авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 24 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГАОУ ВПО «КАЗАНСКИЙ (ПРИВОЛЖСКИЙ) ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» ...»

-- [ Страница 21 ] --

В конце концов, привели бы к счастью [И] вышли бы из-под враждебного влияния [планеты] Бахрам (Марс), Поэма Бинаи отличается рядом специфических формальных Целью всего написанного мною была черт. В отличие от других дидактических произведений, она Польза для Божьих тварей.

озаглавлена именами героев, что больше ассоциируется с лю бовно-романическим эпосом. Также в тексте можно встретить Весьма показательно следующее высказывание Бинаи, в ко один из первых случаев включения в маснави малых монориф тором он говорит об источниках, использованных им при сочи мических форм, чаще всего кыт'а, содержащих афоризм, что нении своего произведения:

приводит к перемежению различных типов рифмовки. В поэ ме «Бахрам и Бихруз» присутствуют как собственно авторские По каждой книге, которая пользовалась известностью, кыт'а, так и цитаты из других поэтов (Ибн Йамин):

Пробегал мой взгляд.

Для устранения своих сомнений Когда я взволновался из-за дурных нравом, Принялся я за изучение науки о нравах.

Пришел я в смятение и сочинил кыт'а: «О Какие бы книги ни были об этике, каждом, в ком поселился дурной нрав, Не Я их отыскивал, где бы в мире они ни находились...

стоит даже и думать. Для каждого, кто поражен Когда я увидел, что едина основа всех людей, этой болезнью, Нет иного лекарства, кроме Одобрил я [предмет] науки о морали.

смерти».

Бинаи в значительной мере расширяет иллюстративный ма Или:

териал и частично отходит от традиционной ориентации дидак тики на легендарный пример. Наряду с легендарными мудреца- Будь уверен, что из-за алчности ты попадешь в беду.

ми типа Бузургмихра Бинаи упоминает известных исторических Послушай кыт'а Ибн Йамина: «Каждое несчастье, персонажей — правителей, суфийских наставников, ученых, что происходит Среди людей этого мира, поэтов. Автор включает ьмаснави высказывания своих старших АН. Ардашникова, МЛ. Реиснер. История литературы Ирана в Средние века (IX-XVII вв.) Глава 2. Зрелая классика Если хорошенько присмотреться — из-за алчности [происходит]...

и т.д. Такая проза, благодаря определенным ритмическим зако Будь далек от алчности, Ибн Йамин, номерностям, лучше, чем свободная проза, поддавалась сканди Если хочешь иметь сердце доброе и счастливое».

рования и запоминанию. По меткому выражению Адама Меца, автора книги «Мусульманский Ренессанс», украшенный стиль Тем самым Бинаи удалось достичь нового для формы мас отражает общую тенденцию мусульманского художественного нави эффекта, сходного с инкрустированием рифмованной ди ремесла, в котором высоко ценилось изящество и свободное дактической прозы стихотворными вставками (ср.: «Гулистан»

владение изысканной формой.

Са'ди, «Бахаристан» Джами).

Проникновение орнаментального стиля в арабскую повест вовательную прозу может быть вполне точно датировано, так 3. Классическая проза как связано с творчеством знаменитого стилиста и прозаика Бади' аз-Замана ал-Хамадани (969-1008), перса по происхож Начиная с XII в. проза демонстрирует новые стилистичес дению, прозванного «Чудом Времени». Этот автор одновре кие тенденции, которые можно условно назвать «украшенным»

менно являлся мастером эпистолярного жанра и основателем стилем.

новой формы повествовательной прозы — плутовских новелл, Стремление украсить стиль повествования и сделать его бо получивших название макамы. Первоначально этот термин лее элегантным за счет введения разного рода риторических относился к беседам преимущественно дидактического ха фигур и рифмы в Иране зарождается в той профессиональной рактера, которые велись в присутствии халифа. Впоследствии прослойке при дворе, которая ведала официальной перепиской.

термин макама стал обозначать любой рассказ, в котором авто Это — среда придворных чиновников, секретарей (араб, катиб, рская речь вкладывается в уста вымышленного героя. Отметим, перс, дабир), ориентированных на светские знания и этикет.

что уже в эпистолярных произведениях ал-Хамадани приме Впервые орнаментированная манера в переписке входит в обы няется иллюстрация в форме короткого анекдота, являющая чай при дворах Арабского халифата на рубеже IX-X веков. По ся развернутой аллегорией авторской мысли. Таким образом, настоящему модной рифмованная и ритмизованная проза садж' эпистолярный жанр с его украшенным стилем как бы идет на (букв, «воркование голубки») становится при Аббасидском дво встречу повествовательности. Из посланий в макамы перешла ре в Багдаде X—XI вв. В создании орнаментального стиля арабс рифмованная и ритмизованная форма изложения с большим кой эпистолярной прозы большую роль сыграли персы, активно количеством риторических фигур, стихотворных цитат и экзо участвовавшие в политической и культурной жизни Халифата.

тической лексики (бедуинизмы, ремесленная и торговая тер Среди них Абу-л-Фадл ибн ал-'Амид (ум. 970), ею ученик Ибн минология, воровской жаргон и т.д.). «Макамы» ал-Хамадани Аббад, более известный как ас-Сахиб (938—995), Мухаммад ал представляли собой цепочку из 21 новеллы с единым рассказ Хваризми (934-993) и др. Их письма, включенные в норматив чиком — купцом и путешественником 'Исой ибн Хишамом ные сборники — «письмовники» (инша), демонстрируют все и единым героем — городским бродягой и плутом по имени свойства украшенного стиля: обилие стихотворных вставок, Абу-л-Фатх, обладающим незаурядным искусством красно цитаты из Корана и хадисов, пословицы и поговорки, намеки речия и поэтическим талантом, с помощью которых он часто на известные арабские и персидские легенды и предания, при вводит в заблуждение «почтеннейшую публику» и добивается менение синонимии, синтаксических параллелизмов, метафор личной выгоды. Он странствует по восточным областям Хали фата, перемещаясь из города в город и меняя свои обличья. Не В данном разделе речь пойдет о памятниках художественной прозы, частично относя смотря на переодевания, в конце каждой новеллы рассказчик щихся к предшествующему хронологическому периоду. Однако с точки зрения типологии канона они тяготеют к периоду зрелой классики.

узнает героя. В соответствии с передвижениями героя новеллы АН. Арвашникова, М.Л Рейснер. История литературы Ирана в Средние века (IX-XVII вв.) Глава 2. Зрелая классика озаглавлены по городам («Басрийская макама», «Багдадская ми 'Арузи провел в Нишапуре и, видимо, входил в ближайшее макама», «Балхская макама» и т.д.)- Иногда названия рассказов окружение Му'иззи (до 1120 г.). Под влиянием неизвестных указывают на событие, о котором в них повествуется («Львиная обстоятельств, о которых он в своей книге ничего не сообща макама», «Поэтическая макама»). ет, Низами 'Арузи поступает на службу к правителям рода Гу Арабские макамы вместе с другими прозаическими арабо- ридов, еще именуемых Шансабидами (начало VIII в. — 1222).

язычными сочинениями повлияли на стиль таких произведений Они правили в Гуре и Бамийане, исторических областях, за персидской прозы, как «Марзбан-нама», персоязычная версия терянных среди высоких горных хребтов Афганистана, вдали «Калины и Димны», выполненная Насраллахом 'Абдал—Хами- от основных центров культурной жизни Ирана. Сохраняя от дом Мунши в первой половине XII в., и «Синдбад-нама». Кро- носительную самостоятельность, эти правители, как правило, ме того, на персидском языке появился и собственный образец подчинялись сильным царям соседних держав — Газнавидам макамного жанра — «Макамы» Хамид ад-Дина Балхи (ум. 1168), и Сельджукидам, сидевшим в Газне, Герате и Мерве. Одному включавшие 24 новеллы. из царевичей династии Шансабидов Абу-л-Хасану 'Али ибн Мас'уду, носившему титул «Меч государства и веры» (Хусам ад Процесс постепенного увеличения доли нарративных эле Даула ва-д-Дин), и была посвящена назидательная книга, ментов в персидской прозе завершился появлением в конце 30 призванная научить «рассудительного падишаха» ценить и пра х гг. XIII в. свода занимательных рассказов под названием «Соб вильно использовать труд придворных-профессионалов.

рание сказаний и светочи преданий» (Джавам'и ал-хикайат ва Основной части «Четырех бесед» предпосланы традицион лавам'и ар-ривайат), принадлежавшего перу уроженца Бухары ные главы интродукции. Вслед за восхвалением Аллаха и Про Садид ад-Дина Мухаммада 'Ауфи. Книга включала более двух рока Низами 'Арузи славословит гуридского царевича — ад тысяч притч, новелл, легенд и анекдотов, почерпнутых 'Ауфи ресата книги, а затем в пяти разделах дает краткое описание из различных источников — письменных и фольклорных, ис картины мира, включающей последовательность Божьих тво торических и легендарных.

рений. Автор повествует о сотворении мира минералов, расте ний и животных. Переходя к описанию сотворения человека, «Собрание редкостей, или Четыре беседы»

Низами 'Арузи характеризует его внешние чувства (осязание, Придворная жизнь эпохи во всей полноте представлена в зна вкус, зрение, слух и обоняние), которые роднят человека с ми менитом назидательном сочинении — «Собрание редкостей, ром животных, а также выделяет внутренние чувства, присущие или Четыре беседы» (Маджма' ан-навадир йа Чахармакала).

только человеку (представление, воображение, умозаключе В середине XII в. (1156/57 г.) поэт средней руки, зато блес ние, память). Эти внутренние чувства автор называет «слуга тящий знаток родной истории и культуры, Низами 'Арузи Са марканди пишет книгу «Собрание редкостей», которая по ко- ми живой души». Характеризуя человека как «царя над всеми личеству содержащихся в ней глав позже стала именоваться живыми», получившего этот статус благодаря разуму, Низами «Четыре беседы». Ни при жизни, ни после смерти автор «Четы- 'Арузи выстраивает иерархические отношения в мире людей.

рех бесед» не пользовался сколько-нибудь значительной извес- К первой категории людей он относит «обитателей пустынь тностью, и сведения о его биографии весьма скупы. Достовер- и жителей гор». Гораздо выше он ставит «жителей стран и го но известно лишь то, что он сам сообщает о себе в своей книге. родов, у которых есть общины, и взаимопомощь, и проник В начале литературной карьеры Низами 'Арузи Самарканди новение в ремесла и искусства». Третью категорию образуют находился в Герате и, гонимый нуждой, искал покровительс- те, кто «отрешены от всего этого днем и ночью, тайно и явно.

тва у Му'иззи, первого поэта султана Санджара, который в это И их призвание — познать, кто мы, ради чего вошли в бытие время (1116/17 г.) стоял лагерем близ Туса. Четыре года Низа- и кто наш Создатель». Эту категорию людей автор в свою оче 420 Глава 2. Зрелая классика АН. Ардашникова, М.Л. Репснер. История литературы Ирана в Средние века (IX—XVII вв.) значена для всего придворного сообщества, в том числе и для редь делит на два разряда — ученые и пророки. Далее Низами самих представителей тех профессий, о которых идет речь.

'Арузи характеризует свойства пророка, и утверждает, что «в че В рассказах, которые Низами 'Арузи выбирает для иллюст ловеческом мире нет никого превыше него». Пророку должен рации основных положений, излагаемых во «введении в спе преемствовать наместник, осуществляющий его законы в сооб циальность», преобладает тот же практический подход, что ществе людей, — имам. Имам, в свою очередь, делегирует фун и в «Кабус-нама»: профессия рассматривается с точки зрения кции светской власти правителю — падишаху. Эти построения пользы как для правителя, так и для ее носителя. Особенно это приводят Низами 'Арузи к выводу, что «падишах — наместник заметно при описании психологических тонкостей в каждой имама, имам — наместник Пророка, а Пророк — наместник профессии, направленных на приобретение профессионалом Господа Великого, Славного». Составитель книги по существу доверия и расположения покровителя. Речь, по существу, идет уравнивает в правах светскую и духовную власть, ссылаясь на о том же «добром имени», которое рассматривается как часть авторитет Мухаммада и приписывая ему высказывание о том, профессиональной репутации.

что «религия и власть — близнецы».

По сравнению с «Кабус-нама» роль повествовательного ма Признавая важность миссии государя, чье предназначение териала в «Четырех беседа» гораздо более значительна. В каж является самым важным после пророческого, Низами 'Арузи дой главе содержится по десять рассказов о знаменитых пред считает необходимым, чтобы правителя окружали достойные ставителях определенной профессии. Рассказы эти абсолютно приближенные, наделенные мудростью и знанием. В соот самостоятельный обладают достаточно развитым сюжетом. Не ветствии с замыслом автора, который вознамерился просве которые из них стали настолько известными, что неоднократно тить своего адресата относительно важнейших категорий при пересказывались в других средневековых сочинениях, в том ближенных к монаршему престолу, каждая из глав сочинения числе и исторических. Несмотря на то, что материал, исполь посвящена одной из четырех наиболее почитаемых при дворе зованный автором, по своему генезису является по большей профессий: секретарь-делопроизводитель (дабир), поэт-пане части легендарным, псевдоисторическим или анекдотическим, гирист, астролог и врач.

Обосновывая выбор именно этих при иллюзию достоверности ему придает присутствие автора в ка дворных занятий для описания в своей книге, автор утверж честве очевидца или участника многих событий, наличие авто дает: «А дабир, поэт, астролог и врач суть ближние люди царя, биографической составляющей повествования. Так, в рассказе и обойтись без них ему невозможно. На дабире — крепость седьмом главы «О науке о звездах» содержатся сведения о том, правления, на поэте — вечная слава, на астрологе — благое ус как знаменитый математик и астроном 'Умар Хайам в присутс троение дел, на враче — здоровье телесное» (здесь и далее ци твии Низами 'Арузи предсказал место своего будущего упо таты из «Четырех бесед» даны в переводе СИ. Баевского и 3.

коения: «В году пятьдесят шестом 11112/13] в Балхе на улице Н. Ворожейкиной). Композиционно все главы основной части Работорговцев, в доме эмира Абу Са'ида Джарре остановились книги однотипны. Они состоят из теоретического «введения ходжа имам 'Умар Хайам и ходжа имам Музаффар Исфизари, в специальность», в котором дается краткое описание про и я присоединился к услужению им. Во время пиршества я ус фессии и способов овладения мастерством. Во второй части лышал, как Доказательство Истины 'Умар сказал: "Могила моя каждой главы содержатся «десять занимательных рассказов из будет расположена в таком месте, где каждую весну ветерок бу диковинных случаев и удивительных происшествий», в кото дет осыпать меня цветами". Меня эти слова удивили, но я знал, рых участвовали наиболее выдающиеся представители той или что такой человек не станет говорить пустых слов». Посетив иной профессии.

в 1135 г. могилу Хайама в Нишапуре, автор убедился в правди Адресованная наследному принцу, книга «Четыре беседы»

вости предсказания.

как типичное произведение литературы адаба была предна J АН. Ардашникова, М.Л. Рейснер. История литературы Ирана в Средние века (IX-XV1I вв.) Глава 2. Зрелая классика Для характеристики качеств, необходимых представителю Если шах желал три шестерки, а выпало три каждой придворной профессии, Низами 'Арузи подбирает единицы, Не считай, что игральные кости пошли рассказы, которые наилучшим образом иллюстрируют про- наперекор его воле: Те цифры, что соизволил явления этих качеств. Описывая идеального лейб-медика, задумать шахиншах, Покорные шаху, простерлись ниц, лицом к земле.

автор говорит: «А врач должен быть [человеком] тонкой на туры, мудрый сердцем, превосходный в проницательности;

а проницательность — это движение души к угадыванию по Таких рассказов в книги несколько, и все они разрабатыва симптомам, иначе говоря, быстрота умозаключения от из- ют сюжеты, в которых поэту отводится главенствующая роль вестного к срытому». В большинстве случаев герои рассказов в разрешении критической ситуации.

поставлены в ситуации, требующие их молниеносной реак- Сведения о культурной жизни в X—XII вв., широко представ ции и профессиональной находчивости. Из этого можно за- ленные в «Четырех беседах», дают современному литературове ключить, что Низами 'Арузи, подобно Кай-Кавусу, сосредо- ду обильную пищу для размышления. По ним достаточно полно точен более на психологической стороне каждой профессии, реконструируется придворная литературная среда, в том числе, чем на технических навыках, необходимых для овладения ею. система подготовки поэта-профессионала, требования, предъ Любопытен рассказ, приведенный Абу 'Али ибн Синой в од- являемые к нему окружением, статус и назначение поэта при ном из своих медицинских трактатов и пересказанный Низа- государе, отношения внутри придворного сообщества. Некото ми 'Арузи в рассказе третьем главы о медицине. Некий врач, рые конкретные детали позволяют судить о высоком положении вхожий в гарем одного из саманидских правителей, стал сви- поэта при дворах мусульманских правителей Ирана и о важных детелем того, как служанка, подававшая еду, не смогла разо- социально-политических функциях поэтического слова.

гнуться. Врач, лишенный каких-либо лекарственных средств, В главе, посвященной поэтам, можно увидеть элементы за «обратился к воздействию психическому»: сначала он велел рождающегося в персидской литературе жанра поэтической снять с нее покрывало, чтобы она почувствовала смущение, антологии (тазкира), который сочетает изложение биографии а когда это не помогло, приказал снять с нее и шальвары. От поэта с образцами его творчества. Наряду с этим автор включа стыда у нее случился прилив крови, что и помогло излечению ет в свои рассуждения об искусстве поэзии и ряд теоретических суставов. моментов, например, обсуждает столь характерную для средне Интерес Низами 'Арузи к психологической составляющей вековых трактатов по поэтике проблему «лжи» в поэзии. По профессий заметен и в главе о поэтах, в которой рассматрива- нятие «лжи» в контексте рассуждений Низами 'Арузи не несет ются разные случаи сильного эмоционального воздействия сти- оценочной коннотации, поскольку является синонимом худо хов (часто произнесенных экспромтом) на адресата. Интересен жественного вымысла. В характеристике поэзии Низами 'Арузи рассказ о сельджукидском придворном поэте Абу Бакре Азраки опирается на философскую линию в теоретической поэтике, ( ум. около 1072/73), который своим экспромтом разрядил си- представленную такими именами, как ал-Фараби и Ибн Сина, туацию при игре в нарды. Когда один из принцев развлекался и основанную на переводах и комментариях трудов античных игрой в нарды со своим приближенным, вместо трех шестерок авторов, прежде всего Аристотеля. Некоторые специалисты в конце игры ему на костях выпало три единицы. Он разгневался сочли Низами 'Арузи апологетом «лживости» придворного па и то и дело хватался за меч. «Надимы дрожали, словно листья на негирика, однако, как представляется, понятие это составитель дереве, — ведь то был царь, да юнец, да проигравший на таком книги распространял на все виды и жанры поэтического искус ходу!». Азраки разрядил ситуацию, произнеся экспромтом ства, считая вымысел непременным атрибутом художествен следующие два бейта: ной речи и источником силы ее эмоционального воздействия на слушателя.

АН. Ардашникова, МЛ. Реиснер. История литературы Ирана в Средние века (IX-XVII вв.) Глава 2. Зрелая классика Судьба книги является общей для многих памятников сред Подбор рассказов в «Четырех беседах» свидетельствует о стремлении автора превратить свою книгу не только в полез- невековой прозы (таких, как «Калила и Димна», «Тысяча и од ное, но и в увлекательное чтение. Герои описываются в ситу- на ночь», «Книга попугая» и т.д.). Они пришли в раннесредне вековую литературу Ирана на языке пехлеви из Индии, позже ациях далеких от обыденности, требующих мобилизации тех были переведены шу'убитами на арабский язык, а затем уже качеств характера, которые и необходимы истинному мастеру обрели новую жизнь в версиях на фарси. Это преимущественно своей профессии. В ряде случаев рассказы обнаруживают яв памятники дидактического содержания, имеющие форму об ное тяготение к жанру плутовской новеллы, в которой глав рамленной повести.

ный персонаж выходит из затруднительного положения только Предположительно, что источником сюжетов «Синдбад благодаря своей смекалке и знанию человеческой натуры. При нама» послужил санскритский сборник «Книга Сидхапати», отчетливом увеличении роли художественного элемента (зани который до нашего времени не дошел, зато вставные новеллы мательность повествования, украшение текста стихотворными этого сборника широко известны по различным индийским ва цитатами) книга сохраняет синкретические черты функцио риантам обрамленных повестей, в частности, по «Сказкам по нальной прозы. Наряду с основными предметами изложения в «Четырех беседах» присутствуют сведения, которые автор пугая». Не сохранилась и пехлевийская версия книги, однако считает необходимым сообщить своему читателю. Например, в арабской литературе эпохи Аббасидского халифата существу ют два прозаических варианта памятника — «Большой Синд рассказ о Рудаки Низами 'Арузи расцветил подробностями гео бад», выполненный Асбагой Сиджистани, и «Малый Синдбад», графического описания Герата и его предместий. Он сообщает принадлежащий перу Мусы Кисрави (ум. ок. 850), известного подробности, которые можно причислить к «чудесам стран»

переводчика «Хвадай-намак». Стихотворную версию памятни {'аджаибал-билад), поскольку речь идет, к примеру, о сорте ви ка на основе варианта Асбаги дал Абан Лахики (ум. 815), вошед нограда, который произрастает только в этой местности. Тако ший в историю как неутомимый версификатор пехлевийских го рода сведения обычно включались в сочинения по географии книг.

или книги путешествий.

Из предисловия Захири Самарканди явствует, что первый «Четыре беседы» составляют важный этап развития персид ской классической прозы. Такие характеристики сочинения, новоперсидский вариант книги был составлен неким Хаджи как значительный рост художественных элементов, богатство 'Амидом Абу-л-Фаварисом Фанарузи, который, в соответствии повествовательного материала, стремление к риторической ук- со средневековой традицией, в 950-951 гг. по приказу Самани рашенности и занимательности произведения проложили доро- да Нуха ибн Мансура перевел пехлевийский текст на язык дари.

гу другим памятникам средневековой прозы. С одной стороны, Однако стиль книги был, по-видимому, лишен какой бы то ни в книге можно увидеть первые ростки светской биографической было художественной украшенности, а потому эта версия успе литературы, с другой — тематических сборников занимательных ха не имела, что и побудило Захири Самарканди дать новый ва рассказов, то есть тех жанров средневековой персидской прозы, риант сочинения, приведя его в соответствие со вкусами своей которые получат свое развитие в последующие века. эпохи.

Захири Самарканди был начальником государственной кан «Синдбад-нама» целярии (сахиб-и диван-и инша), то есть принадлежал к той про В XII в. в Караханидском Мавераннахре Мухаммад ибн 'Али слойке придворных чиновников, которые наряду с поэтами от ибн Мухаммад ибн ал-Хасан аз-Захири ал-Катиб ас-Самаркан- носились к «людям пера» (ахд-и калам), во всем совершенстве ди берется за составление обрамленной книги, названной им владевшим навыками украшенного стиля. Перу этою же автора «Синдбад-нама». принадлежит дидактико-наставительное произведение «Задачи 426 А.Н. Ардашникова, МЛ. Рейснер. История литературы Ирана в Средние века (IX-XVI1 вв.) Глава 2. Зрелая классика управления в свойствах господства» (Аград ас-сиаса фи арад ар-ри- ги, для чего и вводится мотив невосприимчивости наследника аса), представляющее собой собрание изречений многих мифи- к наукам. Этот мотив дает автору возможность внести в текст ческих и реальных шахов от Джамшида до Санджара, снабженное не только большое количество рассуждений о воспитании, его многочисленными историческими сведениями и пояснениями. целях и методах, но и небольшую книгу советов, приписывае В основу обрамляющей истории «Синдбад-нама» лег сюжет мых легендарному правителю древности Фаридуну и якобы вы о мудреце Синдбаде, который противостоит коварству женщин. сеченных на стене его дворца.

Родившийся у индийского царя сын оказывается невосприим чивым к наукам. Ему находят мудрого воспитателя Синдбада, «Услада душ, или Бахтийар-нама»

который призван сделать наследника достойным престола. К тому же жанру обрамленной повести относится написан Синдбаду удается обучить царевича премудростям наук и уп- ная в начале XIII в. поэтом и адибом Шамс ад-Дином Мухам равления государством. Однако накануне того дня, когда царе- мадом Дака'ики Марвази книга «Услада душ» {Рахат ал-ар вич должен был предстать перед отцом и продемонстрировать вах), известная также под названиями «Бахтийар-нама» или ему свои знания, Синдбад, составив гороскоп сына падишаха, «Рассказ о десяти визирах». Некоторые исследователи считают, узнает, что ему угрожает беда, и что он должен молчать в тече- что она написана в подражание «Синдбад-нама». Содержание ние недели, чтобы избежать гибели. ее составляет поучение о вреде поспешных решений. В основе В гареме шаха была прекрасная невольница, влюбленная сюжета рамки лежит история о том, как спасающиеся от пре в царевича. Она предлагает ему свою любовь и помощь в уст- следования шах и шахиня оставляют на краю колодца своего ранении законного правителя и овладении престолом. Однако новорожденного сына, которого подбирают разбойники. Когда царевич отвергает ее притязания и обещает разоблачить преда- шах возвращает себе престол, его повзрослевший и неузнанный тельницу, когда через семь дней сможет заговорить. Рабыня по- сын под именем Бахтийар становится одним из приближенных.

нимает, что совершила роковую ошибку и решает погубить его, Завязкой истории-рамки служит повествование о том, как Бах оклеветав в глазах отца. Подобного рода сюжеты о любви жены тийар своей беспорочной службой заслужил благоволение шаха или наложницы государя к наследнику престола можно считать и возвысился при дворе. Но однажды он, пребывая в опьянении общим местом во многих литературах мира. после пиршества, забрел в монаршие палаты и заснул на царс Став жертвой клеветы, царевич не может защитить себя, и на ком ложе. Падишах, собравшись на покой, обнаружил юношу, его стороне выступают семь визиров, которые стараются оття- разгневался и велел заключить его в темницу. Первый министр, нуть время и не дать казнить наследника, чтобы через неделю завидовавший Бахтийару, решил воспользоваться этим случаем, он смог оправдаться сам. После двух рассказов каждого из ви- чтобы погубить юношу. Он уговаривает шахиню оклеветать зиров следует рассказ клеветницы-рабыни, которая пытается Бахтийара и обвинить его в неоднократном покушении на ее опровергнуть их доводы. Затем, по истечении недели молча- честь. Шах готов казнить его, однако юноша, чтобы отсрочить ния, в свою защиту высказывается сам царевич. Все действую- казнь, каждый день рассказывает правителю по одной истории щие лица доказывают свои утверждения путем рассказывания о вреде поспешности. Когда Бахтийара вызывают для дозна историй, которых в книге насчитывается тридцать четыре. Это ния, и он предстает перед шахом, то после слов оправдания го животные притчи и типичные бытовые сказки. И тот, и другой ворит: «О падишах, вели заточить меня в темницу, не торопись вид рассказов отличается достаточно большим объемом и сю- казнить меня. Быть может, твои высокие помыслы убедятся жетной развитостью. в моей невинности и безгрешности, ибо мое положение такое Особенностью данного варианта предания является то, что же, как у купца, от которого отвернулось счастье, дела которого автор стремится усилить назидательную направленность кни- пришли в расстройство, дни благоденствия стали пасмурными, Глава 2. Зрелая классика АН. Ардашникова, М.Л. Реиснер. История литературы Ирана в Средние века (IX -XVII вв.) первоисточника элементами ритма и рифмы, многочислен а небо удачи затянулось дымом» (перевод М.-Н.О. Османова).

ными риторическими фигурами и стихотворными вставками, Заинтересовавшийся шах приказывает Бахтийару рассказать а также новым повествовательным материалом.

эту историю, которая и служит содержанием следующей главы.

«Марзбан-нама» Варавани высоко ценилась знатоками ли После того, как назидательная история рассказана, появляется тературы адаба, книга была переведена на турецкий, с турецко следующий визир с призывом казнить Бахтийара. Эти ситуация го на арабский язык в XIV в., а в XIX в. была издана в Каире.

повторяется в каждой главе, которых всего десять. После того, Завязку книги образует рассказ о правителе Шарвине и его как все истории рассказаны и казнь неминуема, во дворец при пяти сыновьях. После смерти шаха правление переходит к его бывает айпар, воспитавший Бахтийара, и сообщает о его царс старшему сыну, а остальные, вынужденные подчиниться ему, ком происхождении: к руке найденного им ребенка был при через некоторое время начинают завидовать старшему брагу.

вязан драгоценный камень, а сам младенец лежал завернутый Один из младших братьев Марзбан, превосходящий всех по в парчовые пеленки. Падишах велит Бахтийару показать драго уму, не хочет участвовать в семейной распре и решает удалиться ценный камень и признает в юноше сына. Шахиня раскаива от двора. Вельможи уговаривают его остаться и составить кни ется в том, что невольно оклеветала своего сына, шах уступает гу советов. Марзбан возвращается на службу к шаху и излагает Бахтийару престол, и тот наказывает преступных визиров.

свое намерение обратиться к нему с мудрыми назидательными «Бахтийар-нама» — типичный образец «украшенной» прозы речами. Министр (дастур) советует шаху выслушивать речи с обильными цитатами из Корана и хадисов, стихотворными брата в его присутствии, дабы избежать опасности смуты.

вставками на арабском и персидском языке, использованием Далее все главы книги, которых насчитывается девять, стро внутренней рифмы, ритмико-синтаксических параллелизмов ятся единообразно. Марзбан ссылается на какое-нибудь собы и ряда других риторических фигур. Некоторые стихотворные тие, а шах переспрашивает его: «Что это за рассказ?». После вставки в «Бахтийар-нама» совпадают с таковыми из «Синд этих слов неизменно следует история, которую рассказывает бад-нама», но, по-видимому, речь идет не о заимствовании, а о Марзбан. Дастур вступает в диалог с царевичем-рассказчи сложившемся стандартном наборе цитат, который служит по ком, дабы выявить для шаха все достоинства и недостатки его казателем образованности автора сочинения.

назиданий. Иногда шах, отвечая шахзаде, рассказывает свои истории. Иногда рассказываемая Марзбаном история в свою «Марзбан-нама»

очередь служит рамкой для других вставных сюжетов, героями Персоязычный прозаический памятник «Марзбан-нама»

и рассказчиками в которых нередко выступают птицы и живот составлен Са'д ад-Дином Варавани впервой половине XIII в.

ные.

Считается, что эта книга первоначально была написана неким Четвертая глава «Марзбан-нама» отличается от всех прочих Марзбаном бен Рустамом бен Шарвином, одним из табаристан наличием особого жанрового компонента, который в иранс ских царевичей, на рубеже XI—XII в. на местном наречии, яв кой традиции именуют муназара (прение). Две ее части, озаг лявшимся, по-видимому, диалектом среднеперсидского языка.

лавленные «О диве Гавпайе и мудром верующем» и «Прение Варавани посвятил свое сочинение просвещенному чиновнику (муназара) дива Гавпайя и мудрого верующего», представляют Хаджи Абу-л-Касиму Рабиб ад-Дину бен 'Али, визиру Атабека собой связный рассказ о том, как дивы открыто искушали лю Азербайджана Мухаммеда Узбека бен Мухаммада Ильдигиза, дей в древние времена и совлекали их с пути истины, пока не при котором литератор состоял на службе. В авторском введе появился некий набожный человек. Его проповеди наставили нии Варавани совершенно обоснованно сравнивает стиль сво людей на путь шариата и напугали демонов. Злые силы отпра ей книги со стилем персидского перевода «Калилы и Димны», вились с жалобой к своему предводителю диву Гавпайю. Впав «Синдбад-нама» и «Макамами» Хамиди. Автор украсил прозу АН. Ардашникова, М.Л. Реиснер. История литературы Ирана в Средние века (IX—XVII вв.) Глава 2. Зрелая классика в ярость, тот спрашивает совет у трех своих голов, которые собой обрамленную повесть о любви туркестанского царевича были его советниками-дастурами. Выслушав их советы и при- к принцессе по имени Нушаба, включающую двадцать встав тчи, Гавпай решает состязаться с тем человеком в мудрости, ных рассказов. Нахшаби составил своеобразный трактат по надеясь своими каверзными вопросами посрамить его. Вторая медицине «Части и целое» {Джузийат у куллииат), каждая из часть главы описывает само прение дива и человека. Состязаю- сорока глав которого посвящена описанию одной из частей щиеся стороны условились, что, если мудрец ответит на все 10 человеческого тела, ее красоты и важности, а также болезней, вопросов Гавпайя, то дивы отдалятся от людей и поселятся вне ее поражающих, и способам их лечения. Как и другие сочине земли, а если не сможет, то его предадут смерти. Вопросы, ко- ния Нахшаби, трактат отличается риторической сложностью, торые были заданы мудрецу, носили философско-религиозный насыщен вставными рассказами и стихотворными цитатами.

характер, и ответы на них раскрывали для читателя основы пра- Еще в годы учения автор также переложил на персидский язык ведной веры. Среди вопросов были, например, такие: «В чем санскритский эротический трактат «Кока-шастра», назвав его сущность ангелов, людей и дивов?», «В чем польза разума?», «В «Услада от женщин» (Лаззат ан-нисан) и украсив стихами собс чем смысл сотворения людей?» и т.д. Набожный мудрец одер- твенного сочинения.

живает верх над злыми силами, и дивы скрываются под зем- Судя по тому, что в предисловии к «Книге попугая» отсутс лей. твует посвящение правителю, Нахшаби не принадлежал к числу Схема развертывания сюжета в этой части главы 4 напоми- придворных литераторов. И все же написание «Тути-нама» вы нает широко известный авестийский сюжет о разгадывании за- звано просьбой одного из вельмож, который рассказал автору гадок («Ардвисур-яшт») и созданную на его основе среднепер- о предшествующей обработке того же сюжета, переложенного «с сидскую версию «Повесть о Йойште Фрийане». языка индийского на язык персидский». Однако эта обработка, судя по отзыву заказчика, не отвечала требованиям хорошего ли «Тути-нама» тературного вкуса: «Ко всем правилам красноречия составитель К тому же кругу прозаических памятников, что «Синдбад- отнесся с полным пренебрежением, и посему читатель не дости нама» и «Бахтийар-нама», относится произведение, написан- гает при чтении своей цели, то есть наслаждения, а у слушателя ное во второй половине XIII в. иранцем по происхождению ускользает та услада, к которой он стремится» (здесь и далее пе Зийа ад-Дином Нахшаби (ум. 1350) и носящее название «Книга ревод Е.Э. Бертельса). По утверждению автора, из-под его пера попугая» (Тути-нама). Автор сочинения, судя по нисбе, — уро- вышло произведение, способное удовлетворить и вкус вельмо женец Средней Азии, который по неизвестной причине в юном жи, и вкус простолюдина, то есть не слишком сложное и вычур возрасте переселился на север Индии в г. Бадаун, где изучил ное, но и не слишком простое и безыскусное. При этом Нахшаби индийские языки, литературу и философию, а также весь ком- цитирует изречение Пророка: «Лучшее из дел — это середина».

плекс мусульманских наук, включавших богословие, этику, Свой вклад в обработку сюжета составитель «Тути-нама» описы медицину, теорию музыки, арабский язык и литературу. Оче- вает так: «Мною было составлено пятьдесят два рассказа в новой видно, Нахшаби был приверженцем суфизма. Его наставником обработке, были сочинены новые притчи и повествования. Если считался известный ученый и поэт шейх Шахаб ад-Дин Бада- рассказы были бессвязны, я придавал им связь, вступления и за уни, рядом с гробницей которого и похоронен автор «Тути- ключения каждого из них я украшал и разнообразил. Некоторые нама». безвкусные рассказы заменил другими и таким образом украсил Кроме «Тути-нама» Нахшаби написал еще несколько со- своей рукой эту райскую невесту изящества, эту матрону на троне чинений, которые, однако, не получили широкой известнос- остроумия, дабы порадовать царей искусства речи».

ти. Среди них «Тулриз» («Осыпание розами»), представляющее 432 АН. Ардашникова, МЛ. Рейснер. История литературы Ирана в Средние века (IX—XVII вв.) Глава 2. Зрелая классика Сюжет обрамляющей истории «Книги попугая» таков. Уе- дакция книги-прототипа утрачена. Несмотря на то, что автор хавший по делам торговли купец оставляет с женой пару гово- недвусмысленно указал, что пользовался персидской обработ рящих попугаев и наказывает ей во всем слушаться их советов. кой старого индийского сюжета, долгое время полагали, что В отсутствие мужа жена влюбляется в некоего юношу и желает Нахшаби был первым переводчиком сочинения «Семьдесят ночью отправиться к нему на свидание. Она спрашивает совета рассказов попугая» (Шукасаптати) непосредственно с санс у самки попугая, и та начинает отговаривать ее от греховного крита. Однако в 70-е гг. XX в. была обнаружена рукопись, ко поступка. Разгневанная хозяйка бросает птицу оземь, и та по- торая указывала на то, что перевод рассказов на персидский гибает. Женщина отправляется за советом к попугаю, и хит- язык был уже сделан тогда же, в начале XIV в. Эта рукопись, роумная птица, стремясь избежать печальной участи, решает к сожалению, дефектная (лакуна посередине и отсутствие кон не давать советы, а рассказывать истории, которые бы соот- ца сочинения— с сорок девятого рассказа), была издана под ветствовали настроению хозяйки, но не позволяли бы ей уйти названием «Книга попугая. Самоцветы ночных бесед» {Тути из дому. В течение пятидесяти двух ночей попугай удерживает нама. Джавахир ал-асмар). Автор этой версии — некий ' Имад б.

женщину подле себя занимательными рассказами, в конце Мухаммад ан-Наири (или ас-Сагари). Автор этой версии, как каждого из которых он сообщает ей, что она может отправиться и Нахшаби, жил в Индии и посвятил книгу делийскому прави на свидание. Однако время потеряно, так как наступает утро. телю Ала ад-Дину Мухаммад-султану (1296-1316). Известный Завершается каждая глава, за исключением последней, одним отечественный иранист О.Ф. Акимушкин убедительно доказал, и тем же четверостишием: что это и есть сочинение, которое «один вельможа» предложил Нахшаби для переделки. Ученый также продемонстрировал, Нахшаби сегодня ночью собирался Повидаться с в чем состояла суть новой обработки сюжета. Автор новой вер другом нежным и прекрасным, Только утро сии книги не только творчески отредактировал вариант пред помешало это сделать: Всем влюбленным утра шественника, устранив повторы и длинноты, но и включил вестник — враг ужасный. в свое произведение рассказы собственного сочинения, а также заменил все персидские стихотворные цитаты своими четверо По возвращении домой купец выслушивает от попугая рас- стишиями, помеченными именем Нахшаби, упомянутым, как сказ о греховных помыслах хозяйки. Он отпускает птицу на правило, в первой строке. В заключительной главе книги поме волю и казнит изменницу-жену. После этого, разочаровавшись щено большое стихотворение в форме кыт'а, содержащее само в мирской жизни, купец становится отшельником. восхваление автора и дату окончания «Тути-нама» — 730 г.х.

Как и в других обрамленных повестях, вставные рассказы Как и другим обрамленным повестям, «Книге попугая» суж в «Тути-нама» служат замедлению какого-либо действия. В дан- дена была долгая жизнь. После Нахшаби эту сюжетную рамку ном произведении попугай удерживает жену от совершения использовали не только в персидской литературе, но и в других греха и спасает собственную жизнь (ср.: сказки «Тысяча и одна традициях. Уже спустя два столетия, при Великом Моголе Ак ночь»). По мнению исследователей, многие сюжеты вставных баре язык этого произведения стал казаться чересчур сложным, рассказов «Книги попугая» восходят к древнеиндийским об- поэтому в новой версии литератора и историка Абу-л-Фазла рамленным книгам, таким как «Панчатантра» и «Двадцать пять б. Мубарака (1551—1602) стиль был значительно упрощен. Но рассказов Веталы», а также имеют арабское и персидское про- и этот вариант вытеснила еще более упрощенная редакция, исхождение. принадлежавшая перу могольского принца Мухаммада Ху Сюжет обрамляющей истории имеет аналог в древнеин - даванда Кадири (1615—1659), старшего сына великого Шах дийской традиции, однако считается, что первоначальная ре- Джахана и старшего брата Аурангзеба, будущего императора 434 Глава 2. Зрелая классика АН. Ардашиикова, МЛ. Рейснер. История литературы Ирана в Средние века (IX-XV1I вв.) рживала вера в Божью помощь и искренние молитвы. После Индии. Именно эта сокращенная версия (35 вместо 52 ночей, того, как хозяин, увидев свет, озаряющий его рабыню во вре 38 рассказов вместо 83) и получила широкое распространение мя молитвы, освобождает Раби'йу, она отправляется в палом на Востоке и на Западе: появились ее переводы на турецкий, ничество. С этого момента начинается повествование о духов хинди, бенгали, пушту, узбекский, туркменский и другие вос ных подвигах и чудесах героини, а также ее встречах с другими точные языки, а также на английский, немецкий, французский суфийскими праведниками — Ибрахимом Адхамом, Хасаном и русский. Полная русская версия перевода была выполнена Басри, Маликом Динаром и др. Заканчивается зикр серией из в 1915 г.

речений подвижницы и повествованием о ее кончине, а также о посмертных чудесах и явлениях Раби'и во сне своим после Биографическая литература дователям.

В сложившемся виде жанр жития в персидской литературе В наиболее полном виде все сюжетообразующие компонен представлен сочинением Фарид ад-Дина 'Аттара «Антология ты жития представлены в зикре известного суфийского подвиж святых» {Тазкират ал-аулийа) (рубеж XII—XIII вв.). Этот вы ника и мученика Мансура Халладжа (858—922), включенном дающийся агиографический свод, включающий большое ко в то же агиографическое сочинение. В жизнеописании Халлад личество жизнеописаний суфийских шейхов и подвижников, жа подробно развернута тема скитаний героя в поисках истин является не только ценнейшим источником по истории ранне ного учителя и подробно передана география его странствий.

го суфизма, но и замечательным образцом повествовательной «Итак, вначале он пришел в Тустар, к шейху Сахлу б. 'Абдал прозы на персидском языке. 'Аттар в «Антологии святых», как лаху и два года находился при нем. Потом он направился в Баг и в своих стихотворных эпических произведениях, демонстри дад, а странствовать начал семнадцати лет от роду. После того рует незаурядное мастерство повествователя. Каждое жизне он оказался в Басре и примкнул к 'Амру б. 'Усману, пробыв описание, называемое «поминанием» (зикр), представляет со при нем восемнадцать месяцев. Потом Йа'куб Акта' отдал ему бой законченное в смысловом и композиционном отношении в жены свою дочь. Потом 'Амр б. 'Усман разгневался на него, сюжетное целое. В каждом отдельном жизнеописании можно и [Халладж] ушел оттуда в Багдад, к Джунайду. Джунайд пред увидеть, что конструктивные элементы биографии святого писал ему молчание и одиночество. Некоторое время он [уп приобретают устойчивую последовательность.

ражнялся в] терпении подле Джунайда. Потом он устремился Житие, как правило, начинается с развернутой похвалы пра вХиджаз и год прожил там вблизи [Ка'ба]. Вернувшись в Баг веднику, определяющей его место в цепи традиции. Вот, на дад, он в сопровождении некоторых суфиев пришел к Джу пример, начало жизнеописания известной подвижницы Раби'и найду и обратился к нему с вопросами. Джунайд не дал ответа ал-Адавиййа (рубеж VIII—IX вв.): «Превзошедшая всех в затвор и сказал: «Недалек тот день, когда ты запалишь головешку».

ничестве, укрытая искренним целомудрием, сгоревшая в любви [Халладж] сказал: «В тот день, когда я запалю головешку, ты и страсти, возлюбившая приближение и сгорание, потерявшая наденешь одежду людей внешнего (ахп-и сурат)». И вот, в тот себя в слиянии, признанная среди мужчин, вторая Марйам, день, когда имамы вынесли фетву, что его следует казнить, избранница Раби'а ал-Адавиййа, да будет с ней милость Алла Джунайд был в одежде суфиев и не написал [своего мнения].

ха» (перевод Н.Ю. Чалисовой). Далее следует рассказ о рожде Халиф повелел, чтобы была запись (хатт) Джунайда. Джунайд нии будущей подвижницы и о благой вести ее отцу от пророка облачился в чалму и плащ (дурр'а), пришел в медресе и напи Мухаммада, который предсказал девочке судьбу избранницы.

сал свое мнение по фетве: «"Мы судим по внешнему" (араб.), Затем 'Аттар рассказывает об испытаниях, которые выпадают то есть по внешнему положению дела его надо казнить, и фетва Раби'е в юности — раннее сиротство, голод, скитания на чуж выносится по внешнему, о скрытом же ведает Бог».

бине вдали от родной Басры, рабство. Все это время ее подде АН. Ардашникова, М.Л. Рейснер. История литературы Ирана в Средние века (IX-XVI1 вв.) Глава 2. Зрелая классика Итак, не получив от Джунайда ответов на вопросы, Хусайн 'Аттар явился ключевой фигурой в процессе становления удручился и без позволения отправился в Тустар. Он находился канона житийной литературы. Все сюжетно-композиционные там в течение года, и был окружен великим почтением, ao элементы жития подвижника, включая панегирик герою зикра, речах любого другого из современников отзывался пренебре- повествование о его необычном рождении и детстве, предвос жительно, так что нажил завистников. 'Амр б. 'Усман направил хищающих последующие духовные подвиги, многочисленных послания о нем в Хузистан, очернив его в глазах жителей тех испытаниях и странствиях в поисках истинного учителя повто краев. Да и ему самому там разонравилось, он сбросил одежду ряются практически во всех образцах жанра, созданных после избравших суфийство, облачился в кабу и пошел к мирянам, XIII в. В ряде агиографических повествований возникают так ибо ему было все равно. На пять лет он пропал из виду. Это же разделы, содержащие вопросы послушников и ответы шейха время он частью провел в Хорасане и Мавераннахре, частью — (форма философского диалога), изречения подвижника, повес в Систане, потом вернулся в Ахваз и вел беседы с жителями твования о его прижизненных и посмертных чудесах.

Ахваза, обретя признание и у знати, и у черни. А говорил он о К жанру биографической прозы принадлежит огромный тайнах (асрар) сотворенного (хапк), посему его и назвали свод жизнеописаний выдающихся суфиев «Дуновения дружбы «Трепальщиком хлопка тайн» (Халладж ал-асрар). Далее он об- из чертогов святости» (Нафахат ал-уне мин хазарат ал-кудс) лачился в одежду дервиша (муракка') и направился к Храму... 'Абд ар-Рахмана Джами, написанный в 1476/77-1478/79 г.

Он двинулся в Индию, далее прибыл в Мавераннахр, а после и содержащий 616 биографий, в том числе 34 биографии извес того очутился в Китае, и звал людей к Богу, и оставлял им свои тных женщин-подвижниц. Сочинению предпослано большое сочинения. Когда он возвратился, ему стали приходить посла- вступление, в котором Джами разъясняет суфийскую терми ния из далеких краев, жители Индии писали «Отец пособля- нологию. При составлении свода Джами опирался на извест ющего» (Абу-л-мугис), жители Китая — «Отец помогающего» ный труд шейха 'Абд ар-Рахмана ас-Сулами «Разряды суфиев»

(Абу-л-му'ин), жители Хорасана — «Отец привязанности» (Абу- (Табакат-ас-суфиийа), состоявший из ста биографий извест л-михр), жители Фарса — «Отец раба Божьего» (Абу 'Абдаллах), ных суфийских деятелей, расположенных по хронологическо жители Хузистана — «Трепальщик хлопка тайн» (Халладж ал- му принципу в пяти разрядах. Впоследствии «Разряды суфиев»

асрар), багдадцы величали его «Искореняющий» (Мусталим), были дополнены 'Абдаллахом Ансари в не дошедшим до нас а басрийцы — «Оповещающий» (Мухаббар), так что о нем за- одноименном сочинении. Традицию продолжил Фарид ад-Дин говорили на все лады» (здесь и далее перевод М.Л. Рейснер 'Аттар в «Антологии святых», существенно увеличевший коли и Н.Ю. Чалисовой). чество жизнеописаний. Хотя Джами не говорит, что использо В жизнеописание Халладжа включены также сцены его му- вал материалы труда 'Аттара в своих жизнеописаниях, а ясно ченичества и казни, которым придан чудесный характер. После указывает на то, что опирался главным образом на свод Ансари, казни каждая частица останков мученика продолжала возгла- он, несомненно, был знаком с «Антологией святых» и исполь шать «Я есть Бог истинный!» (анна-л-хакк). Даже когда останки зовал заданную традицией структуру жития. Джами приблизил его сожгли и прах развеяли над водами Тигра, голос Халладжа язык сочинения к литературной норме своего времени и вклю продолжал звучать, предрекая Багдаду затопление, если прах чил «биографии, подвиги и чудеса, и даты рождения и смерти не соберу! во власяницу. «Когда слуга [Халладжа] увидел, что тех шейхов, которые... помянуты не были», в том числе и Анса происходит, он принес хирку шейха на берег Тигра, чтобы воды ри. Включение Джами многочисленных биографий суфийских успокоились и прах умолк. После того его прах собрали и пре- поэтов приближает его житийный свод к жанру поэтической дали земле. И никто из людей Пути (тарикат) не одерживал антологии и знаменует этап синтеза двух этих популярных жан подобной победы». ров средневековой биографической литературы.

Глава 2. Зрелая классика АН. Ардашникова, МЛ. Рейснер. История литературы Ирана в Средние века (IX—XVII вв.) Пожалуюсь Тебе, о издавна Всемогущий, О влиянии 'Аттара на последующую биографическую лите- На жителей Хорасана, малых и великих.

ратуру свидетельствуют не только более поздние образцы су- Что такого я совершил, если они шарахались от меня, фийской агиографии, но и светские поэтические антологии. Все — свои и чужие — напрасно?!

Так, в знаменитой «Антологии поэтов» (Тазкират аш-шу'ара) Клянусь я Тебе по велению Твоего Пророка:

Даулатшаха Самарканди (XV в.) приводится пространная био- Не придавал я Тебе ни сотоварищей, ни подобий...

Передал я Твое послание общине Твоей:

графия Насир-и Хусрава, мало отличающаяся по структуре от [Что] Мухаммад — Посланник, Благовестник, Предостерегающий60.

житийного повествования:

Коран принес Твоему Пророку ни кто иной, «Зикр Амира Насир-и Хусрава — да будет с ним милость Как Джабра'ил, тот благословенный вестник.

[Божья]! Род его происходил из Исфахана, и о нем многое ска- Клянусь я смертью и днем Суда и подсчета, зано. Некоторые утверждали, что он был монотеистом и мисти- Что Книгу Твою наизусть знаю в сердце своем.


ком, некоторые обвиняли в том, что он был материалист и атеист (таби'и ва дахри) и исповедовал переселение душ (танасух) — По сути дела, приведенный поэтический текст и биогра Аллах лучше знает (ал-'илм 'инд-Аллах)\ В любом случае он был фический комментарий к нему вполне соответствуют стан мудрец, ученый и аскет, и носил тахаллус Худжжат («Доказатель- дартной ситуации жития, с одной стороны, и каноническим ство [Истины]»), поскольку в правилах ведения спора с 'улемами требованиям жанра поэтической антологии, в которой всегда и мудрецами был весьма осведомлен и умел приводить веские приводятся обстоятельства сочинения того или иного стихот доказательства и аргументы. В начале жизни он из Исфахана от- ворения — с другой.

правился в Гилян и Мазандаран и некоторое время пробыл там, Цитируется Даулатшахом и та философская касыда Насира, участвуя в диспутах с [местными] 'улемами. Они злоумышляли которая связана с легендой о его встрече со старцем Харакани.

против него, и он бежал в Хорасан. [Там] он удостоился беседы Заканчивается жизнеописание сведениями о произведениях со святым... шейхом шейхов Абу-л-Хасаном Харакани». Далее Насир-и Хусрава и о последних годах его жизни, а также о рас в повествовании идет речь о ясновидении суфийского шейха, сказах, связанных с посмертным почитанием его имени в Бадах произнесшего касыду Насира, сочиненную накануне и никому шане: «Диван Амира Насир-и Хусрава насчитывает три тысячи кроме автора неизвестную, и говорится, что Насир некоторое бейтов и является собранием мудрых изречений и проповедей, время провел у Харакани. Эта часть повествования выдержана речей убедительных и доказательных, а еще ему принадлежит в духе рассказов о поисках учителя. Далее речь, как и в класси- «Книга просветления» в стихах и [книга] «Сокровищница ис ческих суфийских житиях, идет о начале проповеднической де- тин» (Канз ал-хака'ик) — в прозе. А появление хакима Амира ятельности героя и гонениях на него. В частности, Даулатшах Насир-и Хусрава, сочинившего три тысячи бейтов, связано рассказывает, как Насир отправляется проповедовать в Хорасан, с эпохой Махмуда Газнави, и он был современником Шейх ар и как он подвергается гонениям со стороны 'улемов, которые раиса Абу 'Али Сины, и говорят, что эти двое беседовали друг вынуждают его бежать в Бадахшан. Далее Даулатшах приводит с другом. А могила хакима Насир-и Хусрава находится в долине отрывок из касыды Насир-и Хусрава, сложенной в форме жало- Йумган, которая является одной из областей Бадахшана. Народ бы на хорасанцев и одновременно представляющей собой сти- этой горной страны искренне верит Насир-и Хусраву, и неко хотворную клятву {сауганд-нама). Такие стихи всегда сочинялись торые пишут о нем, как о султане, а некоторые — как о шахе, в ситуациях, когда поэты желали оправдаться. Касыда Насира — некоторые называли его эмиром, а некоторые — сайидом. ATO, это попытка отвести от себя обвинение в вероотступничестве. что пересказывают, что он сидел под сводом горной пещеры, Она начинается такими строками:

Благовестник (6аши/7), Предостерегающий (назир) — эпитеты пророка Мухаммеда.

44 I АН. Ардашникова, МЛ. Рейснер. История литературы Ирана в Средние века (IX-XVH вв.) Глава 2. Зрелая классика и [питаясь одним] запахом пищи, остался жив — рассказы про- сего, стремится подчеркнуть те черты характера Хафиза, о ко столюдинов и доверия не заслуживают. Я, ничтожный, рас- торых автор заявил в начале рассказа о нем. Самый часто упо спросил о том случае шаха Шахид-шаха Султана Мухаммада минаемый эпизод повествует о якобы имевшей место встрече Бадахши, и тот сказал, что он не имеет под собой основания. Хафиза с монгольским завоевателем Тимуром. В этом рассказе А смерть хакима относится к 431 г.х. (1053 г.)». Хафиз демонстрирует независимость, остроумие и прямоту:

Очевидно, что, несмотря на то, что Даулатшах следовал сло- «Хафизу принадлежит много остроумных шуток, они широко жившейся задолго до него традиции отрицательного отношения известны, и поэтому стоит какую-нибудь из них привести в к личности и религиозной деятельности Насир-и Хусрава, он вы- этой антологии. Рассказывают, что, когда великий победо страивает повествование о нем по схеме жизнеописания правед- носный султан Тимур Куркан, да просветит его Господь, поко ника, включая в концовку рассказа даже упоминание о чудесах. рил Фарс... и казнил шаха Мансура, Хафиз бы еще жив. Тимур Несколько иначе построено сообщение «Антологии поэтов» послал за Хафизом кого-то [из приближенных], и когда тот о Хафизе. Даулатшах начинает его традиционно для жизнеопи- предстал перед ним, молвил: "Я покорил большую часть Оби сания с развернутой апологетической характеристики литера- таемой Четверти [мира] сверкающим мечом, сравнял с землей турных заслуг поэта: «Он был редкостной жемчужиной своего тысячи городов и областей, чтобы украсить Самарканд с Буха времени и чудом мира, и в стихах его описываются состояния, рой, ставшие моей родиной и престольными городами. Ты же, лежащие за пределами того, что может претерпеть обычный че- человечишка, за одну родинку продаешь их ширазской турчанке ловек, поскольку они пришли из сферы сокровенного, и в них в том бейте, где сказано:

есть вкус [истинного] нищенства. Великие люди назвали его Если та турчанка из Шираза пленит мое сердце, «Язык тайны» (Лисан ал-гайб). Стихи его безыскусны и просты, однако они проникли в смысл истин и их познания. Мудрость За ее индийскую родинку подарю ей Самарканд и Бухару".

и совершенство его не имеют предела, и поэзия — низший из Хаджа Хафиз низко поклонился и ответил: "О султан мира!

его рангов. Он несравненен в знании Корана, в тонкостях вне Из-за такой [своей] расточительности, вот до какой жизни шнего и внутреннего знания. [...] А титул и имя его хаджа Ха я докатился". Победоносному властелину пришлась по вкусу физ Шамс ад-Дин Мухаммад, и жил он в Фарсе и Ширазе во эта шутка, он высказал свое одобрение, не упрекнул поэта, а, времена правления Музаффаридов, однако благодаря величию напротив, приветил его и обласкал». Очевидно, что рассказ вы духа перед презренным миром голову не склонял и жил просто.

строен вокруг знаменитого текста, который уже в эпоху Даулат Об этом он сказал:

шаха в особом представлении не нуждался.

Когда ты будешь проходить мимо в своем расшитом золотом одеянии, Любопытно, что составитель антологии специально подчер Пожертвуй один поцелуй Хафизу, облаченному в рубище. кивает, что включил в нее образцы газелей поэта, которые не слишком популярны среди широкой публики. «После кончины Хафиз всегда беседовал с дервишами и мистиками, по време- хаджи Хафиза его почитатели и друзья собрали его стихи в Ди нам общался с правителями и вельможами. Невзирая на свою ван, и в этой книге я привел три газели, переписанные из Дива мудрость и совершенство, он склонен был пошутить с молоды- на, из числа тех, которые не очень известны».

ми, и со всеми был приветлив. В области красноречия только Приведенные примеры жизнеописаний позволяют судить его «Газалийат» по справедливости заслуживает внимания». о том, что автор антологии использует разнообразные возмож Далее по ходу повествования Даулатшах останавливается ности построения биографии, которыми уже обладает зрелая, преимущественно на эпизодах общения поэта с сильными мира сложившаяся традиция. Синтезировав достижения разных ли 442 Глава 2. Зрелая классика АИ. Ардашникова, МЛ. Рейснер. История литературы Ирана в Средние века (IX—XVII вв.) Работа над этим сочинением началась примерно в 1518 г.

ний развития биографической литературы, Даулатшах исполь и велась, как установил А.Н. Болдырев, до 1532 г. Обычно на зует различные типы жизнеописания в зависимости от имеюще звание этой книги переводится как «Удивительные события», гося в его распоряжении материала, поставленной творческой однако начальное слово арабского заглавия, которое можно задачи и собственного отношения к герою истории. Некоторые перевести как «чудеса», «диковины» или «редкости», позволяет биографии разворачиваются в пространные повествования, поставить данный памятник в один ряд с другими, названны снабженные массой исторических сведений, анекдотов и зани ми в соответствии с той же традицией: «Чудеса мыслей о поэ мательных рассказов, другие относительно лапидарны и содер тическом искусстве» учителя Васифи Хусайна Ва'иза Кашифи;

жат по существу только сведения справочного характера.

анонимный словарь лексики сочинений Навои «Редкости сло варного запаса» и др.

Литературная жизнь Хорасана и Мавераннахра XV—XVI вв.

Поскольку при составлении своей книги автор использовал как в зеркале отразилась в замечательном произведении герат уже созданные им произведения, включая их в сводный текст, ского автора Зайн ад-Дина Васифи (1485 — между 1551 и 1567) расширяя, перерабатывая и редактируя, жанровую доминанту «Чудеса происходящего» (Бадаи'ал-вакаи").

этого памятника выделить достаточно трудно, хотя принадлеж Покинув Герат в молодые годы, Васифи больше не возвра ность отдельных частей к различным жанровым традициям щался на родину и всю жизнь провел в странствиях по Средней прослеживается вполне четко.


Азии и Хорасану, находя недолгий приют и покровительство В первых одиннадцати из сорока шести глав «Чудес происхо власть имущих то в Бухаре, то в Самарканде. Наконец, он по дящего» последовательно используется хронологический при лучил место при дворе удельного правителя Султан-Мухаммада нцип изложения материала: автор помечает события не только Бахадур-хана (Кидди-Мухаммада) в Шахрухийа. По существу, годом, но и месяцем и днем. Однако приводимые даты и со Васифи был «затребован» влиятельным ханом и, несмотря на бытия, как было доказано А.Н. Болдыревым, далеко не всегда возражения, насильственно препровожден к месту новой служ соответствуют общеизвестным историческим фактам и про бы. Все последующее вплоть до смерти пребывание Васифи тиворечат свидетельствам хроник. Не располагая достоверны в свите Килди и его преемников не дало гератскому автору ни ми сведениями о каком-либо событии, писатель имитировал широкой известности, ни творческого удовлетворения.

форму историографического сочинения или мемуарной прозы.

Литературная деятельность Зайн ад-Дина Васифи продол Некоторые исследователи склонны были объяснять подобную жалась, видимо, до глубокой старости. Им были написаны вольность в обращении с историческим материалом индивиду произведения в различных жанровых формах: касыды -натра, альной особенностью Васифи как автора, однако причины этой касыды-панегирики и сатиры, многочисленные газели с ис «исторической небрежности» можно усмотреть также в самой пользованием усложненной поэтической техники, кыт'а и чет природе произведения и отнести ее за счет стремления автора веростишия, в том числе стихотворные загадки (лугз) и бук к стилизации под определенный жанр и созданию вымышлен венные шарады {му'амма), хронограммы (тарих), надписи на ных героев и вымышленных ситуаций.

различных предметах и постройках. В прозе его перу принадле Основным центром притяжения авторского интереса служит жат разнообразные грамоты и послания, реляции и проповеди, литературная жизнь Герата, Самарканда, Бухары и Ташкента.

а также тексты публичных выступлений на ханских собрани В связи с этим в «Чудесах происходящего» отчетливо выступает ях. Все написанное Васифи, как в прозе, так и в поэзии, было антологический принцип представления деятелей литературы, включено им в состав его главного труда — «Чудеса происходя который заключается в положительной, часто гиперболизиро щего».

ванной, но, по сути, абстрактной оценке поэтов и их мастерства, Глава 2. Зрелая классика А.Н. Ардашникова, МЛ. Рейснер. История литературы Ирана в Средние века (IX-XVII вв.) сгоревший, пораженный безумием [человек]... в пещере мрака затем — упоминании или приведении выдержек из одного-двух и одиночества по причине нищеты и бедности [своей] подоб наиболее выдающихся или популярных произведений. Произ но восковой свече день и ночь проводит в слезах и тлении из ведения, составившие славу их автору, приводятся целиком или за отсутствия у него свечей;

надеюсь, что от факелов щедрости большим отрывком: например, сатира Фирдауси на султана Мах сего господина, сжигающих тьму, вновь возгорится свеча жела муда (гл. 2);

восхваление Джабали в честь того же султана, извес ния этого одолеваемого заботами сердца. Да будет свеча счас тное под названием «Четыре в четырех» (Чар дар чари) (гл. 35), тья и благоденствия сего господина цела и хранима от урагана касыда «Собрание редкостей» Бинаи (гл. 17). В случае представ бедствий в светильне Божественной милости».

ления автора-современника Васифи по возможности использу Отличие сочинения Васифи от сборников деловой прозы со ет (чаще цитирует по-староузбекски) сведения о нем, даваемые стоит в распределении образцов деловых бумаг по разным главам Алишером Навои в «Антологии поэтов» (Тазкират аш-шу'ара-йи в зависимости от основной повествовательной линии произведе турки). Следуя моде времени, Васифи включает в книгу массу ния. Исключением является последняя, 46 глава, которая полно поэтического материала, организованного по принципу назира, стью состоит из документальных текстов и выдержек из них.

в том числе и собственные стихи-ответы, что сближает соответс В труде Васифи прослеживаются элементы известного жанра твующие части «Чудес» со сборникамирадаиф ал-аш'ар.

сафар-нама. Автор обращает внимание на быт, нравы отдельных Иногда рассказ о литературной жизни эпохи служит Васифи городов и областей, их архитектуру, землеустройство и т.д. Так, отправной точкой для рассказов о событиях своей жизни или глава десятая, включающая характерные для всей книги рито своих творческих удачах. В результате произведение Васифи рические описания, в данном случае — переходов по пустыням приобретает свойство антологии его собственного творчества Туркестана, а также города Саурана, содержит и документаль — как поэтического, так и прозаического. В частности, автор но-географический материал. Васифи в деталях воспроизводит включает в «Чудеса» разнообразные образцы модного эписто на страницах книги архитектуру качающихся минаретов и их лярного жанра, признанным мастером которого он являлся. По «чудесные» свойства. Сюда же введен подробный, с использо видимому, составление инша и различного рода деловых доку ванием технических данных, рассказ об устройстве ирригаци ментов служило для писателя источником постоянного дохода.

онных сооружений вблизи Саурана. С географическим ядром Глава пятая свода содержит рассказ об участии Васифи в пуб главы органически связаны составленные Васифи хутбы к ва личном испытании на предмет составления инша. Каждый из куфным грамотам на владение описанными кяризами.

присутствующих на литературном состязании получил задание Путешествия нередко используются в качестве предлога для составить образец письма, соответствующего вкусу заказчика, рассказов развлекательного порядка, как правило, касающихся а также профессии или социальной принадлежности адресата литературы или искусства в целом. Например, в главе первой (например, мясника, тамбуриста, ювелира, садовника, свеч описывается путь каравана из Герата в Самарканд, когда среди ных дел мастера, поэта, эмира и др.). Естественно, вовлечение не угодных местным узбекским властям беженцев-спутников в послание различной профессиональной, часто ремесленной, Васифи, волею автора оказываются и исторические, и вымыш терминологии, с одной стороны, приводило к демократизации ленные лица: великолепные музыканты, певцы, танцоры, по языка, а с другой стороны, — к усложнению стилистического эты и даже известнейший историк того времени — Хондемир, рисунка. Вот характерный фрагмент из послания Васифи свеч чье присутствие в этом караване, однако, мало доказуемо. На ных дел мастеру, написанного по поводу нехватки свечей в Са привалах все эти лица поочередно показывают свое мастерство.

марканде и строящегося вокруг традиционного образа горящей Эти сцены, центром которых становится сам Васифи, и явля свечи: «Вслед за выражением покорности докладываем светло му, сверкающему как солнце помышлению [Вашему], что сей АН. Ардашникова, МЛ. Рейснер. История литературы Ирана в Средние века (IX-XV1I вв.) Глава 2. Зрелая классика ются основной целью всего рассказа. Повествование же о кара- и как центрального героя многих рассказываемых им историй.

ванном переходе приобретает характер рамки. При этом читатель получает возможность познакомиться не Особое место в книге Васифи занимают рассказы о чудесах только с известными людьми описываемого времени, их творе и диковинках, объединенные автором в циклы: о шахматах, ниями и деяниями, но и с перипетиями жизни и творческими о проделках обезьян, о женском коварстве, о бородачах, о лека- достижениями самого Васифи. События собственной жизни рях, о свойствах драгоценных камней и т. д. Тематика циклов облекаются писателем в различную форму, будучи стилизован носит традиционный характер и широко представлена в сред- ными то под историческое жизнеописание, то под поэтичес невековой иранской прозе. Тема одного из циклов рассказов кую антологию, то под авантюрную новеллу. Таким образом, о «диковинках» Герата, а именно — цикла о гератских борцах не только герои «Чудес происходящего», но и сам писатель не (главы 18 и 19), не имеет аналогов в предшествующей письмен- может быть возведен к какому-либо одному традиционному ной традиции, так как повествуето современной автору цеховой «жанровому образу» (Л. Я. Гинзбург).

организации борцов-силачей (зур-хана). В своде Васифи можно Вследствие большого объема и разнохарактерного материала обнаружить также и другие циклы рассказов, не входившие в композиция «Чудес» отличается некоторой рыхлостью, пес круг традиционной тематики прозаических жанров, но совпа- тротой и мозаичностью. Различные приемы композиционного давшие с некоторыми произведениями современников Васифи сочленения эпизодов и глав соседствуют и перекрещиваются (например, с «Занимательными рассказами о разных людях» на огромном пространстве этого свода, вызывая отсутствие мо 'Али Сафи, сына Хусайна Ва'иза Кашифи). Таковы циклы са- нолитной и завершенной формы. Исходя из содержания кни тирических новелл о гератских судьях, рассказы о миниатюрах- ги, ее можно разделить на две большие части: первая часть (до карикатурах на современников автора, о художнике Бехзаде. середины одиннадцатой главы) представляет собой последова Во многих новеллах Васифи принимают участие герои-плуты. тельное хронологическое описание историко-биографического Наличие цепочек новелл с общим героем (например, сам автор характера, вторая часть содержит записи публичных выступле и его двоюродный брат Гийас ад-Дин) и общим рассказчиком ний Васифи на ханских литературных собраниях.

Эти части мо сближает их с макамами. Основные приключения персонажей гут быть оценены также с точки зрения представленных в них собраны в 32 главе, которая содержит три крупных сюжетных жанров: в первой части явно доминирует поэтический мате цикла. Сам Васифи выступает в этих частях книги активным риал (ответы на знаменитые произведения предшественников участником невероятных приключений и проделок, и его образ и современников, сложные технические формы поэзии), вторая соединяет в себе функции и рассказчика, и авантюрного героя. часть рисует Васифи как мастера прозы (письмовники, устные Характер произведения Васифи обусловил специфику его анекдоты, рассказы о чудесах). Соединяя в своем своде столь героев, композиционной структуры и стиля. Наличие традици- разнородный материал, писатель применяет для сочленения от онных персонажей дидактической и повествовательной лите- дельных эпизодов все известные ранее приемы. Это «ящичная»

ратуры не препятствует введению в действие героев-современ- и «рамочная» конструкции, которые, правда, не всегда имеют ников. При этом можно наблюдать явное стремление автора завершенный вид, а также тематическая подборка рассказов по приблизить некоторые классические анекдоты о легендарных принципу «нанизывания». Памятнике целом оставляет ощуще личностях к своему времени. Например, ряд новелл, ранее по- ние незаконченности, что и вызвало к жизни суждение о том, вествовавших об Ибн Сине, Васифи группирует вокруг образа что он не подвергся окончательной авторской редакции. Одна Улуг-бека. Задача нарисовать широкую картину современной ко отсутствие четко оформленной концовки не может являться автору литературной жизни и воссоздать исторический коло- безоговорочным свидетельством незавершенности сочинения.

рит эпохи заставляет Васифи действовать и как повествователя, Открытость композиции может быть расценена как часть авто АН. Ардашникова, М.Л. Реиснер. История литературы Ирана в Средние века (IX-XVII вв.) рского замысла, находящегося в соответствии с новой много жанровой природой прозаического произведения.

Разнообразные жанрово-тематические составляющие «Чу дес происходящего» обусловили и стилистические особенности этого свода. Являясь произведением крупной формы, постро енным на нескольких жанровых традициях, сочинение Васифи демонстрирует и различные стилистические планы изложения, использованные автором, основными из которых являются Глава 3. Период трансформации канона ораторский, описательный и повествовательный. Ораторский в литературе XVI — начала XVII в. Поздняя план изложения «обслуживает» в основном дидактический ма териал книги, например, назидательные речи духовных лиц, классика публичные проповеди самого Васифи. Он отличается патети кой, риторичностью, декларативностью, что выражено различ Во второй половине XVI — XVII веке происходит постепенное ного рода повторами, анафорами, риторическими вопросами обособление Ирана и распад ранее единого в культурном и рели и восклицаниями, цитированием авторитетов и т.д. Описатель гиозном отношении ареала. Причиной этих процессов является ный план изложения используется как в поэтических сочине религиозная политика правящей династии Сефевидов, которая ниях, включенных в текст книги (например, касыда Ташкенту, объявила официальной религией государства ислам шиитского содержащая зимний пейзаж города), так и в развернутых про толка, противопоставив Иран суннитскому окружению (Сред заических картинах (упомянутая касыда предваряется обшир ней Азии, Афганистану, мусульманской Индии). На протяже ным прозаическим описанием городских видов;

сюда же отно нии веков шиизм имел глубокую традицию в сознании иранцев.

сятся картины времен года, изображения погодных условий, Некоторые города и регионы считались полностью шиитскими.

при которых происходят описываемые события и т.д.). При Среди них города Кум, Катан, Сабзавар, а также вся область Ма этом можно отметить усложнение стиля как в поэтическом, зандарана. Шиитами являлись и многие деятели средневековой так и в прозаическом материале, а также постоянное исполь культуры, такие как Рудаки, Киса'и Марвази, Фирдауси, Насир-и зование в прозе приемов, восходящих к поэтической образной Хусрав, Абу 'Али ибн Сина и др. Поэтому религиозная реформа, системе. Повествовательный стилистический план используется предпринятая Сефевидами, была в достаточной мере оправдана, Васифи при изложении политических событий, авантюрных хотя и проводилась крайне жестокими методами. Принятие ши приключений автора и его героев, описании ханских собраний изма имело и чисто политические цели — оно было направлено и литературных состязаний. Этот план изложения отличается на преодоление междоусобиц, раздробленности и должно было обилием конкретных деталей, некоторой гиперболизацией в привести к консолидации государства. Одновременно и отчасти изображении событий, эмоциональным накалом. Обладая в результате названных социально-политических сдвигов проис всеми чертами «украшенного стиля», «Чудеса происходящего»

ходит все большее размежевание средневековых диалектов клас демонстрируют одновременно и тенденцию к демократизации сического персидского языка. В этот период начинают актив языка, проявляющуюся в использовании разговорной речи, но формироваться фарси-дари (кабули) и таджикский, которым городской и диалектальной (ареальной) лексики — «таджикиз впоследствии было суждено стать самостоятельными языками.

мов» и «афганизмов» — что находится в русле общих стилевых В регионе распространения литературного персидского языка тенденций XV-XVI вв.

постепенно получает письменную фиксацию исконный язык АН. Ардашникова, МЛ. Рейснер. История литературы Ирана в Средние века (IX-XVI1 вв.) Глава 3. Поздняя классика горских афганских племен пушту, а на основе северо-индийс- Ибо это всеобщее воскресение, и имя ему — мухаррам.

кого диалекта персидского языка (фарси-йи хинди) складывается Близ Божественного престола, где нет места унынию, язык урду. Таким образом, возникает новая языковая ситуация, Все небожители склонили головы к коленям [в] печали.

которая проявляет себя и в области литературы. Именно в этот Джинны и ангелы оплакивают людей, Ты сказал бы — это траур по благороднейшему из сынов Адама, период начинается развитие так называемых молодых литератур По солнцу небес и земли, по свету Востока, Среднего Востока, находившихся под непосредственным воз По Хусайну, взращенному под сенью Посланника Божьего.

действием традиций персидской классики. Несмотря на усили Он — корабль, потерпевший крушение в буре Кербелы, вающуюся дезинтеграцию иранского мира, творчество деятелей Он — тот, кто погрузил в прах в кровь поле сражения Кербелы.

литературы XVI—XVII вв. демонстрирует определенную идейно- Если очи эпохи горько оплакивали его, художественную общность, а поэты различных региональных Это была кровь, хлынувшая с айвана Кербелы.

школ сохраняют личные отношения между собой (составляют Не извлек мир никакой розовой воды, кроме слёз, ответы на произведения друг друга, поддерживают переписку, Из той розы, что расцвела в саду Кербелы.

упоминают в стихах имена друг друга). Нехватку воды испытывали пришедшие из Куфы — Вот так хорошо были приняты гости в Кербеле.

Литература сефевидского Ирана обнаруживает усиление ре Не испытывали жажды ни дивы, ни звери, и вылакали лигиозной тематики, что вызвано общими идеологическими Последнюю влагу Сулаймана Кербелы.

установками династии. Меняются и господствующие литера Крик тех страдающих от жажды до сих пор турные вкусы. В этой связи происходит вытеснение светской Раздается над пустыней Кербелы.

панегирической поэзии элегиями и славословиями в честь ши- Увы, войска врагов не знали стыда, итских имамов. Например, в Диване сефевидского поэта Шани Повернувшись к шатру Султана Кербелы.

Текелу (1544—1614) из 53 касыд 10 посвящены Аллаху, 18 — В этот миг небеса стали ругой61 в огне воодушевления, имаму 'Али, 9 — другим шиитским имамам и лишь 16 представ- Ведь от страха врагов в святом месте поднялся крик.

ляют собой панегирики конкретным адресатам, шаху 'Аббасу Великому (1581—1629) и его вельможам. При этом в славосло- Молчи, Мухташам, ведь жестокое сердце облилось слезами, Здание терпения и дом стойкости разрушены.

виях шиитским имамам (жанр манкабат — букв, «хвала, восхва Молчи, Мухташам, ведь от этих пламенных слов ление») нередко использовалась суфийская символика.

Птицы в небе и рыбы в море превратились в жаркое.

Широкую известность получила две надцатистрофная элегия- Молчи, Мухташам, ведь этот исходящий кровью стих таркиббанд Мухташама Кашани (ум. 1588) по поводу трагедии Стал кровавыми слезами в глазах внимающих.

в Кербеле, вызвавшая множество подражаний. Приведем в ка- Молчи, Мухташам, ведь от этого вызывающего слезы стиха честве иллюстрации несколько строф из этого стихотворения: Земля от слез стала кебабом цвета печени.

Молчи, Мухташам, ведь от тех слез, которые пролили небеса Что за смятение охватило людей всего мира? На поверхности моря появились тысячи кровавых пузырей.

Что за стоны раздаются, что за плач и причитание? Молчи, Мухташам, ведь из-за твоих мук солнце От хладных стонов плакальщиков стало излучать лунный свет.

Что за великое воскресение мертвых, которое с земли Молчи, Мухташам, ведь от поминания тоски по Хусайну Поднялось до высокого престола небес без звука трубы?

У Джабраила появилась завеса, как на лице Пророка.

Что за мрачное утро, откуда оно появилось, ведь оно С тех пор как существует презренный свод, не совершалось такого греха, Повергло все дела мира и всех людей в смятение.

Ни одно творение [Господа] не подвергалось такому притеснению.

Как будто бы солнце встало на западе, Посеяв смуту среди всех атомов мироздания.

Если я назову это концом света, не будет невероятным, Рута — растение, которое бросали в огонь для окуривания от дурного глаза.

:



Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 24 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.