авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 ||

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ВОСТОчНЫЙ фАКУльТЕТ Посвящается памяти ...»

-- [ Страница 17 ] --

Для понимания Востока и отношения к восточной (в данном случае — сиам ской) цивилизации первостепенное значение имело, разумеется, состояние самой российской цивилизации, подготовленность ее лучших представителей к воспри ятию чужого, далекого, «диковинного». Россия изначально росла как евразийское многонациональное государство, формировалась как региональная цивилизация множества народов, развивающаяся в границах общего государства. Российская культура изначально и, так сказать, имманентно оказалась запрограммирована самой действительностью российской истории на познание и впитывание элементов иных культур, на признание возможности взаимовлияния. Российская этнография и буд дология к рубежу XIX и XX вв. вышла на качественно новый этап изучения духов ной культуры Востока, находилась на передовом рубеже мировой науки, например, в исследовании буддизма (достаточно назвать имена И.П. Минаева, П.К. Козлова, Россия и сиам С.Ф. Ольденбурга). Все это оказывало влияние на «видение» Сиама российскими представителями и российской общественностью.

Среди побывавших в Сиаме русских почти не было представителей православ ного духовенства. В самом Сиаме не велась проповедь православия и не существова ло православной общины. По этой причине в российском взгляде на Сиам отсутство вал христианско-миссионерский подход, сохранявшийся у большинства европейцев и американцев и во второй половине XIX в. Российские гости Сиама всегда подчер кивали свое уважение к местной религии — буддизму.

У представителей России практически отсутствовал и «коммерческий» взгляд на Сиам. Это также определялось объективными обстоятельствами, а именно, тем, что между Россией и Сиамом в то время почти полностью отсутствовали торгово-эко номические связи. Разведывательные цели и стратегические оценки во взглядах рус ских на Сиамское королевство играли второстепенную роль. Такие оценки содержались лишь в некоторых депешах российских дипломатов, да и то они носили зачастую ха рактер маниловских «прожектов»: слишком уж далеки были реальные стратегические интересы России той эпохи от границ Сиама.

Таким образом, главными в российско-сиамских отношениях конца XIX — нача ла XX века являлись политические и культурные, династические и дипломатические контакты и связи.

Рассмотрим более подробно и в хронологической последовательности как раз вивались российско-сиамские отношения, как закладывались основы для формиро вания образа Сиама в России и, соответственно, — представления о России в Сиаме.

ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ (1863 — 1896) С основанием Владивостока (1860) и созданием здесь базы Тихоокеанской эска дры Российского Флота Россия расширила сферу своего присутствия в бассейне Тихого океана. В феврале 1863 г. два корабля Тихоокеанской эскадры — винтовой клипер «Гайдамак» и корвет «Новик» бросили якорь в устье реки Менам, на которой расположен Бангкок, столица Сиамского королевства. Так, впервые были установле ны прямые российско-сиамские контакты.

Морякам России был оказан дружественный прием. Король Монгкут принял русских офицеров и выразил желание установить отношения с Россией. Командир клипера «Гайдамак» капитан-лейтенант Алексей Пещуров составил первое принад лежащее перу русского человека-очевидца описание Бангкока. О сиамцах А. Пещу ров отозвался как о трудолюбивых, сильных и доброго нрава людях. Он также писал о слишком свободной деятельности в Сиаме иностранных (европейских и амери канских) резидентов, о стремлении сиамцев укрепить обороноспособность своей страны, в частности, о строительстве флота на верфях Бангкока. При отплытии рус ских кораблей Монгкут вручил Пещурову конверт со своими визитными карточками для передачи правительству России.

Эта первая короткая встреча положила хорошее начало развитию российско-си амских отношений.

В последующие десятилетия Бангкок неоднократно посещали корабли Россий ского Флота: в феврале-марте 1874 г. — корвет «Аскольд» под командованием контр адмирала Ф. Я. Брюмера, в апреле 1882 — крейсера «Азия» и «Африка» под началь ством контр-адмирала А. Б. Асланбегова, в марте 1891 — фрегаты «Память Азова», «Владимир Мономах» и «Адмирал Нахимов», а в июле того же года — канонерская Россия и Восток лодка «Сивуч», в мае 1900 — другая канонерка «Гиляк», наконец, в ноябре 1911 — крейсер «Аврора».

В результате посещения Сиама русскими и их непосредственных контактов с жителями Сиамского королевства в России во второй половине XIX в. были опу бликованы описания Сиама, воспоминания о путешествии в эту страну, отчеты о контактах и переговорах с сиамскими руководителями и т. п. Адмиралы Ф.Я. Брю мер и А.Б. Асланбегов, капитан канонерской лодки «Сивуч» А.П. Плаксин и другие представили рапорты в Морское министерство России. Участники визита 1874 г.

офицеры А.Я. Максимов и Черкасс опубликовали подробные записки о Бангкоке1.

Морские офицеры Российского Флота оказались, таким образом, первыми русски ми «посетителями» далекого и во многом загадочного Сиама. Опубликованные ими описания знакомили российскую общественность с Сиамом и сиамцами;

впечатления русских моряков стали первыми слагаемыми в создававшемся образе Сиама у обра зованной части российского общества. В воспоминаниях русских моряков отразился их интерес к малоизвестной тогда стране Таи. Вот на сиамской паровой яхте русские офицеры едут от устья Менама в Бангкок: «...Еще несколько поворотов по извилистой реке — и глазам нашим представилась величественная картина: перед нами рассти лалась во всей своей прелести столица Сиамского королевства, азиатская Венеция;

зубчатые стены, белые башни придавали ей какой-то фантастический вид;

сотни пагод простирали к небу свои золоченые шпицы, свои дивные купола, облитые фаянсом и си яющие хрусталем и затейливыми глазурными украшениями...»;

«Берега реки сплошь были покрыты тысячами пловучих домов, расположенных в ряд, оригинальные кры ши которых как нарочно были выведены в одну линию;

туземное население в своих ярких одеждах сновало по реке, на маленьких челноках, и еще больше разнообразило дивную картину...»;

«Все бангкокские храмы расположены в одном месте и обнесены высокою каменною стеною... Это священное место имеет вид какого-то фантастиче ского города, с массой вздымающихся к небу разноцветных куполов, шпицев и башен;

при солнечных лучах картина поистине ослепительная! Самая грандиозная из пагод лежит почти на самом берегу реки Менам;

ее окружает небольшой, зеленеющий ле сок;

она состоит из множества причудливых башенок, которые венчаются роскошным центральным шпицем, в 300 футов вышины, поддерживаемым хоботами трех громад ных белых слонов. При солнечных лучах храм этот представлял ослепительную мас су: разноцветная эмаль, фаянс, украшенный множеством роскошных розеток, придает этой пагоде фантастический, дивный вид;

кажется, что она собрана из разноцветных камней, блестящих на солнце всеми цветами радуги...»2.

Разумеется, трудно было ожидать от русского офицера, впервые познакомив шегося с буддийской скульптурой и архитектурой Сиама, понимания всех деталей и тонкостей священных для сиамцев изображений. Мысль автора для сравнения невольно обращалась к более известным в России ближневосточным сюжетам.

А.Я. Максимов сравнивал столицу Сиама со «сказочным городом из «Тысяча одной ночи» или писал о «зданиях, перенесенных на землю из сказочного мира». Особое восхищение у русского офицера вызвали Храм и Изваяние Изумрудного Будды.

Максимов А. Я. Вокруг света. Плавание корвета «Аскольд». Из записок Максимова. От Кронштадта до Бангкока. СПб., 1876;

Черкасс. Бангкок, сто лица Сиамского королевства. Посещение его начальником отряда судов Тихого океана и некоторыми офицерами // Морской сборник. 1874. Т. 144. № 10 и др.

Максимов А. Я. Вокруг света. Плавание корвета «Асколъд»... С. 464- Россия и сиам В воспоминаниях упомянуты статуи Будды, вылитые из чистого золота, инкрустиро ванные перламутром и серебром двери, «залитые» драгоценными камнями алтари, одежды, пояса, ставни окон и т. д. и т. п.

Лейтенант Черкасс писал о сиамском театре, одежде придворных, обычаях си амцев, о местной экзотике. Вот, например, адмирал и офицеры направляются на ау диенцию к королю и их приветствует необычный для европейца почетный караул — десять огромных слонов, некоторые из них «в боевом вооружении».

Во время визита 1874 г. сиамцы вновь подняли вопрос об установлении госу дарственных отношений с Россией. Король Чулалонгкорн в беседе с адмиралом Ф.Я.Брюмером подчеркивал свое желание иметь с Россией дружественные отноше ния. Русские офицеры были приняты при королевском дворе, встречались с высши ми руководителями Сиама и в течение недели осматривали столицу.

В 1875 г. дважды посетил Сиам Н. Н. Миклухо-Маклай. В феврале этого года он провел десять дней в Бангкоке и посвятил свое время изучению этнографических сюжетов, а также архитектуры и скульптуры;

он высоко оценил художественные до стижения тайцев. Ученый получил документ за подписью самого короля, в котором русскому исследователю разрешалось передвижение по всей территории Сиамского королевства. В сентябре 1875 г. Маклай вновь появился на сиамской земле. Выйдя тремя месяцами ранее из Джохора на крайнем юге Малайи, он пересек весь Малакк ский полуостров, двигаясь через горы и джунгли внутри него, и добрался до города Сингора. Ученому удалось собрать антропологический, этнографический и лингви стический материал о племенах полуострова.

В апреле 1882 г. в Сиаме торжественно отмечали 100-летие прихода к власти ди настии Чакри. Как раз в это время, 4 апреля 1882 г. крейсера «Азия» и «Африка» Ти хоокеанской эскадры Российского Флота прибыли к устью Менама. 6 апреля король Чулалонгкорн принял командующего эскадрой контр-адмирала А. Б. Асланбегова.

Адмирал и офицеры были награждены памятными медалями, выбитыми по случаю 100-летия династии Чакри. А. Б. Асланбегов беседовал с бывшим регентом Пья Су риявонгсе и вновь услышал о желании Сиама заключить торговый договор с Россией.

Таким образом, в 60-80-е годы XIX в. состоялись первые контакты между рус скими и сиамцами. Однако Россия в эти годы не имела ни экономических, ни по литических интересов в Юго-Восточной Азии. Правящие круги России не видели практического смысла в установлении дипломатических или договорных отноше ний с какой-либо страной региона и свои действия в Юго-Восточной Азии подчиня ли политике на европейской арене.

В конце XIX в. Россия переходит к более активной политике в Юго-Восточной Азии.

В развитии российско-сиамских отношений особую роль сыграл визит в Сиам наследника — цесаревича Николая Александровича, будущего императора Николая II, путешествовавшего по странам Востока в 1890-1891 гг. Во время этого путеше ствия цесаревич посетил Италию, Грецию, Египет, Индию, Цейлон (Шри Ланку), Сингапур, Яву (Индонезию), Сиам, Вьетнам, Китай и Японию. 19-24 марта 1891 г.

будущий император России по приглашению короля Чулалонгкорна провел в Сиаме.

Сопровождавший цесаревича его воспитатель, князь Э.Э. Ухтомский вел путевой дневник, а впоследствии издал большую книгу об этом путешествии. Высоким го стям показали все самое интересное в столице и в загородной резиденции сиамского короля: большой королевский дворец и столичный музей, священных белых слонов Россия и Восток во дворце и охоту на слонов, гонки лодок и национальные игры и т. п. Цесаревичу были преподнесены подарки, он был награжден высшим сиамским орденом.

На всю жизнь сохранил Николай II интерес к Сиаму, к сиамским делам. В его кабинете в Зимнем дворце стояли памятные вещи, привезенные из Сиама. Император России всегда был дружески внимателен к обращениям из Сиама, внимателен к сиам ским гостям России. Личное знакомство короля Сиама и будущего императора России, их новая встреча в Петербурге в 1897 г., поддерживаемые ими дружеские отношения имели большое значение для развития российско-сиамских отношений в целом.

Впечатления о Сиаме, оценки сиамской действительности цесаревичем и члена ми его свиты (а это полтора десятка представителей российской элиты) отражены, прежде всего, в большой публикации Э.Э. Ухтомского;

второй том публикации по священ почти исключительно визиту в Сиаме1.

У высоких гостей из России, принимаемых со всем возможным почетом и внима нием, осталось и самое благоприятное впечатление о Сиаме. «Легендарное гостепри имство сиамского двора издавна нам было известно по книгам;

но то, что приходится видеть и испытывать, превосходит всякие описания», — записал Э. Э. Ухтомский2.

На два явления сиамской жизни тех лет гости обратили особое внимание. Первое — модернизация страны, движение Сиама по пути развития, направляемое сверху просвещенными монархами. «Уже отец его величества, короля Чулалонгкорна (т. е.

король Монгкут. — Б. М.), справедливо считался замечательным человеком... — пи сал Э. Э. Ухтомский. — Корона досталась ему почти на склоне лет, но он (прямо из монастыря!) бодро и с гуманными чувствами взялся за реформы, осознал необ ходимость усвоения важнейших материальных форм западной цивилизации, стяжал себе почетное имя в качестве ревнителя знания и просвещения. Как бы он радовался, видя последующие успехи своего потомства и целой страны на стезе медленного нормального прогресса!»3. Второе, что следует особо отметить, — положительная оценка гостями из России роли и значения буддизма. «Буддизм играет первенствую щую роль в жизни страны. Можно без преувеличения сказать, что на нем зиждется все самое гуманное и хорошее в народе. Широта взглядов, радушие относительно иноземцев, уважение к их мыслям и чувствам высшего порядка, — таковы качества, привитые сиамцам принципами учения Шакья-муни»4.

В июле 1891 г. в Бангкок прибыла канонерская лодка «Сивуч», и ее капитан от имени императора России вручил Чулалонгкорну орден Св. Андрея Первозван ного, а также письмо Александра III с благодарностью за дружественный прием в Бангкоке его сына.

Осенью 1891 г. состоялся визит в Россию принца Дамронга. Впервые в Россию приехал крупный государственный деятель Сиама. Принц Дамронг Ратчанупаб (1862 1943), брат и ближайший соратник Чулалонгкорна, один из лидеров реформаторов и, в будущем, — великий ученый, историк, археолог и этнограф, организатор научных исследований в Сиаме, занимал в то время пост генерального директора департамента образования. Король направил Дамронга в Европу, чтобы принц познакомился с си стемой образования в разных странах и, по возвращении, приступил к созданию госу Ухтомский Э. Э. Путешествие на Восток его императорского высочества государя наследника цесаревича. 1890-1891. Т. 2. СПб., Ухтомский Э. Э. Путешествие на Восток... Т. 2. С Ухтомский Э. Э. Путешествие на Восток... Т. 2. С. Ухтомский Э. Э. Путешествие на Восток... Т. 2. С Россия и сиам дарственной светской системы образования. В начале ноября 1891 г. принц Дамронг прибыл в Крым и в Ливадийском дворце был принят Александром III. Дамронг пере дал императору письмо Чулалонгкорна, в котором король просил принять в знак друж бы между Сиамом и Россией высший сиамский орден «Маха Чакри» и наделял своего брата полномочиями вести любые переговоры с Россией. Однако каких-либо обеща ний и обязательств со стороны правительства России в отношении противодействия экспансии Франции против Сиама дано не было, т. к. именно в эти годы шел процесс установления союза России и Франции, исключительно важного для обеих держав.

Сам Дамронг в письме принцу Девавонгу в Бангкок из Ливадии 17 ноября 1982 г.

писал: «…было выделено специальное императорское судно, чтобы доставить меня до Ливадии… Цесаревич встречал на пристани, усадил в автомобиль и повез на ау диенцию. Император проводил прямо во дворец, показал все комнаты… Живя здесь, я обедаю и ужинаю с императорской семьей каждый день… Император и импера трица выражают желание, чтобы наш король посетил Европу и Россию, будут рады принять короля в России… Со стороны здешней знати нет и намека на неприязнь»1.

А вот что говорил Дамронг уже в Бангкоке Генеральному консулу России А.М. Вы водцеву в 1893 г. (цитируем донесение Выводцева в МИД России): «…принц Дам ронг, имевший счастье быть принятым в Ливадии, вынес оттуда самое приятное вос поминание и говорит, что счастливейшие дни его жизни были те, когда ему довелось быть гостем российской царственной семьи, которая изволила выказать ему такое радушие, какого он нигде и никогда не встречал и не ожидал, и что в его глазах идеал царя и семьянина воплощается в высочайшей особе государя императора»2.

Визит цесаревича в Сиам и приезд принца Дамронга усилили интерес в России к далекой стране Юго-Восточной Азии. В 1892 г. два русских путешественника по сетили Сиам.

В августе-декабре 1892 г. князь К. А. Вяземский проехал Сиамское королевство от его восточных границ до Бирмы. К. А. Вяземский предпринял в это время гран диозное путешествие по азиатским странам. На лошадях в сопровождении свиты в течение двух лет он проехал по пути из Европейской России через Сибирь и Китай во Вьетнам, Камбоджу, Сиам и Бирму и далее через Индию и Иран вернулся на Кав каз и в Европейскую Россию. В Сиаме князь пользовался гостеприимством принцев и высших сановников в столице и губернаторов на местах. Пробыв в стране около полугода, князь вынес о ней самые прекрасные впечатления.

«Нравилась мне ночь тропическая, — писал К. А. Вяземский, — нравился мне Сиам, этот волшебный сад, нравилась мне тихая мирная жизнь здешних незлоби вых жителей, и задумался я на несколько минут, и захотелось мне остаться тут, что бы уже не возвращаться в Европу, не носить больше суконных сюртуков, а ходить вечно в полотняных пиджаках;

не пить больше токайского вина, ни бургунского ни шампанского, а утолять жажду пальмовым соком и кокосовым молоком да чаем.

Не покрываться на ночь шерстяными да шелковыми одеялами, а представлять ветру тропическому покрывать меня своими теплыми волнами»3.

«От друга». Стодесятилетие установления таиландско-российских отно шений. Посольство Королевства Таиланд в России. 2008. С. Россия – Сиам. 1863-1917. Документы и материалы. М., Изд. «Междуна родные отношения. 1997.С. Вяземский К. А. Путешествие вокруг Азии верхом. Рукопись. Из записи «Сиамский праздник» (ОР РГБ. Ф. M178. № 8390. Тетрадь 32. С. 704 об.-705).

Россия и Восток «Как-то горестно покидать Сиам, — продолжал К. А. Вяземский в своем путевом дневнике, — свыкся я с ним, и хорошо там было, около полугода я по нему стран ствовал. Воспоминание он мне самое приятное оставил, что за беда, что повальные там лихорадки, тигры, змеи, всевозможные дикие звери;

люди-то там добрые, го степриимные, природа роскошная, солнце теплое, фруктов множество, ни холода ни мороза и в помине нет»1.

Разумеется, это — записи туриста, субъективное впечатление одного путеше ственника, но важно, что оценка характера сиамцев, их отношения к иностранцам и здесь не отличается от того, о чем писали другие русские, побывавшие в Сиаме.

В том же 1892 г. посетил Бангкок российский дипломат и путешественник Гри горий де-Воллан. Его путевые заметки были опубликованы в Петербурге в 1895 г. Разумеется, не одни только романтически-восторженные описания тропической природы и великолепие дворцов и храмов мы находим в записках гостей Сиама из России. Еще А.Я. Максимов писал о бедности жителей и их жилищ, о резком контрасте между сокровищами храмов и босоногими монахами, их обитателями.

У Григория де-Воллана мы находим «зарисовку» базара в центре Бангкока, которая не вызовет у читателя желания с подобным базаром познакомиться.

Начиная с 1891 г., официальные визиты и личные контакты, включая переписку, между представителями императорского дома России и сиамской королевской дина стии играли важнейшую роль в развитии отношений между двумя странами. С рос сийской стороны была проявлена инициатива приглашения представителя династии Чакри на коронацию Николая II. Приглашение было принято, и в мае 1896 г. в Мо скве на торжествах по поводу коронации присутствовала сиамская делегация во главе с принцем Широй, сыном Чулалонгкорна. Соответственно, в 1911 г. на коронацию короля Рамы VI Вачиравуда (1910 — 1925), старшего сына Чулалонгкорна по пригла шению сиамцев на крейсере «Аврора» прибыл великий князь Борис Владимирович, на коронации также присутствовали и другие представители дома Романовых.

Что же касается конца XIX в., то в те годы именно Россия в глазах сиамской эли ты могла стать другом и покровителем Сиама. Россия никогда не угрожала Сиаму, она не имела колониальных устремлений в Юго-Восточной Азии, у нее не было здесь соб ственной «сферы интересов», не стремилась она и получить какие-либо базы или концес сии на сиамской территории, не инициировала проповедь православия в этом регионе.

Теплый прием принца Дамронга при императорском дворе и дружественное вни мание российской общественности к его визиту в 1891 г. позволяли сиамским вла стям надеяться на дипломатическую поддержку России в случае конфликтов с Фран цией. Эти надежды оправдались во время франко-сиамских конфликтов в 1893, годах и в последующие годы.

Так, например, 28 июля 1893 г., в условиях нападения французских военных кора блей на Сиам и предъявления французами ультиматума с требованием уступить им все левобережье Меконга, король Сиама телеграммой обратился непосредственно к Алек сандру III за помощью, прося «...соблаговолить оказать добрую услугу, чтобы пред упредить новые кровопролития и восстановить мир в моей стране». В последовавшей быстро ответной телеграмме Александра III содержались слова, которые позволяли надеяться на поддержку России: «Со своей стороны полагаю на скорое решение кон фликта, восстановление мира и устранение Ваших разногласий с Францией». 10 ав Вяземский К. А. Путешествие вокруг Азии верхом. Тетрадъ 38. С 830.

Воллан Г. де. По белу свету. Путевые заметки. СПб., 1895.

Россия и сиам густа 1893 г. в новой телеграмме Чулалонгкорн выразил благодарность императору России за поддержку: «Теперь мирное разрешение моих разногласий с Францией обе спечено и дипломатические отношения восстановлены полностью. Я не сомневаюсь в том, что этому способствовало благожелательное отношение Вашего Величества...»1.

Сиам оказался вынужден принять французский ультиматум. Но конфликт из военного противостояния был переведен в область дипломатических перегово ров. Угроза потери Сиамом независимости временно отступила.

20 лет дипломатических, политических и культурных взаимоотношений между Россией и Сиамом (1897 — 1917).

Важнейшим событием в отношениях между Россией и Сиамом стал визит в Рос сию короля Чулалонгкорна, состоявшийся 19-29 июня (1 — 11 июля) 1897 г.

Этому визиту предшествовали события, поставившие Сиамское королевство в критическое положение, буквально на край гибели. 15 января 1896 г. представители Великобритании и Франции подписали в Лондоне специальную декларацию о Си аме. Две великие державы, не пригласив на переговоры сиамцев и не предупредив даже правительство Бангкока, разделили сиамскую территорию на три зоны, две из которых фактически объявили своими «зонами влияния» (западную, примыкаю щую к Бирме — английской, восточную — французской). Особо активную экспанси онистскую политику в отношении Сиама продолжали проводить колониальные вла сти французского Индокитая. Французы оккупировали камбоджийские провинции Баттамбанг и Сиемреап (находившиеся ранее под властью сиамцев), заняли сиамский порт Чантабун, постоянно вмешивались во внутренние дела Сиама. Французские власти выдвигали все новые и новые претензии, провоцировали новые конфликты.

В этих условиях король Сиама летом 1897 г. направился с официальным визитом в европейские страны. Решалась судьба Сиамского государства — сохранит ли оно суверенитет или превратится в колонию. Чулалонгкорн стремился урегулировать от ношения с Францией и заручиться поддержкой России, Германии и Великобритании против французской экспансии. Однако Франция первоначально вообще отказывалась вести переговоры с сиамским королем. Становилось ясно, что только позиция Рос сии — союзника Франции — могла оказать влияние на решение французского прави тельства. По этой причине своему визиту в Россию король придавал особое значение.

Торжественный и дружеский прием короля Сиама в Петербурге, дипломатиче ские демарши представителей России в Париже обеспечили Чулалонгкорну возмож ность поездки в Париж, встречу и переговоры с руководителями Франции. Фран ко-сиамские отношения из состояния кризиса перешли в состояние длительных переговоров, завершившихся заключением соглашения.

Официальная встреча короля Сиама в столице России с самого начала шла под черкнуто торжественно. Общественность Петербурга и Москвы также с большим интересом и вниманием отнеслась к приезду Чулалонгкорна.

Многие российские газеты (Правительственный вестник, Санкт- Петербургские ве домости, Московские ведомости, Новое время и др.) опубликовали в июле 1897 г. статьи об истории и международном положении Сиама, о жизни и культуре сиамцев, о короле Чулалонгкорне и проводимых им преобразованиях. Так, газета «Московские ведомо сти» в день приезда Чулалонгкорна в Москву писала, что «...еще до захвата соседних Политика капиталистических держав и национально-освободительное движение в Юго-Восточной Азии (1871-1917). Документы и материалы. Ч. II.

М., 1967. С. 116, Россия и Восток стран европейскими державами, в Сиаме был предпринят целый ряд реформ в евро пейском духе, и в Азии, если исключить Японию, нет другого самостоятельного госу дарства, в котором так широко распространилась бы европейская культура как именно в Сиаме... Необыкновенный подъем страны за последние тридцать лет должен быть поставлен в заслугу королю Чулалонгкорну, который в своих мерах успел избегнуть крайностей... Король Сиамский брал от западной культуры только то, что, по его мне нию, могло быть полезно его народу. Народная жизнь, религия и народные обычаи, не идущие в разрез с современной культурой нисколько не изменились, и Сиам до сих пор является для европейцев самой интересной, живописной и симпатичной страной из всех стран Азии. Король Чулалонгкорн безо всякого сравнения самый просвещен ный и популярный монарх в Азии и талантливейший из Сиамских королей»1. «Нынеш ний король, уничтоживший многие старые обычаи, совершил еще в молодых годах небывалое до того времени в Сиаме дело — путешествие в Индию и голландские коло нии, — писал корреспондент газеты «Петербургский листок», — Теперь он сделал еще шаг вперед — решил познакомиться с успехами западной культуры и предпринял пу тешествие по Европе»2. «Из всех азиатских дворов, — писала газета «Новое время», — единственный только двор Микадо превосходит сиамский относительно европейской культуры. Зато сиамский король, в смысле западноевропейского образования, знания и искусства управления государством превосходит японского»3.

О внутренних реформах в Сиаме и о продвижении этой страны по пути прогресса говорилось и в брошюре Е. К. Апостолиди «Королевство Сиам», которая вышла в свет в Санкт-Петербурге в июле 1897 г., к приезду сиамского короля. «В ноябре 1873 г. Чула лонгкорн I достиг совершеннолетия и взял бразды правления в свои молодые, но как впо следствии оказалось, весьма опытные и искусные руки. Почти за четверть столетия его управления Сиамом, это государство значительно подвинулось вперед на пути прогрес са, ввело у себя целый ряд новых государственных учреждений первостепенной важно сти, обеспечивавших девяти миллионам сиамцев правильное развитие гражданственно сти и благосостояния»4. Рассказав далее о Бангкоке, о буддийских святых местах Сиама, о религии и обычаях сиамцев Е. К. Апостолиди подчеркнул, что «...сиамцы народ гор дый, но не воинственный: быть среди них безоружным — вполне безопасно...»5.

Визит сиамского короля приветствовали в России и власти, и общественность.

В связи с этим приведем здесь лишь одно, но весьма характерное высказывание. Газе та «Санкт-Петербургские ведомости» писала 23 июня 1897 г. о короле Чулалонгкорне:

«В его лице мы приветствуем не только одного из величайших людей нашего времени, истинного благодетеля своего народа, выведшего его из полудикого состояния на путь цивилизации и просвещения, но и истинного друга России. Сила этой дружбы— во взаимном уважении, в одинаково свойственных обоим народам чувствах прямоду шия и простоты. Никаких захватов и правонарушений, столь свойственных некоторым европейским нациям, у России нет и наша дружба к Сиаму — честная, нелицемерная, на которую его величество король сиамский может смело положиться...»6.

Московские ведомости. 1897. № 172. 25 июня (7 июля) Петербургский листок, 1897. № 168. С. Новое время. 1897. 26 апреля (8 мая) Апостолиди Е. К. Королевство Сиам (Историико-этнографический очерк).

СПб., 1897. С Апостолиди Е. К. Королевство Сиам. С Санкт-Петербургские ведомости. 1897. № 168. 23 июня (5 июля) Россия и сиам На переговорах в Петербурге между императором Николаем II и королем Чула лонгкорном была достигнута договоренность об установлении дипломатических от ношений и подписании государственного договора между Россией и Сиамом, а так же о приезде в Петербург для обучения сына короля принца Чакрабона.

Во время визита несколько десятков сиамцев познакомились с историческими и культурными достопримечательностями Санкт-Петербурга и Москвы. Сам Чула лонгкорн, принц—наследник Вачиравуд, принцы, министры, члены свиты короля посетили Зимний дворец и Петропавловскую крепость, осмотрели Эрмитаж и парки Петергофа, Большой Кремлевский дворец и Храм Христа Спасителя, Архив МИД России в Москве и Кронштадтскую крепость и многое другое.


Стремясь укрепить связи с Россией и действуя как искусный политик король Чула лонгкорн особо подчеркивал свой интерес к истории России и истории дома Романовых.

Так, в Архиве МИДа он с вниманием рассматривал Грамоту об избрании на царство Михаила Романова, смотрел древние хартии, рукописи, печати, трактаты и договоры России с иностранными государствами. В Москве Чулалонгкорн посетил дом бояр Ро мановых на Варварке и усыпальницу Романовых в Новоспасском монастыре.

Договоренности, достигнутые в июле 1897 г. на переговорах между Николаем II и Чулалонгкорном заложили основу и дали импульс развитию российско-сиамских отношений на последующие два десятилетия. «Но самым важным, — писал замести тель государственного министра юстиции Таиланда Тонгтонг Чантрангсу в таиланд ской публикации 2008 г., — было то, что приватные разговоры между царем Николаем Вторым и королем Чулалонгкорном, нужно сказать, дали превосходные результаты.

Николай Второй даже промолвил, как бы давая гарантию: «Независимость Сиама ни когда не будет ни утеряна, ни нарушена…» И хотя к концу 1897 г. король Чулалонгкорн покинул Европу, за ним уже закрепилась слава друга и союзника российского царя Николая Второго, и это реноме явилось одним из факторов, которые помогли Сиаму не попасть в зубы хищников колониализма в критические моменты своей судьбы»1.

В апреле 1898 г. первый российский посланник в Сиаме А.Е. Оларовский присту пил к исполнению своих обязанностей. В инструкции МИД России А. Е. Оларовскому указывалось: «Ваша деятельность во всем ее объеме должна носить на себе отпеча ток благожелательного внимания, которое августейшему монарху нашему благоугод но ныне проявлять как лично в отношении к его величеству королю сиамскому, так и к ближайшим судьбам управляемого им народа (курсив наш. — Б. М.);

она должна идти навстречу той искренности и приязни, кои положены Сиамом в основу отно шений своих к России;

равным образом она должна быть лишена всяких корыстных побуждений и стремлений исторгнуть те или иные выгоды;

наконец, она должна отве чать и ожиданиям страны (т. е. Сиама. — Б. М.) встретить со стороны России столь желанное к ее интересам участие и найти в последнем необходимую нравственную опору в неравной борьбе с ее могущественными соседями...»2.

Дипломатические представители России в Бангкоке в последующие годы сле довали духу этой инструкции. 11(23) июня 1899 г. в Бангкоке была подписана Рос сийско-сиамская Декларация, относительно юрисдикции, торговли и мореплавания, «От друга». Стодесятилетие установления таиландско-российских отно шений. Посольство Королевства Таиланд в России. 2008. С. Из инструкции МИД России А. Е. Оларовскому при назначении его русским поверенным в делах и генеральным консулом в Таиланде. С.-Петербург, 21 февра ля 1898 г. (Исторический архив. 1957. № 6. С. 121-122) Россия и Восток которая предоставила подданным обеих стран взаимно права «наиболее благопри ятствующей нации».

В 1898 г. приехал в Петербург сын Чулалонгкорна принц Чакрабон (1883 — 1920).

Король Сиама своего старшего сына послал учиться в Англию, среднего — в Россию, младшего в Германию. Король преследовал при этом ясные политические цели— сблизиться с элитой трех монархических держав, найти у них поддержку против экспансии республиканской Франции. Принц Чакрабон учился в России около вось ми лет, находился под личным покровительством императора Николая II. Чакрабон и его сотоварищ Най Пхум получили высшее гуманитарное и военное образование.

Они стали первыми сиамцами, выучившими русский язык, основательно познакоми лись с Россией и русской культурой. Принц Чакрабон в 1906 г. женился на Екатерине Ивановне Десницкой (1888 — 1960), дочери статского советника И. С. Десницкого из Луцка, получившей в Сиаме титул принцессы Питсанулок.

История любви сиамского принца и русской девушки, легенды, связанные с их именами, уже давно запечатлены и в художественной, и в популярной литературе1.

Многие события жизни Чакрабона и его соученика Най Пхума, действительно но сят полулегендарный характер (Чакрабон увез Катю Десницкую в Сиам в 1906 г.

Свадьбу сыграли в пути, в Константинополе. Однако, судьба приготовила сюрприз не только для родителей Чакрабона, но и для него самого. Его соученик Най Пхум отказался вернуться в Сиам. Най Пхум перешел из буддизма в православие, получил российское подданство и был зачислен в личную охрану Николая II. Он дослужил ся до чина полковника, был награжден орденом Св. Андрея Первозванного. В годы первой мировой войны он командовал кавалерийским полком;

после 1917 г. — эми грировал в Париж, где впоследствии стал личным секретарем Е. И. Десницкой, уе хавшей в Европу после смерти принца Чакрабона). Важнее отметить, что в начале XX в. в Петербургском военном училище и Морском офицерском корпусе учились и другие молодые сиамцы, которые после возвращения домой способствовали распространению знаний о России и русской культуре.

Установление дипломатических и договорных отношений между двумя страна ми, расширение династических и личностных контактов позволило значительно рас ширить знания русских и сиамцев друг о друге.

В начале XX в. стал заметен интерес к сиамской культуре со стороны российских искусствоведов, ученых, дипломатов, общественных деятелей. Одним из стимулов этого интереса оказался приезд в 1900 г. в Петербург придворной труппы сиамского балета. 28 и 29 октября труппа дала два представления на сцене Императорских Ми хайловского и Александрийского театров. «Сиамский балет впервые появился в этом году на сценах главнейших европейских театров и везде имел выдающийся успех своей оригинальной музыкой, живописными костюмами, экзотическими танцами и своеобразным содержанием представленных ими сцен», — отмечал Н. Светлов2.


В рецензии ясно видно желание определить возможность перенять элементы му зыки, танцев, мимики и др. «Основные мотивы некоторых танцев, например, танцы Паустовский К. Г. Повесть о жизни // Паустовский К Г. Собр. соч. Т. 3. М., 1957. С. 65-67;

Скворцов В. Сиамская принцесса Катя Десницкая // Огонек. 1986.

№ 41-42;

Кочетов В. А. Золотой топор Вритвы. М, 1987. С 119-121;

Eileen Hunter with Narisa Chakrabongse. Katya and The Prince of Siam. Bangkok, Ежегодник Императорских театров. Сезон 1900-1901. СПб., 1901. С. 292 Россия и сиам с веерами, фонарями и серебряными пиками, оригинальные по хореографическому замыслу и красивые по внешней форме, по замысловатому рисунку и комбинаци ям, могли бы войти в качестве новых элементов в нашу европейскую хореографию в соответственной обработке, примененной к требованиям нашего искусства. Опыт ный балетмейстер, конечно, мог бы извлечь из них некоторую пользу, как опытный композитор, на темах сиамской национальной музыки, непривычной для нашего слуха мог бы построить несколько мелодий, облачив их в музыкальные формы, вос принимаемые европейским ухом».

Представления сиамского балета произвели большое впечатление на художе ственные круги Петербурга. Увлечение античными и восточными сюжетами, костю мами и декорациями, столь характерное для художественной жизни России на рубе же XIX и XX веков, нашло свое отражение и в произведениях на сиамские темы. Так, например, Л. С. Бакст, как известно, оформил серию балетов окрашенных восточной экзотикой. В 1901 г. Л. С. Бакст написал картину «Сиамский священный танец».

Много лет спустя (1917 г.) в эскизах к дивертисменту «Восточные люди» художник нарисовал В. Нижинского в «сиамской позе».

Высоко оценил танцы сиамцев философ В. В. Розанов. «Ничего нельзя предста вить более удивительного, нового, неожиданного (для европейца)»,— писал он о сво их впечатлениях, — «...в труппе танцовщиц Сиамского короля меня прежде всего поразила высокая и очевидная цивилизация (курсив наш. — Б. М.), но не наша».

Характерно, что статья В.В. Розанова о сиамском балете заканчивается словами:

«Было бы в высокой степени желательно появление в Петербурге глубин Азии, ин тимностей Азии...»1.

Если мы вспомним, как А.Я. Максимов рассказывал о чудесах Бангкока, что пи сал Э. Э. Ухтомский о культуре Сиама, сопоставим их слова с оценкой В. В. Розано ва, то сможем найти главное — общее отношение к увиденному. Встреча с сиамским искусством, с культурой в целом вызывала неподдельный интерес, «чрезвычайное чувство» (В. В. Розанов), за которыми следовало желание понять иную высокую ци вилизацию и иметь с ней контакты.

За последние десятилетия XIX в. в России было опубликовано более 30 статей и брошюр о Сиаме. В начале XX в. на русском языке появились и первые профессио нальные исследования о тайском искусстве: переведенная с немецкого книга А. Грюн веделя «Сцены из жизни Будды в «Трайпхум» (СПб., 1904) («Трайпхум» (Три мира) — тайский буддийский космогонический трактат, по традиции приписываемый королю тайского государства Сукотаи (1238 — 1438) Ли Тхаи. Составлен в 1345 г. Это первая известная книга на тайском языке;

в ней изложено учение буддизма), статья Н. И. Во робьева «Опись собрания буддийских статуэток, приобретенных в Сиаме в 1906 г.»2.

Н.И. Воробьев, сотрудник Императорского Этнографического Музея, по специ альному заданию Российской Академии Наук в 1906 г. собрал в Бангкоке и Аютии коллекцию сиамской скульптуры, которая и поныне находится в Музее антрополо гии и этнографии («Кунсткамере») в Санкт-Петербурге.

Российский посланник в Сиаме Г. А. Плансон в 1911 — 1914 гг. также собрал боль шую коллекцию буддийской скульптуры. Ныне эта коллекция — в собрании Эрмитажа3.

Мир искусства. 1901. Т. 5. № 1. С. 46, 44, Сб. МАЭ. Т. 12. СПб., 1911.

Дешпанде О. П. Сиамское искусство XIV-X1X веков в собрании Государ ственного Эрмитажа. СПб., 1997.

Россия и Восток В начале XX в. имели место и первые религиозные (буддийские) контакты между двумя странами. Сиам, единственная страна буддийской культуры, сохранившая не зависимость в Юго-Восточной Азии привлекала внимание буддистов других стран.

В марте-апреле 1901 г. в Сиаме побывала делегация бурятских буддистов во гла ве с Первенствующим ламой Восточной Сибири Чойнзин Иролтуевым. Бурятские ламы посетили, в частности, священное место Сиама — След ступни Будды. С раз решения короля Иролтуев снял отпечаток ступни из глины и увез его в Россию, что бы поместить в кумирню около Селенгинска.

Чулалонгкорн рассматривал визит буддистов России как важный факт прежде всего российско-сиамских межгосударственных отношений. В личной молельне ко роля по его просьбе ламы провели службу, на которой присутствовали члены коро левской семьи и принцы королевского дома. Ч. Иролтуев принял участие в закладке нового буддийского храма в парке королевского дворца. Чулалонгкорн объявил о сво ем намерении направить монаха — сиамца в Селенгинск для изучения русского язы ка и религиозных обрядов буддистов России (Донесение A. Е. Оларовского в МИД России о посещении Чойнзин Иролтуевым Сиама. Бангкок, 23 апреля 1901 г.)1.

Расширявшиеся связи России со странами буддийского Востока, внимание к буд дизму в правящих кругах и интенсивные духовные искания многих представителей российской интеллигенции нашли в начале XX в. свое символическое выражение в строительстве в столице России крупного буддийского храма. Выдвинутый по ини циативе бурятского ламы Агван Лобсан Доржиева и поддержанный XIII Далай-ламой Тибета проект строительства Храма Будды в Санкт-Петербурге получил одобрение правительства России и лично Николая II. Активное участие в реализации проекта приняли петербургские востоковеды академики B. В. Радлов и С. Ф. Ольденбург, художник Н. К. Рерих, князь Э. Э. Ухтомский и многие другие. Первое богослужение в храме состоялось 21 февраля 1913 г., в день празднования 300-летия Дома Рома новых. Король Сиама Вачиравуд по случаю возведения в столице дружественной державы Храма Будды преподнес Храму медное позолоченное изваяние Сидящего Будды Шакьямуни. Вторую статую — бронзовое изваяние Стоящего Будды Май треи — подарил Храму Г. А. Плансон, который и доставил обе статуи в Петербург.

9 июня 1914 г. состоялось торжественное внесение в Храм и освящение двух статуй.

Установление дипломатических отношений, умножение политических и дина стических связей, культурные контакты способствовали формированию в нашей стране в начале XX в. образа Сиама. Путь к «узнаванию» Сиама, как мы видели, шел от первых восторженных описаний диковинного «заморского чуда» через по степенное понимание иного, особенного, непохожего на российские реалии и да лее — к первым научным исследованиям и оценкам в области искусства и культуры, к созданию определенного представления о стране и народе.

У представителей России в целом преобладал светский рационалистический взгляд просвещенного человека своего времени. Российский взгляд на Сиам оказал ся весьма непредвзятым и во многом новым. Он включал в себя и признание духов ных ценностей буддийской культуры, и признание возможностей взаимного культур ного влияния. В России сложился взгляд на Сиам как на мирную и дружественную страну, возглавляемую выдающимся лидером и просвещенной элитой. Как отмеча ли в России, хотя правительство Сиама и проводит политику модернизации, но оно стремится сохранить свою оригинальную культуру и свою национальную религию.

АВПРИ. Ф. Японский стол. Д. 1782. Л. 78-79.

Россия и сиам К началу XX в. сложился определенный образ России и в глазах просвещенных сиамцев. Сиамская элита выделяла Россию в позитивном плане среди других вели ких держав того времени, здесь возобладала политическая оценка. В Сиаме видели в Российской империи не только дружественную державу и покровителя, но и об разец государственного и политического устройства. Так, например, в момент уста новления дипломатических отношений между двумя странами и в России, и в Сиаме существовали абсолютные монархии, отсутствовали конституция, парламент, изби рательная система, легальные политические партии и многое другое, что уже име лось во всех великих державах, кроме России (в монархических Германии, Японии, Великобритании, не говоря уже о республиканских Франции и США). Все эти по литические «новшества» отвергал сиамский король-реформатор Чулалонгкорн, их критиковал и высмеивал его сын, король Вачиравуд.

В 1913 г. в одной из своих статей Вачиравуд подчеркивал, что в Сиаме еще слиш ком рано вводить парламентскую систему управления, всякое ускоренное движение в этом направлении может привести к анархии и стоить стране слишком дорого.

Медленные, постепенные реформы, проводимые сверху, при сохранении важней ших национальных ценностей — монархии, религии, культурных традиций — вот путь по которому сиамские реформаторы вели свою страну для ее вхождения в со временный мир. Следует признать, что для своего времени этот путь был пройден весьма успешно: Сиам сохранил независимость, не превратился в колонию;

в ходе Первой мировой войны он присоединился к державам-победительницам и стал полноправным участником Парижской мирной конференции и Лиги Наций. Сиам вступил в XX в. как независимое и развивающееся государство.

И хотя прямые и непосредственные заимствования у России оказались весьма незначительны (например, когда король Чулалонгкорн ввел форму для сиамских гвардейцев, он взял за образец форму российской гвардии) внимание и интерес в Си аме к «великой державе Севера», отчасти и к ее культуре были несомненны. Сейчас, в XXI веке, дружественные связи между Россией и Сиамом в конце XIX — начале XX века — это и история, и учитель будущего.

лИТЕРАТУРА Берзин Э.О. История Таиланда. Краткий очерк. М., Дешпанде О.П. Сиамское искусство XIV-XIX веков в собрании Государственного Эрмита жа. СПб., Иванова Е.В. Очерки культуры тайцев Таиланда. М, Из истории русско-таиландских отношений (конец XIX — начало XX в.) // Исторический архив. Т. 5 (18). 6. 1957. С 111- Козлова М.Г. Россия и страны Юго-Восточной Азии. М., 1986 Мельниченко Б.Н., Трифонов С.Е. Король Чулалонгкорн в России. 1897. К 100-летию установления государственных от ношений между Россией и Таиландом. СПб., «От друга». Стодесятилетие установления таиландско-российских отношений. Посольство Королевства Таиланд в России. Политика капиталистических держав и национально-освободительное движение в Юго Восточной Азии (1871-1917). Документы и материалы. Ч. 2. М, 1967. С. 99- Россия — Сиам. 1863-1917. Документы и материалы. М., Мельниченко Б.Н., Пылева А.И. Россия — Таиланд: история взаимоотношений (XIX — на чало XXI вв., СПб., 2011.

КОллЕКТИВНАя мОНОГРАфИя ПОДГОТОВлЕНА И ИзДАНА ПРИ ПОДДЕРжКЕ СПБГУ ПЕчАТАЕТСя ПО ПОСТАНОВлЕНИю УчЕНОГО СОВЕТА ВОСТОчНОГО фАКУльТЕТА САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА Редакционная коллегия:

Е.И. Зеленев (председатель), В.В. Бочаров, Н.Н. Дьяков, А.Ю. Желтов, В.Б. Касевич, В.Н.Колотов, А.В. Ляхович (отв.секретарь), А.В. Образцов, Н.А. Самойлов, А.Г. Сторожук Рецензенты:

д.ист.наук, проф. Е.А.Резван (МАЭ РАН «Кунсткамера»);

д.ист.наук А.В.Филиппов (СПбГУ) На первой странице обложки: Академическая карта Азии 1745 г.

Оригинал-макет подготовлен ООО «Студия «НП-Принт»

Верстка Кузьмичев Д.А.

Тираж 200 экз.

Заказ № 20/ Отпечатано в типографии ООО «Студия «НП-Принт»

190005, Санкт-Петербург Измайловский пр., Тел. (812) 324-65- luda@npprint.com

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.