авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |

«Администрация города Ростова-на-Дону Отдел по делам молодежи Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего ...»

-- [ Страница 8 ] --

Идейно проект ориентирован на популяризацию приоритетных инициатив и программных документов ЮНЕСКО и ЮНИСЕФ, содействие формированию у школьников гражданской позиции, толерантного отношения к представителям других культур и конфессий. В содержание программы включены задачи, направленные на знакомство учащихся 4-7 классов с приоритетными направлениями деятельности ЮНЕСКО и ЮНИСЕФ и программными документами в сфере охраны прав человека и ребенка, содействия культурному разнообразию и диалогу культур, сохранения материального и нематериального культурного наследия.

Учитывая психологические закономерности подросткового возраста – открытость, сензитивность к мнению другого человека, сверстника, взрослого и в тоже время подверженность чужому влиянию, в работе с подростками мы использовали 178    дискуссионные, диалоговые, тренинговые технологии, направленные на развитие эмпатии, отработку возможных способов взаимодействия на основе толерантности и взаимопонимания, формирование установок на сотрудничество.

Реализация программы осуществлялась по трем направлениям: охрана прав человека и ребенка, содействие культурному разнообразию и диалогу культур, охрана материального и нематериального культурного наследия.

В рамках знакомства с деятельностью ЮНЕСКО и ЮНИСЕФ в сфере охраны прав человека и ребенка в четвертых классах проведены театрализованное представление «Я могу знать свои права» и презентация видеороликов «Смешарики о правах ребенка» с последующим обсуждением. Задачами занятий являлись знакомство учащихся начальной школы с основными правами ребенка;

формирование положительного отношения к законам и их выполнению;

формирование культуры учащихся и толерантного отношения к правам других.

Знакомя учащихся седьмых классов с инициативами ЮНЕСКО по содействию культурному разнообразию и диалогу культур, мы реализовали задачи – информировать учащихся об инициативе ЮНЕСКО о провозглашении 2010 года годом культурного разнообразия;

сформировать представление о важности культурного разнообразия как источника самобытности и основных прав человека;

формировать толерантное отношение к различным культурам мира при помощи беседы «2010 год-год культурного разнообразия ЮНЕСКО». Лекция-диалог «День родного языка» была направлен на знакомство учащихся с ежегодным празднованием Дня родного языка;

формирование бережного отношения и толерантного принятия, как родного языка, так и других языков мира.

Представление проекта ЮНЕСКО «Всемирное наследие» включало проведение виртуального путешествия «Всемирное наследие: материальное, нематериальное, подводное» и заочной экскурсии «объекты материального наследия Российской Федерации». Данные формы взаимодействия с учащимися седьмого класса способствовали расширению общей осведомленности учащихся о компонентах всемирного наследия: материального, нематериального, подводного, документального – Память мира;

сформировать понимание важности сохранения объектов всемирного наследия;

воспитывать бережное отношение к материальным объектам окружающей действительности, толерантное отношение к нематериальным ценностям народов мира;

способствовать воспитанию ответственности за бесценное наследие, чтобы передать его будущим поколениям.

Композиционно воспитательная программа построена следующим образом:

1. Методические материалы для работы с учащимися 4-7 классов.

2. Информационное обеспечение видео-, аудио-, мультимедийные ресурсы и материалы с официальных сайтов ЮНЕСКО, ЮНИСЕФ;

программные документы ЮНЕСКО.

3. Фото- и видео- отчеты о работе с детьми и подростками.

Такая структура обеспечивает возможность использование сформированного нами банка методических, информационных и демонстрационных материалов в других образовательных учреждениях.

Данная молодежная инициатива, поддержанная студентами факультетов педагогического института, сможет содействовать формированию основ толерантности и толерантного взаимодействия в детской и подростковой среде.

179    Оценка внешнего облика как фактор отношения к личности другого Дроздова Е. В.

Южный федеральный университет Отношение к другому человеку, представление о нем являются частью ежедневного опыта любого человека. Восприятие и понимание человека человеком начинается с восприятия внешности другого. Внешний облик является важной характеристикой человека, обозначающей его пол, возраст, расовую, этническую и социальную принадлежность. Переживания по поводу эстетической оценки своего внешнего облика являются важным фактором, определяющим становление личности.

Восприятие, принятие, самооценка внешнего облика – часть идентичности как эмоционально-когнитивного единства представлений о себе, своем месте в системе межличностных отношений. Оценка внешнего облика другого человека во многом определяет отношение к его личности в целом.

Способность к эстетической оценке внешнего облика складывается очень рано.

Уже на ранних этапах онтогенеза усваиваются социальные стереотипы восприятия других людей как обобщенный собирательный образ единичного представителя данного класса и используются детьми задолго до возникновения представлений о тех группах, к которым они относятся.

Обыденное сознание включает в процесс восприятия, понимания личности другого наряду с объективным знанием стереотипы житейского опыта. Существуют устойчивые убеждения о том, что по внешнему облику можно судить о характере человека. Скрытые, неосознаваемые, субъективные представления о системе связей между параметрами внешнего облика и чертами личности нашли свое отражение в имплицитной теории личности. Согласно ей субъект делает предположение об особенностях личности другого человека на основании признаков его внешнего облика.

Предположение о существовании закономерных связей между конституциональными (в широком смысле) и психическими особенностями человека возникло очень давно. В истории науки существует много свидетельств тому. «Самые высоконравственные - это самые красивые люди, а самые безнравственные – самые уродливые» - мнение Й. Лаватера (18 век), широко известные представления Ч. Ломброзо и др. Во время второй мировой войны холокост в Германии сопровождался пропагандой непривлекательности внешнего облика представителей еврейского народа.

Аналогичные приемы используются и в наше время. Эффект от использования подобных приемов можно наблюдать в мультфильмах, комиксах, где положительные герои обладают пропорциональными фигурами, симметричными лицами и т.д.

Современные исследования показывают невысокую репрезентативность и устойчивость однозначных связей между внешностью и личностью, тенденцию к упрощению этой проблемы (Г.В.Щекин). В работах современных авторов изучаются механизмы восприятия, представления, понимания другого человека с позиций общей психологии: в рамках вопросов о роли образов в регуляции поведения людей (Г.А.

Ковалев, A.M. Матюшкин, В.В. Столин);

динамика познавательной деятельности человека, когда ее объектом оказывается другой человек, специфика влияния возрастных этапов на процесс восприятия другого человека (В.Н. Куницына, В.А.

Лабунская);

выявление личностных качеств, способствующих объективному оцениванию других людей (А.А. Бодалев, В.Н. Панферов).

В настоящее время внешний облик, в первую очередь рассматривается как регулятор системы отношений личности (Е.В. Белугина, 2003;

В.А. Лабунская, 2009).

Несмотря на устойчивый интерес к проблеме внешнего облика в социальной психологии не изученным остается соотношение самооценки различных компонентов 180    внешнего облика и оценки внешнего облика другими людьми. Имеющиеся исследования подчеркивают, что личность человека нельзя рассматривать вне социального контекста, в то же время не изученными остается влияние принадлежности к социальным группам на процесс оценки различныхкомпонентов внешнего облика.

Достаточно длительное время в научной психологии внешний облик рассматривался как поверхностный атрибут. Но существуют и объективные проблемы, связанные с исследованием восприятия внешнего облика, его оценкой: во-первых, отсутствие более или менее объективных методов, позволяющих оценить внешний облик, во-вторых, деликатный и эмоциональный характер исследуемой проблемы.

Так или иначе, на сегодняшний день, практически отсутствуют исследования, посвященные оценке внешнего облика людей из различных культурных и этнических групп, механизмы оценки внешнего облика и отношения к личности другого – представителя другого этноса.

Основываясь на анализе зарубежных исследований по проблеме, Нэпп М. и Холл Дж. указывают, что в восприятии представителей современной культуры, например, цвет кожи, разрез глаз, являются сильнейшими факторами, часто определяющими межличностные отношений. Чем меньше людей, имеющих какой-то особый признак внешнего облика, тем проще дифференцировать людей по этому признаку (и отвергать).

В основе этой тенденции, по их мнению, лежит желание упорядочить социальный мир, облегчить процесс восприятия и понимания другого, формировать отношение к другим людям. В обществе эталоны внешнего облика устанавливаются экономически доминирующей социальной группой. Люди из подчиненных групп подвергаются критериям оценки доминирующей группы и, стремясь заслужить одобрение, стараются принять ее стандарты. С течением времени доминирующая группа изменится, вмести с этим изменятся и эталоны оценки внешнего облика.

Особенно нетерпимы к так называемым отличиям во внешности подростковые группы. Для них внешнее является первичным. Выглядит нетипично, значит другой, значит плохой и нужно себя обезопасить от него. Подростки, которых отвергает сообщество сверстников, часто имеют какие-то внешние признаки, которые не соответствуют принятым в группе сверстников стереотипам, ожиданиям. Подростковый возраст – важнейший период в психосоциальном развитии человека. Он активно включается во взрослую жизнь, формирует свою идентичность и отношение к личности другого.

Опыт работы с группами подростков и старшеклассников школах с целью пропаганды идей толерантности в процессе реализации принятой на государственном уровне около 10-ти лет назад программы «Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе», а также, с целью оптимизации межличностных взаимоотношений в группах, показал эффективность такой работы. В тренинговые группы включали агрессивно настроенных по отношению к другим, так и тех, кого группа отвергала, очень низко оценивали по всем параметрам, в том числе и по внешнему облику. Использование специальных психологических техник позволяло почувствовать переживания человека при позитивной и негативной оценке внешнего облика.

Механизмы, лежащие в основе интолерантного отношения к другому человеку, социальной группе, включают, в том числе, и стереотипы, которые оказывают влияние на оценку внешнего облика как фактора отношения к личности другого. Помимо описания другого через систему категорий у каждого человека под влиянием общества, членом которого он является, формируются общие нравственно-эстетические требования к другим людям и образуются эталоны, пользуясь которыми он дает оценку 181    окружающим его людям. Формирование эталонов, которыми человек пользуется при оценке личности, определяется многочисленными влияниями общества, но для самого человека оказывается спонтанным процессом, и он часто не осознает, что у него формируются те или другие эталоны. Вот почему так важно выявление закономерностей оценки внешнего облика как фактора отношения к личности другого, исследование этого вопроса и в теоретическом, и в прикладном отношениях. Знание особенностей содержания оценки внешнего облика, закономерностей формирования представления о другом человеке влияет на адекватность представления о другом человеке, что предполагает готовность принять других такими, какие они есть, и взаимодействовать с ними на основе согласия.

Укоренение в школе (а вслед за этим и во всем обществе) духа толерантности, формирование отношения к ней, как к важнейшей ценности, как ценного качества нашего современника – важная задача и значительный вклад школьного образования в развитие гуманных отношений в нашем обществе.

Постпереговорная дилемма безопасности и стратегии постконфликтной реконструкции Костюченко О.В.

Южный федеральный университет Дилемма безопасности в этнонациональном конфликте – это ситуация выбора, которая возникает в период мирного сосуществования сторон, отличающийся сохранением оппозиционного этноцентризма групп и недоверия к мирным средствам урегулирования споров, между альтернативами: полагаться на поддержку слабого правительства или прибегнуть к самопомощи, приводящей к внешней реакции, ослабляющей безопасность.

Впервые понятие дилеммы безопасности применялось в теории международных отношений. Правда, в то время понятие звучало иначе, как «баланс угроз». Ввел его в употребление Уолт С. в своей работе «Происхождение альянсов». Так, при отсутствии центральной власти в анархичной среде международных отношений государство принимает решение для укрепления собственных позиций в ней. Чем вызывает ответную реакцию – опасение у других стран, приводящее к ответной мобилизации в целях самозащиты, например «гонка вооружений» в период «холодной войны»62. В постхолодный период данное понятие стало применяться в объяснении внутригосударственных этнических конфликтов.

Например, Б. Позен утверждает, что конкурирующие этногруппы, стремящиеся к выживанию в условиях отсутствия сильного правительства, самовооружаются в интересах своей безопасности. Дилемму безопасности, возникающую на постконфликтном этапе, определяют как постпереговорную дилемму безопасности и она представляет собой ситуацию в отношениях участников этнического конфликта, возникающую после гражданской войны и заключения мирных соглашений и обуславливающую заинтересованность участников этнического конфликта в уменьшении угрозы своему существованию.

ПДБ, как считает И.П. Чернобровкин, характеризуется тем, что при переходе от насильственного взаимодействия к мирной жизни приходится восстанавливать структуру и институты последней. А до этого правоотношения граждан все еще имеют фрагментарную форму, что не способствует снижению общей напряженности. Более                                                              Walt, Stephen M. The Origins of Alliances. – Ithaca, N. Y.: Corell University Press, 1987. – P. 148.

Posen B. R. The Security Dilemma and Conflict // Survival. – 1993. – Vol. 35. № 2. – Р. 27 – 47.

182    того, может развиться беспокойство, мотивированное боязнью захвата власти в еще не окрепшем правительстве (на мировой арене) антагонистом. Постпереговорная дилемма безопасности есть фактор, провоцирующий развитие противоречия на новый виток, и не устранение оной приводит к его трансформации в затяжной конфликт, отличающийся чередованием периодов выполнения соглашений и насильственного взаимодействия. Возникновение проблемы постпереговорной дилеммы безопасности провоцируется следующими факторами: опасением возможного контроля оппонентом средств принуждения в модернизируемом государстве;

опасением возможных преимуществ оппонента в присвоении политической власти;

опасением возможного преобладания оппонента в рыночной экономике.

В сегодняшнем мире этнонациональные конфликты – это доминирующая форма насильственного взаимодействия между людьми, сопровождающаяся повышенным кровопролитием. Этнические войны в своем развитии стали более длительными по сравнению с межгосударственными и с большими усилиями поддаются разрешению.

Они приняли затяжной характер, что проявляется в неустойчивости мирных отношений и регулярном чередовании стадий насилия и сосуществования. По данным К. Хартцеля всего лишь 25% межэтнических конфликтов за последние 50 лет завершились переговорами в то время, как межгосударственных – 50%.

Соответственно, устранение проблемы ПДБ напрямую зависит от удаления факторов, провоцирующих ее возникновение. Что, в свою очередь, возможно только при реализации единственно верно подобранной стратегии. А для того, чтобы верно подобрать стратегию, необходимо знать достоинства и недостатки каждой из них, которые будут, так или иначе, иметь влияние на проблемную ситуацию. Знание стратегий контроля этнического насилия позволяет установить устойчивые и длительные мирные отношения в мультиэтническом обществе. Затяжные этнонациональные конфликты, явление, возникшее во второй половине двадцатого века, получили распространение во многих странах, которые развиваются по пути трансформации общественных систем. В такой ситуации правительства вынуждены выбирать стратегии, контролирующие хаотично и лавинообразно развивающиеся события. Эффективность стратегий зависит от их соответствия специфике ситуации и сфере проявления проблемы. Постпереговорная дилемма безопасности участников этнического конфликта, как же было отмечено, позволяет теоретически определить типы институтов, проектируемые участниками мирных соглашений. Трем параметрам дилеммы безопасности (физическая, политическая и экономическая безопасность) соответствуют три типа институтов: использование принудительной силы государства, распределение политической власти и распределение экономических ресурсов. Только те мирные со глашения отличаются стабильностью, которые предусматривают государственные гарантии физической, политической и экономической безопасности участников соглашений. Стратегия силового контроля предусматривает нормативные меры государственного принуждения к нарушителям мирных соглашений, демилитаризацию бывших ком-батантов (участников военных действий), восстановление государственных сил безопасности, полицейских и судебных органов. Разоружение: метод принудительного разоружения, метод скупки оружия. Демобизизация предусматривает расквартирование (Ангола, когда к 50000 комбатантов присоединилось еще 270000 их родстевенников и членов семей, что порадило гуманитарный кризис )или же его отсутствие (Камбоджа, Эфиопия). К. Хартцель называет два варианта стратегий восстановления полицейского                                                              Гулиев М. Л., Коротец И. Д., Чернобровкин И. П. Этноконфликтология. Учебное пособие. – Ростов-н/Д, М.: Март, 2007. – С. 115.

183    контроля, способствующего формированию нормативной толерантности и стабильности мирных соглашений, на основе: пропорционального представительства этногрупп в государственных силах безопасности;

баланса военных сил безопасности.

Бывает 4 типа силового контроля: полицейский, выборочный, грубая сила, разделяй и властвуй.

Стратегия распределения политической власти устанавливает правила электорального, административного представительства этног-рупп, а также вертикальное разделение властных полномочий на основе федерализма или региональной автономии. Системы распределения политической власти включают три типа институтов, которые различаются сферой функционирования: электоральные, территориальные и административные. Во всех случаях речь идет об институтах права, т. е. группах юридических норм, регулирующих властные отношения в обществе. Электоральные нормы определяют метод перевода голосов избирателей в членство представительных организаций, территориальные нормы разграничивают предметы ведения и полномочия уровней власти. Административные нормы обуславливают разделение должностных функций и определяют иерархию должностных компетенций. Каждый из трех институтов означает параметр внутригосударственного влияния. Мажоритарные стратегии вводят институты: 1) электората с правилом большинства;

2) культурной автономии этногруппы;

3) административной кооптации. Как известно, мажоритарная избирательная система означает порядок выборов, в котором избранными считаются кандидаты, получившие большинство голосов избирателей по избирательному округу, где они баллотируются. Различаются мажоритарные системы абсолютного, относительного и квалифицированного большинства. В случае системы абсолютного большинства кандидат считается избранным, если он получил по округу более половины всех голосов. В системе относительного большинства кандидату, чтобы быть избранным, достаточно получить большинство голосов по округу сравнительно с другими кандидатами. В системе квалифицированного большинствапобедитель должен получить заранее установленное большинство, превышающее половину голосов, например, 2/3,3/4. Мажоритарная избирательная система укрепляет позиции наиболее сильного политического течения. Она усиливает интенсивность политической конкуренции и вытесняет из парламентских структур мелкие и средние по влиянию партии. Мажоритаризм стимулирует образование двух-или трехпартийных политических систем. Пропорциональные стратегии контроля мирных соглашений предусматривают иные институты: институт электорального пропорционального представительства;

территориальная автономия;

институт пропорциональной административной кооптации.

Дистрибутивная стратегия гарантирует перераспределение ресурсов в пользу депривированных групп, использование льготной политики в сферах занятости, обучения, кредитования, предпринимательства и торговли. Дистирибутивные: либеральная через приватизацию (безвозмездная передача права собственности на имущество всем гражданам государства через выдачу приватизационных чеков (ваучеров);

безвозмездная передача права собственности на имущество трудовым коллективам посредством акционирования предприятий, продажа имущества.

В субсидиарной политике применяется программно-целевой подход. Программами развития охватываются: региональное промьпшленное строительство, сельское хозяйство;

объекты социальной инфраструктуры, жилой фонд, торговля, транспорт, связь;

социально культурная сфера, образование, здравоохранение, физическая культура и спорт.

Государственное финансирование программ дополняется местными источниками финансирования. Как правило, субсидиарная политика имеет преференциальный параметр.

Региону предоставляются временные льготы в сферах землепользования, эксплуатации 184    природных ресурсов, занятости, капиталовложений, кредитования, лицензирования предпринимательства и торговли. Осуществление субсидиарной политики требует координации действий центральной и местной власти. Роль координаторов выполняют представители центра.

Субъектиные стратегии представляют собой: стратегии внутренних перемен (субъектинвый уровень), межкульурного диалога (интерсубъектиный уровень), на уровне общества в целом (стратегия культурных преобразований).

Интерактивный подход в профилактики молодежного экстремизма Мануйлова О.В.

Южный федеральный университет В сложных социально-политических условиях проблема борьбы с терроризмом и экстремизмом становится многоаспектной, комплексной, включающей в себя правовые, психологические, социально-экономические и политические вопросы. Очень важно учитывать состояние и динамику международных отношений, уровень социальной защищенности граждан, политические интересы разных стран. В то же время необходимо проводить глубокую психологическую работу в больших и малых группах, с людьми, которые являются представителями этноса и семьи одновременно, представителями субкультуры и конкретного класса, конфессиональной принадлежности и общины по месту жительства. Такая работа будет относиться к разряду профилактической и проводить ее могут специалисты разного уровня от психолого-педагогических кадров, работающих в различных социальных институтах до специалистов, работающих с молодежью и малыми группами вообще, таких как участковый милиционер и педиатр, социальный работник и управдом. Очень метко подмечено З.В. Сикевичем, что на фоне общемирового процесса радикализации межнациональных конфликтов этничность как архаическое чувство принадлежности к «кровной группе закономерно становится чуть ли не единственной самоценностью, которая только и может обеспечить психологическую устойчивость в сложных социальных условиях» [3, с. 124].

Одним из универсальных, на наш взгляд, инструментов профилактики молодежного экстремизма, являются интерактивные формы профилактической работы, например такие, как проведение рефлексивной игры. Первый опыт мы получилив ходе молодежного антитеррористического фестиваля студенческой, научной и творческой молодежи «Мир Кавказу».

Рефлексивная игра относится к играм открытого типа. В отличие от игр, протекающих по сценарию и по заранее описанным правилам (например, деловые игры, ролевые игры), рефлексивная игра представляет собой процесс социального взаимодействия, в котором правила, роли и сюжетные ходы генерируются участниками прямо по ходу игрового действия. Целевой аудиторией стали участники фестиваля, представители общественных и молодежных организаций, органов власти, студенты.

Задачи рефлексивной игры:

1.Создать условия для индивидуального развития рефлексивного потенциала участников. Изучение и рефлексия собственного поведения в фрустрирующей ситуации вовлечения, экстремистского поведения и террористичесокго акта.

2.Выявление и развитие культурных и мифологических стереотипов и установок, характерных для субъектов-участников рефлексивной игры, относящихся к разным общественным и молодежным организациям, органам власти, студентам.

3.Развивать понимание поведения других людей в фрустрирующей ситуации вовлечения, проявления экстремисткого поведения, угрозы террористического акта.

185    4. Расширить возможности участников в проектировании социальных ситуаций и управления социальными процессами на основе осознанных форм поведения в фрустрирующей ситуации вовлечения, проявления экстремисткого поведения, угрозы террористического акта.

В игре использовалась соответствующая терминология: экстремизм, терроризм, обсуждение понимания этой терминологии. В рефлексивной игре использовались элементы проективной и интерактивной технологии которые являются инструментами, направленными на рефлексию индивидами собственной поведенческой реакции в напряженной конфликтной ситуации. Исследовались экстрапунитивные реакции, направленные на живое или неживое окружение в форме переживания фрустрирующей ситуации, осуждения внешней причины фрустрации, либо вменяющие в обязанность другому лицу разрешить данную ситуацию. Интрапунитивные реакции, направленные со стороны субъекта на самого себя: ситуация воспринимается как благоприятная для себя, вина принимается на себя, ответственность за исправление данной ситуации принимается на себя. Импунитивные реакции рассматриваются субъектом как малозначащие, как отсутствие чьей-либо вины, или нечто такое, что может быть исправлено само собой, стоит только подождать и подумать [2, c.120].

Разновидностью типологии экстремизма на юге России является экстремизм с применением методов морально-психологического насилия (угрозы, шантаж, демонстрация силы, ультимативные требования, распространение панических слухов и т.д.) поэтому в рефлексивной игре были представлены 3 ситуации: вовлечение в группировку по средствам угрозы (три проекции: общая угроза, личная угроза, угроза близким), экстремистское проявление в молодежной среде (три проекции: по отношению к представителю другой национальности, представителю другой социальной группы, представителям другого статуса), угроза террористического акта (три проекции: подозрение, что террорист среди нас, заложники, подозрение, что в подъезде вашего дома взрывное устройство).

Такой вид профилактики экстремисткой направленности обеспечивает проработку молодыми людьми своих установок по отношению к различным этническим группам, представителям других национальностей, конфессиональной принадлежности, социальных слоев, обеспечивает саморефлексию, своего места в социуме, и, самое главное, своих личностных характеристик, как сам молодой человек может отреагировать на те или иные кризисные ситуации, которые сегодня стали частью нашей повседневной жизни, заставит задуматься о том, что необходимо получить дополнительные знания о проявлениях терроризма и экстремизма, о заказчиках и исполнителях террористических актов, о том, как необходимо грамотно себя вести, чтобы не пострадали люди и сам человек, поможет молодым людям обратить свое пристальное внимание на вопросы политического мирового устройства, изучению мировых политических закономерностей развития.

Литература:

1.Козлов А.А. Об определении экстремизма// Экстремизм в среде петербуржской молодежи: анализ и вопросы профилактики. СПб., 2003, С.26.

2.Лучшие психологические тесты для профотбора и профориентации. Отв. Ред.

А.Ф.Кудряшов. Петрозаводск, ПЕТРОКОМ, 1992, с.120.

3.Сикевич З.В. Этносоциальные предпосылки экстремизма, экстремизм в среде петербуржской молодежи: анализ и вопросы профилактики. Спб., 2003. с. 124.

186    Роль и социальная ответственность бизнеса в противодействии терроризму Мирошниченко А.В., Мирошниченко С.С., к.психол.н Южный федеральный университет Сегодня терроризм является одной из величайших угроз цивилизации. Он разрушает жизнь, несет рознь между народами, способствует развитию конфликтов, ослабляет экономику и подрывает прогресс. Ему нет оправдания. Фраза «терроризм не имеет национальности» известна давно и очень спорна, но очевидно что специфика террора для каждой страны особенна - в Палестине одна, в Израиле - другая, в России третья… Способы противодействия терроризму в разных странах имеют также свои особенности, но для безопасности государств важно взаимодействие всех структур (политических, религиозных, бизнес-структур), обладающих определённой силой и возможностями.

Бизнес по природе своей кровно заинтересован в том, чтобы развиваться в условиях общественной безопасности. И именно бизнес-структуры в числе наиболее заинтересованных и активных субъектов контртеррористической деятельности.

Неудивительно, что готовность участвовать в конкретных проектах защиты от терроризма первыми продемонстрировали General Electric, SAP, Siemens, City Group, Ericson, "Газпром", ЛУКОЙЛ, "Норникель". Это серьезная армия. Кроме этого, о своем участии заявили объединения предпринимателей "ОПОРА России", "Деловая Россия", Торгово-промышленная палата и РСПП.

Отметим основные положения взаимодействия бизнеса и государственных структур с целью оптимизации усилий и возможностей:

1. Так же как правительства и бизнес сотрудничают в деле обеспечения процветания нации, они должны объединить свои усилия в противодействии терроризму. Такое партнерство должно быть добровольным, реализовываться в духе сотрудничества и основываться на соответствующих функциях, задачах и интересах партнеров.

2. Финансовый сектор. Тесное сотрудничество между бизнесом и правительствами позволяет выявлять финансовые потоки, направленные на поддержку терроризма.

3. Телекоммуникации и информационная безопасность. В то время, как сбор данных об использовании террористами телекоммуникаций и Интернета может приносить неоценимую пользу правоохранительным органам и службам безопасности, он может также представлять собой угрозу для неприкосновенности частной жизни законопослушных граждан. Правительству и бизнесу следует плотно взаимодействовать с тем, чтобы обеспечивать соблюдение надлежащих законных процедур при сборе, хранении и обработке таких данных.

4. Интернет. Провайдеры Интернет-услуг и другой бизнес могут и должны работать с правительствами в целях противодействия злонамеренному использованию Интернета террористами и предотвращения содействия таким образом завершающим шагам тех или иных людей от экстремизма к терроризму.

5. Туризм. Индустрия туризма в определенных регионах является приоритетной целью для террористов, и её следует защищать совместными усилиями правительства этой сферы бизнеса, в том числе путем надлежащего и своевременного обмена информацией о потенциальных террористических угрозах для конкретных регионов и туристических направлений.

6. Необходимо обеспечить сохранность и защиту критически важных объектов инфраструктуры. Нападения на предприятия энергетики, связи, предприятия химической промышленности и другие опасные производства, на объекты, связанные с 187    производством продовольствия и водоснабжением, образовательные и медицинские учреждения могут создать серьезную угрозу для здоровья и безопасности населения и подорвать снабжение и экономическую деятельность. Некоторые сферы, такие, как энергетика и химическая промышленность, сами по себе могут быть использованы террористами для создания угрозы обществу в целом.

7. Транспорт. Несмотря на уже налаженное широкое сотрудничество между правительствами и авиакомпаниями по вопросам обеспечения безопасности международных и внутренних авиаперевозок, по-прежнему имеются возможности для углубления и расширения этого сотрудничества, например, в сфере противодействия незаконным авиаперевозкам легкого стрелкового оружия (ЛСО) и его боеприпасов.

Более того, по-прежнему имеются значительные резервы для расширения взаимодействия между правительствами и бизнесом по вопросам безопасности на морском, железнодорожном и другом наземном транспорте в целях повышения безопасности и уровня готовности к чрезвычайному реагированию.

8. Оценка угроз. Совместная оценка степени террористических угроз и эффективное распространение соответствующей информации, в том числе среди общественности и для бизнеса, содействует принятию всеми субъектами, которых это касается, обоснованных решений по вопросам безопасности и обеспечения готовности на случай чрезвычайных ситуаций.

9. Ликвидация последствий. Правительство должно взаимодействовать с бизнесом в интересах поощрения и распространения передовой практики по вопросам ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций и обеспечения непрерывности деловой активности. Они могут также сотрудничать в разработке путей обеспечения более эффективной помощи жертвам террористических нападений и их семьям.

10. Академический сектор. Академические и коммерческие научные сообщества призваны сыграть ключевую роль как в разработке и внедрении новых технологий для усиления мер охраны и безопасности, так и в проведении исследований по вопросам, связанным с терроризмом, включая изучение структурных и других факторов, которые могут способствовать радикализации и вербовке террористов.

Чем больше правительство и бизнес взаимодействуют на национальном и международном уровнях в интересах содействия налаживанию антитеррористического партнерства, тем сильнее и эффективнее такое партнерство будет. В этих целях следует содействовать созданию - с участием правительств и бизнеса – официальных и неофициальных международных рабочих групп по вопросам налаживания антитеррористического партнерства в ключевых областях.

Проблема комментария в информационных ресурсах в ходе акций террора Мирошниченко А.В.

Южный федеральный университет Особенностью современного терроризма является активное использование информационно-психологического воздействия как важного элемента манипуляции сознанием и поведением людей, с использованием возможностей глобальных коммуникаций. Действия террористов рассчитаны не только на нанесение материального ущерба и угрозу жизни и здоровью людей, но и на информационно психологический шок, воздействие которого на большие массы людей создает благоприятную обстановку для достижения террористами своих целей. Одновременно террористы учитывают особенности информационной эпохи, связанной с существованием глобальных СМИ, готовых оперативно освещать “террористические сенсации” и способных с помощью определенных комментариев (К) к происходящим 188    событиям эффективно воздействовать на общественное мнение. Сегодня однозначно можно обозначить одной из важнейших, роль, оказываемую телевидением, радио, периодическими печатными изданиями, Интернетом на общественную мысль, мораль, мировоззрение сегодня, в век информационного бума. Способность доносить любые сведения до миллиардов людей за секунды делает средства массовой информации уникальными механизмами информационно-психологического воздействия на население. Это воздействие становится еще более массированным, глубоким и эффективным, если СМИ находятся “в руках” профессионалов, владеющих пером и словом, умело сочетающих в процессе контакта со своей аудиторией рациональную и эмоциональную составляющие преподносимой информации. В этой ситуации информация воспринимается не только на уровне сознания, но и на более тонком, глубинном, психологическом подсознательном уровне, что гарантирует более полное ее усвоение и длительное воздействие на мировосприятие и поступки человека. Сегодня средства коммуникации, оперирующие, трансформирующие, дозирующие информацию, являются главным инструментом политического влияния в современном обществе. Способность СМИ быть эффективным средством формирования общественного климата давно подмечена, оценена и максимально используется людьми, пытающимися решать проблемы достижения своих политических, экономических, национальных, религиозных, социальных и иных целей опосредованным путем влияния на группы и слои граждан.

Сегодня любой человек получает от СМИ вместе с самим информационным сообщением о каком-либо событии (ИС) еще и комментарий. На основании полученной информации человек (социальная группа) выражает определенное отношение к какому либо явлению, событию. Если определить комментарии и отношение как N =:1-очень позитивное, 2 - позитивное, 3 - нейтральное, 4 - негативное, 5 - очень негативное.

Тогда процесс формирования общественного мнения можно представить в следующем виде (предложенным д. полит. н., Панариным И.Н):

ИИИС +КNСГ = ОN И – источник информации;

ИС - информационное сообщение;

К - комментарий;

СГ - социальная группа;

О - отношение При информировании населения о теракте само информационное сообщение (ИС) эмоционально не окрашено, это описание реально происходящих событий, тогда как комментарий (К) является манипуляцией. К манипуляции относятся специальные действия по формированию стереотипов и созданию определенного впечатления или отношения к тому или иному факту, событию.

Основной объект воздействия Комментария-Манипуляции – это психика всего российского населения. Комментарии-Манипуляции К4, К5 являются негативными информационными потоками. Способы манипулирования общественным мнением опираются прежде всего на средства массовой информации (СМИ), позволяющие корректировать, регламентировать и проектировать массовое сознание и психику людей. При этом упор делается на использование законов психологии, некритическое восприятие, политическую неопытность. При данной расстановке составляющих формулы очевидно, что при добавлении к информационному сообщению (ИС) о совершенном или подготавливаемом акте террора комментария (К), последовательно варьирующего свой характер от очень позитивного до очень негативного, мы определенно получим отношение той или иной социальной группы в том же диапазоне.

За видимой простотой данной информационной технологии, скрывается и масса нюансов. Другими словами, один и тот же комментарий (это понятие тождественно манипуляции) способен вызвать диаметрально противоположное отношение к событию 189    (самим террористам, декларируемым ими целям), либо подготовить мировосприятие к дальнейшей переоценке в различных социальных группах, в случае его преднамеренной подачи. Все это в полной мере нашло место в новейшей российской истории.

Террористы, а также властные государственные структуры и сами представители масс-медиа видят функции, роль и ответственность СМИ при освещении событий, связанных с актами терроризма, с разных и порой противоположных позиций. Эти позиции иногда определяют групповое поведение во время террористических актов, часто давая тактическое и стратегическое преимущество террористам и терроризму в целом. В таком случае, возникает задача, как для государственных структур, так и СМИ осмыслить динамику этих позиций и разработать варианты информационной политики, служащие общегражданским и государственным интересам.

Самосознание личности как средство противодействия религиозному и этнонациональному экстремизму Ростова Е.Н.

Южный федеральный университет Любое современное государство это исторический союз национальностей, которые вынуждены идти на различные компромиссы с целью мирного и благополучного совместного проживания на занимаемых совместно территориях и совместной защиты интересов этих национальностей.

Это особенно актуально для нашей страны, где в силу исторических и политических факторов, по данным всероссийской переписи населения 2002 года, соседствуют 182 этнические группы.

Существование населения России как суммы многочисленных народов – национальностей – стало неотъемлемой принадлежностью нашего сознания и бытия.

Такое соседство порождает многочисленные споры и разногласия. Сегодня становится очевидным, что мир и согласие в многонациональном и поликультурном обществе могут быть достигнуты и сохранены не с помощью силы и оружия, а путем налаживания взаимоотношений между людьми на основе этических, нравственных и культурных законов.

В этих условиях исследования по проблеме толерантности приобретают особое значение: от их эффективности во многом будет зависеть успешное решение вопросов межэтнической конфликтологии.

Толерантность - это жизненная мировоззренческая позиция “за” или “против” принципов, норм, убеждений, вырабатываемая как результат этнического, духовного опыта личности.

Формирование и развитие человеческой личности связанно с формированием её сознания и самосознания. Самосознание личности позволяет ей осознавать не только себя и свое окружение, но также себя в своих отношениях с окружающим. Способность к самосознанию связана с овладением человеком рефлексией. Рефлексивные качества психики в основном оформляются в возрасте после 7 лет. Целостное становление структуры самосознания личности завершается, как правило, к концу подросткового возраста.

Развитие самосознания проходит при этом ряд ступеней - от наивного неведения в отношении самого себя ко все более углубленному самопознанию. В процессе развития самосознания акцент переносится от внешней стороны личности к ее внутренней стороне. С этим связаны осознание своего своеобразия и переход к духовным, идеологическим сторонам самооценки. В результате человек самоопределяется как личность на более высоком уровне. На таком уровне, свое психологически реальное 190    выражение самосознание получает в том, какой внутренний смысл приобретает для человека все то, что совершается вокруг него и им самим, в чём состоит наиболее достойный для человека смысл жизни.

Следовательно, нужно с самого раннего возраста прививать моральные и духовные ценности, еще только зарождающейся личности. Усвоенные в детстве ценности, остаются с человеком на всю жизнь, а будучи целостной личностью, а значит, имея твердые убеждения, легче сказать «нет» и наркотикам, и экстремистским лозунгам, и террористическим группировкам.

Самосознание личности неразрывно связано с осознанием смысла своей жизни. По мнению К. Обуховского, понимание смысла своей жизни является необходимым условием нормального функционирования личности в любом обществе – это атрибут самосознания.

В различные времена и у разных народов представления о смысле жизни человека принимали различные формы. Древнегреческий философ Аристотель полагал, что целью всех человеческих поступков является счастье, которое состоит в осуществлении сущности человека. Эпикур и его последователи провозглашали целью человеческой жизни получение удовольствия, представители одной из сократических школ греческой философии считали конечной целью устремлений человека добродетель. Приверженцы эвдемонизма провозглашали смыслом жизни счастье, утилитаристы даже в наши дни считают, что высшей ценностью жизни является непосредственно ощутимый конкретный результат и польза, которую можно извлечь из любой вещи, а трансгуманизм выдвигает гипотезу, что человек должен искать улучшения человеческой расы как целого.

В религиозных системах и во многих философских концепциях смысл жизни раскрывается в контексте Высшего Начала и его проявлений — Бога и богов, в контексте законов Вселенной и эволюции всего сущего, в контексте Высшего Блага для человека и исходящих из него добродетелей. Это порождает особую систему высших этико-моральных ценностей, высших законов, которым должен следовать человек.

Принимая разные формы, за каждой системой высших ценностей стоит одна и та же задача, один и тот же сокровенный смысл жизни: стать ближе к Богу.

В нашей стране, на протяжении веков, потребность смысла жизни является одной из наиболее ярких и глубоко укорененных черт русского народа, составляющих во многом стержень и своеобразие его культуры. А понимание смысла жизни - так же может быть смыслом жизни.

Итак, самосознание личности является, безусловно, сложным по структуре, многоаспектным феноменом. В психологическом понимании самосознание не сводится к процессу познания себя или знанию о себе. Одним из результатов самосознания является личностная идентичность. Другой важный аспект самосознания связан с социальной идентичностью человека, который связан с принадлежностью индивида к определенной социальной группе, в частности – к этносу, то есть самоопределения индивидов в социально-групповом пространстве относительно многообразных общностей как "своих" и "не своих" и отношение индивида к этому самоопределению.

Исследование соотношения этнической идентичности и социальной, является наиболее актуальным в современной России, при общем подъеме национального самосознания и обострения с этим связанных проблем.

Каждый человек сам решает, для чего он живет, и каким смыслом он наполнит свою жизнь, однако, лучше разобравшись в своих чувствах, познав себя, проще сделать свою жизнь радостнее и приятнее.

191    Толерантность молодежной среды как теоретическая проблема Рябцева Н.А.

Ростовский государственный экономический университет «РИНХ»

Поиск оптимальных форм социального взаимодействия всегда был и продолжает оставаться предметом научного осмысления. Идеи гуманизма получили в теориях правового государства и гражданского общества. Эти теории не утратили актуальности и в настоящее время.

На складывание жизни мирового социума в условиях формирования демократических институтов в последнее столетие оказывает большое влияние изменение характера объективации инаковости. Начало демократического переустройства общества было связано с борьбой за права человека, которые понимались как неотъемлемо присущие человеку по факту его существования независимо от фенотипических, социально-демографических характеристик, а также мировоззренческих установок. Результатом этого было политико-правовое оформление прав человека, прежде всего, как права на индивидуальность. Наметившиеся в последнее столетие в мировом сообществе тенденции к интеграции, чему способствовало стремительное развитие средств массовой коммуникации, стали сейчас определяющими в складывающейся конфигурации глобального социального пространства. В этих условиях проблема гармонизации социальных отношений актуализируется двумя обстоятельствами, во-первых, обострением и выявлением ценностно-нормативных различий как неизбежного следствия интеграции и, во-вторых, включенностью людей через средства массовой информации в неограниченное количество социальных связей.

В настоящее время в отечественной общественной мысли идет поиск нормативно ценностной парадигмы, которая бы стала основой для оптимальных форм социального взаимодействия в условиях традиционной для страны поликультурности и нормативно декларируемого плюрализма во всех сферах жизни социума. В качестве таковой в Российской Федерации на государственном уровне утверждено — формирование толерантности и преодоление экстремизма.

Формирование толерантности приобретает особое значение в ситуации ухудшения качества и уровня жизни российского населения, в результате чего актуализируются проблемы, связанные с межличностными и межгрупповыми отношениями в условиях нормативно декларируемого плюрализма. Особую остроту проявления этим отношениям, становящихся линиями социальной напряженности, придает то, что для российского социума рыночные реформы и демократические преобразования стали кризисными в том плане, что поставили людей в ситуацию объективации инакового во всех сферах общественной жизни.

В данном контексте молодежь является той социальной группой, которая требует к себе пристального внимания исследователей. Это связано с маргинальностью молодежи, которая обусловлена, во-первых, статусной неопределенностью и поиском социальных ролей, а также трудностями их освоения. Во-вторых, возрастные психологические особенности создают дополнительные условия для интериоризации молодежью радикальных идей и реализации их в экстремистской деятельности. И именно поэтому, изучение социального поведения молодежи, а также формирование толерантности является необходимостью в плане преодоления существующих или возможных форм проявления нетерпимости в молодежной среде. Указанные обстоятельства актуализируют необходимость изучения процесса формирования толерантности.

192    В отечественной науке вопросы, связанные с толерантностью, начали исследоваться лишь в 1990-е гг. Возрастание интереса исследователей к этой проблеме было вызвано рядом обстоятельств. Во-первых, начало широкомасштабных экономических реформ, имевших глубокие социокультурные последствия, с особой остротой поставило перед российской общественной мыслью проблему поиска оптимальных форм взаимодействия в условиях демократизации общества, во-вторых, принятие в 1995 г.


Декларации принципов терпимости и объявление года ее принятия Международным годом толерантности, в—третьих, реализация Федеральной целевой программы «Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе (2001-2005 гг.)» стимулировала обращение исследователей к проблеме Проблема толерантности заключается в необходимости разрешения противоречия между актуализированной современностью общественной потребностью в гармонизации межличностных и межгрупповых отношений в условиях поликультурности и недостаточной изученностью, с одной стороны, готовности российской молодежи к позитивному взаимодействию в поликультурном социуме и, с другой, механизма формирования толерантности молодежи.

Эмпирическое измерение толерантности, как готовности к позитивному взаимодействию, основывается сферах существования инаковости и уровневой шкалы оценки реагирования на инаковость. В сфере межкультурного взаимодействия молодежь демонстрирует невысокую готовность к позитивному взаимодействию, в сфере социально- гражданского - молодежь в целом готова к позитивному взаимодействию, компассиональная сфера характеризуется невысокой готовностью молодежи к подобному взаимодействию. Факторами формирования толерантности молодежи являются: доминирование морального императива в определении молодежью собственного отношения к различным формам инаковости, понимание объективного характера российской поликультурности и отсутствие абсолютизации какого - либо критерия инаковости как основополагающего в определении отношения к ее носителям.

К факторам, препятствующим формированию толерантности, относятся доминирование в личностной диспозиции молодежи эгоистических установок, неверие в возможность практической реализации плюралистической модели социального взаимодействия в условиях поликультурности, наличие в сознании молодежи устойчивых негативных стереотипов и резонирование общественно-политических событий в молодежном сознании актуализацией имеющихся диспозиций или формированием новых.

Причины проявления и меры противодействия религиозному экстремизму в современной России Чекмезова И.И.

Следственный отдел по Первомайскому району г. Ростова-на-Дону следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по РО Современный экстремизм - одно из наиболее разрушительных явлений, влияющее не только на правосознание, но и в целом на образ жизни людей. Религиозный экстремизм выступает одной из форм экстремизма. Однако в виду того, что законодательно не определено, что следует понимать под религиозным экстремизмом, сегодня среди специалистов ведутся споры относительно данного понятия. Существуют полярные точки зрения: от полного отрицания возможности существования этого понятия, до придания религиозному фактору в его экстремистских проявлениях неоправданно ключевого значения. Представляется, что, как всегда, истина находится 193    где-то посередине. Кроме того, появление данного понятия как такового и дискуссии вокруг него не оставляют сомнений в его праве на существование. Проанализировав различные точки зрения, приходим к выводу, что, под религиозным экстремизмом следует понимать деятельность в сфере межконфессиональных отношений, находящую свое отражение в насильственных попытках навязывания обществу определенной системы религиозных воззрений, а также обоснование либо оправдание такой деятельности.

Межрелигиозные конфликты, в которых находят наиболее яркое выражение экстремистские проявления, практически никогда не выступают в своем «чистом» виде.

Как правило, религиозный фактор используется в качестве идеологической и организационной поддержки для реализации вполне конкретных интересов различных сил и субъектов политического действия. Использование религиозных лозунгов в большинстве случаев способно привлечь значительные массы верующих и представите лей духовенства, что придает конфликтам особенно ожесточенный и деструктивный характер.

Феномен религиозного экстремизма в России в значительной мере является результатом целенаправленных действий антироссийских сил, направленных на разрушение единого социально-экономического пространства российского государства.

При этом они активно используют кризисные явления и разрушительные тенденции в социально-политической и духовной сферах жизни общества, ставшие следствием политического и социально-экономического курса страны в 90-е гг. прошлого столетия.

Распространение квазирелигиозных учений в конце ХХ - начале XXI века следует в частности связать с экзистенциальным вакуумом - деформацией общественного менталитета, отсутствием у людей смыслообразующих ценностей бытия, потерей нравственной, социальной ориентировки. В виду психологического надлома, неуверенности в завтрашнем дне и чувства одиночества к религии потянулась определенная часть населения России - люди искали нечто, на что оно могли бы опереться в бурной действительности. Традиционные конфессии упомянутую мировоззренческую брешь заполняли неактивно, а сам человек был оторван от религиозных корней, он не имел возможности получить целостное религиозное образование. Таким образом, низкий уровень воцерковленности большинства представителей традиционных религий при высокой активности религиозных меньшинств, в ряде случаем чуждых российским традициям, в условиях социальной нестабильности создал благоприятную среду для экстремистских проявлений.

При этом нужно осознавать, что, несмотря на то, что экстремистская деятельность, по сути, является субъективной деятельностью отдельного человека или группы лиц, которые руководствуются собственными убеждениями, все же первостепенное значение в формировании экстремистских настроений в обществе отводится объективным факторам. Объективными причинами возникновения религиозного экстремизма во многом являются бедность и тяжелые социальные условия населения, проблемы с трудоустройством и возможностью заработка, наплыв мигрантов, этническая преступность, кризис института семьи и семейного воспитания, распространение экстремистских настроений в СМИ и Интернете и т.д. Среди политических причин наиболее весомыми являются использование провокаций в политической борьбе, популистские действия и высказывания отдельных политиков, деятельность зарубежных агентов влияния. Из причин собственно духовно-религиозного и идеологического характера можно указать, прежде всего, отсутствие полноценного знания о целях и сути самой религии. И если полное отсутствие религиозного знания и практики приводит к одной форме экстремизма – эгоизму и аморальности, то 194    половинчатое, отрывочное знание приводит к противоположному результату – агрессивному радикализму. Отсутствие правильного понимания целей и внутренней системы религии приводит к недостаткам религиозного воспитания и ущербной нравственности, способствует проявлению негативных качеств характера:

раздражительности, агрессивности, злословию, высокомерию, подозрительности, ненависти. Слепая убежденность в своей правоте в союзе с гордыней и тщеславием создает опасную смесь и приводит к бездумному буквализму и начетничеству.

Особо следует отметить возможные негативные последствия слабой вовлеченности в религиозную жизнь значительной части российских граждан, чья религиозная самоидентификация нередко является следствием этнической принадлежности (дагестанец, татарин – значит, мусульманин;

русский – значит, христианин), а не сознательного духовного выбора. Подобная ситуация создает благоприятные условия для воздействия на них радикальных сил и выступающих под религиозными лозунгами этнических сепаратистских группировок. При определенных обстоятельствах такой «формальный» верующий, фактически не знакомый с догмами своей религии, может принять за истину то, что не имеет никакого отношения к вероучению.

Рассматривая проблему противодействия распространению религиозного экстремизма, необходимо отметить, что одним из главных препятствий на его пути должно стать конструктивное взаимодействие приверженцев различных религий.

Однако среди основных направлений межрелигиозного сотрудничества нейтрализация экстремистских действий и пропаганды пока не выступает как приоритетное. Данное обстоятельство, а вернее, отсутствие сколько либо заметного влияния представителей традиционных конфессий в сфере профилактики религиозных экстремистских проявлений, а в ряде случаев, к сожалению, и прямая вовлеченность отдельных представителей духовенства в указанную деятельность, предопределяет необходимость более жесткого правового регулирования правоотношений, связанных с реализацией прав граждан на свободу совести и деятельность религиозных объединений. В этой связи в качестве неотложных мер представляется необходимым более четко урегулировать вопросы миссионерской деятельности, духовного образования, деятельности незарегистрированных религиозных объединений.

Результативность профилактики религиозного экстремизма в значительной степени зависит от уровня профессионализма сотрудников правоохранительных органов. В связи с этим важны подготовка и повышение квалификации сотрудников, особенно органов Федеральной службы безопасности, органов внутренних дел по рассматриваемой линии. Необходимо разработать комплекс учебно-методических и практических спецкурсов в системе подготовки сотрудников правоохранительных структур по противодействию религиозному экстремизму.

Таким образом, перед государством и обществом в области противодействия религиозному экстремизму стоят следующие задачи: укрепление и сохранение общественной стабильности, конституционного строя;

поддержание толерантности между религиозными течениями;

повышение общего культурно-образовательного уровня населения в области изучения основных мировых религий, истории, культуры, традиций;


противодействие распространению литературы, направленной на разжигание межконфессиональных конфликтов;

выработка рекомендаций по совершенствованию взаимодействия органов государственной власти и местного самоуправления с религиозными объединениями;

снижение социальных разногласий в обществе, а также, а, возможно, даже и в большей мере: стабилизация политической обстановки в стране;

создание атмосферы общественного согласия;

превентивный запрет деятельности тех 195    зарубежных и местных религиозных организаций, которые представляют угрозу правам и свободам человека, конституционному строю и безопасности государства;

противодействие вовлечению граждан в религиозно - экстремистские группы, организации.

При этом следует подчеркнуть, что государственное регулирование ни в коем случае не должно нарушать основополагающих принципов свободы совести и вероисповедания, должно исключать вмешательство в канонические вопросы деятельности религиозных объединений и в то же время обеспечить действенный контроль за соблюдением требований о недопустимости экстремистских проявлений в деятельности представителей всех религиозных направлений.

Таким образом, нужно бороться не столько с экстремистами, сколько с религиозным экстремизмом как таковым, устраняя причины его возникновения и распространения на территории России.

Благотворительная деятельность как фактор становления гражданского общества Черникова Ю.И.

Северо-Кавказская академия государственной службы На современном этапе реформирования российской государственности особое внимание уделяется формированию институтов гражданского общества. Д.А. Медведев, выступая на Всероссийском гражданском форуме, подчеркнул, что гражданское общество в нашей стране «уже имеется», и Россия будет продолжать «вести твердый курс на развитие свободного общества»1.

Вот уже около двадцати лет современная Россия идет по пути радикальных изменений экономических, политических, социальных, духовных и общественных отношений. В стране произошла масштабная замена одной, находившейся в состоянии всеобщего кризиса социально-политической системы, другой, которая до настоящего переживает трудности утверждения здесь правового государства, гражданского общества, формирования демократических механизмов функционирования новой политической системы.

Центральным вопросом для страны недавно вставшей на путь демократических преобразований является вопрос о том, способны ли она консолидировать обретенные практику и институты демократии с тем, чтобы она выдержала испытание временем, устояла в политических конфликтах и кризисах, приобрела в демократических преобразованиях импульс развития и необратимый характер.

Поиск ответа на поставленный вопрос является главным мотивом выбора пути развития страны. При этом на первый план выходит проблема становления гражданского общества в стране как центральная проблема демократизации общества и социально-политической системы в целом.

Рассмотрение данного вопроса необходимо начать непосредственно с уточнения определения понятия «гражданское общество». Учитывая современные социально политические реалии, можно предложить следующее. Гражданское общество — это находящаяся на определенной стадии развития форма человеческой общности, с помощью труда удовлетворяющая потребности своих индивидов. Это комплекс добровольно сформировавшихся первичных объединений индивидов (семьи, кооперации и другие объединения, кроме государственных и политических структур).

Это совокупность негосударственных отношений в обществе (экономические,                                                              Малько С.В. Политико-правовой анализ альтернативных стратегий формирования гражданского общества в России // Материалы диссертационных исследований докторантов, адъюнктов, аспирантов и соискателей: Сб. науч. трудов. Ч. I. Таганрог: Изд. центр Таганрог, гос. пед. ин-та, 196    социальные, национальные и частная жизнь людей, их обычаи, традиции, нравы). Это сфера самопроявления свободных индивидов и их объединений, огражденная законами от прямого вмешательства и произвольной регламентации их деятельности со стороны государственной власти.

Основополагающим элементом формирования гражданского общества является общественный сектор. Важное место среди институтов гражданского общества занимают некоммерческие организации (НКО). Некоммерческие, негосударственные организации играют существенную роль в консолидации общества. По сути своей современные российские НКО - это объединения людей на добровольной основе с целью решения конкретной социальной проблемы.

Мировой финансово-экономический кризис 2008-2010 гг. спровоцировал новые вызовы для развития страны и гражданского общества России. В сложившихся условиях значительно возросла потребность в ресурсах и технологиях благотворительного и добровольческого секторов, которые стимулируют общественно полезные инициативы организаций и граждан, продвигающих в общество такие ценности, как взаимопомощь, доверие, солидарность.

Благотворительная деятельность - одна из наиболее значимых практик гражданского общества. Не следует думать, что благотворительность - признак низкого уровня развития страны или проявление неспособности государства решать социальные проблемы, бороться с бедностью, общественной неустроенностью. Благотворительная деятельность дает простор созидательной инициативе и социальному творчеству широких слоев населения в развитии большинства секторов социальной сферы, включая образование, здравоохранение, науку, культуру, спорт, охрану окружающей среды. В связи с этим именно в странах с высоким уровнем развития филантропия широко признается общественно полезной деятельностью, поддерживается как гражданским обществом, так и государством.

Многие российские граждане уже сегодня оказывают благотворительную помощь нуждающимся людям. Более половины (54%) россиян хотя бы один раз в год добровольно и по собственной инициативе оказывают благотворительную помощь, поддержку кому-либо, кто не является членом их семьи или близким родственником.

Примерно каждый девятый россиян регулярно занимается добровольческой деятельностью и/или делает денежные пожертвования1.

Эффективность благотворительной помощи как инструмента решения крупных общественных проблем силами гражданского общества в значительной мере зависит от наличия программ и проектов, разработанных политической элитой.

Показателем в этом смысле является «Концепция содействия развитию благотворительной деятельности и добровольчества в Российской Федерации», утвержденная Правительством РФ в 2009 году. Данная концепция содержит комплекс необходимых мер по поддержке развития благотворительного сегмента некоммерческого сектора:

- разработка с участием заинтересованных организаций региональных и муниципальных программ поддержки благотворительной и добровольческой деятельности;

- расширение практики использования возможности снижения участникам благотворительной деятельности ставки по налогу на прибыль в части зачисляемого в                                                              Данные Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора ГУ-ВШЭ. Москва, 2009..

197    бюджеты субъектов Российской Федерации налога, а также предоставления благотворительным организациям льгот по налогу на имущество организаций;

- предоставление благотворительным организациям государственного (муниципального) имущества и помещений в безвозмездное пользование и аренду на льготных условиях;

- поддержка формирования целевого капитала некоммерческих организаций, а также создание фондов, в которых средства из местного бюджета и внебюджетных источников аккумулируются и распределяются на конкурсной основе для решения задач социального развития территории (к управлению фондами привлекаются на паритетной основе представители органов власти субъекта Российской Федерации, местного самоуправления, предпринимателей и некоммерческих организаций);

- вовлечению граждан в деятельность общественных советов при государственных и муниципальных учреждениях образования, здравоохранения и социальной поддержки населения1.

Таким образом, обеспечение реализации Концепции в полном объеме является важной задачей политической элиты, решение которой будет способствовать системному развитию благотворительности, а следовательно, и, гражданскому обществу в России.

Экопедагогическая направленность третьей миссии научно-образовательного учреждения Чигишева О.П., к.пед.н., доцент Южный федеральный университет Определенным ответом на решение ряда социальных проблем местного уровня с использованием стратегии обучения в течение всей жизни является европейская модель «обучающегося города/региона», в которой под «обучающимся городом/регионом»

понимается географически обособленное пространство, в котором проживают люди, ежедневно неформально обучающиеся в огромном разнообразии социальных контекстов и мест. Впервые к идее «образованного города» обратилась Организация экономического сотрудничества и развития в 1973 году, когда был запущен пилотный проект, в котором участвовали семь городов - Аделаида, Эдмонтон, Эдинбург, Гетеборг, Какегава, Питтсбург, Вена - отдавших приоритет в их стратегическом плане развития образованию. В 1980-х годах произошла резкая смена определения «образованный» на «обучающийся» в вышеуказанном словосочетании, что было связано с признанием того факта, что люди и организации не просто пользуются услугами образовательных учреждений для быстрого решения встающих перед ними задач, но непосредственно отвечают за формирование собственных траекторий обучения.

На сегодняшний день европейская модель «обучающегося города/региона»

достаточно популярна по всему миру и признана в качестве эффективного механизма управления социальными преобразованиями в обществе. В качестве примера успешной и хорошо скоординированной работы на уровне муниципалитета можно упомянуть Эспоо в Финляндии, Викторию в Британской Колумбии (Канада) и 33 области Южной Кореи, которые с 2001 года были провозглашены городами, обучающимися в течение всей жизни. «Обучающиеся города/регионы» очень часто сами объединяются в сети и взаимодействуют между собой, например как Британская Сеть Обучающегося Города                                                              Распоряжение Правительства РФ от 30 июля 2009 г. N 1054-р О Концепции содействия развитию благотворительной деятельности и добровольчества в РФ 198    (UK`sLearningCityNetwork) включающая 80 городов-членов. Использование обучения в течение всей жизни в качестве организационного принципа и социальной цели приводит к более тесному взаимодействию гражданского, частного, благотворительного и образовательного секторов в процессе достижения согласованных задач ведущих к достижению двунаправленной цели – устойчивому экономическому развитию и социальной инклюзии. Также прослеживается тенденция к более тесному контакту городов/регионов и заинтересованных лиц (stakeholders) в рамках сетевых объединений, что позволяет увеличить ответственность обозначенных акторов в продвижении идей обучения, создать тесные и хорошо скоординированные связи между ними, задействовать всех индивидов в обучении независимо от их социального и экономического статуса, в особенности выходцев из слоев долгое время испытывавших на себе влияние образовательной эксклюзии, и одновременно сохранять курс на экономическое развитие. При этом признается тот факт, что каждый социальный сектор потенциально обладает обучающими ресурсами.

Очень часто данные объединения прибегают к помощи сторонних исследовательских и образовательных организаций, которые имеют обширный опыт работы не только в обучении, но и в проведении кросс-дисциплинарных и кросс национальных исследований, а также в воплощении в жизнь результатов данных исследований на локальном, региональном и международном уровнях, таким образом, реализуя третью (социальную) миссию своих учреждений. Исследовательская работа, как правило, сосредоточена вокруг следующих тем, имеющих преимущественное значение для большинства регионов/городов: территориальное управление, социальный капитал, экологические инициативы, инновации, третья миссия университета. Особенно интересными являются программы, нацеленные на формирование у населения регионов и городов необходимых компетенций и мотивационных установок, обеспечивающих быстрое и адекватное решение экологических, экономических и социальных проблем, препятствующих устойчивому региональному/городскому развитию. Данная работа проводится в несколько этапов:

1. определяются существующие потребности регионов в области всех сфер устойчивого развития;

2. выявляются проблемные аспекты и актуализировавшиеся противоречия в рамках взаимодействий между отдельными индивидами, учебными заведениями и местными сообществами при решении экологических, экономических и социальных проблем;

3. разрабатываются и проводятся тренинги по активизации лидерской позиции представителей различных типологических групп, участвующих в реализации концепции устойчивого развития на региональном уровне;

4. оценивается эффективность влияния тренингов на развитие взаимодействия между университетами и местными сообществами;

5. подготавливаются отчеты о проведенной работе и предоставляются ее результаты местным органам власти и широкой общественности.

Таким образом, в результате данной деятельности создаются диагностические методики и инструменты для идентификации региональных/городских проблем на местном уровне и оценки уровня вовлеченности всех акторов в решение этих проблем;

разрабатываются программы тренингов, ориентированных на продвижение идей устойчивого развития и университетского лидерства;

проводятся тренинги и ретренинги сотрудников вузов, аспирантов, магистров и представителей местных сообществ из разных слоев населения с целью укрепления их лидерских позиций в продвижении идей устойчивого развития на региональном уровне, что также является формой реализации 199    стратегии обучения в течение всей жизни у представителей разных социальных страт;

формируется методика оценки результатов в области продвижения идей Европейской экологической инициативы на региональном и городском уровне, а также проводится широкомасштабная диссеминация результатов исследований путем обнародования выводов в СМИ и научных изданиях.

Прикладные аспекты деятельности международных организаций-доноров в сфере образовательного девелопментализма Чигишева О.П., к.пед.н., доцент, Закутская Е.Г.

Южный федеральный университет На современном этапе существует огромная масса остро стоящих проблем в сфере образования, требующих неотложного внимания и решения на мировом уровне, особенно это касается стран третьего мира и догоняющего развития, которым постоянно требуется помощь глобального формата. В течение последних нескольких десятилетий неоднократно подчеркивалось, что образование является не только ключом к построению крепкого демократического государства, но и к овладению каждым человеком всеми необходимыми для полноценной жизни навыками и компетенциями, позволяющими успешно социализироваться в обществе. На Джомтьенской конференции (1990) мировым сообществом были определены основные глобальные проблемы в сфере образованиии возможные варианты их решения:

1) совершенствование комплексных мер по уходу за детьми младшего возраста и их воспитанию;

2) обеспечение, как детей, так и взрослых, равным доступом к соответствующим программам обучения;

3) повышение уровня грамотности взрослых, особенно женщин;

4) достижение паритета между мальчиками и девочками в начальном и среднем образовании;

5) повышение качества обучения и успеваемости обучающихся.

Ведущая роль в решении вышеобозначенных проблем принадлежит международным донорским организациям, которые представляют собой общественные объединения, реализующие мероприятия филантропической направленности по оказанию безвозмездной помощи, которая предоставляется в соответствии с общепризнанными международными правилами и нормами. Обязательным условием для получения помощи является то, что она должна быть направлена на преодоление социального неравенства и развитие гражданского общества и самосознания.

В большинстве случаев донорами являются развитые обеспеченные страны Западной Европы и США, где функционируют специальные организации по распределению безвозмездной помощи, такие как Агентство по международному развитию США (USAID), Департамент по международному развитию Великобритании (DFID), Канадское агентство международного развития (CIDA), Австралийское агентство по международному развитию (AusAID) и Датское агентство по международному развитию (DANIDA). Деятельность большинства многосторонних доноров реализуется через региональные банки - Африканский, Азиатский, Американский, а также через специализированные агентства ООН, такие как ЮНИСЕФ, ЮНЕСКО, Европейский Союз, Всемирный банк.

Деятельность доноров осуществляется посредством:

предоставления денежных средств, людских или материальных ресурсов;

привлечения внимания правительств и сообществ стран к решению проблем образования;

200    разработки стратегий, планов, программ по совершенствованию образования;

проведения исследований, мониторинга и оценки происходящих процессов.

Проанализируем роль крупнейших организаций-доноров в развитии образования начального уровня на примере Республики Индии.

В 2001 году Правительство Индии совместно с ЮНИСЕФ запустило крупномасштабную программу под названием Сарва Шикша Абхиян (TheSarvaShikshaAbhiyan (SSA)), направленную на универсализацию начального образования. Основной целью данного проекта стала деятельность по охвату детей начальным образованием в 100% масштабе, а также сокращение отсева обучающихся.

До принятия Джомтьенской Декларации Всемирный банкнепредоставлял какую либофинансовую поддержку начальному образованию в Индии. Прорыв произошел в1992 году, когдаБанк согласилсяпомочьИндииоправиться откризиса платежного баланса, который привёл к сокращениюгосударственных расходовв социальной сфере.

Всемирный банк выделил средства на Программу начального образования в дистриктах (District Primary Education Program (DPEP)).

Первоначально поддержку Банка в данной программе получил штат Уттар Прадеш, самый населенный штатстраны(население165 млн.) и самый отстающийв образовании. «Проект начального образования в Уттар-Прадеше»

(TheUttarPradeshBasicEducationProject (UPBEPI;

МАР (Международная Ассоциация Развития)кредит165 млн. долл. США)) был запущен в 1993 году, за ним в1997 году последовал «Второй проект базового образования в Уттар-Прадеше» (Second Uttar Pradesh Basic Education Project (UPBEP II)) с финансированием около60 млн. долларов США.

В 1995 году стартовал «Проект начального образования в дистриктах» (District Primary Education Project (DPEP I;

кредит МАРСША$ 260,4 млн.)) еще шестиштатов.В 1996 годубыл начат его второй этап (DPEP II;

кредит МАРСША$425 200 000). Все проекты были завершены в 2000 и 2003 годах. Результаты программ UPBEP и DPEP являются умеренно удовлетворительными, зато такой критерий как уровень устойчивости и стабилизации достижений оценивается весьма высоко. Всемирный банк также финансирует «Первый проект начального образования»

(TheFirstElementaryEducationProject), «Второй проект начального образования»

(TheSecondElementaryEducationProject), «Проект Дополнительного финансирования для начального образования» (AdditionalFinancingforSecondElementaryEducationProject).

Всемирный банк вложил в данные проекты примерно 1,1 млрд. долл. США, являющиеся частью программы SSAI и SSAII.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.