авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 24 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГАОУ ВПО «КАЗАНСКИЙ (ПРИВОЛЖСКИЙ) ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» ...»

-- [ Страница 14 ] --

«Сказание о Сийавуше», «Бижан и Манижа», «Заль и Руда- Особенно ярко иранофильские настроения поэта и предан ба»), продолжили свое существование в сфере устной поэзии ность шу'убитским традициям проявились в пятом муназара, сообразно с ее законами, а выбранный Фирдауси метр мута- которое носит название «Спор араба и перса» (Муназара-и 'араб кариб надолго стал ассоциироваться с героическими мотива- у 'аджам). В нем автор, отстаивающий превосходство персов ми и сюжетами. До сих пор на территории Ирана, Афганис- над арабами, прибегает к аргументации совершенно в духе сти тана и Таджикистана существуют местные школы декламации хов Башшара ибн Бурда:

«Шах-нама».

Если же похвальба идет пищей, и одеждой, и богатством, После «Шах-нама» подобных эпохальных письменных То все эти три [вещи] у нас, конечно, лучше, чем у вас.

обработок древних сказаний уже не было — традиция по су Ваши самые знатные люди надевают карбас, если есть, ществу оказалась завершенной. Частичное воспроизведение А у нас самые малые носят парчу, и шелк, и полотно.

ее можно видеть в так называемых циклических поэмах, геро- Ваши жилища — колючки и шатры, и песчаные холмы, ями которых выступают главным образом предки и потомки Наши жилища — дома с куполами, цветники и дворцы.

Рустама. Процесс циклизации этих сказаний частично про- Из бархата ковры в наших домах, из золота кресла, исходил по законам устной традиции, за редким исключе- У вас ковры из верблюжьей шерсти, кресла — седла.

Наша пища — курица и барашек, нием эти поэмы анонимны. Среди них можно назвать поэму А у вас — змеи, саранча, мыши и большие ящерицы, дохлые, жареные.

«Сам-нама», посвященную деду Рустама, «Джахангир-нама», От одежды на нашем теле исходит аромат мускуса и амбры, посвященную его сыну, «Бану Гушасп-нама» — о его дочери От ваших одежд — вонь верблюжьего помета и дегтя.

и др. (Перевод Е.Э. Бертельса) Из авторских «продолжений» «Шах-нама» известна поэма «Гаршасп-нама» Асади Туей (род. ок. 1010), прославившегося Очевидно, что речь идет о сравнении араба-бедуина и перса, также своими касыдами в жанре прений (муназара) («Прение живущего оседло и располагающего всеми благами городской дня и ночи», «Прение копья и лука», «Прение неба и земли», цивилизации. Роскоши и утонченности жизни перса противо «Прение гебра и мусульманина», «Прение араба и перса»). Еще поставляется грубый и скудный быт скотовода-кочевника.

в молодости покинув родной Хорасан, Асади много странство- В своем эпическом творчестве Асади Туей также, видимо, вал по различным областям, выбирая те места, где продолжали исходил из идеалов дихканства, однако при этом в соответс жить потомки старых иранских аристократических родов. По- твии с законами нормативного искусства он стремился пре видимому, он был сторонником шу'битских политических взойти своего предшественника Фирдауси, улучшить образец.

взглядов, о чем, в частности свидетельствуют его высказыва- Берясь за обработку древнего предания, Асади стремился до ния в «Прении араба и перса». Этот автор интересен и по ряду казать свои преимущества перед предшественником в выборе других причин. Он является составителем самого раннего из героя и сюжета, о чем прямо заявлял в одной из вводных глав дошедших до нас толковых словарей персидского языка — поэмы:

«Лугат-и фуре». Словарь Асади Туей исключительно ценный 64 АН. Ардашникова, МЛ. Рейснер. История литературы Ирана в Средние века (IX-XVII вв.) Глава 1. Ранняя классика О подвигах Гаршаспа в мире 2. Придворная литература XI — начала XII вв.

Осталась в память от великих мужей одна книга...

Долго ли ты будешь слушать о Рустаме?

Относительная централизация и стабильность газнавидско Ты думаешь, что ему не было подобного по мужеству?

го, а затем и сельджукидского государства оказали благотвор Если вспомнишь о боях Гаршаспа, ное влияние на процесс развития литературы в XI — первой по Все бои Рустама пустишь по ветру:

ловине XII вв., в которой активно формируются новые жанры Ведь Рустам — это тот, кого гнусный див и трансформируются старые.

Поднял до облака и бросил в реку;

Ослабел он от Хумана с тяжкой палицей;

Идейно-художественное единство литературы 1Х-Хвв., Побил его страж поля в Мазандаране;

ориентированной на шу'убитские традиции и утверждение Осилил его смелый Исфандйар;

национального языка словесности, постепенно размывается.

В борьбе одолел его Сухраб.

К XI в. на литературную арену выходят представители эзотери Полководца же Гаршаспа, пока он жил, ческих течений в исламе (суфизма, исмаилизма), которые, так Никто одолеть не мог, никто не поверг ниц.

или иначе, противопоставляют свое творчество придворной ли (Перевод Е.Э. Бертельса) тературе. Таким образом, на обозреваемом историческом этапе литературное творчество распалось на два основных течения:

Поэма Асади, несмотря на стремление автора следовать профессиональное, продолжавшее развиваться в придворной Фирдауси (архаическая лексика, гиперболизированные бога среде, и религиозно-мистическое, питаемое идеями суфизма тырские стати героев, эпическое время, в котором персонажи и исмаилизма. Естественно, что параллельное развитие двух живут по семьсот лет и более), по жанру не может быть пол ветвей литературы неизбежно вело к их полемике, которая уже ностью охарактеризована как героический эпос. В поэме силь выходила за рамки личного соперничества придворных пане ны элементы авантюрно-рыцарского романа с типичными для гиристов. Складывание литературы вне покровительства ме него приключениями и скитаниями героя по «чудесным стра ценатствующих дворов сопровождалось постепенным усиле нам». Некоторые характерные приемы авантюрно-рыцарского нием ее влияния на умонастроения мастеров слова, творивших романа позже использует Низами в своей поэме «Искандар в придворной среде. К XII в. сложность литературной ситуации нама».

достигла своего апогея, что остро ощущалось мистически на Очевидно, что после «Шах-нама» «большой эпос», насле строенными поэтами, выходцами из придворной среды. Резкое довавший некоторые черты древнего мифопоэтического со осуждение ремесла наемного панегириста, прозвучавшее из уст знания и обладавший известной долей синкретизма, прежде поэтов, приверженных различным религиозным доктринам, всего жанрового, начинает постепенно распадаться. На его было подхвачено и самими придворными стихотворцами. В ко месте возникает несколько самостоятельных видов эпического нечном итоге эти веяния привели к осознанию унизительности повествования, некоторые из которых явно тяготеют к рома нической форме. Преимущественное развитие в дальнейшем и двусмысленности положения придворного панегириста в об получают любовно-романический и философско-дидактичес- ществе. Для XII в. достаточно типичным становится уход выда кий эпос. ющихся панегиристов от светской жизни при дворе и открытое осуждение ими своей прежней карьеры.

В XI—XII вв. профессиональная поэзия развивается по ли нии все большей технической сложности — в ней оформляется так называемый украшенный стиль, предполагавший виртуоз ное владение всем арсеналом поэтических фигур и их обильное Глава 1. Ранняя классика А.Н. Ардашникова, М.Л. Рейснер. История литературы Ирана в Средние века (IX-XVI1 вв.) ниды. Былая власть Саманидов переходит к их вассалу, тюрку по применение в стихе. Усложнение стиля было теоретически за происхождению, Махмуду ибн Сабуктегину, основателю динас креплено в ранних персидских сочинениях по поэтике — трак тии Газнавидов, получившему известность под именем Махмуда татах «Интерпретатор красноречия» (Тарджуман ал-балага) Газнави (правил 999-1030). Первоначально будущий великий Мухаммада 'Умара ар-Радуйани (XI в.) и «Сады волшебства завоеватель и тиран, по крайней мере, внешне, следовал куль в тонкостях поэзии» (Хада'ик ас сихр фи дака'ик аш-ши'р) Ра турной политике своих предшественников. В столичном городе шид ад-Дина Ватвата (XII в.).

Газна в период правления султана Махмуда собралось большое Культивируя изысканность стиля и формы, поэзия профес количество людей пера — ученых и поэтов. На период его прав сионалов в течение веков оставалась в кругу тем и мотивов, стро ления приходится научная деятельность таких видных мусуль го регламентированных традицией, что не могло не привести манских ученых-энциклопедистов, как Бируни и Абу 'Али ибн к герметизации ее тематики и известному кризису придворного Сина. Однако очень скоро политическая ориентация газнавид стихотворства. Вследствие этого охранительная тенденция, ского государства меняется: чуждый старым иранским тради долгое время не допускавшая влияний извне и препятствовав циям, султан Махмуд выказывает себя ревностным суннитом шая проникновению в поэзию новых образов и мотивов, пос и сторонником халифата и осуществляет завоевательные похо тепенно сходит на нет. Тематический арсенал придворной поэ ды под знаменем газавата (борьбы с неверными). В русле этой зии начинает активно расширяться за счет использования в ней политики он осуществляет не только опустошительные походы элементов суфийского символического языка.

в Индию, но и подавляет карматские выступления в Рее и Мул Период XI — начала XII в. ознаменовался существенными тане. Султан Махмуд вошел в историю как гонитель Фирдауси.

сдвигами в функционировании жанровой системы персидской Уничижительное отношение к эпопее «Шах-нама» ощущается литературы в целом. Начиная с XI в. происходит обособление не только в касыдах поэтов, служивших непосредственно Мах отдельных жанровых составляющих «большого» эпоса, которые муду, но и у последующих авторов, восхвалявших преемников дотоле сосуществовали в единых рамках эпопеи «Шах-нама».

султана. Средневековые тазкира приводят цифру 300 при упо На основании любовных дастанов постепенно оформился минании о количестве поэтов при дворе султана Махмуда, что средневековый любовный роман. На становление любовного выглядит несколько преувеличенным. Однако можно говорить, маснави оказали влияние не только местные иранские сказания но меньшей мере, о трех десятках поэтов, составивших себе имя доисламского периода, но и заимствованные (греческие и араб в период правления основателя династии. Именно в Газнавид ские) повествования о влюбленных.

ском государстве придворная поэзия обрела официальный ста С выходом на литературную арену представителей эзотери тус: стихотворцы впервые объединились в особую организацию, ческих течений начинается интенсивное развитие философс именуемую «диван» и представлявшую собой «государственный ко-дидактического эпоса, на складывание которого повлияли департамент» наподобие «дивана переписки» или «податного ди раннесредневековые образцы светской дидактики и публичная вана». «Ведомство поэзии» было организовано по типу ремеслен религиозная проповедь (маджлис).

ного цеха, во главе которого стоял мастер, определявший основ В этот же период появляются первые памятники персидской ные тематические и стилистические приоритеты литературной классической прозы, создаваемые как вереде придворных ли продукции. При Газнавидах первый поэт иранского государства, тераторов, так и за ее пределами.

коим тогда считался 'Унсури (род. между 970 и 980, ум. между 1039 и 1050), получил официальный титул «Царя поэтов» {малик Газнавидская школа поэтов XI в.

аш-шу'ара), отсутствовавший у арабов. В обязанности «Царя по На рубеже X и XI веков государство Саманидов приходит этов» входило осуществлять отбор стихов, достойных монаршего в упадок, а его территориями завладевают Газнавиды и Караха АН. Ардашникова, ММ. Рейснер. История литературы Ирана в Средние века (IX-XVII вв.) Глава 1. Ранняя классика слуха, то есть, по сути дела, он являлся цензором для остальных расположения монарха по отношению к подданным, неся свое представителей «департамента». Он же отвечал за обучение поэ- образную «службу настроения» (термин З.Н. Ворожейкиной).

тов, которые, в свою очередь, видимо, должны были поставлять Другой функцией придворной поэзии, выделяемой сред ему «сырой» материал для его собственного творчества. невековой традицией в качестве важнейшей, являлось уве Обучение поэтов включало обязательное заучивание наизусть ковечение имени и деяний повелителя («служба восхвале большого количества стихов предшественников и современни- иия _ термин З.Н. Ворожейкиной), а потому поэт был обязан ков на арабском и персидском языках, что, очевидно, являлось откликаться на все значимые события государственной жизни.

общепринятым способом подключения начинающего автора Историко-политические мотивы наиболее последователь к традиции. Одной из ступеней обучения, по-видимому, было но представлены в касыдах, которые на данном этапе являли написание подражательных стихов, причем объекты подражания собой самый продуктивный жанр профессиональной поэзии рекомендовал глава поэтического цеха. Когда поэта принимали и преобладали в собраниях лирических произведений (диван) в штат, он получал постоянное жалование, поскольку находился отдельных авторов.

на государственной службе. Подчинение общему руководству не Поэта и его венценосного покровителя связывали отноше мешало острому соперничеству между поэтами-профессиона- ния особого рода, которые в поэзии осмыслялись в терминах лами. Нередко сам правитель поощрял потешные поэтические «служения» и «господства», а также взаимности обязательств — драки между своими любимцами. Такие поэтические турниры «договора», напоминающего по своей сути обет вассальной служили одним из видов дворцовых развлечений. Собственно верности. Выполняя свои обязанности по восхвалению монар говоря, орг анизация досуга правителя и была одной из задач при- ха и увековечению его имени, поэт взамен приобретал высокий дворной поэзии. Поэты, наряду с музыкантами и певцами (мут- социальный статус и прочное материальное положение. По риб), входили в ближнюю свиту монарха, являясь его наперсни- павший в ближайшее окружение повелителя поэт чрезвычайно ками (надим) и сопровождая его во время пиров, охот, выездов на гордился своим местом в сословной иерархии. Упоминавшийся лоно природы и состязаний в воинских искусствах. Отсюда по- выше «царь поэтов» 'Унсури заключил представление о высо пулярность в придворной поэзии таких жанров, как календарная ком статусе придворного поэта в стройную поэтическую фор и пиршественная лирика, приуроченная к основным праздни- мулу, которой начинается одна из его знаменитых касыд:

кам, охотничьи стихи, описания царских забав, например, игры Богатство, величие и исполнение желаний сердца в этом мире в конное поло (чауган) или стрельбы излука, и, естественно, лю Никто не добыл иначе, как служа султану.

бовная лирика в форме вступлений к касыдам или самостоятель ных небольших стихотворений (кыт'а, газель). Отметим, что все «Малые дворы» султанских наместников и крупных вельмож перечисленные тематические разновидности придворной лири старались в меру возможностей воспроизводить установления ки непременно включали в себя описание (васф) всего антуража, центрального двора, в том числе и в содержании штата при сопутствующего дворцовой жизни (богатые интерьеры, пиршес дворных поэтов.

твенная утварь, музыкальные инструменты, ловчие птицы и жи вотные, оружие и доспехи, верховые животные и т.д.).

В искусстве поэзии высоко ценилось мастерство экспром- 'Унсури та (преимущественно в форме кыт'а), которое помогало поэту «Царь поэтов» 'Унсури был родом из Балха. О его жизни до живо откликаться на малейшие изменения в настроении адре- поступления на службу к султану Махмуду Газнави практичес сата («знать пульс повелителя»). Таким образом, входивший ки ничего не известно. Средневековые антологии донесли до в ближнюю свиту поэт отвечал за поддержание общего благо- нас легенду о том, что рано осиротевший будущий поэт перво Глава 1. Ранняя классика АН. Ардашникова, М.Л. Рейснер. История литературы Ирана в Средние века (IX-XVII вв.) Как бы то ни было, 'Унсури прочно и надолго закрепил ся начально намеревался заняться караванной торговлей. Однако при дворе в Газне. О богатстве поэта ходили легенды. Судя по во время первого же путешествия караван был ограблен разбой сведениям источников, он был еще жив и при преемнике никами, а 'Унсури попал к ним в плен. После освобождения он Махмуда Мас'уде I (1031-1041), но уже не посещал придвор будто бы разочаровался в торговом ремесле, занялся постиже ных аудиенций. Поэты следующих поколений, например, Ма нием наук и искусства стихосложения и, добившись успеха на нучихри, посвящали ему хвалебные стихи, из чего следует, что этом поприще, сумел попасть ко двору брата Махмуда — эмира 'Унсури дожил свои дни в богатстве, почете и славе.

Насра ибн Сабуктегина. После смерти эмира Насра 'Унсури Хотя Диван 'Унсури дошел до нас не полностью, он все же был вынужден искать нового покровителя. Естественно, он дает достаточное представление о творческой манере автора стремится попасть ко двору в Газне и обосноваться в столице.

и тематическом репертуаре его произведений. В собрании его По всей видимости, поэту пришлось выдержать острую конку стихотворений насчитывается около 50 касьщ;

стихотворения ренцию со стороны других поэтов, подвизавшихся при дворе малых форм (руба'и, кыт'а) сохранились плохо.

Махмуда. История донесла до нас стихотворную перебранку между 'Унсури и поэтом Газа'ири, служившим династии Бун- Касыды 'Унсури как нельзя лучше отражают его роль при дов, сидевших в городе Рее. Газа'ири нередко посвящал свои дворе султана Махмуда: поэт принимал участие во всех во панегирики и султану Махмуду. В частности, в одной из таких енных кампаниях своего повелителя и воспевал его победы касьщ, превозносивших баснословную щедрость султана, яко- в своих панегириках. По этой причине самую большую груп бы во много раз превосходящую реальную ценность стихов, пу касыд 'Унсури можно охарактеризовать как историко Газа'ири сказал: политические. Их отличает своеобразный эпический стиль изложения, историческая точность, логика и конкретность Довольно, государь, ведь я не за деньги продавал отборные жемчуга, в деталях:

Довольно, государь, ведь я не продавал самоцветы мешками, Довольно, государь, ведь за это (мое] поэтическое мастерство и стихи Прошел [шах] в Мултан, а по пути завоевал двести замков, Меня на:ювут обольстителем царей и искусным колдуном... У каждого из которых было сто кровожадных слуг.

От городов и капиш, которые спалил шах, Очевидно, Газа'ири стремился не только возвеличить Махму- Ветер еще не развеял кучи пепла.

да, но и подчеркнуть достоинства своего поэтического слова, ко- С Синдом и областью Синда государь сделал то, Что не делал Хайдар9 с жителями Хайбара.

торые выше любых, даже самых щедрых даров султана. 'Унсури, Не осталось замка, который он не завоевал бы, раздосадованный высокой оценкой стихов Газа'ири, усмотрел И ни одного войска, которого он не разбил бы, в этом дерзком пассаже неподобающую придворному поэту гор Не осталось ни одного кармата, которого он не убил бы, дыню и повод дать ему суровую отповедь. Он составил касыду Ни огнепоклонника, ни кафира.

ответ на произведение Газа'ири, написанную в том же размере (Перевод Е.Э. Бертельса) и на ту же рифму, в которой обвинил соперника не только в не благодарности и излишнем самомнении, но и в греховных пос- Поэт утверждает, что все завоевательные походы Махмуда тупках. Обращаясь к самому султану, 'Унсури сказал: имеют только одну цель — снискать благоволение Аллаха и его Пророка. Обосновывая роль Махмуда как борца за веру, 'Ун Нет, не довольно, ведь ты для людей — милость Божья, сури часто прибегает к аналогиям из священной истории исла Говорить о милости Божьей слова скуки — грех.

ма. Например, поэт сравнивает индийский поход своего пове Пытаясь оправдаться, Газа'ири пишет еще одну касыду, но, 'Хайдар (букв, «лев») — почетное прозвище имама 'Али.

видимо, на сей раз менее удачную.

Глава 1. Ранняя классика А.Н. Ардашникова, МЛ. Рейснер. История литературы Ирана в Средние века (ГХ—XVII вв.) тавляя этим легендам щедрость собственного покровителя, ми лителя со взятием оазиса Хайбар, населенного евреями, в 628 г. лость которого можно увидеть воочию:

войсками мусульман под предводительством самого пророка Мухаммада, которого практически во всех походах сопровож- Тысячу мискалей10 на весы поэтов дал его двоюродный брат и зять 'Али ибн Абу Талиб, прозван- Никто, кроме него (Махмуда), не клал во всем этом мире.

ный Лев. Сорок тысяч дирхемов получил Рудаки от своего властителя, Унижаясь то у этой, то у той двери.

Основной идеологической установкой 'Унсури становится Изумился он, и умножилась его радость, и возгордился он, формула «Нет власти кроме как от Аллаха». Установка эта по Похваляясь, рассказал об этом в своих стихах.

коится непосредственно на суннитской религиозной доктрине Если тот дар показался ему великим и поразительным, и не настаивает на необходимости наследственной передачи То смотри же, каковы теперь дары шаха.

власти, что, в конечном счете, служит оправданием прихода на (Перевод Е.Э. Бертельса) иранский престол «рожденного в рабстве» (Фирдауси) тюрка Махмуда. Таким образом, налицо отказ от представлений доис- Эта большая по объему и сложная по структуре касыда увен ламского Ирана о легитимности царской власти, отраженных, чана небольшой притчей «О белом соколе и черном вороне», в частности, в «Шах-нама» Фирдауси. Очевидным свидетельс- которая служит своеобразной реализацией фигуры «кра сота твом идеологической борьбы Махмуда против легитимистских концовки», а также приема «переноса» мотивов — в данном теорий Фирдауси может служить ряд касыд 'Унсури, направлен- случае мотивов эпических в касыду:

ных против древних иранских сказаний и героев. Панегирист Махмуда противопоставляет рассказы о царях, передающиеся О черном вороне и белом соколе по преданию (махбар), деяниям своего повелителя, которые Слышал я прелестный рассказ от мудреца.

можно узреть воочию (манзар). В одном из самых известных Сказал ворон соколу: «Мы с тобой — друзья, панегириков 'Унсури в честь султана Махмуда, знаменательно Ведь оба мы — птицы, из одного мы рода и племени».

начинающемся словами «О ты, слышавший рассказы о доблес- Ответил [сокол]: «Мы — птицы [сходные во всем], кроме способностей, Между моей натурой и твоей есть разница.

тях государей по преданию, иди сюда, воочию убедись в доб То, что остается после моей [трапезы], вкушают цари земли, лести царя Востока...», имеется такой пассаж:

Ты же набиваешь зоб нечистой падалью, Мое место — на руке повелителей мира, Если Фаридун переправлялся через Тигр без судна — Твое место — среди развалин и оссуариев", А в «Шах-нама» есть об этом рассказ, подходящий для вечерней беседы, У меня цвет милосердия, у тебя цвет наказания, (Такие рассказы бывают правдой, но бывают и неправдой, И ты, пока не узнаешь правды, не верь словам) - Меня считают добрым знаком, тебя — дурным, То я собственными глазами много раз видел, Ко мне питаю склонность цари, а к тебе — нет, Что владыка земли в благой день благим движением при благой звезде Ибо добро склоняется к добру, а зло — к злу.

Несколько раз переходил через Джейхун, Если ты в мечтах себя мнишь мною, И не было у него ни судна, ни якоря. Тебе придется горько пожалеть об этом».

(перевод Е.Э. Бертельса) (Перевод Е.Э. Бертельса) К разряду подобных же сведений, вошедших в предание и не заслуживающих особого доверия, поэт относит и рассказы о щедрости Саманидов по отношению к Рудаки, противопос- Мискал — мера веса, равная 4,65 г, золотник.

'Оссуарий — сосуд, куда зороастрийцы помешали кости покойного, после того как хищные птицы склевали мертвую плоть.

Глава 1. Ранняя классика АН. Ардашникова, М.Л. Рейснер. История литературы Ирана в Средние века (IX—XVII вв.) В целом ряде историко-политических касыд 'Унсури наблю- Так как появилось на ней сияние небесного света. Если это день, дается определенное сходство с героико-эпическим повество- не нужно называть его ночью, Если ночь стала днем, что ж, в добрый час... Если месяц бахман относится к зимнему времени, То ванием, проявляющееся в величественной панораме побед по почему же весь мир сегодня ночью словно заросли тюльпанов?

велителя, описании диковинных стран и городов, завоеванных (Перевод Е.Э. Бертельса) «силою Божьей, острым мечом и юным счастьем». В результате касыды 'Унсури, в том числе и их панегирические части, при Поэт дает описание многочисленных огней, которые по обы обретают сильный повествовательный оттенок. На формальном чаю возжигали во время зимнего праздника, сравнивая их с ве уровне это проявляется, в частности, в регулярном нарушении сенними тюльпанами. Тон следующего отрывка, написанного принципа автономности бейта и появлении многочисленных уже под влиянием иных религиозно-политических установок, смысловых переносов (анжанбеманп', отфр. enjambement — «пе коренным образом меняется: 'Унсури как бы извиняется перед рескок»), при которых синтаксическое членение стиха не сов повелителем за поздравление с праздником огнепоклонников:

ладает с делением на бейты (см. приведенный выше фрагмент о переправе через Аму-Дарью).

Повелитель! Сказал я, что поздравляю тебя Помимо заимствования сказовых приемов «большого эпоса» С праздником, установленным дихканами, с украшением бахмана, 'Унсури использует в своих произведениях и элементы «малого Во время которого люди озаряют свои пиршества эпоса» (вставные притчи, вступления-загадки). Самоцветом, таящимся в камне и железе, Еще одной особенностью Дивана 'Унсури можно считать вы- Мощным, как твоя атака, беспорочным, как твоя справедливость, сокий процент так называемых ограниченных (махдуд) касыд, Высоким, как твои великодушие, светлым, как твои помыслы.

то есть касыд, лишенных развернутого вступления и начинаю- В квартале, где хоть искру от него зажгут, Светом до стоянки луны озарит [все] квартал.

щихся непосредственно с панегирика. Однако и такие касыды Как я вижу, обычаи твои более сильны в большинстве случаев сохраняют присущее этой поэтической В [принесении] счастья, чем обычаи Хусрава и Бахмана.

форме деление на части, поскольку описательные фрагменты Ты — муж [истинной] веры, а это — обычай гебров, могут помещаться внутри произведения, заключенные в рамку Не положено тебе следовать обычаям гебров.

из двух панегирических частей.

Все в мире поздравляют тебя по твоим обычаям, Что касается полных касыд, то в них преобладают любовные И я не стану поздравлять тебя по обычаю Кайанидов.

вступления и описания старых сезонных праздников — Нау руза, Михргана и Сада. В частности, у 'Унсури можно найти В отличие от первой цитаты, где описание древнего праздни столь редкое в поэзии исламского периода поздравление мо- ка выглядит нейтрально, вторая содержит скрытое осуждение нарха с зимним праздником Сада. Зимним зачином украшены «языческого» праздника, причисленного к «обычаям гебров», две касыды 'Унсури, одна из которых посвящена эмиру Насру, а упоминание праздничного антуража, например, добывания брату султана Махмуда, а другая — самому султану. Вот фраг огня ударом железа о камень, то есть с помощью огнива, при мент первой из них:

звано лишь подчеркнуть истинность веры адресата и его пра ведность.

Сада — праздник именитых царей, 'Унсури прославился и как эпический поэт, хотя его три по [Остался] он на память от Фаридуна и Джамшида.

эмы, известные по названиям, до нас дошли лишь в небольших Земля сегодня ночью, ты сказал бы, — гора Тур, фрагментах. 'Унсури оказался одним из первых персидских по этов, придавших любовным сюжетам форму самостоятельных Анжанбеман — семантически необходимый перенос, при котором мысль не заканчи вается рифмой, а продолжается в следующей строке.

Глава 1. Ранняя классика АН. Ардашникова, МЛ. Рейснер. История литературы Ирана в Средние века (IX-XVII вв.) поэм-маснави. Самой известной среди них была поэма «Вамик особо почитаемого храма позволяет предположить, что речь и 'Азра». Специалисты расходятся во мнениях относительно идет об известном храме богини Геры — жены Зевса на острове происхождения и источников сюжета, в котором помимо ос- Самос. День ото дня любовь героев возрастает, и в конце кон новной пары влюбленных фигурируют персонажи с явно гре- цов мать 'Азры догадывается о тайных свиданиях дочери. Вос ческими именами: Фоликрат, Хермез, Хару иАндарус. Пос- питатель 'Азры, выследивший влюбленных, открыто порицает ледние из поименованных персонажей, образующие еще одну их и берет с Вамика слово отказаться от своей любви. 'Азра же, влюбленную пару, известную в греческой традиции как Геро усмотрев в этом предательство, пребывает в отчаянии и наме и Леандр, упомянуты в качестве сравнения для главных героев: ревается лишить себя жизни.

Дальнейший ход событий остается неясен, но по всей веро Я не меньше Андаруса в любви, И Хару не так ятности героев впереди ожидают многочисленные препятствия.

[красива] ликом, как 'Азра. (Перевод И. Концовка поэмы вполне могла оказаться счастливой, о чем Каладзе) свидетельствуют другие обработки этого сюжета, например, в народном романе «Дараб-нама» (XIV в.) и в поэме «Вамик Подобные имена собственные, также как и многочисленные и 'Азра» турецкого поэта Лами'и (XVI в.), а также сама логика топонимы греческого происхождения позволяют предполо- жанра романа-«испытания», восходящего к схемам антично жить, что поэма 'Унсури могла восходить к греческому прото- го греческого романа. Линию развития романических поэм со типу. Не исключено, однако, что он в свою очередь мог иметь счастливым концом продолжают и некоторые другие сочине восточные корни, однако никаких следов подобного повество- ния XI в. — «Варка и Гулшах» Аййуки, «Вис и Рамин» Гургани.

вания в пехлевийской традиции не обнаружено. В поэме 'Унсури, судя по сохранившимся фрагментам, имел Дошедшие до нас фрагменты поэмы «Вамик и 'Азра» позво- ся эпизод, в котором Вамику устраивают экзамен в искусстве ляют в общих чертах реконструировать ее сюжет. красноречия путем загадывания ему мудреных загадок (вари На острове Шамос (имеется в виду остров Самос в Эгейс- ант мотива брачного испытания). Вамика просят рассказать ле ком море) царь Фоликрат (самосский тиран Поликрат) берет генду об изобретении барбата и дать символическое описание в жены красавицу Йани. После свадьбы царю снится сон: что любви, которое в тексте выглядит следующим образом:

во дворе у него выросло оливковое дерево, которое, обойдя весь остров, вернулось обратно. Фоликрат решает, что сон Взрослое и опытное сердце означает скорое рождение наследника, который преумножит Более склонно к наукам и знанию.

В таком серьезном деле [как любовь] опыта у меня его славу. Однако рождается дочь, поразившая всех своими Не было, не будет мне и спасения.

достоинствами, быстрым взрослением и совершенствовани Хотя я и не знаю ее (любви) признаков, ем. В месяц девочка походила на годовалую, в два года начала Есть в моем сердце предположение, учиться, в восемь лет стала ученой книжницей и звездочетом, Что муж мудрый любовь а в десять лет — вышла на ристалище играть в поло и метать Уподобил благородному юноше.

стрелы. Испытав дочь во всех возможных доблестях, отец на- Невинен он обликом и прекрасен, рек ее 'Азра (араб, «девственница», «созвездие Девы»). В деяниях воинствен и отважен.

На Шамос приезжает дальний родственник царя юноша Ва- Пылающий огонь у него в одной руке, Лук и стрелы — в другой.

мик, спасающийся от преследований злобной мачехи. У глав Ублажает он красотой сердца людей, ного святилища острова происходит встреча Вамика и 'Азры, Радует своим ликом каждого.

которые влюбляются друг в друга с первого взгляда. Описание А как приблизится к нему сердце, без промедления 7К Глава 1. Ранняя классика АН. Ардашникова, М.Л. Рейснер. История литературы Ирана в Средние века (IX—XVII вв.) Закончив рисовать, [рука] над каждым рисунком написала сущности любовного чувства, а психологические нюансы и пе Хвалу Абу-л-Музаффару, шаху Чаганийана.

рипетии любви не стали объектом художественного осмысле (Перевод М.Л. Рейснер и Н.Ю. Чалисовой) ния. Тем не менее, именно в поэмах раннего периода начина ет складываться канон средневекового персоязычною романа Труд поэта осмысляется в этой касыде как ремесло сродни о любви с его константным набором сюжетных ситуаций, в чис- ремеслу ткача и художника по ткани. Сложение стихов рас ле которых детская влюбленность героев, их совместное воспи- сматривается как ткачество, а украшение поэтической речи тание, брак героини по принуждению с нелюбимым человеком фигурами интерпретируется как нанесение рисунка на шелк.

и сохранение ею целомудрия в браке и т.д.

В этом фрагменте присутствует и мотив нетленности слова, соотносимый с известным в мировой литературе мотивом «па Фаррухи мятника».

Вторым по значению поэтом Газнавидской школы был Фар Управляющий финансово-хозяйственной службой (кадху рухи (ум. 1037/38). Родился будущий поэт в Систане. Легенда да), которому Фаррухи представил эту касыду, не поверив, что гласит, что, будучи панегиристом при систанском правителе, бедно одетый поэт, «нескладный сизгинец», мог сложить столь поэт вознамерился жениться и потребовал повысить себе жа прекрасную касыду, устраивает ему испытание и заказывает лование. Получив отказ, он отправляется искать более щедрого в короткий срок сочинить стихотворение, посвященное описа патрона и оказывается при дворе наместника Чаганийана как нию праздника наложения тавра на молодых жеребцов. Испол раз во время весенних торжеств. Поэт декламирует касыду, сло нив заказ, Фаррухи декламирует касыду в высоком собрании женную по поводу своего переезда из Систана, в зачине кото и подтверждает свое мастерство, а в награду местный прави рой содержится знаменитое описание труда поэта:

тель вручает ему аркан и разрешает взять себе столько жеребят, сколько ему удастся поймать. Опьяневший на пиру стихотво С караваном одежды отправился я из Систана, рец гоняется за молодыми скакунами по степи, пока не валится С одеждой, сплетенной из сердца, сотканной из души.

с ног вблизи какого-то забора. Пробудившись, он узнает, что С шелковой одеждой, которая по составу — из слов, заснул у загона, в котором находится много добрых коней. Весь С одеждой, рисунок на которую [наносит] язык.

Каждая нить основы в ней с трудом извлечена из сердца, двор поздравляет поэта с удачей. Сложенная им касыда входит Каждая нить утка в ней с усилием вырвана из души. практически во все средневековые антологии персидской по В ней — приметы любых украшений, каких пожелаешь, эзии. Впервые же эта легенда была рассказана Низами 'Арузи В ней — признаки любых новшеств, каких захочешь.

Самарканди в книге «Четыре беседы» (XII в.).

Не такова та одежда, чтобы ей нанесла вред вода, Касыда, получившая в иранистике название «Тавровой», Не такова та одежда, чтобы ей причинил ущерб огонь.

представляет собой описание одного из торжеств, входивших, Не погубит ее цвета могильный прах, по-видимому, в число весенних ритуальных празднеств. Она Не сотрет ее рисунка круговорот времен.

начинается красочной картиной пробуждения природы, во Сердце свернуло ее споро и уложило, А мысль заботливо приставило к ней сторожем. второй части вступления содержится описание праздничного Каждый час подавал мне благую весть разум: антуража, сопутствующего наложению тавра на молодых же «Эта одежда приведет тебя и к славе, и к достатку».

ребцов из табунов эмира, которому посвящена касыда:

Эта одежда соткана не так, как другие одежды, Не суди об этой одежде по другим одеждам. Перед шатром победоносного повелителя Природа ее — язык, мудрость сучила нить, а разум ткал, Ради клеймления разложен костер солнцу подобный.

Рисовальщиком была рука, а от сердца в ней — изъяснение.

АН. Ардашникова, М.Л. Рейснер. История литературы Ирана в Средние века (1X-XVII вв.) Глава 1. Ранняя классика Взвились языки пламени, словно полосы желтого шелка, да по обыча ю к царю прибыва л вестник, возвеща ющий о на Горячи они, как нрав юноши, желты, как чистопробное золото.

ступлении Нового года:

Клейма похожи на ветки алых кораллов, Каждый из них стал в огне, словно зернышко фаната. Ради поздравления с праздником Нового дня явился к шаху Чредою юные слуги, не знавшие сна, [подводят] Благословенный Сада — десятый день месяца бахман.

Одного за другим коней, не видавших тавра. Неся весть о Наурузе эмиру, красавец Триста шестьдесят суток скакал верхом по дороге.

Вступительные части касыд Фаррухи достаточно разнооб- Что за весть он принес? Принес он весть о том, что через пятьдесят дней разны по содержанию. В Диване имеются зачины календарного Покажет свой лик Науруз и соберет [свое] войско на смотр.

содержания, а также пиршественные, охотничьи, траурные (на По средневековым арабским источникам известно, что в со пример, известная касыда на смерть султана Махмуда Газнави) ответствии с церемониалом царь и прибывший гонец должны и др. На втором месте после любовных вступлений к касыдам были обменяться ритуальными вопросами и ответами, первыми стоят календарные зачины, посвященные основным иранским из которых были вопросы «Кто ты?» и «Откуда приходишь?», сезонным праздникам (Наурузу, Михргану, Сада). Развивая а последний «Что ты приносишь?». Приведенный фрагмент ка мотивы касыды Рудаки «Мать вина», Фаррухи воспевает осен сыды Фаррухи содержит все значимые элементы этого сцена ний праздник Михрган:

рия: прибытие гонца, вопрос о цели прибытия и ответ на этот Прилетел в сад ветер осени, вопрос. В творчестве Фаррухи подобный стандартный зачин Закружился вокруг виноградной лозы... используется также при описании Праздника разговения после Опять виноградарь ножом срезает лозу, мусульманского поста, а также при описании воцарения султа А нежнейшее дитя приносит в жертву.

на Мас'уда Газнави после смерти его отца Махмуда.

Хоть и холодно лозе в убежище ветра, Еще одну модель стандартного зачина использует Фаррухи Но он наносит вред разве что ее одежде.

в своей касыде, сложенной на смерть султана Махмуда. Этот Что милее тебе: дитя или одежда?

тип зачина используется поэтами для описания различных Конечно же, дитя милее...

Ушел жестокий виноградарь, бедствий и катастроф как природного (землетрясение в Тебри Разлучающий матерей с детьми. зе в касыде Катрана), так и социального характера (смерть мо Зачем нам печалиться об участи виноградной лозы! нарха в касыде Фаррухи, разорение государства захватчиками Вставай и вкуси вина из тяжелых чаш! в касыде Анвари, падение нравов в касыдах 'Абдаллаха Ансари и Сана'и). В таких касыдах, как правило, присутствует своеоб От целостной мифологической конструкции, которая ле- разный «реестр» сословных страт и профессиональных катего жала в основе упомянутой касыды Рудаки, у Фаррухи остались рий, представители которых в условиях катастрофы нарушают лишь отдельные элементы — упоминание виноградной лозы общепринятые нормы поведения.

и страданий ее чада выступает в качестве развернутой метафо ры изготовления вина. Город Газна [нынче] не таков, каким я его видел в прошлом году.

В других случаях ритуально-мифологическая первооснова Что же случилось, из-за чего все изменилось в этом году?

Дома, вижу я, полны причитаний, криков и стонов, стандартного календарного зачина оказывается более стойкой [Таких] причитаний, криков и стонов, которые терзают душу.

и легко обнаруживается, например, в поздравительных касы Улицы, вижу я, полны смятения, улицы от края до края дах Фаррухи, посвященных Наурузу. Логическая модель зачина Полны волнения, и всё это волнение — из-за отрядов всадников.

представляет собой повторение ритуала начала праздника, ког Торговые ряды, вижу я, полны народа, а двери лавок Глава 1. Ранняя классика А.Н. Ардашникова, МЛ. Рейснер. История литературы Ирана в Средние века (IX-XV1I вв.) Недруг, увидевший меня верхом на этом резвом скакуне пегой масти, Все заперты и заколочены гвоздями.

Потерял выдержку и не мог скрыть огорчения.

Дворцы, вижу я, оставлены знатью — Сказал он: «Походишь ты на эмиров и предводителей войска.

Все до одного из предместий отправились в укрепленный город.

Вельможи, вижу я, ударяют себя по лицу, словно женщины — По необходимости должны быть у тебя шапка и кушак».

От кровавых слез их глаза стали походить на цветы фаната. Ответил я: «Откуда ты знаешь, что родит темная ночь.

Привратники, вижу я, удручены и облачены в черные одежды, Прояви терпение и дождись, пока ночь принесет плоды».

Один (обнажил] голову, скинув шапку, другой — сняв чалму.

[Почтенные] госпожи, вижу я, вышли из своих покоев на улицу, Считая себя достойным оказанных почестей, поэт, тем не У ворот на площади [стоят] они, плача и рыдая. менее, предостерегает завистника от излишней поспешности Учителя, вижу я, отставили чернильницы, в выводах и делах. Назидательный фрагмент касыды, внешне Руками схватились за голову, бьются головой о стену.

адресованный недоброжелателю (завистнику — хасид), кото Сборщики налогов, вижу я, опечаленными вернулись со службы, рый вместе с восхваляемым и восхваляющим является одним Ничего не делают и не идут в «счетный диван»п.

из постоянных персонажей панегирической поэзии, находит ся в непосредственной близости от восхваления. При таком В дальнейшем «реестр» социальных страт и профессий может соседстве дидактические мотивы могут быть частично истол не только существенно разрастаться, как, например, у Сана'и, кованы и применительно к адресату панегирика. В ряде пане но и подвергаться различным трансформациями, как у Анвари гирических касыд таким способом достигается особая связь или Хакани.

вступительных частей с восхвалением, благодаря чему возни Отметим, что канон персидской касыды приобретает доста кают дополнительные возможности прочтения хвалебных мо точную определенность уже в творчестве газнавидских поэтов:

тивов в назидательном ключе.

например, в зачинах большинства касыд соблюдается извест Фаррухи часто в касыдах именует себя «певцом газелей»

ное сочетание повествовательных и описательных элементов, (газал-хан), то есть связывает свое творчество преимуществен которые каждый автор волен подбирать в индивидуальных но с любовной темой. Возможно, поэт имел ввиду и обычай пропорциях. Касыда Фаррухи, начинающаяся словами «О ты, исполнения лирических стихов под музыкальный аккомпане постоянно расспрашивающий меня о моей истории (кисса)...», мент, и то, что сам он прославился не только как поэт, но и как построена на мотивах благодарности султану за щедрый дар — певец и музыкант-виртуоз. Помимо развернутых любовных быстроногого скакуна — и рассказывает об обретении поэтом вступлений к касыдам в диване Фаррухи есть и самостоятель высокого статуса. Она выдержана в повествовательной манере, ные газели, в которых уже представлены все внешние признаки содержит элементы диалога и некоторое количество описатель этой поэтической формы, за исключением постоянной подпи ных мотивов, связанных с богатым и праздным образом жизни си поэта в последнем бейте. Эти стихотворения по традиции (красавицы-наложницы, резвые скакуны, удобное жилище, включались в раздел кыт'а, однако и по тематике, и по ряду амбары, полные припасов). В этой же касыде ярко выражены формальных особенностей они могут быть причислены к кате идеи «вассальных» отношений между восхваляющим (мадих) гории ранней газели (протогазель). Газели Фаррухи стилисти и восхваляемым (мамдух). Вот что говорит Фаррухи о смысле чески отличаются как от насибов касыд, так и от образцов лю самой процедуры дарения:

бовной лирики малых форм, датируемых X в.

Этот конь — не просто конь, а источник гордости Я Объектом описания в газельной лирике Фаррухи становятся обрел право гордиться и защиту от позора... стандартные ситуации любовных отношений — разлука и сви дание, ссора и примирение, выпрашивание поцелуя или шут "Диван — совет высших чиновников при султане;

здесь, видимо имеется в виду госу дарственное казначейство, куда поступали собранные налоги.

Глава 1. Ранняя классика АН. Ардошникпва, МЛ. Рейснер. История литературы Ирана в Средние века (IX—XVII вв.) Сердце не рисовало ковра радости на пространстве надежды.

ливая перебранка влюбленных, а не портрет красавицы, соот Много раз я слышат от почтенных людей в каждом городе, несенный со страданиями лирического героя. Многие газели Что [источник] Каусар — один, а райских садов — восемь. Я Фаррухи представляют собой своеобразные жанровые сценки, же видел перед собой тысячу райских садов и Каусаров, нередко выдержанные в лукаво-юмористических тонах. При- Однако что пользы, все равно я вернусь, не утолив жажды.

мером такого стихотворения может служить «газель об игре Если глаза видят блага, а в ладони нет дирхемов, [Это в нарды»: словно] отрезанная голова на золотом блюде.

В стихотворении содержится намек на то, что поэта обок Выиграл я у подруги в нарды поцелуй, рали во время путешествия, и это не позволило ему насладить Она смешала фишки и покраснела.

ся красотами Самарканда и традиционными развлечениями, Румянец на щеках той луноликой Бросил на мои щеки две чайные розы. связанными с поездкой. Скорее всего, мы имеем дело со свое Она то покусывала тыльную сторону ладони, образной «челобитной», облеченной в метафорическую фор То вздыхала тяжко.

му жалобой на недостаток средств и скрытой просьбой к по Я сказал [ей]: «О милое дитя, к чему сердиться, велителю о возмещении убытков. Таким образом, у Фаррухи Мы ведь играли на поцелуй!»

уже наметилось определенное разграничение тематики кыт'а.

Она ответила: «Не из-за нардов я плачу, Часть стихотворений, созданных в этой форме, постепенно Отложи нарды и [следующую] партию».

приближается к структурному и тематическому облику класси Сказал я: «Если ты сердишься не из-за нардов, Позволь мне поцеловать и не увиливай». ческой газели, тогда как другая часть двигается в направлении Она ответила: «Завтра я поцелую тебя трижды, большей функциональности и меньшей регламентации тема Фаррухи, ведь ожидание прибыли лучше, чем получение».

тики (от изящных посланий и шутливых челобитных до грубых пасквилей). Впоследствии кыт'а закрепляет за собой роль по В приведенном стихотворении наличествует сильный повес эзии «на случай», и развивается в деловом и смеховом вариан твовательный элемент и ярко выраженная композиционная за тах, тесно связанных с нормами этикета и характером общения мкнутость, возникающая благодаря двойной маркировке конца в придворной среде. Назначение и направленность кыт'а пос стихотворения с помощью введения авторской подписи и за лужили причиной того, что именно в этой поэтической форме вершающего изящного афоризма (хикмат). Если второй способ поэты оттачивали мастерство экспромта, способность живо выполнения фигуры «красота концовки» равно распространен откликаться в стихотворной форме на возникшую ситуацию, в арабской и персидской поэзии, то первый (введение подписи реагировать или влиять на настроение адресата.

вмакта1) характерен лишь для персидской газели и впоследс твии становится одним из постоянных признаков этой жанро Манучихри вой формы.

Третья крупная фигура газнавидского круга — Манучихри, Среди имеющихся в Диване Фаррухи стихотворений малых родился в Дамгане и прославился не только как поэт, но и форм заслуживает внимания следующий фрагмент (кыт'а), как астролог и врач. Умер он после 1041 г. По всей видимости, в котором Фаррухи повествует о своих личных обстоятельс Манучихри получил прекрасное образование, поскольку его твах:

Диван демонстрирует великолепную начитанность автора в доисламской арабской поэзии, равно как и знакомство с Я видел все блага Самарканда — с начала и до конца:

собственной сасанидской песенной традицией. В его стихах Осмотрел сады, луга, долины и равнины.

соседствуют традиционные мотивы бедуинской касыды вдуну Поскольку мой кошелек и пояс были свободны от дирхемов, АН. Ардашникова, М.Л. Рейснер. История литературы Ирана в Средние века (IX-XVII вв.) Глава 1. Ранняя классика хе му'аллак™ Шанфары (ум. в начале VI в.) или Имруулкай са (ок. 500 — середина VI в. ) и рекордное число упомянутых Напоминает Джамиля Ма'мара из племени ' названий старых иранских календарных песен, которые при- Без знания 'аруза слагает он свои рифмы, Не поэт он, а стихи его хороши. Павлин писывались легендарному Барбаду. Несомненным кумиром декламирует славословия 'Унсури, Атурач — Манучихри был поэт аббасидского периода Абу Нувас, что от мусамматы Манучихри.

разилось в его увлечении жанром хамрийат (пиршественная, «винная» поэзия). Вместе с тем подобный изысканный тра- Далее в той же касыде поэт последовательно описывает весен диционализм Манучихри сочетается в его творчестве с явной ние цветы: жасмин, ноготок, тюльпан, нарцисс, цветок граната, тягой к экспериментам в области формы стиха. Именно этому вводя в текст еще один значительный блок сезонной лексики.

автору принадлежат первые известные образцы строфической Как и во всем творчестве Манучихри, в контексте одной его поэзии на новоперсидском языке — мусаммат.

касыды могут легко уживаться образы традиционной для Ирана Излюбленной тематикой вступительных частей касыд Ма календарной поэзии и отсылки к понятиям арабо-мусульманс нучихри остается календарная: зачинов, посвященных сезон кой культуры. Он упоминает названия арабских городов, свя ным праздникам, в Диване поэта большинство. Одновременно занных с разными школами рецитации Корана, имена арабских календарную лирику можно рассматривать и как пиршествен поэтов и имена племен рядом с типичной сасанидской топикой ную, поскольку второй по значению тематической составляю и зороастрийским реалиями.

щей в ней является описание праздничных пиров на лоне при В творчестве Манучихри встречаются и образцы «винной»


роды. Именно в контексте поздравительных касыд развиваются поэзии в чистом виде, как правило, в форме кыт'а, восхваляю унаследованные от сасанидского времени сезонные мотивы:

щие вино, его благодатные свойства и связанные с ним радости перечисление птиц и цветущих растений в весенних зачинах и жизни. Широко известно стихотворение, начинающееся следу описание плодов — в осенних. В одной из касыд Манучихри, ющими словами:

посвященных Наурузу, перечисляемые птицы распевают раз ноязычные песни:

Настала ночь, и сон для меня — мучение и пытка.

О друг, принеси мне то, что служит лекарством ото сна.

Пришел Науруз, о Манучихри, Что мертвый, что спящий, ты все равно не бодрствуешь.

С рубиновыми тюльпанами и пурпурными розами.

Что ты мне на это возразишь и что ответишь?

Все птицы одновременно обрели дар речи, Я стараюсь не умереть раньше срока, Одни заговорили на румийском наречии, другие — на еврейском.

Какая польза от бессмысленной смерти, и какая за нее награда?

Одна птица распевает парсийскую песню, Я похищаю сон у глаз чистым вином.

Другая — напев Мавераннахра.

Воистину, чистое вино — враг сна юношей...

Засвистал соловей, словно музыкант, Забормотала горлинка, словно мубад1К В том же духе выдержано шутливое стихотворение о пользе Походит один голубь на чтеца Корана из Куфы, ежедневного вкушения вина, в котором возлияние в опреде Походит другой голубь на чтеца Корана из Басры...

ленный день недели объясняется с позиции той или иной ре На ветке иудина дерева соловей лигии:

" Му'аллаки — семь наиболее почитаемых касыд знаменитых доисламских арабских По доброй примете в благодатный день субботу поэтов: Тарафы (сер. VI в.), Амра ибн Кулсума (ум. в к. VI в.), ал-Харисы ибн Хализа Возьми вина и не меняй хорошую судьбу на дурную.

(к. VI в.), Имруулкайса (ок. 500 — сер. VI в.), Антары ибн Шаддад (ок. 525 - ок. 615), В согласии с верой Мусы (Моисея) сегодня вино еше лучше, Зухайра ибн Аби Сулм (ок. 530 — ок. 627), Лабида ибн Раби'а (ум. ок. 661).

и Мубад — зороастрийский жрец.

'Легендарный поэт, воспевавший в стихах свою возлюбленную по имени Бусайна.

Глава 1. Ранняя классика А.Н. Ардашникова, М.Л. Рейснер. История литературы Ирана в Средние века (IX—XVII вв.) Вот уже семьсот-восемьсот лет Пей, да будет благословенно для тебя молодое вино в субботу!

Как заключена она в сторожевую башню.

Если можешь, в воскресенье на рассвете опохмелись, До сих пор в том жилище гебров Поскольку хороша утренняя попойка в воскресенье!

Стоит она на месте, как дерево.

Путь и учение 'Исы (Иисуса) о прекрасном чистом вине Не присядет и ни на минуту, Соблюдай и не попирай свое счастье.

Не приклонит голову на ложе.

В понедельник выпей вина в радости Не ест она и не пьет, По старинному обычаю мубада и мубада мубадов...

Не разговариваете красноречивыми.

В пятницу после второго намаза Тоже пей вино, поскольку грешников прощает Господь!

Однако дальнейшие элементы описания дочери славного царя Джамшида наводит на мысль о пародийном характере все Приведенный пример полностью отвечает индивидуальной го стихотворения:

поэтической манере Манучихри, склонного синтезировать до статочно далекие культурные реалии в рамках целостного худо В том доме увидел я [стоящую] на одной ноге жественного образа.

Деву огромную, как самец верблюда.

Ради создания яркого поэтического мотива Манучихри, ши Глиняная та дева по милости Божьей роко пользуясь опытом своего кумира Абу Нуваса, часто пренеб Не была украшена ни золотом, ни драгоценностями...

регает религиозными условностями и в равной мере вольно обра- Как у беременной, торчал у нее живот, щается со старой зороастрийской топикой и с общепринятыми Как [крона] финиковой пальмы, был широк ее затылок...

требованиями ислама, связанными с обычаями молитвы, поста Были у нее толстые как у негров губы, и погребального обряда. В одном из своих знаменитых строфичес- Такие бывают еще у голодных верблюдов.

ких стихотворений в форме мусаммат поэт называет кричащего И все же в райский источник Вела дверь, открывшаяся между ее усов.

по утру петуха «муэдзином пьяниц», который призывает к утрен Исходил запах мускуса из ее рта, ней попойке. У Манучихри имеется своеобразное поэтическое за Словно аромат благовоний из курильницы...

вещание, также выдержанное в духе поэзии хамрийат. Обращаясь Вскрыл я печать ее девственности, к своим собратьям по пирам, поэт просит:

И из того райского источника вкусил чашу.

О, мои благородные друзья! Когда я умру. Омойте мое Таким образом, выясняется, что речь идет о глиняной буты тело самым красным вином, Сделайте для него бальзам ли с вином, а первая часть текста представляет собой разверну из косточек винограда, Сшейте саван из зеленых листьев виноградной лозы, Выройте мне могилу под тую загадку. Отметим, что форму загадки (лугз, чистан) имеют сенью виноградника, Чтобы лучшее место стало моей и некоторые другие вступительные части касыд Манучихри.

родиной. Например, широко известная касыда, восхваляющая поэта 'Унсури, начинается загадыванием свечи («О ты, возложившая Видимо, какое-то старое иранское предание становится объ- душу свою на темя свое...»).

ектом травестирования в зачине касыды Манучихри, написан- Ориентация Манучихри на стилизацию под старые поэти ной героическим размером мутакариб и начинающейся слова- ческие образцы отчетливо проявляется в тех стихотворениях, ми: где поэт полностью воспроизводит нормативную схему касы ды, описанную в IX в. Ибн Кутайбой и обязательно включа Так читал я сегодня в одном свитке, ющую насиб, рахил (описание путешествия по пустыне) и це Что жива Джамшидова дочь.

А.Н. Ардашникова, М.Л. Реиснер. История литературы Ирана в Средние века (IX—XVII вв.) Глава 1. Ранняя классика левую часть (касд). Такова касыда, начинающаяся словами (например, в арабо-испанской поэзии), а также с формировани «О, обитатель шатров...» и рисующая картину снятия каравана ем поэтической практики на новоперсидском языке. По проис со стоянки. Зачин этой касыды включает рассказ о расставании хождению форма мусаммат, которая в письменном виде впервые влюбленных: девушка плачет, будто в глаза ей попал толченый появилась в Диване Манучихри, представляет собой развитие перец, обнимает своего возлюбленного, словно она — перевязь одноименной поэтической фигуры. Ее теоретическое описание, на его груди, упрекает героя в нарушении кодекса любви, а тот включающее как сам прием, состоящий в украшении бейта внут приводит аргументы в свою защиту. ренней рифмой, так и его расширительное толкование в качестве основы определенной поэтической формы, имеется уже в самом Сказала она мне: "О мой мучитель, раннем из дошедших до нас трактатов по поэтике — «Интерпре Наперекор мне ты поступил по воле завистников и клеветников!

таторе красноречия» Мухаммада ибн 'Умара ар-Радуйани (XI в).

Откуда мне знать, вернешься ты или нет, Как в его, так и во всех последующих теоретических сочинениях, Разве случалось, чтобы на прежнее место возвращался караван?

Я наблюдала, сколь совершенен ты в любом деле, описание мусаммата как поэтической формы проиллюстрирова И только в любви не хватает тебе совершенства. но строфами из стихотворений Манучихри. Вот как определяет Верно сказали в наши дни мудрецы: соответствующую фигуру Рашид ад-Дин Ватват в трактате «Сады «Разумный в любви становится глупцом» ".

волшебства в тонкостях поэзии»: "Этот прием заключается в том, Ответил я своей возлюбленной: "О красавица, что поэт делит бейт на четыре части и на концах трех ставит Я не из тех, кто несведущ в искусстве любви, садж'17, а в четвертой приводит рифму..." (перевод Н.Ю. Чалисо Вот что говорят в древних книгах вой). После приведения соответствующих примеров из арабской Умудренные опытом учителя:

«Влюбленный постигает цену свидания в тот час, и персидской поэзии теоретик продолжает: "Допустимо, чтобы Когда его гнетет предчувствие близкой разлуки»". частей садж'было больше трех, но трехчастное [построение] более известно. Персы сочиняют мусаммат также и по-другому: в пяти Часть касыды, называемая рахил, содержит традиционные полустишиях ставят одну рифму, а в конце шестого — основную для этого жанра предметы описания: верный спутник бедуина рифму, на которую опирается стих..." (перевод Н.Ю. Чалисовой).

верблюд, ночная пустыня, полная опасностей и веющая ледя- Далее приводится одна строфа из мусаммата Манучихри, в кон ным холодом, звездное небо и т.д. Изобилующая арабизмами це которого Ватват делает интересную ремарку: "И не ведают, что и украшенная бедуинскими реалиями, такая касыда представ- это и есть древний и основной [вид приема] мусаммат". Обычно ляла собой демонстрацию учености и книжной эрудиции авто- мусаммат повторяет структуру касыды и состоит из вступитель ра и свидетельствовала об уровне его владения всем арсеналом ных частей и восхваления. Его строфа, чаще всего состоящая из традиционной тематики и приемов украшения стиха. В эпо- шести мисра', рифмуется по схеме aaaaab — cccccb и т.д.

ху Манучихри такие стихи являлись своего рода обязательной Одним из самых известным считается мусаммат, посвящен программой придворного поэта, показывающей его умение ный Михргану и начинающийся строфой (ее приводит в своем подражать древним. трактате Радуйани):

Манучихри считается одним из создателей строфических форм Вставайте и несите хорьковые [шубы], ведь настала осень.

персидской поэзии. Ему принадлежат одиннадцать мусамматов, Прохладный ветер подул со стороны Хорезма. Посмотри на традиционно включаемых в его Диван. Как известно, строфичес виноградные листья на ветках лозы, кие формы поэзии в арабской литературной практике класси ческого периода практически не представлены, их складывание Садж' (букв, «воркование голубки») — украшение концевой рифмой равных отрезков связано с развитием этой традиции на периферии ее влияния поэтического или прозаического текста.


94 АН. Лрдашникова, M.JI. Рейснер. История литературы Ирана в Средние века (IX-XVII вв.) Глава 1. Ранняя классика Ты скажешь, что они похожи на рубашки красильщиков. Пребывала я на ложе солнца, наполненном светом.

Дихкан в изумлении прикусывает палец: Не было между нами ни сговора, ни бракосочетания, Не осталось на лугу и в саду ни розы, ни цветов фаната. Не было ни свадьбы, ни пиршества.

Не слишком я блюла [обеты] целомудрия, как не блюли их В прошлом мои матери [и матери матерей].

Далее в тексте следует яркое описание даров осени: цитро Забеременела я от ясного солнца, на, померанца, айвы, фаната, яблока. Поэт превосходно владеет Нет мне прощения, нет мне прошения, нет.

приемами васфа, создавая в сюем описании необычные ракурсы Господь испробовал на мне пытки обоих миров, видения объекта. Он сравнивает плод айвы с желтым пушистым Заставил почернеть, перевернул вниз головой, отдал в жертву.

цыпленком, подвешенным к ветке вниз головой за одну лапку, А раньше я была словно в раю, гранат — с янтарной шкатулкой, наполненной алыми рубинами, И лицо мое было по цвету [зеленым] как одеяния гурий».

яблоко напоминает поэту шар из леденца, внугри которого под маленькими куполами спят негритята-косточки. Список плодов В творчестве Манучихри в полной мере проявились харак осеннего сада заканчивается виноградом, который является глав- терные черты сформировавшегося «украшенного» стиля, что ным объектом описания в следующей части стихотворения. В ней выразилось в расширении образных рядов при описании объ Манучихри обращается к ставшей уже традиционной теме приго- ектов, относящихся к какой-либо одной предметной сфере товления вина (ср.: Рудаки, Фаррухи): (цветы, плоды, птицы, названия музыкальных ладов и мелодий, имена прославленных поэтов и т.д.). Поэт демонстрирует мас Дихкан рано утром, когда выходит из дому, Не терское владение всем арсеналом поэтической традиции, как медлит и не ждет. арабской, так и персидской, выступает как умелый стилизатор Идет к лозам и ворота виноградника открывает:

и знаток предшествующей поэзии, нередко обнаруживающий Что, мол, нужно дочери лозы, что ей подобает?..

склонность к травестии заимствованных у предшественников Но не видит он ни одной девственницы:

мотивов и образов.

Все они — беременные, все — больные.

Говорит он: «Что же с вами, девчонки, случилось?

Мас'уд Са'д Салман Кто это увидел ваше лицо, затворницы? Кто Одним из видных представителей газнавидской поэтической вытащил вас, затворницы, из дому? Эту божью школы является Мас'уд Са'д Салман (ок. 1046-1121), чье твор завесу вашу разорвал? Пока я ходил домой, кто чество связано с северо-западной Индией (Лахор), где с XI в.

сюда забрел?

Ну, давайте же, постарайтесь заговорить! правили наместники Газнавидов. Перипетии личной судьбы (Перевод Е.Э. Бертельса) поэта непосредственно отразились в его творчестве: проведя около 18 лет в заточении, он явился зачинателем новой жан Обращает на себя внимание, что Манучихри использует ровой разновидности касыд, получивших название хабсийат в строфическом произведении классическую тематику касыд- (тюремные). Впервые упоминание о тюремных стихах Мас'уда ного васфа, и у него самого есть касыда, построенная на тех же встречается в «Четырех беседах» Низами 'Арузи Самарканди образах (описание плодов и процесса приготовления вина че- (XII в.), где говорится: «...мудрые и справедливые люди знают, рез персонификацию дочерей виноградной лозы): какой степени великолепия достигли тюремные стихи (хаб сийат) Мас'уда и насколько они были красноречивы».

Дихкану-садовнику поведала виноградная лоза:

Исходный автобиографический факт небывало длительно «Солнце сделало меня беременной издалека. Ни го тюремного заключения послужил для поэта основой спе много, ни мало — сто семьдесят три дня 9€ Глава 1. Ранняя классика АН. Ардашниктв, МЛ. Рейснер. История литературы Ирана в Средние века (1X-XVII вв.) цифического переосмысления общих мотивов традиционного твование, вторая часть которого облечена в форму послания лирического репертуара. Объектом трансформации в касыдах к возлюбленной, начинающегося просьбой к ворону рассказать Мас'уда послужили ее традиционные жанровые составляющие, красавице о злоключениях ее несчастного друга. В свою оче такие как любовное вступление — насиб, рахил (странствия по редь, это единое в смысловом отношении «послание» делится пустыне) и славословие — мадх. на три тематических фрагмента: инвектива в адрес притесните В качестве примера переосмысления традиционных моти- лей поэта и перечисление их пороков, краткое описание пути вов насиба можно привести одну из касыд, построенную на ка к месту заключения, рассказ о тяготах тюрьмы. Действитель нонической ситуации любовной поэзии, в которой вестником ный адресат, кому и направлено это послание, должен был от разлуки и собеседником несчастного влюбленного выступает кликнуться и освободить поэта, который, по существу, шлет ворон:

ему стихотворное прошение о помиловании:

Когда получил я от ворона весть о разлуке с подругой, И все же я уверен, что скоро вернусь к тебе, Цветом |моих] дней стал чистый черный цвет воронова крыла...

Ихли пожелает великий господин Когда до меня доносится его крик с ветки кипариса, 'Абд ал-Хамид Ахмад 'Абд ас-Самад, подобного которому От слез мир в моих глазах становится как его крыло.

Не видело царство ни среди старцев, ни среди юношей.

Говорю я [ему]: "Что кричишь, ты ведь не закован [в цепи], как я?

Поднимайся, лети и найди подругу!" В тюремных касыдах Мас'уда Са'да Салмана в соответствии А если случится тебе увидеть мою красавицу, со специфической творческой задачей, поставленной автором, Поведай ей, что стало с моим телом от пыток.

существенно возрастает доля мотивов фахра по отношению Передай ей: "С тех пор, как я расстался с тобой и пребываю в разлуке, к мадху. Описание тягот тюрьмы сопровождается утверждени Меня обжигает огненная тоска разлуки, словно я — кебаб".

ем невиновности узника, его клятвами в верности повелителю и восхвалением собственных достоинств образцового «вассала»

Начало касыды выглядит как традиционный образец насиба, и поэта, чьим талантом незаслуженно пренебрегают. Упреки в котором развиваются мотивы жалоб на разлуку с возлюблен ной. Однако постепенно в тексте нарастают намеки на несво- повелителю в большинстве случаев носят косвенный и завуа боду героя, находящегося в оковах и неспособного сдвинуться лированный характер и адресуются его субститутам, в роли ко с места, пока они, наконец, не оформляются во вполне ясное торых выступают судьба (рок, небосвод, мир), престольный го указание на то, что он пребывает в темнице: род, в котором находится резиденция адресата касыды (Лахор), возлюбленная.

Теперь я пребываю в таком месте, Многие средневековые теоретики отмечают, что в стихах Где огонь моей сердечной тоски от слез сильнее разгорается...

Мас'уда часто встречается риторический прием калам ал-джа Голова моя обрела мягчайшее изголовье из камня, ми\ (букв, «объединяющая (включающая) речь») который, по Тело мое обрело чистейшее ложе из земли.

словам Ватвата, состоит в том, «что поэт включает в свои бей Руки мои связаны веревкой, как уздечкой, ты мудрые мысли, поучения и жалобы на судьбу». Применение Ноги мои закованы в кандалы, как в стремена...

этой фигуры явно созвучно традиционному набору мотивов Кусаю я руки — вот и вся моя пища, Лью я кровавые слезы — вот и все мое вино. жанра зухдийат.

Посмотри, что сделал со мной этот мир.

При сохранении исходной трехчастной модели касыды, ци Разнообразны обиды, чинимые им.

тируемый текст организован как логически развернутое повес Опрокидывают меня в омут предательства Глава 1. Ранняя классика А.Н. Ардашникова, М.Л. Реиснер. История литературы Ирана в Средние века (IX-XVII вв.) удобств во время отдыха (голая земля вместо мягкого ложа), И коварства лживый небосвод и вероломный мир.

Безжалостный небосвод жесток, скудость пищи, грязь и терзающие его укусы насекомых, жару На изменчивую судьбу нельзя положиться. и холод, изношенность одежды и т.д. Почти дословное повторе (Перевод Е.О. Акимушкиной) ние такого рода сетований можно найти в касыдах персидского поэта, где он описывает тяготы тюрьмы. Например: «Моя голо Другие упреки повелителю оформлены как любовные жа- ва обрела мягчайшее изголовье из камня, мое тело обрело чис лобы, являвшиеся непременной частью стандартных насибов: тейшее ложе из земли», «Если найду я ячменные лепешки, во именуя себя влюбленным, поэт упрекает адресата в забывчи- истину, это будут для меня сладости», «Вот уже много времени, вости, равнодушии к судьбе своего верного слуги, нарушении как я избегаю купания, словно лев. В этой пещере я разлучен со обетов ('ахд). Часто образы субститутов повелителя накладыва- сном, пищей и покоем», «Ночью мне не дают покоя комары, ются один на другой, создавая почву для сложных ассоциатив- а днем — мухи», «Пребываю я в углу грязном и темном, в одея ных сопряжений: так, в касыде, содержащей упреки в адрес Ла- нии грубом и изношенном» (перевод Е.О. Акимушкиной).

хора, используется мотив «нарушения договора», характерный Кроме того, в касыдах Мас'уда Са'да Салмана можно най как для панегирика, так и для любовной лирики. Обращаясь ти метафорической описание враждебного окружения поэта к родному городу, поэт говорит: в тюрьме в образах кровожадных диких зверей, хищных птиц и злых духов, подстерегающих путника в пустыне:

Не шлешь ты мне писем и не спрашиваешь, как обещал:

«Плененному в крепости, словно Бижану, каково тебе?» Соседи мои здесь не прекрасные газели.

Засыпаю я рядом с хищными леопардами.

В значении обещания поэт употребляет словосочетание хусн-и 'ахд, буквально обозначающее «соблюдение договора». Или:

В контексте жалоб мотивы панегирика могут приобретать до Воистину, в темнице моей пребывают И полнительные значения, например иронические:

див, и ядовитая змея, и дракон.

(Перевод Е.О. Акимушкиной) Привел ты мои дела в порядок, о повелитель!

Твоими щедротами стал я счастливым под счастливыми звёздами.

Таким образом, в тюремной лирике Мас'уда Са'да Салмана Словно невесте, дал ты мне приданое, градиционный набор мотивов рахил переносится на описание Ибо ноги мои украшают кандалы, как браслеты, украшающие невест.

«новой реальности», в которую оказывается помещенным поэт, а именно: пустыня оказывается замещенной темницей, путник Очевидно, что внелитературной задачей «тюремной» касы же — узником.

ды является просьба об освобождении из заточения, для чего Тематическими нововведениями Мас'уда Са'да Салмана и описывались страдания поэта-узника вдали от повелителя.

в касыде его вклад в развитие персоязычной поэтической тра По-видимому, эти мотивы в касыде хабсийа строятся на пе диции не ограничивается. В его Диване содержится ряд ори реосмыслении мотивов дорожных тягот, входивших в состав гинальных стихотворных циклов, которые не имеют аналогов той части арабской касыды, в которой поэт описывал тяготы у других авторов, зато обнаруживают очевидную преемствен странствия по пустыне на пути к адресату — рахил. Странству ность по отношению к доисламской иранской культуре. Перу ющий по пустыне поэт традиционно рассказывает о лишениях, поэта принадлежат три цикла стихов, названные «Персидские которые он вынужден испытывать на пути к восхваляемому.

месяцы», «Персидские дни [месяца]», «Дни недели» и пос Например, Шанфара в своей му'алпаке жалуется на отсутствие Глава 1. Ранняя классика АН. Ардашникова, М.Л. Рейснер. История литературы Ирана в Средние века (IX—XVII вв.) вященные зороастрийскому календарю. Эти стихотворения гремя сыновьями, из которых Салму достался Рум, Туру — Чин, с точки зрения тематики и объединения в циклы можно связать а младшему Ираджу — Иран, трон и божественное право на с традицией песен Барбада, представлявших собой «поющий ашсть (фарр).

календарь». По назначению эти стихи — специфический ва- Кроме названных стихотворных циклов Диван Мас'уда Са'да риант панегирика, который подпадает под категорию «малого Салмана включает особый раздел, названный «Шахр-ашуб»

мадха» (термин З.И. Ворожейкиной) и может быть охарактери- (стихи о городских смутьянах) и посвященный юным подмас зован как тосты или здравицы на каждый день. С точки зрения терьям различных ремесленных цехов или просто представите формы их можно охарактеризовать как особый авторский тип лям разных городских профессий и сословий. Стихотворения газели, поскольку они тяготеют к определенному количеству подобной тематики встречаются и у других поэтов XI—XII вв., бейтов (например, в цикле «Персидские месяцы» все стихотво- например, у Сана'и, однако только у Мас'уда Са'да Салмана рения состоят из семи бейтов). Кроме того, в них заданы особые они составляют самостоятельный раздел Дивана. Особую по формальные условия, а именно: каждое стихотворение должно пулярность стихи с применением ремесленной терминологии содержать название месяца, дня месяца или дня недели, а так- приобретут гораздо позже, в XV-XVII вв. В таких стихах поэти же обязательно включать имя адресата — Абу-л-Мулука Малик ческая игра построена на применении слов, относящихся к за Арслана бен Мас'уда, которому все три цикла посвящены. Пер- нятию адресата. Вот, например, кыт'а в честь юноши-водоноса вый цикл открывается стихотворением о месяце фарвардин: (сакка):

О, повелитель! Избери веселье (музыку) и узри радость, Поскольку ты, как я вижу, стремишься к воде, Ибо благую весть о твоей судьбе принес фарвардин. Уподобил я роднику свои глаза.

Говорит он, что ангел семи стран (малак-и хафт иклим) Если водонос постоянно стремится к роднику, По приказу твоему и повелению спустится с вышнего небосвода. То почему не стремишься ты к моим глазам?

Так устроил твою судьбу Господь Великий и Преславный, Разве ты знаешь, что вправду горяча Что быть тебе господином земли до скончания веков.

Та вода, что льется из глаз от горя и печали.

Шлет тебе дань и подать с покорностью и без принуждения Приди, душа моя, ведь остывает вода, льющаяся из глаз, Порой царь Рума, порой царь Чина.

Как только вырывается хладный вздох из моих уст.

Ты — Абу-л-Мулук Малик Арслан Мас'уд, И благодаря тебе красуются венец, и трон, и царский перстень.

Состав Дивана Мас'уда Са'да Салмана свидетельствует о том, В саду царства всегда взращивай древо справедливости, что своеобразие поэтической манеры этого автора распростра С ветки справедливости всегда срывай плоды счастья.

няется не только на касыды, но касается всего его творчества.

Ухом величия всегда внимай гласу судьбы, Оком счастья всегда созерцай лик радости.

Другие литературные школы XI— первой половины XII в.

Любопытно, что содержание четвертого бейта соотносится Заметным своеобразием отличаются и придворные поэты, с единственным сохранившимся текстом легендарного саса- состоявшие при правителях других династий. Одновременно нидского певца Барбада, где упоминаются кайсар — царь Рума с расцветом газнавидской поэтической школы, господство ихакан— царь Чина, которые подчинились и платили дань вавшей на Востоке ираноязычного ареала, литературная жизнь шаху Ирана. Стихотворение соотносит повелителя с сасанид- развивалась и в западных областях.

ским царем Хусравом Парвизом, адресатом «царских песен» Большой интерес представляют сохранившиеся произведе (суруд-u хусравани), и легендарным правителем Ираджем, пос- ния Катрана Табризи (ум. 1072), который принадлежал к литера кольку содержит намек на раздел царства Фаридуна между его турному окружению династии Равандидов, правившей в Азер 102 АН. Ардашникова. МЛ. Рейсиер. История литературы Ирана в Средние века (IX-XV1I вв.) Глава 1. Ранняя классика байджане (начало X в. — 1071). От его Дивана, который долго Не спрашивай изумленно, как вельможа стал благородным, принимали за собрание стихов Рудаки, сохранилось всего не Не удивляйся, что некто оказался среди праведников.

сколько полных касыд, изданных в свое время исследователем Ты раб, и тебе приличествуют речи раба, творчества Рудаки Са'идом Нафиси. О знакомстве с Катраном Ведь никто не ведает, что предопределил ему Всевышний.

свидетельствует в своей «Книге путешествия» Насир-и Хусрав. Постоянно бодрствует Господь, а твари [Его] обретают сон, Упоминает он и о землетрясении в городе Тебризе, на которое Постоянно вращается небосвод, а люди обретают богатство.

Катран отозвался касыдой: «Мне рассказывали, что в этом го- Твое сердце закрыто для мудрости и стенает под [натиском] судьбы, роде в ночь на четверг семнадцатого Раби-ал-Авваль четыреста Твое тело — насмешка над надеждой, не избежит оно смерти.

тридцать четвертого года18... после пятой молитвы произошло Не вспоминаешь ты о тревогах в минуты радости, землетрясение. Часть города была разрушена, другая же часть Не вспоминаешь ты о разлуке в минуты свидания.

не пострадала. Мне говорили, что при этом погибло сорок ты Далее в касыде разворачивается картина прежнего благо сяч человек. В Тавризе я встретил поэта по имени Катран. Он денствия города Тебриза, обнаруживающая сходство с опи писал прекрасные стихи, но персидского языка хорошенько саниями идеальных городов: подобным образом описывается не знал. Он пришел ко мне, принес с собой диваны Менджи Мазандаран в «Шах-нама» и Каир в одной из касыд Насир-и ка19 и Дакики, прочел их и попросил разъяснить трудные мес Хусрава. Очевидно, что модель описания идеального города вос та. Я разъяснил ему, и он записал эти объяснения» (перевод ходит к авестийскому мифу о Йиме, правителе «золотого века»:

Е.Э. Бертельса).

«И были в царстве Йимы равно неистощимы и пиша и питьё, Касыда, сложенная Катраном по случаю землетрясения бессмертны скот и люди, не вянули растенья, не иссякали в Тебризе, является одним из ранних образцов реализации стан воды, и не было в том царстве ни холода, ни зноя, ни старости, дартного зачина касыды, который можно условно поименовать ни смерти, ни зависти зловредной...» (перевод И.М. Стеблин «зачином катастроф». Посредством этой модели в персидской Каменского).

касыде описываются разного рода природные и социальные катаклизмы (ср.: касыда Фаррухи на смерть султана Махму- В зороастрийской мифологической традиции Йима высту да). Касыда Катрана отличается тем, что в ней ясно проступает пает как носитель целого ряда важнейших функций: правитель древняя мифологическая конструкция, лежащая в основе пред- «золотого века», податель земных благ и телесного бессмертия, ставления иранцев о вселенской катастрофе. Касыда начинается культурный герой, трижды расширявший по велению верхов в духе жанра зухдийат: ного благого божества Ахура-Мазды обитаемую часть земли.

Йима не только установил Науруз, отвечающий за природную Напрасно я лелеял несбыточные надежды гармонию, но и разделил людей на сословия сообразно их за В мире, где ничто не пребывает без изменений. нятиям, то есть обеспечил гармонию социальную. Следующий С тех пор, как существует мир, положение его таково, фрагмент касыды Катрана содержит рудименты мифологичес Что он пребывает, а положение его не остается неизменным.

кого описания идеального социума:

Ты становишься другим, но теми же остаются ночь и день, Ты становишься другим, но теми же остаются месяц и год.

Не было под небесами города прекраснее Тебриза, Призрачны тяжкие испытания, выдуманы мучения, Безопаснее и благополучнее, красивее и совершеннее.

Не заботь свое сердце напрасно мучениями и испытаниями.

Пребывая в веселье, все люди [там] обменивались здравицами.

Город был многолюден и полон богатств.

5 декабря 1042 г.



Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 24 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.