авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |

«Администрация города Ростова-на-Дону Отдел по делам молодежи Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего ...»

-- [ Страница 7 ] --

В связи с этим хотелось бы отметить еще одну проблему это междисциплинарный характер знаний в области нанотехнологий. Подразумевается, что патентный эксперт в области нанотехнологий должен иметь разностороннюю подготовку, достаточную для понимания всего спектра объема прав, связанных с техническими средствами, методами создания и областями применения продуктов нанотехнологии, в том числе входящих в единую технологию, как в международно правовых нормах, так и в национальном законодательстве конкретной страны. Выдача ошибочных или «слабых» патентов может привести к дорогостоящим судебным издержкам, сдерживать инвестиции в соответствующую отрасль и создавать проблемы для промышленности, осваивающей выпуск соответствующей продукции57. Так, в патентном ведомстве США заявки в области нанотехнологий рассматриваются во всех семи экспертных отделениях от химии до биотехнологии, в рамках ЕПВ образована специальная рабочая группа, занимающаяся патентной экспертизой нанообъектов и созданием дополнительной схемы классификационных меток.

Существует и другая опасность в правоприменительной практике - выдача патентов со слишком широкими притязаниями, которые могут блокировать развитие отрасли или внедрение инноваций. Для отклонения заявок с широкими притязаниями в США планируется применять требование доказательства осуществимости. В соответствии с доктриной осуществимости изобретатель должен представить информацию, позволяющую специалисту в данной области осуществить заявленное изобретение без «излишнего экспериментирования». Надо отметить, что в биотехнологии эксперты и суды уже используют доктрину осуществимости в отношении откровенно широких притязаний для их сужения. Однако в отношении наноизобретений критерии осуществимости пока еще не сформировались. Тем не менее                                                              См.: http://www.uspto.gov/web/patents/biochempharm/crossref.htm.

См.: Space Daily. 2005. 25 april.

Негуляев Г., Ненахов Г. Нанотехнологии: проблемы патентования и экспертизы. Часть II // Патенты и лицензии. - 2007. - N 12. - С. 21.

154    эксперты начинают требовать доказательства проведенных тестов, подтверждающих реализуемость приводимых примеров58.

В связи с межотраслевым характером нанотехнологий еще не выработаны четкие рекомендаций в отношении подачи и рассмотрения заявок на изобретения.

Первая проблема, с которой столкнулись зарубежные и отечественные патентные эксперты и заявители, определенная размытость и отсутствие четких правил определения объектов изобретения как нанообъектов, к которым зачастую ошибочно относят иные объекты. Вторая проблема двойное назначение наноизобретений как объекта макромира, с одной стороны (например, нанобатарея) и как наночастиц, с другой стороны (уникальное использование структуры нанокластеров в той же батарее). В третьих, заявители, подающие заявки в области нанотехнологий, могут столкнуться с противопоставлением изобретений предшествующего уровня, относящихся к микроуровню (диапазон 10-6 м). Решающим в этом случае фактором будет создание нового неизвестного свойства или качества, что позволяет говорить о новизне изобретения. В-четвертых, определенные трудности как для заявителя, так и для эксперта может представить раскрытие полезности (применимости) изобретения. Дело в том, что практическое использование нанотехнологии отстает от их создания и, поэтому эксперты зачастую запрашивают данные экспериментальных исследований, подтверждающих приводимые заявителем применения.

Возможно, не все традиционные режимы защиты интеллектуальной собственности - коммерческая тайна (ноу-хау), патенты, авторские и смежные права, товарные знаки (торговые марки) и знаки обслуживания - могут быть подвергнуты значительным изменениям в связи с массовым внедрением нанотехнологий. Многие из вышеперечисленных категорий останутся незыблемыми, что уже было, например, при массовом патентовании биотехнологий в 1996-1998 годах. Патенты скорее всего будут оставаться основным режимом обеспечения правовой охраны нанотехнологий, хотя имеет место и обратная тенденция, когда частные фирмы, учитывая специфический характер наноизобретений, сохраняют их в качестве коммерческих или производственных секретов. Дело в том, что большинство нанопродуктов практически не поддается обратному реинжинирингу (то есть разложению на составляющие компоненты и последующему воссозданию объекта).

Отставание России в нанотехнологическом секторе от ведущих держав значительно, но не является непреодолимым. В настоящий период в нашей стране происходят важные изменения, в числе которых признание необходимости развития нанотехнологий государством, привлечение внимания общественности и СМИ к наноразработкам, появление в вузах специальностей, связанных с наноисследованиями, что в свою очередь будет способствовать преодолению дефицита научных кадров в данной отрасли и т.д. Однако принятие в последнее время огромного количества нормативных актов в области нанотехнологий, по сути, никак не затронуло регулирования патентной охраны продуктов наноиндустрии, хотя упоминуть о них по поводу и без повода в своих нормативных актах, считает своим долгом, чуть ли не каждое министерство и ведомство. Еще в 2007 году по заявлению главы Роспатента Б.Симонова, в России не было ни одного нанопатента59 (!) (в 2006 году только патентный фонд Европейского патентного ведомства содержал уже 70 тыс.

нанопатентов, причем около тысячи из которых имели правовую охрану на территории                                                              Негуляев Г., Ненахов Г. Указ. соч. С. 22.

См.: Рыжова М. Нано-прорыв или нано-пиар? // Завтра. 2008. 9 июля.

155    Российской Федерации). Указанная проблема приводит к тому, что многие российские ученые, как правило, регистрируют патенты за рубежом, где и проводят, к сожалению, внедрение своих разработок. Надеемся, что материалы таких конференций и семинаров, как, например, проведенная осенью 2010 г. в г. Пущино Московской области конференция "Актуальные вопросы правовой охраны интеллектуальной собственности в области нанотехнологий", найдут все-таки свое отражение в главе 72 ГК РФ и правовых актах Роспатента. Это позволит, во-первых, привести отечественную правовую патентную базу в сфере нанотехнологий в соответствие с ведущими мировыми стандартами, а, во-вторых, сведет к минимуму «утечку мозгов».

Морально-этический конфликт на государственной службе Клюзко Т.А.

Ростовский юридический институт Российской правовой академии Министерства юстиции РФ В процессе прохождения государственной службы служащий сталкивается с различными конфликтными ситуациями. Одни из них обусловлены общими противоречиями общественного развития, другие – закономерностями функционирования организационных структур, третьи – особенностями содержания деятельности государственных служащих. В процессе своей профессиональной деятельности служащие сталкиваются с моральными конфликтами. Их специфика состоит в том, что они не составляют обособленной группы среди конфликтных явлений вообще и могут быть рассмотрены только как сторона конкретных социальных противоречий, как столкновение различных ценностных ориентации, оценок, отношений, мотивов. Причины их возникновения в значительной степени определены противоречивой сущностью самой морали. С одной стороны, мораль выступает как особый социальный институт для регуляции общественной жизни, как способ социальной детерминации человеческого поведения. С другой стороны, мораль представляет собой особую область духа, сферу личного самоопределения человека, что дает индивиду право на критику существующих социальных устоев. Этот двойственный характер морали в самой своей сущности содержит возможность конфликта.

Процесс выхода из ситуации морального конфликта сопровождается борьбой мотивов. Мотивы выполняют функцию смыслообразования, превращая присущие данному обществу ценности, цели и идеалы в побудительную силу человеческих поступков.

Переживание морального конфликта спровоцировано, как правило, необходимостью сделать выбор в пользу той или иной общественной ценности, признать превосходство одной жизненной стратегии над другой. Данная ситуация субъективно воспринимается как борьба мотивов, которая необходима для обоснования выбора, поиска критерия для нахождения правильного решения. Например, принимая решение выполнять или не выполнять незаконные распоряжения руководителя, служащий руководствуется субъективными мотивами, побуждающими его поступить так или иначе. Борьба мотивов проверяет на стойкость всю нравственную систему личности.

Осуществляя моральный выбор в процессе принятия решения, государственный служащий обязан руководствоваться общественными интересами и ценностями, согласовывая с ними свои личные потребности и позиции. Вместе с тем уже приводимые в книге результаты социологических исследований выявили выдвижение у многих государственных служащих на первый план сугубо личных мотивов в профессиональной деятельности, смещение на второй план мотивов общегосударственных, общественных, политических.

156    Большое значение для предупреждения и разрешения морального конфликта имеет личностный фактор. Твердая нравственная позиция, высокий уровень личностной зрелости, умение выйти за пределы чисто ролевого поведения, способность подняться над стереотипами, адекватная самооценка, готовность брать ответственность на себя - вот те качества, которые помогут личности выйти из конфликтной ситуации.

Нужно подчеркнуть, что такие механизмы разрешения морального конфликта, как регламентация нормативной системы организации государственной службы, применение психологических приемов, мер воспитательного характера и другие в настоящее время еще недостаточно разработаны. Особого внимания требует и соотношение этих механизмов с нравственной зрелостью как общества в целом, так и отдельной личности.

Конфликт ценностей и интересов, существующий в современном российском обществе, закономерно отражается в сознании и поведении государственных служащих.

Следовательно, и преодоление нравственных противоречий на государственной службе возможно лишь на пути демократического реформирования общества, становления новой идеологии, консолидирующей все слои населения. Одновременно следует отметить и то обстоятельство, что общественное развитие объективно — даже в условиях демократии — порождает все новые и новые нравственные коллизии. Таким образом, неустанное внимание к проблеме нравственного конфликта на государственной службе — основное условие повышение эффективности государственной службы, формирования позитивного отношения к ней общества.

Литература:

1. Государственная служба в России: исторический опыт и современность: учеб.

пособие/ Под общ. ред. В.П Мельникова. – М.: Изд-во РАГС, 2005. – С.187.

2. Государственная гражданская служба в Российской Федерации : учебно методический комплекс дистанционного обучения/ Под общ. ред. проф. В.М. Попова. – Ростов н /Д., 2008. – С. 164-165.

3. Государственная служба Российской Федерации : основы управления персоналом/ Под общей ред. В.П. Иванова. – М.: Изд-во «Известие», 2003. – С. 329.

Апелляционное и кассационное производство в гражданском процессе на современном этапе реформирование судебной системы Палёный И.А.

Ростовский филиал Российской академии правосудия 24 октября 1991 г. постановлением верховного Совета РСФСР было официально, на законодательном уровне положено начало реформированию судебной системы нашей страны. Главной причиной реформирования данного государственного органа явился переход нашего государства к более демократическому правовому режиму, в котором над всем должно верховенствовать право, а не интерес отдельных лиц. Данное событие сделало необходимым наличие в государстве такого суда, который был бы независим как от внешних факторов, так и внутри себя, в котором дела будут рассматриваться объективно и возможность судебной ошибки будет сведена к минимуму.

В свое докладе, я хотел бы остановиться на нескольких аспектах, которые заслуживают внимание как научных, так и практических работников.

Одним из важнейших факторов, способствующих формированию всех этих условий функционирования суда, является правильная организация вертикали судебной власти и налаженный механизм обжалования судебных решений, если они вынесены не в соответствии с законом — материальным или процессуальным.

157    9 декабря 2010 г. был принят ФЗ № 353 «О внесении изменений в гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации», который выводит нашу судебную систему на качественно новый уровень и дает возможность суду выносить окончательные судебные решения, которые бы более соответствовали принципам независимости и беспристрастности. Данный закон вступает в силу с 1. 12. 2012 года.

Я хочу пояснить сущность нового закона и разницу, между тем, что мы имеем сейчас и тем, что появится после вступления закона в силу в отношении института обжалования судебных актов.

В современном ГПП предусмотрено два способа пересмотра судебных актов, не вступивших в законную силу: апелляция и кассация. Выбор формы обжалования зависит от уровня суда, принявшего судебный акт в первой инстанции. Не вступившие в законную силу решения и определения мировых судей проверяется апелляционной инстанцией, решение и определения иных судов — в кассационной.

Апелляционная инстанция, в отличии от кассационной, полностью пересматривает дело, вправе устанавливать новые факты, обстоятельства и исследовать новые доказательства по делу. Производство в суде данной инстанции происходит по тем же правилам, что и в суде 1 инстанции.

Суд кассационной инстанции при проверке законности и обоснованности решения исследует новые доказательства лишь при условии, если они по объективным причинам не могли быть предоставлены в суд 1 инстанции.

На практике, правила установленные к рассмотрению дела в апелляционной инстанции приводят к тому, что очень часто инстанция мирового судьи является лишь простой формальностью, которую нужно пройти, чтобы попасть в федеральный суд и там представить уже все доказательства при рассмотрении дела. Отсюда нагрузка судей районных судов увеличивается. Основная причина данной ситуации является недоверие граждан к мировым судьям, решения которых очень часто изменяется или отменяется районным. Более высокая квалификация кадров данной инстанции данную проблему бы свела к минимуму.

В соответствии с новым законом и после вступления его в силу, суды субъектов будут выступать уже в качестве судов апелляционной инстанции по делам, рассматриваемым районными судами, вместо кассационной, а кассационные жалобы будет рассматривать президиум суда субъекта, который сейчас обладает полномочиями надзорной инстанции, рассматривающей жалобы, вступившие в законную силу.

Актуальность введения данного новшества состоит в том, что теперь дело, решение по которому было вынесено в районном суде будет рассматриваться вышестоящей инстанцией по правилам установленным для суда 1 инстанции с некоторыми нюансами. Это значит, что апелляционная инстанция будет рассматривать заново все дело по существу, как путем анализа доказательств, так и путем допроса участников дела, если это необходимо. Это способствует объективному рассмотрению дела, что подтвердила европейская система правосудия. Закон предусматривает, что дело рассматривается тремя профессиональными судьями, а это позволит обеспечить более высокий уровень правовой мысли.

Как уже было сказано, кассационная инстанция возьмет на себя полномочия надзорной. Вообще существование в нашей судебной системе третьей инстанции по разному оценивается правоведами. С одной стороны ЕСПЧ и поддерживающие его позицию ученые указывают на то, что в Европейских странах существует только инстанции, при этом качество судопроизводства находится на более высоком уровне, чем у нас. При этом, неэффективность надзорной инстанции они подтверждают множеством решений ЕСЧП, в которых указаны процессуальные нарушения всех 158    инстанций, включая и надзорную. Однако с данным мнением согласиться нельзя, так как оно высказано без учета особой правовой системы нашей страны, которая существует на данный момент. Необходимость данной инстанции подтверждается немалым количеством судебных актов ей пересмотренных и отмененных. Она является своеобразной гарантией судебной защиты в случае, если суд 2 инстанции примет неверное решение по делу. На данном этапе развития 3 инстанция является важным элементом нашей судебной системы, но, вероятно, введение апелляционной инстанции является шагом к её будущей отмене, поскольку качество правосудия повышается.

Реформирование судов общей юрисдикции в указанном аспекте пошло по пути организации Арбитражных судов РФ, функционирование которых уже доказало свою эффективность, а следовательно механизм реформирования уже известен.

Качество современного судопроизводства можно оценить исходя из нескольких оснований, главными из которых, на мой взгляд, являются:

1. Количество обращение граждан в европейский суд, не нашедшие, на их взгляд, эффективной судебной защиты в России, которое находится 1 месте по отношению к другим европейским странам. Правда, необходимо отметить, что РФ является уникальной страной, как с географической, так и с политико-правовой точки зрения.

2. Количество обращений граждан в национальный суд, которое постоянно растет, а следовательно растет и уровень доверия к нему населения. Конечно, в этот пункт нельзя включать ситуации, когда граждане обращаются в суд по причине необходимости и обязательности такого обращения.

Вступление в силу нового закона повысит уровень правосудия, вместе с ним повысится и уровень доверия граждан суду.

Однако для того, чтобы суд стал независим еще более, необходимо, чтобы территориальное деление по подсудности не совпадало с административно территориальным делением. Это повышает уровень независимости суда и устраняет возможные коррупционные нарушения со стороны остальных ветвей власти.

Необходимо отметить, что суд, как никакой другой государственный орган, является зеркалом уровня правового развития государства и правосознание граждан, следовательно, развитие правовой культуры общества неизбежно повышает качество судопроизводства.

Концепция судебной реформы в рамках создания единой следственной службы Самойленко П.Д.

Ростовский филиал Российской академии правосудия Вопрос о создание специальной следственной службы в Российской Федерации после распада Советского Союза, стоял очень остро. Об этом говорит статистика, приведена в Постановлении Верховного Совета РСФСР «О концепции судебной реформы в РСФСР»: …продолжает ухудшаться раскрываемость преступлений. В первом полугодии 1991 года удельный вес нераскрытых от общего числа завершенных расследованием уголовных дел повысился с 42,1 до 47,7%. Количество выявленных виновников преступлений растет в три раза медленнее, чем показатель преступности.

Здесь же нужно заметить, что не только статистика, но и сам принцип работы следственных органов РСФСР требовал качественной реформы, так как вся масса уголовных дел была распределена между тремя ведомствами, а именно: МВД (90% всех уголовных дел), Прокуратура(9,1%) и КГБ. Нужно также отметить, что КГБ занимались несвойственными для данной специальной службы делами: бандитизм, экономические преступления и организованная преступность. Также существенным упущение 159    действовавшей системы следственных органов было отсутствие принципа состязательности на досудебной стадии.

Выходом из сложившейся ситуации, по мнению многих теоретиков и практиков, виделся в одном - создании единой следственной службы, которая была бы организационно отделена от МВД, Прокуратуры и КГБ, а также должна соответствовать принципу состязательности предварительного расследования. Таким образом, идея создания единого самостоятельного Следственного комитета РСФСР не противоречила замыслам Концепции Судебной реформы.

Реформирование системы следственных органов не застало себя ждать, и в году был принят Закон «О прокуратуре», который положил начало реализации данной концепции. Нужно сказать, что данный закон не вносил координатные изменения в организационную структуру и деятельность Прокуратуры. Он лишь изменил некоторые вопросы, касающиеся деятельности прокуроров, в частности прокурор теперь не мог произвести выборочные проверки законности деятельности государственных органов по своему усмотрению. Также была упразднена партийность работников прокуратуры, с целью создания независимости прокуроров от идеологической составляющей.

Нужно сказать, что качественных изменений данный закон не внес, и по сути дела Прокуратура была немного реорганизована, а не преобразована в соответствии с Концепцией судебной реформы в Следственный комитет как службы обвинительной власти при обеспечении активности защиты в расследовании и судебном разрешении спорных или касающихся ограничения прав личности вопросов.

После принятия Закон «О прокуратуре», проект создания единой следственной службы замораживается почти пятнадцать лет, конечно нужно отметить, что предпринимаются попытки создания служб специального профиля, таких как:

налоговая полиция, ФСНК, ФАПСИ и многие другие. Но это привело к дроблению служб, а соответственно и борьбе между ведомствами, что в свою очередь сказалось на эффективности работы всей системы следственных органов РФ. Появилась спорная компетенция нескольких служб, например ФСБ и ФСНК, усложнилась система учета преступности, ухудшилась межведомственная координация силовых структур, так как был потерян принцип единоначалия, и возникла конкуренция между структурами.

Все это негативно отразилось на деятельности следственных органов, в общем, и раскрываемости преступлений, в частности. Поэтому опять встал вопрос о создании единой следственной службы и в 2007 году был издан Указ Президента « О вопросах деятельности Следственного комитета при Прокуратуре РФ», который положил начало появлению единой следственной службы в РФ. Нужно отметить, что данный Указ не вывел Следственный комитет из ведомства Прокуратуры, а лишь более четко прописал полномочия и обязанности следователей, а также их положение.

В соответствии с Концепцией судебной реформы реформирование Прокуратуры и создание единой следственной службы пошло по первому пути, то есть реформирование Прокуратуры и создание из нее надзорного органа, а также создание единой следственной службы на базе Следственного комитета при Прокуратуре РФ.

Видимо, трехлетний период, от издания Указа и до вступления в силу Закона «О Следственном комитете Российской Федерации», и данный период был довольно успешным в деятельности Следственного комитета, так как было принято решение о создании закона.

По мнению некоторых юристов, Следственный комитет не так проявил себя, как предполагалось изначально и эффективность его деятельности все еще на низком уровне. Но здесь нужно сделать оговорку, и вспомнить, что Следственный комитет еще 160    представляет из себя довольно молодую структуру, которая пока не представляет из себя единой следственной службы РФ.

В заключении хотел бы сказать, что необходимо:

-предпринять скорейшие шаги по реализации Концепции судебной реформы, в сфере создания единой следственной службы в РФ;

-преобразовать специальные следственные в подразделения Следственного комитета, для ликвидации конкуренции между службами;

-увеличить финансовую и техническую поддержку государства.

Особенности возбуждения уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст.290 УК РФ Стаценко В.Г., к.ю.н., доцент Следственное управление Следственного комитета Российской Федерации по РО Несмотря на предпринимаемые меры, коррупция, являясь неизбежным следствием избыточного администрирования со стороны государства, по-прежнему, серьезно затрудняет нормальное функционирование всех общественных механизмов, препятствует проведению всех социальных преобразований и повышению эффективности национальной экономики, вызывает в российском обществе серьезную тревогу и недоверие к государственным институтам, создает негативный имидж России на международной арене и правомерно рассматривается как одна из угроз безопасности Российской Федерации.

Среди преступлений коррупционной направленности особую сложность для расследования представляет взяточничество. Объясняется это рядом обстоятельств.

Взяточничество всегда связано с корыстным использованием должностным лицом своего служебного положения. Предмет взятки в подавляющем большинстве случаев передается наедине, без свидетелей. И взяткодатель, и взяткополучатель, и посредник в равной степени заинтересованы в сохранении тайны преступления. Взяткополучатель, будучи должностным лицом, занимая определенное положение в обществе и в большинстве случаев располагая многочисленными связями, имеет возможность принять активные меры к сокрытию преступления, уничтожению доказательств, прекращению уголовного дела либо серьезному противодействию следствию. Взяточники обычно заранее готовят объяснение на случай их задержания с поличным («дарение», «дача взаймы», «выдача премии» и т. д.). Поэтому справедливо считают: расследование таких преступлений предполагает выход на более высокий уровень подготовки, производства и анализа проводимых при этом процессуальных действий в связи с определенной "элитарностью" как самих преступлений, так и субъектов, их совершивших.

Анализ следственной практики показывает, что в большинстве случаев уголовные дела по фактам получения взятки возбуждаются по результатам оперативно-розыскной деятельности, проведенной в связи с проверкой обращений граждан.

При рассмотрении вопроса о возбуждении уголовного дела по материалам оперативно-розыскной деятельности следователюнеобходимо уделять особое внимание проверке законности и обоснованности проведения оперативно-розыскных мероприятий, правильности составления документов об их результатах, отсутствия признаков провокации взятки.

Одним из наиболее эффективных средств раскрытия рассматриваемого вида преступления является проведение оперативно-розыскного мероприятия «оперативный эксперимент», под которым понимается активное наблюдение за поведением лица, подозреваемого в совершении преступления в управляемых и негласно контролируемых условиях или в проведении иных опытных действий, 161    непосредственно связанных с поведением лица, для получения оперативно-значимой информации, на основании которой проверяются и уточняются имеющиеся сведения о вероятной подготовке или совершении преступления, а также получают новые сведения об обстоятельствах его подготовки или совершения.

Часто возникает вопрос о возможности участия в проведении оперативного эксперимента следователя. С учетом того, что следователь не является субъектом оперативно-розыскной деятельности, его участие в проведении оперативного эксперимента, либо другого оперативно-розыскного мероприятия, недопустимо.

Анализ оправдательных приговоров показывает, что нередко материалы оперативных экспериментов оформлялись с нарушением Инструкции «О порядке представления результатов ОРД органу дознания, следователю прокурору или в суд». В частности, не составлялись протоколы выдачи и использования спецтехники, не все участвующие при задержании взяткодателей с поличным вносились в протоколы, при изъятии денежных средств допускались ошибки подсчета, не указывались номера купюр, представленные материалы о результатах оперативно-розыскной деятельности следователями не осматривались.

Статья 15 Федерального закона от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно розыскной деятельности» предусматривает порядок изъятия документов, предметов, материалов при проведении гласных оперативно-розыскных мероприятий. Так должностное лицо органа дознания в этих случаях обязано составлять протокол в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, изложенными, в частности, в ст. 166 УПК РФ. Несоблюдение данного порядка может привести к невозможности использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовному делу. Необходимо отметить, что при проведении оперативного эксперимента и составлении акта о его проведении, других актов оперативными работниками привлекаются «понятые». Однако законодательство об ОРД не предусматривает обязательного участия в проведении оперативно розыскных мероприятий указанных лиц. Усугубляя эту ошибку, оперативные работники разъясняют «понятым» их «права и обязанности», ссылаясь на положения УПК РФ, и делая соответствующие записи в акте. В связи с этим, если принято решение об участии посторонних лиц в оперативно-розыскных мероприятиях, не следует называть их «понятые», лучше – «присутствующие» или «иные лица». Не лишней будет отметка в актах о разъяснении «присутствующим», что они приглашены для того, чтобы удостоверить факт проведения эксперимента, его ход и результаты, удостоверить правильность его фиксации в актах, с правом заявлений замечаний, дополнений и т.д.

При оценке следователем каждого конкретного случая получения взятки на предмет провокации взятки необходимо учитывать позицию Европейского суда по правам человека выраженную в его Постановлению от 15 декабря 2005 г. по жалобе Г.А. Ваньяна к Российской Федерации, если «действия тайных агентов направлены на подстрекательство преступления и нет оснований полагать, что оно было бы совершено без их вмешательства, то это может быть названо провокацией. Такое вмешательство и его использование в разбирательстве уголовного дела может непоправимо подорвать справедливость суда».

Провокация взятки будет иметь место в случае когда, выступающий в роли взяткодателя, сотрудник органа, осуществляющего ОРД, (или его конфидент) обращается к должностному лицу, в отношении которого имеются должным образом зафиксированные данные, характеризующие его как взяточника, с предложением выполнить его просьбу (законную либо, чаще всего, незаконную) за взятку, прямо говоря об этом либо намекая на «благодарность».

162    Часть 8 ст. 5 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» содержит прямой запрет органам (должностным лицам), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, «подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий (провокация)». При этом следует учитывать, постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2000г.

№ 6, пункт 25, в котором разъясняется, что не является провокацией взятки или коммерческого подкупа проведение предусмотренного законом оперативно-розыскного мероприятия в связи с проверкой заявления о вымогательстве взятки или имущественного вознаграждения при коммерческом подкупе.

После получения результатов оперативно-розыскных мероприятий следователь решает вопрос о достаточности их для возбуждения уголовного дела. При необходимости следователь может продолжить проведение проверки в порядке ст. 144-145 УПК РФ. Так следователь вправе требовать производства документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов и привлекать к участию в этих проверках, ревизиях, исследованиях специалистов, давать органу дознания обязательное для исполнения письменное поручение о проведении оперативно-розыскных мероприятий. В случаях нетерпящих отлагательства, до возбуждения уголовного дела следователь может осуществлять осмотр места происшествия (ч.

2 ст. 176 УПК РФ) и освидетельствование (ч. 1 ст. 179 УПК РФ).

В случае принятия решения о возбуждении уголовного дела, следователь определяет программу процессуальных действий по вводу результатов ОРМ в систему доказательств по уголовному делу. Для этого следователь обязан:

-осмотреть представленные материальные носители информации с соблюдением требований УПК РФ;

-вынести постановление о признании их в качестве вещественных доказательств и о приобщении к материалам уголовного дела;

-допросить в качестве свидетелей оперативных работников, специалистов, а также других лиц, участвовавших в оперативно-розыскных мероприятиях;

-незамедлительно назначить необходимые экспертизы (например, фоноскопические, видеофоноскопические, химические).

Успех расследования взяточничества зависит от многих факторов, и прежде всего, от квалификации следователя, его умения четко планировать свои действия, правильно анализировать доказательства, действовать осторожно и вместе с тем решительно, работать в тесном взаимодействии с органами дознания. Необходимо отметить, что успешное расследование преступлений коррупционной направленности предполагает также и внутреннюю подготовленность следователя. При проверке сообщений о преступлениях коррупционной направленности и проведении процессуальных действий по данной категории дел следователь должен быть психологически и интеллектуально готов работать с определенным кругом должностных лиц, находящихся или находившихся у власти, имея при этом высокий уровень знаний, культуры и воли. При наличии этих условий преступление, каким бы сложным для расследования оно ни казалось, может быть раскрыто и виновные будут привлечены к уголовной ответственности.

Влияние реформы правоохранительных органов на организацию и деятельность органов прокуратуры Чубарян Е.А.

Ростовский филиал Российской академии правосудия Любая реформа, как правило, направлена на совершенствование уже существующей системы. Реформа правоохранительных органов не является 163    исключением. Однако практика прокурорского надзора свидетельствует о том, что во многих случаях неисполнение законов или их нарушение, зачастую самими же правоохранительными органами, препятствует достижению поставленных целей. Это приводит к тому, что мы не наблюдаем ощутимых колебаний в сторону повышения степени защищенности прав и законных интересов граждан РФ в свете проведения очередной реформ. В подтверждение своих слов я приведу некоторые цифры из официально опубликованной статистики. В 2010 г. органами прокуратуры было выявлено и устранено свыше 2,5 миллионов нарушений прав и свобод граждан. За год органы прокуратуры выявили свыше 800 тысяч нарушений в сфере оплаты труда.

По их требованиям к дисциплинарной и административной ответственности было привлечено свыше 51 тысячи правонарушителей, дисквалифицировано руководителя предприятий и организаций. На основании материалов прокурорских проверок органами следствия было возбуждено 495 уголовных дел по фактам невыплаты заработной платы. В интересах работников прокурорами в суды было направлено более 555 тысяч заявлений о взыскании задолженности по заработной плате на общую сумму почти 9 млрд. руб. За прошедший год прокурорами было выявлено и устранено более 115 тысяч нарушений законов в сфере охраны труда. Прокурорскими проверками было установлено, что массовый характер приобрели факты нецелевого использования организациями коммунального комплекса денежных средств, собранных с населения в счет оплаты потребленных ресурсов, и незаконного расходования управляющими организациями денежных средств, получаемых от граждан на содержание и ремонт жилья. По мерам прокурорского реагирования в этой сфере более 22 тысяч должностных лиц было привлечено к дисциплинарной и административной ответственности, было возбуждено свыше 200 уголовных дел.В 2010 году расследовалось около 3,5 миллионов уголовных дел, из них почти 900 тысяч было направлено в суд. Осуждено более 860 тысяч лиц. По-прежнему сохраняется тенденция сокращения числа зарегистрированных преступлений, их количество уменьшилось почти на 12% и составило свыше 2,6 миллионов. «Существует ряд проблем, среди которых – неизжитая до настоящего времени практика укрытия преступлений от учета, нарушения законов при приеме, регистрации и рассмотрения сообщений о преступлениях, массовые приписки в статистическую отчетность о результатах расследования уголовных дел, рассмотрения их судами».60В 2010 году прокурорами было выявлено более 100 тысяч нарушений законодательства о противодействии терроризму. В прошедшем году органами прокуратуры было внесено 44 тысячи актов прокурорского реагирования в целях устранения нарушений законодательства о межнациональных отношениях и противодействии экстремизму. Общее число правовых актов, в которых прокурорами устанавливаются коррупционные факторы, не снижается.

Зачастую, и в деятельности правоохранительных органов выявляется огромное количество нарушений закона: более 10 тысяч в год, которые впоследствии в значительной степени влияют на качество проводимого расследования. С одной стороны это проявляется в бездействии и отсутствии инициативы, а с другой – в имитации деятельности, с целью искусственного улучшения статистических показателей.

Много проблем сложилось с качеством предварительного следствия. По-прежнему значительное количество уголовных дел возвращается прокурорами для                                                              Доклад Генерального прокурора РФ Ю. Я. Чайки о работе ведомства за 2010 г. на заседании Совета Федерации Федерального Собрания РФ.

164    дополнительного расследования. Хроническая проблема – сроки расследования дел. В истекшем году каждое третье уголовное дело, расследованное следователями Следственного комитета при прокуратуре и Министерства внутренних дел, было окончено с превышением срока, установленного законом, а следователями ФСКН России – каждое второе. Повсеместно следственными органами нарушаются конституционные права граждан. Среди наиболее часто выявляемых прокурорами нарушений – незаконное возбуждение уголовных дел, нарушение прав участников уголовного судопроизводства, необоснованное привлечение к уголовной ответственности. В 2010 году следователями органов внутренних дел в отношении более 3700 лиц было прекращено уголовное преследование по реабилитирующим основаниям либо они оправданы судом. Рост почти вдвое в сравнении с 2009 годом, в Следственном комитете – на 11%. При этом каждый пятый в Следственном комитете МВД содержался под стражей, в Следственном комитете при прокуратуре – каждый третий.

Как видно, из приведенной мною статистики, во всех сферах жизнедеятельности общества прослеживаются тревожные сигналы, свидетельствующие о необходимости принятия планомерных шагов, направленных на повышение эффективности и качества работы правоохранительных органов. Во многом такое положение дел обусловлено загруженностью правоохранительных органов второстепенными функциями. Так, к примеру, в законе «О полиции» от 7.02.2011 г. закреплено 38 обязанностей, которые возлагаются непосредственно на полицию. Таким образом, первостепенные функции отодвигаются на второй план, их вытесняет необъятное количество производных обязанностей. Несомненно, уровень эффективности осуществляемой деятельности вследствие этого снижается. Это должно вызывать волнение, как государственное, так и общественное.

Проблемы, которые я осветила, существенно влияют на реализацию конституционных прав граждан, препятствуют эффективной работе по противодействию преступности. На их разрешение должны обращать внимание все ветви власти. Несомненно, очень многое зависит и от степени выраженности правосознания каждой отдельно взятой личности. На мой взгляд, разумным является предоставление правоохранительным органам такого объема полномочий, исполнение которого представлялось бы возможным. Это позволит сконцентрироваться на конкретных проблемах и найти наиболее подходящие пути для их разрешения. Ведь статистика не была бы столь плачевной, если бы правоохранительные органы направляли свои силы, в первую очередь, на борьбу с причинами преступности, а не с ее последствиями.

Актуальные проблемы правового регулирования государственной правоохранительной службы в Российской Федерации Щетинин А.А., к.ю.н.,Щетинина Д.П., к.э.н.

Ростовский юридический институт Министерства внутренних дел России, Южный федеральный университет Одним из важнейших условий существования современного общества и предпосылкой его дальнейшего устойчивого развития является постоянное со вершенствование системы его организации и управления, обусловленное объективным процессом возрастания роли управления государством, его политической, эконо мической, социальной, правоохранительной системами.

Основой государственного управления является государственная служба, которая объединяет и координирует действия всех ветвей власти. Этот институт призван 165    обеспечить оптимальное достижение национально-государственных интересов во внутренней и внешней политике страны, а также обеспечить национальную безопасность.

Российская правовая система, несмотря на активное правотворчество в последние 15 лет пока не выработала системы нормативных актов, обеспечивающих действенное функционирование современной правоохранительной системы.

С одной стороны общество должно быть эффективно защищено правоохранительными органами, с другой именно эти органы потенциально представляют наибольшую угрозу правам самих граждан, поскольку реализуют львиную долю принудительных возможностей государства, которые могут быть использованы для необоснованного их ограничения, а с третьей стороны, сами сотрудники правоохранительных органов постоянно находятся под давлением общества и закона.

На сегодняшний день нерешенным остаётся вопрос построения организационной структуры правоохранительной службы в Российской Федерации, а именно вопрос об органах и учреждениях, в которых она может быть реализована. Между тем термин правоохранительные органы встречается в ряде действующих нормативных актов, например Конституция РФ в ст.72 это понятие содержит. Очевидно, на этот вопрос должен ответить отдельный федеральный закон о правоохранительной службе, который в настоящее время еще не принят. В проекте Федерального закона «О государственной правоохранительной службе Российской Федерации» сказано, что систему федеральных правоохранительных органов, в которых предусмотрена государственная правоохранительная служба, определяет Президент Российской Федерации (ст. Проекта). Однако к настоящему времени соответствующий нормативный акт не принят, а до этого момента правового пути решения данной проблемы нет.

Ущемление прав и свобод человека и гражданина в процессе реализации задач государственной правоохранительной службы является результатом отсутствия четкого механизма ответственности государственных служащих за нарушения прав и свобод личности.

Правовое регулирование государственной правоохранительной службы имеет множество противоречий. Принятие 27 мая 2003 г. Федерального закона № 58-ФЗ «О системе государственной службы Российской Федерации»61 заложило основу построения единой, целостной системы государственной службы в РФ, но интегрировать в неё правоохранительную службу пока не удаётся. Указанный закон в статье 7 даёт определение правоохранительной службы, но указывает, что оно не применяется до принятия Федерального закона о правоохранительной службе.

Правоохранительная служба в соответствующих государственных органах и учреждениях заключается в осуществлении функций по обеспечению безопасности, законности и правопорядка, по борьбе с преступностью, по защите прав и свобод человека и гражданина. Но, ни в названном Законе, ни в других нормативных правовых актах нет определений, которые раскрывали бы содержание этих функций.

Ведущей функцией государственного менеджмента должно стать придание личностно-формирующего и личностно-развивающего содержания всему механизму функционирования общества.

В связи с этим важной является переориентация с функционального подхода к госслужащим, основанный на тех функциях, которые может реализовывать работник                                                              СЗРФ. 2003. № 22. Ст. 2063.

166    здесь и сейчас, на первоочередной учет их личностно-профессионального потенциала как наиболее полно использовать его ресурсы с пользой для него и организации.

Специфика государственной службы затрудняет решение этой задачи.

Можно выделить следующие особенности государственной службы как одной из разновидностей профессиональной деятельности:

- необходимость работающего в ней человека действовать с учетом многочисленных нормативных предписаний, законодательных актов, внешней регламентации;

- частое возникновение трудно прогнозируемых экстремальных ситуаций и действие экстремальных управленческих факторов;

- иерархические отношения и взаимодействия;

- наличие не только прямой ответственности за результаты своей деятельности, но и ответственности за косвенные последствия принятых решений.

Госслужащий должен своими действиями в конкретной области деятельности объективировать внешне заданную функцию государственной власти, но при этом он несет персональную ответственность за то, что, казалось бы, является внешне заданным. В результате возникает противоречие между жесткой нормативностью условий профессиональной деятельности и стремлением человека к развитию своего личностно-профессионального потенциала. Такое противоречие нередко приводит к нарастающей непродуктивной нервно-психической напряженности, что в конечном счете приводит к преждевременной потере значительного числа опытных, ценных работников, только выходящих на уровень профессионального мастерства.

В рамках дальнейшего совершенствования правового обеспечения деятельности субъектов общественной безопасности в первую очередь необходимо снять имеющие место нарушения принципов единства системы государственной службы, в том числе:

функционально-видовое дублирование, которое проявляется во вторжении одного ведомства в компетенцию другого;

неоправданную дифференциацию статусов государственных служащих некоторых органов законодательной и исполнительной власти;

несогласованность действующих нормативно-правовых актов, касающихся правоотношений со смежными видами государственной службы.

Разрешить эти противоречия необходимо с научных позиций, ориентируясь на закономерность самореализации личности в трудовой деятельности, где одной из центральных является продуктивное раскрытие личностного потенциала.

Таким образом, определенную угрозу жизненно важным интересам объектов правоохранительной системы создают неверные подходы в построении законода тельной базы организации и функционирования государственной службы, незаконченность правотворческой деятельности. Они связаны с ограничением роли государственной службы рамками отдельных ведомств, выведением ряда государственных структур, а также некоторых категорий лиц, занимающих государственные должности (в частности, политиков) за пределы данного института.

При этом ограничиваются возможности социального контроля за деятельностью должностных лиц. В результате далеко не в полной мере реализуются функции государственной службы в рассматриваемой сфере.

Установление правового статуса государственного правоохранительного служащего, включающего права, обязанности и ответственность позволит существенно продвинуться в решении этой проблемы, пока же отдельные элементы его закреплены в разрозненных нормативных актах разного уровня и юридической силы, не позволяющих трактовать их в рамках единого подхода.

167    СЕКЦИЯ «ВОСПИТАНИЕ ТОЛЕРАНТНОСТИ И ИНЫЕ НЕНАСИЛЬСТВЕННЫЕ МЕТОДЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ РЕЛИГИОЗНОМУ И ЭТНОНАЦИОНАЛЬНОМУ ЭКСТРЕМИЗМУ»

Методика по устранению причин и фактов роста экстремизма этноконфессиональной направленности Бабиянц К.А., к.психол.н Южный федеральный университет Создание методики по устранению причин и факторов роста экстремизма этноконфессиональной направленности имело несколько целей: 1.Выявление и развитие культурных и мифологических стереотипов и установок, характерных для представителей молодежи, относящихся к разным общественным организациям, органам власти, студентам разных конфессиональных, этнических и культурных групп.2.Развивать понимание поведения других людей в фрустрирующей ситуации вовлечения в экстремистскую группировку или участия в террористическом акте.3.Расширить возможности молодых людей в проектировании социальных ситуаций и управления социальными процессами на основе отрефлексированных форм поведения в фрустрирующей ситуации вовлечения в экстремистскую группировку и террористического акта.

При разработке методики по устранению причин и фактов роста экстремизма этноконфессиональной направленности учитывались несколько наиболее значимых аспектов, таких, как, например, типология экстремизма в общепринятом понимании, типология молодежного экстремизма вообще и на юге России в частности. При создании проективной части и стимульных материалов методики нами учитывалась типология проявления экстремизма, которая отличается по масштабам, исполнителям, целям, формам, методам, природе и т.д. Так, например, по методам воздействия различаются: экстремизм с использованием физического насилия (лишение отдельных лиц или даже целых групп жизни, нанесение увечий и иных телесных повреждений, ограничение свободы);

экстремизм, сопряженный с уничтожением материальных объектов (поджег, разрушение государственных объектов, общественного, коллективного или частного имущества);

экстремизм с применением методов морально психологического насилия (угрозы, шантаж, демонстрация силы, ультимативные требования, распространение панических слухов и т.д.). При осуществлении экстремистских актов перечисленные методы используются комплексно, приоритет тем или иным из них отдается с учетом конкретных условий и специфики региона деятельности экстремистов, их оснащенности, складывающейся политической обстановки и иных обстоятельств.

При подготовке данной методики рассматривался феномен молодежного экстремизма как массового явления, выражающегося в пренебрежении к действующим в обществе правилам и нормам поведения, в их отрицании. Особую опасность это явление приобретает потому, что оно связано с недостаточной социальной адаптацией и развитием «анормальных» установок в групповом сознании молодого поколения, что влияет на ценности, предпочтительные образцы поведения, оценки социального взаимодействия – то есть в широком смысле связано с социальной и политической культурой российского общества в ее проективном сознании. Болезненно проявляются проблемы экстремистского поведения молодежи в Южном федеральном округе.


Сложная этнополитическая ситуация, неконтролируемая миграция, экономический кризис (волна увольнений, сокращение зарплат, отсутствие перспектив трудоустройства 168    студентов высших и средних учебных заведений) способствуют внешним и внутренним деструктивным силам манипулировать молодежью в экстремистских целях.

Основным содержанием методики являются проективные картинки, изображающие ситуации молодежного экстремизма (всего 9 ситуаций, см. рисунки).

Отвечающему предлагается вписать предполагаемый ответ на ситуацию, изображенную на картинке. Оцениваются направленность личности – на решение ситуации, на избегание ситуации, надежда на то, что ситуация решится сама собой;

тип реакции личности - агрессивное проявление, самообвинение, обвинение окружающего окружения.

169    Методика способствует развитию рефлексивного понимания собственной направленности личности в фрустрирующей ситуации проявления экстремизма, развитию терпимости к представителям «иных» групп молодежи, отличающихся по этническим, социальным, культурным, конфессиональным особенностям.

Влияние непрерывного образования на формирование установок толерантного поведения Бутенко В.С., к.психол.н.

Южный федеральный университет Быстрое развитие техники и технологий, понимание необходимости постоянного самосовершенствования и постижения нового, чтобы соответствовать вызовам современного мира явилось основой для все большего проникновения в нашу жизнь и сознание идей непрерывного образования.

Правильно организованная образовательная среда для взрослого человека является источником не только получения новых знаний и развития необходимых профессиональных навыков, но и способом коррекции социальных установок и стереотипов. Получение новых знаний, возможности посмотреть под новым углом на уже давно знакомые вещи, развитие умений «слышать» иную точку зрения, а также нивелирование негативизма и категоричности позволяют участникам системы непрерывного образования, с одной стороны, удовлетворить познавательные потребности, а с другой – снять «социальные шоры» и приобрести навыки толерантного поведения.

Проблема конфликтности, ксенофобии, социальной нетерпимости, распространения радикализма и экстремизма на Юге России уже давно стала общей 170    темой в рассуждениях политиков, политологов, психологов, педагогов и представителей других профессий. Давно названы причины этого явления, среди которых есть и социально-экономические (системный кризис в экономике, сопровождающийся социальным расслоением и снижением жизненного уровня населения), политические, социо-демографические (нерегулируемая миграция), безнаказанность и вседозволенность «привилегированных» групп населения, и другие.

Преобладающие социальные условия формирования представлений и убеждений, культурное многообразие, пропагандируемые социальные ценности, информационная политика средств массовой информации и т.п. привели к тому, что сегодня многих людей характеризует негативизм, отсутствие терпимости к чужому, иным мнениям или верованиям, тенденция к категоричности (кто не с нами – тот против нас), обострённое чувство справедливости. На протяжении всей истории нашей страны нетерпимость, ориентированность на отпор угнетателям формировала у наших сограждан биполярное сознание, в котором «чужие» всегда отождествлялись с опасностью, враждебными намерениями, вызывали насторожённость и недоверие. В соответствии с имплицитной теорией «чужому», отличающемуся расой, национальностью, вероисповеданием, культурой приписываются преимущественно отрицательные качества и черты, на основе непонимания и этих часто искаженных представлений строится не толерантное поведение.

Толерантность как никогда ранее важна в современном мире. Мы живем в век глобализации экономики и все большей мобильности, быстрого развития коммуникации, интеграции и взаимозависимости, в век крупномасштабных миграций и перемещения населения, урбанизации и преобразования социальных структур.

Толерантность необходима в отношениях, как между отдельными людьми, так и на уровне семьи и общества. В системе образования, в рамках неформального образования, в семье и в профессиональном сообществе необходимо укреплять дух толерантности.

Согласно ст. 1.1. «Декларации принципов толерантности ЮНЕСКО» (1995 г.), «Толерантность означает уважение, принятие и понимание богатого многообразия культур нашего мира, наших форм самовыражения и способов проявления человеческой индивидуальности… Толерантность – это гармония в многообразии». Это понятие толерантности, заложенное в «Декларации принципов толерантности ЮНЕСКО», исходит, в первую очередь, из социального, социокультурного подхода и поднимает одновременно его значение в индивидуальном этическом плане.

С этих позиций «толерантность» как уважение, принятие и высокая оценка богатого разнообразия мировых культур, форм выражения и способов человеческого бытия, не просто моральный долг, но также политическое и правовое требование. Таким образом, по своему содержанию толерантность становится целевым устремлением, направленным против любой нетерпимости.

Важно отметить, что процесс воспитания толерантной личности неразрывно связан с развитием форм толерантности в государстве и обществе и не может быть сведён только к социо-психологическим свойствам человека.

Л.Н. Коновалова, применительно к обществу и государству выделяет следующие формы толерантности: политическую, социальную, религиозную, этническую, экономическую. «Бытие определяет сознание», именно в преломлении к социальной среде возникают ростки нетерпимости и насилия, особенно когда явно проявляется несправедливость, ущемление прав и свобод личности.

Как отмечается во Всеобщей декларации прав человека ООН (статья 26) «образование должно содействовать взаимопониманию, терпимости и дружбе между всеми народами, расовыми и религиозными группами». Поэтому формирование 171    установок толерантного сознания и поведения в системе непрерывного образования становится одной из актуальных проблем.

Магистральным направлением решения этой проблемы представляется формирование такой компетенции обучающегося, как толерантность – готовность и способность человека жить и конструктивно действовать в многообразном мире.

Практически, формирование подобной компетенции осуществляется через:

- широкое и всестороннее информирование взрослого о различных аспектах рассматриваемых вопросов;

- коррекцию мировоззрения, активно проявляющегося в негативизме, стремлении поучать всех, ригидности, неприемлемости чужого мнения;

- формирование у обучающегося навыков независимого мышления, критического осмысления и выработки суждений, основанных на моральных ценностях;

- стимулирование обучающегося отрабатывать навыки толерантного поведения и реальной жизни.

Для российского общества XXI века очень важно осознание взрослыми поливариантности, альтернативности современной культуры. Необходимо обучать слушателей избегать излишней гипертрофированности хорошего у «своих» и плохого у «чужих», развивать способность к бесконфликтному, гармонизирующему общению, научить толерантному поведению в условиях неприятия и конфликта, развивать умение выслушивать и уважать мнение собеседника, сохранять спокойствие в споре и конфликте, корректно вести межличностный спор и дискуссию, стремление творчески подходить к решению поставленных жизнью задач. Главная установка при формировании навыков толерантного поведения в любом возрасте такова: обучающейся – не сосуд, который следует заполнить, а факел, который нужно зажечь.

Проблема становления национального самосознания Горенштейн Н.И.

Южный федеральный университет Чувство национального самосознания всегда было и остается на сегодняшний день чрезвычайно важным. Особенно актуально это для стран с многонациональным и разноконфессиональным составом населения. Без глубокого изучения, понимания данной проблематики невозможно эффективное функционирование государственных институтов, да и самого гражданского общества в целом.

Национальное самосознание и национальные чувства являются важнейшей составной частью национальной психологии. Они играют значительную роль в определении поведения отдельного представителя этноса, части этноса и этноса в целом. Вопросу о содержании и структуре национального самосознания посвящено немало работ таких авторов, как Бороноев А.О., Бромлей Ю.В., Гнатенко П.И., Н.

Джандильдин, Дробижева Л.М., Дашдамиров А.Ф. и др. Например, Гнатенко П.И.

указывает на то, что национальные чувства существенно влияют на проявление национального характера, будучи основой и предпосылкой формирования установок и стереотипов. Они создают эмоционально-психологический фон проявления национального характера. Гнатенко П.И. говорит о том, что национальные чувства имманентно присущи нациям, народностям, они характеризуют последние наряду с другими свойствами. Наличие национальных чувств свидетельствует о здоровом духе нации [1]. Словацкий ученый Вырост И.С. в ряде исследований национальное самосознание отождествляет с национальным сознанием. По мнению Выроста И.С., соотношение национального сознания и национального самосознания выступает как соотношение части и целого [5]. С точки зрения Дашдамирова А.Ф., национальное 172    самосознание включает в себя две стороны, идеологическую и психологическую, и поэтому существует и на уровне общества, и на уровне индивида, личности. Дробижева Л.М. в одной из своих работ рассматривает национальное самосознание личности как сознание субъектом совокупности своих национальных (этнических) связей и своего отношения к ним. По ее мнению, национальное самосознание не сводится лишь к осознанию индивидуумом своей этнической принадлежности, а включает в себя национальные аутостереотипы (представления о существенных свойствах своей этнической общности), национальные стереотипы (представления о других народах), национальные интересы, знания. [4].


Ольшанский Д.В. определяет национальное самосознание как совокупность взглядов и оценок, мнений и отношений, выражающих содержание, уровень и особенности представлений членов национально-этнической общности о своей истории, современном состоянии и будущих перспективах своего развития, а также о своем месте среди других аналогичных общностей и характере взаимоотношений с ними.

Национальное самосознание включает в себя рациональные (собственно осознание своей принадлежности к нации) и эмоциональные (подчас неосознаваемое сопереживание своего единства с другими представителями национально-этнической группы) компоненты [3]. Автор указывает на то, что национальное самосознание является ядром национального сознания. Оно выступает в качестве стержневой системы оценочных отношений и рационально-ценностных представлений, необходимых для соответствующего самоопределения человека в духовной и социально-политической жизни. В отличие от национального сознания, отражающего обобщенные представления национально-этнической группы, национальное самосознание является более индивидуализированным понятием, выражающим, прежде всего степень усвоения тех или иных компонентов общенационального сознания индивидами членами национальной общности. Сам генезис национального самосознания, по мнению автора, представляет собой длительный исторический процесс, многоуровневый и весьма неравномерный по ходу своего развития. Изначально, в историческом плане, появление зачатков национального самосознания происходило на обыденном этнопсихологическом уровне. Оно было связано с действием одного из базовых социально-психологических механизмов развития человеческого сознания в целом, с формированием и укоренением в психике представителей той или иной общности антитезы «мы» и «они». Осознание себя как члена некой группы, целостности «мы» как раз и строится через противопоставление представителям иной группы — неким «они» [2].

Основу антитезы «мы» — «они» обычно составляют один или несколько наиболее ярко выраженных внешних признака, характерных для «них» в отличие от «нас». Это может быть физический облик или социокультурные признаки. Могут быть религиозные верования или социально-экономический уклад. Исходя из этого, свойственные «им» качества (внешность, обычаи, традиции, способ жизни и т. д.), обычно, оцениваются как «неправильные». Далее автор отмечает, что на этом всегда базировалось и до сих пор держится национальное самосознание. Эти механизмы функционируют практически во всех националистических и расистских идейно политических концепциях [3].

Проведенный анализ различных работ свидетельствует о том, что большинство авторов фактически отождествляют национальное самосознание и национальное сознание. В постоянном сопоставлении «мы» и «они» проявляется влияние естественного психологического механизма, посредством которого человек осознает свою родовую, клановую и племенную, а впоследствии национально-этническую и 173    иные, уже сугубо социальные, принадлежности. Таким образом, человек идентифицирует себя со своей группой, разделяя ее ценности и отождествляя себя со всем положительным, «эталонным», свойственным именно своей группе.

Противопоставление собственной общности иным группам всегда способствовало фиксации и активному закреплению своих этнических отличий, их осмыслению и созданию на этой основе самых разных (от экономических — к духовным, идеологическим и политическим) способов укрепления своей общности. Причем противостоять можно не только аналогичным, национально-этническим, но и иным социальным группам. В нашей дальнейшей работе мы собираемся изучать влияние национального самосознания на жизненные ценности и установки.

Литература:

1. Бабаков В.Г., Семенов В.М. Национальное сознание и национальная культура. М., 1996.

2. Бромлей Ю.В. Современные проблемы этнографии. М., 1981.

3. Ольшанский Д.В. Основы политической психологии. — Екатеринбург: Деловая книга, 2001.

4. Саракуев Э., Крысько В.. Введение в этнопсихологию. - М.,1996.

5. Стефаненко Т. Этнопсихология. - М.: Институт психологии РАН, 1999.

Семья как один из ресурсов профилактики идеологии экстремизма и терроризма Гриднева С.В., к.психол.н.

Южный федеральный университет Проблемы экстремизма и терроризма волнует сегодня каждого человека, независимо от того, в какой стране он живет, коснулась ли трагедия его родных и близких или нет. Экстремизм и терроризм приносят боль утраты, возмущение, слезы, но одновременно заставляют каждого задуматься о причинах происходящего, о том, что мы способны сделать в сложившейся ситуации [1, 2, 3, 4,5].

Так, например, участники мастер-класса «Развитие коммуникативной компетентности членов семьи как средство профилактики идеологии экстремизма и терроризма» (ведущая мастер-класса – Гриднева С.В., канд.психол.наук, доцент кафедры общей психологии и психологии развития факультета психологии ЮФУ), который проводился 14 сентября 2010 года на факультете психологии ЮФУ в рамках фестиваля «Мир Кавказу» попытались обсудить малоизученную тему ресурсов семьи в антиэкстремистской и антитеррористической деятельности. В данной работе активно приняли участие студенты и педагоги ЮФУ, представители профессорско преподавательского состава Педагогического института ЮФУ, Чеченского государственного университета, Кабардино-Балкарского государственного университета.

Деятельностный, личностно-ориентированный подход к организации обучающего мероприятия позволил участникам осознать, что именно семья является источником познания и осознания самого себя, смысложизненных ценностей каждым членом семьи, формирует чувство принадлежности у каждого члена семьи, помогает формированию активной гражданской позиции;

также смоделировать психологический портрет экстремиста и террориста, проанализировать стили семейного взаимодействия членов семьи, которые были бы ресурсом для развития гуманной личности или наоборот, способствовали бы формированию культуры насилия в семье, а, следовательно, молодое поколение подобных семей могло бы принадлежать к группе риска, с потенциальной ориентированностью на участие в экстремистских и террористических группировках.

174    В рамках мастер-класса участникам была предложена самостоятельная работа по разработке собственной модели профилактики идеологии экстремизма и терроризма в семье с учётом региональных и профессиональных особенностей участников работы.

Дискуссия по результатам совместной деятельности выявила новизну и неразработанность обсуждаемой проблематики в теоретическом и практическом планах, а также недостаточное понимание современными родителями задач формирования у своих детей гражданского сознания, толерантного отношения к людям и миру в целом и других нравственных ценностей.

Первые активные продуктивные шаги к привлечению семьи к антиэкстремистской и антитеррористической политике государства начаты в Чеченской республике, а также положительный опыт подобной работы правоохранительных органов, психологов и семьи в республике Ингушетия был представлен в телевизионной программе "Военная программа" А.Сладкова 18.09.2010 года.

Результаты итогового опроса по анкете «Семья как эффективное средство профилактики идеологии экстремизма и терроризма», проводимого в группе участников мастер-класса, показали, что все респонденты констатировали состояние своего эмоционального комфорта в ходе обучающего мероприятия и осознании ими повышения собственной компетентности в общении как необходимое условие эффективной совместной деятельности;

94 % участников констатировали, что во время мастер-класса они впервые так отчётливо осознали огромную роль качества семейного взаимодействия для профилактики идеологии экстремизма и терроризма;

88 % участников заявили о несомненной полезности лично для них данного занятия и 82 % членов групп заявили о своей готовности продолжить повышение своей квалификации в будущем в подобного рода мероприятиях;

73 % человек высоко оценили раздаточный материал, который, по их мнению, поможет им в дальнейшем при работе над темой мастер-класса уже в своей профессиональной деятельности.

Развитие способности к толерантности и активной гражданской позиции - ключ не только к личному успеху, но и миру и безопасности страны. Профилактика экстремизма и терроризма требует много времени и всеобщих усилий семьи, образовательных учреждений, общественных организаций и правоохранительных органов. И именно такие деятельностные совместные усилия обязательно принесет свои плоды [2,3,5].

Литература:

1. Журавель В.П. Гражданское общество: проблемы идеологического и информационного противодействия терроризму. http://www.dpr.ru/pravo/pravo_9_16.htm 2. Концепция противодействия терроризму в российской федерации.

http://www.mchs.gov.ru/law/index.php?ID= 3. Тащёва А.И. Деструкция взаимоотношений в семье жертв теракта в Беслане.

/Ежегодник Российского психологического общества: Специальный выпуск. Т. 2. М.:

Эслан, 2005.400 с., с.223-225.

4. Терроризм: причины и профилактика. http://www.ffwpu.ru/article_terrorism.php 5. Устинов В. В. Международный опыт борьбы с терроризмом: стандарты и практика.

М., 2002.

Невроз и стрессоустойчивость личности в постконфликтном регионе Гримсолтанова Р.Э.

Чеченский государственный университет Считается, что в условиях воздействия на человека психической травмы возникает альтернатива: либо в связи со стрессоустойчивостью и под влиянием методов психологической защиты человек остается психически и соматически здоровым, либо 175    он заболевает неврозом или психосоматическим заболеванием. Причем, по мнению некоторых ученых (В.С.Ротенберг, В.В.Аршавский), альтернатива существует внутри патогенного пути, и «психосоматические заболевания возникают у тех, кто в силу особенностей личности не может позволить себе невротический тип реагирования, демонстрацию тревоги или страха, фиксацию на своих ощущениях».

Заболевание - невроз -, которое известно уже несколько столетий и описание которого связано с именем Куплена, не становится яснее в теоретическом плане и излечимее на практике. Выздоровление больных не происходит чаще, чем это было многие годы тому назад. Процент выздоровления равняется лишь 58 (В.Ф.Десятников), в лучшем случае - 65 (А.С.Киселев, З.Г.Сочнева) [2. с. 307].

Одним из видов невроза, расстройством центральной нервной системы, является истерия.

Название истерия происходит от греческого слова hystera – матка;

с древнейших времен истерия считалась исключительно женской болезнью, связанной с патологией матки, более того – до середины XIX в. ее пытались лечить с помощью хирургических операций на матке;

это заблуждение лишь в конце XIX в. опроверг французский невропатолог и психиатр Ж.М. Шарко. Болезнь, относящаяся к группе неврозов и характеризующаяся многообразными нарушениями психики, двигательной сферы, чувствительности, функций внутренних органов (очевидно, что ставить такой «диагноз»

на основании одних лишь резких эмоциональных проявлений, что нередко делается в житейской практике, - совершенно неоправданно). Болезненное состояние психики при истерии характеризуется повышенной внушаемостью, слабостью сознательной регуляции поведения, несоответствием между малой глубиной переживаний и яркостью их внешних выражений.

Существует ряд факторов способствующих развитию истерии. Среди них особую роль играют конституциональная предрасположенность, выражающаяся в особенностях личности, а также факторы, ослабляющие личность. Это приводит к снижению контроля сознания над подсознанием. Возникающая при этом психическая регрессия (то есть соскальзывание на более примитивный уровень) проявляется в расторможении моделей поведения, усвоенных человеком в детском возрасте и связанных с его скрытыми амбициями, влечениями и комплексами.

Личность, у которой возникает истерия, можно охарактеризовать как слабую, зависимую, внушаемую, а нередко и незрелую, однако с повышенными амбициями.

Частыми качествами истериков являются эмоционально-образный, конкретный характер мышления, склонность к демонстративному поведению.

Считается, что в случае невротического срыва и без того ослабленное влияние коры головного мозга на отделы, руководящие эмоциями, снижается, в результате чего усиливается односторонность восприятия. При этом обостряются все черты истерического характера, усиливается нарочитость, «театральность» поведения.

Российский психиатр П.Б. Ганнушкин указывал, что в балансе психической жизни людей, подверженных истерии, первостепенную роль играют внешние впечатления, человек «не углублен в свои внутренние переживания, он ни на минуту не забывает происходящего кругом, но его реакция на окружающее является крайне своеобразной и прежде всего избирательной». Для него реальный мир «приобретает своеобразные, причудливые очертания;

объективный критерий для него утрачен, и это часто дает повод окружающим обвинять истеричного человека в лучшем случае во лжи и притворстве». Истерическую личность отличает повышенная требовательность к окружающим, сочетающаяся с отсутствием требовательности к себе и недооценкой объективных реальных условий [3, с. 288-289].

176    Сущность патофизиологических механизмов, вызывающих сложный комплекс нейропсихических особенностей при истерии, была изучена И.П. Павловым.

В соответствии с учением И.П. Павлова истерический невроз чаще всего возникает у людей, принадлежащих к художественному типу личности. У таких людей первая сигнальная система преобладает над второй, что обуславливает яркий образный тип их мышления.

При срыве нервной деятельности нормальный физиологический вариант взаимодействия между сигнальными системами нарушается в сторону уже патологически преобладающей первой сигнальной системы. Кроме этого, происходит нарушение взаимодействия с подкорковыми образованиями, влияние которых усиливается вследствие ослабления регулирующей функции коры головного мозга.

Преобладание влияния подкорковых образований на функционирование нервной системы приводит к насыщению эмоциональными впечатлениями. Этим объясняется повышенная впечатлительность, характеризующая поведение истерика, импульсивные поступки и аффективные вспышки, характерные для этих людей [1. с. 88].

Проявления истерии многообразны. Наиболее наглядно они выражаются в расстройствах движения. Например, больной может «представить» себе, что у него не действует рука, и наступает так называемый истерический паралич. От волнения люди могут временно терять речь, слепнуть. У них расстраиваются различные функции – повышается температура, усиливается сердцебиение, пропадает аппетит, появляется рвота (причем без нарушения пищеварения), образуются кожные заболевания, утрачивается или ослабляется слух, осязание и обоняние, бывают судороги конечностей, летаргический сон, истерические припадки. Припадок, как правило, начинается после какой-нибудь неприятности с громкого плача, крика, хохота, сменяемых двигательным возбуждением и отдельными судорожными подергиваниями.

Иногда больной во время припадка падает, у него резко напряжены мышцы, в редких случаях он лежит на спине, изогнув тело дугой. Припадок может длиться от 1 -2 до нескольких десятков минут.

Истерический припадок – также обычно ответ на какое-то переживание. На пике истерического припадка у больного сужается сознание и резко падает внимание, что в ряде случаев ведет к кратковременной потери памяти.

Истерия может начаться в детстве, но чаще проявляется в юношеском возрасте.

Протекает различно, в зависимости от индивидуальных особенностей организма и личности – у некоторых симптомы проходят с наступлением периода половой зрелости, у других сохраняются на долгие годы. При неблагоприятных жизненных ситуациях они обычно усиливаются, в отсутствии травмирующих обстоятельств – сглаживаются.

Важной особенностью истерии является формирование у больного подсознательной модели решения сложных и неприятных вопросов с помощью использования тех или иных симптомов или полного «ухода в болезнь».

Индивидуальная картина заболевания может зависеть от случая, пережитого самим больным, или болезненных проявлений, наблюдавшихся им у кого-то и оставивших большое впечатление, либо – от нежелания произвести то или иное действие, которое может быть опасно или повлечь за собой серьезные психологические последствия для больного.

Разделение истерии на зависящую от сознательной мотивации (симуляции) и вызванную неосознаваемой мотивацией (собственно истерию) не всегда возможно и, вероятно, неоправданно. После исключения наличия серьезных соматических заболеваний, которые может маскировать истерия, лечение должно основываться на 177    особенностях характера истерической симптоматики, психотравмирующей ситуации и личности больного [3. с. 289,290,291].

Литература:

1. Большая психологическая энциклопедия. – М: Эксмо, 2007. – 544 с.

2. Клиническая и медицинская психология: Учебное пособие/ В.Д. Менделевич. – 6 изд.

– М.: МЕДпресс – информ, 2008. – 432 с.

3. Степанов С.С. Популярная психологическая энциклопедия:

- М.: изд-во Эксмо, 2005.

– 672 с.

Опыт участия в реализации воспитательной программы «Инициативы ЮНЕСКО и ЮНИСЕФ в сфере прав человека, культурного разнообразия, сохранения материального и нематериального наследия» в контексте формирования стратегий толерантного взаимодействия в детской и подростковой среде Гришина Л.

Педагогический институт ЮФУ В современных условиях повышения межэтнической напряженности актуализируется проблема формирования толерантных способов взаимодействия с представителями в детской, подростковой и молодежной среде.

Концепт «толерантность», «толерантные отношения», «толерантное взаимодействие» представлен в приоритетных научных, социальных и образовательных проектах и инициативах, поддерживаемых на международном, межгосударственном, локальном уровнях.

Идея толерантности поддержана в основных программных документах ЮНЕСКО:

Всеобщая декларация прав человека (1948), Конвенция о правах ребенка (1989), Декларация принципов толерантности (1995), Всеобщая декларация о культурном разнообразии (2001), Конвенция об охране и поощрении разнообразных форм культурного самовыражения (2005).

В Декларации принципов толерантности, ратифицированной представителями государств мира, термин «толерантность» определяется как «уважение, принятие и понимание богатого многообразия культур нашего мира, наших форм самовыражения и способов проявлений человеческой индивидуальности».

В контексте данной проблемы кафедрой психологии развития и возрастной психологии Педагогического института ЮФУ разработана воспитательная программа «Инициативы ЮНЕСКО и ЮНИСЕФ в сфере прав человека, культурного разнообразия, сохранения материального и нематериального наследия» в рамках проекта ассоциированных школ ЮНЕСКО «Диалог культур и конфессий в образовательном пространстве школы» и реализована на базе МОУ Лицея № 13 Пролетарского района г.

Ростова-на-Дону.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.