авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |

«Министерство регионального развития Российской Федерации Правительство Белгородской области Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное ...»

-- [ Страница 3 ] --

Национально-этнические формы экстремистских настроений определялись, как проявление в крайней степени идейной направлен ности сознания на борьбу за национальные чувства, как крайняя фор ма неприязни по отношению к национальным группам с юга и юго востока, а также как установка (одобрение) на крайнюю степень на ционалистических проявлений. О степени распространенности нацио нально-этнических форм экстремистских настроений свидетельствуют следующие данные: по первому показателю высокую оценку (7 бал лов) дали 8,7% респондентов, по второму показателю – 10,5%, по третьему – 6,4% респондентов.

5. Религиозные формы экстремистских настроений определя лись, как проявление идейной направленности сознания на борьбу за религиозныые чувства и убеждения. Они проявились в крайней сте пени (7 баллов) среди 5,9 % респондентов.

Таким образом, по показателям идейной направленности взгля дов и наличию установки на конкретную деятельность, экстремистские настроения присутствуют в сознании, примерно, каждого десятого мо лодого человека. Вместе с тем в обыденных и особенно протестных формах экстремистские настроения получили более широкое распро странение. В молодежной среде их разделяет каждый третий.

Социальные факторы эскалации экстремистских настроений в молодежной среде.

Формирование экстремистских настроений зависит от множества социальных и социокультурных факторов. Среди них выделяются ус ловия жизни молодежи, особенности ее социального положения, воз можности ее самореализации, характер социального окружения и мно гие другие. Их влияние отражается в сознании молодых людей в фор ме потребностей, интересов, установок, ценностей, которые и предо пределяют выбор конкретного движения и способ поведения в них. В способе поведения отражается степень экстремальности сознания, как одного из сущностных свойств молодежи, крайнее проявление ко торой может превратиться в экстремизм.

Для эмпирического анализа социальных факторов использова лись такие показатели, как уровень жизни - самооценка материально го положения, социальное происхождение - уровень образования ро дителей, характеристики социальных условий жизнедеятельности уровень межнациональной напряженности в непосредственном окру жении и самооценка уровня риска в повседневной жизни, а также воз можности самореализации молодежи.

Эти показатели отражают стартовые возможности молодых лю дей, их возможности самостоятельно обеспечить себе желаемый уро вень и качество жизни, а также социокультурные детерминанты, свя занные с уровнем ее образования, прежним опытом, стабильностью условий жизни, степенью напряженности в среде проживания.

Самооценка материального положения скалывалась из ответов на вопрос о том, как часто приходится испытывать материальные за труднения. Индикаторы приходится «постоянно» и «часто» указывают на низкий уровень, «иногда» – на средний, «редко» и «никогда» – на высокий.

Действие социокультурного фактора образования родителей оп ределялось по показателю «образование матери» на том основании, что, во-первых, в силу ролевой структуры российских семей, где мать ближе к ребенку, она способна оказать большее влияние на его соз нания и поведение, чем отец. Во-вторых, из-за большого удельного веса неполных семей.

Особенности условий жизнедеятельности молодежи выявлялись на основании шкального вопроса, в какой степени в ее жизни присут ствует стабильность и спокойствие, а в какой – неопределенность и риск. Отмеченные позиции 5,6,7 в сумме дают численность молодежи, живущей в условиях объективного риска, т.е. неконтролируемой соци альной реальности, подвергающей их всевозможным опасностям и уг розам.

Уровень межнациональной напряженности, также относящегося к социокультурным рассчитывался по семибалльной шкале, где сумма ответов соответствующих позициям 1,2,3 отражала отсутствие напря женности, а 5,6,7 – высокий уровень напряженности.

Оценка возможностей самореализации молодежи производилась на основании ответов на вопрос о том, насколько респонденты имеют возможность найти работу, повысить квалификацию, заработную пла ту, продвинуться по службе, защитить свои права, организовать свой бизнес.

Другая группа факторов отражает характеристики сознания мо лодежи, вытекающие из ее опыта и социально-психологических уста новок, определяющих направленность социальной активности экстре мистского или неэкстремистского свойства, а также эмоциональное состояние.

Индикатором опыта, учет которого необходим при анализе экс тремизма, является прохождение службы в армии и характер этой службы. Он оценивался на основании ответов на вопрос «Приходи лось ли Вам участвовать в боевых действиях?»

Значимыми факторами экстремистской направленности моло дежных движений являются социальные установки молодежи на те, или иные образцы поведения. Социальная установка отражает пред расположенность индивида или группы к активности определенным, сформировавшимся и закрепившимся способом. Реализация удержи ваемой сознанием установки не обязательно происходит немедленно, а может находиться в дремлющем состоянии до тех пор, пока не сло жатся благоприятные условия и не поступит «вызов» среды обитания, требующий «ответа».

В условиях общества, находящегося в состоянии реформирова ния, особую роль играют установки молодежи на стабильность и риск.

В социальном плане эти установки отражают готовность действовать определенным способом в конкретной ситуации, стремление, или, на оборот отказ от использования апробированных и надежных или не известных, инновационных, а значит, рискованных сценариев в их по вседневной жизни. Их выявление позволяет определить формы жиз недеятельности молодежи, оценить степень социальной активности, долю в ней неадаптивного потенциала, в которой содержатся, как ис точники социальных инноваций, способные сыграть позитивную роль в социальном развитии самой молодежи и общества, так и источники гипотетических экстремистских проявлений с антиобщественными по следствиями.

Индикаторами названных ориентаций выступила субъективная установка на надежность для выявления ориентации на стабильность и установка на риск с целью выделения «группы экстремизма», кото рая выявлялась с помощью ответов на вопрос, что бы предпочли мо лодые люди в случае выбора – надежность и спокойствие, или изме нения и риск.

Для оценки характера эмоционального состояния как фактора экстремистских настроений использовалось распределение ответов на вопрос, в какой степени отражает нынешнее состояние молодых людей такие чувства, как надежда, уверенность, безразличие, тревога, страх, возмущение.

1. Фактор материального положения. Как показывают данные исследования, наивысшее количество экстремистски настроенной мо лодежи находится в группе со средним уровнем жизни, где каждый второй готов к радикальным действиям (таблица 1). Две других группы по уровню жизни также продуцируют появление экстремистских на строений, однако, в разной степени. Если среди обеспеченной моло дежи каждый пятый экстремистски настроен, то в группе необеспечен ной – каждый третий. Тем самым материальное положение влияет на снижение показателей экстремистских настроений, но только при пе реходе в обеспеченный слой.

Таблица 1.

Самооценка уровня материального положения групп экстремизма, в % Материальное положение В группе с высоким уровнем экстре мизма Низкое 30, Среднее 46, Высокое 22, 2. Фактор образования матери. Характер зависимости экстре мистских настроений в молодежной среде от уровня образования ма тери в обеих группах сохраняется (таблица 2).

В группе матерей со средним специальным образованием отме чается наиболее высокий уровень экстремистских настроений. Это распределение совпадает и с распределением самих молодых экс тремистов по типам образования, среди которых также превалируют учащиеся ПТУ, техникумов и лицеев. Тем самым складывается опре деленный социокультурный слой, внутри которого экстремистские на строения воспроизводятся по признаку образования. Вместе с тем, высок уровень экстремистских настроений молодежи и воспитанной матерями с высшим образованием, что, скорее всего, обусловлено разрывом межпоколенных связей, отсутствием близости между роди телями и детьми, утратой семьей влияния на молодежь, а ведущими факторами формирующего воздействия становятся СМИ и политиче ские группы интересов, либо стихийные агенты социализации.

Таблица 2.

Зависимость уровня экстремизма от уровня образования матери, в % Уровень образования В общем распреде- В группе с высо лении ким уровнем экс тремизма Неполное среднее (8,9 классов) 6,2 9, Среднее общее (10-11 классов) 15,8 16, Среднее специальное (ПТУ, тех- 40,7 37, никум) Незаконченное высшее, высшее 33,9 34, 3. Фактор условий жизнедеятельности и жизненной позиции.

По показателю самооценки условий жизнедеятельности видно, что рост экстремистских настроений происходит в группах с низким уров нем социальной стабильности и спокойствия (таблица 3). Сравнение численности «экстремистов» в группе молодежи, оценившей свою жизнь как стабильную и спокойную и в группе, признавшейся в высо кой доле нестабильности и риска, объективно присутствующей в их жизненных ситуациях, показывает их полуторократный рост с 27,2% до 42,6%.

Таблица 3.

Зависимость уровня экстремистских ориентаций от условий жизни и социальных установок Самооценка условий Установка (в %) Самооценка уровня межна жизнедеятельности (в%) циональной напряженности, стабиль- нестабиль- на стабиль- на риск низкий Высокий ная, спо- ная, ность койная рискован ная О Э О Э О Э О Э О Э О Э 43,0 27,2 28,0 42,6 61,0 40,7 23,1 41,4 57,2 48,4 15,0 27, О – в общем распределении;

Э – в группе с высоким уровнем экстремизма Выявленная зависимость подтверждается и распределением данных по такому индикатору как уровень межнациональной напря женности в среде обитания. Среди молодежи, испытывающей ее вы сокий уровень также очевиден рост экстремизма с 15% до 23,4%, или в 1,5 раза. Следовательно, характер жизненной ситуации является мощным детонатором проявления крайних взглядов в молодежной среде.

В то же время такой фактор как жизненная позиция, выраженная в социально-психологическй установке на стабильность и риск, не оказывает существенного воздействия на динамику экстремистских настроений в среде молодежи. В группе, ориентированных на ста бильность и в группе, предпочитающих риск доля «экстремистов»

практически не различается и составляет 40,7% и 41,4% соответст венно. Данное обстоятельство является дополнительным свидетель ством в пользу определяющего влияния объективных условий жизне деятельности молодежи (а не субъективных ориентаций, как это часто представляется), в которых значительную долю составляют неконтро лируемые угрозы и опасности, возникающие вследствие дисфункций социальных институтов и, прежде всего, непродуманной социальной политики.

4. Фактор службы в армии. Данные исследования наглядно сви детельствуют о существенном влиянии опыта службы в вооруженных силах на экстремистские настроения (таблица 4).

Таблица 4.

Зависимость уровня экстремизма от опыта службы в армии и ее характера, в % Прохождение службы В целом по молодежи В группе с высоким уровнем экстре мизма Служили Участвовали в боевых Служили Участвовали в боевых действиях действиях 13,8 14,0 25,9 16, Доля отслуживших в армии среди экстремистски ориентирован ных в 2 раза больше, чем целом по молодежи и составляет 25,9% против 13,8%. Что касается опыта участия в вооруженных действиях, то уровень экстремистских настроений под его влиянием изменяется мало, всего лишь на 2,7%, однако важна тенденция его роста. Соеди няясь с объективными условиями нестабильности и неопределенно сти в жизни молодых людей, армейский опыт сам по себе может и не детерминировать рост экстремистских настроений в ее среде, но сни мать многие барьеры и ограничения в применении силы, снижать по рог жестокости конкретных акций.

5. Возможности самореализации. Уровень возможностей само реализации молодежи не одинаков и существенно различается по сферам жизнедеятельности (таблица 5). Распределение самооценок возможностей самореализации в целом по молодежи и в группе мо лодежи с высоким уровнем экстремистских настроений показывает снижение всех рассматриваемых возможностей, что и выступает де терминантом роста протестных настроений в их крайних формах. Так, возможности найти работу в группе экстремистски ориентированных на 6,5% ниже, чем в целом по молодежи, испытывающей аналогичные проблемы;

повысить квалификацию – на 10,3%;

создать свой бизнес – на 7,5%. Лишь по таким показателям, как повышение заработной пла ты, продвижение по службе и защита прав уровень возможностей из меняется не существенно: от 1% до 3,3%. Следовательно, в числе ве дущих факторов по показателю самореализации выделяются пре имущественно трудности поиска работы, т.е. источника жизнеобеспе чения, отсутствие квалификационного роста как условия конкуренто способности и низкие возможности проявления предпринимательской активности как способа самореализации в рыночных условиях.

Таблица 5.

Зависимость уровня экстремизма от уровня возможностей самореализации, в % Возможности: Доля молодежи с низким уровнем возможностей в общем рас- В группе с пределении высоким уровнем экс тремизма найти работу 27,8 34, повысить свою квалификацию 24,0 34, повысить свою заработную плату 42,0 46, продвинуться по службе (сделать карьеру) 40,8 44, защитить свои права 37,2 38, сделать свой бизнес (своё дело) 69,0 76, Обращают на себя внимание и общие тенденции в структуре са мореализации молодежи, связанные с их низким уровнем в целом.

Это означает, что от одной до двух третей молодежи испытывают препятствия самореализации как одной из базовых потребностей. Это приводит к ощущению депривации, острому переживанию несправед ливости и реваншистским настроениям.

6. Фактор эмоционального состояния. Объективное положение молодежи и возможности ее самореализации не могут не отражаться на ее эмоциональном состоянии. Чем неустойчивее его показатели, тем выше уровень экстремистских настроений в молодежной среде (таблица 6).

Таблица 6.

Зависимость уровня экстремизма от эмоционального состояния молодежи, в % с низким с низким с высоким с высоким с высоким с высо уровнем уровнем уровнем уровнем уровнем ким надежды, уверенно- безразли- тревоги страха, от- уровнем оптимизма сти, безо- чия чаяния возмуще пасности ния, гне ва В общем распределении В общем распределе В общем распределе В общем распределе В общем распределе В общем распределе уровнем экстремизма уровнем экстремизма уровнем экстремизма уровнем экстремизма уровнем экстремизма уровнем экстремизма В группе с высоким В группе с высоким В группе с высоким В группе с высоким В группе с высоким В группе с высоким нии нии нии нии нии 62,4 51,9 52,2 47,5 10,7 14,2 23,7 28,6 13,7 12,4 19,4 30, Данные исследования отражают крайне противоречивый харак тер эмоциональных переживания молодых людей, как в общей группе, так и среди тех, кто демонстрирует экстремистские ориентации. И, хо тя доминирующей в палитре чувств молодежи остается надежда как атрибут возраста, ее доля снижается почти на 10% в группе экстреми стов. Отрицательная динамика затрагивает и другой важнейший фак тор стабилизации – уверенность и безопасность, снижение которого по сравнению с общим распределением по молодежи происходит на 5%. Хотя более острое чувство отчаяния и страха при этом относи тельно стабилизируется и даже демонстрирует незначительную – в пределах полутора процентов - тенденцию снижения (12,4%), необхо димо учитывать, что в ситуации притеснения, которое испытывает значимая доля молодежи, присутствие фактора надежды и уверенно сти может отражать не столько успокоенность, сколько решительность молодежи в своих экстремистских ориентациях. Такие эмоции могут стать результатом внушения извне надежды и уверенности в благопо лучном исходе в случае активных действий и тем самым, подогревая страсти молодежи, стать источником роста экстремистских настрое ний.

В противовес отмеченным тенденциям ослабления позитивных составляющих усиливается влияние деструктивных чувств. Так, про явление индифферентности увеличилось на 3,5%;

тревоги – на 4,9%.

Эти факторы опосредуют объективные характеристики жизненной си туации молодых людей и не могут не влиять на состояние экстремиз ма. Однако наибольшего роста экстремистские настроения достигают под влиянием такого фактора как возмущение и гнев, отражающего крайнюю форму неприятия действительности. Этот фактор повышает уровень экстремизма на 11,2%, доводя его 30,6%.

Таким образом, в структуре рассмотренных факторов эскалации экстремистских настроений доминирующее влияние оказывают соци альные факторы, связанные с препятствиями воспроизводству соци ального статуса молодежи и возможностям ее самореализации в важ нейших сферах жизнедеятельности. Эти препятствия, как правило, имеют институциональные корни, т.е. обусловлены дисфункцией со циально-значимых каналов социальной мобильности молодежи и форм работы с молодежью. Их разрушение происходило длительное время в сфере образования молодежи, занятости, общественной жиз ни, досуге. Обостряясь в условиях продолжающейся социальной трансформации, нарушения прав и гарантий молодежи, социального расслоения, сознательно пропагандируемая ставка на индивидуаль ное выживание в условиях ощущаемого риска неизбежно провоцирует экстремальные формы, трансформирующиеся в экстремизм.

ОСОБЕННОСТИ ЛИЧНОСТНОЙ, ЭТНИЧЕСКОЙ, ГРАЖДАНСКОЙ И РЕЛИГИОЗНОЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ МОЛОДЕЖИ ЦЕНТРАЛЬНОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО ОКРУГА Е.В. Самохвалова Нарастание межэтнической, межконфессиональной, политиче ской ксенофобии и экстремизма стало опасной тенденцией в россий ском обществе, а их предотвращение - одной из важнейших задач российского государства. В этой связи особую значимость приобрета ют проблемы формирования личности, ее социальной идентифика ции.

Социальная идентификация (самоидентификация) в научной ли тературе рассматривается: во-первых, как маркер, указывающий на принадлежность человека к определенной социальной (гражданской, этнической, религиозной) группе;

во-вторых, как процесс отождеств ления себя с этой группой1. Механизмы социальной самоидентифика ции основаны на выделении «своих групп» в социальном пространст ве. Разделение окружающих на «своих» и «чужих» может происходить по различным основаниям: по национальному признаку, по принад лежности к той или иной религии, социальному слою, возрастной группе, политической партии, по отношению к органам власти и т.д.

При этом человек, как правило, руководствуется следующими опреде лениями социальных ситуаций:

- наибольшей эмоциональной и ценностной значимостью групп (тех, кого можно назвать «мы»);

- распознаванием общих с группой черт и качеств;

- возможностью обеспечения групповой поддержки, защиты и условий для самореализации2.

Внимание, уделяемое проблемам личностной, этнической, граж данской и религиозной самоидентификации молодежи в первую оче редь обусловлено тем обстоятельством, что в советском обществе, с точки зрения господствующей идеологии, проблемы социальной иден тификации индивидов не было как таковой. Советское общество в его классической фазе тоталитаризма напоминало традиционное в отно шении главного своего качества - бессубъектности индивида. Соци альная идентичность отождествлялась преимущественно с государст венно-гражданской3. При этом, проблемные ситуации в связи с соци альным самоопределением членов общества были не характерны для основной массы населения, ввиду отсутствия самой потребности са Винер Б. // Журнал социологии и социальной антропологии. - 1998. - Т. 1. - № 3. С. 119-145.

Данилова Е. Изменения в социальных идентификациях россиян // Социологиче ский журнал. – 2000. - №3/4. – С. 76-86.

См.: Ядов В.А. Социальная идентификация в кризисном обществе. - М., 1993.

моопределяться и, главное, из-за отсутствия возможности альтерна тивного выбора.

Современная российская действительность демонстрирует мо заичность идентификационного пространства и, соответственно, мно гообразие идентификационных стратегий и способов социальной са моидентификации личности.

Отсутствие общегосударственной идеологической доктрины, формировавшей ранее «простого» советского человека, стремятся восполнить идеи национализма, религиозной и этнической нетерпи мости. Социально-политические и экономические преобразования по служили катализатором возвращения в общественную жизнь страны «национального вопроса» который считался решенным в СССР. Ак туализация национального самосознания ныне проявляется не только в требованиях национально-культурной автономии со стороны от дельных территорий, но и в активизации деятельности националисти ческих структур, пропагандирующих идеи «оздоровления» националь ного состава России путем изгнания «чужаков». Подверглась транс формации и религиозная обстановка в стране. Для российской дейст вительности характерно не только возрождение традиционных рели гий, но и массовое появление зарубежных проповедников – предста вителей различных культовых сект. Основной идеей таких религиоз ных групп является религиозная нетерпимость к другим конфессиям.

Проявления нетерпимости зачастую носят экстремистский, и даже террористический характер. В то же время государственно гражданская идентификация (идентификация с гражданами России), в современных условиях выражена в гораздо меньшей степени, чем это было в СССР, а резкая поляризация доходов населения актуализиро вала идентификацию россиян по социальному слою. В настоящее время именно доход является основным признаком социального не равенства. Утрата ощущения принадлежности к общности «советский народ», повлекла за собой потребность населения в поиске новых общностей (этнических, гражданских и религиозных) для социальной идентификации.

Таким образом, идентификации можно разделить по объектам на:

личностную или персональную идентификацию (например, я - студент), этническую (я - русский), гражданскую (я - россиянин) и религиозную (я – православный) идентификации. При этом идентификация является сложной категорией и содержит в себе когнитивную составляющую (формальное, объективное знание о принадлежности к некой группе), аффективную (эмоциональное отношение - чувство «мы») и поведен ческую (готовность к коллективным действиям, принятых в группе) компоненты.

Идентификация, как правило, институционализирована, т.е. свя зана с основными социальными институтами (семья, образование, экономика и т.д.) и проявляется в поведении, соответствующем инсти туциональным требованиям. Разрушение или резкое изменение соци альных регуляторов - институтов - приводит к массовой утрате иден тификации, т.е. ведет к поиску её новых форм, и даже к девиантному поведению. В этой ситуации молодежь является одной из групп, в наи большей степени подверженной риску социального исключения и аут сайдерства. Экстремизм и ксенофобия и являются сравнительно дос тупными способами спонтанного реагирования на социальное исклю чение. Молодежное экстремистское движение представляет собой сложный социально-политический феномен, имеющий тенденции к са моразвитию. Появление его обусловлено наличием целого ряда соци ально-экономических и социокультурных факторов, тесно взаимосвя занных между собой. Современное состояние экономической, соци альной, политической и духовной сфер жизнедеятельности российско го общества в определенной мере генерирует экстремизм и терро ризм. Помимо очагов военной напряженности по периметру российских границ внутри страны существуют объективные условия, способст вующие нарастанию экстремистской и террористической деятельности.

Это - существование теневого и незаконного бизнеса в экономике, ос лабление регулирующей роли государства, слабость и неэффектив ность российского законодательства, организованная преступность и коррупция во всех эшелонах государственной власти, межнациональ ная напряженность и бесконтрольная работа средств массовой ин формации. В результате такого состояния общественных отношений в России как взрослое, так и молодое поколение, можно сказать, подтал киваются к проявлениям экстремизма и даже терроризма. По разным оценкам, суммарная численность молодежных экстремистских органи заций составляет 10 тысяч человек.

Возникновение экстремизма в молодежной среде обусловлено, с одной стороны, взаимодействием негативных факторов социальной среды – экономическим неравенством и несправедливостью распре деления собственности, высокой социальной напряженностью и кон фликтностью общественных отношений, падением престижа полити ческой власти, размыванием системы приоритетных духовных ценно стей, ослаблением регулирующей роли государства и нарастанием криминогенности в обществе.

С другой стороны, молодое поколение изначально, по своей при роде, возрасту и положению в обществе, обладает теми специфиче скими чертами мышления и поведения, которые при определенных ус ловиях и целенаправленной деятельности могут также привести в ря ды экстремистов. Такими особенностями выступают максимализм и нигилизм, радикализм и нетерпимость, безоглядность и непримири мость, мировоззренческая неустойчивость и неудачи в поиске само идентичности.

При ближайшем рассмотрении понятие «молодость» оказывается очень сложным, многосоставным и включает, по мнению современных авторов, следующие существенные характеристики:

1) биологический возраст – созревание человека, оформление его психофизической конституции, период между детством и достиже нием полного развития;

2) роль и статус – выполнение функций уже не ребенка, но еще и не взрослого, промежуточное состояние в обществе;

период активного налаживания отношений с внешней взрослой средой, подготовка к са моопределению, пробные попытки самоопределения, когда человек примеряет на себя разные личины;

отсюда некоторый авантюризм и неустойчивость в ценностях и принципах, неполная состоятельность, социальное кочевничество, поиск оседлости;

3) cвойство социального возрастного резерва, ресурса для моби лизации, который не имеет однозначного собственного содержания, еще не выработал его;

4) свойство конкретно-исторического поколения, имеющего свои неповторимые свойства, свое особое положение по отношению к старшему поколению и новым историческим задачам (постепенное осознание принадлежности эпохе с ее вопросами и перспективами, связанность с ровесниками, ощущение братства с ними, общности жизненных интересов и ощущений);

5) специфическое состояние субкультурной реакции (специфиче ский стиль жизни как ответ на конфликты и проблемы с самим собой и обществом, большой взрослой культурой, отталкивание мира взрос лых, официальной культуры и официального лицемерия);

6) состояние сознания и души, особый эмоциональный склад, ко торый поэтически многие склонны описывать как «весенний» (ощуще ние раскрывающегося мира, себя как вступающего в мир, переходя щего через порог, устремленность в будущее, оптимизм, жизнелюбие, избыток здоровья, цветущей красоты, жизненной силы, внутреннее побуждение на подвиги, пробу сил, освоение неизвестного, творческий рост);

из этого эмоционального склада проистекает интерактивность в поведении (спонтанность, нестандартность волевых проявлений, чрезмерная открытость к иному, сочетающаяся со столь же поспеш ным отторжением непонятного, импульсивность, жажда новых и ост рых ощущений, непосредственность в поступках, незавершенность и непредрешенность психических реакций)1.

Как отмечает В.А. Ядов, социальная идентификация обусловле на глубинной потребностью личности в признании со стороны других, в групповой защите, но также в самореализации, ожиданием позитив См.: Молодое поколение России: Проект Доктрины. - М., 2008.

ной оценки со стороны «своих» - референтных групп и общностей1, особо проявляющейся именно в молодом возрасте.

В связи с этим особую значимость приобретают условия, в кото рых происходит становление современной молодой личности. Ее формирование происходит в ситуации экономического кризиса, кризи са культуры, усугубления социальной несправедливости, когда прак тически отсутствует система передачи ценностей, обеспечивающих устойчивость личности и общества. Современная общественная сис тема неустойчива, так как в ней неустойчиво, изменчиво отношение к вечным ценностям, а такие ценности, как идеалы и вера, оказываются в числе последних. Тем не менее, современная молодежь проявляет в основном позитивное отношение к российской действительности. Ра зумеется, речь в данном случае идет о субъективном восприятии ус ловий жизни, но оно является одним из важнейших составляющих ее (жизни) качества.

Современная молодежь существенно различается по своему статусу, роли в обществе и особенностям общественного сознания.

Духовная жизнь молодежи России характеризуется сегодня достаточ но сложной динамикой перемен2. В активную взрослую жизнь вступа ют люди, характеризующиеся иным, нежели старшие поколения, ви дением мира, отношением к окружающим и к обществу в целом. Ис следования дают основание утверждать, что в современной России происходит постепенная трансформация традиционного культурно цивилизационного архетипа, существовавшего в советских культурных формах, в разнообразные постмодернистские модификации. Она осуществляется крайне неравномерно и непоследовательно. Для со временной молодежи характерно исключительное разнообразие «ду ховных миров», специфика которых определяется сложными комби нациями внешних и внутренних факторов: демографических, профес сиональных, этнических, социокультурных, экосоциальных и полити ческих. Различные группы молодежи выбирают существенно отли чающиеся друг от друга жизненные стратегии.

В этих условиях особую значимость приобретает процесс фор мирования у молодежи ценностей и принципов, необходимых для свободного развития общества. Этика и стратегия ненасилия, терпи мости к чужим и чуждым позициям, ценностям, культурам, диалога и взаимопонимания, поиск взаимоприемлемых компромиссов – все это принципы толерантности, которым следует законопослушный человек, уважающий себя и других и выступающий против применения силовых методов в разрешении конфликтных ситуаций. Учитывая тот факт, что для многих россиян характерным является озлобление против «не См.: Ядов В.А. Социальная идентификация в кризисном обществе. - М., 1993.

См.: Дятченко Л.Я., Бабинцев В.П., Морозова Т.И. Формирование социально технологической культуры школьников в регионе: Монография. – Белгород, 2006.

умелого руководства страной», ненависть к приезжим, желание «очи стить Россию от иностранной скверны», искоренить «нетрадиционные религии», очевидно, что многообразные проявления нетерпимости требуют новых средств преодоления, а без признания толерантности, как ценности в общественном сознании, невозможно построение ци вилизованного общества.

Различные исследования показывают, что молодежь особенно чувствительна к проявлениям несправедливости. В то же время она довольно легко адаптируется к жизни. А поскольку большинство мо лодых людей оптимистичны (иногда даже чрезмерно оптимистичны) и при этом недостаточно рефлексивны, для них характерна завышенная самооценка своего положения.

Диверсификация молодежного сознания и поведения наиболее ярко проявляется в российских регионах, практически каждый из кото рых имеет свою специфику, накладывающую свой неповторимый от печаток на все группы молодежи и, тем более, не позволяет одно значно определить статус молодежи. Несомненно, что определенная часть молодежи потенциально и субъективно настроена на лидерство.

Для реализации лидирующей роли имеется немало предпосылок, главной из которых мы считаем адаптивность, открытость новому, го товность к нетрадиционным, инновационным решениям, касающимся не только собственной жизни, но и профессиональной и социальной судьбы других статусных групп. Значительная часть молодых людей ориентирована на конструктивный межкультурный диалог, без которо го лидерство принципиально невозможно.

В условиях регионального сообщества процессы личностной и гражданской самоидентификации имеют свои специфические осо бенности, которые зависят от таких факторов как:

уровень социально-экономического развития региона;

состояние местного рынка труда;

интенсивность миграционных процессов;

характер отношений молодого поколения с местными институтами власти и самоуправления;

расстановка социальных, конфессиональных и поли тических сил, включая молодежные организации, электоральные объ единения и другие общественные формирования. Хотя в целом, кри тические оценки политики федеральной и региональной власти до вольно традиционны.

Дескриптивная ценность власти в общественном сознании рос сийской молодежи крайне низка. По данным исследования, проведен ного в 2005 г. в Архангельской области, лишь 7% молодых людей счи тают, что власть оказывает помощь и занимается реальным решени ем проблем населения. Относительное большинство респондентов (47%) придерживается мнения о том, что власть начинает активно решать проблемы населения только в «корыстных» целях во время проведения избирательных кампаний;

37% полагают, что властные структуры не занимаются реальным решением проблем, а лишь соз дают видимость выполнения своих функций. Кроме того, всего 7% мо лодежи Архангельской области оценивают как эффективную работу общественных организаций и политических партий1. Подобная ситуа ция наблюдается и в других регионах. Исследование «Социальное аутсайдерство молодежи в Белгородской области: причины, механиз мы и социальные следствия», проведенное в 2006 году, также выяви ло крайне низкий уровень доверия молодежи к региональным общест венным и политическим институтам и преимущественно персонифи цированный характер представлений о власти. Лишь у губернатора и главы местного самоуправления рейтинг доверия перешел 10-%-ный рубеж (у первого - 16,2%, у второго - 13,8%). Политическим партиям, действующим в Белгородской области, доверяют лишь 0,4% молоде жи, профсоюзам - 0,8%, молодежным организациям – 3,0%.

Критическое отношение к политическим институтам, несомненно, переносится и на политику в целом. По данным исследования, прове денного в пяти регионах ЦФО (Белгородской, Брянской, Воронежской, Курской и Орловской областях)2, уровень удовлетворенности молоде жи состоянием межнациональных отношений и религиозной ситуаци ей может быть оценен как «средний». Оснований для такой оценки не сколько. Во-первых, для исследуемых регионов не типично обостре ние межнациональных и межрелигиозных отношений. Во-вторых, мо лодые люди обычно не проявляют значительного интереса к данной проблематике, воспринимая ее спокойно.

Стабильность ситуации, скорее всего, связана с тем, что в соз нании большинства граждан, Россия по-прежнему представляет собой светское государство, и проявления религиозного фанатизма и нетер пимости российскому обществу не свойственны. Возможно, что неко торые действия политического руководства Белгородской области, совместно с представителями православной церкви, в несколько большей степени актуализировали эту проблему в данном регионе.

Сравнительная благополучность межнациональных и межрели гиозных отношений не могла не сказаться на характере личностной самоидентификации респондентов. По данным социологического ис следования проведенного в пяти регионах ЦФО в 2008 году большин ство молодых людей (56,13%) ощущают себя, в первую очередь, рос сиянами;

представителями своего народа в первую очередь считают себя 12,1% респондентов. Значительная часть участников опроса Архангельск: Почему молодежь Архангельской области политически неактивна // Режим доступа к изд.: http://www.789.ru/portal/modules.php?name=News&file=article&sid =4485.

Информационно-аналитический отчет по итогам социологического исследования «Причины распространения этнического экстремизма и ксенофобии среди молодежи (Центральный федеральный округ)». – Белгород, 2008.

воспринимают себя просто как жителей региона, города, района, без относительно к этнической общности (рисунок 1).

Рисунок 1.

Распределение ответов молодежи на вопрос:

"Кем Вы себя ощущаете, прежде всего?" 1,37% 0,10% 2,93% 2,93% 2,53% 8,30% 56,13% 14,77% 2,67% 12,10% Россиянином Представителем своего народа Представителем своего региона Жителем своего города, района Гражданином мира Европейцем Затрудняюсь ответить Человеком Девушкой Не ответили Безусловно, приоритет самоидентификации молодых людей с Россией в целом или с территориальной общностью минимизирует предпосылки этнического экстремизма. Но низкий уровень этнической самоидентификации имеет и негативные следствия. Они выражаются в отчужденности от собственной культуры, в забвении традиций и – в конечном итоге – разрывают связь поколений. Сложившаяся ситуация несет в себе потенциальную опасность национального нигилизма, не смотря на то, что в реально ощутимом виде эта опасность на данном этапе не проявляется.

Практически отсутствуют расхождения в вопросе о самоиденти фикации между полами. В незначительно большей степени, чем их старшие товарищи, подростки 14-19 лет ощущают себя россиянами (58,74%) и гражданами мира (9,07%), а молодые люди более старших возрастных когорт – представителями своего народа (20-24 года – 12,92%, 25-29 лет – 12,83%) и жителями своего города, района (20- года – 15,85%, 25-29 лет – 15,81%). Чаще других жителями своего го рода или района называют себя учащиеся лицеев и ПУ – (21,13%), го сударственные и муниципальные служащие (21,05%), безработные (23,26%). В несколько меньшей степени, чем другие категории, безра ботные относят себя к россиянам (45,35%). В основном считают себя россиянами русские (57,13%), украинцы (48,18%), азербайджанцы (75%), татары (68,42%), в меньшей степени армяне (29,73%). Среди последних примерно такая же доля (24,32%) респондентов указала, что они являются представителями своего народа. Респонденты с высшим образованием немного чаще считают себя представителями своего народа (13,06%), а со средним специальным (57,87%) и со средним (57,28%) - немного чаще россиянами.

Феномен религиозности принадлежит к одному из массовых и стойких явлений общественной жизни. Современные исследователи констатируют значительное повышение интереса к религии у значи тельной части населения, в том числе у молодежи. Наибольшую тре вогу вызывает тот факт, что некоторый процент молодых россиян по падает под влияние пропагандистской деятельности представителей различных культовых сект. Молодость, как было уже отмечено ранее, характеризуется кризисом идентичности. Осознание себя членом ка кой-либо религиозной конфессии облегчает молодому человеку обре тение собственной идентичности. Религиозность для таких людей яв ляется своеобразным убежищем, так как любая религиозная идеоло гия предполагает наличие заранее сформулированных целей и смы слов человеческого существования.

Религиозность молодежи определяется комплексом факторов объективного и субъективного характера. К объективным относятся:

воспитание и типы семейных отношений, религиозная направленность референтной группы, неблагоприятная социальная ситуация (внезап ная болезнь, смерть близкого, несчастный случай, развод, потеря ра боты и т.д.). К числу субъективных факторов можно отнести особенно сти формирования личности в юношеском возрасте, психологическую предрасположенность (психические расстройства, неразборчивое стремление к духовному смыслу, доверчивость, наивный идеализм, утрата прежних ценностных ориентаций и др.).

По результатам проводимых исследований значительное число молодых людей считает себя сторонниками традиционных религий, а на самосознание заметной части молодежи оказывают большое влия ние национально-религиозные ценности. Так, большинство участников опроса, проведенного в пяти регионах ЦФО (74,7%) считает себя пра вославными христианами. На втором месте стоит ответ: «Я неверую щий» - 8,83% респондентов. Правда, 7,33% респондентов либо за труднились ответить на вопрос, либо не ответили на него, что, факти чески, означает нерелигиозность. Однако и высокая доля тех, кто идентифицирует себя с православием, не означает высокого уровня религиозности молодежи ЦФО. Скорее всего, для значительного чис ла тех, кто признал себя православным христианином, православие является лишь социокультурным феноменом и фактически маркирует этническую принадлежность. Признание себя православными помога ет молодежи сделать выбор из довольно сложной дилеммы – иден тификации себя с россиянами и представителями своего народа. При знавая себя православными христианами, молодые люди указывают на свою «русскость», одновременно считая себя россиянами.

Таким образом, анализ особенностей социальной идентифика ции молодежи ЦФО дает основание для следующих выводов.

1. Молодые люди в своем большинстве чувствуют себя довольно уверенно, они в основном удовлетворены своей жизнью и материаль ным положением семьи. При этом молодежью достаточно остро ощу щается дефицит социальной справедливости в современном россий ском обществе, а также неудовлетворенность политикой федеральной и региональной власти.

2. Уровень удовлетворенности молодежи межнациональными отношениями и религиозной ситуацией в России достаточно высок, хотя и несколько ниже, чем удовлетворенность своей жизнью и мате риальным положением, что в целом не позволяет диагностировать значительную напряженность в данных сферах.

3. Для большинства молодых людей этническая самоидентифи кация не является приоритетной;

они воспринимают себя россиянами, жителями региона, города, района. Однако можно предположить, что для многих молодых людей, прежде всего, этнических русских, роль маркера этнической самоидентификации в значительной степени иг рает самоидентификация религиозно-культурная – с православием.

4. Для молодежи ЦФО характерен высокий уровень конфессио нальной однородности. Это имеет вполне естественное объяснение, так как абсолютное большинство респондентов - русские и украинцы, среди которых традиционно доминирует православие. Исследование показывает, что религиозная самоидентификация имеет небольшую гендерную специфику. Она в большей степени присуща молодым женщинам, чем мужчинам.

5. В отношении этнической самоидентификации молодежь Воро нежской области несколько отличается от молодежи других областей.

Здесь немного выше доля неудовлетворенных состоянием межнацио нальных отношений, а также доля тех, кто не отождествляет себя ни с одной религией.

6. Имеются все основания предполагать, что по мере взросления молодых людей увеличивается уровень их этнической самоидентифи кации. Представители младших возрастных когорт в большей степени, чем старших, ощущают себя россиянами, чем собственного народа.

Данная тенденция, скорее всего, является естественным следствием укрепления российской государственности, сопровождающегося про пагандой российской идентичности и транслируемой, прежде всего, через институт школьного образования.

7. Некоторое снижение уровня этнической самоидентификации с уменьшением возраста несет в себе потенциальную опасность нацио нального нигилизма, разрыва с культурной традицией народа, а пото му должно оцениваться сдержанно. Ощущение абсолютного боль шинства молодых людей себя только россиянами или жителями опре деленной территории не свидетельствует об оптимальности их жиз ненной позиции в социуме, где национальности сохраняют свое зна чение.

8. Определенное значение для самоидентификации имеет обра зовательный уровень респондентов. В данном случае, чем он выше, тем чаще молодые люди отождествляют себя с этносом. Это вполне логично, так как образование всегда стимулировало интерес к собст венным историческим корням.

ОСОБЕННОСТИ ПРОЯВЛЕНИЯ МОЛОДЕЖНОГО ЭКСТРЕМИЗМА В РОССИИ И В БЕЛГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ Н.И. Архипцев, О.С. Демко Согласие и взаимопонимание – вот чего российскому обществу не хватало при всех властителях и во все времена. В последнее вре мя этот дефицит ощущается особенно явно. Особенно тревожит лю дей то, что непримиримые спорщики все чаще используют друг против друга не словесные, а более опасные аргументы. Хотя «признак экс тремизма» в сознании россиян еще не приобрел ни четких очертаний, ни пугающих объемов, ученые отмечают: к этой проблеме необходимо отнестись со всей возможной серьезностью. Полагаем, раскрывая по нятие и особенности экстремизма в России, нам следует, прежде все го, сформулировать основные формы проявления экстремизма и за тем на этой основе показать многообразный генезис его происхожде ния и развития в нашей стране, что позволит нам выделить социаль ные аспекты молодежного экстремизма в России и в Белгородской области.

Вначале заметим, что термин экстремизм происходит от латин ского слова exstremus – крайний1, под которым понимают привержен ность к крайним взглядам и мерам (особенно в политике)2, привер женность в политике и идеологии к крайним взглядам и действиям3.

Как феномен экстремизм дуалистичен в том смысле, что, с одной стороны вызывает понимание и порой сочувствие, а с другой – непри ятие и осуждение.

В юридической литературе высказано суждение, что экстремизм можно подразделять еще на рациональный и иррациональный. Ра циональный экстремизм ставит своей целью максимально эффектив ное преодоление социальных дисфункций с помощью радикальных мер. Зачастую детерминантом рационального экстремизма служит бездеятельность правительства или законодателя, которые не в со См. об этом: Латинская юридическая фразеология / Сост. Б.С. Никифоров. – М., 1979. - С. 84.

См. об этом: Ожегов С.И. Словарь русского языка. – М., 1987. - С. 787;

Краткий политический словарь. – М., 1978. - С. 408.

См. об этом: Иллюстрированный энциклопедический словарь (малый). – М., 2004.

- С. 989.

стоянии решить возникшую социальную проблему легитимным спосо бом. К такому виду экстремизма относится, например, экологический, предпочитающий крайние способы вплоть до физического устранения недобросовестных чиновников в целях сохранения благоприятной биосферы.

Иррациональный экстремизм также часто безжалостен, но цели его приземленные, не вызывающие такого сочувствия, которое можно испытывать перед вариантами рационального экстремизма. Это – экс тремизм молодежный (вандалы), психопатический (немотивированные массовые убийства, например, в школах), спортивный (фанаты) и т.п., хотя и такую разновидность экстремизма весьма просто объяснить, учитывая психологическое влияние толпы и нюансы психологического восприятия в основном несовершеннолетних.

По нашему мнению, определенная толерантность, обоснованием которой является соответствующая политика государственных деяте лей, в сочетании с непременным осуждением наиболее грубых прояв лений экстремизма – вот рациональный путь, сулящий, как представ ляется, необходимый социально-правовой эффект в преодолении экс тремистских проявлений.

Экстремизм для большинства жителей России – вещь хотя и по тенциально опасная, но мало понятная. Тем не менее, рядовые граж дане страны все острее ощущают, что распространение в обществе экстремистских настроений и радикальных взглядов представляет со бой угрозу стабильности в государстве. Причем, следует иметь в виду, что мнения о том, что можно причислять к экстремизму, а что нет, то же расходятся очень сильно в зависимости от того, к какой социаль ной группе относятся люди (сколько им лет, где они живут, каковы их доходы и уровень образования и т.п.).

Политологи называют «экстремизмом» приверженность крайним взглядам в идеях и политике, в то время как правоведы – системати ческое и политически мотивированное использование насилия либо угрозу его применения как средства давления на массы и управления людьми.

В отечественной научной литературе выделяют три основные формы экстремизма: политический, национальный и религиозный.

Экстремизм политический предусматривает насильственные действия, направленные на изменение политического строя или поли тики государства. Он чаще всего обосновывается разнообразными утопическими социальными теориями: от псевдореволюционных до фашистских. В большинстве случаев этот вид экстремизма сопровож дается актами терроризма, убийствами политических противников, попытками дестабилизации ситуации в стране и т.п.

Заметим, что истоки политического экстремизма, так же как и терроризма, коренятся в одних и тех же предпосылках: социально экономических кризисах, резком падении жизненного уровня основной массы населения, деформации и кризисе государственной власти, не способной продуктивно решать вопросы социального и общественного развития, тоталитарном характере режимов (в том числе, и «псевдо демократических»), подавлении органами государственной власти оп позиции, преследовании любого инакомыслия, национальном гнете, стремлении социальных (политических) групп ускорить осуществление выдвигаемых ими политических задач и амбиций и т. д.

Практика показала, что в политической сфере экстремизм высту пает против сложившихся государственных, общественных институтов и структур, стремясь подорвать их стабильность, расшатать и низ вергнуть ради достижения своих целей, как правило, силовыми мето дами. Для этого используются «зажигательные» лозунги и призывы, откровенная демагогия и организованные беспорядки, забастовки, гражданское неповиновение, террористические акты, методы парти занской войны и т.п. При этом чаще всего, экстремисты отрицают саму возможность каких-либо компромиссов, переговоров, соглашений, ос нованных на взаимных уступках. В своих действиях экстремисты руко водствуются лозунгом «все или ничего».


Политический экстремизм направлен на уничтожение сущест вующих государственных структур и установление диктатуры тотали тарного «порядка» «левого» или «правого» толка. Политический экс тремизм – это в целом антиконституционная деятельность. Он опасен, в первую очередь, для самой государственности. Его конечной целью является приобретение власти, необходимой «для установления ре жима монопольного правления силы, которая генетически не терпит никакой оппозиции и будет подавлять мешающих ей «оппонентов» по средством неправового насилия».

Некоторые авторы, занимаясь исследованием молодежного экс тремизма, особо выделяют криминальный политический экстремизм, т.е. применение насилия со стороны субъектов политики для достиже ния их политических целей или обеспечения их деятельности, как во внешней, так и во внутренней политике. Во внешней политике крими нальный политический экстремизм проявляется через международную политическую преступность и международный политический терро ризм;

во внутренней – в форме тоталитарной преступности, внутриго сударственного политического терроризма, бунтовской преступности, политического бандитизма, политического рэкета, политического ван дализма1.

Большую опасность политический экстремизм представляет в сфере межнациональных и религиозных отношений. Вооруженные конфликты, военные действия, возникающие на южном участке границ России, влияние исламского фундаментализма дают мощный импульс Кабанов П.А., Мулюков Ш.М. Политическая криминология: Словарь. - Киров, 2001. - С. 32-33.

развитию политического экстремизма, совершаемого на этноконфес сиональной основе, создают угрозу территориальной целостности России, ее конституционному строю.

Как известно, политический экстремизм – явление международ ного масштаба. Среди выделяющихся своей активностью экстремист ских организаций левой ориентации за рубежом имеются такие, как:

«Красные бригады» (Италия), «Фракция Красной армии» - РАФ (ФРГ), «Аксьон директ» (Франция), ЭТА (Испания) и другие. К правым отно сятся: «Национал-социалистический фронт действий» (ФРГ), «Группа Пайпера» (Италия), «Партия новых сил» (Франция), «Международная лига победы над коммунизмом» (Япония) и др. Несмотря на различие их идейных платформ, формы и методы экстремистской деятельности этих организаций схожи.

В Шанхайской конвенции о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом от 15 июня 2001 г. как экстремизм расценивается «…какое-либо деяние, направленное на насильственный захват вла сти или насильственное удержание власти, а также на насильственное изменение конституционного строя государства, а равно насильствен ное посягательство на общественную безопасность, в том числе орга низация в вышеуказанных целях незаконных вооруженных формиро ваний или участие в них»1.

Экстремизм национальный выступает под лозунгом защиты «своего народа», его экономических интересов, культурных ценно стей, национального языка и т.д. в ущерб представителям других на циональностей.

Под религиозным экстремизмом понимают нетерпимость к пред ставителям той же или других религий. Социальную базу религиозно го экстремизма, как правило, составляют маргинальные слои общест ва. Экстремизм направлен на уничтожение существующих в обществе отношений и в конечном итоге на развал многонационального госу дарства, и в этом плане он органически связан с сепаратизмом. Рели гиозный экстремизм характеризуется приверженностью к крайним тол кованиям вероучений и методов действий по распространению своих взглядов и реализации своих целей. Характерной чертой религиозного экстремизма выступает крайняя нетерпимость к инакомыслию, пропо ведь своей исключительности и превосходства над окружающими, что, несомненно, представляет опасность для стабильного существо вания государства. Опасность религиозного экстремизма вытекает также из криминальных наклонностей внутренней жизни членов сект, их зомбирования. Криминальные наклонности сект экстремистского плана следуют из их фанатичности и деформированности понимания Устинов В. Экстремизм и терроризм. Проблемы разграничения и классификации // Российская юстиция. - 2002. - № 5. - С. 34.

цели жизни, вседозволенности выбора средств ее достижения, а так же слепой подчиненности своему вышестоящему руководству.

В связи с тем, что проблема религиозного экстремизма носит общемировой характер, и ее решение не может сводиться к усилиям только одного государства, считаем, что необходима разработка меж государственных соглашений по противодействию экстремизму.

Поэтому, в качестве ключевых целей противодействия экстре мизму как социальному явлению в России, на наш взгляд, необходима реализация следующих направлений деятельности:

1. Разработать нормативно-правовые документы федерального, регионального и ведомственного уровней, определяющие порядок ра боты органов государственной власти, местного самоуправления, правоохранительных органов в регионе по противодействию экстре мизму.

2. Ввести в практику систематическое проведение совместных конференций с привлечением представителей региональных органов государственной власти, руководства конфессий, заинтересованных общественных и иных организаций о состоянии противодействия ре лигиозному экстремизму.

3. Создать объединенный банк данных об экстремистских рели гиозных организациях, действующих на территории России и Белго родской области.

4. Организовать проведение совещания заинтересованных ве домств о роли и месте правоохранительных органов в системе проти водействия религиозному экстремизму, порядке обмена информацией по данному вопросу и других формах взаимодействия.

5. В сфере правоохранительной деятельности необходимо улучшить правовую, морально-психологическую подготовку сотрудни ков по противодействию экстремизму, для чего целесообразно:

· в образовательных учреждениях системы МВД России и Белго родчины предусмотреть спецкурс, в рамках которого разъяснять сущность и смысл экстремизма, в том числе и религиозного;

· разработать и прочитать на юридическом факультете Белгород ского государственного университета для студентов и аспиран тов цикл лекций, освещающих задачи, средства и методы рабо ты ОВД в системе противодействия религиозному экстремизму;

· предусмотреть в планах проведения занятий по служебной под готовке сотрудников органов внутренних дел и прокуратур Бел городской области вопросы противодействия религиозному экс тремизму.

6. Создать в правоохранительных органах аналитические под разделения, в функции которых вменить оценку, анализ и прогноз тенденций развития экстремистских проявлений в обществе.

7. Обобщить опыт России и других стран по вопросам борьбы с экстремизмом и разработать соответствующие методические реко мендации применительно к современным условиям.

8. Активно привлекать к работе по противодействию религиозно му экстремизму представителей традиционных конфессий.

9. Ввести в практику проведение совместно с заинтересованны ми органами независимого социологического мониторинга деятельно сти религиозных экстремистов, восприятия их различными слоями ме стного населения и, прежде всего, молодежью в целях учета получен ных результатов в деятельности органов, ведущих борьбу с этим со циальным злом.

10. Организовать проведение межведомственных оперативно профилактических целевых мероприятий и специальных операций:

· по выявлению международных и региональных руководящих ор ганов, занимающихся планированием и руководством деятель ности религиозных экстремистских организаций;

· по выявлению религиозных экстремистских организаций России и их связей с международными центрами;

· по противодействию проникновению активистов религиозных экстремистских организаций в политические партии, обществен ные организации, государственные структуры, органы местного самоуправления, средства массовой информации;

· по пресечению деятельности религиозных экстремистских орга низаций, направленной на создание сети подполья, тайников и складов оружия и боеприпасов на территории России с целью их использования в кризисных ситуациях;

· по пресечению мероприятий экстремистских организаций, имеющих целью формирование сети фирм, компаний, банков, фондов и т.д.;

· по выявлению, пресечению преступлений, совершаемых с ис пользованием боевых отравляющих веществ, средств компью терных технологий.

Считаем, что успешная реализация указанных направлений дея тельности по борьбе с экстремизмом возможна при условии разработ ки единой республиканской и региональной стратегии, опирающейся как на законодательную базу, так и на соответствующие профилакти ческие меры1. В 2007 году научно-исследовательская лаборатория «НИЛ-криминология» кафедры уголовного права и криминологии Бел городского государственного университета, исследовала практику проявления молодежного экстремизма в Белгородской области, где Бокарев С.Н. Религиозный экстремизм в современной России: социально философский аспект / Проблемы противодействия экстремизму в Российской Федерации:

Сборник материалов «круглого стола» 28 апреля 2005 года. – М., 2005. - С. 9-13.

нами были установлены следующие особенности экстремистских групп, действующих в регионе:

1) экстремистские группы в молодежной среде Белгородчины имеют различную степень организованности и сплоченности;

2) в идеологическом плане они не однородны (охватывают со бой как национальные, так и националистические идеи);

3) наблюдается постепенный рост количества членов экстреми стских формирований.


По нашему мнению, современный молодежный экстремизм в ре гионе детерминируется:

· кризисом общества и его основных институтов;

· кризисом института семьи и семейного воспитания;

· коммерциализацией СМИ;

· тенденцией к дегуманизации и деморализации искусства;

· отсутствием единой региональной системы гуманитарного воспитания;

· противоречием между производительными силами и про изводственными отношениями;

· недостатками имущественного пространства1.

Обобщая практику, нами были подготовлены две таблицы, отра жающие рецидивность экстремистов и возрастную характеристику мо лодежи в экстремистских группах Белгородчины (таблицы 1,2).

Таблица 1.

Характеристика подростков, придерживающихся экстремистских взглядов Доля подростков, % Пол Медиана, % не имевших имевших судимость судимость Муж. 92 85 88, Жен. 8 15 11, Таблица 2.

Динамика приобщения молодежи к экстремизму Пол 12-14 лет 14-16 лет 16-18 лет 18-25 лет 25-35 лет Муж. 5% 24 % 37 % 31 % 3% Жен. 3,7 % 7% 27 % 62 % 0,3 % Нами был проведен анонимный опрос среди студентов юриди ческого факультета БелГУ о том, насколько велика угроза распро странения экстремизма в России, и были получены следующие дан ные:

1 – Весьма велика – 7 %;

2 – Довольно велика – 25 %;

См., например: Немировский В.Г. Тайные общества и заговорщики. – СПб., 2007. - С. 208.

3 – Невелика – 32 %;

4 – Такой угрозы нет – 11 %;

5 – Затрудняюсь ответить – 25 %.

Таким образом, большинство студентов считают, что угроза рас пространения экстремизма в России скорее невелика, или её вовсе нет, чем представляет угрозу (43% против 32%). Однако, большой процент затруднившихся ответить – 25% опрошенных – позволяет усомниться в степени компетентности респондентов.

ОТНОШЕНИЕ МОЛОДЕЖИ К ЭКСТРЕМИСТСКИ НАСТРОЕННЫМ НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКИМ ОРГАНИЗАЦИЯМ Б.В. Заливанский Молодежный экстремизм как массовое явление, выражающееся в пренебрежении к действующим в обществе правилам и нормам по ведения или в отрицании их, можно рассматривать с различных пози ций. Ученые вправе исследовать философско-психологическую при роду экстремизма, чтобы охарактеризовать этот феномен во всех его частных и общих проявлениях, классифицировать и типизировать случаи экстремистского поведения. Не менее важным является и ус тановление связи между политико-экономическим состоянием обще ства и ростом экстремизма в молодежной среде. Однако, важнейшим направлением исследований, безусловно, является изучение отноше ния самой молодежи к экстремистски и националистически настроен ным организациям.

В конце 90-х годов XX века – начале XXI века национальный экстремизм стал наиболее ярко выражен в политической и социаль ной жизни России. Актуальность этой проблемы неоспорима, так как взрыв национальной нетерпимости приобрел новую силу и нашел от ражение в деятельности националистических организаций, таких как РНЕ, НБП, НДПР и других, и в агрессивных молодежных группировках скинхедов.

Данные социологического исследования «Причины распростра нения этнического экстремизма и ксенофобии среди молодежи (Цен тральный федеральный округ)» позволяют оценить некоторые аспек ты отношения молодежи к экстремистски настроенным националисти ческим организациям.

Следует отметить, что больше половины (54,50%) молодых лю дей в обследуемых регионах ЦФО вообще ничего не слышали об экс тремистских молодежных организациях. Информированность осталь ной части молодежи невысока. Так, заявили, что информированы о подобных организациях и довольно часто сталкиваются с их предста вителями 9,5% респондентов (таблица 1).

Таблица 1.

Распределение ответов молодежи на вопрос: «Знаете ли Вы о сущест вовании на территории Вашей области каких-либо экстремистски на строенных молодежных организаций, движений?»

Всего Да, и довольно Да, кое- Да, являюсь Нет Не от часто сталкиваюсь что участником та- ветили с их представите- слышал кой организации лями Все- 285 986 34 1635 60 го 9.50% 32.87% 1.13% 54.50 2.00% 100.0% % Однако частота встреч в Воронежской области примерно почти в два раза выше (14,15% участников опроса), чем в других регионах (рисунок 1).

Рисунок 1.

Распределение ответов молодежи на вопрос:

"Знаете ли Вы о существовании на территории Вашей области каких-либо экстремистски настроенных молодежных организаций, движений?" 6,3 % 5,7 % 70,00% 5,7 % 5,8 % 60,00% 4,0 % 50,00% 3,3 % 3,7 % 3,1 % 3,1 % 40,00% 2,3 % 30,00% 1,1 % 20,00%,0 %,2 %,4 %,1 %,3 %,2 %,9 %,9 %,6 %,4 %,3 %,1 % 10,00%,7 %,5 % 0,00% Д а, и дов ольно Да, кое-чт о слышал Д а, яв ляюсь Нет Не от в ет или част о ст алкив аюсь участ ником т акой с их организации предст ав ит елями Белгородская обл. Брянская обл. Воронежская обл. Курская обл. Орловская обл.

По нашему мнению, сравнительно высокий показатель контактов воронежцев с экстремистами обусловлен активностью последних в этом регионе. Так, глава воронежской еврейской общины Анатолий Шерман, полагает, что: «постоянные атаки скинхедов, воинствующих антисемитов и других разновидностей экстремистов националистиче ского толка фактически превратили Воронеж в экстремистскую столицу России. Здесь регулярно нападают на иностранных студентов и при езжих из южных регионов России и стран СНГ, оскверняют культовые сооружения и могилы иноверцев»1. По данным директора Московского бюро по правам человека Александра Брода, помимо двух столиц, наиболее крупные группировки бритоголовых действуют в Воронеже, Ростове-на-Дону и Волгограде. Только за февраль 2008 г. в «столице черноземных скинхедов» были избиты шестеро студентов из Ирака, См.: Воронеж – столица российского экстремизма // Газета.ru. - 2007. - 19 марта.

Йемена и Киргизстана, Туниса и пятеро граждан из Франции, Индии и Китая1.

Немногим более 1% респондентов объявили себя участниками подобных организаций. Скорее всего, данный показатель несколько занижен, поскольку, во-первых, далеко не все участники подобных ор ганизаций способны открыто в этом признаться. Во-вторых, часть рес пондентов предпочли не отвечать на вопрос, что также дает основание предполагать их возможное участие в экстремистских структурах.

Корреляционный анализ позволяет выявить группы молодежи, представители которых наиболее часто встречаются с членами экс тремистских организаций. В их числе: подростки 14-19 лет (14,43%), лица со средним образованием (14,32%), проживающие в регионе от до 10 лет (11,49%), работники силовых ведомств (17,39%), что вполне объяснимо характером их деятельности, учащиеся лицеев, ПУ (16,90%), школьники (14,74%).

Следовательно, наиболее информированы об экстремистских организациях главным образом подростки. Неслучайно доля участни ков в деятельности подобных организаций среди подростков 14-19 лет составила 1,48%, среди учащихся лицеев, ПУ - 2,82%. Разумеется, это незначительные отклонения от общего показателя (1,13%). Скорее всего, массовой базой экстремистских объединений являются в пер вую очередь представители самой младшей возрастной когорты, главным образом школьники и учащиеся учреждений начального профессионального образования.

Таким образом, несмотря на довольно небольшую долю участ ников экстремистских организаций, нельзя не учитывать значительный негативный эффект от их деятельности. И если даже только каждый сотый молодой человек является участником подобных организаций, это является серьезным поводом для беспокойства со стороны обще ства и власти.

Националистические проблемы в России приобрели серьезную остроту и актуальность. В чем же заключаются причины распростра нения националистической идеологии в конце XX века в стране, кото рая боролась с национализмом, а именно, с самым жестким его про явлением – фашизмом. В первую очередь стоит отметить, что Россия – многонациональная страна, в ней живут более ста шестидесяти на родов и народностей2, и национальные проблемы здесь существовали всегда. Но в 1990-е годы национальные и расовые конфликты на тер ритории России, а также противостояние отдельных народностей дос тигли рекордно высокой отметки. Причинами данного явления явля См.: Дерябин А. Весеннее пробуждение бритоголовых // Независимая газета. – 2008. – 1 апреля.

По данным Всероссийской переписи населения 2002 г.

ются усиление миграционных процессов, война в Чечне, терроризм, нестабильность в стране и низкий уровень жизни.

Пожалуй, наиболее массовым молодежным движением нацио налистического характера являются различные организации скинхе дов. Первые скинхеды появились в России в начале 90-х годов. Сна чала их увидели в Москве, с той поры ставшей считаться идеологиче ским и духовным центром движения. В это время в Москве насчиты валось всего несколько десятков поклонников скин-культуры и идеоло гии.

В 1993 – 1994 годах численность московских скинхедов достиг ла 150 – 200 человек. Их деятельность уже активно влияла на крими нальные сводки столицы. Подобные группировки начинают возникать в других крупных городах России, и, прежде всего в Санкт-Петербурге, Ростове и Волгограде1.

Начиная с середины 90-х годов, общее число бритоголовых превышает 1000 человек, их субкультура и идеология становятся за метным явлением в мире российского политэкстремизма правого тол ка. В движении наметился определенный рост и оживление. В Москве стал выходить журнал «Под ноль» - первый в России печатный орган движения.

С 1994 – 1998 годов среди бритоголовых произошел гигантский скачок в численности и организованности. Их общее число увеличива ется в несколько раз. В Москве и Петербурге появляются довольно крупные группировки. В Москве в 1998 году насчитывается около объединений. Активность скиндвижения приобретает катастрофиче ские размеры, чаще происходят столкновения с иностранцами.

Сколько на сегодняшний день в России националистических ор ганизаций, точно сказать невозможно. 99% таких объединений состоит из 3 – 5 человек, очень часто один и тот же человек состоит в несколь ких организациях одновременно. По данным МВД, только в Москве нацистские группировки располагают тремя тысячами активистов.

Кроме того, еще около 30 тысяч человек, проживающих в столице, так или иначе, связаны с экстремистскими организациями ультраправого толка. Что же касается молодежных группировок – «скинхедов», то в столице их более 10 тысяч2.

Для того чтобы понять сущность и идеи скин-движения в Рос сии, необходимо рассмотреть его состав, используя классификацию журналиста С. Беликова, изложенную в его статье «Бритоголовая культура».

Первая, самая многочисленная группа – «малолетки», это под ростки 12 – 14 лет, иногда даже начиная с 8-летнего возраста, кото рые выучили несколько расистских или нацистских лозунгов, уяснили Беликов С. Бритоголовая культура // Литературная Россия.- № 4.- 26.01.07. - С. 12.

Соколов М. Национализм и либерализм // Эксперт. - №1. - 12 января 2004. - С. 82.

некоторые основные нормы поведения. Эта категория активно ис пользует внешнюю символику – свастику.

Вторая категория – «молодые», подростки старшего возраста, 14 – 16 лет, активно участвующие во всевозможных митингах, демон страциях. Эта категория обладает более четко оформленной полити ческой ориентацией и умением связно изложить главные принципы националистического движения.

Третья категория – «старшие» - помимо участия в митингах и сборищах они обладают твердой, достаточно прочно сложившейся политической ориентацией, умеют не только связно изложить основ ные пункты программы своего движения, но и ведут агитационную ра боту. Эта категория обладает, как правило, прочными связями с раз личными право- и леворадикальными экстремистскими организация ми.

Среди огромного количества националистов самых разных ви дов, степеней организованности существует небольшая сплоченная группа, называемая «старые» скинхеды. Эта относительно маленькая часть националистического движения состоит из наиболее идеологи зированных и активных. Они хорошо знают обычаи, традиции, прин ципы националистов, являясь их основными хранителями и толкова телями для основной массы. Каждый из них имеет определенный стаж пребывания в данном движении, от трех – пяти до десяти лет, в тече ние которых они должны жить и действовать, соблюдая все принципы и заповеди националистического движения. Одна их осуществляемых ими основных задач – стимуляция и радикализация как отдельных групп, так и всего движения в целом.

Классические «старые» члены движения – это в основном по литики, занимающие активную жизненную позицию. Статус этот могут иметь и некоторые особо агрессивные музыканты, исполняющие пес ни в стиле рока или панк-рока1.

В России скинхеды ведут себя не так, как положено любому обычному неформальному молодежному движению. Особенно это за метно в самых крупных городах России – Москве и Санкт-Петербурге.

Они собираются в определенных местах, ходят на музыкальные кон церты, футбол, однако не всех участников движения удовлетворяет безобидное существование в виде неформального контркультурного движения. Нынешняя нестабильная ситуация, сложившаяся в России, редко политизировала большинство российских националистов. Из контркультурного движения, проникнутого духом агрессии, оно посте пенно превратилось в неорганизованное молодежное политическое движение неонацистского толка.

В отличие от других неформальных движений, существующих на настоящий момент, движение русских скинхедов является самым Беликов С. Бритоголовая культура // Литературная Россия.- № 4.- 26.01.01.- С. 13.

жестким, агрессивным и криминализированным. Они постоянно уст раивают стычки, конфликты, столкновения, причем большинство про тивоправных действий совершается на основе расистских идей и нео нацистской идеологии.

Стоит отметить, что движение бритоголовых имеет в России особую черту – оно не имеет лидера. Есть иерархия, есть группы – банды районного масштаба, но ни регионального, ни тем более обще национального лидера, координационного центра не существует. В этом есть свой плюс и свой минус: в этом их сила – то есть их много, и слабость – они не имеют политической власти. Даже в самых своих политизированных проявлениях скин-движения в России нельзя на звать политическим. Это фашиствующая группировка, стилистическое направление, банды футбольных фанатов, но не политическая сила.

Оно не ставит перед собой политических задач, не борется за власть, не имеет политической структуры. Но это не значит, что оно не пред ставляет опасности. Они разжигают шовинизм, национализм и расизм в молодежной среде, создают атмосферу страха и нетерпимости, и в этом их опасность.

Другим известным экстремистским движением в России являет ся Русское Национальное Единство (РНЕ), построенное по иерархи ческому принципу. Возглавляет его председатель, он же - Главный со ратник, Александр Баркашов. Костяк организации составляют «сорат ники», каждый из которых стоит во главе «десятка» «сподвижников» (в десятке может быть от 2 до 10 человек). Каждый «сподвижник» в свою очередь стоит во главе «десятка» «сочувствующих» (количество со чувствующих в «десятке» не лимитировано, но редко превышает три человека). Управление строго авторитарно: на каждом уровне руково дитель распоряжается единолично, имеющийся при нем Совет вы полняет только совещательные функции.

Евреи, цыгане, кавказцы, среднеазиатские тюрки в организацию не допускаются (хотя Баркашов неоднократно это отрицал). Предпоч тение отдается «русским» в понимании Баркашова — русским, укра инцам и белорусам. Недавно в РНЕ начали принимать женщин. В РНЕ большинство составляет молодежь. В РНЕ запрещены пьянство и ку рение, не говоря уже о наркотиках. Судя по интервью с членом РНЕ В.Немчиновым1, эти запреты не столь строго выполняются, но сам факт их наличия значим.

Довольно высок процент военнослужащих, сотрудников органов МВД и спецслужб, что вытекает и из принципиальной установки Бар кашова на проникновение в эти структуры. В списке отряда РНЕ, уча ствовавшего в защите Белого Дома, можно обнаружить не только от ставных офицеров армии, МВД и КГБ, но и действующих. Такова си туация не только в Москве;

например, руководитель краснодарской См.: Известия. - 2006. - 15 января.

краевой организации Виктор Зелинский прослужил в МВД 25 лет и до служился до командира батальона1.

На Юге России ряды РНЕ пополняются во многом за счет каза ков. Самую сильную организацию в Краснодарском крае, в городе Славянске-на-Кубани возглавляет Сергей Перов, воевавший как казак в Приднестровье.

Внутренняя служба безопасности РНЕ была создана бывшим агентом спецподразделений МВД Александром Денисовым, имевшим уже до этого контакты с Русским собором, Союзом офицеров и др., воевавшим в Приднестровье. По словам Денисова, его агенты вне дрялись в другие политические организации.

Внутри РНЕ существует Национальный клуб, в который прини мают зарекомендовавших себя хорошим знанием фашистской идео логии молодых активистов. Клуб считается «кузницей кадров» РНЕ.

Зафиксированы также отдельные примеры подготовки подростков к вступлению в РНЕ. Одна такая «юнкерская группа» есть в Краснояр ском крае.

Точных данных о численности РНЕ нет. Когда Баркашов и тем более те или иные журналисты называют какие-то цифры, трудно ска зать, насколько они добросовестны и учитывают ли они все три кате гории сторонников РНЕ («соратники», «сподвижники» и «сочувствую щие»).

Баркашов говорил, что всего по России насчитывается 20 тысяч «соратников», но эта цифра представляется подозрительно большой.

Например, в 1993 году речь шла как минимум о 500 «соратников» в Москве, а «Комсомольская правда» утверждала, что те 200 человек, которые вышли на Красную площадь после телевыступления прези дента, — это и было все московское РНЕ, так как в штабе не осталось даже дежурного. Цифра 200 косвенно подтверждается и наблюдения ми за отрядом РНЕ у Белого Дома, хотя сами боевики РНЕ говорили опять же о 500. Да и сам Баркашов в те времена говорил как минимум о 500 активных членов, но — по всей стране2. И хотя в настоящее время деятельность РНЕ значительно трансформировалась, в этой организации уже не состоит сам Баркашов, ее подразделения по прежнему являются одними из наиболее заметных в сфере российско го национального экстремизма.

Респонденты пяти черноземных областей ЦФО более всего ос ведомлены о деятельности скинхедов (7,47% участников опроса), да лее следует РНЕ (4,37%). Показатель осведомленности о других орга низациях не превышает 1% (таблица 2).

См.: Московский комсомолец. - 2007. - 13 августа.

См.: Официальный сайт Движения «Александр Баркашов». http://www.barkashov.com Таблица 2.

Распределение ответов молодежи на вопрос: «Если Вы знаете Количество о существовании экстремистских организаций, то что это за абс % организации?»

Скинхеды 224 7.47% РНЕ 131 4.37% Славянский союз 17 0.57% Росисты 7 0.23% 88 5 0.17% Лимоновцы 11 0.37% Фашисты 11 0.37% ЭМО 17 0.57% Готы 14 0.47% Панки 6 0.20% Армянская диаспора 4 0.13% Вандалы 1 0.03% НБП 22 0.73% Сектанты 2 0.07% Баптисты 2 0.07% Рэперы 2 0.07% Неофаминисты 1 0.03% Я скинхед и этим горжусь, т.к. освобождаю город 1 0.03% Наши 6 0.20% Нацисты 7 0.23% Братья! Я с вами 1 0.03% Секты 1 0.03% Фанаты 1 0.03% Не ответили 2600 86.67% Однако приведенные показатели характеризуют уровень осве домленности всех респондентов. Среди тех, кто знает об экстремист ских организациях, и довольно часто сталкивался с ними, скинхедов назвали 22%;

РНЕ – 18%. Следовательно, опыт контактов молодых людей с экстремистскими объединениями включает в себя, главным образом, взаимодействие именно с этими организациями.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.