авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 ||

«••.ГИ7. •; * ...»

-- [ Страница 8 ] --

Наступил 1940 год. Н. И. Вавилов наметил еще шире р а з ­ вернуть экспериментальное изучение мировых коллекций культурных растений с целью наиболее рационального их использования в научно-исследовательской работе и в п р а к ­ тической селекции. Полным ходом шло исследование сотен и тысяч гибридных поколений, полученных в процессе цикли­ ческих скрещиваний. Одна из задач, которую ставил Вавилов перед коллективом В И Р а, состояла в том, чтобы теоретиче­ ски и практически обосновать подборы пар при выведении новых сортов. Вместе с ведущими специалистами института он создавал программу нового многотомного издания — «Растениеводство». В отделениях В И Р а на периферии кипе­ л а работа, направленная н а помощь сельскому хозяйству страны.

Весной Николай Иванович предложил организовать экс­ педицию, чтобы обследовать состояние растениеводства вос­ соединенных западных территорий Белоруссии и Украины.

Из научных сотрудникоз В И Р а в экспедиции участвовали А. И. Мордвинкина, В. С. Лехнович, М. М. Якубцинер, С. А. Захарченко и я.

В начале июля отряды выехали к месту работ. Николай Иванович должен был отправиться во Львов на несколько недель позже. Он поручил мне подготовить все необходимое и ждать его в Киеве.

23 июля я прибыл в Киев, а на следующий день встретил на вокзале Н. И. Вавилова. З а три дня он успел посетить президента АН УССР академика А. А. Богомольца, наркома земледелия П. П. Бутенко, заместителя председателя Совнар­ кома тов. Старченко.

Пребывание в Киеве было до предела насыщено. Вавилов познакомился со многими научно-исследовательскими учр еж ­ дениями: Институтом сахарной свеклы, выставкой по истории земледелия, организованной по материалам археологических раскопок в Триполье, институтами Академии наук УССР;

встречался с рядом ученых, среди которых я помню П. П. К у­ ренного и И. Г. Пидопличку. С ними Николай Иванович дого­ ворился провести осенью совещание по истории земледелия Накануне отъезда в западные области УССР, несмотря на свою занятость, Н. И. Вавилов согласился выступить на рес­ публиканском слете пионеров. Он рассказывал о ботанике, о ее особом положении среди других наук, делился впечат История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ лениями, вынесенными из путешествий по родной ст р а н е и з а рубеж ом. С л у ш а л и его с горячим интересом. П о с л е выступ­ ления ребята устроили овацию, о кр у ж и л и Н и к о л а я И в а н о в и ­ ча, и бесед а п р о д о л ж а л а с ь до тех пор, п о к а он не попросил своих юных друзей р азр еш ен и я расстаться с ними до с л е д у ю ­ щей встречи.

Руководители Украинской республики отнеслись к эксп е­ диции с больш и м вниманием и предупредительностью. Ч у в ­ ствовался бесспорный авторитет Н. И. В а в и л о в а к а к крупного ученого-исследователя. Н а р к о м зем л едел и я П. П. Б утен ко предоставил в его расп о р яж ен и е легковой автом обиль на все врем я путешествия по З а п а д н о й У краине и Северной Б у к о ­ вине с условием, что на обратн ом пути Н и к о л а й И в ан о в и ч о б я зател ь н о вновь остановится в Киеве, р а с с к а ж е т о р езу л ь­ т а т а х экспедиции, п о м о ж ет наметить мероприятия по н а л а ­ ж и ван и ю сельского хозяйства в воссоединенных районах.

Р а н о утром 27 июля Н. И. В ави ло в вы ехал из Киева во Л ьвов. М а р ш р у т проходил через Ж и т о м и р — Бердичев — Хмельники — Л етичев — П роскуров — Волочиск — Подволо чиск — Тернополь — Б е р е ж а н ы — П ер е м ы ш л я н ы — Винники.

28 июля во второй половине дня мы бы ли у ж е во Л ьвове.

По пути Н и к о л а й И ванович внимательно н аб л ю д а л з а по­ севами, постоянно д е л а я пометки в своей записной книжке.

Помню, к ак восхищ ался он огромными, уходящ им и з а гори­ зонт м ассивам и сортовой пшеницы. Е щ е более обострился его интерес после того, к а к мы пересекли старую границу.

Здесь перед нами рассти лали сь поля, напом инавш ие л о ск у т ­ ное одеяло: что ни клин, то д р у гая культура. И хотя надо было спешить, Н и ко лай И ванович остан авл и вал маш ину че­ рез к а ж д ы е несколько километров д л я того, чтобы вновь и вновь н аб и р ать бесконечное количество образцов ржи, п ш е­ ницы, ячменя, овса...

Во Л ьвове Н. И. Вавилов посетил н ачальн и ка обл зо И. П. М айбороду и старшего агронома тов. Погребного, кото­ рых информировал о з а д а ч а х поездки. П осле беседы львовцы и некоторые участники экспедиции побывали в Р а в е Русской.

Н иколай И ванович оставался во Л ьвове до 1 августа и, как всегда, развил здесь кипучую деятельность. Вместе с ним мы направились в Сельскохозяйственную академ ию в Д у б л я н а х, где осматривали опытные поля, беседовали со студентами.

Н а с встречали и д а в а л и объяснения заведую щ ий каф едрой генетики и селекции профессор Мечинский и заведую щ ий к а ­ федрой машиноведения профессор В. Канафойский. Во Л ь в о ­ ве Н иколай Иванович успел познакомиться с университетом* История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ •почти со всеми учеными-ботаниками, собрал сотни книг, ж у р ­ налов, оттисков. Множество литературы получил в подарок от местных научных сотрудников.

Во Львове ж е Н. И. Вавилов принял решение разделить экспедицию на три отряда: С. А. Захарченко и тов. Громик посылались в Волынскую, Ровенскую и Тернопольскую о б л а ­ сти;

А. И. Мордвинкина и тов. Мартыненко — по предгорным и горным районам Станиславской и Дрогобычской области и, наконец, сам Николай Иванович вместе с В. С. Лехнови чем и со мной — в Северную Буковину.

Утром 1 августа наша группа через Станислав — Коло мыю — Кутый — Вижницы — Васковцы выехала в Черновцы.

По пути, как всегда, начальник экспедиции часто останав­ ливал машину и набирал в полях образцы культурных расте­ ний. Его интересовала к а ж д а я самая, казалось бы, незначи­ тельная деталь в окрестных посевах. Так, около села Испас неподалеку от границы между Польшей и Румынией он обна­ ружил весьма пестрые популяции овса, содержащие, кроме обыкновенных посевных овсов, такж е примеси овса песчаного и восточного.

Встречи с населением Северной Буковины были сердечны­ ми и доброжелательными. Николай Иванович то и дело всту­ пал с крестьянами в беседу, и этим по обыкновению в о зб у ж ­ дал симпатии собеседников.

Поздно вечером 2 августа мы прибыли в Черновцы. На следующий день в Сельхозотделе Укома К П ( б ) У Н. И. В ави ­ лов встретился с Д. Я. Клевенко, а затем беседовал с з ав е ­ дующим Уездным земельным управлением тов. Шкляренко.

В сопровождении этих двух товарищей 4 августа он выезжал по маршруту Заставная — Звеняче. Опытные поля производили хорошее впечатление. Здесь все осталось в пол­ ном порядке. Было решено сохранить опытное поле «Звеняче»

в качестве одного из первичных семеноводческих хозяйств уезда. В тот же день Николай Иванович был на приеме у се­ кретаря Черновицкого горкома тов. Грушецкого.

Весь день 5 августа Н. И. Вавилов знакомился с немно­ гими оставшимися преподавателями университета, с музеями, Ботаническим садом, с городом. Посещая лаборатории, при­ глашал местных ученых, ботаников и агрономов собраться ве­ чером, чтобы обсудить вопросы, связанные с экспедицией.

Кроме них на совещании присутствовали такж е некоторые работники УЗУ 1. Нам порекомендовали устроить поездку 1 Уездное земельное управление.

История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ в горный район П ути ля. Н и к о л а ю И вановичу эта идея по­ н равилась. Ж е л а ю щ и х о к а з а л о с ь много. П р и ш л о сь взять три автомобиля, но все равно одному человеку места не хватало.

По совету В а в и л о в а я о т к а з а л с я от поездки в пользу одного из местных товарищ ей.

6 августа рано утром Н и колай И ванович и его спутники отправились в сторону П утиля. М не ж е б ы л о поручено побы ­ вать на пивоваренном заво д е и поинтересоваться п ро и зв о д ­ ством и особенно сортами ячменя, которые здесь п е р е р а б а ­ тывались.

В общ еж итие студентов университета, где мы наш ли приют, я вернулся около 5 вечера. Ч ерез час п ри ехал В. С. Л ех нович. Он р а с с к а з а л, что их м аш ина не смогла преодолеть т я ж ел ы й участок дороги, и приш лось повернуть назад, в то время к а к два других автом обиля благополучно форсировали этот отрезок пути и, вероятно, д о б р ал и сь до места н а з н а ­ чения....

Это б ы л а последняя поездка ак ад ем и к а Н. И. Вавилова.

Ч ерез два с половиной года его не стало...

История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ ИНОСТРАННЫЕ УЧЕНЫЕ о H И ВАВИЛОВЕ..

История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ АННА КОСТОВА (Со слое болгарского академика Дончо Костова и личных воспоминаний) — В середине апреля 1932 года Дончо Костов после не­ скольких месяцев, полных хлопот, неприятностей и тревог, плыл на пароходе из Турции в Одессу.

Черное море еще не было по-весеннему приветливо, серые тени закры вали и небо и воду. Мрачно и холодно было и на душе... Неизвестно, что ж д ал о его на новом месте и в новой стране?

Последние два года были прожиты им на родине, из л ю б ­ ви к которой он оставил обеспеченное место и спокойную научную работу в Харвардском университете в Бостоне.

В Болгарии он познал цепь несправедливостей, интриг и тр е­ волнений. В период пребывания в Америке он неоднократно получал предложения из Софии занять место доцента в Со­ фийском университете. Однако на конкурсе Дончо Костов был провален реакционными профессорами, которым не по вкусу пришелся кандидат, имевший уж е много оригинальных научных работ. Боясь, что молодой прогрессивный ученый затмит их, они предпочли другого, менее подготовленного и менее талантливого.

И вот в момент отчаяния, когда казалось, что навсегда потеряна возможность заниматься любимым делом, неожи­ данно пришло письмо из С С СР. Датированное 21 января 1932 года, оно состояло из трех страниц и было подписано академиком Н. И. Вавиловым. Письмо было замечательное, простое, сердечное, без каких-либо сухих официальностей.

Вавилов характеризовал положение науки, существовавшие тогда трудности и дальнейшие перспективы — прекрасные перспективы в работе. И звал приехать в Советский Союз.

Дончо Костов сразу воспрянул духом. Он был счастлив, что его знают, ценят в СССР и приглашают в Академию наук.

И хотя тогда еще не было официальных дипломатических связей между Советским Союзом и Болгарией, Дончо Костов порвал с университетом и выехал в Турцию, чтобы хлопотать дальше о визе.

Теперь, в каюте парохода, вспоминая все волнения послед­ них месяцев, он пытался представить себе человека, который мог написать такое одухотворенное письмо, человека, которо­ го до этого времени он знал лишь как выдающегося ученого.

История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ В Одессе Д ончо Костова никто не встретил, поскольку он не сообщил точную, д а т у своего приезда. П л а ц к а р т н ы х би­ летов до М осквы он достать ср а зу не сумел, и приш лось остановиться в гостинице. В Одессе погода х м у р ая, ветреная, ни одной знакомой души. Реш ив осмотреть город, Костов сел в т р а м в а й и бы л крайне пораж ен, увидев ж еящ ину-кондукто ра, что тогда в Б о лгар и и считалось совершенно неприемле­ мым, более того, д а ж е неприличным.

В М оскве он провел сутки. З н ак о м ств у с шумной, о ж и в ­ ленной столицей м еш ал о незнание русского язы ка. В ресто­ ране попросил принести национальное русское блюдо — как на грех, подали подгорелую гречневую кашу, которую нельзя было оценить по достоинству.

Очевидно, первое время иностранец особенно чувствителен к различным мелким ж итейским невзгодам, д а ж е в том со­ стоянии, в каком был Д ончо Костов, то есть переполненный н ад еж д ам и, симпатией и благодарн остью к Советскому Союзу, о к а з а в ш е м у ему честь своим приглашением. И позд­ нее, войдя в широкое русло советской жизни, он с юмором вспоминал свои первые впечатления и смеялся над ними.

Но вот и д олгож данн ы й Ленинград! К сож алению, и тут все небо в тучах и моросит нескончаемый дож дик. Д он чо Костов сдал б а г а ж н а хранение и с портфелем в руке вышел на привокзальную п лощ адь. У первого встречного спросил, где находится улица Герцена и Всесоюзный институт расте­ ниеводства (такой адрес был у к а з а н на б л а н к е письма а к а ­ дем ика В а в и л о в а ). Его с трудом поняли, но объяснили, что нужно проехать по Н евскому проспекту почти до конца и з а ­ тем свернуть влево. Ему захотелось бл и ж е ознакомиться с го­ родом, в котором предстояло ж ить и работать, и он прошел под дож дем весь четырехкилометровый широкий и п р е к р ас ­ ный проспект.

Д о Всесоюзного института растениеводства Дончо Костов добрел весь промокший. В вестибюле около разд ев алки ув и ­ дел толпящихся людей. Спросил у ш вейцара: «Где можно найти акад ем и ка В авилова?» И получил ответ: «А вот он стоит спиной к вам». При этом Вавилов обернулся и, у с л ы ­ шав, что перед ним Дончо Костов, обнял его и просто, ласково, как старому знакомому, сказал: «А мы вас давн о ждем».

Затем Н иколай Иванович стал знакомить Дончо Костова с окруж аю щ им и. И послышались хорошо известные в научных кругах имена: Левицкий, Карпеченко, Р о зан ова и другие.

История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ Вместе они вошли в зал, а потом на сцену, в президиум.

Перед началом заседания академик Вавилов объявил: «Вот к нам приехал работать болгарский ученый доктор Дончо Костов, поприветствуем его» — и первый захлопал.

Услышав аплодисменты и увидев приветливые улыбки, Дончо Костов именно с этого момента и на всю жизнь полю­ бил Николая Ивановича Вавилова, советских ученых и весь Советский Союз, и уж е никакие житейские мелочи и неприят­ ности в дальнейшем не трогали его.

После заседания академику Вавилову было бы проще всего дать обыкновенное распоряжение, чтобы о Дончо Косто ве позаботились. Но Николай Иванович, заметив некоторую растерянность болгарского гостя, повез его к себе домой и не отпускал несколько дней, пока ему не устроили прекрасную комнату в Д оме ученых.

Дончо Костов часто с благодарностью вспоминал семей­ ную теплоту, с которой был принят в доме Вавилова, настоя­ щее русское гостеприимство Николая Ивановича, милую его жену Елену Ивановну Барулину и маленького, непоседливого сына Юру.

Академик Вавилов сделал все, чтобы создать Дончо Кос тову хорошие условия для научно-исследовательской работы, выделил ему оранжерею и участок для опытов. Уже через месяц после приезда Николай Иванович направил Костова в сопровождении Т. К. Лепина в Среднюю Азию, а затем почти всегда приглашал в свои экспедиции и поездки по СССР. Благодаря этому Дончо Костову удалось наладить тесную связь со всеми отделениями Института растение­ водства и Академии наук и побывать в разных уголках не­ объятного Советского Союза — в Тифлисе, Ташкенте, Кирово баде, Сочи, «Отраде Кубанской», Хибинах, Омске и других.

Во многих из этих мест он проводил свои опыты.

Неутомимая энергия и выносливость Николая Ивановича во время экспедиций были достойны примера, но мало кто мог с ним соревноваться в этом отношении. Как-то было объявлено, что отъезд назначается на следующий день в шесть часов утра. Но когда к этому времени Дончо Костов и другие участники пришли к Николаю Ивановичу, оказалось, что он встал уже в четыре часа, и его застали лежащ им на полу на разостланных географических картах, по которым он изучал районы следования экспедиции.

Общение с Николаем Ивановичем давало очень много.

Он постоянно делился своими впечатлениями, рассказывал о разнообразных путешествиях, о новостях мировой литера История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ туры, которую знал блестящ е. Он с поэтическим д ар ом описы­ вал растительные и.географические богатства Советского Сою за и всего земного ш а р а. Д он чо Костов говорил, что общение с акад ем и ком В авиловы м — это б о л ьш ая научная школа, широкий кругозор в научной работе и мышление в крупном м асш табе.

Д ончо Костов и я искренне л ю би ли Н и к о л а я И ван ови ча и рад ов али сь его обществу. Н аверное, он чувствовал это и со своей стороны т а к ж е относился к нам друж ески. Особенно сблизились мы в последние годы, когда переехали в Москву вместе с А кадемией наук С С С Р, а Н и к о л ай Иванович, п родол­ ж а я ж и ть в Л ен и н гр ад е и руководя Всесоюзным институтом растениеводства, бы вал постоянно и в Москве, где обычно з а д е р ж и в а л с я по нескольку дней.

В этот период он часто п р и г л а ш а л нас к себе, запросто заходил по вечерам, а иногда и поздно после заседаний мы собирались, чтобы продолж ить научные разговоры.

Если Н и колай И ванович оставался в М оскве на воскрес­ ные дни, то после своих долгих прогулок по книж ны м м а г а з и ­ нам непременно заходил к нам всегда с подарком — книгами или билетам и в театр.

Я счастлива тем, что стала невольным виновником н ап и са­ ния Н. И. Вавиловым работы «Мое путешествие в Испанию».

А получилось это следующим образом. Осенью 1936 года пред­ седатель комитета жен при Академии Н а у к С С С Р Н а д е ж д а Викторовна К о м а р о в а пригласила меня участвовать в работе, и каж д ы й долж ен был внести свои предлож ения.

Это было время борьбы испанского народа против ф а ш и з ­ ма. Поэтому я п р едл ож и л а комитету пригласить академ и ка В ави лова сделать доклад, с тем чтобы полученные средства были внесены в фонд помощи испанским трудящ им ся. Эта идея мне пришла в голову потому, что Н и колай И ванович часто вспоминал много интересного о своем путешествии по Испании.

Мое предложение одобрили и поручили взять организацию этого д е л а на себя. Н иколай И ванович сказал: «Несмотря на то что я очень занят, я не могу отказаться сделать доклад, если он хоть чем-либо поможет испанским патриотам».

В конце 1936 года он весьма интересно выступил, иллю ст­ рируя свой рассказ цветными диапозитивами. Позднее в не­ сколько сокращенном виде д о к л а д Вавилова был напечатан во втором номере ж у р н а л а «Новый мир» за 1937 год. Я б е р е ­ гу экзем п ляр этого ж у р н ал а, который Н иколай Иванович поднес мне с личным посвящением и словами, что сам он еще История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве 238 http://history.museums.spbu.ru/ не скоро собрался бы описать поездку по Испании, если бы не моя просьба.

Мне хочется сказать такж е об оптимизме Н иколая И вано­ вича, который нас так часто поддерживал. Он не любил мрачных настроений, не придавал значения мелочам жизни и умел переключаться на крупные, достойные внимания дела.

В 1939 году мы вынуждены были уехать в Болгарию. Про­ щаясь, Николай Иванович сказал Дончо Костову: «О ставай­ тесь нашим другом, как мы останемся вашими друзьями. Б о л ­ гария так близка географически, что и вы к нам и мы к вам будем приезжать».

Н а вокзале при проводах его последние слова были: «Доро­ гие друзья! Мне вас будет не хватать. Надеюсь на скорое свидание!»

Это он повторял и в своих письмах.

При праздновании пятидесятилетнего юбилея Софийского университета в 1939 году академику Н. И. Вавилову был при­ сужден титул «Доктор хонорис кауза». По этому поводу Дончо Костов после подробного описания жизни, деятельно­ сти и научных достижений академика Вавилова подчерки­ вал:

«В настоящее время академик Вавилов самый популярный ученый на свете, хотя еще сравнительно молод. Нет уголка на земном шаре, где не знают его имени».

М. Н. ГАИСИНСКИИ, профессор. Лаборатория Кюри, Париж — Среди многочисленных встреч с учеными разных стран встреча с Н. И. Вавиловым, превратившаяся в глубокую дружбу, была, несомненно, одной из самых замечательных и самых важных для меня. Она произошла в Риме в 1926 году при следующих обстоятельствах.

Николай Иванович осуществлял тогда свою грандиозную программу сбора, в мировом масштабе, образцов семян раз­ ных культурных растений по возможности наиболее чистого происхождения, следовательно, предпочтительно в горах и на островах, наиболее отдаленных от цивилизованных мест, или же в странах, еще слабо тронутых круговоротом мирового 1 М. Н. Гайсинский много лет работал вместе с Фредериком Жолио Кюри.

История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ обмена. Он в ы б р а л Рим к а к центр своих розысков в З а п а д ­ ной Европе и в Африке.»

Я ж е был тогда студентом-химиком в Римском универси­ тете. И т а л ь я н ц ы — народ чрезвычайно гостеприимный, и ф а ­ шизм в те годы, имея свежую кровь социалистического деп у ­ тата М аттеоти на своей «совести», считал выгодным дл я себя льстить некоторым глубоким чувствам народа, ведя, н ап р и ­ мер, л и б еральн ую политику по отношению к иностранным студентам. С редствам и сущ ествования дл я меня были г л а в ­ ным образом уроки русского я зы к а и переводы научных с т а ­ тей. Советское посольство мне иногда помогало, сообщ ая мой адрес заинтересованны м в перево дах лицам.

И вот о д н а ж д ы в н ач ал е л е т а 1926 года мне сообщили из посольства, что видный советский ученый н у ж дается во время своего пребы вания в Р и м е в некоторой помощи студента, го­ ворящего по-русски. Я сразу ж е отправился в пансион L on dra, не п редставляя, что у в и ж у одну из крупнейших личностей, которых мне удастся вообщ е встретить в своей жизни.

Н и колай И ванович п р и н а д л е ж а л действительно к катего­ рии весьма редких светлых людей, п редставляю щ их собой какое-то удивительное сочетание простоты и обаяния, кото­ рые сразу ж е вы зы ваю т чувство глубокого у в а ж е н и я и д р у ж ­ бы. Когда я бли ж е познакомился с ним, меня поразили и д р у ­ гие его черты: именно, с одной стороны, щедрость, полное отсутствие мелочности и острое внимание к н у ж д ам других, а с другой стороны, весьма ограниченные личные потребно­ сти, глубокая культура, безграничная и бескорыстная п р е д а н ­ ность науке и непримиримость к невежеству. Н иколай И в а ­ нович отличался исключительной работоспособностью. В Риме, по крайней мере, он редко спал больше 5 или 6 часов, и ни­ когда я его не видел утомленным.

Помимо разных незначительных дел, более или менее «секретарского» х ар ак тер а, моя «помощь» сводилась к сле­ дующему. Н иколай Иванович физически не мог один вы пол­ нить всю колоссальную программу по коллекционированию семян и был вынужден прибегнуть к помощи временных сотрудников. В 1927 году перед отъездом в Испанию и А ф р и ­ ку он поручил мне собрать образцы в Сардинии и в И т а л ь я н ­ ских Альпах. При этом он, конечно, д а в а л мне, невежде в а г ­ рономии, необходимые инструкции и устно, и письменно. Эти объяснения были настоящими лекциям и по естествознанию, географии, истории и т. д. Известно, что Н иколай Иванович был не только ведущим генетиком и агрономом, но и геогра­ фом, человеком, которому ничто человеческое не чуждо.

История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве 240 http://history.museums.spbu.ru/ К а к бы ни было велико в глазах Вавилова значение г л а в ­ ной цели его путешествий, он глубоко интересовался жизнью и нравами людей, а т ак ж е природой разных стран и о б л а ­ стей. В истории развития культурных растений он искал т а к ­ же историю развития человеческих племен и цивилизаций и требовал подобных аналогий и от своих сотрудников.

В частности, Николай Иванович велел мне зафиксировать на фотографической пленке характерные особенности жизни и быта посещаемых местностей. Я сохранил десятки таких фотографий из поездки в Сардинию.

Письменные указания я получал в виде иллюстрированных открыток с кратким и четким текстом.

Большие трудности возникли при организации путешест­ вия в Египет, которому Николай Иванович придавал особо важное значение. Несмотря на хлопоты, и ему и мне в визах отказали. Н а одной из сохранившихся у меня открыток чи­ таю: «Убедить хлопца из Portici (в интересе поездки)». Этот «хлопец» был не кто иной, как Эмилио Серени, сейчас италь­ янский пожизненный сенатор, член политического бюро Итальянской коммунистической партии, тогда студент Агро­ номического института в Portici (возле Н еаполя). Но по р а з ­ ным причинам и ему не удалось уехать. Наконец, один из моих коллег по Химическому институту успешно выполнил эту задачу.

Во время африканского путешествия Николая Ивановича моя скромная комната в Риме превратилась в «передаточный пункт» для многочисленных посылок, содержавших почти исключительно образцы семян. Вавилов считал, что в тогдаш ­ них условиях пересылать более или менее объемистые и цен­ ные пакеты прямо из Африки в Ленинград было рискованно, они могли потеряться в пути, а этого, конечно, необходимо было избежать. Он, следовательно, все направлял в Рим, а я переупаковывал и посылал на адрес Сельскохозяйственной академии. Должен сознаться, что ловким упаковщиком я ни­ когда не был, а почерк мой не очень-то разборчив, но сознание ответственности придавало мне такое усердие, что ни одна из моих посылок не пропала.

Николай Иванович в те годы сравнительно часто наведы­ вался в Рим. В одной из этих поездок его сопровождала суп­ руга Елена Ивановна Барулина. Она была его научная сот­ рудница, культурная, тихая и скромная женщина, на редкость преданная мужу. Мне было недавно больно узнать, что она болела и тоже преждевременно умерла.

Окончив Римский университет, я в 1928 году переехал История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ в П а р и ж. Мне посчастливилось встретить ещ е д в а р а з а Н и ­ колая И в ан о в и ч а в этом городе. В 1931 году он посетил М е ж д у н а р о д н у ю колониальную выставку, а в 1934 году попал в П а р и ж по дороге на какой-то научный съезд. Он был, как всегда, бодр, динамичен, полон проектов на будущ ее и много работал...

X. КИХАРА, директор японского национального Института генетики — В середине июня 1929 года я получил письмо от п р о ­ фессора Н. И. В ави лова, в котором он и звещ ал меня о своей предстоящей поездке в Японию. П р и в о ж у полностью текст этого письма.

Д -р у К и х ар а 27 мая 1929 г.

Имперский университет Киото Киото, Япония Г лу б око уваж аем ы й доктор К и хара, я надеюсь поехать в Японию на короткое время — 4—5 не­ д е л ь — в сентябре, посетить различные сельскохозяйственные и ботанические научные учреж дения и хотя бы мельком уви­ деть сельское хозяйство Ваш ей страны. Р а зр е ш и т е обрати ть­ ся к Вам с просьбой помочь мне в получении необходимых санкций японского правительства. Я был бы Вам весьма при­ знателен, если бы Вы обратились в Министерство иностранных дел с просьбой вы слать визу дл я меня японскому консулу во Владивостоке.

Я предвкуш аю удовольствие встретиться с В ами через не­ сколько месяцев. Н адею сь такж е, что мне когда-нибудь у д а с т ­ ся приветствовать Вас в Л енинграде.

З а р а н е е б л аго дарю В ас за все заботы, которые Вам при­ дется проявить по моему делу и остаюсь искренне Ваш Н. И. Вавилов.

Выполняя эту просьбу, я вступил в контакт с соответствую­ щими должностными лицам и и выхлопотал дл я него визу, а 17 октября 1929 года Вавилов прибыл в Токио. Н а следую ­ щий ж е день он отправился на Хоккайдо — самый северный остров страны — и посетил университет в городе Саппоро, где встретился с профессорами К. Миябе, М. Акэмине и Т. М ака История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве 242 http://history.museums.spbu.ru/ мура. По-видимому, он торопился попасть на Хоккайдо до пер­ вого снега, чтобы ознакомиться с сельскохозяйственными культурами нашего севера, иными, чем в других частях Япо­ нии. Однако тип сельского хозяйства на о. Хоккайдо пример­ но такой же, как в Северной Америке, так что, возможно, его главным образом интересовали профессора Кинго, Миябе, Macao, Акэмине, С акамура. Общеизвестно, что С ак ам у р а в 1918 году первый правильно определил число хромосом у пшеницы, поэтому вполне вероятно, что главной темой их разговора при встрече была пшеница. Очевидно, Вавилову удалось такж е подискутировать с Акэмине о числе и типах культурных растений во всем мире.

В Киото Вавилов приехал в конце октября. Н а перроне вокзала мы увидели приближающегося к нам человека креп­ кого телосложения в черном костюме. Он пожал нам руки и сказал: «Мы с вами уже хорошие друзья». Хотя до этого у меня с Вавиловым велась оживленная переписка, это была наша первая личная встреча.

Летом 1926 года я был в Советском Союзе, посетил воз­ главляемый им Институт прикладной ботаники и новых куль­ тур и опытную станцию в Детском Селе. В то время Вавилов совершал поездку по Ближнему Востоку. Я прож ил несколько дней в его директорском кабинете, и большой диван служил мне кроватью. Д л я меня были инстинным удовольствием встречи с докторами Писаревым, Левитским и Карпеченко.

Столовался я на квартире у Карпеченко, с которым за год крепко подружился в Далем-институте в Берлине. Я часто вспоминаю те дни, проведенные в Детском Селе, полные приятных впечатлений.

Из Киото Вавилов направился в Корею и встретился в Сеуле с доктором Ф. Нагаи, ботаником и агрономом Ц ент­ ральной сельскохозяйственной станции в Сувоне (в 32 кило­ метрах к югу от С еула). Н агаи взял его с собой на сельско­ хозяйственную ярмарку. Вавилова особенно заинтересовало обилие разновидностей редьки и редиса. Он с увлечением со ­ бирал семена везде, где только представлялась возможность.

В книге Нагаи, посвященной его 77-летию, о Вавилове напи­ сано следующее: «Во время своих путешествий Вавилов с осо­ бенным рвением стремился достать книги, из которых он мог бы почерпнуть как можно больше сведений о тех местах, которые ему предстояло посетить. Разумеется, его главной целью было коллекционирование семян. У него всегда име­ лись большие бумажные мешки для образцов семян. Вавилов говорил мне, что он спит 4—5 часов в сутки, и это для него История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ достаточно. Я вел с В авиловы м дискуссию о центрах проис­ хож дения культурных растений».

Н а г а и критически относился к вавиловской теории ген центров, предполагаю щ ей, что горные области я вл яю тся ко ­ л ы белью культурных растений. По наблю дениям Н а га и, в К о­ рее в горах встречается множество разновидностей риса, в основном примитивных по своему типу. С другой стороны, на равнинах число сортов невелико.

По мнению Н а га и, в прош лом на низменностях было много видов, но частично они вы м ерли из-за неблагоприятных у сл о ­ вий среды, а частично были вытеснены несколькими я п о н ­ скими сортами из экономических соображ ений. Т а к как, вне всяких сомнений, К орея не явл яется родиной риса, ее горные районы т а к ж е не могут быть генцентром его происхождения.

М ы не знаем, к а к реаги ровал В авилов на эти критические зам ечания. Мне лично к аж е т ся, что наблю дения Н а г а и отно­ сятся ко вторичному центру, и его в о зр аж ен и я могут о к а з а т ь ­ ся неприменимыми к первичным центрам.

В авилов провел в Сеуле несколько дней, в ы е з ж а л в корей­ ские деревни, знаком ился с крестьянами, иногда д а ж е о с т а ­ навли вался у них. А д а л ь ш е путь его л е ж а л на о. Ф орм оза (ныне — Т а й в а н ь ), чтобы хотя бы мельком взглянуть на т р о ­ пическое земледелие. В Тайбее В авилов посетил каф едру земледелия Тайбейского университета и профессора У. Т а н а ­ к а — специалиста по плодоводству, р аботаю щ его с цитрусо­ выми. Вавилов п о к а за л профессору Т а н а к а оттиск его статьи, где вы сказано предположение, что генцентр дл я видов рода C itru s находится в Восточной Индии, и с к а за л ему, что этот генцентр долж ен рассм атриваться как шестой, независимый центр для рода Citrus.

Вавилов видел много образцов туземных сортов риса. Ему сразу ж е бросилось в глаза, что все они безостые, и он вы­ сказал доктору Сузута — агроному сельскохозяйственной станции в Тайбее — мнение, что рис на острове происходит из Ю жного Китая, где п р ео б л ад аю т безостые разновидности.

Сузута сообщил, что ему известны и некоторые длинноостые сорта. Вавилов настолько загорелся ж елан и ем увидеть их, что д а ж е изменил программу своей поездки.

Вместе с докторам и Т ан ака и Сузута он отправился поез­ дом на юг острова. Н. И. Вавилов предположил, что дикий вид риса, произрастающий в районе Синчу, возможно, находится в близком родстве с диким видом, встречающимся в к и т а й ­ ской провинции Гуандун.

Он закупил множество образцов семян в мелких лавчон История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве 244 http://history.museums.spbu.ru/ ках, по-видимому, стремясь приобрести туземные разновид­ ности, еще не затронутые процедурой селекционного улуч­ шения. С острова Вавилов вернулся в Модзи (порт вблизи Фукуоки) утром 17 ноября. Там его встретил профессор Моринага — крупный специалист по растениеводству и цито­ генетике родов Brassica и Oryza.

Благодаря дневнику профессора Фукушима (в то время бывшего ассистентом профессора Моринага) мы имеем воз­ можность подробно узнать обо всем, что было сделано В ав и ­ ловым за сутки, проведенные в Фукуоке. Дневник остался единственным источником сведений о пребывании Вавилова в этом городе и дает представление о том, как предельно уплотнен был его день.

С вокзала Вавилов, Моринага и Фукушима поехали в Ха козаки, где расположена кафедра земледелия университета о. Киушиу, позавтракали вместе с профессорами Кекэцу (физиолог растений) и Т а к а я м а (агроном). После полудня Вавилову показали опытное хозяйство университета, и он ознакомился там с образцами семян представителей рода Oryza. Он приобрел семена некоторых разновидностей риса, например g an k o n g (карликовый), scented (пахнущий) и др., обладающих какими-либо особенностями. Вавилов интересо­ вался не только семенами, но и японскими растениями. Когда бы он их ни увидел, он всегда спрашивал их названия и делал себе заметки. Он был безмерно счастлив, когда ему препод­ несли в дар две клейковинные линии ячменя, совершенно не­ известные в то время в Европе. В классической работе Вави­ лова о законе гомологических рядов в наследственной измен­ чивости клейковинный ячмень не упоминается;

в то же время многие клейковинные разновидности других зерновых злаков (итальянское просо, сорго, кукуруза, рис и др.) отмечены как часто встречающиеся.

В опытном хозяйстве Вавилову показали амфидиплоид Brassico-Raphanus, который синтезировал Фукушима. По­ скольку Карпеченко удалось вывести амфидиплоид Raphano Brassica, Вавилов очень заинтересовался амфидиплоидом, по­ лученным от реципрокного гибрида. Понравилась ему и вы­ ставка ампельных хризантем.

Вавилов обедал в городе с несколькими работниками уни­ верситета о. Киушиу. После обеда они посетили оптовый м ага­ зин семян, владелец которого подарил Вавилову много образ­ цов семян овощных культур и даж е различных видов итальян­ ского проса, используемых как корм для мелких птиц.

В 11 часов вечера Вавилов отбыл с вокзала Фукуока в Ка История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ гошима, располож енны й на крайнем юге о. Киушиу. Ф уку ш и ­ ма сообщает, что он встретился там с профессором Танигучи.

Я не знаю, что В авилов д е л ал в Кагош име, но уверен, что он поехал на о. С а к у р а д зи м а, чтобы посмотреть сам ую крупную в мире редьку.

Н а него до л ж ен бы л произвести глубокое впечатление р а з ­ мер С а к у р а д зи м -д а й к о н а (р ед ь к и ), который в ы р а щ и в а е т ­ ся почти исключительно на этом острове. Будучи посеяна в других географических местностях, например в Киото или в Мисиме, эта редька получается не такой крупной. В авилов д о л ж ен был увидеть там т а к ж е Уншиу-микан (Сатсумский м а н д а р и н ), произрастаю щ ий на этом острове и в других теп­ л ы х м е с т а х 1.


Д л я читателей, которым могут быть незнакомы эти культу­ ры, я приведу их описание в нескольких словах.

С а к у р а д зи м а -д а й к о н п р едставляет собой разновидность редьки. Хотя это растение и диплоидное (2*п = 16), его корень отличается колоссальными р а з м е р а м и и весом. Средний вес корней, п родаваем ы х на рынке, колеблется от 10 до 15 кг, но иногда один корень достигает веса 30 кг и д а ж е более. П о э т о ­ му В авилов лю бил говорить, преувеличивая для красного слоз да, что на японского пони можно навьючить только две редь­ ки — по одной на каж д о й стороне. Он вы рази л свое восхищ е­ ние С аку р ад зи м а-д ай ко н о м следующими словами: «Мировой шедевр селекции растений можно найти на о. С а к у р а д зи м а в Ю жной Японии: редька, в есящ ая один пуд (15— 17 кг). Н а том ж е острове, в условиях, сходных с теми, в которых п ро­ цветает эта культура, растут т а к ж е д и к а я редька и кул ьту р­ ная редька;

и та, и др угая относятся к тому ж е самому б о т а ­ ническому виду, что и гигантская редька, но образую т только мелкие корни. Бесполезно расспраш ивать кого-либо о том, как был выведен этот удивительный гигант. Н икто этого не знает, д а ж е профессор растениеводства, живущ ий на соседнем ост­ рове Кагош има. Но несомненно одно: эти гигантские ф о р ­ м ы — результат умелого отбора крайних вариантов, п рове­ денного безвестными селекционерами много веков назад».

Уншиу-микан (или Сатсумский мандарин) славится свои­ ми сладкими плодами без семечек. У него м у ж ск ая стериль­ ность. Растение образует ллоды посредством партенокарпии.

Однако, если оно растет в непосредственной близости от других видов с нормальными пыльцевыми зернами, его пестики опы Я не уверен в том, что он видел Уншиу-микан в первый раз именно здесь, на этом острове.

История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ ляются насекомыми, и плоды получаются с большим количе­ ством семян (большинство зародышей — апомиктические).

Происхождение Уншиу-микана в точности неизвестно. Веро­ ятно, он возник как спонтанный сеянец древней разновидности представителя рода Со-китсу либо Ман-китсу. После того как Вавилов увидел эти два культурных растения, он много раз повторял, что это величайший вклад японского растениевод­ ства в мировое сельское хозяйство.

Вавилов возвратился в Киото 20 ноября с маленьким с а ­ женцем мандарина в руке. Он сказал мне, что посетил столько университетов и сельскохозяйственных станций в Японии и в Корее, сколько вообще было возможно за его по­ ездку.

Во время своей первой и второй остановок в Киото он не­ однократно бывал в нашей лаборатории. Часто вы езж ал за город, посещал японские деревни, заходил к крестьянам. Осо­ бенно интересовали его японские зерновые злаки из-за их короткой соломины, скороспелости, хорошей прибавки у ро ж ая при применении тяжелых удобрений.

Вавилов ни минуты не оставался без дела. Я попросил его прочитать лекцию для студентов университета города Киото о происхождении культурных растений, которая прошла очень успешно в присутствии 200—300 студентов и профессоров.

В этот день доктор Ш. Шиндзо — президент университета Киото — дал обед в честь Вавилова и Лилиенфельда (послед­ ний преподавал в университете Киото с 1928 года). Афиша, извещающая о лекции Вавилова, хранится там до сих пор.

Н а следующее утро Вавилов поехал в город Н ар а — д р ев ­ нюю столицу Японии (710—784 гг. н. э.) в сопровождении доктора Н ам икава — профессора плодоводства. Н а него про­ извели огромное впечатление большая статуя Будды (15 м в высоту) в храме Тодандзи и множество иных произведений народного творчества. По словам Н амикава, Вавилов был хорошим знатоком японского искусства. З а городом он видел как раз созревавшие в то время плоды каки (японской хурмы), и от Н ам и кава получил сведения о распространении вяжущих и невяжущих сортов в Японии.

Когда я провожал его на «вокзале в Киото 23 ноября, он увозил с собой маленький саженец Уншиу-микана, которым восхищался как одним из величайших достижений японского растениеводства. Когда тронулся поезд, он поднял растеньице и громко крикнул: «Сакурадзима-дайкон!» Это были его про­ щальные слова.

История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ Г. Г. М Е Л Л Е Р, лауреат Нобелевской премии (штат Индиана, СШ А ) — К сож алению, у меня у ж е нет писем, полученных от Н. И. В ави лова, но я рад возможности поделиться некоторыми воспоминаниями о нем.

Всех, кто знал Н и к о л а я И ван ови ча, воодуш евляли его не­ исчерпаемая ж изнерадостность, великодушие, щ е д р а я и о б а я ­ тельная н ату р а, многосторонность его интересов и энергия.

Эта я р к а я, п ри вл екател ьн ая и общ и тельн ая личность к ак бы вл и в ал а в о к р у ж а ю щ и х свою страсть к неутомимому труду, к свершениям и радостному сотрудничеству. Я не знал никого другого, кто р а з р а б а т ы в а л бы мероприятия такого гигантско­ го м ас ш т аб а, р а зв и в а л их все д а л ь ш е и д а л ь ш е и при этом вникал бы так внимательно во все детали.

В то ж е время Н и к о л ай И ванович всегда избирал методы руководства, сообразуясь с индивидуальными особенностями каж до го члена коллектива, которые он отлично зн ал. И что удивительнее всего, он поспевал за всеми быстро и непре­ рывно разви ваю щ и м и ся отр аслям и генетики и сельского хо ­ зяйства, в области которых вели работу все подчиненные ему институты и научные станции, п о р а ж а л изобилием прочитан­ ных им д о к л ад о в и написанных статей, организовы вал р а з ­ нообразные исследования и собирал одну за другой серии новых данных.

«Н у ж н о,— говорил он,— в зв а л и в ат ь на себя как можно больше, это — лучший способ как можно больше сделать».

Этому совету он, разумеется, всегда следовал сам, притом без малейших признаков н апряж ения.

По нескольку раз в год Н иколай Иванович в о зв р а щ а л с я к нам, в Институт генетики в М оскве из очередной п р о д о л ж и ­ тельной поездки по Советскому Союзу. Во время этих поездок он н ап р ав л я л и контролировал работу сотен селекционных станций. Н а каж дой из них он сталкивался со все новыми проблемами как в отношении процесса работы, так и в отно­ шении персонала и р азр еш ал их, как говорят, как раз вовре­ мя, в ы зы вая у сотрудников новый прилив энергии. О д н о вр е­ менно трудности и того, и другого порядка возникали и у нас в институте. Но он не ограничивался только их устранением.

Теперь, когда вспоминаешь все, это каж ется д а ж е н еп равдо­ п о д о б н ы м — он находил дл я отдельных лиц что-то, имеющее для них наиболее притягательную силу. Одному д а в а л книгу, которой тот заинтересовался, другого посылал в Московский зоопарк, рекомендуя его вниманию специальную экспозицию.

248 История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ Вавилов неоднократно приглашал меня и нескольких моих близких друзей лосмотреть то пьесу, сочиненную и поставлен­ ную ненцами (интуитивно чувствуя мою увлеченность подоб­ ным направлением в искусстве), то какую-нибудь особенную драму, то концерт, то балет, то оперу.


Было действительно большим счастьем, когда Николай Иванович взял с собой меня, своего сына Олега, армянского агронома Туманяна, моего американского ассистента Оффер мана в длительную поездку (главным образом на автомобиле) по Кавказу и Закавказью, где мы посетили руководимые им селекционные станции.

Он показал нам такж е молодежное общежитие в глухой, дикой местности, колхоз, совхоз, тракторный завод (в Киеве) и ряд привлекательных курортов.

Как-то раз мы добирались (вернее, пытались добраться) самолетом из Ганджи в Баку, но над аэропортом нас пре­ дупредили о невозможности приземления из-за того, что ско­ рость ветра достигала 130 км в час. Когда же мы повернули обратно, летчик сообщил, что и назад мы не доберемся, так как горючего хватит лишь на короткое расстояние. Вполне естественно, некоторые из нас перетрусили. Напротив, Н ико­ лай Иванович, к общему изумлению, сознавая свое бессилие чем-либо помочь, улучил минуту поспать. К счастью, летчику удалось благополучно совершить посадку на поле, защ ищ ен­ ном от ветра грядой невысоких холмов, поблизости от город­ ка н от железной дороги, и мы к вечеру доехали поездом до Баку. Этот случай был отнюдь не единственным на протя­ жении нашей поездки, в течение которой нам неоднократно представлялась возможность убеждаться в невозмутимом спокойствии и самообладании Николая Ивановича.

Разные происшествия в пути показывали нам и другие стороны душевного склада Н. И. Вавилова. Так, проезжая по горной местности или по полям, он всегда живо подмечал виды растений, как диких, так и культурных, состояние агро­ техники и пр. Из всего, что представало перед нашим взором, он стремился извлечь уроки и для теории, и для практики и восторженно делился своими наблюдениями и соображения­ ми со спутниками, которые чувствовали себя слепцами по сравнению с ним. Более того, он без конца рассказывал о д а ­ лекой истории (вплоть до мифологии) и о современном со­ стоянии тех мест, которые мы посещали, обращал наше внимание на археологические памятники и иные достоприме­ чательности. С местными жителями он держался всегда очень приветливо, и они платили ему дружелюбием.

История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве I http://history.museums.spbu.ru/...Теперь я вкр атц е и зл о ж у обстоятельства моего приезда на работу в С С С Р. Я впервые встретился с В авиловы м летом 1921 года, когда во врем я экспедиции в отдаленны е районы Северной и Ю ж н ой Америки он заверн у л в генетические л а ­ боратории К о л д Спринг Х арбор в Лонг-Айленде. Его в ы с к а ­ зы вания и вся его деятельность убедили меня в том, что в С о ­ ветской России откры лись грандиознейш ие возмож ности для развития как теоретической, т ак и прикладной генетики — на б лаго н ар о д а этой страны и всего человечества. Я укрепился в своем мнении при посещении В а в и л о в а в его институте в Л е н и н гр а д е летом 1922 года, когда он п о к а з а л себя ках самый радуш ный и гостеприимный хозяин. Н езад о л го до э т о ­ го я прибыл самолетом в Москву, привез культуры д р о зо ­ филы, сделал д о к л а д о новых ам ериканских открытиях и ознакомился с генетическими и иными биологическими исследованиями в московских научных учреждениях. Вопреки столь очевидным трудностям того времени все ускоряю щ ийся прогресс ярко бросался в гл аза. { В 1930 году я снова встретился с моим добры м другом, на этот раз в Остине (ш тат Техас). Он приехал туда по моему приглашению на обратном пути из Ю жной Америки. В ы сту­ пив перед большой аудиторией, он сумел каким-то образом донести д а ж е до консервативно настроенных слуш ателей ве­ личие достижений Советского Сою за, в том числе и в области науки. Его рассказы и он сам произвели сильное впечатление.

Мне и моей супруге он предлож ил приехать в С С С Р хотя бы на время, захвати в нашего сынишку, которому тогда было шесть лет. Я смог бы работать у него в Институте генетики в Л енинграде.

Вскоре после этого два советских генетика провели год у меня в Техасе по соглашению о научном сотрудничестве. ] Они т а к ж е старались склонить меня к этой мысли и произ- J вели прекрасное впечатление на техасцев и вообще на аме- t риканцев;

после бесед с ними отношение к Советскому Союзу ] у многих заметно изменилось к лучшему. В августе 1932 года я снова встретился с Вавиловым на М еж д ун ародном генети­ ческом конгрессе в И таке (ш тат Н ью -Й орк) и он опять повто- | рил свое приглашение. Тем не менее, когда еще до этого я был принят в члены Фонда Гуггенгейма, выделяющ его средства д л я научных ис­ следований и повышения квалиф икации за границей, я решил использовать время для работы в Научно-исследовательском институте мозга у знаменитых ученых — докторов О ск ар а и Цецилии Фогт, в предместье Берлина (Б у х );

в этом инсти История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве 250 http://history.museums.spbu.ru/ туте был большой генетический отдел и проводившиеся там исследования представляли для меня огромный интерес (фи­ лиал этого института был основан Фогтами в Москве, и п р ед ­ ставительства двух стран производили обмен научным персоналом).

Моя семья и Офферман приехали ко мне в конце 1932 года.

Но после того как я пробыл в Германии шесть месяцев, Гит­ лер пришел к власти, и Фогты, которые являлись стойкими антинацистами, а такж е их институт подверглись самым ж е с ­ токим гонениям.

Именно в это время Вавилов на обратном пути из своей очередной экспедиции сделал здесь остановку. Как всегда, он провел одну из воодушевляющих бесед, невзирая на опас­ ность.

И на этот раз он горячо убеж дал меня приехать в Совет­ ский Союз. Он обещал, что мне будут предоставлены наилуч­ шие условия для работы, разрешено взять с собой большое количество собственного оборудования и материалов;

что под моим руководством будет трудиться талантливая и страстно увлеченная молодежь, а так ж е что моя семья будет н адл е­ жащим образом устроена. Я не мог больше противиться его приглашению. Поэтому я написал в Техас и получил отсроч­ ку моего возвращения из-за границы, которую я затем еж е­ годно продлевал до тех пор, пока в 1936 году не вышел из состава членов Фонда Гуггенгейма. Вавилов точно выполнил свои обещания. Люди, работавшие со мной, составляли чудес­ ный коллектив, и их деятельность вскоре привлекла внимание всего мира.

В заключение я хочу еще раз подчеркнуть, что Н. И. В а ­ вилов был поистине великим в самых разнообразных про­ явлениях— как ученый, как администратор, как человек.

В противоположность некоторым исключительным личностям он живо интересовался всем окружающим, притом без м а ­ лейшего чувства превосходства. Он целиком погружался в р а ­ боту, в служение науке и народу, в разрешение проблем, в н а­ учный анализ и синтез, в наблюдение и в эстетическое вос­ приятие. О бладая глубокими познаниями, он был при этом более жизнелюбивым и жизнеутверждающим, чем кто-либо, кого я когда-нибудь знал. И его усилия, так же как и пример его жизни, поистине не пропали даром.

История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ •* СОДЕРЖАНИЕ Н И К О Л А И ИВАНОВИЧ ВАВИЛОВ (Предисловие).. Н. И. ВАВИЛОВ — У ЧЕН Ы Й И Ч Е Л О В Е К Студенческие годы и начало научной деятельности ( Говорят бывшие студенты Тимирязевской ( Петровской) академии) А. Н. С о к о л о в с к и й........................................................................ Л. П. Б р е с л а в е ц............................................................................ А. Ю. Т у л и к о в а............................................................................... С. П. З ы б и н а.................................................................................. Саратовский период (Как он запомнился современникам) Э. Э. А н и к и н а................................................................................. А. Г. Х и н ч у к.................................................................................... А. И. М о р д в и н к и н а........................................................................ Г М. П о п о в а................................................................................. К. Г. П р о з о р о в а.............................................................................. Всесоюзный институт растениеводства (Рассказывают сотрудники ВИРа) Н. Н. К у л е ш о в................................................................................ С. М. Б у к а с о в................................................................................ К. И. П а н г а л о................................................................................ М. К. Г о л ь д г а у з е н....................................................................... Е. И. Н и к о л а е н к о.......................................................................... М. И. К н я г и н и ч е в.......................................................................... A. И. А т а б е к о в а............................................................................ B. С. С о к о л о в.................................................................................. В. С. Ф е д о т о в................................................................................ В. А. Р ы б и н..................................................................................... Б. С. М о ш к о в................................................................................. И. И. Т у м а н о в................................................................................ Н. Н. С е л е з н е в............................................................................... Е. Н. С о в е т о в а - К у з н е ц о в а........................................................ Т. К. Л е п и н................................................................................. Н. Н. К о л е с н и к........................................................................... ЭКСП ЕДИ Ц И И, ПОСЕЩ ЕНИЯ ФИЛИАЛОВ И О Т Д Е Л Е Н И И ВИРа Слово участников Н. В. К о в а л е в................................................................................. 252 История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ Л. Л. Д е к а п р е л е в и ч......................................................................... К. Е. Бахтадзе............................................................................... В. Ф. Н и к о л а е в............................................................. В. А. А л ф е р о в............................................................................ Б. Н. С е м е в с к и й.......................................................................... М. П. Петров..................................................................................... Ан. А. Ф е д о р о в.................................................................................. B. Е. П и с а р е в.................................................................................... Л. П. Б р е с л а в е ц................................................................................. C. М. Ш п и ц е р.................................................................................... А. В. Г у р с к и й.................................................................................... А. И. К у п ц о в................................................................................ П. П о м е р а н ц е в.............................................................................. Ф. X. Бахтеев............................................................................... ИНОСТРАННЫЕ УЧЕНЫЕ О Н. И. ВАВИЛОВЕ Анна К о с т о в а............................................................................... М. Н. Гайсинскнй........................................................................ X. Кихара.................................................................................... Г. Г. М е л л е р.................................................................................. История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ РЯ ДО М С Н. И. ВАВИЛОВЫ М Сборник воспоминаний Составитель Юрий Николаевич Вавилов Р едактор М. С. Черникова Художник Г. В. Дмитриев Художественный редактор В. В. Щукина Технический редактор Т. Ф. Клапцова Корректоры Э. 3. Дименштейн и Г. Е. Старобинец Сд. в наб. 18/VII-72 г. Подп. к печ. 27/11-73 г. Форм, бум. 60 X 84'/ie* Физ. печ. л. 16,0+8 вкл. Уел. печ. л. 15,81.

Уч.-изд. л. 15,45. И зд. инд. HA-120. А07858. Тираж 30 000 экз. Цена 72 коп. в переплете. Бум. № 1.

И здательство «Советская Россия».

Москва, проезд Сапунова. 13/15.

Книжная ф абрика № 1 Росглавполиграфпрома Государ­ ственного комитета Совета Министров РСФСР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли, г. Э лект­ росталь Московской области, ул. им. Тевосяна, 25. З а ­ каз № 483.

История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ К ЧИТАТЕЛЯМ Издательство просит отзывы об этой книге и пожелания присылать по адресу: Москва, проезд Сапунова, 13/15, издательство «Со­ ветская Россия».

История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ И З Д А Т Е Л Ь С Т В О « СОВ Е ТСКАЯ РОССИЯ»

ВЫШЛА В СВЕТ КНИГА Савицкий Е., Клячко В. Металлы космической эры 190 стр., цена 48 коп.

Наш век нередко называют веком атомным, косми­ ческим или веком синтетических материалов. Но так ли это? Пожалуй, правильнее будет по-прежнему называть его железным или металлическим. Ведь материалом Л *?

продолжают оставаться металлы, без которых немыс­ лим технический прогресс. О тайне булата, о металлах хамелеонах, о «витаминах» сплавов, о завтра железного века рассказывает эта книга.

Книга продается в магазинах Книготорга и потре­ бительской кооперации.

История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.