авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |

«Министерство регионального развития Российской Федерации Правительство Белгородской области Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное ...»

-- [ Страница 4 ] --

Любопытен своего рода «социальный портрет» участников экс тремистских организаций, выявленных в ходе исследования. Среди называющих себя участниками экстремистских организаций относи тельное большинство составляют подростки 14-19 лет (47,06%). В них больше участвуют мужчины (52,94%), чем женщины (44,12%), а также, в основном, лица со средним образованием (44,12%). В таких органи зациях только 26,47% респондентов с высшим образованием, со средним специальным – 20,59%. Для принадлежности к экстремист ским организациям имеет значение «стаж» проживания в регионе. Со значительным отрывом от других категорий преобладающими участ никами экстремистских формирований являются жители, родившиеся в своем регионе (61,76%). По национальной принадлежности почти все участники - русские (82,35%), есть украинцы (5,88%), армяне (5,88%). По роду занятий в основном это школьники (44,12%), студен ты вузов (11,76%) и в меньшей степени представители других групп, выделяемых по роду занятий.

Вопреки довольно распространенному мнению о том, что члены экстремистских объединений рекрутируются в основном из низов об щества, наше исследование не выявило такой зависимости. Напротив, выяснилось, что больше всего участников экстремистских формиро ваний среди молодежи из семей со средним материальным достатком (41,18%), нежели из материально благополучных семей (14,71%) и бедных (29,41%) семей.

Более того, анализ зависимостей показал, что националистиче ские взгляды наиболее типичны не для самых бедных респондентов, но для более или менее обеспеченных. В частности, молодые люди, полностью удовлетворенные своим материальным положением, чаще считают свою национальность лучше (47,59%), чем те, кого не устраи вает материальный статус (40,27%) или те, кого материальное благо получие удовлетворяет в основном (40,54%). Правда, за ограничение приезда мигрантов чаще выступают респонденты, чье материальное положение по их оценке является неудовлетворительным (41,62%), чем те, кто оценивает его очень высоко (38,86%) и удовлетворитель но (39,88%). В то же время за категоричное недопущение мигрантов в регион чаще высказываются полностью удовлетворенные материаль ным состоянием своей семьи (10,70%), чем те, кого оно не устраивает (9,55%) и устраивает частично (9,42%).

Следовательно, включение молодых людей в экстремистскую деятельность жестко не коррелирует с бедностью. Скорее всего, бед ным приходится решать иные проблемы. Экстремизмом более «гре шат» те, кто живет сравнительно благополучно, но при этом ощущает остроту социальных проблем.

По данным polit.ru в настоящее время в России наиболее актив ны такие организации как «Скинлегион», «Русский филиал BH» (Blood Honor - запрещенная в Германии нацистская организация) и «Объеди ненные бригады-88» (ОБ-88). Численность их только в Москве состав ляет 200-250 человек. А с учетом множества мелких организаций ко личество националистов в Москве и Подмосковье составляет 5-5, тыс. человек. В Петербурге численность националистических органи заций оценивается экспертами «Московского бюро по правам челове ка» в 3 тыс. человек. Здесь наиболее известны организации «Русский кулак» и «Коловрат», насчитывающие по несколько сотен бойцов. В Нижнем Новгороде насчитывается не менее 2,5 тыс., а самой крупной является организация «Север» - более 300 человек. Организации рус ских националистов действуют в 85 российских городах, они появля ются как в областных, так и в районных центрах средней полосы Рос сии и Сибири1. Общая же численность молодежного национального движения в России с 2002 по 2004 год по оценке «Московского бюро по правам человека» возросла с 30 тыс. до 50 тыс. человек. Правоза щитники прогнозируют, что в ближайшие год-два ряды русских нацио налистов вырастут до 75-80 тыс. человек.

Не может не тревожить также тот факт, что большая часть мо лодых граждан склонна проявлять националистические позиции. Как показал опрос ВЦИОМ, большинство молодежи (55 %) поддерживают лозунг «Россия для русских». Среди них 17% заявили, что эту идею давно пора претворять в жизнь, а 38 % респондентов высказались, что сделать Россию страной для русских было бы неплохо, если осущест влять план «в разумных пределах». 28% заметили в этой идее налет фашизма и еще 17% не сказали ничего определенного2.

Следует отметить, что в ходе профилактики проявлений экстре мизма и ксенофобии необходимо большее внимание уделять именно детям и подросткам по двум причинам, проявление которых может по влечь за собой включение молодых людей в деятельность экстреми стских организаций:

- агрессивное поведение с чертами расовой, этнической и рели гиозной неприязни возникает на ранних стадиях индивидуального раз вития, и если остаётся без должного внимания то, может закрепиться или обостриться по мере взросления индивида. Следовательно, чем скорее начнётся работа с моделями агрессивного поведения, то тем больше шансов избежать агрессивного поведения во взрослой жизни;

- серьёзные формы насилия распространённые среди подрост ков причиняют вред большему количеству людей.

Относительное большинство молодых людей, опрошенных в черноземных областях ЦФО (40,03%) убеждено, что главный признак экстремистской организации – насилие в отношении представителей других национальностей и религиозных групп. Примечательно, что за труднились ответить на вопрос лишь 18,33% участников опроса. Сре ди других признаков экстремистских организаций наибольшее число сторонников получили следующие: призыв к вооруженной борьбе с властью (14,3% респондентов);

насильственное распространение сво их идей (14,6%);

провозглашение превосходства своей национально сти или религии (15,97%), осквернение ими памятников, храмов (12,0%) – таблица 3.

См.: Русские националистические организации: тенденции к росту (по данным Polit.ru). - Режим доступа: http://www.dazzle.ru/spec/rnotkr.shtml.

См.: В России растет число националистов // Дайджест – директор. - 2006. - № 10.

- С. 6.

Таблица 3.

Распределение ответов молодежи на вопрос: «Вы считаете, Количество организация, движение являются экстремистскими, если абс % они»:

Призывают к вооруженной борьбе с властью 429 14.30% Борются с мигрантами 275 9.17% Осуществляют насилие в отношении представителей других на- 1201 40.03% циональностей, религиозных групп Выступают за прекращение незаконной миграции 134 4.47% Насильственно распространяют свои идеи 438 14.60% Оскверняют памятники, храмы 360 12.00% Провозглашают превосходство своей национальности, религии 479 15.97% Признаны таковыми судом 87 2.90% Признаны таковыми властью 81 2.70% Затрудняюсь ответить 550 18.33% Все 2 0.07% Не ответили 116 3.87% Всего 3000 100.00% Отметим в данной связи, что в научной литературе и среди спе циалистов-практиков до настоящего времени нет единства по вопросу определения экстремизма1. Петербургские исследователи подчерки вают в данной связи, что определение такого явления, как экстре мизм, представляет не простую задачу. Они связывают это с много значностью понятий, с несовпадением подходов ученых и практиков2.

Точно такая же неопределенность и широта в определении экс тремизма свойственна и нормативным актам.

Еще ранее, в Указе Президента России от 23 марта 1995 г. № 310 «О мерах по обеспечению согласованных действий органов госу дарственной власти в борьбе с проявлениями фашизма и иных форм политического экстремизма в Российской Федерации»3 было отмече но, что в России участились случаи разжигания социальной, расовой, национальной и религиозной розни, распространения идей фашизма.

Федеральный закон от 25 июля 2002 года №114-ФЗ «О противодейст вии экстремистской деятельности» с изменениями и дополнениями, внесенными в него в 2006-2007 гг. включает достаточно обширный пе речень деяний, трактуемых как экстремистская деятельность.

С точки зрения данного закона, «экстремистская деятельность (экстремизм):

- насильственное изменение основ конституционного строя и на рушение целостности Российской Федерации;

См.: Миняев С.С. Экстремизм – проблема определения понятия // Молодежная Галактика: Ежегодный Альманах. – 2008. - № 4. – С. 43 – 48.

См.: Экстремизм в среде петербургской молодежи: анализ и вопросы профилак тики / Под ред. А.А.Козлова. – СПб., 2003. – С. 7 - 28.

Собрание законодательства Российской Федерации.- 1995. - № 13. - С. 1127.

- публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельность;

- возбуждение социальной, расовой, национальной или религи озной розни;

- пропаганда исключительности, превосходства либо неполно ценности человека по признаку его социальной, расовой, националь ной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к ре лигии;

- нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гра жданина в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;

- воспрепятствование осуществлению гражданами их избира тельных прав и права на участие в референдуме или нарушение тай ны голосования, соединенные с насилием либо угрозой его примене ния;

- воспрепятствование законной деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, избирательных комиссий, общественных и религиозных объединений или иных организаций, со единенное с насилием либо угрозой его применения;

- пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибу тики или символики либо атрибутики или символики, сходных с наци стской атрибутикой или символикой до степени смешения;

- публичные призывы к осуществлению указанных деяний либо массовое распространение заведомо экстремистских материалов, а равно их изготовление или хранение в целях массового распростра нения;

- публичное заведомо ложное обвинение лица, замещающего го сударственную должность Российской Федерации или государствен ную должность субъекта Российской Федерации, в совершении им в период исполнения своих должностных обязанностей деяний, указан ных в настоящей статье и являющихся преступлением;

- организация и подготовка указанных деяний, а также подстре кательство к их осуществлению;

- финансирование указанных деяний либо иное содействие в их организации, подготовке и осуществлении, в том числе путем предос тавления учебной, полиграфической и материально-технической ба зы, телефонной и иных видов связи или оказания информационных услуг»1.

Как мы видим, понятие экстремизма раскрывается через указа ние всевозможных субъектов осуществления экстремистской дея тельности (общественные и религиозные объединения, либо иные ор О противодействии экстремистской деятельности: Федеральный закон от 25 июля 2002г. № 114-ФЗ // Российская газета. - 2002. – 30 июля.

ганизации и т. д.), ее форм (подготовка, планирование и т. д.), а также конкретного перечня деяний.

В принципе, данное определение дает достаточно полное пред ставление о содержании экстремистской деятельности, что является необходимым условием осуществления эффективного противодейст вия ей. Но есть и иные мнения. Так, В.В. Красинский считает, что в данном законе отсутствует научно-разработанное определение поня тия «экстремистская деятельность», существующее определение экс тремизма представляет собой простое перечисление составов пре ступлений1. Действительно, основное содержание рассматриваемого понятия – составы конкретных преступлений. Однако, эти деяния об ладают высокой степенью общественной опасности, вследствие чего они признаются преступлениями и борьба с ними осуществляется именно уголовно-правовым средствами.

В ходе проведенного исследования опрошенные эксперты раз делились во мнениях. Только 29,03% из них считают возможным сего дня дать строгое определение данному явлению. Но и среди них раз брос мнений оказался чрезвычайно широким. 16,67%, как и основная часть молодежи, увязывают экстремизм с насилием по отношении к другим национальным группам;

по 11,11% экспертов поддержали мнения, что экстремизм - это проявление национальной нетерпимо сти;

выражение неприязни к другим национальностям и противозакон ные действия.

Но, вне зависимости от ведущихся дискуссий, молодежь, факти чески, определилась со своим мнением. Главный критерий экстре мизма для нее – насилие в отношение других национальных и религи озных групп.

Таким образом, образом, оценка степени вовлеченности моло дых людей в ЦФО в деятельность экстремистских организаций позво ляет утверждать:

- в России существуют экстремистские организации, деятель ность которых характеризуется националистическими мотивами и на сильственными методами. Высокую степень общественной опасности имеют акции так называемых скинхэдов, которые характеризуются максимальной агрессией и насилием и иногда сочетаются с убийства ми и причинением вреда здоровью лицам других национальностей.

Активно действуют организации национал-экстремистского толка – Русское Национальное Единство, Народная Национальная Партия, Национал-Большевистская Партия и другие;

- уровень информированности молодежи об экстремистских ор ганизациях остается сравнительно низким. При этом более всего мо лодые люди информированы о скинхедах и РНЕ. Однако факт низкой Красинский В.В. Об основных проблемах применения Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» // Закон и право. - 2006. - № 8. - С. 13.

информированности, как это ни парадоксально, не может рассматри ваться однозначно положительно, ибо информированность жестко не связана ни с положительной, ни с отрицательной оценкой. Незнание в некоторых случаях может служить основанием для недостаточного «иммунитета» по отношению к экстремизму. Поэтому важен не столь ко факт информированности или неинформированности, но наличие негативной установки в отношении экстремистских проявлений.

- в то же время достаточно низкий уровень информированности о деятельности экстремистских организаций в определенной степени свидетельствует о невысокой активности, по крайней мере, непублич ности (возможно, за исключением Воронежской области) самих экс тремистских организаций.

- лишь крайне незначительное число молодых людей включено в деятельность молодежных организаций экстремистского характера (доля их не превышает 2%). Однако это не тот случай, когда неболь шое количество респондентов, заявивших об участии в экстремист ских структурах, может успокаивать. С учетом фактора возможной не достаточной искренности и наличия сравнительно большого количе ства респондентов, не ответивших определенно на вопрос, таких лю дей может быть значительно больше. К тому же даже один процент экстремистов создает множество опасностей и угроз.

- экстремизм в молодежном сознании чаще всего ассоциируется с насилием в отношении этнических и религиозных групп, что в целом соответствует обыденной трактовке данного явления.

- для минимизации проявлений негативного характера необхо димо включение в антиэкстремистскую деятельность общеобразова тельных учреждений, в которых должна быть сформирована такая ат мосфера, в которой: учителя и ученики признают акты жестокости, на силия и агрессии, относясь к ним со всей серьёзностью, а не считая их чем-то незначительным;

случаи насилия и агрессии систематически отслеживаются;

демонстрация жестокости единодушно отвергается учениками как недопустимая.

К ВОПРОСУ ОБ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ЭКСТРЕМИЗМ Н.И. Архипцев, И.Н. Архипцев Официальные статистические данные свидетельствуют, что преступность в Российской Федерации в 2007 году сократилась на 7,1%, а в Белгородской области на 12,1%. Однако, одной из важней ших задач, требующей своего срочного решения государством, явля ется правовое реагирование на имеющиеся факты проявления экс тремизма как в России в целом, так и в отдельных ее регионах1.

По данным МВД России в 2007 году на территории Российской Федерации действовало 302 молодежных объединения экстремист ской направленности, в которых состоят 11 тысяч молодых людей. Из них – 150 – склонны к агрессивным действиям (такие, как РНЕ, НБП, ДПНИ, АКМ)2.

Следует иметь в виду, что в настоящее время Уголовный кодекс Российской Федерации 1996 года предусматривает четыре детализи рованных состава преступления, которые устанавливают уголовную ответственность за экстремизм, размещенных в главе 29 «Преступле ния против основ конституционного строя и безопасности государст ва». Это:

1) публичные призывы к осуществлению экстремистской дея тельности (ст. 280 УК);

2) организация деятельности экстремистской организации (ст.

282.2 УК);

3) возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение чело веческого достоинства (ст. 282 УК);

4) организация экстремистского сообщества (ст. 282.1 УК).

Изучение судебной практики Белгородской области за 2005- годы по применению указанных норм, позволяет нам утверждать, что наиболее распространенным в регионе является преступление, пре дусмотренное ст. 282.1 УК РФ «Организация экстремистского сообще ства». Это, на наш взгляд, обусловило необходимость подробного анализа данного состава преступления.

Известно, что начало ХХI столетия в России ознаменовалось всплеском националистических проявлений, пропагандой неофашист ской идеологии и других форм экстремизма. Практическими шагами экстремистски настроенных лиц стали преступления против предста вителей других национальностей, пропаганда исключительности той или иной нации, в том числе и русской. В частности, появились призы вы к изгнанию из России лиц еврейской национальности, а в средст вах массовой информации печатались тенденциозные статьи экстре мистской направленности.

Федеральным законом от 25 июля 2002 г. № 112-ФЗ в Уголовный кодекс РФ внесено две статьи, которые установили ответственность за организацию экстремистского сообщества (ст. 282.1 УК РФ) и орга низацию деятельности экстремистской организации (ст. 282.2 УК РФ).

Мы же дадим юридический анализ лишь одной из названных норм, наиболее сложной и весьма не безупречной с точки зрения приемов законодательной техники.

Титов В. Прокурорская цифра // Российская газета. - 2008. - 18 марта.

Фалалеев М. Экстремистов посчитали // Российская газета. - 2008. - 26 августа.

Следует иметь в виду, что объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282.1 УК РФ характеризуется четырьмя ви дами действий. Прежде всего, она представлена в форме создания экстремистского сообщества, т. е. организованной группы лиц для подготовки или совершения преступлений экстремистской направлен ности. Кроме того, основной состав преступления предусматривает также ответственность за руководство таким экстремистским сообще ством, руководство его частью или входящими в такое сообщество структурными подразделениями, а также создание объединения орга низаторов, руководителей или иных представителей частей или струк турных подразделений такого сообщества в целях разработки планов и (или) условий для совершения преступлений экстремистской на правленности.

Создание (организация) экстремистского сообщества состоит в действиях, которые привели к образованию (существованию) самой опасной разновидности формы соучастия. По нашему мнению, поня тие «преступное сообщество» употребляется в ст. 282.1 УК РФ как идентичное понятию «организованная группа», так как отсутствует признак сплоченности и его характерные черты. В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» от 27 декабря 2002 г.

дано следующее определение «… организованная группа характери зуется, в частности, устойчивостью, наличием в ее составе организа тора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной пре ступной деятельности, распределением функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла»1. Применительно к рассматриваемому преступ лению такая группа создается для совершения преступлений, отне сенных к числу экстремистских. Члены группы должны знать, для чего они объединяются. Причем объединять участников группы должна общая идея неприятия других лиц, против интересов которых будут совершаться в последующем преступления.

Действия, не приведшие к созданию такой группы, должны оце ниваться как приготовление к совершению рассматриваемого престу пления или как покушение на его совершение.

Представляется, что покушение на преступление будет иметь место в случае формирования группы, вербовки в нее лиц, которые будут являться исполнителями будущих преступлений, выполнения других организационных действий: проведение совещаний, собраний с целью выработки плана действий на определенный период;

опреде ление и распределение обязанностей внутри группы;

действия по по иску финансовых средств и т.д.

См.: Российская газета. - 2003. - 18 января.

Преступление будет считаться оконченным, если группа лиц бу дет организационно оформлена и готова к совершению преступлений экстремистской направленности.

Другим альтернативным действием анализируемого посягатель ства является руководство таким экстремистским сообществом.

Под руководством экстремистским сообществом следует пони мать активную роль при совершении преступления (например, лицо распоряжается на месте совершения преступления, дает задания, ориентирует на совершение каких либо конкретных действий, распре деляет обязанности и т. п.). Более того, руководство указанным объе динением может означать также ситуацию, когда разрабатывается сама стратегия будущей преступной деятельности (как правило, когда имеет место своеобразное «идейное» обоснование организованной преступной деятельности).

Третьим альтернативным действием рассматриваемого преступ ления является руководство частью или входящим в экстремистское сообщество структурным подразделением.

Часть преступного сообщества может иметь территориальную или функциональную автономию, а структурное подразделение пред ставляет собой организационную единицу (отряд, бригаду и т. п.) в системе сообщества, подчиняющуюся единым планам и единой дис циплине. Руководство частью или структурным подразделением экс тремистского сообщества означает осуществление руководящих функций в рамках полномочий предоставленных руководителю регио нальной или функциональной организационной единицы руково дством (руководителем) экстремистского сообщества. Оконченным преступлением такие действия являются с момента реального осуще ствления ограниченных руководящих полномочий, предоставленных виновному руководителем (либо коллегиальным руководящим орга ном) экстремистского сообщества.

Четвертым альтернативным действием данного преступления выступает создание объединения организаторов, руководителей или иных представителей частей или структурных подразделений такого сообщества в целях разработки планов и (или) условий для соверше ния преступлений экстремистской направленности.

Данная форма проявления объективной стороны выступает в виде создания координационного центра представителей структурных подразделений единого экстремистского сообщества, которые подчи няются единому руководству и действуют в рамках единого плана экс тремистской деятельности.

Все предусмотренные диспозицией ч. 1 ст. 282.1 УК РФ дейст вия, по сути, представляют собой особую форму приготовления к со вершению преступлений экстремистской направленности и не охваты вают фактического совершения таких преступлений. Если экстремист ским сообществом либо его частью или структурным подразделением реально совершается одно или несколько преступлений экстремист ской направленности, то каждое из них должно квалифицироваться самостоятельно по совокупности со ст. 282.1 УК РФ.

Субъективная сторона рассматриваемого преступления выра жается в прямом умысле на его совершение. Виновный осознает об щественную опасность своих действий и желает их совершить.

Субъектом преступления – специальный: а) создатель экстре мистского сообщества;

б) создатель объединения организаторов, ру ководителей или иных представителей частей или структурных под разделений такого сообщества;

в) руководитель экстремистского со общества;

г) руководитель части или структурного подразделения та кого сообщества.

Частью 2 ст. 282.1 УК РФ установлена ответственность за уча стие в экстремистском сообществе.

Участие в экстремистском сообществе предполагает принадлеж ность к нему в виде рядового участника сообщества или его структур ного подразделения. Такое участие может состоять в действиях по подготовке и совершению преступлений, указанных в ч. 1 ст. 282.1 УК РФ. Участие в экстремистском сообществе предполагает выполнение различного рода действий, направленных на поддержание жизнеспо собности сообщества, например, обеспечение транспортными средст вами, финансирование, снабжение оружием. Оконченным это престу пление является с момента вступления виновного в преступную орга низацию экстремистского характера. Фактическое совершение престу плений экстремистской направленности либо участие в таких преступ лениях требует дополнительной квалификации.

Часть 3 ст. 282.1 УК РФ указывает на квалифицированный вид преступлений, предусмотренных ч.ч. 1 и 2 ст. 282.1 УК. Ими являются совершение преступления с использованием виновным своего слу жебного положения.

Полагаем, что усиление уголовной ответственности за соверше ние преступления лицом, наделенным служебными полномочиями, с одной стороны, направлено на предотвращение участия в создании сообщества или участия в нем лиц, наделенных властью, имеющих право воздействовать на других подчиненных им лиц. С другой сторо ны, участие в совершении преступлений лиц, использующих служеб ные полномочия, облегчает их совершение.

Примечание к ст. 282.1 УК РФ содержит положение об освобож дении от уголовной ответственности лица, добровольно прекратив шего участие в деятельности общественного или религиозного объединения либо иной организации, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или за прете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности, если в его действиях не содержится иного состава преступления. Такое освобождение носит обязательный характер для правоприменителя и распространяется на лиц, предусмотренных ч. ст. 282.1 УК РФ, т. е. на рядовых участников экстремистского сообще ства. Прекращение таким лицом преступной деятельности означает, что оно: вышло из состава экстремистской организации;

не выполняет распоряжений ее руководителей;

не совершает иных действий, под держивающих существование организации;

не готовит совершения преступлений, для которых создавалась организация.

Кроме того, в ч. 2 примечания к ст. 282.1 УК РФ дается законода тельное определение понятия преступлений экстремистской дея тельности, под которыми понимаются преступления, совершенные по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, предусмот ренные соответствующими статьями Особенной части Уголовного ко декса и пунктом «е» части первой статьи 63 УК.

ОСНОВЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ЭКСТРЕМИЗМУ И КСЕНОФОБИИ В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ Е.А. Старосветский Обострение противоречий в обществе, кризисное состоя ние общественных отношений вызвало резкую активизацию политиче ского противоборства.

В практике разрешения политических конфликтов все больший удельный вес занимает применение крайних мер. Можно сказать, что в политическую жизнь все активней проникает политический экстре мизм, для которого характерно систематическое, всестороннее и организованное использование насилия, противоречащего мораль ным и правовым установкам общества, для достижения политических целей.

В последние десятилетия все более широкий размах приобре тают экстремистские проявления на религиозной почве, которые про исходят в политической сфере социума, но не могут быть охвачены понятием «политический экстремизм». Религиозный экстремизм — это религиозно мотивированная или религиозно камуфлированная дея тельность, направленная на насильственное изменение религиозной ситуации или насильственный захват религиозной власти, на возбуж дение в этих целях религиозной вражды и ненависти. Экстремизм на религиозной основе - это приверженность в религии к крайним взгля дам и действиям.

Среди причин, способствующих усилению религиозно политического экстремизма в России выделяются нарушения прав ре лигиозных и этнических меньшинств, допускаемые должностными ли цами, а также деятельность зарубежных религиозных и политических центров, нацеленная на разжигание в нашей стране политических, эт нонациональных и межконфессиональных противоречий. Наконец, созданию благоприятных условий для активизации деятельности раз личного рода экстремистских групп в стране в значительной мере спо собствовал сознательный отказ государства от функции регулирова ния общественных отношений, что обернулось фактической переда чей этих полномочий нелегитимным политическим акторам, в том чис ле откровенно криминальным, а также различным организациям и движениям радикального толка.

С религиозно-политическим экстремизмом должны бороться и общество, и государство. Методы этой борьбы у них, разумеется, раз личные. Если государство должно устранить социально экономические и политические условия, способствующие возникнове нию экстремизма и решительно пресекать противозаконную деятель ность экстремистов, то общество (в лице общественных объединений, средств массовой информации и рядовых граждан) должно противо действовать религиозно-политическому экстремизму, противопостав ляя экстремистским идеям и призывам гуманистические идеи полити ческой и этнорелигиозной толерантности, гражданского мира и меж национального согласия.

Для преодоления религиозно-политического экстремизма могут применяться самые различные формы борьбы: и политические, и со циологические, и психологические, и силовые, и информационные и другие. Разумеется, в современных условиях на первый план выходят силовые и политические формы. Важную роль призвана играть право применительная практика. В соответствии с нормами права ответст венности подлежат не только организаторы и исполнители преступных акций религиозно-политического экстремизма, но и их идейные вдох новители.

Особая значимость силовых, политических и правопримени тельных методов борьбы с религиозно-политическим экстремизмом вовсе не означает, что идеологическая борьба отходит на задний план. В ней самое активное участие призваны принять общественные объединения, писатели, журналисты, свое веское слово могут сказать религиозные деятели. Общественные объединения и религиозные ор ганизации могут сделать очень многое для профилактики религиозно политического экстремизма, формируя у членов общества терпимость и уважительное отношение к людям иной культуры, к их взглядам, традициям, верованиям, а также принимая участие в сглаживании по литических и этнонациональных противоречий.

Способность конфессиональных организаций и духовных на ставников внести ощутимый вклад в дело преодоления религиозно политического экстремизма и терроризма осознается и религиозными лидерами России. Иногда делаются заявления о том, что никакие дру гие социальные субъекты не могут сделать так много для предотвра щения экстремизма, как это могут сделать руководители религиозных организаций.

Когда речь идет о разоблачении попыток использовать религи озные чувства людей для их вовлечения в экстремистские группиров ки, для совершения преступных действий, такая постановка вопроса вполне оправдана. Яркое и убедительное слово религиозных лидеров здесь может оказаться вне конкуренции. И многие духовные пастыри смело выступают против религиозно-политического экстремизма, убе дительно обличая его антиобщественный характер, стремясь уберечь верующих от участия в движениях, преследующих преступные цели.

Важное значение для преодоления религиозно-политического экстремизма имеет мониторинг его проявлений, а также противодей ствие использованию средств массовой информации и храмовой ау дитории для пропаганды его идей. К сожалению, публичные выступ ления экстремистского толка, в которых содержатся подчас несколько завуалированные, а в ряде случаев ничем не прикрытые, призывы к ниспровержению конституционного строя в целях создания клери кального государства, к возбуждению вражды и ненависти на почве религии, встречаются нередко, однако должного реагирования право охранительных органов и средств массовой информации не происхо дит.

Эффективность борьбы против религиозно-политического экс тремизма в нашей стране во многом зависит от того, насколько после довательно и строго выполняются требования закона:

- запрещающего пропаганду и агитацию, возбуждающие нацио нальную и религиозную ненависть и вражду;

- запрещающего создание и деятельность общественных объе динений, цели и действия которых направлены на разжигание соци альной, расовой, национальной и религиозной розни;

- запрещающего создание и деятельность общественных объедине ний, цели и деятельность которых направлены на насильственное из менение основ конституционного строя и нарушение целостности Рос сийской Федерации, подрыв безопасности государства, создание воо руженных формирований;

- считающего недопустимым установление какой-либо религии в качестве государственной;

- устанавливающего равенство религиозных объединений перед законом.

Осуществление на деле конституционных норм об отделении религиозных объединений от государства и их равенстве перед зако ном дает возможность религиозным меньшинства чувствовать себя защищенными от произвола чиновников, придает им уверенность на цивилизованное отношение к себе и со стороны других конфессио нальных общностей в будущем. Отступления от названных норм, до пускаемые государственными органами и должностными лицами в ин тересах доминирующей конфессии, стимулирует ее представителей на выступления за изъятие из Основного закона этих норм, сеют не довольство у этнорелигиозных меньшинств, побуждая их подниматься на борьбу за равноправие, что может способствовать расширению ба зы потенциальных сторонников религиозно-политического экстремиз ма.

Распространение молодежного экстремизма в России стало од ной из острейших проблем. Увеличивается количество преступлений, поднимается уровень насилия, его проявления становятся более жес токими и профессиональными. Особое место в этом ряду занимает экстремистское поведение молодежи, связанное с совершением дей ствий насильственного характера по политическим мотивам.

Нельзя здесь не упомянуть и о ксенофобии, которую некоторые относят к проявлениям экстремизма. Слово ксенофобия восходит к греческим -, причем второе из них, в общем, понятно (страх и есть страх), а первое нуждается в некотором уточнении. Ко рень - весьма древний и обозначает пришельца, чужого, иного. По славянски – «странного», то есть не члена полиса, личность, не при надлежащую коллективу и оттого могущую быть принятой как гость.

Здесь возникает вопрос: почему страхов стало больше, хотя со циально-экономические показатели страны все лучше и лучше? Воз можно, это связано в немалой мере с тем, что ксенофобия сама ста новится системным фактором. Раньше социальные проблемы полити зировались, то есть вину за них возлагали на власти или на стоящих за ними олигархов, теперь же проблемы все чаще этнизируются и от ветственность переносится на «чужие» этнические общности.

В течение 90-х годов постоянно проходили дискуссии по поводу национальной идеи, делались попытки эту идею сформулировать, создать. Это не случайно, так как государство (да и многие граждане, число которых год от года растет) чувствовало, что в отсутствие уни версальных интеграторов идет процесс разрушения крупных сооб ществ, который лишь в малой степени может компенсироваться на микроуровне (семейные ценности). Можно сказать, что на националь ную идею существовал заказ не только «сверху», но и «снизу». Выра ботать национальную идею не удалось по объективным причинам: ее нельзя придумать, спустить сверху. Тем не менее, в стране (и в Моск ве) шли, все более распространяясь, процессы, которые имеют пря мое отношение к национальной идее – это рост ксенофобии, который, понятно, не рассматривался таким образом, но и не встречал и не встречает никакого отпора со стороны государства1.

Борусяк Л.Ф. Патриотизм как ксенофобия (результаты опроса молодых москви чей) // Вестник общественного мнения: Данные. Анализ. Дискуссии. - 2004. - № 6 (74). С. 63.

Если говорить о настроениях этнического большинства, то трав мирующее воздействие на него оказывают и этнодемографические процессы. Продолжающийся уже более четырех десятилетий, но ставший заметным в последние годы процесс уменьшения доли рус ских на фоне быстрых темпов роста этнических общностей, которые часто объединяют под общим названием «исламские народы» (или, точнее, «народы, исторически связанные с исламской традицией»), воспринимается болезненно. Когда этническое большинство ощущает угрозу утраты своего статуса или реально теряет его на некоторых территориях, это, как правило, усиливает позиции этнического нацио нализма. Наибольший рост русского национализма наблюдается в южных регионах России, где процессы изменения соотношения между большинством и меньшинством особенно заметны.

Необходимо различать два довольно разных явления. Это ин стинктивная ксенофобия и ксенофобия-идея - неосознанный социаль ный рефлекс и идеология этнической вражды. Инстинктивная ксено фобия (антиварварский снобизм) в той или иной степени характерна для большинства социумов, в особенности же империй. Греки прези рали скифов, персы - арамеев, а византийцы - всех варваров. Отме тим этот признак - регулярность, обыденность высокомерного отно шения к чужим народам.

Ненависть, аккумулированная в общественном сознании, закре пляется в психике конкретного индивида. В основе ксенофобии часто лежит бессознательная потребность повысить собственное самоува жение путем негативной идентификации, когда содержание «Мы» оп ределяется не через какие-то положительные ценности, а через отри цание «чужого». Негативная идентичность конституируется образом врага, когда весь мир разделяется на «наших» и «не-наших», а собст венные неудачи воспринимаются как результат происков внешних и внутренних врагов. Конкретные объекты ксенофобии у разных групп и индивидов могут варьироваться. Выбор символа ненависти обуслов лен, с одной стороны, собственной принадлежностью субъекта и его воспитанием в детстве и юности, когда усваиваются главные соци альные установки и стереотипы, а с другой – ситуативными фактора ми, включая пропаганду. Однако разные виды ксенофобии, как прави ло, пересекаются, сливаясь в единое целое. Ксенофобу подчас все равно, кого убивать – «черных», евреев, китайцев, перуанцев или представителей иной молодежной культуры, достаточно того, что пе ред ним - чужой.

Идейная форма ксенофобии как раз связана с выходом индиви дуальных эмоций на уровень идеи. В отличие от инстинктивной ксе нофобии, она не социальный рефлекс, а именно политическая идея, возникающая во времена испытаний и страданий, в пору потрясения государственных основ и самой народной жизни.

Ксенофобия возникает как неосознанный комплекс, обусловлен ный архаическими моделями, регулирующими жизнь социума. И, по всей видимости, единственный цивилизованный ответ на вопрос, что делать с ксенофобией - комплексы надо обсуждать, культурно «обыг рывать», рефлексировать, высмеивать и осознавать. Ксенофобия – опасное социально-психологическое явление, подрывающее общест венный порядок и наносящее серьезный ущерб как своим жертвам, так и носителям. Превращение враждебного и опасного «Чужого» в «Другого», который может быть не только соперником и конкурентом, но и Собеседником и Партнером, – одно из условий выживания чело вечества. Борьба с ксенофобией должна быть комплексной. Хотя рос сийское законодательство запрещает пропаганду расовой и нацио нальной ненависти, до суда такие дела доводятся редко, а наказания часто бывают символическими. Нельзя предоставлять ксенофобии публичную трибуну в СМИ. Преодоление ксенофобии требует после довательного воспитания и самовоспитания в духе толерантности, на чиная с раннего детства.

Молодежный экстремизм как массовое явление, выражающееся в пренебрежении к действующим в обществе правилам и нормам по ведения или в отрицании их, можно рассматривать с различных пози ций. Ученые вправе исследовать философско-психологическую приро ду экстремизма, чтобы охарактеризовать этот феномен во всех его частных и общих проявлениях, классифицировать и типизировать случаи экстремистского поведения. Не менее важным является и уста новление связи между социально-экономическим состоянием общест ва и ростом экстремизма в молодежной среде.

Молодежи свойственна психология максимализма и подражания, что в условиях острого социального кризиса является почвой для аг рессивности и молодежного экстремизма. Развитие молодежного экс тремизма представляет особую опасность, потому что это связано с недостаточной социальной адаптацией и развитием «анормальных»

установок в групповом сознании молодого поколения, что влияет на ценности, предпочтительные образцы поведения, оценки социального взаимодействия - то есть в широком смысле связано с социальной и политической культурой российского общества в ее проективном соз нании.

Однако попытаемся взглянуть на данную проблему с иной сторо ны. По некоторым данным можно предположить, что взрыв молодеж ного экстремизма обусловлен происходящей ныне коренной ломкой стереотипов поведения, складывавшихся веками и освященных куль турой. У молодежи, воспитанной в традиционной культуре, основной конфликт разворачивается на ментальном уровне, между осознавае мой ею реальностью и культурными стереотипами восприятия и ос мысления мира. Поведение здесь вторично. При необходимом и дос таточном развитии чувства целого люди этого типа легче соотносят свое поведение с осмысленной целостной картиной мира.

Специфика проблемы заключена в том, что экстремизм в России «молодеет», наиболее часто совершают преступления молодые люди в возрасте 15-25 лет. Молодежь чаще совершает преступления агрес сивного характера.

Поскольку активизация молодежный экстремизма в настоящее время представляет серьезную опасность для российского общества, она должна быть глубоко и всесторонне изучена, в том числе средствами социологического познания, как явление, требующее общественного, социально-правового, административно-управленческого и социокуль турного противодействия.

Молодежный экстремизм как приверженность крайним взглядам и действиям в современных российских условиях стал повседневной реальностью нашего существования, превратился в тормоз демократи ческого развития общества и угрозу безопасности страны. В этой си туации проблема борьбы с молодежным экстремизмом становится общегосударственной сложной и многоаспектной задачей. Нельзя иг норировать комплексный характер этой проблемы.

Современная ситуация в России сложна, многообразна, дина мична, пронизана противоборствующими тенденциями, полна проти воречий. В нашей стране создано немало иллюзорных мифов о моло дежи, как идеализирующих, так и негативно оценивающих жизнь и по ведение подрастающего поколения. Но для прогнозирования настоя щих и будущих процессов необходимо знание реальной картины, изу чение интересов и жизненных планов, ценностных ориентации и пове дения молодого поколения с учетом конкретных условий, в которых она формируется.

На молодежный экстремизм можно воздействовать. Можно вы явить кризисные группы, носителей экстремистского потенциала, вы членить их характеристики. И даже привязать их к конкретным типам личности (что важно для конкретной работы). Можно, прямо или кос венно воздействуя на среду обитания людей, снижать уровень экстре мизма. Можно также на основе расчетов прогнозировать не только вспышки, но и специфику их проявлений.

Из социологических и политических исследований, из судебной и педагогической практики видно, что антиобщественные и аморальные поступки, в том числе преступления, совершают молодые люди, кото рые живут как в трудных, так и вполне благоприятных условиях. Пре ступления одного типа (корыстные, насильственные, половые и пр.) почти с одинаковой интенсивностью совершаются и в «обществе изо билия», и в малоразвитой стране.

Следовательно, при всей значимости важными, может быть да же решающими, для формирования нормативной установки являются системы ценностных ориентации и другие социально-психологические факторы. Именно они непосредственно создают, как представляется, тот интеллектуальный и морально-психологический стержень лично сти, на который затем будет основано либо правомерное, либо пре ступное или аморальное поведение.

В целом, проблематика профилактики и контроля экстремизма может быть представлена в двух измерениях. Первое - воздействие на личность, второе - воздействие на среду формирования и воспита ния личности. В первом случае речь идет о значительном наборе во просов, связанных с проблематикой и формирования и развития лич ности, начиная с раннего возраста. Психологам и педагогам хорошо известны, следствия неблагоприятного воздействия на детей и значе ние такого воздействия на формирование агрессивной личности. Гово ря о второй составляющей - о воздействии на среду формирования и обитания людей, и особенно молодежи, следует отметить пока пол ную неспособность государства и общества активно конструировать позитивные среды развития и обеспечивать их должное сопровожде ние. Не менее важной является работа по подготовке кадров, участ вующих в работе по борьбе с экстремизмом и в профилактической деятельности.

Хотя работа в данном направлении ведется все активнее. Так, 25 октября 2006г. в Совете Федерации прошли парламентские слуша ния, на которых были рассмотрены состояние и перспективы законо дательного обеспечения противодействия экстремизму в молодежной среде. Участники обсуждения констатировали наличие социально экономических условий распространения в молодежной среде этниче ской и религиозной нетерпимости, ксенофобии, национализма и край ней формы их проявления – экстремизма. Они обратили внимание ор ганов власти и управления на необходимость совершенствования за конодательства, принятия действенных мер по профилактике и пресе чению преступности, наркомании, алкоголизма и люмпенизации моло дого поколения россиян. Помимо здравых предложений по решению данной проблемы, были высказаны и довольно спорные. В частности, А. Чекалин (1-й заместитель Министра внутренних дел РФ) обратил внимание участников парламентских слушаний на объективность осуществляемой из-за рубежа финансовой подпитки российских экс тремистских организаций. Остановившись на вопросах профилактики правонарушений в этой сфере, он выступил с предложениями, кото рые с точки зрения правоохранительных органов требуют незамедли тельного законодательного решения.

По его словам, в России необходимо открыть крупное исламское образовательное учреждение, чтобы исключить возможность направ ления молодежи на учебу за границу. Он высказался также за повы шение пределов уголовной ответственности за экстремистские дейст вия и любую связанную с этим деятельность1.

На фоне обилия причин усиления молодежного экстремизма, обучение молодежи за границей причислять к первостепенным – на наш взгляд, ошибка.

В заключение следовало бы особенно подчеркнуть важность тесного взаимодействия всех государственных и общественных струк тур, политических партий, средств массовой информации в работе, направленной на профилактику преступлений против государства и устранение иных угроз безопасности личности, общества и государст ва, воспроизводимых политическим экстремизмом.

ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ЭКСТРЕМИЗМУ И КСЕНОФОБИИ Н.В. Стариков В России, где экстремистская тематика стала научно разрабаты ваться около пятнадцати лет назад, базовые вопросы определения, классификации и необходимости противостоять этому явлению край не актуальны. В отличие от многих других острых проблем российской общественно-политической жизни, например, коррупции, проблема экстремизма пока не только не объединяет полюса политического спектра, но и рождает существенные разногласия даже между иссле дователями одной идейной группы. В отношении противодействия экстремизму позиции специалистов варьируются от полного невмеша тельства государства в решение проблем противодействия экстре мизму до возможности наделения государственной власти неограни ченными функциями в этой области. Наибольшее число сторонников, прежде всего в научной среде, имеет промежуточная позиция, пред полагающая достаточно широкий круг регулятивных функций государ ства, которые вместе с тем значительно ограничиваются законода тельством.

Неоднозначно оценивается и эффективность государственной политики в области борьбы с экстремизмом и ксенофобией. Несмотря на несомненные успехи в развитии страны в последние семь лет, нельзя не отметить, что не преодолены деструктивные тенденции в этноконфессиональной сфере, проявляющиеся в фашизации отдель ных молодежных групп и общественно-политических движений, пре ступной деятельности национал-экстремистских и террористических Проблемы противодействию молодежному экстремизму обсуждены на парла ментских слушаниях в Совете Федерации // Режим доступа к изд.:

http://www.council.gov.ru/print/inf_ps/chronicle/2006/10/item5154.html групп. Участники Всероссийского совещания о роли органов местного самоуправления в профилактике экстремизма и ксенофобии, состо явшегося в г. Саратове 14 сентября 2007г., отмечают, что современ ные экстремистские и ксенофобские проявления на национальной и религиозной почве в значительной мере являются порождением без ответственной политики 1990-х годов. Сегодня мы пожинаем плоды затяжного экономического кризиса, девальвации духовно нравственных ценностей и снижения социального статуса человека труда, процессов политизации этнокультурного возрождения и цен тробежных тенденций, вброса в наше общество радикальных религи озных воззрений и их террористических проявлений на Северном Кав казе, неконтролируемой миграции и неблагоприятной информацион ной среды1.


Молодежная политика государства является передним краем борьбы с экстремизмом и ксенофобией. В молодежной среде форми руется основа межэтнических отношений и межконфессионального взаимодействия, здесь в полной мере должен быть задействован по тенциал государственного управления. Здесь решаются повседнев ные проблемы граждан, либо накапливаются противоречия. Здесь, в конечном счете, выявляется эффективность органов государственной власти и органов местного самоуправления. И немаловажно, говоря об актуализации вопросов профилактики и нейтрализации национали стических и ксенофобских проявлений, учитывать особенность оценки действий государства в этом направлении самой молодежью.

Результаты социологического исследования «Причины распро странения этнического экстремизма и ксенофобии среди молодежи (Центральный федеральный округ)» дают возможность проанализи ровать отношение молодежи ЦФО к государственной политике проти водействия экстремизму и ксенофобии.

Экспертные оценки уровня конфликтности между различными этносами и конфессиями в регионах свидетельствуют о положитель ных результатах государственной политики в этой области: большин ство экспертов оценивает его как низкий. Молодежь ЦФО также вы ражает достаточно высокую степень удовлетворенности межнацио нальными отношениями и религиозной ситуацией в России, хотя она и несколько ниже, чем удовлетворенность своей жизнью и материаль ным положением своей семьи. Такая довольно высокая оценка меж национальной и религиозной ситуации во многом объясняется в це лом однородной этнической и конфессиональной структурой обсле дуемых регионов.

Проект Рекомендаций Всероссийского совещания о роли органов местного само управления в профилактике экстремизма и ксенофобии. Саратов, 14 сентября 2007 года. // Режим доступа к изд.: http://www.vsmsinfo.ru/print.html?/newshow.html? Тем не менее, несмотря на достаточно спокойную обстановку в сфере межнациональных отношений в регионах, почти две трети мо лодежи утверждают, что сталкивались с проявлениями национальной нетерпимости (чуть больше половины – по отношению к другим лю дям, десятая часть – по отношению к себе). Это свидетельствует о достаточной распространенности в регионах ЦФО бытовой нацио нальной нетерпимости. Об этом же говорит и тот факт, что треть всех респондентов указывает на то, что в их регионе неприязненное отно шение к людям иной национальности – довольно распространенное явление, и еще несколько большее количество – на то, что оно встре чается, но редко.

Большую напряженность эксперты фиксируют в отношениях ме жду населением и властью регионов, а также между богатыми и бед ными. Эксперты правомерно подчеркивают, что социальная неспра ведливость и коррумпированность власти становятся в настоящее время главными конфликтогенными факторами на региональном уровне. И, очевидно, они оказывают наиболее деструктивное влияние и на межнациональные отношения, стимулируя экстремизм и ксено фобию.

В ходе опроса была предпринята попытка выявить степень удовлетворенности молодых людей важнейшими аспектами своей жизни, в том числе и политикой федеральной и региональной власти.

Результаты ответов на данный вопрос представлены в таблице 1.

Таблица 1.

Распределение ответов молодежи на вопрос об удовлетворенности отдельными сторонами жизни Всего Да, пол- В ос- Нет Затрудня- Не от ностью новном юсь отве- ветили тить абс Своей жизнью в 782 1703 284 133 98 целом % 26.07% 56.77% 9.47% 4.43% 3.27% 100.00% абс Материальным 561 1369 817 128 125 положением своей % 18.70% 45.63% 27.23% 4.27% 4.17% 100.00% семьи абс Справедливостью 110 729 1765 256 140 в нашем обществе % 3.67% 24.30% 58.83% 8.53% 4.67% 100.00% абс Политикой феде- 185 1123 990 543 159 ральной власти % 6.17% 37.43% 33.00% 18.10% 5.30% 100.00% абс Политикой регио- 131 903 1256 534 176 нальной власти % 4.37% 30.10% 41.87% 17.80% 5.87% 100.00% абс Состоянием меж- 226 1141 935 553 145 национальных от- % 7.53% 38.03% 31.17% 18.43% 4.83% 100.00% ношений в России абс Религиозной си- 520 1247 491 594 148 туацией в России % 17.33% 41.57% 16.37% 19.80% 4.93% 100.00% На основании этих данных рассчитаны средневзвешенные ко эффициенты распределения мнений о степени удовлетворенности условиями своей жизни (таблица 2). Максимально возможный коэф фициент в этом расчете мог составить «+1», минимальный «-1».

Таблица 2.

Средневзвешенные коэффициенты распределения ответов молодежи об удовлетворенности отдельными сторонами жизни Параметр Коэффициент Своей жизнью в целом 0. Материальным положением своей семьи 0. Справедливостью в нашем обществе - 0. Политикой федеральной власти - 0. Политикой региональной власти - 0. Состоянием межнациональных отношений в России - 0. Религиозной ситуацией в России 0. Итак, чаще всего молодежь высказывает удовлетворенность своей жизнью целом и материальным положением своей семьи. Вме сте в тем рассчитанные коэффициенты подтверждают критические оценки политики федеральной и региональной власти, довольно тра диционные для молодежи. При этом наибольшую неудовлетворен ность молодые люди проявляют в отношении реализации принципа справедливости в российском обществе. И это вполне понятно, по скольку именно он чаще всего нарушается в исключительно сильно дифференцированном в социальном отношении социуме. К тому же молодежи всегда было свойственно обостренное воприятие проблемы справедливости.

Исследование «Социальное аутсайдерство молодежи в Белго родской области: причины, механизмы и социальные следствия», про веденное в 2006 году, выявило крайне низкий уровень доверия моло дежи к региональным общественным и политическим институтам и преимущественно персонифицированный характер представлений о власти1. Лишь у губернатора и глав местного самоуправления рейтинг доверия перешел 10-%-ный рубеж (16,2%, и 13,8% соответственно).

Политическим партиям, действующим в Белгородской области, дове ряют лишь 0,4% молодежи, профсоюзам - 0,8%, молодежным органи зациям – 3,0%.

Критическое отношение к политическим институтам, несомненно, переносится и на политику в целом. Оно типично и в оценке политики государства по противодействию экстремизму и ксенофобии.

Как уже отмечалось выше, молодежь демонстрирует относи тельную удовлетворенность состоянием межнациональных отноше См.: Бабинцев В.П., Реутов Е.В., Бояринова И.В. Социальное аутсайдерство мо лодежи пограничного региона: проблемы диагностики и регулирования (региональный аспект). - Белгород, 2007. – 160 с.

ний в России. Однако любопытно, что 6% участников опроса связали проявления неприязни к другим национальностям с неравным к ним отношением властей. Следовательно, в молодежном сознании про должает присутствовать довольно заметный критицизм по отношению к национальной политике в России.

Показательно в данной связи, что каждый пятый молодой чело век убежден: национальная политика в России на региональном уров не не способствует формированию межнационального согласия и терпимости. В отношении политики федерального уровня такого мне ния придерживаются 15,53% респондентов (таблица 3).

Таблица 3.

Распределение ответов молодежи на вопрос: «Способствует ли, по Вашему мнению, проводимая в России национальная политика формирова нию межнационального согласия и терпимости среди молодежи?»

Всего Да, Незначи- Нет Затрудня- Не от впол- тельно юсь отве- ветили не тить На Феде- абс 518 1067 466 776 173 ральном % 17.27 35.57% 15.53 25.87% 5.77% 100. уровне % % % В Вашем абс 376 969 610 810 235 регионе % 12.53 32.30% 20.33 27.00% 7.83% 100. % % % Наиболее критичными в отношении политики федерального уровня выглядят молодые воронежцы (таблица 4).

Таблица 4.

Распределение ответов молодежи на вопрос: «Способствует ли, по Вашему мнению, проводимая в России на федеральном уровне национальная поли тика формированию межнационального согласия и терпимости среди моло дежи?»

(в зависимости от региона) Регион Всего Да, Незначи- Нет Затрудня- Не от вполне тельно юсь отве- ветили тить Белгород- 124 239 85 181 32 ская обл. 18.76% 36.16% 12.86% 27.38% 4.84% 100.00% Брянская 83 200 81 160 43 обл. 14.64% 35.27% 14.29% 28.22% 7.58% 100.00% Воронежская 162 339 185 220 55 обл. 16.86% 35.28% 19.25% 22.89% 5.72% 100.00% Курская обл. 70 174 66 121 25 15.35% 38.16% 14.47% 26.54% 5.48% 100.00% Орловская 79 115 49 94 18 обл. 22.25% 32.39% 13.80% 26.48% 5.07% 100.00% Всего 518 1067 466 776 173 17.27% 35.57% 15.53% 25.87% 5.77% 100.00% Особого внимания в ходе исследования заслуживала оценка противодействия экстремизму и ксенофобии в Воронежской области.

В отношении региона сформировалось основанное на реальных фак тах представление как об особенно рискогенном субъекте Федерации в отношении национализма, экстремизма и ксенофобии. По данным на первые пять месяцев 2008 года в Воронежской области по причине расовой неприязни погиб один человек и одиннадцать пострадали.

Эти цифры говорят о том, что область продолжает находиться среди регионов, на которые приходится наибольшее число фактов расист ских нападений1.

Анализ показал, что, действительно, по некоторым параметрам этническое сознание молодых воронежцев несколько отличается «в худшую сторону». В частности, молодежь этого региона менее чем в других областях, удовлетворена состоянием межнациональных отно шений в России;


здесь ниже уровень российской идентичности. Рес понденты более часто отмечают факты столкновения с проявлениями национальной неприязни. Воронежцы в большей степени убеждены, что национальная политика на федеральном и региональном уровне не способствует установлению согласия и терпимости среди молоде жи. Но по большинству параметров общественное мнение воронеж ской молодежи, фактически, не отличается от общественного мнения молодежи других регионов.

В этой связи возникает вопрос, в чем причина конкретных прояв лений этнофобии и экстремизма в Воронежской области, в том числе и флуктуаций некоторых характеристик общественного мнения. Воз можно, следует обратить внимание на два обстоятельства: воронеж ские эксперты отмечают довольно высокий уровень конфликтности между богатыми и бедными, а также властью и населением в области.

Вполне вероятно, что острота социальных и социально-политических противоречий болезненно воспринимается молодыми людьми, кото рые пытаются найти выход своему недовольству, выместить его на конкретных объектах, которыми и являются представители нацио нальных меньшинств, мигранты. Однако и в данном случае зависимо сти не являются жесткими, поскольку явные люмпены все же не со ставляют основу экстремистских организаций.

Таким образом, диагностика политических ориентаций и пред почтений молодежи, ее отношения к различным аспектам государст венной национальной и миграционной политики позволяет утвер ждать:

1. Несмотря на сравнительно высокий уровень удовлетворенно сти участников исследования состоянием межнациональных отноше См.: Старых Н. Кому беда, кому забава, а кому и дальняя дорога… «Особенности национальной борьбы» с молодежным экстремизмом в Воронеже и за его пределами // Коммуна - № 115 (25152) – 2008. - 8 августа.

ний в России, молодежь довольно критична в отношении государст венной национальной политики. Прежде всего, это относится к поли тике, реализуемой на региональном уровне. Это вполне естественно, поскольку именно региональные власти находятся ближе к молодежи и попадают в поле ее внимания. К тому же национальные проблемы острее всего ощущаются на местах, преломляясь через призму инди видуальных потребностей и интересов. Однако при интерпретации оценки молодежью государственной национальной политики следует иметь в виду высокий уровень критичности молодежи по отношению к власти, политике в целом, объясняемый во многом тем, что политика находится на периферии жизненных ценностей молодежи.

2. Часть молодежи выступает за ограничение доступа в регион лишь представителей некоторых этносов (цыган, чеченцев, армян, ки тайцев, грузин, дагестанцев, азербайджанцев, вьетнамцев). В опреде ленной степени это отражается на искаженном понимании сущности федерализма – формы государственного устройства России. Несмот ря на то, что большинство молодых людей (две трети) считают феде рализм наиболее подходящей формой государственного устройства России, само понимание федерализма достаточно условно и неадек ватно его нормативным характеристикам.

ОТНОШЕНИЕ МОЛОДЕЖИ ЦФО К РАЗЛИЧНЫМ АСПЕКТАМ ГОСУДАРСТВЕННОЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ И МИГРАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ Ю.В. Коврижных Эффективность государственной национальной и миграционной политики, кроме всего прочего, зависит и от восприятия ее общест венным мнением. Поддержка политики молодежью является условием конструктивного личного участия в ее реализации. Напротив, критика создает предпосылки для отказа от включения в решение националь ных проблем.

Проведенное исследование показало, что молодежь Централь ного федерального округа демонстрирует лишь относительную удов летворенность состоянием межнациональных отношений в России.

Почти каждый третий респондент не удовлетворен этим показателем, и почти каждый четвертый не имеет по поводу этих отношений собст венного мнения. Кроме того, 6% участников опроса связали проявле ния неприязни к другим национальностям именно с неравным к ним отношением властей. Следовательно, в молодежном сознании при сутствует довольно заметный критицизм по отношению к националь ной политике в России.

Показательно в данной связи, что каждый пятый молодой чело век убежден: национальная политика в России на региональном уров не не способствует формированию межнационального согласия и терпимости. В отношении политики федерального уровня такого мне ния придерживаются 15,53% респондентов (таблица 1).

Таблица 1.

Таблица 1. Распределение ответов молодежи на вопрос:

«Способствует ли, по Вашему мнению, проводимая в Рос сии национальная политика формированию межнацио нального согласия и терпимости среди молодежи?»

Да, Незначи- Затрудняюсь Не отве Всего Нет вполне тельно ответить тили абс 518 1067 466 776 173 На Феде ральном 15. % 17.27% 35.57% 25.87% 5.77% 100.00% уровне % абс 376 969 610 810 235 В Вашем 20. регионе % 12.53% 32.30% 27.00% 7.83% 100.00% % Наиболее критичными в отношении политики федерального уровня выглядят молодые воронежцы, доля убежденных, что нацио нальная не способствует формированию национального согласия и терпимости составила 19, 25% (таблица 2).

Таблица 2.

Таблица 2. Распределение ответов молодежи на вопрос:

«Способствует ли, по Вашему мнению, проводимая в Рос сии на федеральном уровне национальная политика фор мированию межнационального согласия и терпимости сре Регион ди молодежи?» (по областям) Да, Незначительно Нет Затрудняюсь Не отве- Всего вполне ответить тили Белгородская абс 124 239 85 181 32 обл. % 18.76% 36.16% 12.86% 27.38% 4.84% 100.00% абс 83 200 81 160 43 Брянская обл. % 14.64% 35.27% 14.29% 28.22% 7.58% 100.00% Воронежская абс 162 339 185 220 55 обл. % 16.86% 35.28% 19.25% 22.89% 5.72% 100.00% абс 70 174 66 121 25 Курская обл.

% 15.35% 38.16% 14.47% 26.54% 5.48% 100.00% абс 79 115 49 94 18 Орловская обл. % 22.25% 32.39% 13.80% 26.48% 5.07% 100.00% абс 518 1067 466 776 173 Всего % 17.27% 35.57% 15.53% 25.87% 5.77% 100.00% В отношении региональной политики молодые воронежцы также высказываются наиболее негативно (рисунок 1).

Рисунок 1.

Распределение ответов молодежи на вопрос:

"Способствует ли, по вашему мнению, проводимая в вашем регионе национальная политика формированию межнационального согласия и терпимости среди молодежи?" 50,00% 34,43% 32,99% 32,83% 40,00% 30,69% 29,82% 29,10% 26,48% 25,39% 23,20% 30,00% 20,39% 19,22% 18,61% 14,67% 20,00% 10,82% 10,41% 10,58% 9,87% 7,60% 7,41% 5,48% 10,00% 0,00% Да, в полне Незначительно Нет Зат рудняюсь Не от в ет или от в етит ь Белгородская обл. Брянская обл. Воронежская обл. Курская обл.

Чаще всего отрицательно оценивает эффективность федераль ной национальной политики в отношении формирования межнацио нального согласия и терпимости молодежь в возрасте 20-24 лет (17,32% из этой возрастной категории полагают, что проводимая по литика не способствует формированию согласия), а наименее критич ную оценку дают подростки 14-19 лет (только 12,67%). Более негатив но данную политику воспринимают мужчины (17,33%), чем женщины (13,95%), а также лица, имеющие высшее (16,67%) и среднее специ альное (16,92%) образование, нежели респонденты со средним обра зованием (13,83%). Но различие в оценках этих групп респондентов в целом незначительно.

Довольно негативную оценку национальной политики дают рес понденты, проживающие в регионе более 20 лет (22,75%), а в мень шей степени критично характеризуют ее молодые люди, живущие в регионе всю жизнь (14,51%). По роду занятий наиболее негативно фе деральную политику оценивают военнослужащие, сотрудники МВД (21,74%), работники государственных предприятий (21,97%), а наиме нее - государственные и муниципальные служащие (9,47%) и учащие ся лицеев, ПУ (9,86%).

Региональную национальную политику более критично также оценивает молодежь в возрасте 20-24 лет (23,19%), а наименее кри тично – возрастная группа 14-19 лет (16,47%). Мужчины (21,99%), ча ще, чем женщины (18,87%) негативно высказываются о региональной национальной политике. Чаще ее критикуют молодые люди, имеющие высшее (21,68%) и среднее специальное (22%) образование, нежели респонденты со средним образованием (18,20%). Не устраивает в большей мере эта политика респондентов, проживающих в регионе более 20 лет (26,67%), в наименьшей - живущих в обследуемых об ластях всю свою жизнь (19,43%). Но эти различия, как и в предыду щем случае, не являются существенными. В распределении по роду деятельности, региональная политика в большей степени не устраи вает студентов вузов (23,92%), работников государственных предпри ятий (24,24%), безработных (23,26%), работников частных предпри ятий (23,76%), а удовлетворяет она больше учащихся лицеев, ПУ (7,04%), домохозяек (13,75% - негативных оценок).

По нашему мнению, критическая оценка национальной политики обусловлена недовольством молодых людей тем, как протекают ми грационные процессы. Доля тех, кто считает, что государственная на циональная политика, проводимая на федеральном уровне, вполне способствует формированию межнационального согласия и терпимо сти среди молодежи, составляет 25,31% среди тех, кто положительно относится к притоку мигрантов в регион. В то же время среди считаю щих, что приток мигрантов следует ограничить и запретить, доля пози тивных оценок национальной политики составляет, соответственно, 16,97% и 14,79%.

Соответственно оценивается и эффективность национальной политики в регионе. Доля тех, кто считает, что национальная полити ка, проводимая на региональном уровне, вполне способствует форми рованию межнационального согласия и терпимости среди молодежи, составляет 18,34% среди тех, кто положительно относится к притоку мигрантов в регион. В то же время среди считающих, что приток ми грантов следует ограничить и запретить, доля позитивных оценок на циональной политики составляет, соответственно, 11,34% и 13,83%.

Аналогичным образом прослеживается и зависимость между удовлетворенностью состоянием межнациональных отношений и оценкой притока мигрантов в регион. Среди позитивно оценивающих приток мигрантов удовлетворенность состоянием межнациональных отношений в России (вполне и в основном) составляет 50,71%. А сре ди тех, кто считает, что приток мигрантов следует ограничить и запре тить, такую удовлетворенность испытывают 46,72% и 34,98%.

Неслучайно также, что молодые люди, положительно относя щиеся к притоку мигрантов, демонстрируют и наиболее высокую сте пень удовлетворенности состоянием межнациональных отношений (12,03%), а наибольшую долю неудовлетворенных межнациональны ми отношениями мы выявили среди тех, кто категорически требует не допускать мигрантов в регион (38,91%).

Опрос показал, что почти 40% молодых людей уверены: приток мигрантов в их регион следует ограничить. Еще 16,4% считают, что надо разрешать приезд мигрантов только в исключительных случаях, а 10,37% требуют не допускать мигрантов в область. При этом чаще всего подобное требование выдвигают молодые люди в Орловской области (17,46% респондентов). Либеральнее всего настроены моло дые белгородцы. Среди них лишь 8,77% являются сторонниками идеи «не пускать мигрантов в область».

Положительно приток мигрантов оценивают всего 11,63% моло дежи (таблица 3).

Таблица 3.

Таблица 3. Распределение ответов молодежи на вопрос: «Каково Ваше отношение к притоку мигрантов в Ваш регион?»

Разрешать приезд толь Не допускать мигрантов Его следует ограничить случаях для отдельных Затрудняюсь ответить ко в исключительных представителей Положительное Убивать всех Не ответили в область Регион Всего абс 349 1190 492 311 545 3 135 Всего % 11.63% 39.67% 16.40% 10.37% 18.17% 0.10% 4.50% 100.00% Меньше всего сторонников миграции в Брянской области (7,76%). При этом несколько более негативно к миграции относится молодежь 14-19 лет (11,93% из этой возрастной когорты выступают за то, чтобы не допускать мигрантов в регион). Мужчины несколько более нетерпимы, чем женщины (13,01% из их числа против допуска мигран тов в регион). Крайне негативно настроены по отношению к мигрантам безработные (24,42% за запрет межрегиональной миграции). Видимо, эта категория респондентов связывает факт своей незанятости с кон куренцией мигрантов на рынке труда.

Требование ограничения миграции является избирательным и наиболее проявляется в отношении к некоторым национальностям.

Чаще всего оно выдвигается в отношении цыган (30,07% респонден тов);

чеченцев (27,17%);

армян (15,9%);

китайцев (14,37%);

грузин (14,33%);

дагестанцев (13,93%);

азербайджанцев (13,53%);

вьетнам цев (11,4%). Либеральнее всего участники исследования настроены в отношении славян, татар и казахов. Отметим при этом, что почти каж дый четвертый не смог сформулировать своего мнения по вопросу о том, приток каких мигрантов следует ограничивать.

Судя по полученным данным, армян и азербайджанцев чаще всего не принимают в Брянской области;

чеченцев – в Курской;

китай цев – в Воронежской (таблица 4).

Таблица 4.

Таблица 4. Рас- Регион пределение отве тов молодежи на вопрос: «Если Вы считаете, что приток мигрантов следует ограни- Белгородская Брянская Воронежская Курская Орловская Всего обл. обл. обл. обл. обл.

чить, то в отно шении каких на циональностей в первую оче редь?»

0.91% 0.88% 1.35% 0.22% 3.38% 1.23% Русских 2.87% 3.17% 3.75% 1.75% 6.48% 3.47% Украинцев 1.66% 1.06% 1.56% 1.10% 2.25% 1.50% Белорусов 15.13% 21.34% 14.26% 13.16% 16.62% 15.90% Армян 11.50% 20.46% 13.01% 10.09% 12.11% 13.53% Азербайджанцев 12.41% 20.81% 12.70% 12.06% 14.93% 14.33% Грузин 4.84% 3.88% 6.35% 5.92% 4.51% 5.27% Узбеков 2.57% 1.76% 1.87% 0.44% 3.38% 1.97% Казахов 4.24% 2.65% 2.60% 1.32% 3.38% 2.87% Киргизов 8.93% 9.17% 9.68% 6.36% 7.32% 8.63% Таджиков 3.93% 4.06% 3.12% 1.54% 5.07% 3.47% Молдаван 13.77% 14.99% 13.63% 13.60% 13.80% 13.93% Дагестанцев 23.60% 27.87% 27.37% 30.92% 27.32% 27.17% Чеченцев 4.84% 3.35% 4.79% 3.73% 3.94% 4.27% Осетин 7.11% 7.41% 4.99% 5.26% 8.73% 6.40% Евреев 2.72% 1.94% 1.98% 0.66% 2.25% 1.97% Татар 9.68% 13.93% 17.17% 10.53% 21.13% 14.37% Китайцев 7.87% 8.82% 11.45% 19.74% 11.27% 11.40% Вьетнамцев 30.26% 33.51% 26.64% 30.04% 33.52% 30.07% Цыган Затрудняюсь от 13.62% 9.35% 15.30% 10.53% 10.14% 12.47% ветить 0.76% - - - - 0.17% Кавказцы 1.06% - - - - 0.23% Всех 0.61% - - - - 0.13% Арабы Все, кроме рус 1.51% 3.53% 3.75% 1.54% 1.69% 2.63% ских, украинцев и белорусов - - - - 0.28% 0.03% Американцев Все, кроме рус ских, украинцев, - - 0.31% - - 0.10% белорусов, та тар, китайцев и вьетнамцев 24.96% 23.81% 21.12% 23.46% 23.10% 23.07% Не ответили 100.00% 100.00% 100.00% 100.00% 100.00% 100.00% Всего К числу главных причин, по которым молодежь требует ограни чить миграцию, относятся: враждебность мигрантов по отношению к этносу респондента (24,47% респондентов);

криминализация («они совершают много преступлений») – 21,87%;

неприязнь иного быта и традиций (13,73%);

отличие культуры и быта мигрантов от местных (8,33%) – таблица 5.

Таблица 5.

Таблица 5. Распределение ответов молодежи на вопрос: «По Количество какой причине Вы считаете, необходимо ограничить приезд абс % представителей именно этих национальностей?»

Они враждебно настроены по отношению к представителям моей 734 24.47% нации Они совершают много преступлений 656 21.87% Их традиции, быт, внешний облик мне неприятны 412 13.73% Их страны враждебны России 169 5.63% Их традиции, образ жизни очень сильно отличаются от местных 250 8.33% Их культура находится на низком уровне 154 5.13% Они слишком активны в социально-экономическом отношении 180 6.00% Затрудняюсь ответить 426 14.20% Они тут не нужны 1 0.03% Их много 1 0.03% Не ответили 697 23.23% Всего 3000 100.00% Ответы респондентов показывают четкую установку на культур ную ассимиляцию мигрантов, особенно, в публичной сфере. В пред ставлении почти половины молодых людей мигранты могут следовать своим традициям, говорить на своем языке, но только в частной, бы товой сфере (46,2% респондентов). Четвертая часть молодежи (25,93%) считает, что мигранты должны следовать всем традициям и нравам местного населения. Лишь 15,37% полагают: мигранты могут сохранить собственный образ жизни и язык (рисунок 2).

Таким образом, анализ отношения молодежи к различным аспек там государственной национальной и миграционной политики позво ляет утверждать: несмотря на сравнительно высокий уровень удовле творенности участников исследования состоянием межнациональных отношений в России, молодежь довольно критична в отношении госу дарственной национальной политики. Прежде всего, негативные оцен ки относятся к политике, реализуемой на региональном уровне. Это вполне естественно, поскольку именно региональные власти находят ся ближе к респондентам и попадают в поле их внимания. К тому же национальные проблемы острее всего ощущаются на местах, пре ломляясь через призму индивидуальных потребностей и интересов.

Рисунок 2.

Распределение ответов молодежи на вопрос: "Как Вы считаете, мигранты, приезжающие в Ваш регион":

3,07% 11,33% 25,93% 15,37% 46,20% Должны следовать всем традициям и нравам местного населения Могут следовать своим традициям, говорить на своем языке, но только в частной, бытовой сфере Могут сохранять собственный образ жизни и язык Затрудняюсь ответить Не ответили Абсолютное большинство молодежи выступает за достаточно жесткое регулирование миграции. При этом довольно популярными являются требования «не пускать мигрантов в область». Больше всего сторонников данного требования опрос выявил в Орловской области.

Основными мотивами «мигрантофобии» являются утверждения о враждебности мигрантов коренному населению и предположение о высоком уровне криминализации в среде мигрантов. При этом чаще всего требование ограничения миграции выдвигается в отношении цыган, чеченцев, армян, китайцев, грузин, дагестанцев, азербайджан цев, вьетнамцев.

ПЕРСПЕКТИВЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ЭКСТРЕМИЗМУ И КСЕНОФОБИИ В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ В.П. Бабинцев Экстремизм и ксенофобия в среде российской молодежи превра тились в настоящее время в значимую социальную угрозу не только для самих молодых людей, но для общества и государства в целом. И проблема заключается не только в том, что экстремизм и ксенофобия разрушают сложившийся социальный порядок, привнося существен ный элемент хаоса в общественную жизнь, либо – напротив – абсолю тизируя тоталитарные формы взаимоотношений социальных институ тов (прежде всего, государства) и личности. Эти явления, кроме всего прочего, являются объектами острейшей идеологической борьбы и в данном своем качестве выступают как основания для оценки не толь ко деятельности отдельных людей и групп, но и целых культурно цивилизационных общностей. Спекуляции на экстремизме и ксенофо бии, в ходе которых они довольно обоснованно увязываются с терро ризмом и преступностью, превратились в орудие мировой политики, в эффективную технологию субкультуных модификаций.

Однажды выдвинутое и в дальнейшем время от времени повто ряемое обвинение в экстремизме или ксенофобии является весомым и – главное - легитимным основанием для дискредитации политиче ских противников, вне зависимости от того на каком (расовом, этниче ском, религиозном или даже гендерном) поле оно сформулировано.

В силу данных обстоятельств противодействие экстремизму и ксенофобии в глобализирующемся мире, то есть в мире, в котором большинство негативных оценок вырастает до стереотипов универ сального характера, превращается в своего рода сверхзадачу госу дарственной и общественной социальной политики. В данной ситуа ции отказ или даже ослабление борьбы с явлениями автоматически выдавливает любого социального актора в число маргиналов, заслу живающих если не наказания, то, по меньшей мере, всеобщего осуж дения.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.