авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
-- [ Страница 1 ] --

Администрация города Ростова-на-Дону

Отдел по делам молодежи

Федеральное государственное автономное образовательное учреждение

высшего

профессионального образования

«Южный федеральный университет»

Научно-исследовательский институт нейрокибернетики им. А.Б. Когана

ЮФУ

Ростовское региональное отделение Общероссийской общественной

организации «Российский союз молодых ученых»

Материалы II Ростовского молодежного научно-практического форума «Молодежная инициатива - 2011»

13 мая 2011 г.

Ростов-на-Дону 2011 1    УДК 378.147.88 ББК 94 М 34 Материалы II Ростовского молодежного научно-практического форума «Молодежная инициатива - 2011». – Ростов н/Д: Изд-во ЮФУ, 2011. – 208 с.

ISBN 978-5-9275-0868- Материалы II Ростовского молодежного научно-практического форума «Молодежная инициатива - 2011», который проходил 13 мая 2011 года в городе Ростове-на-Дону на базе Южного федерального университета.

В представленных докладах рассматриваются теоретические, научно методологические и прикладные аспекты развития новых форм и способов взаимодействия органов государственной власти, местного самоуправления с научной, образовательной общественностью, а также бизнес – сообществом, внедряющим современные инновационные технологии.

Материалы публикуются в авторской редакции.

ISBN 978-5-9275-0868-6 УДК 378.147. ББК © Южный федеральный университет, 2    РЕЗОЛЮЦИЯ II Ростовского молодежного научно-практического форума «Молодежная инициатива - 2011»

город Ростов-на-Дону 13 мая 2011 год 13 мая 2011 года в городе Ростове-на-Дону состоялся II Ростовский молодежный научно-практический форум «Молодежная инициатива - 2011», организованный Администрацией города Ростова-на-Дону совместно с Южным федеральным университетом, НИИ нейрокибернетики им. А.Б. Когана ЮФУ и Ростовским региональным отделением Общероссийской общественной организации «Российский союз молодых ученых».

Целью проведения форума являлся анализ теоретических, научно методологических и прикладных аспектов развития новых форм и способов взаимодействия органов государственной власти, местного самоуправления с научной, образовательной общественностью, а также бизнес – сообществом, внедряющим современные инновационные технологии.

В работе форума приняли участие более 130 человек, представители органов местного самоуправления, ведущие и молодые ученые вузов города Ростова-на Дону, а также общественные и некоммерческие организации.

Участники форума c удовлетворением отмечают, что Резолюция I Ростовского молодежного научно-практического форума «Молодежная инициатива - 2010» в части внесения предложений органам местного самоуправления выполнена в полном объеме. Так, в городе активно развивается сеть добровольных народных дружин, целью которых является оказание помощи сотрудникам правоохранительных органов. В каждом районе создана дружина из проживающих там граждан. Для осуществления координации деятельности таких дружин создан городской штаб.

Разработана и принята Долгосрочная городская целевая программа «Молодежь Ростова» на 2011-2015 годы, целью которой является создание благоприятных условий для успешной социализации и эффективной самореализации молодых людей, выравнивание стартовых условий молодежи разных социальных групп при решении возникающих проблем, а также использование потенциала молодежи в интересах инновационного развития города. Ростовский молодежный научно практический форум «Молодежная инициатива» включен в перечень программных мероприятий.

Участники форума констатируют, что за два года форум стал уникальной дискуссионной площадкой, на которой может быть установлен позитивный диалог молодых ученых, представителей органов муниципальной власти и деятелей науки.

Различные аспекты основной темы форума обсуждались в рамках секций:

«Модернизация политической системы, качество работы органов власти и борьба с коррупцией», «Оказание высокотехнологичной медицинской помощи и актуальные направления развития современных биомедицинских технологий», «Актуальные вопросы охраны окружающей среды», «Реформа правоохранительных органов Российской Федерации», а также «Воспитание толерантности и иные ненасильственные методы противодействия религиозному и этнонациональному 3    экстремизму».

В ходе работы форума участниками были вынесены ряд предложений и рекомендаций.

Рассмотрев вопросы повышения качества работы органов власти и методы борьбы с коррупцией, участники форума отмечают, что сегодня вопросы борьбы с коррупцией напрямую связаны с повышением ответственности сотрудников властных структур и нацеленности государственного аппарата на интересы граждан.

Так, на государственном уровне упрощаются и сокращаются процедуры лицензирования отдельных видов деятельности и сертификации товаров, работ и услуг, создается сеть «Многофункциональных центров», начинает свою работу система предоставления государственных и муниципальных услуг в электронной форме. Вместе с тем, участники форума рекомендуют органам муниципальной власти Ростова-на-Дону поддержать федеральную инициативу публичного обсуждения социально-значимых законопроектов и предусмотреть механизмы публичного обсуждения всех социально-значимых муниципальных законодательных инициатив, в том числе с использованием современных информационных технологий и возможностью отбора наиболее содержательных, здравых предложений через механизмы электронного голосования, поскольку информационно-телекоммуникационные технологии являются важнейшим инструментом обеспечения транспарентности органов власти. В дополнение, участники форума указывают, что важнейшим условием борьбы с коррупцией является устойчивой системы «власть-оппозиция», поскольку только оппозиция является наиболее последовательным разоблачителем коррупции во властных структурах.

Участники форума отмечают, что вопросы оказания высокотехнологичной медицинской помощи в нашем регионе развиты достаточно широко. Население может получать требуемую медицинскую помощь в достаточном объеме. Вместе с тем, на сегодняшний день в регионе отсутствует стройная система восстановительного лечения и реабилитации. На амбулаторно-поликлиническом уровне слабо развита патронажная служба, не разработана система «стационара на дому», часто не обеспечивается преемственность в лечении между стационаром и поликлиникой, больным не доступны реабилитационные мероприятия. Поэтому на первый план выходит необходимость создания правовых и экономических условий для формирования саморегулируемой системы оказания медицинской помощи населению, обеспечивающей мотивированную эффективную работу медицинских служб каждого уровня, преемственность их действий на всех этапах лечения для достижения наилучшего результата. Вместе с тем, участники форума были едины во мнении, что основным направлением развития медицинской помощи являются:

формирование здорового образа жизни, обеспечение санитарно эпидемиологического благополучия населения, обеспечение здорового безопасного питания населения всех возрастных групп, реализация проектов сохранения репродуктивного здоровья молодежи, проектов профилактики рака шейки матки (вакцинация, скрининг-тестирование), а также широкое информирование молодежи о последних достижениях биомедицинских технологий.

Рассмотрев вопросы организации мероприятий по охране окружающей среды в городе Ростове-на-Дону, участники форума пришли к выводу о необходимости 4    улучшения экологической ситуации на территории города Ростова-на-Дону в связи с чем, необходимо:

создание на базе Южного федерального университета единой информационно-аналитической системы в сфере охраны окружающей среды и природопользования. Доступ к базе данных такой системы должны иметь все заинтересованные лица, включая население города;

совершенствование деятельности по обеспечению чистоты и порядка в городе;

увеличение площадей, занятых зелеными насаждениями общего пользования;

эффективная реализация Долгосрочной городской целевой программы «Охрана окружающей среды города Ростова-на-Дону на 2010-2013 годы», направленной на повышение экологической безопасности хозяйственной и иной деятельности.

Участники форума отмечают, что борьба с экстремизмом, это задача, требующая межведомственного, комплексного и разноуровневого подхода, сочетания комплексных междисциплинарных научных исследований и решительных практических действий. По сути, борьба с терроризмом и экстремизмом – это, в первую очередь, борьба за умы людей. Поэтому именно молодежь является той социальной категорией, на которую и ориентированы идеологические атаки экстремистской направленности. В качестве общих мер, направленных на профилактику экстремизма участники форума выделяют:

проведение мероприятий, направленных на повышение правовой культуры молодежи;

создание условия для вторичной занятости (и не только в каникулярное время);

создание условий для занятий научной деятельностью;

организация культурно-досуговых мероприятий (в т.ч. массовых).

Кроме того, участники форума рекомендуют органам муниципальной власти разработать и принять Долгосрочную городскую целевую программу профилактики экстремизма и гармонизации межнациональных отношений на 2012-2015 годы.

Участники форума отмечают, что процесс реформирования МВД России должен быть направлен на укрепление и обеспечение законности, открытости и прозрачности в деятельности органов внутренних дел. Работа правоохранительных органов должна быть первоочередно направлена на устранение причин и условий способствующих совершению преступлений. В целях повышения правовой культуры и правосознания молодежи участники форума рекомендуют ввести в школьную программу изучение предмета «Права человека».

В целях развития постоянного конструктивного диалога между органами власти и научной общественностью, а также для использования потенциала молодых ученых на благо развития города Ростова-на-Дону, рекомендовать органам муниципальной власти и Ростовскому региональному отделению Общероссийской общественной организации «Российский союз молодых ученых» создать Совет молодых ученых города Ростова-на-Дону.

Участники отмечают высокую эффективность проведения форума и предлагают в феврале 2012 года провести III Ростовский молодежный научно практический форум «Молодежная инициатива - 2012», посвященный Дню российской науки.

5    ЭКСПЕРТЫ II Ростовского молодежного научно-практического форума «Молодежная инициатива - 2011»

Акинина Юлия Витальевна, ведущий специалист Комитета по межнациональным вопросам, религии и казачеству Администрации города Ростова-на-Дону;

Артюхин Олег Александрович, кандидат политических наук доцент кафедры политологии и этнополитики ФГОУ ВПО «Северо-Кавказская академия государственной службы»;

Арутюнян Мариэтта Рубеновна, адвокат, член Ростовской областной коллегии адвокатов, преподаватель кафедры международного права Ростовского филиала ГОУ ВПО «Российская академия правосудия»;

Бабиянц Каринэ Артёмовна, кандидат психологических наук, доцент кафедры общей психологии и психологии развития факультета психологии ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет»;

Бутенко Олег Сергеевич, кандидат юридических наук, старший инспектор отдела профессионального развития следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Ростовской области;

Глушко Алла Борисовна, главный специалист отдела по связям с общественными объединениями и межмуниципальному сотрудничеству Управления по организационной работе и связям с общественными объединениями Администрации города Ростова-на-Дону;

Дятлова Татьяна Викторовна, главный специалист сектора по организации мероприятий по охране окружающей среды Комитета по охране окружающей среды Администрации города Ростова-на-Дону;

Кислицын Сергей Алексеевич, доктор исторических наук, профессор кафедры политологии и этнополитики ФГОУ ВПО «Северо-Кавказская академия государственной службы»;

Колесников Сергей Ильич, доктор сельскохозяйственных наук, профессор, заведующий кафедрой экологии и природопользования биолого-почвенного факультета ФГАОУ ВПО «Южный Федеральный университет»;

Кравченко Алексей Петрович, заместитель начальника Управления здравоохранения города Ростова-на-Дону;

Летуновский Андрей Владимирович, кандидат медицинских наук, доцент кафедры общей и клинической биохимии №1, научный руководитель молодежного научного общества ГОУ ВПО «Ростовский государственный медицинский университет»;

Макушенко Вячеслав Григорьевич, доцент кафедры государственно-правовых дисциплин Ростовского филиала ГОУ ВПО «Российская академия правосудия»;

Метелица Анатолий Викторович, кандидат химических наук, заведующий лабораторией фотохимии НИИ физики и органической химии ЮФУ;

Пономаренко Анатолий Григорьевич, кандидат химических наук, заместитель директора по инновационной деятельности и прикладным исследованиям НИИ физики и органической химии ЮФУ;

Фоменко Ирина Леонидовна, начальник отдела внутреннего аудита и мониторинга персонала Управления по вопросам муниципальной службы и кадров 6    Администрации города Ростова-на-Дону.

7    СЕКЦИЯ «МОДЕРНИЗАЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ, КАЧЕСТВО РАБОТЫ ОРГАНОВ ВЛАСТИ И БОРЬБА С КОРРУПЦИЕЙ»

МФЦ – современная модель предоставления государственных и муниципальных услуг Агаджанян Г.С.

Северо-Кавказская академия государственной службы Административные преобразования, охватившие большинство стран мира, являются отражением глобальной тенденции по переосмыслению природы и роли государства в жизни современного общества. Это связано с изменениями в самой структуре общества, появлением новых информационно-коммуникационных технологий, позволяющих обеспечить качественно новый уровень оперативности и удобства получения организациями и гражданами государственных и муниципальных услуг.

Наиболее распространенным и простым способом повышения качества услуг и их количества на основе внедрения новых форм взаимодействия между государством и гражданами являются центры обслуживания населения, работающие по принципу «одного окна». Идея эта, разумеется, не нова: на практике она уже успешно реализована, в частности, в Германии, Греции, Канаде, Австралии, Бразилии и др., их опыт и лег в основу российского эксперимента. Одним из ключевых направлений проведения административной реформы в Российской Федерации в 2008 г. стал переход на предоставление государственных и муниципальных услуг по принципу «одного окна» в многофункциональных центрах. Интересна статистика: в марте 2008 г. в официальных изданиях появились первые упоминания о многофункциональных центрах, а в конце 2010 года, как отмечает Министр экономического развития России Эльвира Набиуллина, в Российской Федерации действовало 166 МФЦ, к концу года их предполагается создать около 800, в 2013 - 2015 гг. - 1435. При этом уже действующие МФЦ позволили оказать услуги 3,5 млн. человек Предоставление услуг через МФЦ - это своего рода «фронт-офис»

государственных и муниципальных органов и необходимый «интерфейс»

взаимодействия с гражданами и юридическими лицами. Принцип «одного окна» при предоставлении услуг предусматривает исключение или максимально возможное ограничение участия граждан и юридических лиц в процессах сбора из разных инстанций и предоставления в разные инстанции документов и справок, подтверждающих их права на получение услуг.

Правилами организации деятельности многофункциональных центров предусмотрено предоставление государственных и муниципальных услуг на базе многофункциональных центров следующими способами:

1) прием и выдача документов осуществляются сотрудниками центра и передаются далее на исполнение в соответствующие органы власти;

2) прием, обработка и выдача документов (информации) осуществляются центром самостоятельно без передачи документов в иные органы и организации;

                                                             Тезисы доклада Министра Э.С. Набиуллиной по вопросу «О ходе выполнения Плана мероприятии по совершенствованию государственного управления» на заседании Правительства Российской Федерации,Москва, 24 марта 2011 г.

8    3) прием, обработка и выдача документов (информации) осуществляются в центре сотрудниками соответствующего органа власти, участвующего в предоставлении государственных (муниципальных) услуг.

Особенности организации предоставления государственных и муниципальных услуг в МФЦ, функции, права и обязанности МФЦ определены Федеральным законом РФ от 27 июля 2010 г. № 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг». Основная цельМФЦ заключается в упрощении и сокращении сроков процедур получения массовых общественно значимых государственных и муниципальных услуг населением. Задача МФЦ – реализация принципа «единого окна»

(создание единого места приема, регистрации и выдачи необходимых документов заявителям при предоставлении всех государственных и муниципальных услуг).

Список услуг гражданам должен расширяться по мере развития деятельности центров, технологий и потребностей населения. Каждый желающий должен иметь возможность получить всю необходимую информацию о порядке и условиях оказания услуг. При этом получатель услуги должен быть исключен из процесса сбора документов и информации, подтверждающей его право на ту или иную услугу. «Важно, чтобы люди, решая свои проблемы, не собирали бумажки, бегая по разным присутственным местам», – указывал неоднократно Президент РФ Д.А. Медведев.

Следует отметить, что успехи в создании МФЦ не переломили ситуацию, связанную с низким качеством оказания государственных и муниципальных услуг.

Основными причинами, по которым граждане сегодня негативно отзываются о деятельности государственных и муниципальных органов власти в части предоставления услуг, являются территориальная разобщенность, необходимость многократного посещения органов власти, длительные сроки исполнения процедур, и как следствие, действия коррупционного характера служащих.

В результате реализации мер, направленных на повышение качества предоставления услуг, были достигнуты существенные позитивные изменения:

была модернизирована система и структура федеральных органов исполнительной власти;

проведена регламентация деятельности органов власти;

сделаны шаги по оптимизации внутренних административных процессов;

проведена модернизация системы информационного обеспечения органов власти;

организована антикоррупционная экспертиза нормативно-правовых актов и др.

Одним из ключевых мероприятий, обеспечивающих значительное повышение качества предоставления государственных и муниципальных услуг, является переход на новую коммуникационную модель взаимодействия гражданина и государства – трехканальная модель. Она предполагает организацию системы, когда гражданин взаимодействует не с отдельным государственным или муниципальным органом, а с государственной системой в целом. Такая трехканальная модель включает в себя:центры телефонного обслуживания граждан;

федеральные и региональные порталы государственных и муниципальных услуг в сети Интернет (сервис «электронного правительства»);

сеть единых офисов, в которых оказываются услуги различных ведомств в соответствии с требованиями комфортности обслуживания граждан (услуг в режиме «одного окна»).

Центральным координирующим звеном при построении единой трехканальной системы предоставления государственных и муниципальных услуг являются многофункциональные центры. Все административные процедуры в многофункциональных центрах выполняются гораздо быстрее и качественнее благодаря 9    его особой роли – «администратора» процессов. Многофункциональный центр участвует в налаживании схем межведомственного взаимодействия, а также содействует исполнению сквозных административных регламентов, закрепляющих единую последовательность действий различных органов власти, участвующих в оказании комплексной услуги. При этом обеспечивается единство и неразрывность процесса предоставления услуг, для того чтобы между ведомствами ходил не заявитель и не посредник, а соответствующая информация.

Сегодня в восприятии граждан многофункциональные центры являются наиболее заметным результатом административной реформы. Отмечается высокая заинтересованность руководителей регионов в создании МФЦ. Грамотное управление процессом создания многофункциональных центров позволяет оптимизировать бюджетные расходы, деятельность органов государственной власти и органов местного самоуправления за счет:

сокращения расходов на внедрение стандартов комфортности, предусмотренных административными регламентами предоставления государственных и муниципальных услуг;

сокращения численности сотрудников органов государственной власти и органов местного самоуправления при передаче отдельных полномочий (административных процедур) на исполнение «универсальным» специалистам.

В целом, создание и развитие многофункциональных центров в Российской Федерации обеспечивает переход на качественно новый уровень предоставления государственных услуг при снижении затрат на государственное управление.

Как отмечалось на заседании Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики России 28 февраля 2011 года, «это просто совершенно другой уровень общения гражданина с государством, с различного рода бюрократическими структурами, новые возможности… в конечном счете, просто наша интеграция в цифровое пространство в широком смысле этого слова». В ближайшем будущем получение государственных и муниципальных услуг в комфортных условиях быстро и качественно станет нормой нашей жизни.

Обзор российского законодательства о противодействии коррупции Алехина Е.И.

Северо-Кавказская академия государственной службы Степень развития коррупции в современной России представляет серьезную общественную опасность, поскольку речь идёт о существовании обширных и устойчивых коррупционных сетей, которые не только извлекают прибыль из своей противоправной деятельности, но уже и инвестируют её в развитие самой коррупции.

На протяжении последних десятилетий в нашей стране наблюдается поступательный и интенсивный рост числа и видов коррупционных правонарушений. С каждым годом ситуация становится все более напряженной. В связи с этим актуален обзор российского законодательства о противодействии коррупции.

Конституция Российской Федерации содержит ряд норм, закладывающих важнейшие принципы, учет которых необходим в процессе противодействия коррупции. К числу таких принципов можно отнести: равенство граждан перед законом (ст. 19);

соблюдение норм международного права в области обеспечения прав человека (ст. 17);

право граждан на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления (ст. 33);

гарантии судебной защиты прав и свобод граждан (ст. 46);

презумпцию невиновности (ст. 49);

установление законодательного порядка 10    ограничения основных конституционных прав для достижения общественно значимых целей (ст. 55) и др.

Соотношение конституционных норм с конкретными задачами противодействия коррупции имеет конструктивные, практически ориентированные начала. Например, в качестве составной части правовой основы противодействия коррупции могут выступать положения ст. 33 Конституции. Определяемое в указанной статье право граждан на обращения в государственные органы и органы местного самоуправления следует считать необходимой для противодействия коррупции обязанностью государственных органов и должностных лиц, которым направлены обращения, рассмотреть их и принять законные и обоснованные решения.

Основным актом федерального законодателя в системе мер противодействия коррупции является непосредственно Закон, что отражено и в ст. 2 Федерального закона от 25 декабря 2008 года № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» (имеется в виду фраза «настоящий Федеральный закон и другие федеральные законы»).

Составить же представление о круге иных таких актов позволяют вошедшие наряду с данным Законом в «пакет антикоррупционных законов» Федеральный конституционный закон от 25 декабря 2008 г. № 5-ФКЗ «О внесении изменений в статью 10 Федерального конституционного закона «О Правительстве Российской Федерации», Федеральные законы от 25 декабря 2008 г. № 274-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О противодействии коррупции»" и от 25 декабря г. № 280-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 года и Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 года и принятием Федерального закона «О противодействии коррупции», Федеральный конституционный закон «О Правительстве Российской Федерации», а также федеральные законы, в которые внесены изменения названными Законами.

Кроме того, в «пакет антикоррупционных законов» вошел Федеральный закон от 22 декабря 2008 г. № 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации». Данный акт является единственным из «пакета антикоррупционных законов», проект которого внесен в Государственную Думу не Президентом Российской Федерации. Проект, имевший название «Об обеспечении прав граждан и организаций на информацию о судебной деятельности судов общей юрисдикции в Российской Федерации», внесен в Государственную Думу еще в апреле 2006 г. Верховным Судом Российской Федерации (на основании постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 марта 2006 г. № 6 «О внесении в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проекта федерального закона «Об обеспечении прав граждан и организаций на информацию о судебной деятельности судов общей юрисдикции в Российской Федерации»). В первом чтении законопроект принят в феврале 2008 г. и лишь его причисление к проектам «антикоррупционных» законов обеспечило успешное завершение над его работой.

Законопроект претерпел существенные изменения, что отразилось и на его названии.

В Уголовном кодексе Российской Федерации нет специального состава преступления, именуемого коррупцией, но есть ряд составов, которые охватываются понятием коррупции, например получение и дача взятки (ст. 290, 291 УК РФ), злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ), незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст. 289 УК РФ), служебный подлог (ст. 292 УК РФ) и др.

11    Среди актов Президента Российской Федерации, составляющих правовую основу противодействия коррупции, следует указать, прежде всего, на Указ от 19 мая 2008 г. № 815 «О мерах по противодействию коррупции» и Национальный план противодействия коррупции, утвержденный 31 июля 2008 г. № Пр-1568. Кроме того, указание на два таких акта содержится в названном Национальном плане противодействия коррупции.

Речь идет об указах от 12 августа 2002 г. № 885 «Об утверждении общих принципов поведения государственных служащих» и от 3 марта 2007 г. № 269 «О комиссиях по соблюдению требований к служебному поведению государственных гражданских служащих Российской Федерации и урегулированию конфликта интересов».

Правительство Российской Федерации, как установлено в ч. 1 ст. 115 Конституции Российской Федерации, издает постановления и распоряжения. Вопросы противодействия коррупции, по которым Правительством Российской Федерации издаются постановления, предопределены, прежде всего, в ч. 3 ст. 5 Федерального закона от 25 декабря 2008 года № 273-ФЗ «О противодействии коррупции». В указанной норме в качестве одной из организационных основ противодействия коррупции предусмотрено, что Правительство Российской Федерации распределяет функции между федеральными органами исполнительной власти, руководство деятельностью которых оно осуществляет, по противодействию коррупции.

Под иными федеральными органами государственной власти, нормативные правовые акты которых составляют правовую основу противодействия коррупции, в статье 2 ФЗ от 25 декабря 2008 года № 273-ФЗ подразумеваются, прежде всего, федеральные органы исполнительной власти (но не исключительно данные органы).

В целом можно говорить о том, что российское законодательство о противодействии коррупции в основном сформировано и, более того, является важнейшим инструментом в борьбе общества с этим злом.

Перспективы эволюции политического плюрализма и партийной системы А.А. Амбарцумян Донской юридический институт Политический плюрализм впервые получил закрепление в Российской Конституции лишь в 1993 году: «В Российской Федерации признается идеологическое многообразие. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. В Российской Федерации признаются политическое многообразие, многопартийность. Общественные объединения равны перед законом».

В наши дни российская партийная система, производит впечатление сложившейся и устойчивой. Но данная устойчивость может навредить развитию государства в целом.

В России возникла ситуация замкнутого круга: Во-первых, возникает ситуация замкнутого круга: «президентская власть России» создала и практически полностью управляет деятельностью своей «партии власти», и та последовательно исполняет все отдаваемые ей стратегические указания. (То есть мы наблюдаем ситуацию полного сливания ветвей власти). партия находится в состоянии стагнации, так как в партии жестко ограничена «внутрипартийная демократия» и сохраняется «враждебная»

установка по отношению, как к парламентской оппозиции, так и другим общественным силам, выступающим с критикой власти. В стране приветствуются только движения, которые поддерживают «Единую Россию». «Единая Россия», а с ней и вся «региональная вертикаль» исполнительной власти сама по себе будет работать на дальнейшее расширение – что автоматически означает «сжимание» оппозиции, а вместе с ней и политического плюрализма. Эта ситуация объективно противоречит 12    установленному Конституцией принципу многообразия и, соответственно, противоречит воле народа.

Действия российской власти в области политического плюрализма только лишь зажимают плюрализм. Так, власть всячески способствовала усилению «Единой России»

(например, увеличен допуск в парламенты (федеральный и региональные) представителей партий, набравших от 5% до 7% голосов).Такие действия препятствуют эволюции партийной системы, не создают ее нового качества и недостаточны для развития государства и улучшения состояния в стране. В нынешних реалиях складывается модель «совещательности и умеренной критики» власти со стороны партий, не только не «посягающих на власть», но не обладающих реальными возможностями для полноценной конкуренции с «партией власти» даже на региональном или местном уровне.

Главная цель нынешней системы – минимизировать неопределенность исходов политической конкуренции. Это действительно стабилизирует власть, но одновременно отсекает от политического участия в жизни страны крупные слои общества и элиты, которые не готовы автоматически следовать за партией власти». Это только приводит страну к состоянию застоя.В интересах власти, да и российского общества в целом свести к минимуму расколы в элите и обществе – будь то протест или политические устремления среднего класса - в стены парламентов различных уровней и цивилизованные дискуссии организаций гражданского общества и прессы, а не дать им «уйти на улицу».

Основные перспективы плюрализма в России на ближайшие несколько лет выглядят следующим образом:

1. На обозримую перспективу президентская власть и исполнительная вертикаль сохранят свое доминирующее положение в российской политической системе. Не только выборы 2012, но с высокой долей вероятности и следующие президентские выборы будут проходить по привычной модели: «кремлевский кандидат», фактически стоящий над партийным плюрализмом, против партийных оппозиционных кандидатов от КПРФ и ЛДПР и «технических» независимых кандидатов. Уровень конкуренции на этих выборах останется низким. Задача максимизации результата победителя становится избыточной и даже вступает в логическое противоречие с задачами развития политического плюрализма. Это с одной стороны. С другой стороны подобная ситуация может привести к своеобразному произволу власти, когда ничего не препятствует проведению в жизнь политики, которая может противоречить «желаниям»

народа. Также у нас в стране складывается ситуация, когда за каждым действием, которое изначально направлено на развитие общества, повышения «международного»

престижа» страны, скрывается простая жажда наживы. Так, например, ситуация с Олипиадой-2014 в Сочи. Данное мероприятие, по оценкам экологов, принесет непоправимый вред уникальной природе, находящейся в районе Сочи.

2. «Единая Россия» остается стержнем политической системы и сохраняет большинство в федеральном и большинстве региональных законодательных собраний.

Как видится данная ситуация не предполагает успешного развития политической системы России. Это обосновывается тем, что «Партия власти», построенная «сверху вниз», пребывающая в жесткой зависимости от исполнительной власти, почти лишенная внутренней автономии рискует стать тупиковой моделью развития. Надежды на изменение такого положения есть, но связаны они преимущественно не с самой партией, а с изменением целеполагания президентской власти в области развития политической системы.

13    3. В партийной системе КПРФ и ЛДПР инерционно сохраняются.

Коммунистическая Партия остается чуть ли не единственной партией, которая «не стесняется» критиковать «Партию Власти» и политику которую она избрала. Но проблема КПРФ заключается в ограниченности их электората, что за них голосуют люди «пенсионного возраста». Многие же представители более молодого населения «пессимистически» относятся к Советскому прошлому и выступают против возвращения советского строя. Выживают те, кто может меняться вместе со временем.

Партия КПРФ к таким «субъектам жизни» не относится. В ЛДПР потенциал для какого либо качественного изменения также практически отсутствует: эта партия не может стать содержательным оппонентом власти в дискуссии о курсе развития страны или выразителем коллективной воли значимой элитной группировки. Тем более не ясной остается избирательность ЛДПР в критике власти: складывается впечатление, что критикуют то, что разрешено.

Наибольшая развилка в развитии политического плюрализма связана со «Справедливой Россией». Эта партия сочетает два потенциально сильных ресурса:

«мейнстримовский» набор элитных политических фигур и наименьшая степень антагонизма с «партией власти» как по настроениям электората, так и по своей политической программе. В то же время, именно она способна «воспринять» умеренно протестный электорат, который не противен власти, но не готов проявлять лояльность ей при любых обстоятельствах. И по той же причине именно «Справедливая Россия»

способна «дорастить» свой элитный потенциал до уровня, позволяющего вести содержательную дискуссию с властью о путях развития страны. При этих достоинствах, «Справедливая Россия» испытывает и ряд проблем в своем развитии: «партия власти»

настроена к «Справедливой России» наиболее конфронтационно, и жестко блокирует приток в нее элитных фигур. Скорее всего данная ситуация связана с тем, что из существующих партий, помимо самой «Единой России», «Справедливая Россия»

является самой прогрессивной партией. Это способствует ограничению электорального потенциала партии.

Но, не смотря на все преграды, именно эта партия может способствовать расширению политического плюрализма, и возможности создания разумной конкуренции между партиями.В результате чего может сложится двухпартийная система, что, если опираться на социологические опросы, совпадает с волей населения.

В России сложилась по сути дела однопартийная система, где остальные партии играют лишь номинальное значение. Сложившаяся ситуация носит отрицательный характер, так как при отсутствии конкуренции в политической сфере, государство приходит в состояние стагнации. Для более или менее нормального функционирования власти необходимо хотя бы две конкурирующие партии. Так что, для развития государства необходимо наличие конкуренции между партиями, соответственно изменение раскладов политических сил, притом не просто перераспределение власти, а такое перераспределение, чтобы у партии власти представительство было ниже 50 %.

Также, в завершении, хотелось бы привести слова из интервью Первого Президента СССР Михаила Горбачева, которое он дал В. Познеру 27 февраля:

Вопрос: «Как вы относитесь к «Единой России?»

Ответ Горбачева: «Плохая копия КПСС».

Что называется, от чего открещивались, к тому и приплыли.

14    Гражданское общество как перспективный факторантикоррупционной политики Ароян А.С, к. полит.н.

Северо-Кавказская академия государственной службы Коррупция – одна из самых актуальных проблем современного общества. Она все больше и больше приобретает политический окрас. Системная коррупция имеет дело с тотальным использованием общественных ресурсов для частной выгоды.Противодействие этому феномену стало приоритетом рассмотрения международными организациями, а также на глобальном уровне политическими деятелями и учеными. Приходится констатировать, что с точки зрения политических практик, научный анализ связанных с коррупцией проблем часто вторичен, в то время как на первое место выходит политическая целесообразность способов снижения уровня коррупции, а нередко дискурс политиков ориентирован на популизм. Следует признать, что сегодня коррупция подрывает доверие граждан к власти, к тем проблемам, которыми власть должна заниматься. Неправомерные, несвоевременные их действия побуждают общественность к протестной форме активности, появлению в обществе нового понятия - ситуативной активности, которая во многом зависит от конкретной ситуации и определенной проблемы.

Политическая коррупция негативно влияет на положение страны в международном сообществе, препятствует осуществлению эффективного управления, ставит под угрозу саму идею демократии, а также подрывает процесс становления и развития институтов гражданского общества с активной составляющей. В условиях неразвитости институтов гражданского общества политические элиты в современной России могут превратиться в монопольные субъекты власти, от действий которых во многом зависят направление и темпы политического развития страны. Наблюдается возрастание роли в политических процессах административной бюрократии, часто ориентированной на извлечение статусной ренты.

Количество антикоррупционных структур гражданского общества, участвующих в политическом соревновании не всегда может свидетельствовать о пропорциональном росте политической активности граждан. Правовая и институциональная структура противодействия коррупции в России выглядит вполне сформированной, однако нельзя утверждать, что существуют гарантии эффективной реализации антикоррупционных мероприятий. Например, положительным моментом является введение в 2009 году экспертизы проектов нормативных правовых актов, где возможность проведения экспертизы предусмотрена как для институтов гражданского общества, так и для отдельных граждан. Однако таким заключениям присвоен рекомендательный характер.

В 2005 году было завершено формирование Общественной палаты РФ, где была создана подкомиссия по проблемам противодействия коррупции, тем не менее, результаты работы данной комиссии не известны. Главной целью создания подкомиссии было активное взаимодействие с общественными организациями и НКО. Но указанное взаимодействие на практике не было реализовано. Считается, что среди основных причин, препятствующих этому процессу можно назвать отсутствие квалифицированных кадров, имеющих опыт по взаимодействию с НКО и общественными организациями, а также стремление подкомиссии, не предпринявшей активных действий в сфере антикоррупционных мероприятий, к сотрудничеству с общественными структурами.

Общества, в которых существует свобода слова и свободная политическая конкуренция идей и мнений, получают огромное количество информации о возможной коррупционной деятельности в государственных структурах. Следует согласиться, что изобилие информации, акцентирующей внимание на коррупционной активности, 15    приводит к социальному стрессу, недоверию органам власти и увеличивает рост аномии. Более того, активизируется преступная идеология, в различные сферы социальной жизни внедряются нормы поведения криминальных сообществ. Ученые оперируют понятием преступной субкультуры, как в политической, так и других сферах общества. Все это снижает устойчивость политической системы. В такой ситуации необходимо вести речь о низкой легитимности находящейся во власти элиты. Было бы ошибочным утверждать, что элита не замечает указанную проблему и не предпринимает определенных мер по ее разрешению.

Необходимо признать, что в рамках проводимой в стране антикоррупционной кампании выявляются факты участия самих общественников в криминальном бизнесе.

По данным общественного движения «Против коррупции» еще два года назад организаций, утверждающих, что они пытаются избавить Россию от преступников, состоящих на государственной службе, было более 3500. Что касается сегодняшнего количества структур, то такой информации нет, однако, по мнению Общественной палаты РФ, только за последние полгода их стало больше в десятки раз. В связи с этим, общественность с недоверием относится к созданию новых комитетов, комиссий или иных структур антикоррупционной деятельности, и это в свою очередь не способствует консолидации гражданского общества по актуальной для страны проблеме.

Гражданское общество способно изобрести механизмы эффективного контроля реализации обозначенных президентом страны антикоррупционных реформ. Программа действий общественников потребует размышлений о преодолении синдрома безнаказанности, в то же время исполнения полного набора антикоррупционных превентивных мер, абсолютной прозрачности и осведомленности о ходе реализации проводимой в стране антикоррупционной политики. Результатами осуществления реформ должны быть взвешенные мероприятия с анализом эффективности их реализации, а также внесения необходимых корректив в политическую стратегию заинтересованных факторов.

В связи с отсутствием полноценного гражданского общества, политические и экономические системы подвергаются радикальным переменам в короткие промежутки времени. Незрелые политические структуры не в состоянии противостоять целому комплексу проблем, поэтому развитие структур гражданского общества должно выступать в качестве приоритетного направления антикоррупционных мер и политики в целом. Только развитое гражданское общество способно эффективно осуществлять контрольные функции в отношении процесса руководства и сдерживания коррупции.

Кроме того, широкая публичная поддержка антикоррупционных мероприятий по определению подразумевает участие общественности в их осуществлении. Анализируя связанные с антикоррупционными мерами политические риски, руководители страны и регионов должны осознавать, что недостаток поддержки активной части общества лишит подобные меры шанса на удачную реализацию. Именно на региональном уровне должно происходить взаимодействие государственных властных структур с органами гражданского самоуправления, и организовываться оно должно так, чтобы институты самоуправления не свертывались, чтобы их функционирование не приобретало формального и рудиментарного характера, а, напротив, так, чтобы создавались и укреплялись перспективы их дальнейшего развития в борьбе с проявлениями коррупции и неправомерными действиями властей. Посредством политической социализации необходимо идти к новому уровню политической культуры граждан, в рамках которой неприемлемыми станут коррупционные практики, а их разоблачение – долгом каждого политически ответственного перед территориальным социумом гражданина.

16    Зарубежный опыт показывает, что результативное противодействие коррупции невозможно без активной поддержки со стороны рядовых граждан, а также общественных, правозащитных организаций. Сегодня в России зарегистрировано большое количество некоммерческих организаций, но их деятельность зачастую ограничивается декларативными заявлениями о необходимости борьбы с коррупцией или поддержкой антикоррупционных инициатив руководства страны.

Общественность должна выстраивать свою деятельность на основе активного взаимодействия с государственными органами, что не исключает занятие принципиальной позиции по спорным вопросам. В современных условиях государство нуждается в политически активном населении и эффективном взаимодействии органов власти и чиновников. Именно общественный контроль может способствовать ликвидации коррупции, поскольку гражданское общество и коррупция являются антиподами. Коррупция тормозит развитие гражданского общества и вызывает проблемы организации и функционирования общественных организаций. Борьба с коррупцией возможно только при согласованном взаимодействии органов власти, местного самоуправления и институтов гражданского общества.

Гражданское общество может выступать в качестве фактора антикоррупционной политики. Уже сегодня, практики и ученые рассматривают возможность изъятия у органов исполнительной власти избыточных функций (таких как, например, лицензирование, аккредитация некоммерческих организаций) и передачу их общественным организациям, профессиональным ассоциациям и т.д.

Оценка качества государственного управления в контексте межстранового сопоставления, целеполагания и планирования Аширова М.Н.

Северо-Кавказская академия государственной службы Успех государственного регулирования зависит от своевременного анализа проводимых им реформ, межстранового сравнения государственного управления и оценки качества и эффективности деятельности государственных органов.

Своевременное выявление недейственных инструментов регулирования позволит использовать более эффективные методы и инструменты государственного управления для последующего планирования деятельности. Полноценный мониторинг и последующая оценка эффективности проводимых в стране преобразований государственного управления в основе своей должны иметь систему целей и показателей, разработанную на основе обзора международного опыта мониторинга и оценки административных реформ.

Для мониторинга реформ в сфере государственного управления международными организациями используется подход, разработанный в рамках программы СИГМА (программа по поддержке совершенствования государственного управления в странах Центральной и Восточной Европы) Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), который заключается в оценке прогресса реформ по сравнению с первоначальным состоянием. «При оценке в качестве целей реформ в соответствующих областях государственного управления используются рекомендации ОЭСР, а часто, особенно в случае стран, заявивших о своем желании войти в состав Европейского союза (ЕС) - стандарты стран ЕС.

В 1990-х гг. Институт Всемирного банка разработал альтернативный подход к оценке прогресса развития государственного управления, разработав так называемый 17    интегральный показатель государственного управления (Governance Research Indicator Country Snapshot - GRICS)». Международные интегральные показатели и индексы обычно составляются с целью проведения сопоставлений в исследуемой сфере в определенный период времени, и зачастую они не всегда пригодны для проведения ретроспективного анализа.

Тем не менее, ряд показателей (в том числе интегральный показатель GRICS, индекс восприятия коррупции, индексы ООН и ЕС) позволяют производить сопоставления в динамике с учетом специфики их формирования. Показатель GRICS оценивает эффективность управления и состоит из 6 индексов, отражающих 6 параметров государственного управления: право голоса и подотчетность;

политическая стабильность и отсутствие насилия;

эффективность правительства;

качество законодательства;

верховенство закона и контроль коррупции.

Данный показатель получил широкое распространение, поскольку позволяет проводить межстрановые сопоставления. Он измеряется с 1996 г. с периодичностью раз в 2 года, с 2005 г. публикуется ежегодно.

По свидетельству международных экспертов, по эффективности государственного управления и качеству публичных услуг Россия находится на одном уровне со странами, намного уступающими ей в экономическом развитии. А по ряду интегральных показателей, используемых в международной практике, значительно уступает не только развитым странам, но и большинству стран Восточной Европы.

По данным, опубликованным в докладе Всемирного банка «Качество управления имеет значение: показатели эффективности государственного управления в мире за 1996-2006 годы» Россия ни по одному из 6 индексов интегрального показателя GRICS не достигла заметного прогресса и находиться в нижней части рейтинга стран. По некоторым индексам, входящим в GRICS, в России в последние годы происходит ухудшение ситуации:

1. по индексу права голоса и подотчетности - с 41,1 в 1998 г. до 25,6 в 2005 г. и 22 в 2008 г.;

2. по индексу политической стабильности и отсутствия насилия - с 26,4 в 2002 г.

до 18,9 в 2005 г., однако к 2008 г. ситуация выровнялась до 24;

3. по индексам эффективности правительства, верховенства закона и качества регулирования сохраняется уровень, достигнутый в 2002 г.

В рейтинге международной конкурентоспособности Всемирного экономического форума за 2004 год Российская Федерация по показателю «качество государственных институтов» опустилась с 81-го на 89-е место. По индексу восприятия коррупции, рассчитываемому международной организацией «Транспэренси Интернэшнл», в году Россия среди 146 стран занимала 90-е место. В данный период процентный ранг Российской Федерации по эффективности государственного управления равнялся 48, единицы (из 100 возможных), по качеству государственного регулирования – 30, единицы.


Указанные интегральные показатели качества государственного управления применяются для межгосударственного сравнения, но могут применяться и для                                                              Добролюбова Е.И. Всемирный банк. Показатели эффективности реформ государственного управления в России: возможные подходы (рабочие материалы). [Электронный ресурс]: Режим доступа http://www.politanaliz.ru/articles.html.

Чугунов А. Индекс ООН готовности стран к электронному правительству: соотнесение с правительственными данными // Информационные Ресурсы России. 2009. №1.

[Электронный ресурс]: Режим доступа- http://www.worldbank.org/eca/russian/.

18    ретроспективного анализа (в частности, интегральный показатель GRICS, индекс восприятия коррупции, индекс экономической свободы). Межгосударственные сравнения подтверждают тесную корреляцию индикаторов качества государственного управления и показателей социально-экономического развития: например, уровень ВВП на душу населения тесно связан с индексом коррумпированности власти по версии Transparency International (TI), который также тесно связан с индексом человеческого развития, рассчитываемым в рамках «Программы развития ООН»5.

Оценка, данная обобщенными показателями, не всегда характеризует реальное состояние современного процесса реформирования, основывается на экспертных оценках, а также полезна скорее для выявления общих изменений отношения общества к государству. Целесообразно рассматривать международные показатели государственного управления в комплексе, предполагая, что возможные отклонения в их значениях не носят системного характера. Кроме того, необходимо принимать во внимание, что значения данных показателей во многом носят справочный характер.

«Существующие международные индексы имеют ряд недостатков: они базируются на не вполне пригодной для российской действительности методологии, запаздывают по времени. На их основе невозможно планировать развитие управленческой системы, выявлять конкретные проблемы, а значит, разрабатывать мероприятия по их решению». Основной недостаток показателя GRICS состоит в том, что он опирается исключительно на субъективные индикаторы, основанные на восприятии, что повышает риск смещения рейтинговых оценок. Страны с высоким уровнем экономического развития зачастую воспринимаются как страны с более качественными системами государственного управления, что приводит к изменению оценок. Кроме того, нельзя игнорировать очевидность политической ангажированности ряда подходов, воздействие имиджевых оценок.

Оценка, производимая обобщенными показателями, не учитывает реальный прогресс экономической, социальной и других сфер, полученный за счет воздействия на них органов государственного управления. Следовательно, необходимы показатели, способные учесть и сопоставить ресурсы и эффект от достижения целей органов государственной власти, реализации их программной деятельности, минимизировать расхождения в оценках проводимых в стране реформ. Анализ динамики обобщенных показателей в отрыве от показателей результативности на уровне целей и задач может привести к ошибочным выводам.

С целью минимизации разночтений Всемирным банком был разработан набор более конкретных и объективных показателей эффективности «второго поколения»

(показатели результативности и индикаторы непосредственных результатов реализации отдельных целей и задач реформ государственного управления), которые более актуальны для целей мониторинга и оценки реформ государственного управления.

Также в государственном секторе нашла применение оценка на основе базовых показателей (Benchmarking), которая берет начало из сферы бизнеса и включает оценку экономической эффективности, удовлетворение потребителей и государственных служащих. Данный инструмент анализа показал себя как эффективная стратегия повышения эффективности работы органов государственного управления. «Применение оценки включает три основных стадии. Прежде всего, детальное понимание                                                              Олейник А. Административная реформа: незачет по качеству власти. [Электронный доступ]:

- Режим доступа: http://www.vedomosti.ru/newspaper/article.shtml?2006/11/29/116666.

Алескеров Ф.Т., Головщинский К.И., Клименко А.В. Оценки качества государственного управления // Моделирование в социально-политической сфере. 2008. № 1.

19    собственных процессов. Во-вторых, анализ процессов в других организациях. Затем, сравнение своих показателей эффективности с показателями других участников тестирования. И, наконец, принятие мер по преодолению разрыва в эффективности работы». Разработка адекватных показателей для измерения результатов – это непрерывный процесс, предполагающий учет различных точек зрения, постоянный пересмотр и совершенствование этих показателей. Важно в данном процессе учитывать необходимость первичной формулировки четких целей и задач, уже на их основе разработку и утверждение самой системы показателей.

Классификация индикаторов на показатели конечных и непосредственных результатов также используется с целью измерения эффективности проводимых в стране реформ с применением методов стратегического планирования и целеполагания.

Данная классификация получила законодательное закрепление в Методических рекомендациях по подготовке ДРОНД и используется в качестве основного элемента анализа эффективности деятельности органов исполнительной власти – государственных распорядителей бюджетных средств.

Важно отметить, что совокупность показателей конечного эффекта и непосредственного результата представляет собой иерархию, в которой каждому показателю конечного эффекта соответствует некоторый набор показателей непосредственного результата. Иерархия показателей результативности отражает декомпозицию цели в тактические задачи: непосредственный результат объясняет, за счет чего обеспечивается конечный эффект. При этом последний в указанной иерархии характеризуют цели, а показатель непосредственного результата – процедуры их достижения.

Перечисленные типы показателей отражают все составляющие управления – объект управления (целевая группа, сфера воздействия), субъект управления и стоимость управления. Также они позволяют выявить неэффективно используемые финансовые ресурсы, скорость/темпы проведения реформ на всех уровнях власти.

Анализ и совершенствование методов оценки и повышения эффективности государственного управления оказывает влияние на своевременность реформ, адекватность инструментов государственного регулирования современным условиям, а также обеспечивает возможность межстранового сопоставления показателей государственного управления и применения лучшей практики в России. Непринятие перечисленных мер и инструментов может привести к дальнейшему росту неэффективных расходов, ухудшению кадрового состава и материальной базы, снижению уровня жизни населения, снижению объема и качества предоставляемых услуг, ухудшению социально-экономического климата в стране и, как следствие, и снижению уровня конкурентоспособности.

Борьба с коррупцией как составляющая политического процесса современной России Атоян Ш.М.

Северо-Кавказская академия государственной службы Борьба с коррупцией, есть не что иное как, борьба с самим несовершенством человеческой натуры, которой присущи алчность, честолюбие, эгоизм и т.п.

                                                             Цуркер К. Инструменты оценки эффективности государственных служащих и органов государственного управления // Управленческое консультирование, 2002. №1.

20    То, что коррупция не соответствует моральным нормам цивилизации - известно с древности. На протяжении многих веков коррупция поражала общества и государства, и с ней пытались, так или иначе, бороться. Так, уже во второй половине XXIV века д. н.

э. как первый борец с коррупцией упоминается Урукагина — шумерский царь города государства Лагаша. Однако, несмотря на публичные и часто зверские истязания за взяточничество, борьба шумерского правителя с этим злом не приводила к желаемым результатам. В лучшем случае лишь предотвращались наиболее опасные преступления, но на бытовом уровне коррупция процветала повсеместно.

Борьба с коррупцией с переменным успехом ведется и до сих пор. Начатая в году президентом РФ Д.А. Медведевым антикоррупционная реформа призвана сдерживать административное давление бюрократии на граждан и бизнес, перевести функционирование политической системы страны на качественно новый уровень.

Создан Национальный план противодействия коррупции, принят большой пакет законодательных актов. В их развитие издано великое множество ведомственных документов. При этом коррупция продолжает расти.

Приведем данные Transparency International — неправительственной международной организации по борьбе с коррупцией и исследованию ее уровня по всему миру. В 2010 г. Россия оказалась на 154-м месте из 178 возможных мест по индексу уровня коррупции, скатившись за год с тоже далеко не почетного 146-го места.

Теперь мы идем рука об руку с Папуа-Новая Гвинея, Конго, Гвинеей-Бисау и Таджикистаном. При этом коррупционный оборот в нашем государстве оценивается в 300 млрд. долл.

Согласно опубликованным данным опроса Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) большинство россиян(67%) поддерживает предложение премьер-министра РФ Владимира Путина и считает, что необходимо обязать чиновников декларировать не только свои доходы, но и расходы, против инициативы выступило 6% опрошенных. Возможно, в какой-то степени реализация данной меры будет способствовать уменьшению степени коррумпированности представителей госвласти. Однако нас больше интересует - когда за коррупционные деяния будут сажать и конфисковывать.


Следует отметить, что антикоррупционные меры затрагивают лишь базовые основы организации государственной и муниципальной службы, - это является сущностной основой политического противостояния сторонников и противников реформирования.

Хотя антикоррупционные законодательные акты были приняты практически во всех субъектах Федерации, тем не менее ситуация осложняется тем фактом, что в некоторых регионах существуют неприкасаемые государственные структуры.

Хотелось бы также указать на проблему информационной закрытости государственного аппарата, которая всегда, являлась питательной средой для развития коррупции.

Говоря о государственном аппарате, в первую очередь следует обратить внимание на проблемы с доступом к информации о решениях, принимаемых государственными и муниципальными органами власти и управления, проблемы с прозрачностью деятельности коммерческих структур и проблемы, возникающие с возможностью публикации в средствахмассовой информации (СМИ) материалов по антикоррупционной проблематике. Соглашаясь с мнением проф. Бондаренко С.В.

важно не переоценить роль технологии в жизни социума. Коррупционеры наверняка попытаются приспособиться к реалиям информационного общества. Но то, что 21    технологии позволяют сделать государственные структуры “прозрачными”, уже можно считать важным шагом в борьбе с коррупционными проявлениями.

Опыт многих стран показывает - существуют своего рода основные пункты, на которых должно строиться общество, свободное от коррупции: среди них свободная конкуренция, реальное верховенство закона, сильное гражданское общество, независимые СМИ и реальная рыночная экономика. Будем надеяться, что процесс модернизации России изменит сложившеюся ситуацию, поскольку коррупция как политическая проблема современной России является главным препятствием для достижения в обществе социального спокойствия, взаимопонимания и политического согласия.

Борьба с коррупцией: международно-правовое измерение Бутенко О.С., к.ю.н.

Ростовский государственный университет путей сообщения Коррупция - одно из наиболее сложных общественных явлений.Анализ множества существующих дефиниций в методологическом плане позволяет охарактеризовать коррупцию как разложение управленческого аппарата, а проблему борьбы с коррупцией - как такую, которая непосредственно связана с задачей обеспечения национальной безопасности государства.

Особенности и существенные различия в развитии национального антикоррупционного законодательства государств связано с разным уровнем социально-экономического, политического и культурного развития, а также с их национальными обычаями и традициями. В соответствии с этими обычаями и традициями в мире существуют три модели отражения коррупционных проявлений в общественном сознании и в национальной правовой науке: азиатская модель, африканская модель и латиноамериканская модель.

Согласно азиатской модели коррупция – привычное и общественно приемлемое культурное и экономическое явление, связанное с функционированием государства.

По африканской модели власть продается «на корню» группе основных экономических кланов. Коррупция позволяет политическими средствами обеспечить надежность их существования. Данная модель коррупции возможна при следующих условиях:

- политическая власть в стране остается неконсолидированной;

- финансово-бюрократические группы под давлением инстинкта самосохранения прекращают противостояние и договариваются между собой;

- формируется олигархический консенсус между консолидированными финансово-бюрократическими группами и частью политической элиты.

Латиноамериканская модель фактически отстаивает попустительство коррупции, которое дает возможность теневым и криминальным секторам экономики могущество, соизмеримое с государственным. Такое понимание коррупции фактически означает номинальную борьбу с этим явлением. В законодательстве это проявляется по-разному:

или как отсутствие антикоррупционного законодательства, или как фрагментарное правовое регулирование этого явления.

Со второй половине XX века мировое сообщество убедилось в необходимости проведения согласованной антикоррупционной политики, направленной на защиту общества и демократических ценностей от коррупции, включая разработку и принятие соответствующих международно-правовых норм в сфере борьбы с коррупцией Очевидно, что отмывание денежных средств оказывает существенное влияние на распределение международных капиталов, имеет решающее значение для процветания 22    и функционирования организованной преступности. Масштабы коррупции и отмывания денежных средств создают благоприятные предпосылки «инвестирования»

организованных преступных групп, что оказывает отрицательное воздействие на экономические, культурные и политические основы стабильности отдельных стран, мировой финансовой системы и международного правопорядка.

В этой связи источники международного права формируют не только основу эффективного противостояния отмыванию денежных средств и организованной преступности, но и представляют собой, прежде всего, важнейший и действенный инструмент регулирования борьбы с коррупцией.

Первым универсальным международно-правовым актом, посвященным противодействию отмыванию денежных средств, стала Конвенция Организации объединенных наций о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ от 20 декабря 1988 года.

Конвенция впервые определила базовые понятия для организации системы противодействия отмыванию денежных средств. Нельзя не заметить, что, хотя речь в конвенции идет об отмывании денежных средств, полученных от преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, сформулированные стандарты по борьбе с отмыванием денежных средств, применимы для противодействия отмыванию денежных средств, полученных и от иной преступной деятельности, например, такой как организованная преступность и коррупция.

В то же время в условиях развивающихся интеграционных тенденций в мире, результатов технологического и социального прогресса, происходило развитие организованной преступности, что привело к росту доходов преступных средств, получаемые из других сфер преступной деятельности. Посредством коррумпированных чиновников в распоряжении организованной преступности сосредоточены громадные силовые и финансовые средства, новейшие достижения науки – это и есть благоприятные условия для маскировки преступных денежных средств в целях сокрытия их подлинного происхождения.

Борьба с отмыванием денежных средств, организованной преступностью и коррупцией требует использования эффективных и современных методов в международном масштабе. Реакцией государств на тенденцию развития опасных форм преступности, во все большей степени приобретающих международный характер, явилось принятие Конвенции Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности от 8 ноября 1990 года, которая признала преступлением действия, связанные с отмывание денежных средств не только от незаконного оборота наркотиков, но и от других видов преступной деятельности.

Как отмечалось выше, глобализация и технологические достижения помогают преступникам беспрепятственно переводить, скрывать и отмывать доходы от преступления и средства их совершения. Следовательно, эффективные законодательные основы в борьбе с коррупцией должны также запрещать подобного рода деятельность.

Попытку решить проблемы коррупции и отмывания денежных средств осуществила Организация экономического сотрудничества и развития, которая приняла Конвенцию по борьбе с подкупом должностных лиц иностранных государств при проведении международных деловых операций от 21 ноября 1997 года. Основной смысл конвенции заключается в том, что коррупционное преступление как подкуп должностных лиц иностранных государств, должно быть основным или предикатным при квалификации отмывания денежных средств. Например, в соответствии со статьей 7 страны, объявившие преступлением подкуп должностных лиц собственных государственных органов в целях применения законодательства о борьбе с 23    «отмыванием денег», будут поступать аналогичным образом в отношении подкупа должностных лиц иностранных государств, независимо от того, где имел место факт подкупа.

Во многих странах существует специфическая ситуация, связанная с тем, что их законы по борьбе с коррупцией не всегда могут быть использованы для уголовного преследования за коррупционные преступления. В ряде стран были разработаны законы по борьбе с коррупцией, которые внешне соответствуют многим международным стандартам. Однако многие из этих законов не предусматривают уголовную ответственность. Они перечисляют запрещаемые действия и просто заявляют, что эти действия наказываются согласно уголовному законодательству. Поскольку они не содержат никаких дополнительных разъяснений, например, не определяется процедура судебного преследования, их положения редко служат основанием для возбуждения уголовного дела или вынесения обвинительного приговора.

Усилия государств-членов Совета Европы и других государств, направленные на предупреждение и наказание за коррупцию и на содействие развитию сотрудничества в борьбе с коррупцией, в том числе с факторами, связывающими ее с организованной преступностью и отмыванием денежных средств, привели к принятию Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 года.

Указанная Конвенция охватывает широкий круг составов коррупционных преступлений, включая активный и пассивный подкуп национальных и международных государственных должностных лиц, взяточничество в частном секторе и злоупотребление влиянием в корыстных целях.

Коррупция не может существовать без организованной преступности и механизмов отмывания денежных средств, поскольку отдельные коррумпированные чиновники или их группы, вовлеченные в коррупцию должны найти способ по использованию преступных доходов и получению от них пользы без привлечения внимания к своей основной деятельности. Поэтому в Конвенции Организации объединенных наций против транснациональной организованной преступности от ноября 2000 года эти общественно-опасные явления увязаны в единое целое и представляют собой серьезную проблему для всех государств и мирового сообщества.

Как отмечает М.С. Качелин, конвенция ООН 2000 года является всеобъемлющей.

Во-первых, по количеству участвующих в ее подготовке государств: работу над ней вели делегации более 120 государств и 40 международных организаций. Во-вторых, исходя из широкого спектра охватываемых проблем. Прежде всего, это относится к требованию криминализировать: создание организованной преступной группы и участие в ней;

отмывание денежных средств;

коррупцию;

воспрепятствование осуществлению правосудия.

Всеобъемлющий характер конвенции проявляется в том, что она ориентирована на организацию содействия в деле эффективного предупреждения организованной преступности и борьбы с ее проявлениями, такими как отмывание денежных средств и коррупция. В этой связи предусмотрено принятие каждым государством-участником мер законодательного характера по признанию в качестве уголовно наказуемых перечисленных в конвенции деяний, совершенных умышленно. К ним относятся – участие в организованной преступной группе (ст.5), отмывание доходов от преступлений (ст.6) и коррупция.

Таким образом, Конвенция ООН 2000 года предлагает широкий юридический инструментарий для рецепции ее положений в законодательство многих государств, причем в сферах борьбы с отмыванием денежных средств и коррупцией уделено самое серьезное внимание.

24    В науке справедливо отмечается, что проблемы отмывания денежных средств, организованной преступности и коррупции, их взаимосвязи и взаимообусловленности – абсолютно нетрадиционны по своему характеру. Подобных задач человечеству решать еще не приходилось. Международное сообщество в борьбе с коррупцией признает необходимость противодействия коррупции посредством сочетания и использования возможностей системы борьбы с отмыванием денежных средств и организованной преступностью.

Детализация положений международных конвенций, посвященных проблеме организации борьбы с коррупцией, отмыванием денежных средств и преступности, получили дальнейшее развитие в Конвенции Организации объединенных наций против коррупции от 31 октября 2003 года. В основу данной конвенции положен комплексный подход, отражающий сложную социально-правовую природу коррупции, ее взаимосвязь с другими формами преступности, в частности организованной преступностью и отмыванием денежных средств, разнообразие мер и многоуровневый характер борьбы с этим явлением. Помимо обширного круга коррупционных преступлений, Конвенция ООН 2003 года содержит положения относительно превентивных мер, международного сотрудничества и технической помощи. Наиболее важной отличительной чертой Конвенции ООН 2003 года является положение о возвращении активов, которое признано в качестве «основополагающего принципа конвенции» (ст.51). В ряде положений уточняются формы сотрудничества и помощи, например, конфискованные средства, присвоенные в результате хищения государственной собственности, должны быть возвращены запрашивающему государству.

Таким образом, можно констатировать, что в настоящее время международное сообщество имеет достаточно прочные основы для сочетания и использования возможностей системы борьбы с отмыванием денежных средств и организованной преступностью как инструмент регулирования борьбы с коррупцией, предназначенный для государств, которые стремятся к тому, чтобы национальное антикоррупционное законодательство соответствовало международным стандартам.

Литература:

1. Качелин М.С. Международно-правовые аспекты борьбы с коррупцией. Автореф. дис.

... канд. юрид. наук. Москва, 2010.

2. Нурутдинов А.З. Коррупция как общеправовой феномен: Монография. - Н.

Новгород, 2003. - 67 с.

3. Следственный комитет при прокуратуре Российской Федерации. Методические рекомендации по расследованию коррупционных преступлений, Москва, 2009.

4. Проблемы организации и осуществления прокурорского надзора за исполнением законодательства о противодействии коррупции: материалы научно-практического семинара / Акад. Ген. прокуратуры Рос. Федерации – М., 2009. – 168 с.

5. Draft first mutual evaluation report on the Russian Federation / Memorandum prepared by the Secretariat Directorate General I (Legal Affairs) // Strasbourg, 2000, 3 October. Public Folders\CDPC\PC-R-EV\DocsOO\21E.OO. - P. 5.

Об отдельных мерах по противодействию коррупции Водяная В.Ю., к.ю.н.

Следственное управлениеСледственного комитета Российской Федерации по РО Сегодня коррупция является «одним из самых опасных и всепроникающих социально-негативных явлений, характеризующих современное российское общество и 25    государство», представляющее угрозу национальной безопасности.8Только за шесть месяцев прошлого года в России за коррупционные преступления были осуждены несколько тысяч человек, в том числе весьма высокопоставленные должностные лица. Поэтому борьба с коррупцией входит в число первоочередных задач российского общества и государства.

В справочном документе ООН о международной борьбе с коррупцией дается ее следующее определение: «Коррупция - это злоупотребление государственной властью для получения выгоды в личных целях». Главная опасность коррупции связана с тем, что население и государство все больше отделяются друг от друга. Государство рассматривается как сила, направленнаяпротив человека, навязанная обществу и питающаяся за счет общества10, что является серьезным препятствием на пути развития гражданского общества.

В этой связи в настоящее время в России постепенно начинает формироваться эффективный механизм борьбы с коррупцией. К числу антикоррупционных мер относятся: ратификация Россией Конвенции ООН против коррупции 2003 г. и Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию 1999 г.;

присоединение России к антикоррупционной Инициативе по борьбе с коррупцией среди высших должностных лиц;

вступление России в «Группу государств против коррупции»

(ГРЕКО);

учреждение специальной Межведомственной рабочей группы по разработке законодательных предложений с целью эффективного противодействия коррупции;

Национальный план противодействия коррупции;

принятие Федерального закона от декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции».

Принятие нормативно-правовых актов, определяющих основные направления борьбы с коррупцией, - это очень важный, но только первый шаг на пути противодействия коррупции.

Меры по борьбе с коррупцией условно можно разделить на два основных направления. Первое включает профилактические меры, направленные на устранение причин и условий совершения коррупционных правонарушений: антикоррупционный анализ законодательства и его совершенствование;

совершенствование кадровой политики государства, методик подбора, обучения, воспитания должностных лиц, контроля за их деятельностью, социальной защищенности должностных лиц;

формирование правовой культуры общества, создание атмосферы нетерпимости к коррупционному поведению посредством, в том числе, антикоррупционной пропаганды, и, в конечном счете, повышение доверия граждан к государству и его должностным лицам. Второе содержит меры по выявлению, пресечению, расследованию коррупционных правонарушений и привлечению виновных к ответственности, возмещение ущерба, причиненного их незаконными действиями.

Таким образом, как мы видим, борьба с коррупцией - это проблема не какой-либо одной отрасли права, это проблема общеюридическая, социальная и политическая.«Власть — это не абстрактный институт. Это набор людей — с привычками, желаниями, пороками. Легко поймать одного коррупционера за руку и прилюдно его наказать. Но ведь коррупцией поражена вся система, а не один                                                              Тихомиров Ю.А., Трикоз Е.Н. Право против коррупции// Журнал российского права. 2007. №5. СПС «Гарант».

Из интервью Президента РФ Д.А.Медведева// газета Ведомости от 26.01.2011 г. № 12(2778).

Мирошник С.В. Налоговое законодательство в борьбе с коррупцией в налоговых органах// Вопросы судебной реформы: право, экономика, управление. №4. 26    человек».11Как показывает общемировая практика, в решении этой проблемы необходим комплексный подход.

Далеко не последнее место в в механизме противодействия коррупции занимают меры по выявлению, пресечению, расследованию коррупционных правонарушений и привлечению виновных в их совершении лиц к ответственности. При этом для создания в обществе антикоррупционной атмосферы необходимо информировать общество об этом, освещать наиболее резонансные дела, дабы исключить формирование стереотипа безнаказанности в данной сфере.

В этом направлении главная роль в борьбе с коррупцией принадлежит правоохранительным и следственным органам. При этом ее эффективность напрямую зависит от объединения усилий всех государственных структур. «Борьба с коррупцией – это кропотливая, ежедневная работа. Действовать, естественно, необходимо не только на федеральном уровне, но и на региональном и муниципальном уровнях». Наиболее активное участие в антикоррупционной борьбе призван принимать вновь созданный орган - Следственный комитет России.13 Значительная доля преступлений коррупционной направленности совершается должностными лицами, в отношении которых Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации устанавливает особый порядок привлечения к уголовной ответственности.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.