо выделить следующие три компонента:

1. общие навыки - подразумеваются способности к поиску и обработке информации, а также её использованию в решении проблем. Имеется ввиду как умение работать с текстами, так и с числами, а также умение формулировать проблему так, чтобы она могла быть решена соответствующими способами.


2. специальные навыки - те, которые связаны с определёнными технологическими или производственными операциями и процессами.

3.техническое и другое знание - относится к различным аналитическим приёмам, что приводит к развитию существующих или созданию новых технологий [39].

Наряду с американскими учеными, азиатские экономисты также уделяют внимание развитию человеческого капитала в своих исследованиях. Так Сунь Линь, доктор экономических наук, исследователь Института управления при Фуданском университете (Шанхай), считает, что категория "человеческий капитал" понимается как второй (качественный) аспект, характеризуемый уровнем образования, способностью повышать доходы и производительность работников, вносить вклад в общее экономическое развитие [40].

Интересно также описание некоторых видов капитала в определении специалистов шведской страховой компании Skandia [41], являющейся мировым лидером в области измерения человеческого капитала.

Структурный капитал. То, что остается, когда сотрудники человеческий капитал - уходят домой. К структурному капиталу, к примеру, относятся базы данных, списки потребителей, руководства, торговые марки и организационные структуры.

Организационный капитал. Систематизированная и собранная воедино компетентность плюс системы, позволяющие реализовать способность компании к инновациям, а также организационные возможности создания капитала. Он состоит из процессного, культурного и инновационного капиталов.

Инновационный капитал. Способность к обновлению компании, выраженная в виде интеллектуальной собственности, то есть защищенная коммерческим правом, а также другие нематериальные активы и ценности, такие как методики работы и коммерческие секреты.

Процессный капитал. Совокупная стоимость процессов, как создающих, так и не создающих стоимость.

Наряду с зарубежными подходами к теории человеческого капитала существуют основополагающие тенденции развития взглядов отечественных ученых. Так в политэкономии советского периода разрабатывались вопросы формирования и эффективного использования созидательных способностей человека. При этом центральной категорией анализа выступала рабочая сила, общественно-экономические формы её проявления и функционирования. В частности теоретические положения классиков марксизма о воспроизводстве рабочей силы - были научно обогащены положением о единстве фаз воспроизводства. В 1967 году А.Э. Котляр обосновал необходимость рассмотрения воспроизводства рабочей силы (при социализме) по аналогии с воспроизводством общественного продукта, полагая, что этот процесс содержит формирование (производство) рабочей силы, ее распределение и использование [42, с.5-19]. Другие экономисты, сохраняя методологию К.

Маркса полной, рассматривали в воспроизводстве рабочей силы фазы:

производство рабочей силы, ее обмен, распределение и использование [43].

Вследствие многочисленных идеологических ограничений советского времени качественные характеристики человека не рассматривались с точки зрения их стоимости и системно не оценивались в экономическом аспекте.

Необходимо при этом отметить, что некоторые советские экономисты поддерживали гипотезу: понятие «человеческий капитал» должно содержать в себе оценку образовательного и квалифицированного потенциала трудовых ресурсов индивидуума. Они признавали, что данное понятие расширяет понятийный диапазон и экономическую сущность капитала, представляя всех трудящихся в качестве капиталистов, обладающих собственностью, которая может и должна приносить доход. В частности Р. Капелюшников трактовал человеческий капитал «как имеющийся у каждого запас знаний, способностей, мотиваций, которые... составляют капитал, так как их формирование требует отвлечения средств в ущерб текущему потребителю, но при этом они служат источником повышения производительности и заработков в будущем» [26, с.4].. Данное определение интересно тем, что здесь мы видим совокупность важных составляющих человеческого капитала, созидательных способностей человека и мотиваций к труду.

Ситуация координально изменилась с 90-х годов прошлого столетия, когда производительные силы и возможности человека начали активно рассматриваться и изучаться в трудах российских учёных. Теория человеческого капитала открыла "новую эру" в теории живого труда, отразившую переход к новой информационной цивилизации и формированию новой системы экономических отношений между трудом и капиталом.

Теоретические позиции многих российских ученых отличает более четкое разграничение сущности, содержания, форм или видов, условий формирования, воспроизводства и накопления человеческого капитала.

В этой связи интересную оценку человеческого капитала дает М.М.

Критский, который одним из первых осуществивших позитивное исследование категории «человеческий капитал», определил ее «как всеобще-конкретную форму человеческой жизнедеятельности, ассимилирующую предшествующие формы потребительную и производительную, адекватные эпохам присваивающего и производящего хозяйства, и осуществляющуюся как итог исторического движения человеческого общества к его современному состоянию» [44, с.24]. Признание всеобщности, историчности и конкретности человеческого капитала позволяет ограничить временные рамки и социально экономические условия существования такого феномена. Рассматривая человеческий капитал «как основное производственное отношение современного общества..., новую силу общественного прогресса и интеллектуальной деятельности» [44, с.5]. М.М. Критский пришёл к выводу, что «человеческий капитал есть самообогащение жизнедеятельности людей, реализующееся в качестве их жизни» [44, с.5].

В дальнейших исследованиях М.М. Критский конкретизирует социально экономическое содержание категории «человеческий капитал». Во-первых, определяющая роль науки и образования в современном производстве превращает материально-вещественный капитал в одну из форм проявления интеллектуального капитала, в воплощенные в железе станки с числовым программным управлением, автоматические линии и робототехнику. Во вторых, единственно законная и обществом признаваемая монополия есть монополия на интеллектуальную собственность, на исключительное авторское право. В-третьих, произошел отказ от трактовки собственности только как имущественного отношения и расширения прав интеллектуальной собственности на нематериальные активы.

Аналогичного подхода придерживался Н.Н. Кошель, подчеркивающий необходимость соответствия человеческого капитала формам и организации деятельности человека [45].

Взгляды М. Критского развиваются в работах Л.Г. Симкиной. Ею рассматриваются исторически последовательные формы обогащения жизнедеятельности как в потреблении, так и в производстве. Источником и формой обогащения в жизнедеятельности человека выступает интеллектуальная деятельность. «Человеческий капитал, - пишет Л.Г. Симкина - определенный нами как основанная на экономии времени обогащение жизнедеятельности является основным отношением современной инновационной экономической системы. Поскольку интеллектуальная деятельность выступает источником увеличения потребления, поскольку ее расширенное воспроизводство является воспроизводством основного экономического отношения - человеческого капитала, как самообогащение жизнедеятельности» [46, с.48]. Раскрытие абсолютной и относительной форм обогащения жизнедеятельности через возвышение потребностей и способностей, позволяет Л.Г. Симкиной определить исторически конкретную форму человеческого капитала: «Производительная форма человеческого капитала, - пишет она, - выступает как органическое единство двух составных частей - непосредственного труда и интеллектуальной деятельности. Эти части могут выступать либо как функции одного и того же субъекта, либо как организационно-экономические формы разных субъектов, вступающих друг с другом в обмен деятельностью» [41, с.49].

Достаточно обоснованными и корректными представляются формулировка, толкование и анализ понятия человеческого капитала, изложенные в работе С.А.Дятлова «Основы теории человеческого капитала»

[47], где автор рассматривает человеческий капитал как «сформированный в результате инвестиций и накопленный человеком определенный запас здоровья, знаний, навыков, способностей, которые целесообразно используются в той или иной сфере общественного производства, содействуют росту производительности труда и производства и тем самым влияют на рост доходов (заработков) данного человека» [47]. При этом неординарной является концепция С.А. Дятлова, который в процессе воспроизводства человеческого капитала различает следующие этапы: микроциклы, локальные циклы и макроциклы оборота человеческого капитала [47].

Аналогичной точки зрения придерживается А.И. Добрынин, который понимает под человеческим капиталом имеющийся у человека запас здоровья, знаний, навыков, способностей, мотиваций, содействующие росту его производительности труда и влияющие на рост доходов (заработков), утверждая, что для постиндустриального общества характерно воспроизводство производительных сил человека не в товарной форме, а в форме человеческого капитала [48].

Группа ученых под руководством Абалкина ЛИ рассматривают человеческий капитал как сумму врожденных способностей, общего и специального образования, приобретенного профессионального опыта, творческого потенциала, морально-психологического и физического здоровья, мотивов деятельности, обеспечивающих возможность приносить доход [49, с.21-22]. Исходя из этого социально-экономический прогресс определяется, прежде всего, новыми знаниями, полученными научно-исследовательскими работниками и осваиваемые в дальнейшем в процессе образования и профессиональной подготовки и переподготовки работников. Основными сферами деятельности, формирующими человеческий капитал, являются научно-образовательный комплекс, система здравоохранения, сферы, непосредственно формирующие условия жизни и быта.


Н.В. Кротова в своих исследованиях отмечает, что в последнее время в научных работах, посвящённых проблемам человеческого капитала наметилась тенденция к расширению категориального содержания данного понятия. В связи с этим она предлагает включать в структуру человеческого капитала не только способности людей к производительному труду, но и социальные, психофизические, мировоззренческие и культурные свойства человека, способные приносить доход [50, с.18].Важно отметить, что автор, понимая и трактуя человеческий капитал как «имеющийся у человека запас знаний, природных способностей, навыков, опыта, здоровья, которые создаются путём инвестирования времени (труда) в образование и другие виды деятельности, влияющие на рост производства» [50, с.19]. определяет главной задачей использования человеческого капитала именно получение дохода.

Костюк В.Н., исследуя социоэкономические процессы и разрабатывая свою концепцию теории эволюции, определяет человеческий капитал как индивидуальную способность человека, позволяющая ему успешно действовать в условиях неопределенности [51, с.120-121]. В состав человеческого капитала он включает рациональную и интуитивную составляющие. Их взаимодействие может позволить владельцу человеческого капитала добиваться успеха там, где недостаточно одной только высокой квалификации и профессионализма.

Дополнительно необходим талант, который требует отдельного вознаграждения. По этой причине в условиях конкурентного рынка успех владельца человеческого капитала в определенном виде деятельности может вознаграждаться суммой, значительно превышающей заработную плату в соответствующей отрасли.

О.А. Гришнова считает, что человеческий капитал – это экономическая категория, которая характеризует совокупность сформированных и развитых в результате инвестиций производительных способностей, личных черт и мотиваций индивидов, которые находятся в их собственности, используются в экономической деятельности, способствуют росту производительности труда и благодаря этому влияют на рост доходов (заработков) своего владельца и национального дохода [52, с.34].

Большинство экономистов формируют структуру человеческого капитала по затратному принципу, на основании различных видов инвестиций в человеческий капитал. И. В. Ильинский выделяет вследствие этого следующие составляющие: капитал образования, капитал здоровья и капитал культуры [533, с.30]. Таким образом, по его мнению, формула человеческого капитала принимает следующий вид:

ЧК = Кз + Кк + Ко, (1) Где ЧК – человеческий капитал;

Ко – капитал образования;

Кз – капитал здоровья;

Кк – капитал культуры.

Согласно формуле (1) капитал здоровья К3 представляет собой инвестиции в человека, осуществляемые с целью формирования, поддержания и совершенствования его здоровья и работоспособности. Капитал здоровья является несущей конструкцией, основой для человеческого капитала вообще.

Инвестиции в здоровье, его охрана, способствующие сокращению заболеваний и смертности, продлевают трудоспособную жизнь человека, следовательно, и время функционирования человеческого капитала. Состояние здоровья человека - это его естественный капитал, часть которого является наследственной. Другая часть является приобретённой в результате затрат самого человека и общества. В течение жизни человека происходит износ человеческого капитала. Инвестиции, связанные с охраной здоровья, способны замедлить данный процесс. Однако не всякие инвестиции в человека могут быть признаны вложениями в человеческий капитал, а лишь те, которые общественно целесообразны и экономически необходимы. Капитал здоровья является национальным достоянием. И.В. Ильинский в понятии капитала здоровья выделяет базовый и приобретенный капитал [53, с.131]. Базовый капитал, по его мнению, определяется совокупностью физиологических свойств человека, получаемых наследственным путём. Эти свойства во много определены заранее, хотя при современной генной инженерии возможны довольно успешные корректировки.

Приобретенный капитал образуется в процессе формирования и потребления физических свойств человека, осуществляемом в производственной деятельности. В условиях инновационного производства от человека требуется высокая скорость обработки информации, выносливость, быстрота реакции, скорость принятия решений. [54].

Различают два вида человеческого капитала: потребительский, создаваемый потоком услуг, потребляемых непосредственно (творческая и образовательная деятельность);

производительный, потребление, которого содействует общественной полезности (создание средств производства, технологий, производственных услуг и продуктов).

Человеческий капитал классифицируется по формам, в которых он воплощен:

- живой капитал включает в себя знания, здоровье, воплощённое в человеке;

- неживой капитал создаётся, когда знания воплощаются в физических, материальных формах;

- институциональный капитал представляет собой институты, содействующие эффективному использованию всех видов человеческого капитала.

По мнению Кочагина Ю.А., человеческий капитал может быть как положительным, так и отрицательным. Положительный человеческий капитал [55, с.106] определим как, обеспечивающий полезную отдачу от инвестиций в процессы развития и роста:

1) от инвестиций в повышение и поддержание качества жизни населения;

2) в рост инновационного потенциала и институционального потенциала;

3) в развитие системы образования, рост знаний, развитие науки, улучшение здоровья населения.

4) в повышение качества и доступности информации.

Отрицательный человеческий капитал определим как, не обеспечивающий какой-либо полезной отдачи от инвестиций в процессы развития, в качество жизни населения. Отрицательный накопленный человеческий капитал формируется на базе негативных сторон менталитета нации, низкой культуре населения, включая ее рыночные составляющие.

Вносят в него свой вклад негативные традиции государственного устройства и функционирования государственных институтов на базе несвободы и неразвитости гражданского общества, на базе инвестиций в псевдовоспитание, псевдообразование и псевдознания, в псевдонауку и псевдокультуру. Особо значительный вклад в отрицательный накопленный человеческий капитал способна вносить активная часть нации - ее элита, поскольку именно она определяет политику и стратегию развития страны, ведет за собой нацию по пути либо прогресса, либо стагнации (застоя) или даже регресса.

Отрицательный человеческий капитал требует дополнительных инвестиций для изменения сущности знаний и опыта. Для изменения образовательного процесса, для изменения инновационного и инвестиционного потенциалов, для изменения в лучшую сторону менталитета населения и повышения его культуры. В этом случае требуются дополнительные инвестиции для компенсации накопленного в прошлом отрицательного капитала. Значительный вклад в накопленный отрицательный человеческий капитал вносят коррупционеры, преступники, дебильная часть населения, наркоманы, чрезмерные любители спиртного и хронические лодыри, бездельники и вороватые люди. Диаметрально противоположную, положительную часть человеческого капитала вносят существенную долю трудоголики, профессионалы, специалисты фундаментальной науки мирового уровня.

Стоит упомянуть в силу сказанного об отрицательном человеческом капитале о понятии псевдофактор развития - это мнимый фактор развития и роста, инвестиции в который не ведут к положительному экономическому или иному изменению. Примерами псевдофакторов роста могут служить инвестиции в неэффективные и бесперспективные производства, инвестиции в псевдообразование, в псевдознания, в мнимые инновации или ложные проекты (псевдоинновации или ложные результаты) и др. [56].

Накопленный отрицательный человеческий капитал в полной мере начинает проявлять себя в периоды бифуркаций - в условиях глобальных неравновесных состояний. В этом случае имеет место переход в другую систему координат (в частности, в другое экономическое и политическое пространство), и человеческий капитал может изменить свой знак и величину.

В частности, при переходе страны в другую экономическую и политическую систему, при резком переходе на другой, значительно более высокий технологический уровень (для предприятий и отраслей). Это означает, что накопленный человеческий капитал, прежде всего в виде накопленных менталитета, опыта и знаний, а также имеющегося образования, не пригоден для решения новых задач более сложного уровня, задач в рамках другой парадигмы развития. И при переходе в другую систему координат, к кардинально другим требованиям к уровню и качеству человеческого капитала накопленный старый человеческий капитал становится отрицательным, становится тормозом в развитии. И нужны новые дополнительные инвестиции в человеческий капитал для его модификации и развития.

Для характеристики качества человеческого капитала (уровня, качества, количества) используется система показателей. Это показатели – интегральные, частные, социальные (натуральные) и экономические (стоимостные).

Например, стоимость человеческого капитала экономисты определяют как на макро - так и на микроуровнях.

Микроуровень – это стоимость затрат фирмы по восстановлению человеческого капитала фирмы, включающая в себя:

- повышение квалификации уже принятых работников;

- медицинское обследование;

- оплата больничных листов нетрудоспособности;

- затраты по охране труда;

- добровольное медицинское страхование, оплаченное фирмой;

- оплата медицинских и других социальных услуг за работника фирмы;

- благотворительная помощь социальным институтам и т.п. Мотивация фирм заключается в том, что доход, получаемый при этом, будет выше, чем произведённые затраты.

На макроуровне рассматриваются социальные трансферты, оказываемые населению, как в натуральной, так и в денежной форме, а так же льготное налогообложение, которое является целевыми затратами государства. К таким затратам относятся и затраты домашних хозяйств на сохранение и восстановление человеческого капитала.

Ф. Нойманн к основным составляющим человеческого капитала относит комбинацию следующих четырех компонентов: культурно-этнические особенности;

общее образование;

профессиональное образование;

ключевые квалификационные качества [57, с.98]. Е. В. Ванкевич выделяет: образование и профессиональную подготовку, информированность;

физиологические характеристики личности и состояние здоровья;

профессиональную и географическую мобильность;

психологические характеристики личности, движущие потребности, мотивацию, ценности [58, с.15].

Анализирую структуру человеческого капитала, можно так же выделить общий и специальный человеческий капитал.

Общий человеческий капитал включает теоретические и достаточно универсальные профессиональные знания, общую и профессиональную культуру, институциональные знания и сведения. Важным фактором сохранения и наращивания общего человеческого капитала являются способности и такой уровень достигнутого человеческого капитала, которые позволяют пополнять и расширять общий человеческий капитал путём самообразования. Общий человеческий капитал — это тот фундамент, на котором формируется специальный человеческий капитал.

Специальный человеческий капитал — это часть человеческого капитала, содержащая конкретные знания, умения и навыки, относящиеся к конкретной области профессиональной деятельности, тому или иному предмету, технологии или организации. Специальный человеческий капитал — накапливается в процессе трудовой деятельности и связан с приобретением конкретного практического опыта, освоением конкретной технологии и конкретными трудовыми навыками, трудовой деятельностью в конкретной организации.

Накопление и развитие общего и специального человеческого капитала на индивидуальном уровне обеспечивает его обладателю возможность повышения общей и профессиональной культуры, компетентности, более полной, целенаправленой и эффективной реализации способностей, дарований и творческих замыслов. На уровне организации, отрасли и экономики в целом сохранение и приумножение человеческого капитала позволяет повышать технологичность и эффективность производства, внедрять новые наукоёмкие технологии, обеспечивать высокую конкурентоспособность и престиж предприятий, отраслей и секторов экономики.

Для того чтобы полностью понять концепцию человеческого капитала, имеет смысл определить различия между физическим и человеческим капиталами. Хотя они в определенном смысле идентичны, особенно в том, что касается сиюминутного вкладывания средств с целью получения прибыли в перспективе, человеческий капитал отличается уникальными особенностями. В отличие от физического капитала, человеческий капитал не передается, он непосредственно связан с человеком - его носителем. Владельцем человеческого капитала в демократическом обществе может быть только сам человек. Эта форма капитала может также особым образом обесцениваться, если, к примеру, его владелец заболевает, и полностью пропадает в момент летального исхода его владельца. Это делает инвестирование в человеческий капитал гораздо более рискованным, чем инвестирование в физический капитал. Невозможность его прямой ретрансляции также связана с присущей человеческому капиталу зависимостью от желаний его владельца. Исходя из своих вкусов, жизненных ценностей или предпочтений, человек может использовать капитал, заключенный в нем, с разной степенью продуктивности.

Продуктивность имеющегося количества человеческого капитала (если его вообще можно измерить) будет различной в зависимости от склонности индивида его использовать. В действительности может существовать большое расхождение между тем запасом человеческого капитала, который имеется у населения, и его количеством, используемым на рынке труда.

Размер вложений в человеческий капитал измерить затруднительно, если вообще возможно, оценить. В отличие от физического капитала, стоимость которого можно подсчитать напрямую, человеческий капитал оценивается опосредованно - величиной будущих доходов. Каким образом оценить эти будущие доходы и, соответственно, подсчитать реальную цену инвестирования в человеческий капитал - является серьезной эмпирической проблемой. Вместе с тем практически невозможно, определить фиксированное количество человеческого капитала.

В отличие от физического капитала, инвестирование в который обычно производится только в целях развития производства, средства, вкладываемые в человеческий капитал, могут частично использоваться непроизводительно.

Вместе с тем, расходы на человеческий капитал не могут быть полностью отнесены к инвестициям. Все это затрудняет подсчет стоимости и окупаемости вложений в человеческий капитал. Физический капитал оценивается с помощью преимущественно стоимостных показателей, в то же время человеческий капитал может быть оценен и с помощью стоимостных, и не стоимостных показателей. Для физического капитала эта оценка имеет периодический характер, а для человеческого капитала циклический и непрерывный. Главной отличительной особенностью человеческого капитала от физического капитала является то, что его активы приносят не только материальные результаты (прежде всего финансовые), но и не материальную пользу в виде конкурентноспособности, высокой компетенции работников, маркетинговых возможностей, имиджа организации и квалификации сотрудников [59].

Развитие и повышение качества человеческого капитала как интенсивного фактора развития априори предполагает комплексный и системный подходы к разработке самих программ, стратегий и методов их реализации, так как само понятие человеческий капитал – комплексное и системное. При этом теория и практика человеческого капитала «встраивает» в центр парадигмы развития такие факторы как устройство страны, регионов.

общества и человека в обществе, его способности, таланты и профессионализм, а также обязательно высокое качество жизни человека вкупе с комфортными условиями труда.

Категория человеческого капитала в ее современной интерпретации имеет определенные сложившиеся предпосылки и является закономерным результатом развития мировой экономической мысли. При этом информационный ресурс в настоящее время накопил значительное количество сведений по объяснению места и роли человека в системе хозяйствования, так как положение человека в экономике в значительной степени определяет уровень индустриального, экономического и социального развития общества и/или региона, где ключевым условием современного развития государства, экономики и общества является создание такой социально-экономической системы и такой среды, которые обеспечивают мобилизацию творческого потенциала населения на освоение и разработку новых технологий.

В зависимости от степени обобщенности человеческого капитала в его структуре можно обозначить следующие компоненты: индивидуальный, коллективный и общественный. Два первых рассматриваются на микроуровне, как человеческие капиталы отдельно взятого человека и группы людей, объединенных по определенному признаку: коллектив фирмы, члены социально-культурной группы и т.д. Общественный компонент — это человеческий капитал на макроуровне, он представляет собой весь накопленный обществом человеческий капитал, который, в свою очередь, является частью национального богатства, стратегическим ресурсом и фактором экономического роста.

Наиболее обобщенным подходом к определению составляющих человеческого капитала является подход Ю.Г. Быченко, согласно которому структурно человеческий капитал выглядит следующим образом [60].

1) биологический человеческий капитал — ценностный уровень физических способностей к выполнению трудовых операций, уровень здоровья населения;

2) культурный человеческий капитал — совокупность интеллектуальных способностей, образованности, умений, навыков, моральных качеств, квалификационной подготовки индивидов, которые используются или могут быть использованы в трудовой деятельности и узаконивают обладание статусом и властью.

Биологический человеческий капитал состоит из двух частей: одна часть является наследственной, другая — благоприобретенной. В течение всей жизни индивидуума происходит износ этого капитала, все более и более ускоряющийся с возрастом (смерть необходимо понимать как полное обесценение фонда здоровья). Реализация вложений, связанных с охраной здоровья, способна лишь к строго ограниченному развитию биологического капитала работника. Ее главное предназначение — увеличивать период активной жизнедеятельности индивида.

Культурный капитал — это языковая и культурная компетенция человека, богатство в форме знания или идей, которые легитимируют статусы и власть, поддерживают установленный социальный порядок, существующую в обществе иерархию. Культурный капитал индивида характеризуется следующими показателями: интеллектуальная культура (интеллектуальный капитал), образовательная культура (образовательный капитал), морально нравственная культура (морально-нравственный капитал), символическая культура (символический капитал), социальная культура (социальный капитал).

Для воспроизводства человеческого капитала необходимы значительные затраты и различные виды ресурсов как со стороны индивида, так и со стороны общества (государственных учреждений, частных фирм, семьи и т. д.).

Подчеркивая схожесть таких затрат с вложениями других видов капитала, экономисты относятся к ним как к инвестициям в человеческий капитал.

Источниками таких инвестиций являются затраты работодателей, бюджетные расходы государства, индивидуальные расходы граждан.

Инвестирование в человеческий капитал предполагает преследование для инвестора каких-то выгод, как для себя непосредственно, так и для третьих лиц.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.