авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 20 |

«УДК 323+327 (44) ББК 26.89 (4Фра) Ф 84 Руководитель научного проекта академик РАН Н.П. Шмелев Редакционная ...»

-- [ Страница 16 ] --

Поэтому добиться «синтеза» их внешнеполитических устремлений не обычайно трудно. Во-вторых, США не хотели бы, чтобы существовала подлинная европейская автономия в вопросах обороны. Великобрит ния и ФРГ со времен «холодной войны» равнялись на них. Франция же продолжала настаивать на автономности своих вооруженных сил по отношению к военной организации НАТО, стремясь оставить за со бой возможность проводить самостоятельную политику.

478 Часть V. Внешняя политика На совещании 15 министров обороны стран — членов НАТО в Брюсселе в мае 1991 г. было принято решение о создании Сил быс трого реагирования альянса НАТО и, по предложению Великобрита нии, ударного корпуса из 16 многонациональных дивизий. Речь шла об использовании войск и структуры НАТО для разрешения конфликтов в Европе в качестве инструмента СБСЕ. Таким образом создавались предпосылки для превращения НАТО, а следовательно, и США в во енную основу европейской безопасности. Хотя Миттеран и заявлял, что главную роль в урегулировании международных конфликтов, в том числе в Европе, должна играть ООН, уже тогда операция «Буря в пус тыне» против Ирака наглядно показала, что СБ ООН послужил лишь инструментом, позволившим узаконить военное вмешательство США в Персидском заливе в глазах мировой общественности. Все попытки Генерального секретаря ООН Переса де Куэльяра участвовать в урегу лировании конфликта были блокированы Дж. Бушем-старшим. По этому Франция настаивала на том, что безопасность Европы должна быть обеспечена в рамках трех структур: СБСЕ, Совета НАТО и ЗЕС1.

Позиция Франции была близка политике России, руководство кото рой считало, что военные силы, действующие от имени СБСЕ, должны быть составлены прежде всего за счет стран — участниц последнего.

Еще одним важным направлением французской политики по уси лению европейской идентичности в деле обеспечения безопасности в регионе была борьба за увеличение роли ЗЕС в качестве «европей ской опоры НАТО». Среди конкретных шагов в этом направлении можно отметить включение в состав франко-германского корпуса во енного персонала из Бельгии, Люксембурга, Испании с целью реорга низовать его в Еврокорпус.

Усиление европейской идентичности и автономность европейской обороны, естественно, не входили в число приоритетов США. После падения Берлинской стены американцам требовались новые оправда ния для сохранения своего военного присутствия в Европе и самого существования НАТО. Так появился американский проект, ставящий НАТО в центр европейской безопасности (между 1989 и 1995 гг.). Его главная идея состояла в том, что Североатлантический альянс должен стать основной военной структурой глобального масштаба — «от Ван кувера до Владивостока» (Дж. Буш, 1991). Эволюция НАТО, предло женная США, вызвала настороженность во Франции2. В ее первона чальные планы не входило ни расширение НАТО на Восток, ни особая роль НАТО в диалоге со странами Центральной и Восточной Европы.

1.На.сессии.ЗЕС.в.мае.1992.г 2.Михеев В.С.США,.Франция.и.европейская.безопасность.(1958–1992).М,. Глава 13. Французский подход к европейской интеграции: Европа как «полюс силы» Франция предпочла бы, чтобы присоединение бывших соцстран к за падному миру происходило не столь стремительно и в рамках преиму щественно европейских структур.

Миттеран хотел воспользоваться окончанием «холодной войны»

для освобождения общеевропейской политики от жестких рамок, предписывающих автоматическое равнение на США, и возвести Ев ропейский союз в ранг самостоятельного центра силы, способного действовать автономно от НАТО как в обеспечении собственной бе зопасности, так и на мировой арене (впервые эту идею выдвигал еще в 1969–1974 гг. министр иностранных дел Франции при президенте Помпиду Мишель Жобер, но без какого-либо успеха из-за негативной позиции Великобритании и ФРГ).

В качестве противовеса еще более усилившейся с распадом ОВД ге гемонии США в НАТО Франция снова выдвинула идею автономной европейской обороны в опоре на ЗЕС уже в 2000 г. Однако принятое на Брюссельском саммите НАТО (май 1991 г.) решение о создании Сил быстрого реагирования альянса для разрешения конфликтов в Европе подтвердило сохранение решающей роли Североатлантического дого вора и США в обеспечении европейской безопасности. Несмотря на настойчивые призывы Франции, неготовность стран Сообщества собс твенными средствами урегулировать кризисные ситуации на Балканах заставила Париж признать НАТО основой европейской обороны.

Чтобы не остаться вообще в стороне от решения проблем безопас ности в Европе, Франция вынуждена была предпринять шаги к воз вращению в военные структуры альянса. В 1992 г. она присоединилась к созданию Совета североатлантического сотрудничества (СОСОNА).

С 1993 г. французские представители возобновили участие в Военном комитете и в Совете министров обороны НАТО. Тогда же Миттеран заявил о присоединении к программе «Партнерство во имя мира», а в 1994 г. — о согласии с принципами расширения НАТО на Восток и об участии в Группе многонациональных межармейских сил НАТО, создаваемых для вмешательства на периферии ЕС. Тем самым Париж признавал возможность поставить французские военные соединения, которые будут задействованы в подобных операциях, под контроль США. Подобный поворот являлся реакцией на серию дипломати ческих неудач, свидетельствовавших об ослаблении международной роли Франции, прежде всего в деле строительства Европы как само стоятельного центра силы в постбиполярном мире. В то же время он был в определенном смысле ее возвращением к «политике союзов» как фактору, традиционно компенсирующему Франции недостаток собс твенного могущества.

480 Часть V. Внешняя политика К середине 90-х годов, т.е. ко времени вступления Ж. Ширака на пост президента, в общих чертах обозначилась новая расстановка сил в мире. Президенту-неоголлисту предстояло решить после 20-летне го перерыва главную задачу своего движения — обеспечить Франции планетарную роль в круто изменившихся геополитических условиях, которые резко сузили свободу ее политического маневра. В 1995 г. бли жайший соратник Ширака А. Жюппе, министр иностранных дел в пра вительстве Э. Балладюра и премьер-министр с 1995 по 1997 г., подтвер дил верность этому курсу. «На нас возложена особая задача — сохранять бдительность, ибо наша роль всегда состояла в том, чтобы наводить мосты, утверждать идеалы свободы, терпимости, демократии»1.

Вторая половина 90-х годов была для французского руководс тва периодом «мучительной переоценки» привычных представле ний о международных отношениях на фоне новой расстановки сил в мире. Во внутреннем плане во Франции начало этого периода (1995) ознаменовалось возвращением впервые после 1974 г. главных дипло матических рычагов в руки неоголлистов, а его середина (1997) стала началом пятилетнего «сожительства» президента-неоголлиста Ж. Ши рака и правительства левых сил Л. Жоспена, также притязавшего на активное участие во внешней политике. Однако стратегическая цель французской дипломатии оставалась неизменной при любых прави тельственных комбинациях — она была подчинена поискам путей уве личения международного влияния страны в новых условиях. Главная ставка при этом делалась на объединенную Европу — своего рода мно житель влияния Франции.

Европейская проблематика президентства Ширака не исчерпыва ется приверженностью курсу Маастрихта. Начало 90-х поставило в по вестку дня вопрос о будущем Европейских сообществ с учетом труд ностей сочетания углубления интеграции с его расширением. Причем Франция по-прежнему претендовала в его решении на ведущую роль.

Решимость Ширака следовать курсу Маастрихта призвано было подтвердить назначение европеистов разных политических оттенков на высокие министерские посты: премьер-министром в 1995–1997 гг.

являлся неоголлист А. Жюппе (РПР), министром иностранных дел — близкий к бывшему президенту Жискар д’Эстену либерал Э. де Шаретт (ЮДФ)2. Курс нового президента в европейских делах после победы на выборах получил поддержку его партии — даже Ф. Сеген, выступавший 1.Jupp A..Quel.horizon.pour.la.politique.trangre.de.la.France?.//.Politique.e2trange`re.

1995.No. 2. ЮДФ. —. «Союз. за. французскую. демократию»,. праволиберальное. политическое.

объединение,.у.истоков.которого.стоял.В.Жискар.д’Эстен.(см.часть.IV.наст.изд ) Глава 13. Французский подход к европейской интеграции: Европа как «полюс силы» против Маастрихта, в январе 1996 г. высказывался в пользу евро1. Тем самым неоголлистская партия в целом совершила поворот в сторону европеизма. К Межправительственной конференции ЕС по пересмот ру некоторых положений Маастрихтского договора в РПР обсуждался проект, в основу которого был положен доклад депутата П. Лелуша2.

Заручившись поддержкой своей партии, Ж. Ширак выдвинул «боль шой политический проект для Европы», одним из слагаемых которо го было «определение настоящей европейской модели», нацеленной на уменьшение социальных контрастов в масштабе ЕС3. Тем самым президент стремился сочетать преимущества либеральной англосак сонской системы и континентально-европейской социальной модели, которую он считал малоэффективной, поскольку она, предоставляя множество льгот безработным, не создает у них стимулов для поисков новых возможностей трудоустройства4.

Задаче утверждения роли Франции в обновленном европейском контексте отвечала и эволюция ее подхода к расширению Евросоюза на Восток, отмеченного, впрочем, все той же двойственностью. Уже во время подготовки Маастрихтского договора Миттерану удалось на стоять на принципе единой валюты только в обмен на согласие с гер манским проектом постепенной федерализации ЕС, т.е. увеличения наднациональных элементов в его структуре, и расширения на страны ЦВЕ. Франция официально не выступала против их присоединения к Союзу, но проявляла осторожность в этом вопросе. Во-первых, рас ширение на Восток усилило бы вес ФРГ в ЕС благодаря историческим связям Германии со странами региона, поставив ее с присоединением стран ЦВЕ в географический центр интегрированной Европы. Во-вто рых, для Франции были очевидны тяжелые финансовые последствия расширения на Восток. Только распространение общей сельскохо зяйственной политики и выгод структурной помощи на Чехию, Поль шу, Венгрию и Словакию потребовало бы от Франции, по оценкам экспертов, увеличения взносов в бюджет Сообщества с 90 до 150 млрд.

французских франков5.

Поэтому в начале своего первого президентства Ж. Ширак, про должая линию Ф. Миттерана, противился новому расширению Сою 1.В.выступлении.на.франко-германском.коллоквиуме.в.Экс-ля-Шапель.27.января.

1996.г 2.См :.Vers.l’Europe.que.nous.voerlons:.les.enjeux.de.la.Confrence.intergouvernementale.

de.1996.Pr-rapport.du.Groupe.de.travail.RPR.Janvier.1996.P. 3.Проект.Ширака.см :.La.Libe2ration.1996.25.mars 4. Эта. идея. была. развита. Ж. Шираком. на. встрече. Большой. семерки. по. проблеме.

занятости.в.Лилле.(апрель.1996.г ) 5.См :.Прат А.Франция.в.Европе.М,.1996.С. 482 Часть V. Внешняя политика за, до тех пор пока его институты не будут достаточно усилены, что бы безболезненно принять новых членов. В то же время он стремился развеять впечатление, что ставшее неизбежным расширение ЕС будет происходить вопреки воле Франции.

С лета 1996 г. наметилось серьезное изменение французских пози ций в этом вопросе. Ширак проявил несомненную тактическую гиб кость, заявив в январе и сентябре 1997 г., во время визитов в Польшу и Венгрию, что Франция положительно относится к их вступлению в ЕС и в НАТО до 2000 г. Если Миттерана считали чуть ли не против ником стремления стран ЦВЕ в ЕС, то Ширак словесно продемонс трировал понимание их в этом вопросе, хотя в глубине души разделял мнение своего предшественника1. Предложения Миттерана о созда нии Европейской конфедерации вызвали слишком плохую реакцию в странах ЦВЕ, и, поскольку Франция не в силах была помешать их присоединению к западному сообществу, а США форсировали рас ширение НАТО на Восток, Ширак решил отказаться от противодейс твия этому движению. Незадолго до президентских выборов 1995 г.

министр иностранных дел в кабинете Э. Балладюра А. Жюппе заявил, что «расширение станет великим делом двух предстоящих десятиле тий… Расширение на Восток соответствует нашим ценностям и нашим интересам»2.

Демонстративная благожелательность нового французского пра вительства имела целью помешать США выступать в роли главного политического и стратегического покровителя стран Центральной и Восточной Европы, тем более что американцы предпочитали пре доставить странам ЕС первенство в оказании экономической помо щи посткоммунистическим государствам, а на национальном уровне в этом деле лидировала Германия3. Чтобы не отстать от ФРГ, Ширак заговорил даже об усилении «Веймарского треугольника», который, по его мнению, должен тесно связать Польшу с франко-германской парой в роли движущей силы европейского строительства. Более того, французский президент стремился выступить глашатаем расширения ЕС на Восток. О сугубой декларативности этой позиции говорит тот факт, что Ширак не мог не отдавать себе отчета в нереальности вступ ления стран ЦВЕ в ЕС к 2000 г. В июне 1996 г. во Флоренции Совет ЕС постановил, что можно ожидать начала переговоров по этому воп росу не раньше аналогичных переговоров с Кипром и Мальтой, т.е.

через полгода после завершения очередной межправительственной 1.См :.RIS.1997.No.25.Р. 2.Politique.trange`re.1995.No.1.Р. 3.См :.Нrodote.1993.No. Глава 13. Французский подход к европейской интеграции: Европа как «полюс силы» конференции ЕС (начавшейся в июле 1996 г. и завершившейся в июне 1997 г.) и в зависимости от ее результатов. Франция настаивала на воз можности переговоров только в случае, если все страны ЕС достигнут согласия по вопросам его будущего. Французское требование поста вить расширение ЕС на Восток в зависимость от успеха институцио нальных реформ Союза создавало возможность для дополнительной отсрочки процесса расширения.

С тем чтобы уравновесить смещение географического центра ЕС в сторону объединенной Германии в случае расширения его на Восток, Франция стремилась к укреплению западноевропейского ядра Союза, в частности военно-политического взаимопонимания с Великобрита нией и Испанией. Были разработаны совместные оборонные програм мы Франции, Испании и Великобритании. Выше уже упоминалось о франко-британской активности в урегулировании боснийского кри зиса в первой половине 90-х годов1. Отношения с Испанией укрепи лись благодаря общности подходов к проблемам Южного Средизем номорья. Ширак приложил немало усилий для активизации политики ЕС в этом направлении, особенно до истечения срока французского президентства в ЕС (июль 1995 г.) и при подготовке европейско-среди земноморской конференции в Барселоне (декабрь 1995 г.).

В то же время вопрос о расширении ЕС на Восток все активнее продвигался в повестку дня Сообщества. Большую роль сыграли в этом планы первоочередного расширения НАТО. Ситуация вокруг косовского кризиса 1999 г., в котором восточноевропейские кандида ты на вступление в НАТО (и в ЕС) продемонстрировали стратегичес кое значение своей солидарности с действиями Североатлантического альянса, сковав любые инициативы России в пользу Югославии, под толкнула и процесс расширения ЕС. Парадоксальным образом имен но Франции в период ее очередного председательства в ЕС (второе полугодие 2000 г.) выпало организовать обсуждение конкретных сро ков вступления новых членов, так же как и необходимых структурных реформ Союза.

Ширак, подобно его предшественникам, был твердо убежден в том, что только Европа может умножить возможности Франции иг рать в мире роль, соответствующую ее амбициям. Причем его, как и де Голля, отличал преимущественно политический подход к евростро ительству. Для него оно должно было реализовываться в стремлении правительств стран — членов ЕС к «реальной коллективной воле», в придании Союзу атрибутов «могущества» (puissance)2. Однако среди 1.См.ниже.о.франко-британском.сотрудничестве 2.См :.La.Libration.1996.21.avril 484 Часть V. Внешняя политика членов ЕС не было единого видения его политического будущего в ин ституциональном плане.

Хотя успехи европейской интеграции при всех президентах Пя той республики: де Голле, Жискар д’Эстене, Миттеране — неизменно опирались на франко-германский тандем, главным камнем преткно вения для него являлась федералистская тенденция углубления интег рации, за которую ратовала ФРГ, поддержанная странами Бенилюкса1.

Франция же вместе с Великобританией выступала против углубления интеграции за счет усиления принципа наднациональности, в поль зу развития межгосударственных органов Сообщества. В то же время британское видение будущего «беспозвоночной» Европы прежде все го как единого экономического пространства (l’Europe-espace), совер шенно не вписывается во французскую концепцию усиления ее вне шнеполитического могущества (Europe-puissance), на которое могла бы опереться Франция в утверждении собственного международного веса.

Чтобы обеспечить Парижу ведущую роль в европейской интеграции, Шираку необходимо было искать пути синтеза близкого ему (в опре деленных пределах) британского варианта с устремлениями Германии, партнерством с которой Франции отнюдь не хотелось рисковать.

В середине 90-х годов обнаружилась политическая слабость ЕС в урегулировании конфликтов как в бывшей Югославии, так и в зо нах особых европейских интересов — на Ближнем Востоке и в Аф рике. Стало очевидно, что искомая реформа НАТО невозможна без совместных усилий большинства европейских стран, тогда как вве дение единой европейской валюты обостряло вопрос о полномочиях наднациональных органов в экономической политике стран-участниц и ЕС в целом. Для Франции расширение на Восток могло оказаться губительным, если Евросоюз предварительно не завершит институ циональную перестройку. Назрела необходимость придать большую связность творению Маастрихта, наметить очертания Европы ХХI в.

Это продиктовало созыв новой межправительственной конферен ции ЕС в 1996 г., которая начала работу в Турине 29 марта, затем про должила ее в Амстердаме 17 июля 1997 г. и завершилась подписанием Амстердамского договора 2 октября 1997 г. Предложения Франции, высказанные на этой конференции, несли печать присущих ее евро пейской политике противоречий и колебаний2. Достижения европей 1.Правда,.в.начале.XXI.в.наблюдается.некоторый.отход.правительства.ФРГ.от.этой.

идеи,.в.то.время.как.на.уровне.земель.она.все.более.популярна 2.Архитектура.Маастрихта.осталась.неопределенной.—.Союз.не.получил.настоящих.

механизмов. для. деятельности. в. двух. новых. сферах,. предусмотренных. договором:. вне шней.политики.и.политики.безопасности.(ОВПБ).и.внутренней.правовой.политики Глава 13. Французский подход к европейской интеграции: Европа как «полюс силы» ского строительства начала 90-х годов высоко подняли планку интег рации, и их дальнейшее развитие все более затрагивало суверенитет государств-членов. Между тем проблема сохранения государственного суверенитета и национальной идентичности является одной из болевых точек голлизма. Поэтому трудно было ожидать от Ж. Ширака чересчур далеко идущих инициатив в федералистском духе, которому все бо лее подчинялась логика евростроительства: его формальный активизм явно призван был компенсировать сдержанность, по существу, в сфере углубления интеграции не меньше, чем в сфере ее расширения.

К таким «компенсирующим» жестам относится стремление Ши рака выступать на мировой арене от имени всей Европы, даже если партнеры по ЕС с ним не были согласны. Это особенно проявлялось в отношениях с США и в заявлениях по урегулированию арабо-изра ильского конфликта, когда французский президент выдвинул претен зии европейцев на участие в переговорах. После возобновления Фран цией в 1945 г. ядерных испытаний Ширак заговорил о согласованном европейском ядерном сдерживании: модернизация французского ядерного оружия должна была служить европейской ядерной обороне (правда, пока только гипотетической).

Возвращаясь к французским предложениям на межправительс твенной конференции, необходимо подчеркнуть, что в самом отсутс твии связности французской европейской программы прослеживается влияние постоянной линии Франции, направленной со времен де Гол ля против усиления элементов наднациональности в структуре Сооб щества. Позиция Парижа в отношении реформы европейских институ тов противостояла проектам последовательных федералистов (прежде всего стран Бенилюкса и ФРГ), стремившихся усилить роль Комиссии европейских сообществ (КЕС). По их мнению, подотчетность Комис сии Европарламенту способствовала бы усилению легитимности ее де ятельности. В предложенной конструкции Совет должен был стать ор ганом, подобным верхней палате парламента (чем-то вроде Сената)1.

Иную точку зрения высказала Великобритания, которая представляла Европу как единый рынок, где главную политическую роль играли бы межгосударственный Совет министров и саммиты Евросоюза.

Франция при Шираке была в этом вопросе ближе к Лондону, чем при Миттеране. Ее не устраивало постоянное стремление Комиссии идти дальше полномочий, которые приданы ей основополагающи ми документами ЕС. По мнению Ж. Ширака, КЕС должна остаться органом, вносящим предложения, в то время как принятие решений 1. В. частности,. это. предложение. было. изложено. в. европейской. программе. ХДС– ХСС,.опубликованной.в.декабре.1994.г 486 Часть V. Внешняя политика остается за Советом ЕС: Комиссия должна была получать от Совета императивный мандат. Париж выступал за то, чтобы национальные парламенты поставили европейские органы под свой контроль, для чего необходимо было учредить Парламентскую конференцию, состо ящую наполовину из членов Европарламента, наполовину из депута тов, назначенных национальными парламентами, что в глазах Фран ции усилило бы легитимность Европейского сообщества.

Французский проект поднимал также вопрос о председательстве в Комиссии: оно ограничено полугодом, что являлось целесообраз ным, когда в ЕЭС было шесть членов, но с увеличением числа членов до 15 и более полугодовой мандат оказывается слишком коротким, для того чтобы обеспечить должную преемственность. Кроме того, в об ласти внешней и оборонной политики, где председательствующий должен представлять ЕС на международной арене, «чередование по литических деятелей с ограниченным мандатом не может обеспечить Европе заслуживающий доверия имидж»1. Поэтому Франция пред ложила, оставив в управлении Общим рынком прежний принцип, учредить должность комиссара ЕС по внешней политике и политике безопасности. В ответ на уступки в пользу германской позиции по вопросам экономического и валютного союза (ЭВС) Франции удалось добиться формальной победы в этом вопросе: Амстердамский договор предусматривал утверждение должности Высокого представителя ЕС, ответственного за общую внешнюю и оборонную политику2.

Что касается будущей архитектуры Европы, то французское пра вительство, считая, что речь идет о длительном и плохо предсказуемом процессе, выдвинуло идею «трех кругов»: первый — это круг стран — членов ЕС, второй — внешний круг партнерства и третий — круг стран ЕС, связанных отношениями «усиленной солидарности» (solidarit renforce)3. Сопоставляя эту идею с германским планом создания «твер дого ядра» и периферийных кругов европейского единства, французы настаивали на кардинальном различии между понятиями «усиленная солидарность» и «твердые ядра»: последние они считали закрытыми и ограниченными по составу, в то время как план Франции означал усиленную солидарность между пилотами европейской интеграции, в частности между Германией и Францией, открытую для присоедине ния других стран, а потому способную стать двигателем политической конвергенции внутри ЕС. Франция предложила учредить Европейс кую конференцию с участием членов ЕС и стран-кандидатов, в рамках 1.Прат A..Указ.соч.С. 2.Первым.на.этот.пост.был.назначен.непалец.Х.Солана,.бывший.генсек.НАТО 3.См :.Politique.trangre.1995.No.1.Р. Глава 13. Французский подход к европейской интеграции: Европа как «полюс силы» которой последние получали совещательный голос. Реализация этого предложения стала бесспорным успехом французской дипломатии.

Для примирения двух векторов развития ЕС — его расширения и углубления А. Жюппе предлагал Евросоюзу сосредоточить свои действия на тех направлениях, где оно оказывается эффективнее на циональной политики (в духе принципа субсидиарности), и стимули ровать те страны, которые готовы дальше двигаться вперед, а не от стающие, составляющие негативное исключение. Движение вперед предусматривало создание экономического и валютного союза (ЭВС) и выработку общей оборонной и внешней политики (ОВПБ)2.

Учреждение Европейского экономического и валютного сою за было одним из достижений Ф. Миттерана, стремившегося таким образом «связать» возросшую экономическую мощь объединенной Германии в Европе. По сути ЭВС означает отказ стран-участниц от одного из главных слагаемых суверенитета — независимой валют но-финансовой политики. Между тем реализовать идею этого союза предстояло неоголлисту Ж. Шираку, который в свое время настаивал на проведении национального референдума по этому вопросу. Од нако, став президентом, он отказался от референдума и высказался вслед за Г. Колем за сокращение бюджетного дефицита как необходи мого условия перехода на евро с 1 января 1999 г.3 Франция и Германия были согласны в том, что ЭВС должен способствовать углублению политической интеграции, однако вплоть до саммита ЕС в Люксем бурге4 они расходились в вопросе о контроле над Центральным евро пейским банком (ЦЕБ).

Франция стремилась ограничить наднациональный характер ин ститутов валютного союза. При обсуждении Пакта стабильности и роста, а также будущего ЦЕБ накануне сессии Европейского совета в Дублине Ж. Ширак во время неоднократных встреч с Г. Колем отста ивал, вразрез с позицией Германии, принцип политического межпра вительственного контроля над деятельностью ЭВС. Германия высту пала за включение в Пакт санкций против страны, не соблюдающей предусмотренные экономические критерии. Кроме того, Франция хо тела сохранить за Экономическим и финансовым советом, состоящим из министров экономики и финансов стран-участниц, контроль над обменным курсом евро. Этот «Совет евро» должен был стать «поли тическим собеседником» ЦЕБ. Таким образом Франция стремилась 1.Union.conomique.et.monetaire.(UEM) 2.Politique.trangre.et.de.securite.commune.(PESC) 3.26.октября.1995.г.(cм :.Le.Monde.1995.27.octobre) 4.12–13.декабря.1997.г 488 Часть V. Внешняя политика обеспечить примат политических межправительственных органов над технократическим ЦЕБ, в то время как Германия хотела распростра нить на бюджетную политику стран ЕС логику «автопилотажа»1, вы водя эту политику из сферы политических амбиций и страстей как на национальном, так и на европейском уровне.

В 1997 г. Франция согласилась подписать Пакт стабильности и роста только в обмен на обещание Коля создать «политический про тивовес» ЦЕБ. Она предложила учредить орган, наделенный широки ми полномочиями по контролю над деятельностью Банка, — «Совет стабильности». Кроме того, Ж. Ширак считал, что, хотя директор ЦЕБ должен быть независимым от правительств, его кандидатуру следует обсуждать главам национальных центробанков после консультаций со своими правительствами2. Таким образом Франция стремилась вывес ти ЦЕБ из-под контроля технократических и наднациональных орга нов. Однако французскому президенту не удалось настоять на своих предложениях: Пакт стабильности и роста, подписанный министрами экономики и финансов стран ЕС в апреле 1996 г. в Дублине, является соглашением о строгом соблюдении бюджетной дисциплины 15 стра нами ЕС для ограничения роста бюджетного дефицита. Пакт предус матривал, что к стране-нарушителю, в которой инфляция превысит 3% ВВП, будут применяться санкции, однако по настоянию Ширака (оппонентом которого был Г. Коль) было условлено, что санкции не применяются автоматически, но являются предметом политического решения Европейского совета.

ЦЕБ стал институтом, определяющим кредитно-денежную поли тику ЕС независимо как от правительств стран-членов, так и от по литических органов ЕС. Основной его целью является поддержание стабильного уровня цен в зоне евро. Создание экономического и ва лютного союза усилило движение ЕС в сторону наднациональности:

не только валютная, но и бюджетная политика Франции зависит от ныне от деятельности ЦЕБ, решения в котором принимаются простым большинством и потому не определяются мнением представителей на циональных банков. С целью обеспечения автономности деятельнос ти ЦЕБ члены директората получают на восемь лет мандат, не подле жащий продлению3. Проводя единую кредитно-денежную политику, 1.См :.Andrani G..L’Еurope.des.incertitudes.//.Commentaire.1999.No.85.P. 2.См :.Le.Figaro.1998.4.mai.(выступление.Ж.Ширака.на.TF-1.3.мая.1998.г ) 3. Директорат. состоит. из. президента,. вице-президента. и. четырех. членов. Банком.

управляет.Совет.управляющих,.куда.помимо.членов.директората.входят.12.управляю щих.центробанками.стран-участниц.Каждый.член.Совета.располагает.одним.голосом,.

поэтому. директор. Люксембургского. кредитно-денежного. института,. не. являющегося.

даже.центральным.банком,.имеет.тот.же.вес,.что.и.директора.Банка.Франции.или.Бун десбанка.(см :.Прат А..Указ.соч.С.44 ) Глава 13. Французский подход к европейской интеграции: Европа как «полюс силы» ЦЕБ получает контроль над государственными финансами, валютны ми запасами и платежным балансом страны, а значит, ограничивает ее суверенитет в налоговой и социальной сфере. ЭВС представляет со бой пример передачи на европейский уровень реальных компетенций, причем этот новый механизм детально определен. Таким образом, первоначальная схема Франции не прошла.

Несмотря на то что архитектура ЭВС далеко не во всем отвечала французским предложениям, Ширак оставался его твердым привер женцем. Мотивы этой приверженности были как прагматические, так и политические. С прагматической точки зрения жесткое соблюде ние императивных критериев Маастрихта соответствует стремлению французских правящих кругов к модернизации экономики страны и к сокращению бюджетного дефицита с помощью неолиберального инструментария. В 1998 г. Ширак заявил: «То, что Франция смогла со ответствовать этим критериям, важно… потому что это правила хоро шего управления»1. В условиях глобализации потеря части националь ного суверенитета становится не столь драматичной, в то время как все менее приемлемой становится опасность в одиночку противостоять финансовым рискам и международной конкуренции.

По иронии судьбы всего несколько лет спустя как Франция, так и ФРГ — главные авторы Пакта стабильности — нарушили его ос новные положения, допустив рост доли своего бюджетного дефицита и госдолга в ВВП значительно выше предусмотренных лимитов, но су мели уйти от финансовых санкций (см. часть II наст. изд.).

Тем не менее с политической точки зрения ЭВС стал одним из ры чагов усиления роли ЕС в мире, особенно перед лицом экономической мощи США и азиатских стран. Соглашаясь с этой позицией президен та, возглавивший правительство в 1997 г. социалист Л. Жоспен взял на вооружение тезис (выдвинутый министром иностранных дел Ю. Ведри ном), что евро играет решающую роль в рождении «Европы-державы»2.

В то же время голосование Национального собрания 22 апре ля 1998 г. по вопросу введения евро в банковских расчетах с 1 января 1999 г. обнаружило рост евроскептицизма в правящей элите Франции:

СП и ЮДФ голосовали за, ФКП, часть экологов и «Движение граж дан» Ж.-П. Шевенмана, отколовшееся от соцпартии, а также сторон ники председателя РПР Ф. Сегена из числа голлистских ортодоксов выступили против3. Последовательная реализация перехода к единой 1.Chirac J..La.conference.de.presse.de.President.de.la.Rpublique.26.avril. 2.См :.La.Libration.1997.30.aot 3.РПР.воздержалось.поэтому.при.голосовании.(по.призыву.Жюппе).(см :.Le.Monde.

1998.24.avril) 490 Часть V. Внешняя политика европейской валюте в течение последующих лет облегчила переход Франции отказ от франка с 1 января 2002 г. Решение об этом было принято на заседании Совета министров Франции 22 декабря 2000 г.

Уже с 1 июля 2001 г. жалованье государственным служащим стало вы плачиваться в европейской валюте. Бюджет 2002 г. верстался исклю чительно в евро1.

Второй после ЭВС сферой «усиленного сотрудничества» и одной из новых «опор» Сообщества, предусмотренных Маастрихтом, являлась общая внешняя политика и политика безопасности (ОВПБ). Во фран цузском проекте европейского строительства этой сфере отводилась важная роль в утверждении европейского могущества («Европы-де ржавы»). Помимо институциональной у этой проблемы имеются так же политическая и военная составляющие. Что касается политической стороны, возможность реализации единого курса ЕС в международных делах в ближайшем будущем подвергалась во Франции сомнению. В ус ловиях, когда по многим проблемам взгляды большинства европейских партнеров расходились с позицией Парижа, многие задавались вопро сом о том, целесообразно ли для Франции настаивать на общей вне шней политике, если она обычно оказывается в меньшинстве и нахо дит меньше сторонников, чем Германия или Великобритания — «два верных соратника Соединенных Штатов»2. Особенно остро эти вопро сы встали в связи с французским протестом против американских бом бардировок Ирака в феврале 1998 г., когда в СБ ООН Франция, Россия и Китай осудили действия США, а другие страны ЕС присоединились к единоличному решению Клинтона. Таким образом из институцио нальной плоскости вопрос об общей внешней политике ЕС переме щался в политическую, требуя от французской дипломатии способнос ти сплачивать единомышленников вокруг своей позиции внутри ЕС.

Другой стороной проблемы превращения ЕС в центр силы явля ется вопрос об автономной европейской обороне. Придание Сооб ществу собственных средств для обеспечения безопасности составляет традиционную особенность французского проекта европейской ин теграции со времен де Голля. Однако условия биполярности ставили безопасность Западной Европы, т.е. прежде всего Европейских сооб ществ, в зависимость от НАТО, а значит, от США. По мнению Ф. Мит терана, ликвидация Варшавского договора создавала условия для того, 1.Заявление.министра.финансов.Франции.Л.Фабиуса.от.22.ноября.2000.г.см:.http:// news lycos de/news/fr/textidx asp?cat=Politique&P /200011222008MAW1181 ht 2.Точка.зрения,.высказанная,.в.частности,.автором.«Европы.на.пути.к.войне»,.исто риком.П -М.Куто,.и.А.Пейрефитом.(см :.Le.Figaro.1997.17.juin;

.1998.24.fvrier;

.цитата.

из.статьи.Куто) Глава 13. Французский подход к европейской интеграции: Европа как «полюс силы» чтобы европейцы обеспечивали сами свою безопасность в опоре на реанимированный ЗЕС (Западноевропейский союз)1. В первые годы после окончания «холодной войны» Франция не признавала за альян сом роль гаранта безопасности вне границ, предусмотренных статьей Вашингтонского договора, что входило в противоречие с политикой США, стремившихся после исчезновения советской угрозы, напро тив, расширить сферу компетенции альянса. Эта позиция Франции проявилась на Лондонском саммите НАТО в июле 1990 г. и вписалась в привычную логику противостояния всяким попыткам «политизиро вать» НАТО, которые Франция воспринимала как стремление США присвоить монополию в отношениях Восток–Запад и тем самым уси лить свое влияние на союзников2.

Обсуждение Маастрихтского договора в 1990–1991 гг. сопровожда лось борьбой двух точек зрения на будущее ЗЕС: французская позиция предусматривала, что он станет военным инструментом ЕС, тогда как остальные участники альянса видели в ЗЕС лишь европейскую опору НАТО. В договоре спор не разрешен: в нем присутствуют обе точки зрения. Франция первоначально настаивала на первой, но к середине 90-х годов все больше склонялась ко второй: в Париже должны были признать, что, несмотря на намеченную в перспективе европейскую общую внешнюю и оборонную политику, безопасность Европы еще долго будет оставаться в ведении НАТО. Несмотря на более четкое оп ределение механизмов деятельности ЗЕС и целей общей оборонной политики ЕС на сессии Совета ЗЕС в Нордвейке (Нидерланды) в но ябре 1994 г., Франция должна была согласиться, что тот не располагает ни силами, ни механизмом для оперативного руководства и стратеги ческого планирования.

Главным препятствием на пути становления европейской оборон ной идентичности было отсутствие у других членов ЕС сознания не обходимости дублировать устоявшуюся и эффективную модель НАТО 1.Созданный.в.Брюсселе.в.1948.г.и.дополненный.протоколом.1954.г,.ЗЕС.включал.

10.государств.—.членов.ЕС:.ФРГ,.Бельгию,.Испанию.(1990),.Францию,.Грецию.(1995),.

Италию,.Люксембург,.Нидерланды,.Португалию.(1990),.Великобританию,.3.ассоцииро ванных.члена.(Исландия,.Норвегия,.Турция).и.5.наблюдателей.(Австрия,.Дания,.Фин ляндия,.Ирландия,.Швеция),.а.также.10.ассоциированных.партнеров.из.Центральной.

и.Восточной.Европы.и.стран.Балтии.Статья.4,.добавленная.в.1954.г,.передала.НАТО.

военную. компетенцию. ЗЕС. С. 1985.г. два. раза. в. год. собирался. Совет. ЗЕС. на. уровне.

министров. обороны. Были. созданы. также. агентства. для. развития. кооперации. в. деле.

вооружений 2.Такой.же.была.позиция.Франции.во.время.обсуждения.доклада.Армеля.в.1967.г.

о. будущих. задачах. альянса. в. условиях. разрядки. В. докладе,. в. частности,. говорилось,.

что.«коллективная.оборона.есть.фактор.стабильности.в.мировой.политике….Участие.

СССР.и.США.необходимо.для.урегулирования.политических.проблем.в.Европе».(цит.

по:.Монбриаль Т. де..Память.настоящего.времени./.Пер.с.фр.М,.1999.С.215) 492 Часть V. Внешняя политика сомнительными европейскими структурами. Итогом эволюции фран цузской позиции стал Брюссельский саммит НАТО (январь 1994 г.), на котором европейская оборонная идентичность была единодушно одобрена альянсом. Франция не сразу присоединилась к идее евро пейской опоры НАТО, но фактически признала необходимость «взаи модополняемости» НАТО и ЕС-ЗЕС1. Подписавшись под концепцией европейских сил, «отделяемых, но неотделимых» (separables, mais non separees), Франция признавала, что основой развития европейской обороны и безопасности остается НАТО.

В итоге Парижу не удалось интерпретировать по-своему роль НАТО и США в обеспечении европейской безопасности. Трансфор мация НАТО в конце 80-х — начале 90-х годов касалась не американс кого военного присутствия в Европе, а других аспектов — европейской автономии в обороне и функций альянса2.

Практически все европейские партнеры Франции продолжали принимать американское лидерство — они считали его оправданным и удобным, отвечая задаче обеспечения их безопасности. Что касается ев ропейской идентичности в сфере безопасности, то для них по-прежнему важнее было единство в вопросах экономического развития и стабиль ности, нежели политическая и военная ответственность ЕС. Однако Франция после Маастрихта не прекращала попыток усилить политичес кую и оборонную идентичность ЕС, стараясь опереться на франко-гер манскую ось: она настаивала на автономизации европейской обороны от НАТО в опоре на ЗЕС, затем попыталась явочным путем, независимо от институтов альянса и ЕС, организовать сотрудничество европейцев в области собственной безопасности. В эту деятельность вписывалось учреждение Еврокорпуса (1993–1995). Но после неудачного для евро пейцев опыта урегулирования конфликта в Боснии Франция вынужде на была смириться с тезисом об утверждении европейской оборонной идентичности в рамках и при опоре на НАТО (в декабре 1995 г.).

В середине 90-х годов Франции не удалось добиться сближения позиций с Великобританией, которая была удовлетворена достижени ями Маастрихта, не желая нарушать привилегированное партнерство с США в рамках НАТО, и противилась идее политического единства ЕС, обладающего какой-либо компетенцией в области обороны.

Правящие круги Франции вынуждены были извлечь уроки из неоднозначных итогов ее европейской политики начала 90-х годов и пересмотреть в свете этого первоначальные планы реформы евро атлантических отношений. Во-первых, война в Персидском заливе 1.См :.Le.Livre.blanc.sur.la.dfense.La.documentation.franaise.Paris,.1994.Р. :.Le.discours.de.Franois.Mitterrand.а.l’E2cole.suprieure.de.guerre.11.avril. 2.См Глава 13. Французский подход к европейской интеграции: Европа как «полюс силы» выявила необходимость пересмотреть возможность военного вмеша тельства Франции исключительно собственными силами (кроме крат косрочных, фактически полицейских акций в Тропической Африке).

У нее недоставало собственных разведывательных средств (особенно космических) для наведения авиационных ударов, ввиду чего и фран цузские военные должны были обращаться к службам спутниковой разведки США. Во-вторых, не участвуя в военной организации и воен ном планировании НАТО, Франция оставалась в стороне от высокой политики, которая перестала разыгрываться между двумя мировыми игроками и сосредоточилась вокруг США. Считая, что такая маргина лизация вредит внешнеполитическим интересам Франции, Ф. Митте ран предпринял ряд шагов по возвращению страны в рабочие органы НАТО: как уже отмечалось, 5 декабря 1995 г. Франция заявила о реше нии участвовать в работе Военного комитета НАТО1, а Белая книга по обороне 1994 г. свидетельствовала о снижении французских претензий в вопросах европейской автономии. Речь в ней шла лишь об урегули ровании кризисов на европейской периферии, если бы США заявили о решении воздержаться от участия в этом урегулировании. Ответс твенность же за европейскую оборону возлагалась на НАТО2.

Изменение геостратегического контекста поставило под вопрос возможность продолжения Ж. Шираком традиционной для всех пре зидентов Пятой республики политики в отношении НАТО. Однако голлистская традиция ощущалась и в курсе, унаследованном им от социалиста Ф. Миттерана. Он характеризовался двумя составляющи ми — сближением с НАТО в сочетании с созданием европейской обо ронной идентичности внутри альянса.

Обе составляющие были взаимообусловлены: Франция заявила о готовности вернуться в НАТО, если альянс оставляет возможность для создания в рамках своей организации подлинной европейской идентичности. В декларации правительства по оборонной политике премьер-министр А. Жюппе изложил три принципа французской по зиции в отношении НАТО:

• необходимость развития собственных политических и воен ных возможностей стран ЕС и усиления «европейской опоры»

НАТО — ЗЕС3;

1.Военный.комитет.НАТО.вырабатывает.рекомендации.для.улучшения.совместной.

обороны.и.директивы.для.союзного.командования 2.См :.Le.livre.blanc.sur.la.dfence 3. Ссылка. на. декларацию,. приложенную. к. Маастрихтскому. договору:. «ЗЕС. будет.

развиваться.в.качестве.оборонной.составляющей.ЕС.и.средства.усиления.европейской.

опоры.Атлантического.альянса».(см :.Право.Европейского.союза.Документы.и.коммен тарии./.Под.ред.С Ю.Кашкина.М,.1999.C.352) 494 Часть V. Внешняя политика • необходимость обновления отношений НАТО и Франции для активизации участия последней в реформе альянса;

• зависимость будущего французского участия в обновленной НАТО от той доли ответственности, которая может быть возло жена на европейские страны НАТО в духе нового трансатлан тического партнерства, к которому взывают президент и пра вительство Франции1.

В развитие этих предложений на межправительственной конфе ренции ЕС в Турине (29 марта 1996 г.)2 Франция подтвердила свое же лание вписать европейскую оборону в компетенцию ЕС, выступая за подчинение, а в перспективе — за слияние ЗЕС и ЕС. В декабре 1996 г.

Париж заявил о желании прийти к согласию с союзниками по НАТО относительно полноправного участия французских представителей в обсуждении внутренних проблем альянса, включая вопросы ядерной стратегии3. Совет НАТО в Берлине (3–4 июня 1996 г.) одобрил идею проведения сессии Совета на уровне министров обороны с полным участием французских представителей. Первая такая встреча состоя лась уже 14 июня 1996 г. в Брюсселе.

Что касается требования Франции относительно создания евро пейской оборонной идентичности, воплощением которой ей виделся ЗЕС внутри обновленной НАТО, то оно было одобрено на Берлинском саммите НАТО (июнь 1996 г.), что, по мнению Франции, знаменова ло важный поворот в стратегии альянса. В коммюнике было заявлено, что одна из задач обновления НАТО «состоит в развитии европейской идентичности в сфере обороны и безопасности внутри альянса»4.

Однако реальное положение внутри НАТО свидетельствовало о том, что провозглашенное в Берлине усиление европейской оборон ной идентичности в рамках реформы НАТО зависело прежде всего от доброй воли США. Американцев устроило бы более активное участие европейцев в действиях, которые они считали необходимыми для обес печения европейской безопасности, но под своей эгидой. Франция же 1. См :. Assemble. Nationale. La. Dclaration. du. gouvernement. sur. la. dfence. pur.

M A.Jupp,.premier.ministre,.et.par.M Ch.Millon,.ministre.de.la.dfence.Cel.4 4042(2654).

Mis.en.distr.Le.3.avril.1996.О.необходимости.новых.отношений.между.европейскими.

и.американскими.партнерами.по.НАТО.Ж.Ширак.высказался.в.речи,.произнесенной.

в.Высшем.институте.национальной.обороны.8.июня.1996.г 2.Центральным.вопросом.этой,.так.же.как.и.Амстердамской,.конференции,.завер шившей.начатое.в.Турине.(18.июня.1997.г ),.было.внесение.изменений.в.Маастрихтский.

договор 3.Речь.Э.де.Шаретта.на.сессии.МИДа.Совета.НАТО.5.декабря.1995.г.и.в.IHEDN.

2.апреля.1996.г.См :.Dfense.nationale.1996.Mai 4.См :.Conseil.ministriel.de.l’OTAN.Communiqu.Final.Berlin,.3.juin. Глава 13. Французский подход к европейской интеграции: Европа как «полюс силы» связывала нормализацию своих отношений с военной организацией НАТО и созданием европейской оборонной идентичности внутри нее, а также возрастанием военно-политической составляющей ЕС. «Надо строить нашу европейскую политику совместной обороны, к чему нас обязывает Маастрихтский договор… Наша цель должна состоять в том, чтобы сделать из Европейского совета высшую инстанцию разработки и принятия решений в этой области, особенно в рамках ЗЕС… Воору женная опора Евросоюза — ЗЕС должен срочно создать недостающие ему сегодня средства ведения операций. Только при этом условии он сможет играть роль, предусмотренную другой реформой — реформой НАТО. Таким образом, наша европейская политика неотделима от но вого трансатлантического партнерства, контуры которого я обрисовал перед Конгрессом США»1, — заявил президент Ширак по возвраще нии из США в июне 1996 г.

Для Франции главный интерес представляли в этой связи взаимо отношения ЗЕС и НАТО и превращение ЗЕС в действенный автоном ный орган обеспечения европейской безопасности. Поскольку здесь были затронуты интересы евроатлантического партнерства, решение зависело не только от декларированной решимости стран ЕС. Фран ция стремилась освободить европейскую оборону от чересчур тесной зависимости от США, сделав ЗЕС действенным военным инструмен том политики безопасности. Однако после неудачи европейцев в деле урегулирования боснийского кризиса и Дейтонских соглашений она была вынуждена признать, что именно в НАТО сосредоточены нити решения проблем европейской безопасности и в плане разрешения конфликтов, и по линии усиления европейской оборонной идентич ности. Франция разделяла опасения европейцев, что США могут вер нуться к изоляционизму, «бросив» Европу на произвол судьбы, или, наоборот, своими единоличными решениями ввергнуть ее в конфликт, все издержки которого она будет должна нести самостоятельно. Ког да, однако, Ж. Ширак попытался вернуться в военную организацию НАТО перед Мадридским саммитом 1997 г. «на коне», США дали ясно понять, что вовсе не собираются платить уступками за возврат Фран ции в лоно НАТО. Вашингтон категорически отвел, в частности, де марш Парижа о предоставлении европейцам поста командующего си лами НАТО на южном фланге (в Неаполе).

Отсюда проистекает озвученное А. Жюппе стремление «в краткос рочной перспективе усилить единственный реальный институт про 1.Речь.Ж.Ширака.в.Высшем.институте.национальной.обороны.См :.Le.Monde.1996.

9.juin 496 Часть V. Внешняя политика ведения ЕС политики безопасности — ЗЕС, придав ему средства для эффективного проведения операций по поддержанию мира и оказа нию гуманитарной помощи». Речь идет в первую очередь о системах космического наблюдения1, о создании многонациональных сил и о возможности использовать под командованием ЗЕС некоторые силы и средства НАТО. «Европейцы не должны больше… оказываться в си туациях, когда они будут просить помощи у американцев»2.

Некоторые шаги в направлении реанимации ЗЕС были предпри няты на Берлинском саммите НАТО в июне 1996 г. Согласно его ре шениям, силы НАТО могут быть переданы в распоряжение ЗЕС для проведения операций под его политическим контролем и стратеги ческим руководством. Однако сохранялось одно важное ограниче ние: необходимость решения Североатлантического совета, который будет наблюдать за их применением. Таким образом, США могут до верить европейцам проведение некоторых чисто военных операций, в которых сами они не захотят участвовать, но сохранят контроль над политическим решением конфликтов. Франция вынуждена была со гласиться с этим условием, считая решения Берлинского саммита оп ределенным достижением на намеченном пути.


В итоге Парижу пришлось отказаться от иллюзий о возможности создания европейской оборонной идентичности вне НАТО. Однако Франция и впредь собиралась настаивать на разделении ответствен ности внутри НАТО в интересах европейцев. При этом, отказавшись от возвращения в интегрированную военную организацию НАТО, она хотела по-прежнему сохранить автономию принятия решений, не по рывая с идеей евроамериканского партнерства. Логическим продол жением этого вывода стала позиция Франции в косовском кризисе конца 1998–1999 гг.

Хотя кризис в Косове бесспорно явился переломным для полити ки Франции в евроатлантических структурах, это не означало, однако, французского сопротивления «миру по-американски» (Pax americana).

Несмотря на проявленную Францией солидарность с США, он стал очередным испытанием для франко-американского сотрудничества.

На первый взгляд участие Франции в военных операциях НАТО против Югославии без санкции СБ ООН и под американским командованием говорило о явном отходе Парижа от голлистской традиции независи мой внешней и оборонной политики. Косовский кризис продемонс 1. О. совместном. финансировании. такой. системы. существовала. договоренность.

с.ФРГ,.от.чего.немцы.вскоре.отказались,.предпочитая.полагаться.на.американскую.сис тему.разведки 2.Jupp А..Op.cit.P.248– Глава 13. Французский подход к европейской интеграции: Европа как «полюс силы» трировал готовность Франции с ее ограниченными военными возмож ностями сотрудничать с США в разрешении кризисов. Но в ходе этой операции выяснилось, что ни качество, ни условия участия в акциях, направляемых Вашингтоном, не устраивали Францию: она не разделя ла американской концепции сдерживания посредством превентивной войны и односторонних действий США. В итоге французская дипло матия не только сама извлекла из этого конфликта важные выводы, но, что еще важнее, ее позиция впервые нашла понимание у ряда других членов ЕС, прежде всего Германии, которая прежде противодействова ла всему, что могло бы нарушить евроатлантическое согласие.

Во-первых, после Косова для французской дипломатии лейтмоти вом становится призыв к многосторонности и к повышению роли СБ ООН в разрешении международных кризисов. Во-вторых, Франция добилась, пусть в скорректированном виде, признания необходимости создания инструментов обеспечения европейской безопасности сила ми стран ЕС путем создания европейских оперативных структур (хотя США сохранили возможность препятствовать созданию военных ор ганов ЕС, параллельных штабу НАТО).

На первый взгляд решение Франции о полномасштабном учас тии в военном конфликте в Европе под эгидой НАТО можно было бы расценить как отказ от фундаментальной внешнеполитической идеи де Голля об обретении глобальной роли благодаря политике незави симости. Однако именно это решение давало Франции моральные и материальные основания, для того чтобы занять подобающее место в процессе постконфликтного урегулирования в Косове и, в более ши рокой перспективе, в решении военно-политических проблем Евро пы. Наряду с Великобританией, Германией и Италией она получила собственный сектор в размещении многонациональных сил в Косо ве (KFOR). В ходе юбилейного саммита Совета НАТО в Вашингтоне по случаю 50-летия альянса в апреле 1999 г. представители Франции подчеркивали, что косовский сценарий с обходом СБ ООН является не прецедентом на будущее, а исключительным случаем, связанным с угрозой гуманитарной катастрофы. Причем в многосторонних пере говорах по разрешению конфликта французской дипломатии удалось сохранять собственное лицо, что стало возможным благодаря подде ржке европейских союзников. Апелляция к ООН и убежденность в не обходимости вовлечения России в процесс урегулирования на Балка нах отличали линию Франции и других стран ЕС от позиции США.

Принципиальным выводом из косовского кризиса было озвучен ное Ж. Шираком осенью 1999 г. требование сделать именно ООН клю чевым органом новой международной системы. «Франция не может 498 Часть V. Внешняя политика согласиться и не согласится впредь на то, чтобы какая-либо регио нальная оборонительная организация присвоила себе роль мирово го жандарма. Эта роль доверена Уставом ООН Совету Безопасности, и только ему одному»1. ООН, по мнению Ширака, должна была стать «единственным местом, в котором на демократической основе можно постепенно продвигаться в деле становления универсального созна ния и государства, приверженного международному праву»2.

Последнее замечание является ключевым в представлении Шира ка о строительстве новой международной реальности. Если основным содержанием эпохи социально-политической модернизации на Западе было становление модели правового государства, то в ХХI в. Франция намеревалась стать проводником новой универсальной идеи — утверж дения государства, для которого станут непререкаемыми нормы меж дународного права. Речь теперь идет не только о правах человека, но и о приверженности основополагающим правовым принципам междуна родной жизни. Во французском языке для создания соответствующего неологизма достаточно было добавить к термину «правовое государс тво» (tat de droit) международное измерение (tat de droit international).

В этой связи особо сложным является вопрос о праве или даже обязанности гуманитарной интервенции, т.е. внешнего вмешательства в дела суверенного государства с целью принуждения его к уважению прав человека или для защиты гражданского населения, ставшего жер твой военного кризиса или гуманитарной катастрофы. Участие Фран ции в косовском конфликте сыграло роль своего рода прецедента ис пользования права вмешательства (droit d’ingrence) в дела суверенных государств и стало своеобразным мерилом последовательности прави тельства, выступающего под флагом прав человека.

Ж. Ширак заявил, что по-прежнему считает принцип государс твенного суверенитета основой международного права. Вместе с тем он указал на необходимость «непрестанной борьбы за уважение прав человека и гуманитарного права». Но центром принятия решений в этой сфере, по мнению французского президента, является только ООН. «Совет Безопасности и Генеральный Секретариат ООН должны развивать превентивные действия и располагать для этого дополни тельными средствами»3.

Вместе с тем во Франции отдавали себе отчет в том, что Косово и мир на Балканах долго еще будут предметом озабоченности европей 1.Chirac J..Op.cit.P. :.Chirac J..La.

2.Из.выступления.президента.4.ноября.1999.г.в.Елисейском.дворце.(см France.dans.un.monde.multipolaire.//.Рolitique.trangre.1999.No.4.Р.806) 3.tat.de.droit.international.По-французски.этот.неологизм,.употребленный.Ж.Ши раком,.происходит.от.термина.«правовое.государство».(tat de droit) Глава 13. Французский подход к европейской интеграции: Европа как «полюс силы» цев1. В преддверии президентских выборов в Югославии, назначенных на начало октября 2000 г., министр иностранных дел Франции Ю. Вед рин не скрывал своей поддержки сербской демократической оппози ции, как и своего беспокойства по поводу возможной фальсификации результатов выборов сторонниками С. Милошевича. Франция стре милась косвенно повлиять на выбор сербов2. Французские диплома ты поддерживали с В. Коштуницей постоянные непрямые контакты, особенно с начала сентября 2000 г., после совещания 15 министров иностранных дел стран ЕС, на котором по инициативе Франции было составлено послание сербскому народу. В нем было обещано, что, если в Белграде победит демократия, вся политика ЕС в отношении Югос лавии будет пересмотрена: сняты санкции, отменено эмбарго, откро ется путь к сотрудничеству.

После победы демократов на выборах именно Ж. Ширак напра вил поздравительную телеграмму В. Коштунице от имени ЕС3. В ин тервью телепрограмме «Франс-2», на следующий день после победы Коштуницы, Ю. Ведрин произнес интересное заявление, косвенно свидетельствующее о выводах, сделанных во Франции из косовской операции. «Сербы, — сказал министр, — совершенно самостоятельно выбрались из западни, в которую их завела политика Милошевича».

«Вы хотите сказать, без НАТО и без бомбардировок?» — уточнил веду щий. «Без НАТО и без чьей-либо помощи», — подтвердил Ю. Ведрин4.

После окончания натовской операции против Югославии в тот момент прошло больше года, и слова главы французского МИДа свидетельс твовали о том, что Париж стал сомневаться в целесообразности пов торения подобных операций против суверенной страны без санкции СБ ООН. Во всяком случае, Франция решила не включать в арсенал своей дипломатии тактику силового утверждения демократии в Евро пе, предложенную США и примененную в Косове.

В начале декабря 2001 г. Ширак первым из лидеров Запада после натовских бомбардировок рискнул совершить турне по бывшей Югос лавии. Миссия Ширака должна была положить начало приобщению нового югославского руководства к диалогу с ЕС. Французский прези 1.См :.Boniface P..Les.leons.du.conflit.au.Kosovo.//.Relations.internationales.et.stratgi ques.Нiver.1999–2000.No. 2.См :.Dclaration.du.ministre.des.Affaires.trangиres.M.Hubert.Vdrine,.sur.RTL.(Paris,.

5.octobre.2000).//.www diplomatie fr/actualit/article asp?cat=3&th=0&ar= 3. См :. Message. de. flicitations. du. Prsident. de. la. Rpublique. M J. Chirac. au. nom. de.

l’Union.Eurоpenne.au.Prsident.de.la.RFY,.M V.Kostunica.(Paris,.8.octobre.2000).//.www doc diplomatie fr/cgi-bin/go_doc pl?type=bull&cible=20001009 1 html.Р. 4.См :.Entretien.du.Ministre.des.Affaires.trangres,.M.Hubert.Vdrine.avec.«France.2».


(Paris,.6.octobre.2000).//.www doc diplomatie fr/cgi-bin/go_doc pl?type=bull&cible= 09 1 html.(193/00) 500 Часть V. Внешняя политика дент стремился убедить югославского президента Коштуницу сотруд ничать с трибуналом в выдаче военных преступников и в открытии ар хивов. Сразу после выборов 2000 г. в Югославии Ж. Ширак заявил, что «Милошевич должен будет ответить за свои преступления»1, и последу ющая выдача смещенного президента Гаагскому трибуналу имела пря мое отношение к переговорам Ширака и Коштуницы в Белграде. В хо де встречи с главой Черногории М. Джукановичем Ширак высказался в пользу сохранения Югославской федерации. Смысл поездки Ширака состоял в том, чтобы подтвердить традиционные симпатии Франции к Югославии, обеспечив тем самым своей стране видное место в про цессе интеграции Балканских государств в ЕС, тем более что Германия с начала 90-х годов закрепила свое влияние в Словении и Хорватии, куда французский президент направился после визита в Белград2.

Югославский кризис 1999 г. стал своего рода моментом истины для французской дипломатии постбиполярного периода. С точки зре ния перспектив французской внешней политики конфликт обострил болезненный для Франции и для всего ЕС вопрос о степени зависи мости европейской безопасности от готовности США быть вовлечен ными в дела европейцев. Отказ американцев от участия в наземных операциях на косовской территории напомнили времена «холодной войны», когда Западная Европа не могла рассчитывать на вмешатель ство США всякий раз, когда этого хотели бы европейцы (например, во время суэцкого кризиса). На сей раз европейские члены НАТО смог ли сделать важные выводы относительно готовности США применять свои силы для наземных операций в Европе. В то же время косовский кризис с новой остротой поставил вопрос о том, будут ли и впредь США всякий раз вовлекать европейцев в конфликты по своему жела нию, даже если союзники предпочли бы воздержаться от такого учас тия. Именно уроки Косова позволили Франции на Вашингтонском саммите НАТО 1999 г. получить поддержку ее партнеров по ЕС. В спо рах вокруг автономной европейской обороны решения сместились в пользу французской, а не американской позиции. Группы многона циональных межармейских сил (GFIM3) предоставляли европейцам возможность использовать средства НАТО в рамках исключительно европейских операций.

1.Ibid.Р. 2.Во.французской.армии.очень.сильны.просербские.настроения.—.память.о.братс тве.по.оружию.в.годы.двух.мировых.войн.Когда.в.разгар.боснийского.кризиса.сербы.

осаждали.Сребреницу,.генерал.Жанвье,.командовавший.силами.ООН,.отказался.под нять.в.воздух.самолеты,.чтобы.остановить.сербское.наступление.и.спасти.город.(см :.

Известия.2001.9.декабря) 3.GFIM.—.Groupes.des.forces.interarmes.multinationales Глава 13. Французский подход к европейской интеграции: Европа как «полюс силы» Сессия Европейского совета в Кёльне (3–4 июня 1999 г.) выска залась в духе французской позиции: для укрепления ОВПБ необхо димо обеспечить возможность быстрого реагирования на кризисы.

«Для этой цели Союз должен обладать автономией, обеспеченной надежными военными формированиями, и располагать структурами, с помощью которых он может принимать решение об использовании военной силы и быть готовым это сделать независимо от действий, предпринимаемых НАТО»1.

Следующей вехой в реализации ОВПБ стало заседание Европей ского совета в Хельсинки 10–11 декабря 1999 г. Этот саммит привнес новые элементы в функционирование ОВПБ: в конце ноября 1999 г.

Высокий представитель ЕС по ОВПБ Х. Солана был назначен одно временно генсеком ЕЭС, что способствовало постепенному слиянию двух организаций. В документах саммита было указано, что этот про цесс должен завершиться к концу 2000 г., поскольку ЗЕС «выполнил свое историческое предназначение».

Тогда же был введен новый термин — общая европейская полити ка обороны и безопасности — ЕПОБ (politique europenne commune de scurit et de dfence — PECSD). В дополнение к ОВПБ — общей внешней политике и политике безопасности. Выделение ЕПОБ в отдельную ка тегорию было обусловлено стремлением европейского общественного мнения к тому, чтобы ЕС мог противостоять международному терро ризму и торговле наркотиками, защищать демократию, права человека и правовое государство. Реализация ЕПОБ предусматривала не только ответы на политические вызовы «мягкой безопасности», но и возмож ность использования европейских вооруженных сил для защиты прав человека, демократических принципов и т.д. В мае 2000 г. было окон чательно заявлено о слиянии ЕС и ЗЕС2. На саммите в Ницце 7–11 де кабря 2000 г. документ, уточняющий инструменты и задачи ЕПОБ, был одобрен за 8 минут. Указывалось, что европейские силы быстрого ре агирования являются автономной военной структурой, предназначен ной для гуманитарных миссий, предотвращения конфликтов, а также развертывания в кризисных районах. Эти решения были направлены на то, чтобы в будущем придать ЕС инструменты и решимость проведения общей внешней и оборонной политики, за что ратовала Франция.

Если попытаться оценить результаты французских усилий в поль зу реформы евроатлантических отношений, то их можно охарактери 1.La.Dclaration.de.Cologne.//www:diplomatie gouv fr/europe/index hml#politique 2.См :.Assemble.Nationale.Rapport.d’information.depos.par.la.dlgation.de.l’Assem ble.Nationale.pour.l’Union.Europenne,.sur.la.politique.trangre,.de.scurit.et.de.dfence.

commune.de.l’UE,.present.par.M A.Barrau,.deput,.le.16.mars. 502 Часть V. Внешняя политика зовать как «полууспех». Подключение Великобритании к процессу становления автономной европейской безопасности изменило содер жание, которое первоначально вкладывала в него Франция. По сути, речь шла отныне лишь о разграничении полномочий между НАТО и ЕС в сфере обороны в рамках их взаимодополняемости. По-пре жнему для успеха любой инициативы внутри ЕС требовалось согласие США, что создавало на будущее почву для все новых франко-амери канских трений.

Кардинальные изменения характера внешних угроз с окончанием «холодной войны» привели к трансформации и французской концеп ции национальной обороны, в свою очередь тесно связанной с созда нием общей внешней и оборонной политики ЕС.

Уже планы Ф. Миттерана вписывались в классический голлист ский курс на создание коллективной европейской мощи, главной военной силой которой стремилась стать Франция. Приход к власти Ж. Ширака усилил эту традицию. Неслучайно первой громкой акцией французского президента осенью 1995 г. стало возобновление ядерных испытаний, приостановленных двумя годами ранее Миттераном.

Франция настойчиво продолжала курс на согласование ядерного сдерживания в рамках ЕС на базе модернизированных французских ядерных сил1. Поскольку французское правительство неизменно под черкивало, что ядерное сдерживание Франции не замыкается в наци ональных рамках, успешные испытания должны были подтвердить статус страны как передовой ядерной державы. Такая тактика демонс тративных шагов была особенно характерна для первых лет пребыва ния Ж. Ширака у власти. Но волюнтаризм французского президента вступал в противоречие с изменившимися международными реалия ми, что не раз заставляло французскую дипломатию давать «обратный ход». Глобальное осуждение возобновлению ядерных испытаний в Ти хом океане вынудило Ширака сократить сроки их проведения и число взрывов до шести вместо восьми, предусмотренных в этой серии. Де монстрация ядерного могущества в 50-ю годовщину Хиросимы и На гасаки была крайне негативно воспринята в мире. Понятно, что пос ледовавшее затем предложение Ширака сделать французские ядерные силы основой автономной европейской обороны было отвергнуто чле нами ЕС, гражданам которого любое атомное оружие, примененное в Европе, казалось более опасным, чем какая-либо другая угроза.

Несомненное влияние на французских политиков и военных ока зало новое видение войны, предложенное стратегами США. Речь идет о «новом оперативном искусстве» (NAO — Nouvel Art Oprationnel).

1.Ibidem Глава 13. Французский подход к европейской интеграции: Европа как «полюс силы» Его основные положения были представлены французскому читателю в книге Ф. Жере «Завтра война»1. Суть сценария будущих войн — мас сированные, точно спланированные и направленные ракетно-бомбо вые удары с целью разрушения «нервных центров» противника, пред варительно обнаруженных многочисленными средствами разведки по всей глубине его боевых порядков. «Новое оперативное искусство»

предусматривает нечто вроде виртуальной, «бесконтактной» войны, потери в которой для наносящей удар стороны сведены к минимуму — войны, которую граждане нападающих стран могут наблюдать по теле визору, составляя себе о ней представление, запланированное авторами ее «сценария» благодаря правильно «обработанной» информации.

Теоретически новая стратегия позволяла бы Франции с ее ограни ченными силами не замыкаться лишь на защите национальной тер ритории. Согласно заявлению А. Жюппе, «оборона Франции никогда не была замкнутой на себе самой... Она вписывается в европейскую международную перспективу. Надо ли… напоминать, что Франция яв ляется одновременно континентальной и морской державой, истори чески повернутой к центру и к востоку нашего континента, но также и к Средиземноморью и к Африке?»2.

По его мнению, национальные возможности проведения глобаль ной политики усиливаются членством Франции в НАТО и подкрепле ны жизненной заинтересованностью в прогрессе военно-политичес кого сотрудничества в рамках ЕС. Мировая ответственность Франции в области безопасности обусловлена постоянным членством в СБ ООН и рангом ядерной державы, а также ее интересами в Африке и на Ближ нем Востоке. Специфику стратегической политики Франции с осно вания Пятой республики А. Жюппе определил как «сочетание стра тегической автономности с уважением тех отношений солидарности, которые она установила в мире»3. Таким образом, Франция стремилась по-прежнему сохранить за собой ранг державы с европейской и миро вой ответственностью, для чего ей было необходимо подкрепить свою дипломатическую активность военной эффективностью.

Проект Франции по созданию автономной европейской оборо ны и ведущая роль страны в этом проекте зависели от успеха провоз глашенной Ж. Шираком в феврале 1996 г. военной реформы. Ее ок рестили «революцией в обороне», что свидетельствовало о масштабе намеченных изменений. Суть реформы заключалась в формуле созда 1.См :.Gr F..Demain.la.guerre.Paris,.1997.Доктрина.США.изложена.в.документах.

«Air-Land.Battle.2000».(так.называемая.«Доктрина.Роджерса»).и.FM.100/5.(оперативная.

стратегическая.доктрина.армии.США) 2.Assemble.Nationale.La.Dclaration.du.gouvernement….P. 3.Ibidem 504 Часть V. Внешняя политика ния «более эффективной, но менее дорогостоящей обороны». Ширак окончательно определился в пользу профессиональной армии с пере носом центра тяжести оборонных программ на модернизацию воору женных сил. Помимо соображений бюджетной экономии изменения в оборонных программах Франции были порождены геополитически ми сдвигами начала 90-х годов, в первую очередь исчезновением «со ветской угрозы».

«Революция в обороне» затронула и военно-стратегическую до ктрину Франции. Прежняя теория трех кругов обороны (т.е. собствен но французской территории, атлантического и мирового)1 уступила место ситуационному подходу (approche par scenarios), а прежние при оритеты — ядерное оружие и многочисленная армия2 — сменились но выми. Это наращивание сил быстрого развертывания, коалиционные действия (взаимодействие с союзниками), усиление роли разведки, профессионализация армии.

Изменилась и концепция обеспечения национальной безопас ности. В декларации министра обороны Ш. Мийона подчеркивалось:

«Обеспечивать нашу безопасность перед лицом внешней угрозы оз начает в меньшей степени противостояние возможной агрессии, не жели борьбу с очагами пожара, которые могут возникнуть вокруг нас, а иногда и вдали от нас»3.

Ж. Ширак высказался за постепенный переход к профессиональ ной армии уже во время своей кампании перед президентскими выбо рами 1995 г. Миттеран же всегда демонстрировал приверженность все общей воинской обязанности, являвшейся для него одним из главных проявлений республиканской гражданственности. Известно, что и де Голль со времен военных путчей части французских вооруженных сил в Алжире опасался профессиональной армии, за которую выступал еще в 30-х годах, ибо она легко могла превратиться в замкнутую касту, оторванную от гражданского общества4. Если в течение веков фран цузская дипломатия и оборона исходили из угрозы прямого соприкос новения с противником, то в начале 90-х годов необходимость защиты собственной территории от иностранного вторжения выглядела по 1.Эта.доктрина,.существовавшая.с.конца.алжирской.и.вплоть.до.конца.«холодной.

войны»,. изложена. в. Белой. книге. по. обороне. 1972. г. (см :. Le. livre. blanc. sur. la. dfense.

1972) 2.В.1989.г.французские.с ухопутные.силы.насчитывали.280.тыс.солдат,.две.трети.ко торых.—.призывники.Из.них.50.тыс.находились.в.ФРГ.Общая.численность.ВС.состав ляла.550.тыс.человек,.7%.которых.(39.тыс.человек).служили.в.«третьем.круге».—.в.зоне.

глобальной.ответственности.Франции.и.состояли.из.профессионалов.(см :.La.France.et.

sa.dfense.No.283.Р.24) 3.Assemble.Nationale.La.Dclaration.du.gouvernement….P. 4.Червяков А.И..Военная.политика.Франции.1958–1993.М,.1994.С. Глава 13. Французский подход к европейской интеграции: Европа как «полюс силы» новому. Одно из слагаемых национального суверенитета — население, защищающее свою территорию с оружием в руках, организованное в составе массовой армии и системе всеобщей воинской обязанности1, отныне теряет свое прежнее значение2.

Развитие событий на Балканах поставило перед странами Сооб щества новые задачи в области безопасности, закрепленные на сессии Совета ЗЕС (июнь 1992 г.) в Петерсбергской декларации, активной сторонницей которой была Франция. Так называемые петерсбергские миссии включали гуманитарные и спасательные операции, подде ржание мира, урегулирование кризисов, миротворчество3. Для вы полнения этих задач страны ЕС должны были выделять силы, орга низованные согласно принципу многонациональности. Французские вооруженные силы должны были перестроиться для участия в гумани тарных операциях и операциях по урегулированию кризисов вдали от национальной территории. Поскольку речь в этих случаях идет о по сылке ограниченного, но эффективного контингента, Франции была больше не нужна массовая армия вооруженных граждан.

Переход к профессиональной армии предусматривал создание корпуса внешнего вмешательства для участия в операциях по подде ржанию мира и гуманитарных акций, постепенный отказ от обязатель ной военной службы, на смену которой приходил краткосрочный при зыв граждан на пять дней для тестирования физических способностей, школьной, технической и психологической подготовки (так называе мые rendez-vous citoyen), набор добровольцев по срочному контракту, резкое уменьшение частей регулярной армии (кроме жандармерии), в задачи которых входит поддержание внутреннего порядка. Рассуж дая о будущем французской армии, министр обороны Ш. Мийон гово рил о контингенте в 50 тыс. человек для развертывания в рамках НАТО с одновременным набором 30 и 50 тыс. для действий сразу на двух раз ных театрах военных действий сроком на один год4.

Соответственно уходит в прошлое модель смешанной армии эпохи ядерного сдерживания (из призывников и профессионалов) — армии, которая строилась для противостояния предполагаемой массирован ной агрессии с востока. Франция должна прийти к профессиональной армии, лучше приспособленной к новым, более разнообразным и не посредственным вызовам национальной безопасности (терроризм, наркотрафик, религиозные и этнические конфликты, деятельность 1.С.1793.г,.когда.декретом.Конвента.был.объявлен.массовый.призыв.в.армию 2.Assemble.Nationale.La.Dclaration.du.gouvernement 3.См :.Le.Monde.1992.19.juin 4.См :.Assemble.Nationale.La.Dclaration.du.gouvernement….P. 506 Часть V. Внешняя политика мафиозных картелей), а сама армия — стать менее многочисленной и дорогостоящей.

Осознанию новых реалий отвечало и решение о ликвидации на земной составляющей французских ядерных сил. Правительство Жюппе отказалось от замены устаревших наземных баллистических ракет на плато Альбион1. Комментируя это решение, министр оборо ны Ш. Мийон заявил, что доктрина ядерного сдерживания генерала де Голля не потеряла своей актуальности. Речь идет о модернизации французских ядерных сил: решение президента Ширака касается как отказа от наземной, так и модернизации морской (океанской) и воз душной составляющих стратегических ядерных сил2.

Оборона отныне покоится не на численности личного состава, а на высокой эффективности разведки, техники и персонала. Кроме того, традиционный голлистский принцип стратегической автономии Франции требует собственной технической и промышленной базы обороны, в особенности для создания высокотехнологичного военно го снаряжения и оборудования, в частности собственных спутников, данные которых позволили бы Франции производить самостоятель ный анализ стратегической обстановки в любой точке земного шара3.

Министр обороны заявил в своей Декларации 1996 г. об успехе фран цузского разведывательного спутника «Гелиос-1», определившем про должение программ создания средств космической разведки: планы создания «Гелиоса-2» и радарного спутника «Орус» совместно с Герма нией и, возможно, с Испанией и Италией4.

На этой основе французские военные надеялись создать «евро пейский полюс» военной разведки, открытый для расширения на все заинтересованные страны ЗЕС, что стало бы важным шагом к усиле нию европейской оборонной идентичности. В конце 90-х годов был завершен проект создания авианосца «Шарль де Голль» с перспекти вой строительства второго авианосца, а также проект создания само летов «Рафаль»5. Приоритетность этих программ подчеркивала гло балистские устремления Франции в области безопасности. Речь идет о сохранении оперативных возможностей французских ударных, в том числе ядерных, сил вне национальной территории. Однако возмож ности французских средств космической разведки оставались ограни ченными — они не шли ни в какое сравнение с мощью американской 1.Замена.ракет.SS.135-S.3D.ракетами.М4.потребовала.бы.инвестиций.в.размере.от.10.

до.30.млрд.фр.(см :.La.France.et.sa.dfense.No.283.P.31) 2.Assemble.Nationale.La.Dclaration.du.gouvernement…P. 3.Ibid.P. 4.Assemble.Nationale.La.Dclaration.du.gouvernement…Р. 5.Ibidem Глава 13. Французский подход к европейской интеграции: Европа как «полюс силы» разведки, что делало невозможной полную французскую и европей скую оборонную автономию в этой области. Американские средства космической разведки абсолютно господствуют на европейском теат ре военных действий: в ЕС только у Франции имеется единственный отечественный спутник («Гелиос-1»), в то время как у США непосредс твенно задействовано в операциях по разведке, координации и наве дению ударов 50 спутников. Это неравенство в средствах разведки поз воляло США создать непреодолимую дистанцию между союзниками, поскольку силы европейцев, задействованные в конфликте, не имеют доступа ни к общему видению театра военных действий, которым об ладает американское командование, ни к стратегическому выбору це лей, ни к оценке результатов ударов.



Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 20 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.