авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. М.АКМУЛЛЫ Е.Ю. Рудкевич, В.О. Глуховцев ...»

-- [ Страница 3 ] --

ivagant.ru Итак, мы вынуждены признать, что применительно к сфере духовного и социального бытия – если ищущий не намерен ограничиться условным знани ем – рацио-поиск носит вспомогательный характер. Всякая научная модель со циума будет не более, чем эскизом, дающим умеренное представление о мире человеческих откровений, тайн, страстей, ожиданий, разочарований и новых надежд… Во всём этом нет ничего нового – выше мы говорили, что и в XIX веке проницательные мыслители предупреждали современников о совершенно реальных социальных опасностях, связанных с избыточно рационализирован ными и более того, сциентизированными идеологемами, навязываемыми об ществу. Почему же мы и сегодня вынуждены повторять старые истины?.. Да всё потому, что и поныне, несмотря на крушение мировоззренческой парадиг мы Нового времени в 1914 году, европоцентричное человечество продолжает существовать в ней же, точнее, на её руинах. Это может показаться странным – прошло почти сто лет;

но на самом деле ничего странного: годы 1914-1945 – это, по нашему определению, грандиозная катастрофа, сопровождавшаяся чу довищными контркультурными фантомами в виде нацизма, фашизма и т.д. А всю вторую половину ХХ века смело можно назвать «тенью катастрофы», ибо так называемая «холодная война» оставляла долгосрочному прогнозированию, даже глобальному, развивавшемуся в рамках, скажем, Римского клуба, сугубо гипотетическую нишу. Реальная жизнь заключалась в том, что надо делать здесь и сейчас, чтобы успеть упредить противника, настоящего или мнимого.

Тревожные, пугающие прогнозы, конечно, производили впечатление, но они говорили о чём-то отдалённом, тогда как перед людьми стояли вопросы в бук вальном смысле жизни и смерти, и решать их надо было немедля. Поэтому за последние сто лет, несмотря на множество научных открытий и, казалось бы, технологически неузнаваемо изменившийся мир, в мировоззренческом – то есть, прежде всего онтологическом и аксиологическом аспектах – человечест во не сумело сформировать аутентичной перспективы. Альтернативные миро воззренческие системы, предлагавшиеся ХХ веком (коммунизм, нацизм, экзи стенциализм… – безотносительно к их моральной оценке) оказались либо не ivagant.ru состоятельными, либо должным образом не оцененными;

в итоге сегодня че ловечество находится на распутье, ещё не видя новых путей и по инерции тя готея к старым – а вернее сказать, не решаясь покинуть старое онтолого аксиологическое поле, давно уже бесплодное. И нетрудно заметить, что про гнозы, порождаемые мыслью, пребывающей в плену идеологемы прогресса, носят робкий и схематичный характер: как правило, это пролонгация тенден ций, наблюдаемых в настоящем. Разумеется, такая пролонгация имеет смысл, и даже необходима – но не достаточна. Поэтому будущее столь часто опровер гает подобные предсказания.

Мы считаем, что истоки событий, способных к середине XXI столетия изменить лик человечества, можно уловить среди тех феноменов, которые се годня кажутся незначительными на фоне злободневных проблем. Это мы и по стараемся выявить в дальнейшем.

Мир, который человечество тысячелетиями создавало и организовывало, стал сегодня сложнейшей самоорганизующейся системой, выходящей из под чинения человеку и навязывающей ему свои законы. Модель социального раз вития все более усложняется, обретает черты поливероятности, спонтанности, стохастичности, альтернативности. В отношениях с этим миром современный человек находится в той же ситуации, в какой он был в давние времена перед непонятной ему, вселяющей страх природой. В современных условиях терпят кризис практически все исторически сложившиеся институты социального управления. Теряет себя традиционного организованный государственный ап парат, фактически не поддается контролю терроризм и организованная пре ступность. Терпит крушение классическая экономическая теория, а вместе с ней – надежды на урегулирование рыночных отношений. В мире нарастает не определенность и, соответственно, многовариантность в выборе, которым все чаще начинает управлять случайность. Знамением современности стала новиз на, инновация во всем и вся. И самосотворяемое, и сотворимое вторгается в нашу жизнь, нарушая привычные структуры бытия и ход жизни. Социальность стала еще более многоликой. Новое стремительно разрушает старые механиз ivagant.ru мы формирования и регулирования социальных отношений. Социальная жизнь насыщена неожиданностями, рисками, конфликтами, труднопредсказуема в своих трансформациях даже на ближайшее будущее. Социальное управление, основанное на рациональных стратегиях и тактике становится неэффективным и даже парадоксальным в своих результатах.

Перемены – это явление, присущее всем объектам и явлениям, они включены в процесс динамики объектов. Суть перемен заключается в появле нии новых количественных и качественных состояний и свойств объектов.

Сложноорганизованные системы переносят процессы обновления внутрь сис темы, и, собственно, данный феномен имеет для целостного единства особое, жизнеобеспечивающее значение, иными словами, система жизнеспособна до тех пор, пока сохраняется способность составляющих ее элементов к воспро изводству и самообновлению. В этом отношении самоорганизующаяся соци альная жизнь – это устремленный в будущее поток необратимых перемен, од ни из которых угрожают жизни, а другие поддерживают ее. Человек и общест во органически едины в своем развитии. Условно можно определить данный феномен как антропосоциальную синергию. Дело в том, что в данном случае изменяется классическое понятие «социальная система». По мере развития со циальные образования повышают свою сложность, их в большей степени можно сравнить с текучим социокультурным полем, границы которого с внешней средой проницаемы, изменчивы, а устойчивость достигается за счет непрерывных процессов самоорганизации. Во-вторых, эволюция человека и социума рассматриваются как нечто взаимосвязанное, то есть как коэволюция, основное положение концепции коэволюции человека и социума – становя щийся человек в становящемся социуме. Эволюция человека связана с реали зацией неисчерпаемого потенциала разума, цель, которую можно определить как терминальную, – преодоление материально зависимой социальности, стремление к свободе, обретение таких ценностей, которые можно охарактери зовать как нематериалистические, как ценности высшего порядка, определяю ivagant.ru щие контекст духовно-познавательной деятельности человека. Но это идеаль ная модель, а что мы имеем в действительности?

Было бы сильным упрощением сводить все развитие к модели прогрес систкой линейности. Модель социального развития невероятно сложна, ей присущи черты поливероятности, спонтанности, альтернативности. Хаос, со гласно синергетической парадигме, – чрезвычайно важный момент в развитии любого процесса, однако это такой момент, который характеризует кризис предшествующих форм бытия, но не само бытие. В некотором отношении, ка тегории «хаос», «кризис» близки по смыслу. Кризис – принципиально важный момент в развитии любой системы, это свидетельство того, что прежние ис точники развития исчерпали свои ресурсы, и процессы распада, разрушения прежних структур стали преобладающими. Вместе с тем, кризис предоставляет новые возможности, поскольку любая дезорганизация открывает потенции для иной организации, для самоорганизации. Во время кризиса происходит разрыв временных и исторических связей, рассогласование содержательных связей, объединяющих общество в единое целое. Время становится дискретным, от сутствует общее содержание. И кризис длится до тех пор, пока временные и структурные связи не восстановятся, и не будет найдена содержательная связь, вновь объединяющая социум в определенную целостность.

Дезорганизационные процессы в обществе естественны, объективны и составляют необходимый элемент социального развития. С чем связана их ес тественность, объективность? Дело в том, что в любой, даже самой идеально организованной социальной системе накапливаются проблемы, противоречия, которые достигают разного уровня интенсивности. Наверно, предугадать и предупредить действия этих сил, обусловленных какими-то внутренними при чинами невозможно. Те противоречия, которые являются частными, обычно решаются, так как они не влияют на основание системы. В данном случае речь идет о противоречиях, которые касаются исходных оснований системы и не могут быть решены без кардинальной переоценки ценностей, разрушения прежней системы и создания новой, основанной на иных принципах, способ ivagant.ru ной справится с накопившимися проблемами. Чем больше проблем и противо речий накапливается в социальной системе, тем более трудным становится управление ею, начинается отчуждение управляющих структур, усиливаются дезорганизационные процессы, которые, достигнув определенного апогея, при водят систему в состояние хаоса. В этом случае хаос, существовавший на мик роуровне, в отдельных подсистемах, становится всеобщим, выходит на макро уровень. В данном случае, конечно, понятия кризис и хаос не равнозначны.

В настоящее время темпы роста социальной, экологической, демографи ческой трансформации таковы, что, если не предпринять энергичных усилий всего человечества, кризис может перерасти в катастрофу. В такой ситуации локальные оптимизации не помогут радикальным образом повлиять на общий ход событий. Нужны иные, нетривиальные подходы, основанные на общей от ветственности и предполагающие целостное видение общества и мира. К со жалению, претворить их в жизнь будет очень сложно.

В современном мире следует исходить из того, что различия в культуре, в понимании происходящего неизбежны и, главное, плодотворны. Поэтому важно не стремиться унифицировать все, подвести под единое (и якобы един ственно истинное) мировоззрение, одно истинное научное видение всего про исходящего. Для этого нужны диалог мировоззрений, диалог культур, осно ванный на терпимости к тем, кто на нас не похож. Такова основа для совмест ного решения общепланетарных проблем, без которого все могут погибнуть.

Чтобы сделать более эффективными идеи о диалоге, понимании и терпимости, их следует связать с ответственностью, заинтересованностью, непредвзято стью, открытостью. Уверенность в правомерности своих взглядов, своего ви дения мира не должна превращаться в самоуверенность и исключать наличие положительных моментов в позиции другого. Необходимо смиряться с тем, что разные культуры несоизмеримы или не совсем соизмеримы, что к аксиоло гическим компонентам плохо подходят такие гносеологические категории как «истина» или «ложь».

ivagant.ru Авторы считают, что все те кризисные аспекты, о которых столь много сегодня говорится: экономические, социальные, экологические и т.д. – обу словлены исторически сложившейся аберрацией ценностных приоритетов. По следние столетия человечество – прежде всего европейское, а за ним и прочее – вынуждено было прилагать настолько значительные усилия по достижению и практической реализации различных видов энергии, причём обстоятельства требовали от этих усилий максимально быстрого эффекта (так называемый «прогресс»), что в глазах многих людей данный эффект прогресса приобрёл характер самодовлеющей ценности. Собственно, таково положение дел и сего дня: человечество возвело на ценностный пьедестал то, что даёт наибольший потенциал воздействия на внешний мир. Это стало трагическим заблуждением глобального масштаба;

мы полагаем, что ценностная дезориентация тесней шим образом связана с онтологической и гносеологической составляющими самой парадигмы прогресса. Иначе говоря, современный кризис есть глубоко системный феномен, совершенно закономерный итог эволюции того мировоз зрения, на котором созидалось сначала европейское, а затем всемирное Новое время. Поэтому есть все основания говорить о кризисе мировоззрения, тоталь ном, требующем не только социально-экономической терапии, но глубокого пересмотра парадигмальных оснований человеческого бытия.

Не стоит, однако, считать сложившуюся ситуацию тупиком, а идеологию «прогресса» фатальной ошибкой, уведшей мир с верной магистрали. Челове чество идёт путём проб и ошибок – другого просто нет. Очевидно, было необ ходимым пойти по пути прогресса, исчерпать весь его потенциал, чтобы в оче редной раз оказаться на перепутье и задуматься: что делать?..

Авторы в меру сил пытаются ответить на этот вопрос.

ivagant.ru §2. Поле риска как среда бытия актуального социума Изменения, характерные для современного мира, для современной эпо хи, связаны с ускорением социальной жизни. Динамизм общественных про цессов, стремительное рождение и отмирание новых социальных образований, расширение коммуникационных взаимодействий, снижение предсказуемости социальных процессов – таковы реалии современной эпохи, связанные, без сомнения, с развитием общества. Сокращается настоящее! Прошлое стреми тельно отодвигается все дальше и дальше, будущее наступает… Г. Люббе от мечал, что сокращение настоящего можно охарактеризовать «как процесс уко рачивания протяженности временных интервалов, в которых мы можем рас считывать на определенное постоянство наших жизненных отношений»45.

Следовательно, ускорение темпа жизни, быстрая смена социальных ситуаций способствует снижению уровня стабильности в обществе, росту социальной неопределенности и числа рискогенных факторов, способных изменить вектор движения общества.

Современное общество многолико46. Мальковская И.А. в своем социаль ном исследовании обращается к ликам современного общества, выделяя сле дующие: открытое, постиндустриальное, информационно-коммуникативное, сетевое, поликультурное общество, общество спектакля и, наконец, общество риска. Можно сказать, что все приведенные выше характеристики современно го общества верны, и для более точного представления о современном общест ве нужно, конечно, учитывать все существующие концепции. Однако, для на шего исследования представляет интерес именно концепция общества риска.

В современном обществе фактор риска лежит в основе многих социаль ных проблем. Риск становится свойством не только окружающей среды, но и уже неотъемлемой характеристикой самого общества. По мере своего развития Люббе Г. В ногу со временем. О сокращении нашего пребывания в настоящем // Вопросы философии, 1994. № 4. С. 94.

См.: Мальковская И.А. Многоликий Янус открытого общества: Опыт критического ос мысления ликов общества в эпоху глобализации. Изд. 2-е, исп. И доп. – М.: Изд-во ЛКИ, 2008. – 280 с.

ivagant.ru общество производит все больше и больше рисков, тем более, что рисковое поведение присуще человеку изначально в силу того, что он наделен Разумом.

Рациональность неразрывно связана с рискогенностью, эти две характеристики социума как две стороны одной медали. В связи с тем, что в жизни происходит множество непредвиденных, случайных, субъективных обстоятельств, откло нений от запланированных результатов, следует признать, что риск становится устойчивым состоянием социума, одним из способов его изменения и разви тия. Поэтому в рамках темы нашей монографии мы полагаем, что наиболее приближенной к проблеме кризиса будет являться именно концепция общест ва риска. Зачастую понятия риска и кризиса смешиваются и фактически не разделяются, что явно или косвенно просматривается в некоторых работах47.

Авторы же полагают, что данные понятия не только не совпадают, но и в ка кой-то степени отрицают друг друга. Так, мы постараемся раскрыть онтологи ческую сущность риска и кризиса.

Прежде чем приступать к вопросу выяснения соотношения данных по нятий, полагаем было бы полезно выделить основные характеристики как са мого понятия риска, так и общества риска. Изучению социальной природы рисков, форм их проявления в различных сферах общественной жизни, факто ров, влияющих на формирование рисковых ситуаций и рискового поведения, посвящены работы многих отечественных и зарубежных исследователей. Ка ковы же основные черты общества риска? Что такое риск? Какова детермини рующая роль риска в обществе?

Остановимся на определении понятия «риск», тем более, что в гумани тарной науке нет однозначного его толкования. Общими для всех существую щих определений являются следующие характеристики: наличие неопреде ленности, необходимость выбора альтернативного решения, возможность оце См., например, Зубок Ю.А., Чупров В.И. Социальная регуляция в условиях неопределен ности. Теоретические и прикладные проблемы в исследовании молодежи. – М.: Acаdemia, 2008. – 272 c.

ivagant.ru нить вероятность наступления каких-либо событий48. Существует точка зре ния, согласно которой «условием возникновения риска является не столько на личие неопределенности, сколько переход от состояния определенности к не определенности или наоборот»49, то есть основополагающим фактором появ ления риска является переходный характер социальной ситуации. Подобная точка зрения, по существу, является господствующей в отечественной гумани тарной науке50. Российское общество характеризуется отечественными иссле дователями как общество «всеобщего риска», при этом акцент ставится имен но на неопределенности переходного периода, на размытости социальных структур и неоформленности идеологической составляющей российского со циума.

Как правило, в исследованиях, посвященных риску, выделяются объек тивная, субъективная и объективно-субъективная составляющие51. Субъектив ный характер риска связан с личным отношением к нему конкретного индиви да, с осознанием им ситуации риска и его последствий. Риск как субъективное явление рассматривается Ф. Найтом, А. Вилдавски, К. Дейком, Т.В. Корнило вой, К. Эрроу52. Так, Ф. Найт представляет риск как возможную субъективную просчитываемую вероятность наступления события. А. Вилдавски и К. Дейк предполагают, что существует некая «культурная теория» восприятия риска.

Культурные предпочтения обеспечивают лучшие предсказания в восприятии риска и выбор видов риска, чем измерения знания и свойств личности и обла См. Альгин А.П. Риск и его роль в общественной жизни. – М., 1989.;

Зубков В.И. Риск как предмет социологического анализа // Социологические исследования, 1999. № 4.

Зубок Ю.А., Чупров В.И. Социальная регуляция в условиях неопределенности. Теорети ческие и прикладные проблемы в исследовании молодежи. – М.: Acаdemia, 2008. С.41.

См.: Россия: риски и опасности «переходного» общества / Институт социологии РАН. – 2 е изд. – М.: Изд-во Института социологии РАН, 2000. – 238 с.;

Цибулевская Е.А. Транзи тивный период в России в дискурсе концепции «общества риска» и проблемы власти // Из вести Томского политехнического университета. 2004, Т. 307. № 5, С. 168-173.

См.: Зубков В.И. Проблемное поле социологической теории риска //Социологические ис следования.- 2001.- №6.- С.123-127.

Найт Ф. Понятие риска и неопределенности //Thesis.-1994.- № 5.- С. 12-28;

Вилдавски А., Дейк К. Теории восприятия риска: кто боится, чего и почему? // Thesis. -1994.- № 5. -С. 268 276;

Корнилова Т.В. Риск и мышление //Психологический журнал. - 1994. - №4.- С.33-39;

Эрроу К. Восприятие риска в психологии и экономической науке // Thesis. -1994.- № 5.- С.

81- ivagant.ru дают такой же предсказательной силой, как политическая ориентация. Корни лова Т.В., позиционируя риск как субъективную категорию, утверждает, что риск есть акт мыслительной деятельности;

риск является осознанной, осмыс ливаемой и просчитываемой категорией. Степень рациональности поведения индивида зависит от его когнитивной способности. Таким образом, в рамках субъективного направления прежде всего предполагается, что риски являются поведенческой характеристикой человека, а, следовательно, и общества.

Объективное восприятие риска характерно для Е. Плимак, Ю.А. Зубок53.

Объективность феномена риска детерминируется темпоральными условиями развития общества и представляет для него значительную угрозу. Риск как объективная категория проявляет себя в «катастрофизме вселенского масшта ба», выступающем главным признаком эпохи постиндустриализма. В опреде ленном смысле современное общество может считаться обществом катастроф.

Но исследования подобного рода ставят акцент только на изучении российско го общества, что, собственно, понятно: российский ученый заинтересован в решении проблем прежде всего российского общества, заинтересован в про гнозировании будущности России. Однако, авторы полагают, что без изучения реалий западного общества, оказывающего огромное влияние на все мировое сообщество, невозможно высказывать какие-либо прогнозы в отношении на шего общества.

Субъективно-объективное отношение к риску демонстрируется в работах В.И. Зубкова, К. Исаева, В.Б. Устьянцева, О.Ф. Филимоновой54. С одной сто Плимак Е. Главная альтернатива современности //Свободная мысль.-1996.- №8.- С.42-52;

Зубок Ю.А. Риск в социальном развитии молодежи //Социально-гуманитарные знания. 2003.-№1. - С. 147-163.

Зубков В.И. Риск как предмет социологического анализа //Социологические исследования.

-1999.- №4.- С.3-9;

Исаев К. «Общество риска» в условиях глобализации //Социологические исследования. -2001.- №12.- С.17-23;

Устьянцев В.Б. Жизненное пространство личности в обществе риска //Вестник российского философского общества.- 2002.-№4.- С.32-41;

Усть янцев В.Б. Концепты общества риска //Философия, человек, цивилизация: новые горизонты XXI века. Саратов, 2004. Ч. 2.- С. 177-186;

Устьянцев В.Б.Системные риски в становлении глобального мира // Философия, человек, цивилизация: новые горизонты XXI века. Саратов, 2004. Ч. 1. С. 96-103;

Устьянцев В.Б. Образы человека в обществе риска /Общество риска и человек в XXI веке: альтернативы и сценарии развития. - Москва-Саратов: Издательский ivagant.ru роны, риск – объективная категория, поскольку в самой реальности присутст вуют элементы, которые вносят неопределенность в действия индивидов и со циальных групп, с другой стороны, содержание рискового поведения является субъективным, так как связано с личным выбором каждого индивида.

Для современных социально-философских, социологических, психологи ческих исследований характерно также сосуществование двух типов взглядов на феномен риска: риск как «положительное» и риск как «отрицательное» яв ление. В первом отношении риск представляет собой свободу выбора челове ка, которая предоставляется ему конкретными обстоятельствами, как правило, альтернативными по своей сути;

это балансирование между стабильностью и нестабильностью. «Положительный» характер риска связан с достижением по ставленных целей, получением желаемого результата, возможным выигрышем при условии благоприятного стечения обстоятельств. На такой риск идут осоз нанно, обладая свободой выбора, действий. Здесь можно выделить работы Н.

Лумана, Э Гидденса, Д. Белла. А.И. Пригожина55. В целом позитивная оценка риска связана с характеристикой поведения субъектов социальной жизни.

В «отрицательном» значении риск может быть определен как системати ческое взаимодействие общества с угрозами и опасностями, инициируемыми и производимыми процессом трансформации. В этом случае социальная реаль ность интерпретируется как пространство, производящее риски во всех сферах жизнедеятельности. С этой точки зрения, во многом преобладающей в совре менных исследованиях социального, экономического и политического харак тера, абсолютно любая деятельность человека сопряжена с риском. Это риск возможных потерь, ущерба, кризисов, конфликтов, катастроф. Восприятие риска как отрицательного явления, несущего разрушения, кризисы, катастро центр «Наука», 2006. С. 17-24;

Филимонова О.Ф. Жизненное пространство города: концеп туальные основания и ментальные структуры. – Саратов. 2004.

Луман Н. Понятие риска // Thesis.-1994.- № 5.- С.135-161;

Гидденс Э. Ускользающий мир: как глобализация меняет нашу жизнь.- М.: Издательство «Весь мир», 2004;

Даниэль Б.

Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования.- М., 1999;

Пригожин А.И. Методы развития организаций. - М.: МЦФЭР, 2003.

ivagant.ru фы прослеживается у У. Бека, М. Кастельса, Н. Дугласа, А.С. Ахиезера, О.Н.

Яницкого56, О.А. Андреевой, А.В. Мозговой, В.В. Денисова57.

Часто в работах, затрагивающих проблему риска, употребляется такое по нятие, как «социальный риск», которое противопоставляется риску вообще или другим видам риска – экономическому, технологическому, политическому и т.д., что неверно, на взгляд авторов, поскольку любой риск, за исключением рисков естественного характера (природные катаклизмы, такие как наводне ния, землетрясения, морозы и т.д.) является социальным по своей сути. Соци альный риск – это риск, обусловленный деятельностью индивидов, социаль ных групп и общества в целом. Опосредованно данные риски воздействуют уже не только на общество, но и на окружающую среду. Чем выше уровень научно-техногенного развития общества, тем больше материальных благ про изводит общество, но тем больше и рисков. Иными словами, деятельность об щества можно охарактеризовать двояко: с одной стороны, оно повышает свою жизнеспособность, с другой стороны, оно само и подрывает свою жизнеспо собность. Игнорирование данного факта приводит к накоплению рисков в со циуме и потере стабильности. Следовательно, общество само (здесь, конечно, подразумеваются, прежде всего индивиды) должно учитывать все возможные варианты развития. В современном обществе, где развита система управления, эта проблема, в какой-то мере упрощается, хотя усложнение системы социаль ных связей приводит и к усложнению системы управления, что опять увеличи вает вероятность проявления новых рисков. Так, мы пришли, собственно, к ут Бек У. Что такое глобализация? Ошибки глобализма - ответы на вызовы глобализации.

Пер. с нем. А. Григорьева, В. Седельника. - М.: Прогресс-Традиция, 2001;

Кастельс М. Ин формационная эпоха: экономика, общество и культура.- М., 2000;

Дуглас М. Риск как су дебный механизм //Thesis.-1994.- № 5.- С. 242-253;

Ахиезер А.С. Российская цивилизация:

специфика массовых решений //Философские науки.- 2004.- №6.- С.5-32;

Яницкий О.Н.

Россия как общество риска: методология анализа и контуры концепции //Общественные науки и современность.- 2004.- №2.- С. 5-16.

Андреева О.А. Риск и нестабильность //Социально-политический журнал. -1997. -№3. С.75-80;

Мозговая А.В. Технологический риск и экологическая составляющая качества жизни населения. Возможности социологического анализа.- М.: Диалог-МГУ, 1999;

Дени сов В.В. Безопасность как проблема выживания человечества // Философия и общество. 2004.- №3.- С.24-35.

ivagant.ru верждению, подтверждающему наши предыдущие тезисы: чем сложнее обще ство, тем больше рисков оно производит.

Мы уже отмечали, что риск свойственен обществу вообще. Тем не ме нее, до определенного момента социум не замечает производимые им риски, происходит поглощение рисков. Социум «работает» в режиме самоуправляю щейся системы, индивиды и социальные группы пока не осознают последствия рисков, по существу отсутствует риск-рефлексия. Об этом свидетельствую ра боты гуманитариев. Проблема рисков приобрела особую актуальность в ХХ столетии в связи с изменением качества научно-технического прогресса: ис кусственная техногенная среда, действительно увеличивающая возможности и комфорт человеческого бытия, становится настолько сложной, трудноуправ ляемой и непредсказуемой, что порождаемые ею негативные риски техноген ных аварий и катастроф (в том числе и экологических) становятся сопостави мыми по масштабу с позитивными факторами прогресса, практически нивели руя их.

Фактически, пока деятельность людей осуществлялась в рамках, не на рушающих сосуществование человека и природы, проблема рисков оставалась на втором плане, фактически не рассматривалась. На первых этапах вопросы, касающиеся социальных рисков, решались просто – путем расчета вероятности наступления благоприятных или неблагоприятных событий, а также путем подсчета выгод и издержек, то есть именно рациональными способами. При этом практически не учитывались аксиологические, моральные составляющие подобных расчетов. В принципе, они и не могут быть учтены, так как по сути своей они не рациональны, а иррациональны, калькуляции не поддаются. Та ким образом, становится ясным, что просчитать последствия риска невозмож но в силу несоответствия между одномерной логикой количественно статистического исчисления риска и многомерностью критериев реального че ловеческого выбора и сложностью социальных процессов. Следовательно, оценка рисков должны быть многоаспектной, а комплексный анализ риска ivagant.ru должен строиться на привлечении исследовательского материала по многим дисциплинам, как гуманитарным, так и техническим.

Еще один немаловажный вопрос, связанный с изучением социальных рисков, их последствий связан с тем, что данные последствия не проявляются «здесь и сейчас», иными словами, риск не верифицируется как некий феномен настоящего, человек обладает знанием о возможности подобных последствий, однако зачастую данные знания носят рациональный характер и не отвечают реальности в полной мере (мы уже отмечали данное своеобразие рисковых си туаций). Риск, пребывая в латентной форме, может актуализироваться намного позже, иной раз спустя десятилетия, заставая общество врасплох. Кроме того, изучение последствий рисков затруднено тем, что в современной науке отсут ствует единая концепция риска, как феномена социально-онтологического, нет общего понимания риска даже в рамках одной дисциплины, возникает огром ное число частных рискологий. Нужна единая, интегративная концепция рис ка. Авторы в рамках данной монографии не претендуют на создание подобной концепции и понимают, что излагают свое видение социального риска, связан ное с нашими научными интересами (от этого никуда не деться). Однако, дан ный факт не противоречит необходимости создания междисциплинароной концепции риска.

Риск – понятие, употребляющееся в разных смыслах в различных дисци плинах. Как мы уже отмечали, проблема дефиниции риска является крайне сложной проблемой, во многих науках, где исследуется вопрос риска и его сущности, акцент ставится на разные стороны данного явления, зачастую не наблюдается согласия между авторами даже в рамках одной науки. Например, в правовой области риск рассматривается как нежелательные последствия для субъекта правовых отношений в результате действия случайных факторов58.

В экономике риск отождествляется с возможным материальным ущер бом, связанным с реализацией хозяйственного, технического, организационно го решения, с авариями, стихийными бедствиями, банкротством, инфляцией. В См.: Ойгонзихт В.А. Проблема риска в гражданском праве. – Душанбе, 1972.

ivagant.ru частности, «под экономическим риском… понимают вероятность (возмож ность) потери хозяйствующим объектом части своих активов, недополучения доходов в результате осуществления производственно-коммерческой деятель ности»59. Проблема риска активно разрабатывается в экономике, однако риск в экономике рассматривается как некое статистическое явление, которое можно просчитать и прогнозировать.

В политике под риском понимается «вероятность нежелательных по следствий возможных политических и других решений, связанных с политиче скими событиями, способными принести тот или иной ущерб их участниками в реализации их интересов. Чаще всего о политическом риске говорят в ситуа циях, когда при принятии решений, касающихся, например, международного бизнеса, требуется учитывать негативное влияние факторов, связанных с не стабильностью внутриполитической обстановки, правящего режима или пра вительства, с политическими беспорядками»60.

В психологии риск рассматривается как ситуативная характеристика деятельности, которая включает неопределенность исхода и возможные небла гоприятные последствия в случае неуспеха61.

Так, каждая наука при изучении риска вычленяет такие его характери стики, которые входят в сферу ее интересов. На сегодняшний момент опреде ления риска, отвечающего общим требованиям науки как таковой, видимо, не имеется в арсенале исследователей данной проблемы. Тем не менее, рабочее определение риска для достижения целей нашей работы необходимо, и авторы полагают, что было бы разумно на основе нескольких выбранных дефиниций выстроить свою. Таким образом, мы снова вернулись к проблеме дефиниции понятия «риск».

Начнем с российских исследователей. Зубков В.И. полагает, что риск связан с «целенаправленным повелением социального субъекта, осуществляе Буянов В.П., Кирсанов К.А., Михайлов Л.М. Рискология (управление рисками): Учебное пособие. 2-е изд., исправ. и доп. – М., 2003. С. 95.

Общая и прикладная политология: Учеб. пособие / Под общ. ред. В.И. Жукова, Б.И. Крас нова. – М., 1997. С. См.: Краткий психологический словарь. – М., 1985. С. 308.

ivagant.ru мым в условиях неопределенности его исходов»62. Риск в понимании Зубкова В.И. объективен, он существует независимо от его осознания субъектами со циального поведения. При этом Зубков В.И. различает такие понятия, как «риск» и «опасность», риск свойственен социальной среде, опасность – окру жающей среде63. Зубков В.И. полагает, что все многообразие дефиниций поня тия «риск» можно свести к трем группам. Во-первых, риск предполагает выбор варианта действия, при этом исход определяется случаем. Во-вторых, понятие «риск» раскрывается непосредственно через действие субъекта, которое в большей степени можно определить как действие наудачу. В-третьих, при оп ределении риска акцент ставится на отрицательный исход, на просчет нежела тельных событий. Сам Зубков В.И. определяет риск в рамках поведенческой концепции, то есть риск – свойство человека и следствие его деятельности.

Риск проявляется вследствие невозможности оценить ситуацию и последствия поведения, то есть в ситуации неопределенности. Неопределенность связана с недостаточностью знаний человека об окружающей действительности64.

Мозговая А.В. полагает, что современные концептуальные подходы к риску построены на сочетании трех элементов: последствия воздействия рис ковых ситуаций на человеческие ценности, возможность возникновения этих ситуаций с неопределенностью и формулу, объединяющую два первых эле мента65.

И.Г.Яковенко полагает, что риски современного общества неотделимы от такой сущностной основы, как культура. «Человек существует «внутри»

культуры и неотделим от нее. Все его отношения со Вселенной опосредованы культурой, а потому проблема рисков выводит нас на проблематику культуры.

Исследуя устойчивую специфику культуры конкретного общества, а также Зубков В.И. Социологическая теория риска: Учебное пособие для вузов. – М.: Академи ческий проект, 2009. С. Там же. С. 117.

См.: Зубков В.И. Риск как предмет социологического анализа. Социологические исследо вания. 1999. № 4.

Мозговая А.В. Социология риска: возможности синтеза теории и эмпирического знания // Риск в социальном пространстве / Под ред. А.В.Мозговой. – М.: Институт социологии РАН, 2001. С. ivagant.ru рассматривая стадиальные характеристики этой культуры, можно выявить и описать факторы риска, «упакованные» в ткань культуры. Факторы, кореня щиеся в ментальности, в устойчивых элементах психологии, в заданных куль турой нерефлексируемых оценках, мифах и фобиях, в диктуемых культурой гносеологических процедурах, аксиологических конструктах и моделях разре шения типичных проблем, принадлежат пространству культуры»66.

О.Н.Яницкий, определяя риск, проводит параллель между риском и мо дернизацией, полагая, что риски возникают и активизируются в эпоху индуст риализации. Источником возникновения современных рисков являются техни ко-экономические решения и соображения полезности67.

Однако, российская наука не развивается обособленно от мировой, большинство идей в области рискологии имеют почву в виде западных кон цепций риска. В западной науке проблема риска получила более широкое обоснование. Развитие рискологических теорий связано с глубокими измене ниями социальной материи: изменился масштаб взаимодействия общества и природы, создаются новые средства труда, набирают темп процессы глобали зации и модернизации, появляются новые технологии и социальные практики.

Парадигмы развития, основанные на детерминизме и линейности, становятся неадекватными для описания новых социальных реалий, поскольку они пред полагают выработку рациональных поведенческих концепций.

В целом можно отметить, что система западных концепций риска пред ставляет собой широкое научное движение, направленное на познание реалий современного общества. В данной системе можно выделить три направления, три «центра»: исследование природы риска, выявление его онтологических признаков;

определение особенностей распределения рисков в социальной среде и в социальных группах;

социокультурная интерпретация риска.

Яковенко И.Г. Риски социальной трансформации российского общества: культурологиче ский аспект. – М.: Прогресс-Традиция, 2006. С. 7.

Яницкий О.Н. Россия: риски и опасности «переходного» общества / Институт социологии РАН – 2-е изд. – М.: Изд-во Института социологии РАН, 2000.

ivagant.ru Ядром западных рискологических теорий является теория «общества риска», разработанная У.Беком. Для него риск представляет собой неотъемле мое свойство современного общества, рожденного благодаря прогрессу мо дернизации и развивающегося вопреки социальным институтам и структурам:

«мы переживаем изменения основ изменения»68. В современном обществе ус тойчивые социальные институты, такие как экономика, семья, наука и др., пе рестают быть надежными ориентирами. «Люди освобождаются от форм жизни и привычек индустриально-общественной эпохи модерна… Система коорди нат, в которой закрепляется жизнь и мышление индустриального модерна – оси «семья и профессия», вера в науку и прогресс, – расшатывается, возникает новая двусмысленная связь между шансами и рисками, то есть вырисовывают ся контуры общества риска»69. Основой перехода от индустриального общест ва к обществу риска является «смена логики распределения богатства в обще стве, основанном на недостатке благ, логикой распределения риска в развитых странах модерна»70. При этом развитие производительных сил, технологий, прогресс науки порождают новые риски, во много раз превосходящие те, кото рые были порождены неразвитостью науки, бедностью, устаревшими техноло гиями. Современные риски являются причиной качественно новых, социально опасных ситуаций. Риски приобретают цивилизационный характер, они зало жены в самой основе западной цивилизации – в развитой системе потребления, сместившей систему ценностей и ставшей источником увеличивающего про изводства рисков.

Дугой крупный исследователь проблемы рисков Э.Гидденс видит спе цифику современного общества в том, что изменился статус риска. Риск пре вращается в свойство и массового, и экспертного сознания71.

Риск очень сложное явление, многие определения которого предназна чены для использования в определенной сфере, например, в экономике, психо Бек У. Общество риска. На пути к другому модерну. – М.: Прогресс-Традиция, 2000. С.

16.

Там же. С. 16.

Там же. С.21.

Гидденс Э. Судьба, риск и безопасность // THESIS, 1994. C. ivagant.ru логии, страховании и т.д. Социально-философское определение, несомненно, предполагает более широкий контекст, интегральный учет всех параметров данного явления, обладающего двойной объективно-субъективной фактично стью. В качестве дефиниции риска мы предлагаем следующее рабочее опреде ление: социальный риск – это возникновение ситуации с неопределенностью, основанной на дихотомии реального и возможного, как вероятности наступле ния неблагоприятных последствий для социальных акторов, так и вероятности обретения выгод и благ, что субъективно воспринимается социальными акто рами в контексте определенных ценностных координат, на основании которых и осуществляется выбор.

Последствия риска предполагают диалектику явного и латентного. Они могут иметь как отрицательное воздействие на состояние членов общества, что ведет к возрастанию их дисфункций и могут способствовать переходу соци альных акторов в иное социальное состояние либо увеличивающее их функ циональность и статусно-ролевые наборы, либо приводящие к разрушению.

Риск не может быть абсолютным – в таком случае исчезнет неопреде ленность, дихотомия реального и возможного, теряется альтернативность по веденческого выбора. Риск всегда относителен с конкретным уровнем, причем его объективное содержание и субъективный смысл варьируются от одной культуры к другой, от одной исторической эпохи к другой.

Понятие риска связано с понятием опасности. Что же такое опасность? В чем отличие опасности от риска? Видимо, опасность первична. Попробуем оп ределить онтологическую сущность опасности.

Проблема самосохранения является первичной для любого живого суще ства. Моменты, в которые ощущается угроза для существования, активизирует необходимость адекватного реагирования для самосохранения. Однако дейст вия по самосохранению возможны тогда, когда данная угроза, влекущая отри цание существования, будет осознана. Осознание и порождает активные за щитные действия. Угроза, порождающая отрицание существования, это и есть опасность. Опасность субъективна по форме, но по содержанию может быть ivagant.ru как субъективной, так и объективной. Одно и то же событие в зависимости от того, в какой системе социальных отношений и ценностей, оно рассматривает ся, может получать различное определение (болезнь и прививка от болезни, то есть болезнь в легкой форме по существу). Итак, опасность – это отрицание, но не всякое отрицание как таковое, а отрицание существования. В основе опре деления опасности лежит возможность утраты существования, поэтому всяко му субъектному определению при приближении к границе меры может быть присвоено смысловое значение опасности. Опасность, следовательно, не само отрицание существования, а субъектное определение его отрицающего воздей ствия, в результате чего оно приобретает значение опасности.

Для человеческого существования характерен преобразовательный (в отличие от животных) характер бытия в силу того, что человек обладает соз нанием. Человек в определенной мере освобождается от чувственной детерми нации своей деятельности. Защита от опасности и самосохранение жизни при обретает у человека другую форму – рефлексивную, и феномен опасности в человеческой жизнедеятельности имеет рефлексивный характер. Понимание опасности позволяет человеку оценивать и другие, непосредственно к нему не относящиеся, воздействия как опасности. Сознание позволяет человеку конст руировать настоящее и будущее, то есть выбирать определенные альтернатив ные пути развития.

Момент оценки опасности и выбора способа по самосохранению перево дит опасность в риск. Риск, следовательно, – следствие опасности. Риск возни кает там, где сознательная деятельность человека сопряжена с выбором наи лучшего пути развития, с оценкой последствий подобного выбора. Таким об разом, риск – это характеристика человеческой деятельности.

Риск обусловлен, с одной стороны, неопределенностью, которая объек тивно присутствует как атрибутивный признак социокультурной динамики, включающей хозяйственную, информационную, политическую и др. про странства деятельности человека, а, с другой стороны, сознанием социального субъекта, принимающего решение, который, к слову сказать, не всегда спосо ivagant.ru бен адекватно оценить сложившуюся ситуацию и в процессе достижения це лей уменьшить или усугубить социальную неопределенность.

§3. Современное общество – общество тотального риска и перманентного кризиса Проблема кризиса, проблема изменения мировоззренческих оснований бытия без сомнения связана с проблемой социальных рисков. Необходимость исследования феномена социального риска на современном этапе развития общества объясняется многими достаточно значимыми причинами. Это, преж де всего, возрастающая неопределенность социальной жизни, ускорение темпа жизни и быстрая смена событий, что естественно провоцирует возникновение ситуации риска для человека. Сама человеческая деятельность все чаще стано вится причиной возникновения и эскалации всевозможных катастроф и кризи сов (социальных, экономических, политических, экологических и т.д.), послед ствия и влияние которых оказываются весьма значительными для общества.

Все социальные процессы, связанные с трансформацией общества и со циального бытия, сопровождаются социальной напряженностью и обострени ем социальных конфликтов и кризисных явлений. Рост количества и разнооб разие конфликтов, острота конфликтных ситуаций детерминируются вовлече нием все новых социальных явлений, социальных и профессиональных групп, общественных движений в процессы трансформации общества.

Естественно, понятие риска не закрывает полностью другие понятия, значения которых несколько близки к нему – кризис, аномия, ценностный ва куум. Разбирая понятие кризиса, авторы пришли к выводу, что кризис харак теризуется выходом системы за пределы пограничных точек, это состояние, в котором система пытается найти иные способы существования, найти новые границы существования. Следовательно, рискогенность в кризисных ситуаци ях ослаблена, так как в кризис система теряет основополагающие структурные отношения, обеспечивающие ее функционирование. Рискогенность повышает ivagant.ru ся в период, названный нами предкризисным, период нестабильности. На этом этапе происходит разбалансирование структурных отношений, появляются иные структурные отношения, нарушающие работу системы. В ценностной матрице теряется единый ценностной центр – стержень, обеспечивающий функционирование мировоззренческой системы, появляются другие ценност ные центры, претендующие на роль мировоззренческих оснований. Подобная ситуация охарактеризована нами как ризоморфная ценностная среда. Таким образом, наиболее рискогенным является период нестабильности, предкризис ный период.

Риск сопровождает человека постоянно. Однако, риски традиционного общества коренным образом отличаются от рисков современного общества. В обществе традиционного типа человек находился под угрозой окружающей среды, риски такого рода было бы правильно назвать естественными рисками – это риски природных катаклизмов, стихий, засухи, неурожая, наводнения и т.п. От естественных рисков человечество не застраховано и сегодня, однако от многих из них человек себя обезопасил: существуют системы предупрежде ния (сейсмические станции, метеостанции и т.д.), во многих странах имеется определенный запас продовольствия, рассчитанный на несколько лет. Тем не менее, современное общество породило другие риски. Риски, которые являют ся результатом деятельности самого человека, риски вторичные по отношению к естественным рискам. Риски второго порядка имеют более серьезные по следствия. И если естественные риски в большей степени можно охарактери зовать как риски локального характера, то вторичные риски, порожденные са мой человеческой деятельностью и искусственной средой обитания, являются рисками глобальными. Данные риски можно назвать макрорисками.

Появление макрорисков свидетельствует о том, что общество уже вошло в стадию, называемую «обществом риска». Общество риска – это общество, перманентно производящее риски, общество, в котором созданная система безопасности по существу является родителем других рисков.

ivagant.ru Становление общества тотального риска начинается в период, связанный с бурным развитием промышленности. Аграрное общество или общество тра диционного типа в основе своей является обществом-продолжением природ ной среды. Риски традиционного общества – это риски естественные, порож даемые не столько обществом, сколько окружающей средой, в которую обще ство встраивается. Само аграрное общество является практически невычлени мым из природной среды. Человек еще полностью зависит от природы, его существование не автономно, не самостоятельно. Он – дитя природы, кормя щийся молоком своей великой матери.

Совсем иное положение общества и человека мы наблюдаем в индустри альном обществе. Становление новых отношений связано с развитием про мышленности, которое является результатом крупного сельскохозяйственного кризиса, накрывшего Европу в конце Средневековья. Европейцы вырубали ле са, чтобы получить больше пахотных земель, отходы сельскохозяйственного производства сливались в реки, вода шла на нужды населения. Европа захлеб нулась в болезнях, продовольствия не хватало. Общество вошло в фазу кризи са. Предкризисная ситуация была полностью спровоцирована рисками естест венного характера. Следовательно, риски представляют опасность для сущест вования общества в целом. Видимо, при низком уровне развития общества (ка кой характерен для аграрного общества) естественные риски представляют большую угрозу для существования как отдельных социальных групп, так и для общества в целом.

Выход из кризисной ситуации был найден социумом. Этот выход заклю чался в развитии индустрии. Это новый виток в развитии общества, миними зировавший действие естественных рисков. В определенной степени подобный выход можно рассматривать как прогресс, как выход на иную ступень разви тия. Это, конечно, вывело Европу из кризиса, и Европа ушла далеко вперед.

Но, как ни парадоксально это звучит, выход из кризиса является началом ново го кризиса. Новый виток развития породил риски, ранее не существовавшие.

Эти риски обусловлены уже не естественной средой, а порождены самой дея ivagant.ru тельностью человека, нарастание рскогенности социума привело к возраста нию нестабильности в обществе, что вылилось в череду кризисов ХХ столетия.

Небольшие перерывы между кризисными годами свидетельствуют о попытках вывести социум из кризиса, но попытки эти были неудачны, они обострили ситуацию нестабильности, ввели общество (в большей степени западное, евро погенное) в состояние затяжного дрейфа, в котором риски являются уже не отъемлемым элементом.


Так, современное общество уже производит риски;

то, что является безопасностью для одних социальных групп, обостряет риски для других со циальных групп. Соответственно, мы не можем говорить о выстроенной сис теме безопасности в социуме современного периода, поэтому в научной лите ратуре появляется понятие «общество риска». В «обществе риска» происходит постоянное балансирование между стабильностью и нестабильностью, при этом вероятность «срыва» в состояние нестабильности повышается при увели чении периода пребывания социальной системы в подобном состоянии. По существу характеристики «общество риска» соответствуют тому состоянию, которое авторы называют дрейфующим обществом. Следовательно, «общество риска» появляется тогда, когда нарушается стабильность социальных отноше ний и связей. Однако, понятие стабильности также относительно, в какой-то степени, даже условно. Стабильность можно определить как ненарушение процесса в определенных пространственно-временных рамках, при этом ста бильность может быть достаточно однородной на больших пространственно временных интервалах. Можно предположить, что стабильность ограничива ется некой мерой, то есть пространственно-временными (материальными и нематериальными) границами, в пределах которых система сохраняет свою ко герентность (однородность) и система остается идентичной. Эти границы по лучили в нашей монографии название пограничных точек. Следовательно, лю бое пребывание социальной системы в рамках пограничных точек является стабильностью.

ivagant.ru Риски, по мнению авторов, можно трактовать неоднозначно. Во-первых, это риски развития. Данные риски связаны с активным освоением системой окружающей среды. Любая система существует во взаимосвязи с окружающей действительностью, происходит обмен энергией, налаживание связей с окру жающей средой, формирование жизненного мира системы, оформление внут риструктурных отношений. Данные риски позитивны по своей сути, в опреде ленной мере они способствуют дальнейшему развитию системы, совершенст вованию ее структурных отношений, управленческих структур.

Во-вторых, риски дрейфа. Эти риски способны нанести системе непо правимый ущерб. Система вошла в состояние мнимого равновесия, погранич ные точки перестают выполнять свои защитные функции, обмен энергией (ин формацией) с окружающей средой нарушает функционирование жизненного мира системы. Любое вмешательство извне сотрясает систему изнутри. Цен ностная матрица размыта, провозглашены одни ценности, система может жить по другим ценностям. Примером подобного дрейфующего общества может служить Советский Союз в последние десятилетия своего существования.

Дрейфующим обществом является и западное общество на современном этапе развития, хотя, конечно, оно в корне отличается от общества советского. Тем не менее, рискогенность западного общества увеличилась в разы. Все попытки совершенствовать систему безопасности приводят к тому, что появляются но вые риски, и усовершенствованная система безопасности является таковой только для определенных социальных слоев (как правило, высших), социаль ные группы, находящиеся на низших ступенях общества оказываются в зоне повышенных рисков.

Риски современного общества безлики, это риски, которые порождены уже самим обществом. Они обусловлены развитием науки, технологий, эконо мики, политики, даже можно сказать, чрезмерным развитием данных социаль ных сфер. Между уровнями развития социокультурной сферы и экономиче ской и политической имеются серьезные расхождения, которые порождают появление суррогатных заместителей отстающих элементов социокультурной ivagant.ru сферы. Так появляются социокультурные монады потребления, активно разви вается массовая культура, что является показателем деградации данной сферы.

Некоторые авторы для описания подобного рода рисков вводят термин «вто ричные риски», подразумевая под «первичными рисками» естественные риски.

Специфика социального риска в определенный исторический период развития общества детерминируется конкретной социокультурной средой и, будучи атрибутом общества, риски подвержены социальной и культурной ди намике, вектор которой задается характером развития общества и цивилизации в целом. Иными словами, онтологическое пространство социального риска ар тикулируется ценностными и институциональными структурами социума.

Господство рационального в обществе привело к тому, что деятельность рас сматривается в целом как целерациональная, а ее ориентирами являются логи чески упорядоченные положения научного знания. Изменение ценностного поля социума неизбежно меняет структуру риска и его характер. Ценностная матрица традиционного общества содержала блоки запретов, связанных с ре лигиозными верованиями, согласно тому, что «можно» и что «нельзя» строи лась деятельность людей как по освоению окружающей действительности, так и по структурированию социальной ткани.

Примат рациональности расширил диапазон принятия решений и поле деятельности. Изменяется не только содержание риска, но и горизонты его концептуализации. Риск становится калькулируемым, впрочем, как и социаль ное действие вообще. Но именно рационализация риска позволила исследова телям выделить его негативные стороны. Индустриализация, затем информа тизация, как процессы параллельные рационализации, имеют далеко идущие последствия. В философской литературе имеется широкий пласт работ, по священных изучению модернизационных процессов, социокультурной дина мике обществ, различных последствий данных процессов: распространению девиантного поведения, социального отчуждения, ценностных патологий и т.д.

О процессе рационализации мы уже писали, повторяться и вновь писать о ее ivagant.ru плюсах и минусах, о результатах мы в данном разделе не будем. Но именно рационализация вывела проблему риска на первый план.

В индустриальном обществе риск институализируется, становится не отъемлемым атрибутом человеческой деятельности, превращаются в струк турные элементы социума, которые способны выступать в качестве объектов социального контроля и управления. Возникает обманчивая иллюзия, что рис ки можно прогнозировать, нивелировать и избегать.

В ХХ веке человечество оказалось перед лицом множества проблем:

экологических, демографических, политических, экономических и т.д. Войны и революции, настигшие человечество в прошлом столетии – результаты дея тельности социума, но они, как мы уже показали выше, свидетельствуют о подрыве ценностно-мировоззренческих оснований. Классические представле ния о линейном развитии общества, о возможности предсказания и предот вращения рисков потерпели крах. Происходят существенные изменения в объ екте гуманитарного познания. Все большую роль начинают играть процессы саморегуляции и самоорганизации, прямые и обратные связи объектов с соци ально-культурным окружением, и потому он уже не поддается однозначному моделированию и прогнозированию. Риск – элемент деятельности, а поскольку в самой деятельности грани между субъективным (оценка, интерпретация) и объективным (опасность, угроза, ущерб) относительны, то таково же соотно шение этих сторон и в социальном риске. Это положение позволяет нам вы явить связь между субъективным и объективным уровнем риска (опасностью) и перейти к рассмотрению траектории эволюции риска в социальном про странстве.

С развитием общества, институализацией средств контроля все большее количество событий становится сначала опасностями, а по мере овладения ими – рисками в качестве задач и условий принятия решений. Иными словами, об щество переводит негативные внешние события и элементы своей деятельно сти в иное качество посредством собственных механизмов контроля и соци альной оценки, редукции и адаптации, в том числе через свои инструменталь ivagant.ru ные, культурные и институциональные возможности. С увеличением инфор мационного объема появляется множество возможностей преодоления неопре деленности и частичного устранения опасностей.

Итак, мы приходим к следующему выводу: современный человек мега полиса, человек информационно-технического общества живет в искусствен ной среде тотального негативного риска, причем данный риск возрастает в геометрической прогрессии с возрастанием уровня развития самого общества.

Чем больше отдаляется человечество от естественной среды, тем рискогеннее становится общество, тем риски, порождаемые обществом, все более и более угрожают развитию того же общества.

Современное человечество очевидно находится на распутье (нам не хо телось бы говорить – «в тупике»), по инерции продолжая выморочную дирек цию научно-технического прогресса, когда-то, повторимся, оптимальную стратегию человеческой реализации, сегодня ставшую анахронизмом. Это не значит, что «прогресс» как таковой себя исчерпал и место ему в музее – вовсе нет. Это значит, что сегодня он разменялся на пустяки и не решает тех гло бальных социальных задач, которые решал когда-то. В научно-техногенно потребительском виде он выводит гиперсистему «человечество» из простран ства стабилизированной аутодинамичной эволюции в «зону сумерек», повы шенно-рискогенную среду с невыясненными причинно-следственными зави симостями – выше мы обозначили данную социо-реальность как «дрейфующее общество».

При этом мы не стали бы говорить, что технический прогресс навсегда остался в прошлом. В технике есть нечто большее, нежели утилитарное увели чение возможностей человека;

в частности – красота. Некоторые технические конструкты (автомобиль, самолет, оружие, etc.) являют собой высокую степень эстетического совершенства и оцениваются людьми не столько с функцио нальной, сколько именно с эстетической стороны – следовательно, техника суть не только исторически-временной феномен, но и вневременной;

следова тельно, нельзя исключать, что на некоем будущем этапе своего развития чело ivagant.ru вечество вернется к технологической парадигме бытия. Но современная нам техносфера, повторимся, порождает неконтролируемый социальный дрейф.


Мы дрейфуем неведомо куда, и в сумерках, вряд ли нам дружественных. Что делать?

Может показаться, что этот вопрос с неумолимостью Гераклитова рока время от времени встает перед человечеством, но скорее, он системно встроен в самую суть социального бытия, в историю, в каждую человеческую жизнь.

Мы должны отвечать на него каждый день, каждую минуту – другое дело, что в суете будней мы не всегда помним об этом. Но вот случается так, что не помнить и не думать становится нельзя. Так обстоит дело и сейчас.

Что делать человечеству? Вряд ли авторы сумеют осилить «вечный» во прос в такой редакции. Но мы попытаемся ответить на вопрос: что делать че ловеку? – ибо всякое усовершенствование мира следует начать с себя.

Итак, что делать человеку, живущему в усталом мире и самому устав шему от этой жизни, втягивающей его в погоню за призраками – за сиюминут ными ценностями, подобно Лернейской гидре порождающими все новые и но вые заботы, которые требуют времени, сил, напряжения ума… Стереотипы со циального статуса диктуют человеку бесконечно приобретать и приобретать бесчисленное число товаров, что, в свою очередь, требует денег, и человек оказывается в плену циклически дурной бесконечности «товар-деньги-товар».

Мы опускаем вопрос: стихийно или сознательно сложилась социальная логи стика, стимулирующая личность к бесплодной погоне за квазиценностями, мы лишь констатируем – современная сформированная европогенной культурой личность является слабоориентированной и слабофункциональной онтологи ческой сущностью в сложившихся условиях бытия. Иначе говоря, человеку в этом мире тревожно, бесприютно и зачастую одиноко. Почему?

Здесь мы позволим себе согласиться и не согласиться с концептом К.Г.

Юнга, полагавшего, что духовные и душевные проблемы человека Нового и Новейшего (ХХ век) времен связаны с демифологизацией европейского миро воззрения. Радикальная замена образно-художественных и «магических» ми ivagant.ru ровоззренческих конструктов на рационально-научные приводит, по мнению Юнга, к роковому онтологическому дискомфорту, приводящему на личност ном уровне к психическим деструкциям (неврозам и в особо тяжких случаях, к психозам), а на уровне социальном – к идеологиям, разрушительно влияющим на фундаментальные общественные связи. Человеческая личность способна полноценно существовать лишь в структуре мифа, то есть, характерные для мифологем субъект-объектная релевантность и семантика языка мифа создают духовно-социальный оптимум, такую социальную экосистему, в которой толь ко и возможна реализация потенциала человеческого «Я».

У авторов нет оснований опровергать данные тезисы по существу, но есть, что уточнить. Мы полагаем, что личность действительно не может нор мально существовать вне пространства-времени мифа – примерно как аэроб ные организмы не могут существовать вне земной атмосферы. Тогда правиль нее говорить не о демифологизации рацио-модернизируемого общества, но в большей степени о его контр-мифологизации. Ускоряющийся темп жизни, разрушая «классические мифы», вынуждал создавать контр-мифы, или «мифы неклассические», такие как «научная картина мира», «атеизм», «прогресс» и т.п. И никак нельзя сказать, что эта система мифов не сложилась, не работала.

И сложилась, и работала, и дело свое правое делала. Однако, в начале ХХ века она явно дала сбой, отчего человек, живущий в этом континууме, ощутил в нем огромные прорехи, почувствовал себя на мертвенном ледяном ветру – и начал судорожно искать, чем бы залатать дыры. Отсюда, в частности, и демо нический мистико-оккультный колорит нацистской идеологии: потрясенное, распадающееся общество судорожно пыталось облечься хоть в какие-то мифо логические одежды, чтобы не чувствовать себя совсем голым и беззащитным на ледяном ветру эпохи… Исторические обстоятельства, впрочем, заставили европогенную цивилизацию за неимением лучшего – ибо все прочее оказалось еще хуже – донашивать ветхие контр-мифы «прогресса», «демократии», «прав человека» и т.п.

ivagant.ru Мы вовсе не призываем напрочь отвергнуть эти ценности. Но мы утвер ждаем, что они в наши дни не выполняют ценностно-ориентирующих и ценно стно-мобилизующих функций личности;

иначе говоря, не справляются с ролью ведущих ценностей, не способны оформить жизнеспособную в данных усло виях мировоззренческую конструкцию. Бывает (увы, не редко) и так, что под прикрытием плакатно-демагогических лозунгов вершится грубый политиче ский произвол, но речь у нас все же не о нем, а о реальных демократии и пра вах человека, представляющих собой несомненные ценности, независимо от того, чьи бы лживые уста не оскверняли их. В сущности, все это выразимо идиомой «достоинство человеческого образа», чье аксио-значение бесспорно.

Очевидно, что человеческий облик в современном, странно меняющемся мире сможет быть действительно человеческим, если будет реализован мировоз зренческим ансамблем, созидающим гармонию онтологии, этики, гносеологии, эстетики и аксиологии в системе «субъект – объект», сиречь «личность – ми роздание». Условия бытия современного человека сильно дисгармонизируют эту систему – следовательно, необходимо искать пути обретения гармонии.

Мы полагаем, что для кардинального решения данной проблемы следует обра титься к актуальному осмыслению термина «религия». Под актуальностью мы здесь имеем в виду возвращение к изначальному смыслу этого термина, к зна чению латинского слова «religare» – связывать, скреплять, соединять;

в не сколько более вольной, но вполне сохраняющей суть дела интерпретации – создавать единство. Беда ведь современного мировоззрения прежде всего в его фрагментарности, отсутствии у человека целостного миропонимания, целост ного в такой степени, чтобы личность испытывала состояние реальной полно ты бытия. В таком непрочном, «рваном» мире человек ощущает себя и сам чем-то безнадежно рваным, либо замыкается в некую квази-целостность, но и там рано или поздно осознает хрупкость этой скорлупы, по ту сторону которой царит огромное, неведомое, а потому и зловещее пространство-время.

Как восстановить действительную реальность личности и мироздания? Лич ности необходима комфортная мифо-онтология. Очевидно, таковая осуществима в ivagant.ru парадигме субъект-объектного единства, с ценностной доминаниой «большого Я», субъекта, органично включенного в этико-эстетическую реальность бытия. Челове ку нужно уметь переживать красоту и природного ландшафта и природно социализованного (деревни, поместья, сады, городские парки, скверы, дворы…) как неотъемлемую сущность самого себя. Гипер-урбанизм современного социума за частую лишает современного человека этой необходимой ему биосферной под держки, то есть необходимой личности целостности бытия. При этом авторы вовсе не сторонники идеи «назад к природе», осознавая ее наивность – и уверены, что по пробуй адепты жизни «на лоне природы» пожить где-нибудь в лесу, энтузиазма хватило бы на день-другой, не больше. Совершенно, кстати, не случайно в ранних мифологических системах – некоторым образом доживших и до наших дней – ок ружающие человека биогеоценозы (леса, поля, водоемы) представлялись сущностя ми, в общем-то, недружелюбными, люди побаивались их, что и выразилось, антро поморфизируясь, в жутковатых обличьях леших, водяных, русалок и т. д. Анимизм первобытного человека не был гармоническим сопереживанием единства личности с природой, в нем превалировали страх и слабость, хотя и вкупе с почтением к мо гуществу природы;

но почтение-то и проистекало из осознания своей ничтожности.

Однако современный человек, живущий в поле индустриальной или постин дустриальной реальности, ввержен в обратную крайность. Его пространство – суть асфальт, бетон, бензиновые выхлопы;

его солнце – электрическая лампа;

его окно – экран компьютера. Живая связь с биосферой утрачена едва ли не до критической отметки. Неоанимизм оказывается необходимой мифо-средой для восстановления онтологического баланса и тем самым для выхода из мировоззренческого кризиса.

Нам, людям непрочного стерилизованного мира необходимо искать новый контакт с природой: преодолеть Базаровское «природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник», при этом не впадая заново в бессмысленное идолопоклонство, ощущая себя пленником таинственных и темных сил космоса. Природа должна стать если не храмом, то во всяком случае, родным домом, образуя с личностью единое «большое Я». Биосфера нашей планеты суть потенциал единства мирозда ния, потенциал бессмертия, до сих пор смутно ощущаемый человеком, но не под ivagant.ru дававшийся реализации – пока мир оставался для человека незаконченным набо ром объектов, событий, оценок.

Собственно, истинная цель жизни человека состоит в восстановлении утраченного единства бытия – философия закономерно выявляет это. И любой миф, любая мировоззренческая система имеют в виду именно эту задачу, в том числе и идео-мифологема прогресса. Надо сказать, что она по-своему справи лась с решением, дав человечеству урбанизацию, феномен противоречивый, но несомненно поспособствовавший высвобождению и реализации творческих энергий личности. Сейчас, напомним, гипер-урбанизация приобрела дефектно уродливый характер, но это не причина тотально отрицать сам социально исторический фактор. От разумного комфорта городской жизни вряд ли следу ет отказываться, а социализованные пейзажи – парки, сады, усадьбы, пригоро ды – могут являть прекрасные примеры особого, неповторимого очарования.

Не меньшая красота есть и в дикой природе – в лесах, полях таежных, степных и морских просторах – но там она еще не близка к нам, там человек еще никто перед ликом великих стихий. Конечно, человек должен по-новому постичь всю Землю, перестать быть ничтожеством перед ней, но начинать лучше со знакомых, обжитых биогеоценозов.

Что нужно делать? Для начала – реши тельно отбросить повседневную суету, тот морок, в который нас загоняет наше время: спешить на работу, бежать по магазинам, ехать в автосервис… Каждый из нас знает, что этот круг забот никогда не ослабеет, не даст поблажки, не от пустит, напротив, с каждым днем и годом будет сжимать все плотнее, туже, проблем будет все больше, а времени все меньше. Значит, нужно в какой-то миг просто отрешиться от бремени будней, оставить все это и отправиться за город (впрочем, и в городе можно найти самодостаточные биогеоценозы) – и, оказавшись наедине с планетой, постараться прочувствовать, пережить един ство с ней. Очень может быть, что в первый раз получится немногое. Но ведь самая долгая дорога начинается с первого шага – а этот шаг и этот путь нам представляются оптимальными: ноосферная парадигма, если угодно, ноосфер ный миф способны восстановить утраченное мировоззренческое единство.

ivagant.ru ЗАКЛЮЧЕНИЕ Не беремся утверждать, верно ли наше заключение или нет, но нам кажется, что в последние десятилетия, а особенно в последние годы приме нительно к культуре и человечеству в целом все чаще применяются терми ны, содержащие префикс «транс» – то есть, через, по ту сторону. Транспер сональная психология, трансгуманизм и даже трансчеловек – существо, из мененное киборгизацией или генной инженерией – модные темы современ ных интеллектуальных дискуссий. Последнее, правда, принадлежит более литературной фантастике, области слишком вольной и не слишком строгой в определениях и умозаключениях – однако, подобная внеакадемическая вольность в прогностике оказывается вполне благодатной: дерзкие предска зания зачастую если не сбываются буквально, то угадывают тенденции, в настоящее время еще трудноразличимые. Что же касается конкретно «трансчеловека», то усовершенствование Homo Sapiens посредством вжив ления в организм неких электронно-информационных композиций пред ставляется нам занятием мертворожденным – как раз в силу бурного разви тия генной инженерии, открывающей грандиозные перспективы для реали зации скрытых резервов организма. Нет смысла совершенствовать худшее, если можно совершенствовать лучшее: не нуждается в доказательствах то, что живое вещество более высокоорганизованная реальность, чем неживое, и совершенно очевидно, что всякая техника, особенно автоматика, суть не что иное как подражание живому организму. И весь технический прогресс – о чем мы говорили выше – есть «приращение извне» к человеку дополни тельных функциональных возможностей. Пистолет, автомобиль, самолет и т.п. – объекты, механически временно «прирастающие» к человеку, иным словом – технокостюмы. Киборгизация теоретически представляет собой тот же технокостюм, разве что более утонченный и, кстати говоря, лишен ivagant.ru ный того подлинного эстетизма, который завораживает нас в оружии или автомобиле… Генная инженерия – опять-таки теоретически может стать ку да более креативирующим самораскрытием внутренних потенций (нереали зуемых в обыденном состоянии Homo Sapiens), что обещает включение в ак туальный горизонт субъекта совершенно новых, неизведанных пластов ре альности.

Ясно, что, замыкая круг, мы вернулись к исходному тезису данной книги: человечество подошло к рубежу. Какому-то очень важному, ключе вому рубежу своего исторического бытия. Отчасти осознавая это, наш мир не решается, однако, отказаться от прежнего курса – и дрейфует по инерции.

Но долго это продолжаться не сможет! Надо меняться – или пропадать в не избежной катастрофе. Меняться кардинально, менять самый опорный стер жень мировоззрения – так, чтобы по-новому открылся мир, чтобы увидеть то, что до сих пор увидеть было недоступно.

Возможно ли подобное с помощью генной инженерии, способной мо дифицировать человека не извне, но изнутри, и тем самым – вспомним наши определения! – подпадающей под разряд не столько науки, сколько магии?

Вопрос, на который у нас ответа нет – но сама постановка его говорит о масштабе вероятных перемен. И мы готовы признать реальность грядущих геномных трансформаций человека, тем самым допуская и возникновение нового человеческого вида.

Но само по себе это вовсе не значит разрешения критических проблем современности. Назови генную инженерию хоть наукой, хоть магией – и то и другое равно является инструментом, могущим как вызволить человече ский мир из кризиса, так и ввергнуть его в кошмар: нетрудно представить себе генетические эксперименты, проводимые в определенных идеологиче ских и политических целях… Таким образом – мы настаиваем – никакая транс-антропия не решит проблем, не устранит поле рискогенности без существенной реструктуриза ции аксиологической и этической сфер личности и социума, без включения ivagant.ru в поле человеческого этоса земной биосферы. Больное мифо-пространство нынешнего человечества может вылечить лишь универсальный миф, вели кая мечта. Таковым и может стать новое открытие Земли как духовной сущ ности, при котором «Душа планеты» и душа человека образуют моральное и ценностное единство.

ivagant.ru Литература Альгин А.П. Риск и его роль в общественной жизни. – М., 1989.

Андреева О.А. Риск и нестабильность //Социально-политический жур нал. –1997. – №3.

Артемов В.М. Ценности нового века: свобода и нравственность // Соци ально-гуманитарные знания. – 2002. – № 4.

Ахиезер А.С. Российская цивилизация: специфика массовых решений // Философские науки. – 2004. – №6.

Барг М.А. Эпохи и идеи: Становление историзма. – М., 1987.

Бауман З. Индивидуализированное общество. Пер. с англ. под ред.

В.Л.Иноземцева. – М., 2002.

Бек У. Общество риска. На пути к другому модерну. – М., 2000.

Бек У. Что такое глобализация? Ошибки глобализма – ответы на вызовы глобализации. Пер. с нем. А. Григорьева, В. Седельника. – М., 2001.

Белл Д. Грядущее индустриальное общество. Опыт социального прогно зирования. – М, 1999.

Бердяев Н.А. Самопознание. Опыт философской автобиографии. – М., 1991.

Богданова О.А. Процесс секуляризации и кризис личности в западной культуре ХХ века. – Ростов-н/Д., 2001.

Буянов В.П., Кирсанов К.А., Михайлов Л.М. Рискология (управление рисками): Учебное пособие. 2-е изд., исправ. и доп. – М., 2003.

Вилдавски А., Дейк К. Теории восприятия риска: кто боится, чего и по чему? // Thesis. – 1994. – № 5.

Гвардини Р. Конец нового времени // Вопросы философии. – 1990. – № 4.

ivagant.ru Генон Р. Кризис современного мира. – М., 1991.

Гидденс Э. Судьба, риск и безопасность // THESIS, 1994.

Гидденс Э. Ускользающий мир: как глобализация меняет нашу жизнь. – М., 2004.

Гидденс Э. Устроение общества: Очерк теории структуризации. 2 изд. – М., 2005.

Гуревич А.Я. Категория средневековой культуры. – М., 1984.

Давыдов А.А. К вопросу об определении понятия «общество» // Социо логические исследования. – 2004. – № 7.

Данилов А.Н. Переходное общество: Проблемы системной трансформа ции. – Минск, 1998.

Данилов-Данильян В.И., Лосев К.С. Экологический кризис и устойчивое развитие. – М., 2000.

Даниэль Б. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования. – М., 1999.

Денисов В.В. Безопасность как проблема выживания человечества // Фи лософия и общество. – 2004. – №3.

Диалог культур в глобализирующемся мире: мировоззренческие аспек ты. – М., 2005.

Дуглас М. Риск как судебный механизм // Thesis. – 1994. – № 5.

Здравомыслов А.Г. Социология российского кризиса: Статьи и доклады 90-х гг. – М., 1999.

Зубков В.И. Проблемное поле социологической теории рис ка//Социологические исследования. – 2001, – № 6.

Зубков В.И. Риск как предмет социологического анализа // Социологиче ские исследования. – 1999. – № 4.

Зубков В.И. Социологическая теория риска: Учебное пособие для вузов.

– М., 2009.

Зубок Ю.А. Риск в социальном развитии молодежи //Социально гуманитарные знания. – 2003. – № 1.

ivagant.ru Зубок Ю.А., Чупров В.И. Социальная регуляция в условиях неопреде ленности. Теоретические и прикладные проблемы в исследовании молодежи. – М., 2008.

Инглхард Р. Постмодерн: меняющиеся ценности и изменяющиеся обще ства // Полис. – 1997. – № 4.

Исаев К. «Общество риска» в условиях глобализации // Социологические исследования. – 2001. – №12.

Каган М.С. Системный подход и гуманитарное знание: Изб. Ст. – Л., 1991.

Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. – М., 2000.

Корнилова Т.В. Риск и мышление // Психологический журнал. – 1994. – № 4.

Краткий психологический словарь. – М., 1985.

Луман Н. Введение в системную теорию. – М., 2007.

Луман Н. Дифференциация. – М., 2006.

Луман Н. Понятие общества // Проблемы теоретической социологии. – Спб., 1994.

Луман Н. Понятие риска // Thesis. – 1994. – № 5.

Любе Г. В ногу со временем. О сокращении нашего пребывания в на стоящем // Вопросы философии. – 1994. – № 4.

Мальковская И.А. Многоликий Янус отрытого общества: Опыт критиче ского осмысления ликов общества в эпоху глобализации. Изд. 2-е, исп. и доп. – М., 2008.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 20.

Маркузе Г. Одномерный человек. – М., 2005.

Мид М. Культура и мир детства. – М., 1988.

Мозговая А.В. Социология риска: возможности синтеза теории и эмпи рического знания // Риск в социальном пространстве / Под ред. А.В.Мозговой.

– М., 2001.

ivagant.ru Мозговая А.В. Технологический риск и экологическая составляющая ка чества жизни населения. Возможности социологического анализа.- М., 1999.

Назаретян А.П. Цивилизационные кризисы в контексте Универсальной истории. (Синергетика – психология – прогнозирование): 2 изд. – М., 2004.

Найт Ф. Понятие риска и неопределенности//Thesis. – 1994. – № 5.

Нейсбит Д. Мегатренды. – М., 2003.

Общая и прикладная политология: Учеб. пособие / Под общ. ред. В.И.

Жукова, Б.И. Краснова. – М., 1997.

Ожегов С.И. Словарь русского языка. – М., 2003.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.