авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 24 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГАОУ ВПО «КАЗАНСКИЙ (ПРИВОЛЖСКИЙ) ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» ...»

-- [ Страница 12 ] --

Судя по рубрикации описываемых в энциклопедии сфер предмет ного мира и набору мифологических персонажей, она была создана с §2. Становление дидактико-проповеднической касыды 312 Глава III. Завершение формирования канона в персидской касыде но сравнение хохолка удода с венцом древних царей династии опорой на зороастрийскую традиционную картину мира, представ Кейа-нидов и подразумеваемое сравнение раскрытого павлиньего ленную, в частности, в позднем космогоническом своде «Бундахишн»

хвоста с драгоценным убранством кейанидского трона, называемого («Сотворение основы») и в «Фраханг-и пахлавик» («Словарь языка пех тахт-и тавус (т. е. «павлиний трон»).

леви»). Можно сказать, что доисламские образные ассоциации касы Подводя итог анализу касыды Санаи, отметим некоторые ее ком ды, рождаемые самой весенней календарной тематикой, косвенно позиционные особенности. Устроенная по принципу традиционного подкреплены еще одним источником заимствования мотивов, кото васфа, образующего мозаику бейтов-картинок, или канонического рым воспользовался Санаи.

панегирика, состоявшего в перечислении монарших добродетелей, Назидательная концовка касыды организуется через введение касыда Санаи поэтически осмысляет ритуал поминания имен Бога.

имени еше одной птицы, не входящей в круг сезонных образов Благодаря введению в касыду некоторых коранических формул и от на-урузийа, или, шире, бахарийа. Крик петуха призывает спящих дельных слов, а также многочисленным указаниям на них, устанав пробудиться от сна беспечности, предупреждает об опасности ливается связь большинства бейтов с определенными контекстами потакания плотским страстям.

Священной книги. Эти дробные внелитературные связи каждого мо Логично было бы предположить, что Санаи предпочтетсуфийское тива бейта, имеющие возможное внутреннее, автономное толкова толкование образа петуха, воспринимавшегося как олицетворение ние, усиливают смысловую дискретность касыды, что, на наш взгляд, похоти37. Однако поэт избрал другой вариант трактовки широко рас отражает общую стилистическую тенденцию, наметившуюся в кон пространенного образа и исходил, по всей видимости, опять-таки из це домонгольского периода (середина XII — начало XIII в.). Тем не зороастрийских представлений. В соответствии с ними петух был менее наличие ключевой отсылки к Корану, повторяющейся в ряде объектом почитания, птицей, изгоняющей своим криком нечистую бейтов и в названии касыды, позволяет говорить о том, что даже на силу (ср. сходные представления у славянских народов [Бертельс 1960:

излете хорасанского стиля составители касыд так или иначе стреми 63]). Е. Э. Бертельс, характеризуя петуха в ряду мифологических сим лись внести интегрирующее начало в свои поэтические композиции.

волов, отмечаеттри черты птицы, обусловившие включение ее в этот Творение Санаи, являющееся продуктом синтеза двух эстетичес ряд: чуткость (страж, провозвестник утра), воинственность и похот ких типов сложения касыд — панегирического и «непанегирическо ливость. «Из них первая, — пишет ученый, — нашла полное отраже го», характеризуется изощренной живописностью и намеренной де ние в зороастризме, где петух являлся спутником Сраоши, врагом тализацией топики в сочетании с практическим отсутствием прямых дивов, пением своим повергающим их в бегство» [Бертельс 1965д: 283].

разъяснений и расшифровок аллегорического значения текста. Ди Как мы старались показать в предшествующих главах, элементы дактическая концовка, выдержанная в духе аскетической пропове доисламской иранской песенной топики, а также некоторые «ико ди, при внешнем образном сходстве с соответствующими разделами нографические» схемы отдельных мотивов и их устойчивых после касыд Насир-и Хусрава ничего не прибавляет к пониманию скрытого довательностей сохраняют свою культурную актуальность в течение смысла вступительной части. Скорее она специфическим образом всего периода развития персидской классической литературы, осо дополняет мистические ориентиры зачина, передающего атмосферу бенно в домонгольскую эпоху. Санаи, являвшийся преемником сра зикра, морально-этическими ориентирами, необходимыми слушате зу двух поэтических традиций — придворной и эзотерической, син лю, вступившему на путь самосовершенствования.

тезирует не только религиозно-мистические доктрины и «украшен Целесообразно подчеркнуть, что назидательная часть занимает все ный» стиль, но и старую (зороастрийскую) и новую (мусульманскую) го пять финальных бейтов, и таким образом устанавливается индиви манеру символического толкования одних и тех же образов. Хотя в дуально-авторская пропорция вступления и целевой части в данном касыде «Молитва птиц» поэт отдает явное предпочтение произведении. По существу, назидание как цель касыды вытеснено в кораничес-ким контекстам в качестве источника «заполнения»

данном конкретном случае поэтизированным описанием мистичес символического уровня восприятия образов, в ряде случаев он кого переживания, сопутствующего отправлению соответствующего делаетисключения. Так, в бейте 19, где речь идето павлине и удоде — ритуала. Обратим также внимание на порядок оформления макта' птицах, имеющих совершенно определенную символическую касыды. Последний бейт не содержит общеизвестного прозвища по нагрузку в мусульманской традиции, Санаи выбирает старый эта — оно заменено одной из составляющих его полного имени — иранский вариант построения мотива. В основу образного соответствия (танасуб) в этом бейте положе $2. Становление дидактико-проповеднической касыды Глава III. Завершение формирования канона в персидской касыде восхваление главной мусульманской святыни — Ка'бы. После Мадждуд, однако функционально финал полностью отвечает канону возобновления парной рифмы (тадждид-и матла') следует концовки — он возвращает лирический сюжет к образным построе ниям зачина, содержащим антитезу «юность—старость». занимающее двенадцать бейтов традиционное описание весны, Если в первых бейтах касыды наступление весны характеризуется которое плавно переходит в спор птиц о преимуществе одних в возрастных категориях, прилагаемых к жизни человека (старик по- весенних цветов и деревьев над другими. Сократив, по сравнению молодел), го в финале поэтописываетсвою старость в образах смены с Санаи, перечень птиц (их всего девять, включая мифическую времен года (весну сменила осень). Таким образом Санаи обеспечил птицу 'Анка), Хакани технически усложняет описательную часть замыкание композиционного кольца и применил один из наиболее текста, совместив перечень птиц с «цветочными» мотивами, т. е.

разработанных способов устроения текста в персидской поэтической собрав на относительно малом поэтическом пространстве практике. Реализация кольцевой композиционной схемы вкупе с еди- рекордное количество сезонных слов.

ным кораническим ключом, отпирающим касыду целиком, должны 1. Вздохнуло утро, плотно закутанное в пеструю чадру, — // были уравновешивать нарастающую тенденцию к автономности бей- пропитались ароматом амбры веревки шатра небожителей.

та, смягчать смысловую дискретность текста и обеспечивать целост- 2. Засверкала жемчужным блеском поверхность меча утра, // ность его восприятия. перевилась кольцами кольчуга облаков.

Не менее блистательно проявил себя в обработке «птичьей» тема- 3. Под кабой утра, украшенной лисьим мехом, — кольчуга облаков, // тики знаменитый ширванец Хакани, чья касыда носит название его золотая шапка блеском похитила бобровую шапку ночи.

«Язык птиц» («Мантикат-таир»). Употребление общеизвестного 4. Птица распростерла крылья — птицей радости стало сердце, // ко-ранического словосочетания в качестве названия касыды загремел барабан — в барабан отъезда ударил сон.

естественным способом помещает произведение в систему 5. Утро показалось из-за гор, словно Нахшебская луна 38 из колод определенных религиозных координат. Рассматриваемое ца, // месяц показался на рассвете, словно рыбий хвост из воды.

произведение в целом весьма типично для индивидуальной 6. Солнце вытянуло вперед копье и похитило серьгу у месяца, // творческой манеры Хакани и отличается сложностью у этого копье из червонного золота, а у того серьга из чистого композиционных ходов, возведенной в культ многоступенчатостью серебра.

построения, обильным применением трудной и 7. Ночь на арабский манер была закутана в лиловый бурнус;

// малоупотребительной лексики, повышенной концентрацией поэти- так почему же солнце, подобно арабу, замахнулось [на нее] копьем?

ческих украшений.

8. Снова на плечах солнца золотой плащ, // вернулось оно, Придворный стихотворец Ширваншахов, достигший в своих ка подобно арабам, к вратам Ка'бы.

сыдах мыслимого предела виртуозности в обращении со словом, Ха 9. Правда твоя, Хакани! Ка'ба способна отличить // стремящегося кани ощущал свой авторский стиль как нечто новое и заявлял об этом к полной кормушке от [взыскующего] путевых припасов для Судного со свойственной ему резкостью:

дня.

Я — падишах поэзии и прозы в Хорасане и в Ираке, // который 10. Истинный муж ищет Ка'бу, а дитя [стремится] к игре в каждым своим словом привел на испытание балагуров и болтунов. Те, кости;

// коль скоро ты стал мужем веры, не отвращай лица от кто судят справедливо, считают меня мастером (устав), // ведь из мыслей и словес я создал новую манеру (шива-и таза), а не следую Ка'бы.

древней. 11. Ка'ба есть полюс истинной веры, она — отшельник в [своей] [Хакани 1997, I: 346] неподвижности, // ни один полюс сам не может быть волнуемым вращением.

Четкая установка на поэтическую игру по сверхсложным прави- 12. Вокруг него совершают ритуальное хождение [вращающиеся] лам как нельзя более наглядно проявляется в касыде «Язык птиц», светила, // воистину вокруг полюса вращает мельницу небо.

в которой эксплуатируется тот же круг образов, что и в касыде Са- 13. Хозяин этого дома — Господь, и потому есть у него имя — // наи. Значительная по объему и составляющая 67 бейтов, касыда Шах, правящий в четвероугольной [Ка'бе], по-арабски обращаю «Мантик ат-таир» (см. Приложение, текст № 15) имеет два вступ- щийся к румийцу.

ления, первое из которых содержит описание рассвета и краткое [Возобновление парной рифмы] §2. Становление дидактико-проповеднической касыды Глава Ш. Завершение формирования канона в персидской касыде 30. Скворец сказал: «По мне, так кипарис хром, // тюльпан 14. Солнце погнало Рахша 39 в золоченой сбруе в сторону утра, // лучше поскакал он к полной кормушке с кладом Каруна в стремени.

него — он привел в волнение степные просторы».

15. Небо, подкрашенное сурьмой, сплелось в цепь облаков, // 31. Голубка возразила: «Нет, тюльпан двуцветен, // одноцветная благоухающая алоэ земля оделась в тонкий шелк трав.

лилия лучше него, поскольку она походит на письмо добродетель 16. День походит на свечу в ночи, лучистую и горделивую, // ночь ных».

походит на светильник среди дня, догорающий и едва теплящийся.

32. Серая куропатка сказала: «Травка приятней лилии, // потому что она — фатиха40 на страницах сада, когда открываются [его] 18. Птицы словно дети, обученные грамоте;

// соловей, славосло вящий Бога, стал старостой в школе. двери».

19. Вчера сад снова пригласил [на прием] новорожденные 33. Попугай сказал: «Жасмин лучше зеленой травы, // ведь он взял [цветы], // их пиршество окропила туча расплавленным серебром. аромату амбры, а цвет— у чистой камфары».

20. Каждому из них дала лужайка халаты из желтой и красной 34. Удод промолвил: «Нарцисс краше жасмина, // ведь он есть [ткани], // принес им халаты ветерок, раскрасило их солнце. трон Джамшида и венец Афрасйаба 41».

[ Там же: 64-65] 21. В начале пиршества сад зажег свечу розы, нарцисс // поспешил на прием с золотым подносом.

Все приведенные выше фрагменты рассматриваемой касыды пред ставляют собой тематически увязанные друг с другом сегменты мно 26. На такое собрание пирующих слетелись птицы, [когда] ночь гочастного, развернутого описания (васф). Смысловое соотнесение стала тоньше волоса, а луна — как смычок рубаба.

различных разделов описания осуществлено не только с помощью [Хакани 1997,1:62-63] своеобразных бейтов-«мостиков» (14, 15, 16, 18), но и благодаря «сту Здесь кончается первая часть зачина, которая образует определен- пенчатому» расположению их по отношению друг к другу. В описа ную тематическую и логическую гармонию с описанием утра, содер- нии утра речь идет о небесах и светилах, далее совершается нисхож жащимся в первом вступлении. Хакани вводит в картину весеннего дение на землю, однако в ту ее точку (Ка'ба), которая в сознании но сада бейты, описывающие смену ночи днем (14, 15, 16, 26) и связыва- сителя мусульманской традиции является высшей точкой земного ющие первый ташбибсо вторым. В то же время в описании весенне- пространства. Именно Ка'ба и осуществляет посредничество между го сада содержатся бейты, предвосхищающие упоминание птиц (бейт небесным и земным мирами. Наконец, последней, низшей ступень 18) и цветов (бейт 21) в следующем фрагменте касыды. Более того, кой этой лестницы оказывается весенний сад с его «новорожденны в бейте 18 заложена идея превосходства соловья над другими птица- ми» обитателями — вновь раскрывшимися цветами и молодой трав ми (ср. с касыдой Санаи), что предваряет «развязку» повествователь- кой, тесно связанными с землей.

ной части касыды и вплотную связано с ее религиозно-мистическим Далее, в соответствии с законами религиозно-мистической поэзии значением. в касыде должно произойти обратное движение, т. е. восхождение из Наступает весеннее утро, раздаются голоса птиц — они ведутмежду феноменального мира в мир божественных сущностей. Авторской собой спор, который и дал название всей касыде: волею Хакани идея поисков Истины, метафоризованная в споре птиц, 27. Кукушка сказала: «Прежде других восславлю цветы фрукто последовательно развивается в повествовательной части текста, рас вых деревьев, ведь пчела // из их горьких лепестков делает закваску сказывающей о том, как был найден третейский судья, положивший для сладкой слюны».

конец тяжбе. С формальной же точки зрения поэт строго следует 28. Соловей сказал: «Роза превосходит цветок яблони, // потому выработанному стандарту персидской касыды, сохраняя предпочти что ветка — лишь слуга, ведущий коня, а роза — Его Величество Шах». тельные пропорции описания и повествования в общей схеме сопо 29. Куропатка (кумри) промолвила: «Кипарис прекрасней цар ложения мотивов. Эта часть, так же как и предыдущая, ственной розы, // ведь малейшее дуновение ветра разрушает купол содержитупо-минание птиц и элементы беседы:

розы».

35. Все общество направилось к вратам [дворца] птицы 'Лика за тем, // чтоб разрешить спор, ведь она — халиф птиц, судья и абсо лютный монарх.

§2. Становление дидактико-проповеднической касыды Глава III. Завершение формирования канона в персидской касыде но заставляет их совершить обратное восхождение из сферы преходя 36. Хранители царских покоев закричали на них, // что, мол, это — щих явлений феноменального мира к единой божественной основе все святилище величия, что приема добиться трудно.

го сущего. Бейт, в котором роза характеризуется как цветок Мухамма 37. Сказала кукушка: «Мои стоны спалили свод лазурного да, служит переходом к финальному восхвалению Пророка:

неба! // Где страж сего двора? Если он не [выйдет], я подожгу эту 49. [От] Указующего путь, правильно ведомого Господом раба, завесу!»

[от] Простеца (умми)42, Правдоречивого, // [от] наместника восьмого 38. Птицы перед вратами сбились в кучки, [смущенные] роско райского сада, от хранителя четвертой книги, шью [сего] места, // [пока] кукушка горячо препиралась с приврат 50. Облагающего податью царей, вручающего венец пророкам, // ником.

ведь на его пороге обрели разум письмена, хранящие от наказания, 39. Когда же страж доложил птице 'Анка о происшествии, // 51. Ахмада — Посланника Божьего, который взмахом и ударом она [сама] вышла и подобающим образом ответила на их просьбу.

меча превратил в уголья престолы султанов, // в кебаб — неустраши 40. Соловей поклонился ей и сказал: «С добрым утром!» // А она, мые сердца львов.

само собой, ответила: «Утро доброе!»

52. Все пророки, обнищав, просяту его порога подаяния, // он 41. Воскликнула горлинка: «О, благодаря твоей справедливости // стал венцом пророков, купцом, чье имущество облагается десятин стало зернышко желтого инжира ловушкой для глотки ворона!

ной податью.

42. О, благодаря твоему правосудию // клюв куропатки приобрел 54. Земля уподобилась крокодиловой коже, а небеса — зеленой форму ножниц над крылом орла! шагрени, // чтобы его мечу послужить рукояткой и ножнами.

43. Мы принесли к тебе свою головную боль, // хотя весна 57. Взгляни, был такой день, когда тот Шах Веры, // как полная устранила из жизни всякую головную боль ароматом розовой воды. луна, ниспровергал стрелами войско за войском.

44. Узнай же, что вскачь прилетел конь весны. // Мир после 58. Ради барсов возмездия он превращал море в пустынный старческого слабоумия вновь обрел силу молодости. мираж, // ради китов веры он превращал мираж в море.

45. Так много кругом выросло базилика1. К кому же нам обратить 59. От рыка каждого барса лев судьбы поджимал хвост, // от взор? // Кто из царей законный? Какова, по-твоему, истина?» страха перед каждым китом выпадали зубы у рыбы небес.

46. 'Анка подняла голову и молвила: «В этой семье у одной 60. На помощь Пророку прибыли отряды ангелов, // обнажившие красавицы //ладони выкрашены хной, у другой локоны подкрашены невидимые мечи, нападающие, как львы из зарослей.

басмой. 62. Походит на алиф иголки копье крепости неверия, // словно 47. Все эти юные растения — непорочные дети гурий, // вкушав кончик иголки она (крепость. — М. Р.) превращена в развалины шие то молоко, то вино из [райских] источников. возмездием.

48. Хотя все они прелестны, но роза всех милей, // ибо она ведет 63. Явился Несущий Откровение, и потому настал день победы. // свой род от Пророка, а другие произошли от земли и воды». О царствие войны с неверными, о плененные люди и джинны!

[Хакани 1997,1: 65-66] 64. Восхваление розы Пророка — память о Хакани, // оттого что при подсчете Истина наделила его неисчислимыми дарами.

Приведенный отрывок, отмеченный живостью и шутливым очаро- 65. У кого хватит силы унизить мою речь в глазах чужих, // кто ванием жанровой сценки, сообщает всей касыде некоторые свойства бросит в грязь драгоценное зерно жемчужины?

небольшой поэмы. В этой части текста появляются новые персонажи 66. О Господи! Избавь его от этого узилища, ведь Ширван — это (привратники во дворце Царь-птицы, распорядитель, допускающий на язва городов, а недруги — исчадье тварей земных!

аудиенцию). Главным действующим лицом повествовательного фраг- 67. Будь защитником его души среди этих неразрешимых трудно мента, «двигателем» сюжета оказывается кукушка, которая своей храб- стей, ведь до Тебя скорее доходят молитвы скитальцев.

ростью и настойчивостью добивается высочайшего приема. Птица (Там же: 66—67] 'Анка сама выходит к просителям, выслушивает их и выступает в роли третейского судьи в их споре, избрав розу повелительницей цветов. Свя- В финале восхваление Пророка облечено в форму описания свя зав избранность розы с избранничеством пророка Мухаммада, щенной войны с неверными, которое в конечном итоге оборачивает поэтна-правляет мотивы по той же символической лестнице, что и в зачине, 320 § 2. Становление дидактико-проповеднической касыды Глава III. Завершение формирования канона в персидской касыде вместе с именем Пророка: «Алая роза была создана из пота ся поэтической аналогией вселенской картины Судного дня. Концов Мухамма-да во время его ми'раджа» (цит. по [Шиммель 1999: 388]).

ка касыды оформлена молитвой (ду'а), что вполне соответствует ее Как и в касыде Санаи, возникшие в разные эпохи семантические благочестивому настрою и аллегорической форме.

связи традиционных поэтических топосов, входящих в круг Вернемся, однако, к повествовательной части касыды, которая, календарной темы, у Хакани накладываются друг на друга, образуя благодаря соприкосновению с религиозными мотивами и многочис сложную синтетическую картину.

ленным соотнесениям с кораническими контекстами, обретает ис Представление об иерархическом расположении и одновременно комые автором символические коннотации. В соответствии с выяв единосущности всех божественных имен еще яснее проступаете сле ленной связью образов птиц с поминанием имен Божьих, намечен дующем высказывании Ибн ал-'Араби: «Все имена божественные стоят ной еще в ранней суфийской лирике (см. выше), восстанавливается на ступенях превосходства одно над другими, и так же явленное в и общий смысл сюжета. Спор пернатых о превосходстве одного цветка Творении превосходит одно другое (как о том говорится: этот более или растения над другими может быть истолкован как метафоричес знающий, нежели тот), хотя и едина воплощенная сущность. Если ты ки преподнесенная дискуссия об иерархии божественных имен. По ставишь первым любое из божественных имен, то дашь ему все имена скольку птицы сопровождают одного из коранических персонажей — и все их характеристики, и точно так любое, являющееся в Творении, Сулеймана, то именно через семантику его образа отчасти реконст обладает такими же возможностями (ахлийя), как все превосходящие руируется аллегорический смысл касыды Хакани.

его [сущности]. Посему всякая часть мира есть совокупность мира, Ибн ал-'Араби в уже цитировавшейся главе «Гемм мудрости», по то есть приемлет истинные сущности раздельных частностей всего священной Сулейману, рассуждает не только о даровании последне мира... Различны по превосходству божественные имена, но не суть му молитвенной формулы «Во имя Бога Милостивого, Милосердно иное, чем Бог» [Смирнов 1993: 228]. Таким образом, превосходство го», но и о порядке соположения божественных имен: «Итак, принес розы над другими цветами символизируете касыде Хакани пре Соломон две милости: милость дарования (рахмат аль-имтинан) и восходство единства над множественностью. Предложенная интер милость долженствования (рахмат аль-вуджуб). Они суть Милости претация не исключает, а скорее предполагает возможность второго вый, Милосердный: даровал Он [именем] Милостивый обязатель толкования касыды «Мантик ат-тайр», которое окажется близким к ность должного, установил [именем] Милосердный Долженствующее общему символическому смыслу одноименной поэмы Фарид ад-Дина сие — из числа даруемого, а потому [имя] Милосердный включено в 'Аттара. При естественных расхождениях в распределении символи [имя] Милостивый, как в нем содержащееся» (пер. А. В. Смирнова;

ческих функций между отдельными персонажами идея постижения цит. по [Смирнов 1993: 226]).

послушниками-птицами высшего закона единства Божьего лежит в В приведенном фрагменте для нас первостепенное значение име основе обоих произведений. Хакани прямо указывает на роль споря ет следующее: одно из божественных имен способно включать в себя щих птиц, называя их учениками и выделяя из их рядов соловья, срав другие;

подобно этому имя розы обозначает также имя всякого дру нимого со старостой в школе. Соловей ближе других птиц к боже гого цветка, поскольку помимо узкого лексического значения имеет ственной тайне, ибо неотъемлемым свойством его натуры является собирательное — «цветок».

любовь к розе. Правильность выбранного соловьем пути к Истине Предложенная интерпретация может включать и слой более глу подтверждаетмифическая птица 'Анка, которая в касыде Хакани воп бинных ассоциаций сезонных образов, связанных как с доисламс лощает, по всей вероятности, образ истинного Учителя. Внутренний кой иранской традицией, так и с мусульманским Священным преда смысл аллегории спорящих птиц можетбыть подтвержден и на уровне нием, хадисами. В частности, в зороастрийской традиции можно на суфийского значения слова «роза» (гул), которое зафиксировано в блюдать наличие непосредственной связи между предметом тварного словаре «Мир'ат-и ушшак» («Зерцало влюбленных»), опубликован мира, например цветком, и его божественным покровителем, кото ном в свое время Е. Э. Бертельсом: «Роза. Так называют результат рому «каждый цветок принадлежит» [Зороастрийские тексты: 304].

познания, который является познающему ('ариф) на просторах его С другой стороны, в касыде Хакани явно присутствует идея превос ходства розы над другими цветами и намечена связь этого цветка с сердца. [Бейт]:

пророком Мухаммадом. Очевидно, что эта ассоциативная связь мо- Пришла весна, и каждая роза, что должна была распуститься, — в жет быть подкреплена хадисом, в котором этот цветок упоминается цвету.

Глава III. Завершение формирования канона в персидской касыде 322 §2. Становление дидактико-проповеднической касыды Нету весны той розы, которую я ищу! Что в ней проку!» целиком одну из конструктивно независимых частей касыды, на (Пер. Е. Э. Бертельса;

цит. по пример, описательную или повествовательную часть ее зачина. Воз [Бертельс 1965л: 169] можно, общее толкование текста (по аналогии с тем, которое пред лагает в своих касыдах Насир-и Хусрав) и детализированная сим Предпринятый анализ аллегорических касыд Санаи и Хакани вы- волическая трактовка каждого бейта первоначально являлись являет ряд важных черт этой жанровой формы на завершающем эта- разными уровнями проникновения в его внутренний, духовный пе вызревания канона. Миновав фазу параллельного развития, две смысл.

традиции касыды — придворно-панегирическая и По мере стилистического развития монорифмической поэзии, мистико-дидакти-ческая — идут на сближение. Постепенное проявлявшегося в растущей тенденции к автономности бейта, пред проникновение философско-религиозной тематики в поэзию почтение стало отдаваться скрупулезной разработке символического профессиональных авторов, покровительствуемых светскими подтекста, замкнутого в границах двустишия. Касыда XII в. пред меценатами из правящего сословия, привело к появлению ставляла собой арену борьбы двух разнонаправленных тенденций:

стилистически украшенных и терминологически детализированных старые повествовательные конструкции, находившиеся в опреде аллегорических описаний в касыде, отвечавших сложившемуся к ленной пропорции с описаниями, еще некоторое время удержива XII в. литературному вкусу. ли касыду в рамках прежних моделей, однако прогрессирующая тен Древнейший фонд весенней календарной топики был исполь- денция к автономности бейта постепенно меняла представления о зован поэтами XII в. не только для виртуозной поэтической игры гармонии и соразмерности касыды как формы. Отмеченное нами по усложняющимся от одной пьесы к другой правилам. Они пред- выше затухание повествовательности в касыде к концу XII в., дви ложили эту до предела разработанную образно-тематическую сис- жение от техники связного «рассказывания» мотивов к технике их тему в качестве основы специфического художественного метода «нанизывания» оказалось доминирующим фактором стилистичес познания и отражения вселенских законов Бытия. Погружение кой эволюции персидской монорифмической поэзии в изучаемый касыды в область эзотерических построений и религиозно-мис- период и определило облик касыды «иракского стиля» (XIII—XV вв.).

тических переживаний, на ранней стадии способствовавшее суще- Процесс смысловой дезинтеграции бейтов (см. об этом [Рипка ственному упрощению ее стиля в творчестве Ансари и Насир-и 1970: 262-263;

Куделин 1973: 84-105]) отнюдь не был в касыде, равно Хусрава, в пору вступления жанровой формы в полосу каноничес- как и в газели, распадением ее внутреннего единства. Становление кой зрелости привело, напротив, к нарастанию ее смысловой и ассоциативных способов связи между бейтами было закономерным образной усложненности. Исключение из текста прямых авторс- следствием естественного развития поэтической традиции на персид ких разъяснений, касающихся его скрытых, символических зна- ском языке, полной реализацией внутренних ресурсов сложившего чений, отозвалось на характере внешнего восприятия поэтичес- ся канона. Многочисленные переосмысления стереотипных мотивов кого произведения. Наличие устоявшихся суфийских коннотаций и этикетных ситуаций, имевшие место в истории касыды и являвши для большинства образов и мотивов традиционного лирического еся результатом «вживления» больших и малых традиционных еди репертуара открывало путь к многоступенчатому толкованию ка- ниц поэтического смысла в новые жанровые контексты, создали вок сыды путем поэтапного снятия словесных оболочек с ее сокровен- руг каждой такой единицы «концентрические круги» ассоциаций, что ного смыслового ядра. способствовало большему усложнению смыслового и стилистичес кого рисунка текста.

Особые, по сравнению с малыми и крупными формами поэзии, Логика саморазвития поэтического канона, обусловленная внут жанровые условия складывания символического языка в касыде ска ренними законами его функционирования, формирует и характер зались на его результатах. Равные возможности распределения сим воздействия внелитературных факторов на стилистическую эволю волических значений, как по бейтам, так и по более крупным смыс цию традиционной поэзии. Влияние эзотерических теорий на пер ловым сегментам текста, создавали основу сосуществования различ сидскую поэзию XI—XII вв. выразилось в изменении системы пред ных типов аллегорий и символов в касыде. Независимый суфийский ставлений о назначении и эстетической ценности поэтического сло комментарий на каждый отдельный бейт, часто базировавшийся на ва, явилось сильнейшим катализатором повышения суггестивности заложенных в нем коранических аллюзиях, не исключал единого толкования развернутой аллегорической картины, охватывающей Глава III. Завершение формирования канона в персидской касыде текста. Отныне восприятие поэзии требовало от слушателя (читателя) не только включенности в сферу «культурных переживаний» определенного набора конвенциональных поэтических тем, но и творческого усилия для восстановления их неявленных, сокровенных связей.

Канон персидской касыды, складывание которого полностью завершилось к концу домонгольского периода (начало XIII в.), прошел обшие для всех жанров средневековой персидской поэзии этапы. Процесс развития канона сопровождался формированием определенного восприятия литературного произведения, отвечающего нормативному типу творчества и готового прозревать за конкретными индивидуально-авторскими значениями поэтического текста знаки высшей духовной реальности.

Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова Институт стран Азии и Африки А.Н. Ардашникова, М.Л. Рейснер История литературы Ирана в Средние века (IX-XVII вв.) Допущено УМО по классическому университетскому образованию в качестве учебника для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению 030800 «Востоковедение, африканистика».

Москва ИД «Ключ-С»

УДК 821.222.1.0(55)(091)"8/16"(075.8) Оглавление ББК83.3(5Ирн)я А Введение Рецензенты:

Доцент кафедры индийской филологии ИСАА, Глава 1. Период формирования канона в литературе кандидат филологических наук Дубянский A.M.

Профессор Института восточных культур и античности РГГУ, на новоперсидском языке IX — начала XIII вв.

кандидат филологических наук Чалисова Н.Ю.

Ранняя классика................................................................... 1. Возникновение и развитие придворной Ардашникова А.Н., А79 История литературы Ирана в Средние века (IX-XVII вв.) : поэзии IX-Хвв........................................................... [учебник для студентов вузов, обучающихся по направлению 2. Придворная литература XI — начала XII вв............. 030800 «Востоковедение, африканистика»] /А. Н. Ардашникова, 3. Развитие литературы XI в. вне покровительства М. Л. Рейснер ;

Моск. гос. унт им. М.В. Ломоносова. Инт стран Азии и Африки. — Москва : Ключ-С, 2010. — 504 с. двора.......................................................................... ИЗ 4. Литература XII —начала XIII вв............................. ISBN 978-5-93136-102- 5. Зарождение прозы................................................... Учебник, являющийся первым в отечественном востоковедении опытом воссоздания истории средневековой литературы Ирана, обобщает солидный Глава 2. Период полного развития канона в литературе материм, накопленный в иранистике за последние десятилетия. Издание охва тывает большой хронологический период, в который происходило становление XIII-XV вв. Зрелая классика........................................... и развитие средневековой литературы, тесно связанной с мусульманской куль 1. Литература XIII-XIVBB............................................ турой. В учебнике предложены новые подходы к вопросу о периодизации и сти листической эволюции персидской литературы, функционировавшей по зако - 2. Литература XV-XVI вв.............................................. нам нормативной поэтики. В нем рассматриваются три больших этапа в истории 3. Классическая проза.................................................. персидской классической литературы, которые выделяются авторами, исходя из понятия канона: период формирования канона (ранняя классика), период пол ного развития канона (зрелая классика) и период трансформации канона (поз Глава 3. Период трансформации канона в литературе дняя классика). Творчество выдающихся представителей одной из богатейших XVI-XVII вв. Поздняя классика...................................... литератур Востока представлено в многочисленных научных и художественных переводах, выполненных авторами настоящего издания и другими отечествен ными иранистами. Учебник предназначен для студентов высших учебных заведе Библиография..................................................................... ний, обучающихся по направлению 030800 «Востоковедение, африканистика».

УДК821.222.1.0(55Х091)"8/16"(075.8) ББК83.3(5Ирн)я В оформлении книги использовано серебряное блюдце XI в. и изразцо вое панно XVII в. из коллекции Государственного Эрмитажа.

© ИСАА МГУ им. М.В. Ломоносова, © Ардашникова А.Н., Рейснер М.Л., ISBN 978-5-9 3136-102- Введение ритетных для данной литературной традиции текстов не оста Посвящается памяти наших учителей — ется постоянным. Однако такие трансформации традиционное Веры Борисовны Никитиной и Розы Георгиевны Левковской сознание объясняет не историческими изменениями, а более глубоким постижением и истолкованием предвечного идеала, который не может быть раскрыт до конца и в полноте своей су Введение ществует лишь в божественном промысле.

Наличие в традиции существенного, но все же ограни Термин «Литература Ирана» в приложении к эпохе Средних ченного количества обязательных для всех участников лите веков применяется с известной долей условности, поскольку ратурного движения моделей (топика, сюжеты, персонажи, его содержание неодинаково для каждого из сменявшихся на стандартные ситуации, мотивы, жанровые формы и поэти протяжении IX—XVIII вв. этапов литературной истории. В раз ческие приемы) предполагало практически неограниченные личные периоды средневековья в словесное творчество на но возможности их авторского варьирования, навыки которого воперсидском языке (дари или фарси), становление которого усваивались вместе с включением в традицию. Традиция, вос в качестве письменного литературного языка датируется IX— принимаемая «как единое целое, не разделенное на истори X вв., оказывались вовлеченными представители далеко отсто ческие периоды» (Д.С.Лихачев), снимала временную дистан ящих друг от друга территорий и культурных центров Ближнего цию между принадлежавшими к ней авторами разных эпох.

и Среднего Востока и Индии. Эти разнородные в этническом По этой причине соревновательный характер литературной и культурном отношении области вошли в единую региональ практики как коренная черта канонического типа творчества ную сферу господства литературной традиции на персидском распространялся не только на сочинения современников, но языке благодаря целому ряду социально-исторических факто и объединял произведения и авторов, значительно отстоящие ров. В их числе следует указать, прежде всего, распространение друг от друга во времени. Ориентация на прошлое, на древний ислама и сосуществование разных народов в рамках общих го образец, не могла являться источником «творческого песси сударственных объединений.

мизма» (А.Б. Куделин), поскольку речь шла о бесконечном В настоящем учебнике рассматривается литература Ирана приближении к постижению идеала, «истолковании предвеч с периода возникновения художественной словесности на ного». Разграничивая традиционное и современное понима новоперсидском языке до завершения эпохи так называемого ние канона, А.Б. Куделин писал: «В первом понимании канон индийского стиля. При изучении любой литературы эпохи "предвечен". Неиссякаемая оригинальность творчества обес Средних веков следует учитывать ее природу, которая подчине печивает возможность постепенного углубления в канон, бес на законам традиционалистского типа творчества, непосредс конечность познания его первосущности. Каждое новое поко твенно связанного с основами средневекового мировоззрения ление авторов пользуется предоставленной возможностью для и основанного на строгом следовании устойчивому канону. Ка того, чтобы сделать новые шаги на пути совершенствования нон образует особую форму художественного сознания, внутри в этом направлении.

которой, при ясно осознаваемой авторской оригинальности, В данном понимании канон не только неисчерпаем, но критерием оценки эстетических достоинств произведения и принципиально неизменен. Однако символы ("лучшие" об служит его соответствие нормативному образцу. Образцовые разцы), обозначающие канон, могут и должны меняться, пос сочинения каждого жанра, признаваемые лучшими всем ли кольку они имеют предназначение указывать последние до тературным сообществом, являются в данный конкретный стижения и подготавливать новые успехи на пути постижения момент материальным выражением канона. Естественно, что канона.

в длительной исторической перспективе состав наиболее авто- Введение АН. Ардашникова, М.Л. Рейснер. История литературы Ирана в Средние века (IX-XVII вв.) сюжетов и персонажей, набору ключевых топосов персидской Согласно пониманию "извне", канон представляет собой классической словесности, то непременно выявится ее связь динамическую систему, которая способна претерпевать сущес твенную эволюцию. Эта эволюция вызывается, прежде всего, с древними корнями иранской культуры от гимнов Авесты до преобразованиями в породившем канон общественном созна- придворных сасанидских песен {суруд-и хусравани — «царские нии (имеющими, однако, не столь радикальный характер, что- песнопения»).

бы повлечь за собой смену одного типа мировоззрения другим В эпоху своего триумфального завоевания арабы активно ус и отмену канона), но также имманентными законами самого ваивали культурный опыт покоренных народов, в первую оче канонического искусства. Эволюция канона постоянно созда- редь иранцев. В арабскую литературу раннеисламского пери вала новые возможности для проявления индивидуально-авто- ода вовлекались не только устойчивые образы иранского мира рской инициативы. (мифологические и эпические персонажи, обычаи календарных В этом понимании "лучшие" образцы суть не символы ка- праздников), но и практика вокального исполнения словесных нона, а сам канон, или, вернее сказать, его определенные фазы. произведений различного содержания, прежде всего, лиричес Цепь сменяющих друг друга "лучших" образцов отмечает вехи ких. Иранская музыкальная традиция, восходящая к сочинени эволюции канона». ям сасанидских придворных «менестрелей» — Барбада, Сарка Поскольку персидская классическая литературная система ша, Накисы, Рамтина и др., стала основой для формирования была производной и осознавала себя как преемница исходной, всей ближневосточной музыкальной практики. Самые ранние арабской системы, в ней на протяжении длительного периода свидетельства влияния иранской музыкальной культуры в араб сохранялась ориентация на арабские образцы, что сказывалось, ской этнической среде относятся еще к доисламскому времени.

например, в частом упоминании персидскими поэтами своих Их можно обнаружить, к примеру, у известного поэта ал-А'ша арабских предшественников и сравнении себя с ними. Одна- (не позднее 570 — около 630), подвизавшегося в качестве странс ко по прошествии определенного периода, в течение которого твующего панегириста в княжестве Лахмидов с центром в Хире.

персидская литература претерпела известные изменения, араб- Проведший много лет при дворе хирского правителя ан-Ну'мана ские образцы и ориентиры сменились собственными, нацио- V, ал-А'ша, по преданию, ездил в качестве посла к сасанидско нальными. му монарху. Считается, что именно там он получил первые уроки игры на музыкальных инструментах. В любом случае он стал Период формирования литературы на новоперсидском первым арабским поэтом, исполнявшим свои стихи под музыку.

языке протекал в условиях арабского завоевания и господства В его поэзии многократно повторяются образы весеннего пир арабского языка в политической и культурной жизни иранцев.

шества, украшенного цветами и душистыми травами, веселой Долгое время в науке существовало представление о полной пирушки под звуки музыки и пения. Характерно, что в стихах зависимости первых образцов классической персидской лите ал-А'ша употреблены персидские названия цветов и музыкаль ратуры от соответствующих арабских прототипов и даже о пре ных инструментов (последние аналогичны тем, которые упоми рывании иранской литературной традиции. Такие мнения не наются в пехлевийском сочинении «Хусрав, сын Кавада, и [его] случайны — они являются прямым следствием того состояния паж »):

письменного наследия раннесредневекового Ирана, которое сложилось к настоящему моменту. Плохая сохранность памят У нас белая роза, при ней фиалки, ников на среднеиранских языках, прежде всего, на пехлеви, от Тимьян и майоран в качестве украшения, сутствие полноценных свидетельств о существовании доислам- Мирт, левкой (желтофиоль), египетский майоран, лилия, — ской поэтической практики на этом языке и дали основания для Когда [они] в компании — и я сильно пьянею.

таких суждений. Однако если обратиться к основному фонду А.Н. Ардашникова, М.Л. Рейснер. История литературы Ирана в Средние века (IX-XVII вв.) Введение [С нами] базилик, жасмин, нарцисс;

и желает нам доброго утра нове этих переводов и переложений возник целый слой арабской Покрытое тучами небо сильным дождем. дидактической литературы, получивший название адаб.

[Звучат] мустук, ванн, барбат. По причине высокой степени культурной активности иран Ему отвечает сандж, когда он запоет. ского этнического элемента в составе арабского Халифата (перевод А. Б. Куделина) последующее усвоение достижений арабской словесности на раннем этапе формирования литературы на новоперсидском языке оказалось достаточно естественным и быстрым. Каждый Очевидно, арабский поэт был хорошо знаком с образностью иранист знает, что уже первые литературные опыты, дошедшие иранских календарных песен, которая позже в полном объеме до нас от этого времени (IX — начало X в.), обнаруживают зре воспроизводилась в персидской классической поэзии, прежде лость формы и необычный для ранних образцов уровень автор всего, в касыде.

скою самосознания.

В период арабского завоевания арабо-иранские культурные Литература на новоперсидском языке (перешедшем на араб контакты становятся еще более интенсивными. Арабы как моло скую графику) явилась преемницей арабоязычной литературы дой динамичный этнос открывают для себя мир древних цивилиза Халифата. Из материнской традиции были заимствованы пра ций и усваивают огромный комплекс навыков и знаний — науки, вила квантитативной метрики ('аруз), точной рифмы (кафийа) искусства, ремесла. В орбиту политического и культурного разви и украшения поэтической речи (фигуры и приемы бади*), сис тия арабского государства вовлекаются представители покорен тема поэтических жанров, круг устойчивых тем и образов каж ных народов, в первую голову иранцы, которые играли заметную дого жанра, критерии оценки литературного произведения роль и в управленческом аппарате, и в организации досуга и раз (представления о пороках стиха — 'уйуби о поэтических заимс влечений при дворе арабских халифов. Персы заняли выдающе твованиях — сарикат).

еся место и в литературной жизни Халифата. Среди знаменитых Как отмечали европейские востоковеды XIX века, поэзия арабских поэтов эпохи Аббасидов по меньшей мере двое — Ба явилась для персов тем же, чем была философия для греков шшар ибн Бурд (ок. 714—784) и Абу Нувас (ок. 748—813) — были и закон для евреев, то есть той областью духовной жизни, где иранского происхождения, о чем прямо заявляли в своих произ наиболее полно проявился народный гений. И в самом деле, ведениях. В тот же период в Халифате формируется такое замет великие персидские имена — Фирдауси (Фирдоуси), Хайам ное культурно-политическое явление как шу'убитское движение, (Хайям), Низами, Са'ди (Саади), Хафиз, вошедшие в золотой отстаивавшее равенство всех народов, принявших ислам. В своих фонд мировой литературы, — это имена поэтов (проза в клас политических и культурных притязаниях они опирались непос сический период, при широкой популярности назидательных редственно на авторитет Корана, в котором говорится: «О люди!

и развлекательных жанров, все-таки находилась на периферии Мы создали вас мужчиной и женщиной и сделали вас народами жанровой системы в целом).

(шу'уб) и племенами, чтобы вы знали друг друга. Ведь самый бла В общих чертах эта жанровая система персидской класси городный перед Аллахом — самый благочестивый» (Коран 49:13).

ческой поэзии сложилась уже в творчестве ее родоначальни Важнейшую часть деятельности шу'убитов составляла перевод ка— Рудаки (ум. 941). Основной поэтической единицей для ческая работа, призванная сохранить наследие домусульманско всех жанровых форм является бейт (стих), состоящий из двух го Ирана и доказать культурный приоритет иранцев. Благодаря мисра' (полустиший). В пределах бейта задается метр стихот усилиям представителей этого движения на арабский язык были ворения, второе полустишие несет его основную рифму, а бейт переведены многочисленные произведения пехлевийской лите в целом, согласно правилам поэтики, должен обладать смысло ратуры, втом числе назидательные сочинения, историографи вой и синтаксической законченностью.

ческие своды сасанидского времени. В значительной мере на ос Введение АН. Ардашникова, М.Л Рейснер. История литературы Ирана в Средние века (IX-XVII вв.) лести) отличались, по всеобщему признанию, поэты из окру Жанровая система персидской поэзии, начавшая свое раз жения знаменитого султана Махмуда Газнави (ум. 1030) — 'Ун витие на рубеже IX и X веков, представляла собой сообщество сури, Фаррухи и Манучихри.

сложно соотнесенных содержательных (аджнас-и ши'р) и фор В арабской системе поэтических форм рядом с касыдой сто мальных категорий (анва'-и ши'р). Самую высокую ступень яла кыт'а (букв, «отрывок»). Эта форма также с самого начала в иерархии поэтических форм вплоть до XIV в. занимала ка становится популярной у персидских авторов. С точки зрения сыда — излюбленный вид арабской поэзии еще с доисламских средневековых персидских теоретиков стиха кыт'а формально времен. Персидская касыда сохранила все основные формаль отличается от касыды лишь тем, что полустишия первого бейта ные признаки арабского прототипа. В ней применялись многие не рифмуются между собой, а количество бейтов существенно метры 'аруза, зафиксированные в арабских трактатах, однако меньше. В арабской традиции касыда была политематической, в процессе приспособления к новоперсидскому языку метри а в кыт'а развивали какую-либо одну из канонических касыд ческая система несколько видоизменилась. В рифмовке касы ных тем (самовосхваление, пасквиль на врага, жалоба, опи ды использовался принцип монорима — полустишия первого сание отдельных предметов). Придворные персидские поэты бейта обязательно рифмовались между собой, и эта рифма со стали применять касыды и кыт'а в разных сферах придворной хранялась в окончании каждого бейта на протяжении всего сти жизни. В отличие от парадной касыды, кыт'а стала камерным, хотворения (по схеме — aa-ba-da и т.д.). В персидской поэтике «деловым» или «смеховым», жанром, который «люди пера» (ахл с определенного момента стал достаточно строго оговариваться ал-калам), служившие при дворе, использовали для выражения и объем касыды. Считалось, что касыда должна содержать не разных, подчас сугубо утилитарных нужд. В форме кыт 'а можно менее двадцати бейтов.

было составить прошение, назначить свидание, извиниться за В Иране касыда с самого начала стала неотъемлемой частью неявку на придворное пиршество или сказать экспромт во вре дворцового этикета. «Ведомство поэзии» во главе с «Царем поэ мя застолья. Поэты не стеснялись в кыт'а пожаловаться пок тов» выполняло при правителе роль своеобразного департамен ровителю на прохудившиеся сапоги или задержку жалованья, та, а стихотворцы состояли на государственной службе и по рассказать об оголодавшем коне по имени «Вечный пост» и да лучали жалованье. Главное назначение касыды заключалось же потребовать «выдать сухое зерно взамен отпущенного сыро в восхвалении правителя и увековечении его имени. Как и ее го». Авторы X—XI вв. включали в собрания своих стихов {диван) арабский прототип, она включала вступительную часть (на главным образом касыды и кыт'а, но впоследствии место кыт'а сиб, ташбиб), переход (тахаплус) к восхвалению и собственно во всем многообразии ее применения заняла газель. Кыт'а же, восхваление (мадх). Однако под пером персидских стихотвор отступив на третью позицию, становится, по преимуществу, цев к традиционным арабским описаниям (васф), включаемым экспромтом, стихотворением на случай. Применяется эта фор в насиб (следы покинутых племенем стоянок, животные и рас ма поэзии и в качестве стихотворных вставок в прозаических тения пустыни, верблюд или конь — спутники бедуина в изну произведениях (см., например, «Гулистан» Са'ди).


рительных переходах через пустыню и т.д.), добавились чисто Газель как отдельное стихотворение о любви встречается персидские темы: красочные пейзажные зарисовки, связанные уже у поэтов IX—X вв., а на протяжении XI—XII вв. происходит с двумя великими календарными праздниками древнего Ирана ее постепенная формальная канонизация. История персидской (весенним Наурузом (Ноурузом), то есть Новым годом, и осен газели сводится в самых общих чертах к постепенному перехо ним Михрганом, то есть праздником урожая), образы цветущей ду ее из содержательной категории (любовная лирика) в кате весенней природы и плодов щедрой осени. Особым мастерс горию формы. Помимо основной любовной темы газель вклю твом в описании придворных празднеств и увеселений (охот, чала разнообразные мотивы лирического репертуара (сезонные пиров, выездов на лоно природы и состязаний в воинской доб п АН. Ардашникова, МЛ. Рейснер. История литературы Ирана в Средние века (IX—XVII вв.) Введение зарисовки, сцены дружеских пирушек и воспевание вина, раз дом, используемым всеми поэтами для выражения широкого мышления о бренности жизни, жалобы на превратности судь спектра отношений человека с миром и Творцом.

бы, мистические переживания). Газель наделяется рядом фор Газели было принято исполнять под аккомпанемент музы мальных признаков. Первый бейт газели, как и касыды, несет кальных инструментов (чанг, барбад, называемый также 'уд, ру основную рифму в обоих полустишиях, сохраняемую далее баб и др.), и эта малая песенная форма, от которой канон требо в окончании каждого стиха-бейта, а число бейтов колеблется вал плавности и сладостности звучания, служила непременным от пяти до двенадцати-пятнадцати. Примерно с XII в. у поэтов атрибутом любого праздничного собрания, от гулянья просто входит в обычай упоминать в последнем стихе свой литератур людинов до царского пира.

ный псевдоним (тахамус), как бы подписывая газель. Несмотря Персы дополнили жанровую систему, заимствованную из на то, что «подписной» бейт не числился среди характеристик арабской поэзии, еще одной, самой малой поэтической фор газели, оговоренных в трактатах по поэтике, он стал практически мой — руба'и (букв, «состоящий из четырех»). Руба'и состоит из обязательным, а искусство включения собственного имени в четырех полустиший, пишется только особыми вариантами од образный строй заключительного стиха высоко ценилось слу ного метра (хазадж) и рифмуется по схеме а-а-а-а или а-а-Ь-а.

шателями и критиками.

В письменную литературу оно пришло, по-видимому, из иран Поскольку тематическим ядром газели является любовное ского фольклора и восходит к народному четверостишию (та чувство, ее образный, строго конвенциональный язык фор рана, букв, «песня»). По этой причине специалисты склонны мируется как язык описания взаимоотношений страдающего усматривать в специфической метрике руба'и следы староиран влюбленного и жестокосердной и вероломной возлюбленной ской силлабической системы стихосложения. Наряду с поэзией кумира (отсутствие грамматического рода в персидском языке на языке дари в новоперсидское время существовала и поэзия и наличие традиции любования прекрасными отроками на местных диалектах (гилянском, мазандаранском, ширазс превращает пол адресата газели в отдельную дискуссионную ком), некоторые образцы которой, главным образом в форме проблему). Красота лика возлюбленной стереотипна: в «луки руба'и, сохранились в средневековых письменных источниках бровей» вложены «стрелы ресниц», поражающие сердца влюб под родовым названием фахлавийат (пехлевийские [песни]) ленных. Любовное служение «падишаху красоты» требует от (см., например, труд Шамс-и Кайса ар-Рази «Свод правил влюбленного верности, покорности и преданности раба, оно во персидской поэзии»). Иранский литературовед Э. Йаршатер всем подобно служению поэта господину, восхваляемому (мам считает, что диалектные стихи могли быть формой непосредс дух). Как и в европейской средневековой куртуазной поэзии, твенного продолжения традиций сасанидской лирики. В пер панегирик и любовная лирика используют общую поэтическую сидской словесности руба'и, самые ранние образцы которого лексику, отражающую отношения господства и служения.

приписываются Рудаки, всегда находилось на границе высо На определенном этапе своего развития газель оказалась вов кой и простонародной поэзии, однако благодаря литературной леченной в религиозную практику мусульманских мистиков судьбе «Руба'йата» Хайама, переведенного Э. Фитцжеральдом суфиев, которые придали многим устойчивым мотивам газели на английский язык, эта форма стала для европейского читате аллегорическое значение. Постепенно имеющие дополнитель ля таким же символом персидской поэзии, как и газель.

ные значения (коннотации) образы и мотивы традиционного Если руба'и как нельзя лучше подходило для иронического репертуара закрепляются в словарях поэтических терминов описания неудачи в любви, эпиграммы и философского афо {истилахат аш-шу'ара). В свою очередь язык любви становится ризма, то пристрастие персов к длинным и хорошо сложенным в газели не только символическим языком выражения суфий историям нашло выражение в создании и культивировании ского мировосприятия, но и универсальным поэтическим ко формы маснави (букв, «сдвоенный»), получившей свое назва АН. Ардашникова, МЛ. Рейснер. История литературы Ирана в Средние века (IX-XVI1 вв.) Введение ние благодаря парной рифмовке полустиший бейта по схеме [вставляют] разные бейты, каждый со своей рифмой, или это aa-bb-cc и т.д. Длина маснави никак не ограничивалась, а глав- бейты с одной рифмой, и их [набирается] столько же, сколько ным произведением, созданным в этой форме, во все времена в одной части тарджи', так что, если их собрать вместе, то по считали «Шах-нама» («Книгу царей») Фирдауси, объем кото- лучится еще одна часть» (перевод Н.Ю. Чалисовой).

рой вдвое превышает сложенные вместе «Илиаду» и «Одиссею». В отличие от мусаммата в основе тарджи'банда лежит деле Помимо героических сказаний, в той же форме сочинялись лю- ние на бейты. Количество бейтов в строфе колеблется от 5 до бовные истории, богато инкрустированные вставными новел- 10, что примерно соответствует классическому объему газели.

лами и притчами поучительные повести, а также мистико-на- Количество строф может составлять от 5 до 12. Каждая строфа зидательные суфийские поэмы. (хана, букв, «дом») рифмуется по схеме монорима, и только Еще одним нововведением персов в области поэтических последний бейт (банд или васита) несет отдельную парную форм была строфическая поэзия нескольких видов. Некоторые рифму, отличную от всей предшествующей строфы, но повто из этих формы сложились на основе одноименных поэтичес- ряющуюся после каждой последующей: aa-ba-ca-XX, dd-ed-fd ких приемов (мусаммат, тарджи'). По времени возникновения XX и т.д. В некоторых произведениях этой формы банд служит самой ранней формой является мусаммат. Фигура, лежащая своеобразным припевом и дословно повторяется в каждой в основе этой формы, заключается в украшении внутренней строфе.

рифмой трех из четырех половинокмисра', составляющих бейт, Разновидностью тарджи'банда является таркиббанд, в ко тогда как четвертая несет опорную рифму всего стихотворения. тором повторяется структура строфы с той лишь разницей, что По содержанию ранние мусамматы повторяли касыду и состо- рифма замыкающего бейта разная во всех строфах: аа-Ьа-са яли из вступительных частей и восхваления. Строфа мусамма- XX,dd-ed-fd-YYuT.jx.

та, чаще всего состоящая из шести мисра', рифмуется по схе- Основные содержательные разновидности поэзии (аджнас-и ме ааааа-Ь, ссссс-b. В позднеклассический период появляются ши'р) восходят к арабской поэтической системе и обозначают многочисленные разновидности этой формы, которые различа- ся теми же терминами, что и в исходной традиции. Среди них ются количеством строк в строфе и именуются соответственно наиболее устойчивыми и, следовательно, системообразующи этому названиями, производными от арабских числительных: ми являются мадх («восхваление»), с которым единый блок со пятистрочник мухаммас, шестистрочник мусаддас, семистроч- ставляют другие виды панегирика — фахр («самовосхваление») никмусабба', восьмистрочникл/уашл*о« и т.д. Самым популяр- и марсийа («поминальные стихи»), далее можно упомянуть васф ным был мухаммас. («описание»), газал («любовная лирика»), хамрийат («пиршес Еще одной разновидностью строфики является тарджи'банд. твенная лирика»), зухдийат («аскетическая лирика»). Менее Уже на раннем этапе развития поэтической теории в Иране устойчивый характер носят такие разновидности поэзии как тарджи'банд описывается как специфическая форма касыды, «охотничьи стихи» (тардийат), «дружеские послания» (ихва разделенная на строфы. Вот описание этого приема у Рашид ад- нийат), «тюремные жалобы» (хабсийат).

Дина Ватвата: «Тарджи' — по-персидски это [слово] означает В целом традиционная жанровая система наряду с устой «повтор мелодии». Поэты именуют тарджи' такое стихотворе- чивостью основных категорий обнаруживает их несомненную ние, которое поделено на части. Каждая часть включает пять подвижность. На протяжении всего периода господства кано бейтов или больше — до десяти, и рифма в каждой части своя, нических форм словесности внутри системы происходят пос а по окончании каждой части ставят отдельный бейт, после чего тоянные сдвиги, различные жанровые формы меняют положе переходят к следующей части. Этот отдельный бейт бывает трех ние в иерархии, повышается или снижается их продуктивность, видов: или в точности повторяет последний бейт части, или эволюционируют и содержательные категории. И в теории, и на is Введение АН. Арвашникова, МЛ. Рейснер. История литературы Ирана в Средние века (IX-XV1I вв.) воспевание цветов и ручьев и толкование о дождях и ветрах, практике в традиционной системе жанров четко осознавалось сравнение дня и ночи и прославление коня и оружия, плач по деление всей употребительной лексики по стилистическому битве и по бойцам и искусство поздравления и превозноше признаку на высокую, среднюю и низкую. В жанре восхваления ния» (перевод Н.Ю. Чалисовой).


господствовала лексика высокого стиля, в среднем стиле рас Ключевой проблемой при создании истории литературы полагались такие разновидности поэзии как любовная и пир является проблема периодизации. В научном обиходе ира шественная лирика, частично аскетическая лирика, если она нистики мы привычно и по традиции пользуемся династий тяготела к философско-дидактическому направлению. Если ной периодизацией, выделяя, к примеру, эпоху Саманидов же стихи в жанре зухдийат приобретали характер инвективы, или Газнавидов. Наряду с нею применяется и деление на бо осуждения пороков общества, то они могли включать и лек лее крупные периоды, также связанные с исторической пе сику низкого стиля, которая использовалась главным образом риодизацией, например, эпоха арабского завоевания Ирана, в традиционных «осмеяниях» (хадже), представлявших собой домонгольский или послемонгольский периоды. Используем как личные пасквили, так и разновидности смеховых и паро мы и другие критерии, например, религиозный, выделяя доис дийных жанров.

ламский и мусульманский этап в развитии иранской словес Собрание поэтических произведений (диван) в результа ной культуры. При этом ни один из предложенных ранее ти те развития персидской классической поэзии приобрело ус пов периодизации не связан непосредственно с литературным тойчивую структуру. Диван делился на разделы в соответствии процессом и не дает исчерпывающего представления о харак с формами поэзии, располагавшимися по убыванию объема:

теристиках разных этапов развития литературы. Единственное касыды, строфические произведения, газели, кыт'а, руба'и, исключение в этом отношении составляет периодизация, пред изредка разрозненные бейты (фард). Внутри каждого раздела ложенная в свое время иранским поэтом и ученым-филологом стихи располагались в соответствии с алфавитным порядком Мухаммадом Таки (Малик аш-Шу'ара) Бахаром на основе сти рифм. В XIII в. Са'ди предложил новый вид собрания стихов, листического критерия выделения этапов. Бахар разделил всю который он назвал куллшат (полное собрание произведений), историю традиционной литературы на новоперсидском языке включив в него помимо монорифмических стихов еще и риф на три этапа:

мованную прозу «Гулистан» и маснави «Бустан».

1) IX—XI вв. — период развития хорасанского стиля;

В пору наивысшего расцвета персидской классической поэ 2) XII—XV вв. — период развития иракского стиля;

зии в XIII в. представление об этой системе находит теоретичес 3)XV— первая половина XVIII вв. — период развития ин кое выражение в трактате Шамс-и Кайса ар-Рази, который пе дийского стиля.

речисляет содержательные категории поэзии (так называемые Приведенная периодизация взята за основу не только иран «большие ма'на») в следующем пассаже: «И пускай сочинитель скими литературоведами, но признана и целым рядом извес не уклоняется с пути великих поэтов и славных ученых в разно тных европейских иранистов, таких как Э. Браун, Я. Рипка, видностях речи и формах стихотворства, к коим принадлежат Р. Зиполи, З.Н. Ворожейкина, Н.И. Пригарина и др. Однако насиб и ташбиб, восхваление (мадх) и поношение (замм), пре приведенная периодизация не учитывает ряда чисто литера вознесение (афарин) и предание проклятию (нафрин), жалоба турных факторов и нуждается, на наш взгляд, в дальнейшем (шикайат) и благодарение (шукр), рассказ (хикайат) и повест уточнении.

вование (кисса), вопрос (суал) и ответ (джаваб), упрек ('итаб) Представляется, что некоторые проблемы можно решить, и порицание (исти'таб), уклонение (таманну') и воздержание предложив иную модель периодизации, которая опирается на (тавазу1), снисхождение (тасамух) и надменность (та'абба), понятия литературного канона и классической литературы.

упоминание о странах и обычаях и описание небес и светил, Введение АН. Ардашникова, МЛ. Рейснер. История литературы Ирана в Средние века (IX—XVII ив.) ется XV век, когда расширяется круг создателей и потребителей Всю историю традиционной литературы на новоперсидском литературной продукции и начинается стилистическая ломка, языке можно разделить на три больших периода:

проявляющаяся в смене ориентиров в восприятии литератур 1) IX — начало XIII вв. — период формирования канона или ной нормы. Если первый переход диктовался причинами ско период ранней классики;

рее внелитературного характера, например, ростом влияния 2) XIII—XV вв. — период полного развития канона или пери религиозных течений (в частности, суфизма) на литературную од зрелой классики;

практику и оттоком части литературных сил из придворной сре 3) XVI — XVII вв. — период трансформации канона или пе ды, то второй переход обладает иными качественными характе риод поздней классики (или постклассический период).

ристиками и связан с внутренними органическими законами Отметим, что термины «ранняя», «зрелая» и «поздняя клас литературной эволюции. Для того, чтобы понять природу этого сика» уже применяются в арабистике в качестве обозначения перехода, нам придется обратиться к свидетельствам самих ли трех периодов развития традиционной арабской литературы, тераторов, зафиксированным в мотивах авторского самосозна созданной на основе единого канона в период с середины VIII ния. Наиболее общим определением совершенства в поэзии, по рубеж XV и XVI веков. Представляется, что эти термины которая для классического периода составляет главную часть вполне оправданы применительно к персидской классике.

изящной словесности, является эпитет «сладостная» (ширин).

Выделенные в предложенной схеме периодизации хронологи Эта характеристика объединяет те хронологические отрезки, ческие отрезки отчасти совпадают с периодизацией М.Т. Бахара, которые М. Бахар отвел хорасанскому и иракскому стилям. Та однако характеристики периодов принципиально иные и свя ким образом, они обладают неким единством, которое призна заны с природой функционирования литературы, созданной по вал и сам М.Т. Бахар.

законам нормативной поэтики. При конкретном описании каж После XV века, в котором соседствуют критерии «сладостно дого периода должны быть также учтены следующие факторы:

го» и сменившего его «красочного» (рангин) стиля, полностью 1) историко-культурные факторы (влияние доисламской меняется подход к описанию совершенства в поэзии. Смена иранской и доисламской арабской традиции на складыва стиля, как нам представляется, происходила не дважды, а едино ние литературного канона);

жды — именно в XV веке. Она подчинена общемировому закону 2) религиозные факторы (влияние религиозно-философских стилистического развития традиционной литературы, в соот доктрин и религиозных течений на литературу);

ветствии с которым сменяют друг друга два базовых стилисти 3) стилистические факторы (критерии оценки совершенства ческих типа — первичный и вторичный, более ясный и простой художественного произведения участниками и наблюда и более усложненный. В свое время эта закономерность обрела телями литературного процесса, т.е. самими авторами — вид краткой формулы в одной из работ Д.С.Лихачева, который с одной стороны, и теоретиками и критиками — с дру писал, что «каждому стилю первого ряда соответствует свой гой).

поздний "эллинистический период"».

Предложенная схема периодизации неизбежно должна Как упоминалось выше, в современной науке о литературе включать и описание картины переходных периодов и литера сложилось вполне последовательное представление о характе турных явлений переходного типа. Для первого этапа переход ре реализации средневекового художественного сознания в ус ным является период XI века, характеризующийся распадени ловиях традиционалистского типа литературного творчества.

ем мировоззренческого, религиозного и социального единства По этой причине исследовательский взгляд «извне» на те или литературного процесса, наблюдавшегося при переходе с араб иные явления литературной жизни должен быть подкреплен, ского на новоперсидский язык в первой фазе становления ли а иногда и скорректирован тем, как воспринимаются изуча тературной практики. Для второго этапа таким периодом явля А.Н. Ардашникова, М.Л. Рейснер. История литературы Ирана в Средние века (IX-XVII вв.) Введение емые объекты «изнутри». Это предполагает обращение к за- рое построено [по образцу] "до тех пор, пока будет то-то, да бу фиксированным в письменных источниках теоретическим дешь ты таким-то", персидские поэты называют ду'а-и та'бид взглядам на литературу и иным проявлениям литературной («пожелание увековечения»)» (перевод Н.Ю. Чалисовой).

рефлексии. В традиционной литературе Ирана представление В XIII вв. в Иране в персидской теории стиха происходят о ее системе было закреплено в средневековых теоретических важные изменения. Если в предшествующую эпоху персоязыч трактатах по поэтике. Некоторые важные аспекты осмысления ные филологи отдавали предпочтение описанию одной лишь из словесного творчества содержатся и непосредственно в худо- трех закрепленных в традиции «наук» о стихе, а именно теории жественных произведениях, включающих мотивы авторского фигур, то в послемонгольское время впервые появляется труд, самосознания. охватывающий все три раздела классической поэтики. Речь Теоретическая мысль средневекового Ирана представлена идет об известном сочинении Шамс-и Кайса ар-Рази «Свод целым рядом авторитетных сочинений. Самое раннее из дошед- правил персидской поэзии» (ал-Му'джам фи ма'аййр аш'ар ал ших до нас относится к XI веку и составлено Мухаммадом 'Ума- 'аджам). Помимо трех названных разделов наук о стихе труд ром ар-Радуйани.

Оно посвящено науке об украшениях речи Шамс-и Кайса включает элементы критики изъянов стиха {'илм ал-бади') и носит название «Интерпретатор красноречия» (накд-и ши'р) и теории поэтических заимствований (сарикат), (Тарджуман ал-балага). Автор ориентировался на арабоязыч- имевших устойчивую и развитую традицию у арабов. Кроме ный трактат некоего ал-Маргинани «Красоты речи», однако того в труде Шамс-и Кайса впервые появляется раздел, пос внес в структуру сочинения, состав описываемых фигур и ил- вященный формам поэзии (аджнас-и ши'р), наличие которого люстрирующих примеров существенные изменения, связанные с отличает данное теоретическое сочинение от всех предшес переходом на персидский язык. Наиболее значительный и ав- твующих трактатов, как арабо-, так и персоязычных. Раздел торитетный труд по поэтике, принадлежащий к этому периоду о видах поэзии содержит определения разновидностей стиха развития литературы, был создан известным поэтом и филоло- сточки зрения их формы (касыда, кыт'а, руба'и, маснави, му гом Рашид ад-Дином Ватватом, который также посвятил его саммат и др.), основным критерием их выделения выступает теории фигур. Трактат был написан в XII в. и получил назва- порядок рифм. В том же разделе представлены элементы опи ние «Сады волшебства в тонкостях поэзии» {Хада'ик ас-сихр фи сания содержательных категорий поэзии (анва'-и ши'р), кото дака'ик аш-ши'р). Несмотря на то, что это сочинение было ори- рые, однако, еще не оформились в виде самостоятельного раз ентировано на двуязычную литературную норму (включение дела поэтики. Приоритет определения стихов по форме, исходя примеров из Корана и арабской поэзии), оно демонстрирует из их объема и порядка рифм, целиком принадлежит Шамс-и все большие расхождения с исходной, арабской, теоретической Кайсу, тогда как описание поэзии по тематическому принципу системой. Эти расхождения касаются не только порядка рас- (мадх, фахр, газал, зухдийат, хамрийат и др.) восходит к араб положения и состава разделов, посвященных отдельным фигу- ской традиции. Восприятие объема произведения как призна рам {сан'ат, букв, «прием»), но и интерпретации ряда терми- ка его формы представляет собой одно из кардинальных про нов. Так, общая тенденция персидской поэзии к стандартной явлений той трансформации, которую претерпевает арабская маркировке значимых элементов поэтической формы (начала, поэтическая и теоретико-литературная традиция на иранской переходов от одной части произведения к другой, концовки) почве. Вот как, например, выглядит сформулированное Шамс-и проявляется в описании фигуры «красота концовки» (хусн ал- Кайсом сводное определение касыды и кыт'а: «Когда бейты макта1). В этом описании обращает на себя внимание выделе- написаны на одну рифму, а их число превышает пятнадцать ние Ватватом специфически персидского способа завершения или шестнадцать, [стихотворение] называют касыдой, а все что панегирика в касыде, о чем говорится так: «Славословие, кото- меньше — именуют кыт'а. В персидской касыде необходимо,.10 Введение АН. Ардашникова, МЛ. Рейснер. История литературы Ирана в Средние века (IX—XVII вв.) Тахаллус в значении авторской подписи ъматла' воспри чтобы в первом бейте рифмовались оба мисра', то есть чтобы нимался теоретиками (например, Хусайном Ва'изом Кашифи, их рифма совпадала в буквах и огласовках, а если [это требова XV в.) как проявление обыденного поэтического сознания, то ние] не соблюдено, то это — кыт'а, даже если количество бей есть в этом значении он был внесен в поэтику под давлением тов превышает двадцать...» (перевод Н.Ю. Чалисовой). Первая литературной реальности. В композиции трактатов рассужде часть определения дает самое общее отличие большой касыды ния о тахаллусе в соответствии с каноном располагались в раз от меньшей кыт'а, признававшееся и у арабов, однако автор деле, объясняющем фигуру «красота перехода», а не «красота трактата сразу же за этим вводит признак количества бейтов, концовки». Упомянутый Хусайн Ва'из, автор трактата «Чудеса который становится новым элементом различения форм сти мысли в искусстве поэзии» (Бадаи' ал-афкар фи санаи' ал ха. Далее в определении идет речь вообще только о персидской аш'ар), объясняя эту фигуру, отмечает ее общеупотребитель касыде и вводится второй форморазличительный признак, ко ность в газели: «Тахаллус, который приводится в газели, бывает торый оказывается более существенным и обязательным — по трех видов: первый — в конце газели;

этот вид имеет широкое рядок рифм и оформление первого бейта.

распространение и в примерах не нуждается...». Действитель Особые требования к оформлению концовки поэтического но, именно в газели с определенного времени (примерно с ру произведения носят в иранской поэтике основополагающий бежа XI и XII веков) тахаллус-полпись служит стандартным и устойчивый характер, что является еще одним выражением способом замыкания поэтического пространства, обеспечения иранской специфики отношения к природе поэтической фор завершенности, «твердости» формы. Однако в разделы поэ мы. Единообразные средства маркировки финала поэтического тик, где определялись формы стиха, эта категория не попала, произведения начали вырабатываться еще на ранних этапах что свидетельствует об относительной инертности теоретичес становления поэтической практики на новоперсидском языке.

кой поэтики и отставании закрепления в теории сложившихся Наиболее универсальным средством выделения финальных норм поэтической практики.

бейтов постепенно становится упоминание поэтом своего ли В живом стихотворном процессе был узаконен целый ряд тературного прозвища (тахаллус). Этот термин прошел слож способов маркировки концовок произведений, связанный ную эволюцию в иранской поэтике. Арабы трактовали его как с необходимостью выделения их финальных бейтов. По всей переход от вступительной части касыды к части целевой (тер видимости, теоретики считали их общепринятыми и не нуж мин представляет собой отглагольное существительное от кор дающимися в упоминании вариантами выполнения фигуры ня со значением «освобождаться, избавляться»). В месте пере «красота концовки». Эти способы могли носить как формаль хода от насиба к мадху в иранских касыдах начиная с X в. стало ный, так и смысловой характер. Оформляя концовку стихот появляться имя покровителя или иного адресата произведения, ворения, поэт мог увенчать касыду, газель или кыт'а изящным а иногда наряду с ним упоминалось и имя самого поэта. Посте афоризмом (хикмат), придав всей композиции законченность пенно арабский термин получил новое истолкование — упоми и закругленность. Само изречение могло быть к тому же выде нание собственного имени в стихах, а потом и сам поэтический лено дополнительными средствами, как, например, переходом псевдоним стал называться тахаллус, сохранив, тем не менее, на другой язык. Завершенность тексту могло придавать обра и свое прежнее значение. Так же как большинство категорий щение к Богу с молитвой (ду'а). Такие концовки оформлялись арабской поэтики, усвоенных иранцами, тахаллус приобретает прямым обращением к Господу (худайа, йа рабб) и были харак «двусоставное» определение, первая часть которого трактует его терны в основном для философско-религиозных касыд, однако в соответствии с арабской традицией, а вторая сообщает ему их широко использовали и придворные поэты. Среди формаль разрешающую силу по отношению к литературной практике на ных приемов завершения стихотворения, помимо авторской персидском языке.

Введение А.Н. Ардашникова, М.Л. Рейснер. История литературы Ирана в Средние века (IX-XVII вв.) В маснави осуществлялась и выработка нормативных принци подписи, достаточно частым является упоминание родового пов составления «ответа» на образцовые произведения пред названия жанровой формы, в которой этот текст создан. Иног шественников, очерчивавших сферу проявления авторской ин да поэты применяют сразу несколько способов маркировки дивидуальности при разработке традиционных сюжетов.

финала произведения.

Характерно, что литературная рефлексия как определенная Кристаллизация поэтических форм и жанров в Иране за система поэтических мотивов присутствовала не только в круп вершилась в основном к XIII в. С известным опозданием лите ных повествовательных формах, но и в лирике: поэты часто ратурно-теоретическая мысль осознала происшедшую транс осмысляли те тенденции в развитии поэтического творчества, формацию и привела ее результаты в строгую умозрительную которые много позже отражались в трудах теоретиков. Поми систему. В наиболее последовательном и завершенном виде мо тех элементов практического стихотворства, которые рано эта система предстает в трактатах Хусайна Ва'иза Кашифи или поздно фиксировались теорией, существовала обширная и 'Атааллаха Махмуд-и Хусайни (XV— начало XVI в.). Хусайн область неписаных правил, отраженных только непосредствен Ва'из Кашифи, автор трактата «Чудеса мысли в искусстве поэ но в поэзии. Самой важной частью этой сферы коллективного зии», подхватив инициативу Шамс-и Кайса ар-Рази, который опыта является поэтика религиозно-эзотерической словеснос включил в свой трактат самостоятельный раздел о формах по ти, которая выработала особое отношение к поэтическому слову эзии, идет дальше по пути разграничения и классификации (лафз) как к знаку, отсылающему к лишь частично выразимому формальных и содержательных разновидностей стиха. Разде в нем духовному смыслу (ма'на), имеющему божественное про лам, посвященным трем традиционным наукам о стихе, Хусайн исхождение. На базе этой поэтики, разрабатывавшейся в ка Ва'из предпосылает обширный раздел интродукции (мукадди честве одной из обязательных тем в философско-религиозных ма), включающий определение форм поэзии. В той же группе трактатах, а также в литературных произведениях соответству вводных разделов имеется целый параграф, трактующий содер ющего направления, формируется особый язык поэтических жательные категории стиха — классификацию поэзии по тема иносказаний, словарь поэтических терминов (истилахат аш тике.



Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 24 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.