авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 11 |

«Социальная дифференциация высшего образования Москва 2005 Ответственный редактор С.В. Шишкин А ...»

-- [ Страница 5 ] --

в целом они чаще довольны качеством и итогами своего школьного обучения.

При этом они и их семьи чаще, чем в других группах, выбирали данную школу потому, что в ней был более высокий уровень препо давания (так ответили каждый пятый в данной группе и лишь 7% в группе не определившихся с продолжением учебы). В их школе и классе чаще была специализация — прежде всего по математике и гуманитарным наукам. Половина их учились в основном на «хоро шо» и «отлично». Причем особенно довольны они качеством получен ных в школе знаний как раз в тех областях, которые считают решаю щими для жизненного и профессионального успеха молодежи, — по иностранному языку, информатике и компьютерному делу. 53% моло дых респондентов данной группы назвали свою школу хорошей (сре ди тех, кто не определился с учебой в вузе, такую оценку своей шко ле дали 44%). Двое из пяти респондентов в группе «определившихся»

в последний год школьной учебы для поступления в вуз занимались дополнительно — со школьными учителями — бесплатно и за плату, на платных очных подготовительных курсах, с репетиторами и пр.

(среди не определившихся доля таковых вдвое меньше, 20%). Соот ветственно почти вдвое большей была и сумма, потраченная учащим ся и его семьей на оплату подготовки в вуз, — в среднем 7280 руб.

(при 4370 руб. в семьях тех, кто еще не решил, когда и куда будет по ступать). Дело здесь не просто в том, что материальное положение их семей было и продолжает оставаться несколько более высоким, чем в группе тех, кто предпочли или вынуждены работать и еще не реши ли, где и когда будут продолжать учиться (точнее сказать, в первой группе чаще причисляли свою семью к среднему уровню доходов), но именно в концентрации этих средств на повышении образования мо лодого поколения, в продуманной установке на возможное улучшение его качества, а, стало быть, на развитие способностей и умений моло дого человека как завтрашнего специалиста и работника.

В группе с установкой на поступление в конкретный вуз выше не только уровень символических капиталов семьи и собственных интел лектуальных навыков, но выше и планка жизненных запросов, в част ности — представлений об уровне, направленности и качестве по требного им образования. Сравним установки на предельное образо вание в двух данных группах (см. табл. 3.2.12).

Таблица 3.2. Распределение ответов на вопрос «Какое образование вы считаете для себя достаточным?», в % от опрошенных с разными намерениями в отношении высшего образования* Среди определив Среди еще не опреде В среднем по шихся с высшим лившихся с высшим выборке образованием образованием Средняя школа 9 1 ПТУ 10 2 Техникум, ссуз 18 7 Один вуз 44 64 Два вуза 12 17 Аспирантура 4 3 Учеба за рубежом 2 3 Затрудняюсь отве 2 2 тить * По столбцу.

Как уже говорилось, только учатся сейчас лишь 30% в группе не определившихся с вузом и сроками поступления, 40% их только рабо тает (еще 6% совмещают учебу с работой1). Проследим связи между их образованием и установками на его продолжение, с одной сторо ны, и характером работы, отношением к ней, трудовой стратегией — с другой (данные здесь и далее приводятся по группе тех, кто еще не определился с продолжением учебы после школы).

3.2.8. Работающая молодежь, не определившаяся с учебой в вузе Чаще всего молодые люди в данной группе работают служащими (20%) и квалифицированными рабочими (12%), как правило — в сис теме торговли, общественного питания, бытового обслуживания. Для половины работающих их деятельность так или иначе связана со спе циальностью, полученной в училище или техникуме, для другой по ловины — не имеет ничего общего с полученной специальностью.

К своему положению большинство работающих в данной группе респондентов как будто привыкло, однако собственной профессио нальной карьерой в общем довольна лишь половина, тогда как другая половина не удовлетворена. Однако серьезно вкладываться в повыше ние своей профессиональной пригодности и востребованности у этой Оставшаяся четверть респондентов либо находится в декретном отпуске, либо ищет работу (не работая и не учась), либо ничем не заняты (не работа ют, не учатся, не ищут работу).

группы, как правило, нет желания, возможностей и времени. Моти вируя, почему они не собираются в ближайшее время поступать в вуз, 28% данной группы ссылаются на отсутствие денег для оплаты учебы, 26% — на семейные обстоятельства, 6% боятся не справиться с нагрузкой и т.д. А потому более чем на две трети подгруппа рабо тающих из числа не определившихся с учебой в вузе предпочитает стратегию перемены места работы в поисках лучшей оплаты без по вышения культурных ресурсов и перемены социального статуса. 36% работающих в данной группе меняли ее 1—2 раза, треть — неодно кратно. Социальные передвижения в большинстве подобных случаев связаны именно с дефицитом имеющихся ресурсов и слабой мотива цией к их накоплению, а не с избытком ресурсов и недостаточной востребованностью на рынке труда и социальных благ.

3.2.9. Сегодняшние студенты Сразу отметим, что установки и оценки данной группы, контин гента тех, кто выбрал вуз и намерен в него поступать в самое бли жайшее время («определившихся»), и тех, кто уже получил высшее образование, в большой степени близки. Так, молодые люди, учащие ся сейчас в вузе, наряду с группой молодежи, определившейся в вы боре вуза, в наибольшей степени уверены в необходимости высшего образования для молодежи: очень нужным считают его 71% учащихся и 73% определившихся (при 54% в среднем по выборке). 28% уча щихся в вузе и выбравших вуз (при 22% в среднем по выборке) свя зывают успех в жизни с дипломом о высшем образовании. В пред ставлении о жизненном успехе группа студентов — наряду с ориенти рами, так или иначе близкими всей молодежи, — выделяет, вместе с уже закончившими вуз, такую характеристику, как «интересная ра бота» (38 и 37% соответственно, при 33% в среднем по выборке) и, вместе с определившимися в выборе вуза, «удачная карьера» ( и 32%, при 23% в среднем).

Но при этом преобладающая их часть ценит не просто любой ди плом, как те, например, кто не окончил учебу в вузе и был вынужден ее бросить, а диплом именно престижного вуза — такова позиция 32% учащихся и 38% выбравших вуз (в среднем — 24%). Студенты в высокой степени осознают, что хорошее образование сегодня недос тупно большинству поступающих в вуз (63% при 55 в среднем), но эта же группа чаще многих других уверена в доступности качествен ного образования (30% при 25% в среднем).

Заметно чаще других групп студенты связывают успешное поступ ление в обычный вуз с хорошей подготовкой к экзаменам (63% при 49% в среднем). В «связях и знакомствах родителей» видят залог по ступления в вуз половина группы студентов (таков же и средний по казатель по выборке), тогда как на «богатство родителей» здесь ука зывают несколько реже — 40% (при 46% в среднем). Залог успеха при подготовке в престижный вуз абсолютное большинство молодежи связывает с богатством родителей (77%), с их связями и знакомства ми (63%). Понятно, что в данном случае расстановка приоритетов в группе студентов выглядит так же, как у всех;

особенно они выде ляют значимость родительских связей и знакомств (71%) — т.е. спло ченность слоя, ориентированного на преуспевание и повышение. По нятно, что именно в данной группе наиболее велика доля тех, кто не собираются ограничиваться даже одним вузовским образованием, на мерены закончить второй вуз (24%, вдвое больше среднего по выбор ке) и поступать в аспирантуру (8%, опять таки в 2 раза больше сред него показателя). Всего порядка трети учащихся сегодня в вузе ориен тированы на уровень выше вузовского.

Указанные характеристики становятся понятней, если связать их с культурными капиталами данной группы опрошенной молодежи, их семей. Среди тех, кто сегодня учится в вузе, наиболее велика доля за кончивших школу в Москве или Санкт Петербурге (это практически каждый пятый), а также в столицах автономных республик, област ных и краевых центрах страны — в сумме эти более подготовленные школьники составляют 63% сегодняшних студентов (в среднем по вы борке соответствующий показатель равен 36%). Каждый четвертый здесь учился не в стандартной школе, а в специализированной, в гимназии или лицее (в среднем по выборке — каждый десятый).

Особенно часто эта специализация школы или класса относилась к точным наукам, гуманитарным дисциплинам и иностранному язы ку. Школу при этом чаще, чем в других группах, сам учащийся и его семья выбирали потому, что в ней был хороший уровень общего пре подавания и обучения предметам, интересным данному ученику, был выше уровень и преподавателей, и учеников, потому, что выпускники этой школы чаще поступали в вузы. Почти у 80% данной группы в школе были компьютерные классы (в среднем — у 57%), у 18% — с выходом в Интернет.

Родители респондентов данной группы больше других вкладывали деньги в учебу своих детей в школе. Но и сами школьники занима лись более интенсивно и получали более высокие оценки: каждый де сятый из нынешних студентов учился в школе по преимуществу на «отлично», на четверки и пятерки в сумме учились две трети. Понят но, что здесь наиболее высока и удовлетворенность полученными в школе знаниями: ими довольны 93% учащихся в вузе (при средних 83%);

более высока, чем обычно, и оценка своей школы (56% пози тивных оценок, 11% оценили ее как очень хорошую).

Более интенсивно готовились нынешние студенты и для поступ ления в вуз. 11% занимались с репетиторами из других вузов, 13% — с преподавателями из вуза, куда намеревались поступать, практически каждый четвертый (23%) — на платных очных подготовительных кур сах в намеченном вузе. Понятно, что семьи нынешних студентов по тратили на подготовку детей в вуз более значительные денежные сум мы. Нельзя сказать, что семьи этой группы молодых россиян богаты:

к уровню выше среднего относит материальный уровень своей семьи каждый седьмой студент (14,5%), но усредненный показатель по вы борке не многим ниже (11%). Дело в другом — в осознанной концен трации средств с расчетом на отдаленную перспективу, причем кон центрации из поколения в поколение;

образование детей — одна из таких «перспективных» статей расхода в семьях, по возможности по следовательно ориентированных на благополучие и его повышение, на укрепление собственного социального статуса. Это отчетливо вид но по уровню образования родителей нынешних студентов (табл.

3.2.13).

Таблица 3.2. Образование родителей студентов, %* В среднем по Среди получающих сейчас выборке высшее образование Респондентов 2501 1. Образование отца Среднее общее (полное и неполное) 26 Среднее специальное (полное и неполное) 38 Высшее (законченное и незаконченное) 23 Затрудняюсь ответить 4 Нет/не было отца 9 2. Образование матери Среднее общее (полное и неполное) 27 Среднее специальное (полное и неполное) 44 Высшее (законченное и незаконченное) 26 Затрудняюсь ответить 2 Нет/не было матери 1 * По столбцу.

В каждой третьей семье сегодняшнего студента мать принадлежит к специалистам с высшим образованием, в 18% к той же категории относится отец;

в 17% семей отцы занимают руководящие должно сти — на уровне органа власти, предприятия, цеха или отдела (табл.

3.2.14).

Однако в цепи межпоколенческой передачи культурных капиталов возможны разрывы, и они не компенсируются более высокими дохо дами (разные виды капиталов не обязательно связаны друг с другом и не всегда конвертируются друг в друга). Так, в подгруппе не полу чивших полное высшее образование, вынужденных оставить учебу, доля семей руководителей, имеющих соответственно более высокие доходы, несколько выше, чем в других группах молодежи. Выше здесь и доходы самих молодых людей, которые выбрали работу, а не учебу (свыше половины их работают, тогда как среди учащихся в вузе лишь треть совмещают занятия с работой). Еще раз повторим: социальное положение и доходы не действуют на образовательные установки на прямую, если не сформирована соответствующая надпоколенческая культура семьи, ее устойчивый этос. Подобный этос, если он сфор мирован, воплощается в независимых источниках информации и культуры, домашних библиотеках и др., а в конечном счете — в ставке на повышение образования, социальную мобильность, куль турный рост.

Таблица 3.2. Образовательный статус респондентов и доход родителей Среди собираю Среди бросив Среди уча щихся получать В среднем ших вуз, про по выборке учившись не ме щихся сейчас высшее образо в вузе вание в ближай нее 2 курсов шее время Респондентов 2501 36 539 Отцы занимали руко 11 16 17 водящие должности, % Совокупный доход 10,2 17,2 13,5 9, всех членов семьи в среднем, тыс. руб.

Личный доход опро 5,1 6,6 4,8 4, шенных в среднем по группе, тыс. руб.

Не имеют дома сфор 64 63 42 мированных библио тек, % Имеют свыше 500 5 5 10 книг в доме, % Пользуются компью 32 46 62 тером дома, % Учащиеся в вузе чаще, чем представители других групп опрошен ной молодежи, выбирали вуз за его престижность — такова мотиви ровка каждого пятого из учащихся (в среднем по выборке — 9%). 9 из 10 учащихся поступили, по их словам, именно в тот вуз на тот фа культет, куда хотели. Половина объясняет свое поступление собствен ными знаниями и способностями, четверть (26%) возможностью се мьи официально оплатить их обучение. Сегодня лишь 62% выбрали бы при поступлении тот же вуз и ту же специальность, 9% сменили бы специальность, 8% — вуз, 14% — и то, и другое. 77% учащихся в вузе с той или иной степень определенности планирую работать по полученной специальности.

Качество образования в своем вузе четверо из пяти студентов в целом оценивают как высокое (на 4 и 5). 68% так оценивают ком пьютерную обеспеченность занятий, 61% — возможности трудоуст ройства после окончания, 49% — престижность вуза (78% — престиж ность конкретного факультета), столько же — заработки вузовских выпускников.

Расходы на учебу свыше половины (54%) учащихся на платных местах оплачивают родители.

37% студентов собираются, по их словам, получить второе высшее образование, половина этой подгруппы уже твердо приняла данное решение, другая половина пока еще не решила окончательно. Подав ляющее большинство при этом хотели бы сначала закончить первый вуз (27% опрошенных), предпочли бы учиться заочно (22%) и в рос сийском вузе (29%). В 2,5 раза чаще студенты хотели бы получить второе высшее образование в другом вузе и преимущественно связы вают свое желание продолжить учебу с престижностью владения дву мя дипломами (18% опрошенных), необходимостью более высокой квалификации для нынешней работы (13%), желанием получить ди плом более хорошего вуза (8%). Наиболее привлекательны для полу чения второго образования прежде всего такие специальности, как экономика, право, менеджмент, управление.

После вуза самая большая подгруппа из сегодняшних студентов (31%) предпочла бы иметь собственный бизнес или работать на се мейном предприятии, еще 18% — быть наемным работником в него сударственной сфере, на государственном предприятии — 10%. 17% предпочли бы служить в системе государственного управления, 4% — работать в силовых структурах. Преимущественные сферы, с кото рыми сегодняшние студенты связывают завтрашнюю работу, — про мышленность, строительство, транспорт, с одной стороны, и юриди ческие, финансовые, информационные услуги, с другой: и в той, и в другой сфере предпочли бы работать по 24% учащихся вузов.

12% привлекают наука, культура, здравоохранение, 10% — торговля, общественное питание, бытовое обслуживание.

3.2.10. Выводы На основании проделанного анализа мы пришли к нескольким общим выводам. На наш взгляд, в современном российском обществе существует сильная и устойчивая корреляция между, с одной сторо ны, бедностью его институциональной структуры, культурного много образия, коммуникативных связей, формальных отношений и право вых норм, и с другой стороны, — наличием повсеместной компенса торной мифологии якобы «всесильных связей», «поголовной коррупции», «всепроникающей силы блата» и т.п. За этими мифоло гизированными представлениями, впрочем, в реальности стоит доста точно высокий, хотя все же не такой запредельный уровень значимо сти прежних, сложившихся еще в позднесоветские времена статус но дефицитарных отношений, «нужных знакомств», «полезных людей» и пр. Понимая взаимозависимость двух этих планов социаль ной жизни в современной России (обедненные формы социальных коммуникаций и их мифологизированные образы, носящие защитную или компенсаторную функции), мы тем не менее считаем необходи мым их различать и изучать как отдельные.

При слабом развитии общества как коммуникативной структуры и как системы институтов различного типа, включая формальные, на фоне едва ли не общепринятой мифологии «знакомств» и «блата»

вполне реально (хотя и в достаточно узких рамках) работает, на наш взгляд, третий фактор — социокультурный капитал личности и семьи.

Ограничив его трактовку в данном исследовании двумя показателями:

уровнем образования родителей и объемом домашних библиотек, в целом мы понимаем его существенно шире. Сюда должны были включаться позитивная социабельность и сплоченность членов семьи, установка на собственный ум и способности, предпочтение рацио нального подхода к коллективным проблемам и решения их на осно ве консенсуса и другое.

Но главное здесь — два принципиальных и социологически зна чимых смысловых момента. Это осознанная, согласованная концен трация усилий и ресурсов индивида и его семьи на определенных ценностях, с одной стороны, и установка на «длинное время» отсро ченного вознаграждения и межпоколенческой трансмиссии образцов и благ — с другой. Выбор и приоритет двух этих моментов в качестве жизненных стратегий и лежит в основе ориентаций на получение высшего образования.

4. Социальная мобильность выпускников российских вузов Е.М. Авраамова, О.А. Александрова, Д.М. Логинов 4.1. Инструментальная роль высшего образования как предмет исследования Настоящее исследование, будучи логическим продолжением проек та, связанного с проблемами доступности высшего образования (Авраа мова, 2003), в значительной степени посвящено изучению послевузов ской адаптации получившей высшее образование молодежи. В конеч ном счете речь идет о том, какое место на современном рынке труда находится молодым специалистам. Трудоустройство и последующая трудовая карьера, повышение профессионального статуса и рост опла ты труда, наконец, направления и варианты трудовой мобильности в данном исследовании будут изучены в увязке с полученным высшим образованием, его качеством, профилем и престижностью.

В отличие от предыдущего исследования, где трудовая мобиль ность специалистов с высшим образованием рассматривалась как проекция ожиданий студентов, в основе данной работы лежит анализ текущего реального опыта поиска работы и трудовой деятельности.

Исследование организовано таким образом, что на основе единой выборки возможно проследить основные проблемы современной рос сийской системы образования, начиная со среднего общего и закан чивая высшим образованием и его инструментальной ролью в про цессах трудовой мобильности. Такой методологический подход имеет свои минусы, поскольку не позволяет, в силу ограниченности выбор ки, рассмотреть целый ряд специфических проблем (например, труд но учесть региональный аспект, исследовать образовательные страте гии всех социальных групп и т.д.), но имеет и свои плюсы, поскольку дает возможность увидеть магистральные проблемы, характеризующие дифференциацию возможностей системы образования в целом. Объ ектом нашего анализа является группа респондентов, имеющих выс шее образование, численность которой составляет 605 человек.

Информационная база исследования включает данные о респон дентах, закончивших учебные заведения с 1993 по 2004 г. Это дает возможность проследить тенденции трудовой мобильности лиц с выс шим образованием на протяжении наиболее напряженного в социаль но экономическом отношении периода развития России, когда лома лись ранее действовавшие механизмы вертикальной мобильности и им на смену формировались новые.

Исходя из необходимости проследить, как осуществлялась трудо вая мобильность на протяжении всего исследуемого периода, нами принята следующая группировка респондентов:

1. Группа окончивших вуз в 1993—1996 гг. (стаж работы 9— лет). Выделение этой группы можно объяснить тем, что входящие в нее респонденты выбор вуза и профессии осуществляли в одну эпо ху, а трудоустройство — в другую, когда новая реальность находилась лишь в начальной стадии становления. Это было связано с чрезвы чайно высокой степенью неопределенности, когда огромное число людей было вынуждено «на ощупь» адаптироваться к новым социаль но экономическим условиям. В силу этого назовем эту группу пока условно «первопроходцами».

2. Группа окончивших вуз в 1997—2000 гг. (стаж работы 5—8 лет).

В отличие от предыдущей группы, и профориентация, и трудоустрой ство этих респондентов происходили уже в новых социально эконо мических условиях. Условно назовем их «девяностниками».

3. Группа окончивших вуз в 2001—2004 гг. Стаж работы после окончания вуза у этих респондентов не превышает трех лет, поэтому в отношении этой группы применительно к мобильности речь может идти лишь о намерениях, направленности — в силу краткости перио да, прошедшего с момента получения диплома. По этой же причине не могут быть произведены и корректные сопоставления этих респон дентов с их более опытными коллегами в том, что касается степени и доминирующих типов мобильности.

Распределение респондентов по выделенным группам представле но в табл. 4.1.

Таблица 4. Распределение респондентов, имеющих высшее образование, по годам окончания вуза Год окончания вуза Число респондентов, % 1993—1996 18, 1997—2000 29, 2001—2004 51, Информационная база организована таким образом, что включает данные о всей траектории трудовой мобильности: трудоустройство — первая работа — последняя работа, что дает возможность установить характер мобильности и динамику продвижений по статусной лестнице и лестнице материального достатка. Исследование концентрируется на вопросе о том, какие перспективы трудовой мобильности открываются перед выпускниками вузов различного качества и профиля.

В выборку включены респонденты, проживающие в различных типах поселений, что дает возможность сравнить карьерные возмож ности молодых специалистов в крупных, средних и малых городах, а также в селах.

Вопрос об инструментальной роли высшего образования представ ляет интерес с точки зрения реализации нынешней российской систе мой высшего образования тех фундаментальных функций, которые этот институт призван исполнять в современном обществе, а именно:

• социальной функции, связанной с влиянием института образо вания на процессы социальной мобильности и формирование социальной структуры и заключающейся, во первых, в упорядо чении и легитимации общественных отношений, упрочении со циальной стабильности и социальной интеграции, и, во вторых, в повышении конкурентоспособности общества за счет созда ния условий для самореализации и возвышения наиболее спо собных индивидов;

• экономической функции, заключающейся в формировании со циально профессиональной структуры общества, отвечающей задачам развития благосостояния страны.

В силу взаимосвязанности социальной и экономической функций и общности решаемых в их рамках задач, результаты, полученные в ходе исследования, позволяют оценить то, как складывающаяся система высшего образования соотносится с задачей эффективного экономического развития страны.

Основным цивилизационным трендом новейшего времени стало стремление развитых обществ к выравниванию стартовых возможно стей индивидов через создание минимизирующих влияние наследуе мых ресурсов (прежде всего денег) механизмов доступа к каналам вертикальной мобильности. Концептуально проблема выравнивания стартовых возможностей серьезно разработана в западном общество ведении1. Подходы, выработанные в рамках данного дискурса, в на стоящее время находят отражение в тексте программных документах, например, во «Всемирной декларации о высшем образовании для ХXI века: подходы и практические меры». В прикладном плане о на личии такой тенденции говорит и широкое распространение бесплат ного (или символически платного) образования, характерное для ев ропейских стран2.

Соответственно наше внимание направлено на выяснение того, в какой мере возможность получения качественного, открывающего хорошие социально экономические перспективы высшего образования зависит от наличия у молодого человека иных ресурсов, кроме способ ности выдержать конкурсную процедуру. В этой связи будет проанали зирована ресурсная обеспеченность домохозяйства, членом которого был респондент на момент поступления, включающая такие ресурсы, как материальная обеспеченность, социальный статус и наличие соци См. например: (Rawls, 1971).

Анализ реальной практики выравнивания стартовых условий см.: (Jones, 1994;

Ильинский, 2002).

альных связей, значимость которых для поступления в вуз подтвержде на предыдущим исследованием, а роль при трудоустройстве и в реали зации трудовой карьеры будет прослежена в данной работе.

Особую проблему представляет собой дифференциация высшего образования с точки зрения его качественных характеристик. Методо логическая сторона данной проблемы рассматривается в разделе 2.2.

В дальнейшем анализе мы будем использовать две построенные выше типологии вузов и специальностей:

1) престижные и непрестижные;

ее основанием является пре стижность и перспективность получаемых специальностей на совре менном рынке труда.

2) элитные и неэлитные;

эта типология агрегирует оценки пре стижности, рейтинг вузов, построенный Минобрнауки РФ, и эксперт ную оценку качества образования, обеспечиваемого вузами.

Еще одна фундаментальная проблема, находящаяся в центре на шего внимания и связанная с инструментальной ролью высшего об разования, касается содержания образования. Предшествующее иссле дование дало основания считать, что состояние современного рынка труда, качественные изменения его структуры, появление ранее не су ществовавших, но явно востребованных здесь и сейчас специально стей, не только усилило рассогласование между спектром специально стей, которые дают вузы, с одной стороны, и спектром специально стей, предлагаемых развитыми сегментами рынка труда — с другой, но изменило сам характер требований к подготовке специалистов.

Появились серьезные основания пересмотреть структуру профессио нальной подготовки, сделав ее двухуровневой с разной функциональ ной направленностью этих уровней: первого уровня — на предостав ление общего высшего образования, второго — на специальное. На шей задачей будет исследовать обоснованность и эффективность данного подхода.

4.2. Трудоустройство молодых специалистов Абсолютное большинство выпускников высших учебных заведений всех лет выпуска оказываются на рынке труда (табл. 4.2), причем не обнаружено существенной зависимости ни в уровне занятости респон дентов, живущих в разных типах поселений (табл. 4.3), ни в уровне за нятости выпускников элитных и неэлитных вузов (табл. 4.4).

Таблица 4. Доля работающих в числе выпускников вузов Год окончания вуза Число респондентов, % 1993 85, 1994 80, 1995 75, 1996 87, 1997 90, 1998 80, 1999 85, 2000 80, 2001 75, 2002 80, 2003 80, 2004 78, Таблица 4. Занятость выпускников вузов в зависимости от типа поселения Число респондентов, % Тип поселения Не работают и не Не работают Всего Работают ищут работу и ищут работу Москва 83,5 15,1 1,4 100, Областной центр 77,0 18,7 4,3 100, Город областного подчинения 81,5 12,5 6,0 100, Районный центр 86,3 10,8 2,7 100, Село 83,1 11,7 5,2 100, В целом 80,9 14,8 4,3 100, Таблица 4. Занятость выпускников вузов, получивших образование разного качества, % Качество Не работают и не Не работают Работают Всего и ищут работу высшего образования ищут работу Элитное 74,3 17,1 8,6 100, Неэлитное 79,9 15,9 4,2 100, Престижное 80,5 13,9 5,6 100, Непрестижное 78,9 16,7 4,4 100, Время поиска работы, как следует из табл. 4.5, редко затягивает ся, причем большинство респондентов начали работать еще во время обучения, и эта тенденция с каждым годом укрепляется. Так, 93% выпускников 2004 г. уже работали во время учебы в вузе, а прочие справились с поиском работы за 1—2 месяца. Трудности, связанные с трудоустройством, в большей степени ощущались в начале 1990 х гг., когда поиск работы затягивался до года для 14—17% рес пондентов. В тяжелом положении также оказались выпускники 1998 г., когда в результате дефолта резко, но кратковременно, сокра тилось число рабочих мест.

Таблица 4. Распределение выпускников вузов по времени поиска первой работы, % Позже, Год оконча В период 1 месяц 2 месяца 6 месяцев 1 год чем через Всего ния вуза обучения 1 год 1993 29,6 17,6 17,6 17,6 0,0 17,6 100, 1994 41,0 17,6 13,8 13,8 0,0 13,8 100, 1995 46,8 13,3 0,0 26,6 13,3 0,0 100, 1996 34,8 34,8 26,1 4,3 0,0 0,0 100, 1997 45,5 27,2 14,5 3,8 4,5 4,5 100, 1998 39,0 19,7 16,1 0,0 13,2 12,0 100, 1999 42,9 24,3 14,7 7,1 3,6 7,4 100, 2000 54,1 18,9 10,8 5,4 2,7 8,1 100, 2001 70,8 20,8 0,0 4,2 4,2 0,0 100, 2002 60,9 17,8 14,2 0,0 0,0 7,1 100, 2003 69,2 7,1 7,1 7,1 7,1 2,4 100, 2004 93,3 2,2 4,4 0,0 0,0 0,0 100, Обнаруженной тенденцией оказалось то, что в каждой следующей когорте все меньшая доля выпускников работает по специальности на своей первой работе. Если учесть, что первую работу респонденты по лучили еще будучи студентами, это не столь удивительно, но тем не менее готовность работать не по специальности достаточно велика.

Так, среди выпускников 1993—1996 гг. не по специальности работали на своей первой работе 35,5%;

среди выпускников 1997—2000 гг. — 42,4%;

среди выпускников 2000—2004 гг. — 55,6%. Исследование по казало, что самым распространенным механизмом трудоустройства, который, видимо, следует рассматривать, как норму, являются связи и знакомства. Все остальные механизмы не набирают и 10%, в то время как связи родственников и друзей превышают 50%.

Следует об ратить внимание только на одно исключение — присутствует доста точно заметная группа лиц, которых приглашает работодатель. Здесь очевидна зависимость от качества и престижности образования. Чем качественнее и престижнее образование, тем больше у выпускника шансов попасть в поле зрения работодателя. В целом же ни элитный характер образования, ни престижность получаемой профессии не ос вобождают выпускников (во всяком случае, их основную часть) от необходимости прибегать к неформальным связям при трудоустройст ве. Ни появившиеся альтернативы самостоятельного поиска работы, ни получение качественного образование не в состоянии конкуриро вать с неформальными социальными связями. Это подтверждается тем обстоятельством, что при устройстве на работу, имея определен ный стаж и репутацию, специалисты также часто прибегают к помо щи людей, способных их рекомендовать, что и в самом начале трудо вого пути (данные табл. 4.6 и 4.7), причем это, что называется, лич ные, а не деловые рекомендации, поскольку исходят от родственников, друзей, знакомых. Такая практика трудоустройства да ет косвенные свидетельства о следующих обстоятельствах. Во первых, о требованиях лояльности к руководству и практикующимся способам ведения бизнеса, включающим, как можно предположить, неформаль ные отношения хозяйствующих субъектов. Связи, задействованные при трудоустройстве, видимо, в глазах работодателя служат некоторой гарантией подобной лояльности. Во вторых, можно предположить, что трудовые отношения, прежде всего между работодателем и наем ным работником, выстроены не до такой степени, что могли бы ис ключить неформальные связи.

Таблица 4. Способы поиска первой работы респондентами, получившими образование различного качества, % от числа респондентов каждой группы Качество образования Способы поиска первой работы Элитное Неэлитное Престижное Непрестижное Через государственную 0,0 7,0 2,0 7, службу занятости Через рекрутинговое агентство 0,0 0,5 0,0 0, Через вузовскую службу по 9,1 7,5 6,1 8, трудоустройству Путем рассылки своих резюме 0,0 2,7 2,0 2, С помощью родственников, 50,0 48,4 55,1 46, знакомых Откликнулись на объявле 9,1 11,3 8,2 11, ние в газете, на доске объ явлений и т.п.

Были приглашены пред 18,2 8,6 12,2 8, приятием, фирмой Через учебное заведение, 9,1 8,6 6,1 9, ярмарку вакансий и т.д.

Затрудняюсь ответить / 4,5 5,4 8,1 4, Другое Всего 100 100 100 Таблица 4. Способы поиска последней работы респондентами, получившими образование разного качества, % от числа респондентов каждой группы Качество образования Способы поиска последней работы Элитное Неэлитное Престижное Непрестижное Через государственную 0,0 3,7 1,7 3, службу занятости Через рекрутинговое агентство 0,0 2,8 0,0 3, Через вузовскую службу по 3,8 3,7 1,7 4, трудоустройству Путем рассылки своих резюме 0,0 4,9 5,2 4, С помощью родственников, 53,8 52,0 58,6 50, знакомых Откликнулись на объявле 7,7 8,1 6,9 8, ние в газете, на доске объ явлений и т.п.

Были приглашены пред 23,1 13,4 19,0 13, приятием, фирмой Через учебное заведение, 3,8 4,1 3,4 4, ярмарку вакансий и т.д.

Затрудняюсь ответить / 7,7 7,3 3,4 8, Другое Всего 100 100 100 Основной способ трудоустройства — связи и знакомства — эф фективно действует и в столицах, и в малых городах. Вместе с тем осваиваются и другие возможности поиска работы (см. табл. 4.8).

Таблица 4. Способы трудоустройства в зависимости от типа поселения, % от числа респондентов каждой группы Тип поселения Город обла Способ трудоустройства Москва Областной стного под Районный Село центр центр чинения Через государственную 0,0 2,8 3,3 6,3 6, службу занятости Через рекрутинговое 1,6 3,4 1,6 1,6 0, агентство Через вузовскую службу 8,2 8,5 7,3 3,2 9, по трудоустройству, яр марку вакансий и т.д.

Путем рассылки резюме 13,1 5,6 3,3 3,1 1, С помощью родственни 47,6 49,2 48,0 54,4 46, ков, знакомых Откликнулись на объяв 11,5 7,9 11,4 4,7 10, ление в газете, на доске объявлений и т.п.

Окончание табл. 4. Тип поселения Город обла Способ трудоустройства Москва Областной стного под Районный Село центр центр чинения Были приглашены пред 8,2 15,3 14,6 18,8 15, приятием, фирмой Затрудняюсь ответить / 9,8 7,3 10,5 7,9 9, Другое Всего 100,0 100,0 100,0 100,0 100, Можно следующим образом охарактеризовать позиции, которые получают выпускники на своей первой работе. Большинству удается устраиваться на предприятия, учреждения, фирмы, которые в их глазах выглядят достаточно престижными. В каждой когорте низко или ниже среднего оценивают статус предприятия около 25% респондентов. В то же время около 50% респондентов низко или ниже среднего оценива ют свой собственный статус на этой работе, что неудивительно, по скольку эта работа первая. Удивительнее то, что около 6% выпускни ков сразу после окончания занимают высокостатусные должности, а еще около 15% имеют статусную позицию выше среднего. Такая си туация характерна для 1990 х и 2000 х гг. и касается не только статус ных, но и материальных позиций. Впрочем, оценка материального воз награждения довольно заметно смещена в сторону низких значений.

На перспективы в отношении оплаты труда явным образом влияет профиль полученного образования (см. табл. 4.9).

Таблица 4. Оценка уровня оплаты труда на первой работе респондентами, получившими образование различного профиля, % от числа респондентов в каждой группе специальностей Уровень оплаты труда Группы Очень Ниже Выше Очень специальностей среднего Средний среднего высокий Всего низкий Экономика, право, 15,5 27,8 35,0 15,5 6,2 100, менеджмент Гуманитарные спе 30,5 36,9 22,8 6,5 3,3 100, циальности Естественно науч 36,1 32,4 24,5 7,0 0,0 100, ные специальности Информационные 31,6 21,1 36,8 10,5 0,0 100, технологии Технические специ 25,4 23,8 34,9 12,7 3,2 100, альности Респонденты оценивали уровень своей заработной платы по 5 балльной шкале от 1 – очень низкий уровень, до 5 – очень высокий.

Получившие образования по специальностям: экономика, финан сы, право, менеджмент, в 1,5 раза реже, чем получившие естествен но научные специальности и гуманитарии, оказываются в зоне низ кой оплаты труда. Среди же гуманитариев и естественников примерно две трети выпускников получали зарплату на своей первой работе, размер которой оценивают как низкий и ниже среднего, а среди тех, кто получил технические специальности, таких половина.

Обращает на себя внимание то, что качество образования оказы вает определенное влияние на размер оплаты труда (по субъективной оценке) на первой работе (см. табл. 4.10).

Таблица 4. Оценка оплаты труда на первой работе респондентами, получившими образование различного качества, % от числа респондентов в каждой группе Уровень оплаты труда Тип высшего об Очень Ниже Средний среднего Очень вы Выше разования Всего низкий среднего сокий Элитное 19,2 42,3 30,8 7,7 0 100, Неэлитное 23,3 25,7 29,8 15,5 5,7 100, Престижное 22,4 27,6 34,5 12,1 3,4 100, Непрестижное 23,0 27,2 28,6 15,5 5,6 100, Выпускники элитных вузов дают более низкие оценки оплаты труда на первой работе и в большинстве склонны оценивать ее ниже среднего. Если 20% тех, кто закончил «обычные» вузы, считают, что их первая зарплата была выше среднего размера, то среди тех, кто за кончил элитные вузы, таких только 6%. Не располагая данными спе циальных исследований, эти результаты можно интерпретировать как свидетельство более высоких материальных притязаний последних.

Возможно также, что карьера выпускников элитных вузов начинается по большей части в государственных организациях, где для лиц, зани мающих низшие должности и не имеющих достаточного стажа рабо ты, установлен низкий уровень заработной платы.

Что же касается специалистов, получивших престижное высшее образование, то их оценки уровня оплаты труда не отличаются от тех, что дают выпускники непрестижных вузов.

Видимо, за исключением узкого высокооплачиваемого сегмента рынка труда, куда рекрутируются выпускники нескольких элитных ву зов, дающих специальности преимущественно в сфере экономики, права и финансов, все остальные, безотносительно к качеству и пре стижности полученного образования, оказываются в одинаковых стар товых условиях по уровню оплаты труда: это низкая или, в лучшем случае, средняя зарплата.

Рисунок 4.1. Значимость ресурсов для получения «хорошей» работы, %* % 68, 70 63, 58,3 58, 56,2 54,8 56, 60 51, 53, 34,2 35, 30,1 31,5 29, 24,8 29,1 27,2 23, 25,8 25, 30 22, 23.0 18, 17, Москва, Областной центр Город областного Районный центр Село, поселок Санкт Петербург подчинения Диплом высшем образовании Диплом о «престижном» высшем образовании Квалификация, опыт работы Полезные связи, знакомства Востребованная специальность * Респонденты могли дать несколько вариантов ответа Выяснилось, какие ресурсы респонденты считают наиболее цен ными для того, чтобы получить «хорошую» работу (см. рис. 4.1.).

И здесь мы видим, что полезные связи и знакомства занимают первую позицию среди преимуществ, позволяющих рассчитывать на удачное трудоустройство. Что касается ценности высшего образования, то она также отмечается респондентами, особенно проживающими в столичных и крупных городах. Обращает на себя внимание то, что за исключением Москвы и Санкт Петербурга, где ценность «престижно го» образования опережает ценность «простого», в остальных населен ных пунктах любое высшее образование, особенно подкрепленное свя зями и опытом работы, ценится не меньше, если не больше, чем пре стижное. Видимо, это свидетельствует об отсутствии или узости в иных, нежели столичных, городах сегментов рынка труда, заинтере сованных именно в специалистах, получивших элитное образование.

Интересна разница в восприятии молодыми специалистами то го, чего ждет от них работодатель. В столице и других крупных го родах от работников в равной степени требуется креативный, твор ческий подход к работе и исполнительность, тогда как в более мел ких городах явный приоритет отдается исполнительности и четкости в выполнении конкретно поставленных задач (см. рис. 4.2). Что ка сается влияния качества и престижности образования на характер последующей работы, то очевидно (см. рис. 4.3), что окончание элитного вуза или получение престижной специальности вовсе не являются безусловными гарантиями творческого характера труда.

Работодатель в первую очередь ждет от них исполнительности, а не креативности, равно как и от окончивших неэлитные и непрестиж ные вузы.

Рисунок 4.2. Способности сотрудников, наиболее важные для работодателя по оценкам работающих в разных типах поселений, % от респондентов в каждом типе поселений % 54, 49, 40 36,1 36,7 35, 36, 34, 29, 27,9 27,6 28, 23, 20,3 20,3 20, Москва, Областной центр Город областного Районный центр Село, поселок Санкт Петербург подчинения Творчество, креативность Умение общаться Аккуратность, исполнительность Рисунок 4.3. Способности сотрудников, наиболее важные для работодателя по оценкам лиц в образованием разного качества, % от респондентов каждой группы % 50,0 45, 40, 36, 34, 29, 30, 24, 22,8 23, 15, Элитное Неэлитное Престижное Непрестижное Творчество, креативность Умение общаться Аккуратность, исполнительность На основе имеющихся ресурсов, представлений о требованиях ра ботодателя и «правил игры» на рынке труда молодой специалист вы страивает собственную карьеру. В качестве главных ресурсов фигури руют четыре. Это диплом о высшем образовании, специальность, вос требованная на рынке труда, наличие опыта работы и имеющиеся знания и навыки. В зависимости от ряда признаков либо один, либо другой ресурс из этого набора выходит на первое место по значимо сти. Так, например, респонденты москвичи на первое место ставят знания и навыки, а жители крупных городов — востребованную на рынке труда специальность. В сельских районах и малых городах так же приоритет отдавался специальности, что оправдано в условиях суженного рынка труда, ограничивающего возможности переквалифи кации. Жители крупных городов в большей степени рассчитывали на знания и навыки. В обоих случаях ресурс социальных связей изна чально был недооценен.

Особый интерес представляло распределение ресурсов по значи мости в зависимости от качества и престижности образования (см.

табл. 4.11).

Таблица 4. Ресурсы, на основе которых лица с образованием разного качества предполагали строить профессиональную карьеру, % от респондентов каждой группы Качество образования Ресурсы Элитное Неэлитное Престижное Непрестижное Наличие опыта подоб 34,6 22,0 24,1 22, ной работы Специальность 46,2 32,5 39,7 32, Диплом престижного 11,5 9,3 10,3 9, вуза Наличие диплома 26,9 43,1 37,9 42, о высшем образова нии Наличие диплома 3,8 1,2 1,7 1, о среднем специаль ном образовании Имеющиеся знания, 42,3 36,6 41,4 36, навыки Молодость, энергич 23,1 31,7 27,6 31, ность Привлекательная 3,8 2,0 3,4 1, внешность Рекомендации от зна 23,1 29,3 29,3 28, комых, родственников Рекомендации с пре 0,0 8,1 5,2 7, дыдущих мест работы Физическая сила, вы 4,5 0,0 1,7 4, носливость Другое 0,0 0,8 0,0 0, Здесь можно увидеть некоторую разницу в оценке собственных преимуществ обладателей дипломов различной ценности. Получившие элитное либо престижное образование не склонны в той степени пе реоценивать самостоятельную роль диплома, как это свойственно вы пускникам обычных вузов. Так, на особой ценности вузовского ди плома настаивают 26% выпускников элитных вузов и 43% — неэлит ных. В то же время диплом престижного вуза не рассматривается как особое преимущество ни теми, кто им обладает, ни теми, кто его не получил.

Обобщая результаты анализа трудоустройства дипломированных специалистов, можно сделать следующие выводы.

Абсолютное большинство выпускников высших учебных заведе ний оказываются на рынке труда (85—93% в зависимости от года окончания вуза), причем не обнаружено существенной зависимости в уровне занятости респондентов, живущих в разных типах поселе ний.

Отмечается чрезвычайно высокая степень уверенности специали стов с высшим образованием в наличии в их местности привлекатель ных рабочих мест. Наиболее значимыми и конкурирующими между собой по значимости ресурсами, необходимыми для устройства на хо рошие рабочие места, в представлениях респондентов являются «вы сокая квалификация, опыт работы» и «связи, знакомства». Связи и знакомства являются самым распространенным механизмом трудо устройства. Престижность и качество образования практически не влияет на способы поиска работы и трудоустройства. Ни появившие ся альтернативы самостоятельного поиска работы, ни получение каче ственного образования не в состоянии конкурировать с неформаль ными социальными связями. Способы трудоустройства, имманентные развитой конкурентной среде, реализуются не более, чем 15% дипло мированных специалистов. Вместе с тем, чем качественнее и пре стижнее образование, тем больше у выпускника шансов попасть в по ле зрения работодателя и получить приглашение на работу.

Стартовыми условиями трудовой карьеры для основной массы специалистов с вузовскими дипломами являются низкая оплата труда и средняя статусная позиция в достаточно солидном учреждении или предприятии.

Обратимся к анализу трудовой мобильности дипломированных специалистов.

4.3. Трудовая мобильность специалистов с высшим образованием 4.3.1. Типы трудовой мобильности Как показало наше исследование, почти половина (43,1%) из по павших в выборку выпускников вузов к настоящему времени уже име ет опыт перемены места работы: 37,4% меняли работу 1—2 раза, а 15,7% — неоднократно. При этом часть респондентов меняли не только места работы, но и профессию. В целом по выборке сегодня непосредственно по специальности, полученной в вузе, работают 41,9% респондентов. У еще 26% дипломированных специалистов работа дос таточно тесно связана с вузовской специальностью, а у почти трети респондентов их нынешняя работа не имеет абсолютно никакого отно шения к той специальности или профессии, что они получили.

Эти цифры, свидетельствующие о достаточно высоком уровне мо бильности молодых выпускников вузов, причем мобильности, которая в каждом третьем случае сопровождается радикальной сменой про фессии, заставляют задуматься о природе подобного поведения на рынке труда и факторах, определяющих его специфику.

Представляется, что крайним проявлением мобильности в сфере труда является смена профессии. Тогда можно выделить два типа по ведения:

1) инерционный — если трудовая деятельность осуществляется в рамках полученной профессии;

2) мобильный — если по ходу трудовой деятельности происходит смена профессии.

Но и в рамках каждого из этих двух типов поведение индивида также может быть инерционным, если индивид не меняет место рабо ты, и мобильным — если его меняет. Таким образом, условно можно выделить следующие четыре типа поведения в сфере труда:

• инерционный: индивид работает в рамках полученной в вузе профессии и не меняет место работы;

• инерционно мобильный: индивид работает по вузовской про фессии, мобильность же проявляется в смене мест работы в рамках исходной профессиональной направленности;

• мобильно инерционный: индивид меняет профессию при даль нейшей склонности к стабильности места работы;

• мобильный: индивид меняет профессию и места работы.

Следует заметить, что отнесение поведения индивида к тому или иному типу не является абсолютным, определенным раз и навсегда — с течением времени тип мобильности может меняться. Так, напри мер, среди совершенно недовольных своей нынешней работой рес пондентов, до сегодняшнего дня реализовывавших «инерционный»

тип мобильности, 40% планируют перейти на другую работу, но того же профиля (т.е. стать «инерционно мобильными»), а 60% готовы ра дикально сменить специальность (т.е. перейти в разряд «мобильных»).

В то же время 40% недовольных работой «мобильных» планирует ис кать другую работу, но того же профиля, что и сейчас — т.е. на дан ном этапе реализовывать «инерционно мобильный» тип поведения.

Рассмотрим с использованием этой классификации поведение по лучивших высшее образование респондентов. Распределение респон дентов по типам мобильности для каждой из групп, выделенных по периоду окончания вуза (табл. 4.13), было определено с помощью данных, приведенных в табл. 4.121.

Таблица 4. Связь трудовой мобильности и работы по специальности в группах по годам окончания вуза Группы Распределение ответов на вопросы:

по годам «Доводилось ли Вам менять работу?»

окончания «Насколько Ваша нынешняя работа связана с полученной специально вуза стью?», % от респондентов каждой группы «Первопро Не меняли Меняли 1—2 раза Меняли неоднократно ходцы» 40,2 40,2 19, По спе По Не по По спе По Не по По спе По Не по циаль близ специ циаль близ специ циаль близ специ ности кой ально ности кой ально ности кой ально специ сти специ сти специ сти ально ально ально сти сти сти 68,3 19,9 11,8 29,8 35,1 35,1 27,8 27,8 44, Расчет производился следующим образом. Сначала, с использованием рас пределения ответов на вопрос «Доводилось ли вам менять работу?» определя лись респонденты, реализующие инерционный («не меняли работу»), либо мо бильный (меняли работу 1—2 раза или неоднократно) тип поведения. Затем с помощью распределения ответов на вопрос «Насколько ваша нынешняя ра бота связана с полученной в вузе специальностью?» определялись респонден ты, оставшиеся в профессии либо перепрофилировавшиеся. Соответственно к типу «инерционно мобильных» были отнесены те респонденты, чья нынеш няя работа непосредственно или тесно связана с вузовской специальностью, и при этом указано на редкую или частую перемену мест работы. К типу «мо бильных» были отнесены респонденты, чья нынешняя работа абсолютно не связана с их вузовской специальностью, и указано на смену мест работы.

К респондентам с «мобильно инерционным» типом поведения были отнесены респонденты, не менявшие места работы, но при этом указавшие на то, что их работа абсолютно не связана с вузовской специальностью — судя по всему, эти респонденты изначально изменили своей вузовской профессии и потому могут быть отнесены к типу мобильных. Остальные респонденты, не меняв шие ни работу, ни профессию, были отнесены к реализующим чисто инерци онный тип поведения.


Окончание табл. 4. Группы Распределение ответов на вопросы:

по годам «Доводилось ли Вам менять работу?»

окончания «Насколько Ваша нынешняя работа связана с полученной специально вуза стью?», % от респондентов каждой группы «Девяност Не меняли Меняли 1—2 раза Меняли неоднократно ники» 37,8 42,6 19, По спе По Не по По спе По Не по По спе По Не по циаль близ специ циаль близ специ циаль близ специ ности кой ально ности кой ально ности кой ально специ сти специ сти специ сти ально ально ально сти сти сти 48,0 24,2 27,8 47,6 23,8 28,6 17,5 20,9 61, «Двухтысяч Не меняли Меняли 1—2 раза Меняли неоднократно ники» (мо 55,6 31,7 12, лодые спе По спе По Не по По спе По Не по По спе По Не по циалисты) циаль близ специ циаль близ специ циаль близ специ ности кой ально ности кой ально ности кой ально специ сти специ сти специ сти ально ально ально сти сти сти 44,1 29,6 26,3 40,6 26,0 33,4 43,9 22,4 33, Таблица 4. Распределение респондентов, закончивших вуз в различные периоды, по типам трудовой мобильности, % от респондентов каждой группы Группы по годам окончания вуза Тип мобильности «Первопроходцы» «Девяностники» «Двухтысячники»

Инерционный 35,9 26,9 43, Инерционно мобильный 36,9 39,1 28, Мобильно инерционный 4,3 10,1 14, Мобильный 22,9 23,9 14, Всего 100,0 100,0 100, Полученное распределение респондентов по типам мобильности для каждой из групп, выделенных по периоду окончания вуза, указы вает на наличие ряда выраженных тенденций.

Во первых, наблюдается стремительный рост числа респондентов, реализующих «мобильно инерционный» тип поведения (на первой же после окончания вуза работе меняющих профессию): от 4,3% в груп пе «первопроходцев» до 14,5% в группе «двухтысячников». В данном случае мы можем проводить между группами прямые сопоставления, так как здесь нет зависимости от стажа работы.

Во вторых, сопоставление группы «первопроходцев» и «девяност ников» демонстрирует явно выраженную тенденцию роста мобильно сти у последних. Так, если бы подобной тенденции не было, то число «инерционных» в группе «девяностников» должно было быть больше, чем в группе «первопроходцев», а число «инерционно мобильных»

и «мобильных» должно было быть соответственно меньше — в силу того, что респонденты из группы «девяностников» просто физически имели меньше времени с момента окончания вуза для проявления мобильности, чем «первопроходцы». Однако полученные данные де монстрируют обратные зависимости. Более явно данная обратная за висимость проявляется в «инерционном» типе поведения: несмотря на существенно меньший период времени, прошедший с момента окончания вуза, тем не менее в группе «девяностников» респонден тов, реализующих «инерционный» тип поведения, оказалось в 1,5 раза меньше, чем в группе «первопроходцев». В значительной степени это объясняется резким (более чем в 2 раза) ростом числа реализующих «мобильно инерционный» тип поведения, т.е. меняющих профессию, но далее не склонных менять место работы. Количество реализующих «мобильный» (меняли профессию и место работы) и «инерционно мо бильный» (меняли место работы, но не профессию) типы поведения в группе «девяностников» также несколько выросло, хотя промежуток времени, прошедший с момента окончания вуза, — срок, в течение ко торого они могли проявить свою мобильность, — в среднем примерно в 2 раза меньше, чем у группы «первопроходцев».

«Двухтысячники» в силу малости срока, прошедшего с момента окончания вуза, пока не могут быть когортой, в отношении которой можно делать какие либо определенные выводы. На этой группе под тверждается лишь тенденция роста количества сменивших профессию сразу после вуза, проявление же прочих тенденций в этой группе воз можно будет оценить лишь по прошествии времени.

Качество и престижность образования в очень небольшой степени определяют тип трудовой мобильности. Прослеживается лишь боль шее тяготение выпускников элитных вузов к инерционности, что, скорее всего, объясняется тем, что они сразу попадают на «хорошую»

работу по специальности, которую нет никаких резонов менять.

Впрочем, разница в принадлежности к инерционному типу между об ладателями элитных и неэлитных дипломов не слишком велика и со ставляет всего 8% в пользу первых.

Что же формирует тот или иной тип трудовой мобильности? По пробуем выяснить это на примере группы «девяностников», исходные характеристики которой говорят в пользу того, чтобы в качестве ос новы для дальнейшего изучения факторов, определяющих степень и тип мобильности, взять именно этих респондентов, как уже реально продемонстрировавших мобильность, причем объективно возросшую по сравнению с их предшественниками.

Можно предположить, что на выбор молодыми людьми линии по ведения сфере труда влияют соотнесение, с одной стороны, сформи ровавшейся системы ценностных установок плюс рефлексии по пово ду собственных возможностей и, с другой стороны, представлений о характере внешней среды. Соответственно интересующие нас фак торы следует искать по каждому из этих направлений.

4.3.2. Ценности, установки, притязания Ориентиром, позволяющим в самых общих чертах определить на правленность устремлений получивших высшее образование респон дентов, в данном исследовании служил вопрос о том, с чем в первую очередь они связывают жизненный успех. В целом по группе резуль тат оказался вполне предсказуем: жизненный успех — это удачно сло жившаяся личная жизнь (65,3%) и материальная обеспеченность (58,5%). В то же время часть респондентов, выбирая из возможных слагаемых жизненного успеха, сочла нужным сделать акцент на кате гориях, непосредственно связанных со сферой труда: 40,9% не пред ставляют жизненного успеха без интересной работы, а 20,5% — без успешной карьеры. Определенное отношение к сфере труда может иметь и выбор категории «любовь и уважение людей» (отмечена 22,2% респондентов), например, в нашем предшествующем исследова нии часть респондентов (также относительно небольшая) выбрала со звучную позицию при ответе на вопрос о том, что определяет пре стиж профессии.

Полученное распределение ответов на вопрос о слагаемых жиз ненного успеха позволило предположить, что с точки зрения ценно стных ориентаций в сфере труда наши респонденты могут быть ус ловно разделены на четыре типа:

• с акцентуацией на карьере (условно назовем их «карьерные»);

• с акцентуацией на интересе к работе («увлеченные»);

• с ориентацией на материальное благополучие, но без явной ак центуации, характеризующей установки в сфере труда (условно назовем их «меркантильные»);

• с ориентацией на общественную пользу или признание (назо вем их условно «социально ориентированные»).

Однако комбинированный характер ответов на вопрос о жизнен ном успехе (респондентам разрешалось указать более одного варианта ответа или предложить свои) все же не позволял со всей определен ностью выделить интересующую нас доминанту — мотивацию в сфере труда, которая, определяя выбор респондентов на разных этапах их трудового пути, тем самым задает ту или иную траекторию трудовой мобильности. Искомые основания для типологизации респондентов мы получили из распределения ответов на вопрос, с чем в первую очередь ассоциируется понятие «хорошая работа», в котором респон денты уже были поставлены перед жестким и однозначным выбором (можно было указать только на один из предложенных вариантов или сформулировать свой). В табл. 4.14 для сравнения приведены данные и для других групп, выделенных по дате окончания вуза.

Таблица 4. Распределение мнений респондентов, закончивших вуз в различные периоды, о «хорошей» работе, % Группы по годам окончания вуза Основная характеристика «хо рошей» работы «Первопроходцы» «Девяностники» «Двухтысячники»

Работа по призванию 39,7 21,6 26, Работа, обеспечивающая 12,6 19,3 24, карьерный рост Высокооплачиваемая работа 37,8 46,0 38, Работа, обеспечивающая 9,9 11,4 11, признание и уважение людей Затруднились ответить / Дру 0,0 1,7 0, гое Всего 100,0 100,0 100, Как видим, наше предположение о том, что в представлении час ти респондентов общественное признание связано с трудовой деятель ностью, подтвердилось. И таким образом мы получили классифика цию, основанную на ценностных ориентациях в сфере труда.

Рассмотрим выделенные по ценностному основанию типы более подробно, с тем чтобы учитывать эту информацию, когда будем выяс нять, какие линии поведения в сфере труда (тип, интенсивность мо бильности) и почему выбирают наши респонденты. Имеются ли у вы деленных нами «увлеченных», «карьерных» и т.д. какие либо еще зна чимые типичные черты, кроме продекларированных приоритетов в сфере труда?

Как выяснилось, женщины чуть более ориентированы на призва ние и карьерный рост и значимо более ориентированы на признание со стороны окружающих. Среди мужчин заметно больше «меркан тильных» (табл. 4.15).

Таблица 4. Типы ценностных ориентаций в сфере труда у мужчин и женщин, % Тип ценностной ориентации «Социально «Увлечен «Карьерные» «Меркан ориентиро Всего ные» тильные» ванные»

Мужчины 19,5 17,9 55,8 6,8 100, Женщины 23,6 20,7 40,8 14,9 100, Возраст не является сколько нибудь значимым фактором — в имеющихся при сохранении общих пропорций небольших флуктуа циях не обнаруживается каких либо закономерностей, что, впрочем, естественно, поскольку речь идет об относительно небольшом возраст ном диапазоне.

Не оказывает какого либо принципиального влияния и тип посе ления: распределение респондентов по ценностной ориентации в сфе ре труда практически не зависит от административного статуса и мас штаба поселения (см. табл. 4.16). Более или менее заметные отклоне ния зафиксированы лишь в двух случаях: во первых, среди живущих в селе наблюдается самый значимый рост числа «меркантильных» — преимущественно за счет резкого снижения числа «увлеченных»;


во вторых, в Москве и Санкт Петербурге происходит относительный рост «меркантильных» за счет резкого снижения числа «карьерных».

При этом наблюдаемая в этих населенных пунктах относительная меркантилизация может иметь весьма различные мотивы. В селе, по селке с их крайне низким уровнем жизни большинства населения, это прежде всего стремление преодолеть бедность, выбиться в люди, и в этом случае сокращение числа «увлеченных» может происходить по принципу «не до жиру, быть бы живу». В Москве и Санкт Петер бурге меркантилизации способствует, скорее всего, не бедность, а близость чужого контрастирующего богатства, которое в обыденном сознании эпохи первоначального накопления не ассоциируется с ка кой либо профессиональной карьерой. Отсюда — возможное объясне ние снижения числа «карьерных» среди жителей столиц: карьера, как все таки относительно длительный, этапный процесс, не есть способ быстро достичь высоких потребительских стандартов. Относительный рост карьероориентированных в городах областного подчинения мо жет объясняться тем, что в подобных населенных пунктах, где боль шинство населения знает друг друга, самые главные люди — местное начальство, совершающее на глазах у города длинный карьерный путь, иногда вплоть до московских кабинетов. Кроме того, общество на периферии более традиционно: власть, сословие порождает богат ство, в столице же более явно проявляется обратный процесс — при наличии серьезных финансовых ресурсов можно «купить» себе карье ру.

Таблица 4. Типы ценностных ориентаций в сфере труда у жителей различных поселений, % Тип ценностной ориентации «Меркан «Социально Тип поселения «Увлечен «Карьер тильны» ориентиро Всего ные» ные»

ванные»

Москва, Санкт Петербург 26,0 9,4 52,0 12,6 100, Областной центр 23,2 23,2 42,6 11,0 100, Город областного подчи 20,0 26,6 46,7 6,7 100, нения Районный центр 20,0 16,7 46,6 16,7 100, Село, поселок 12,5 18,8 62,4 6,3 100, Таким образом, можно предположить, что для формирования ценно стной ориентации в сфере труда более значимыми являются направлен ность личности респондентов, ценностная структура в целом. И действи тельно, в вопросе о главных слагаемых жизненного успеха мы обнаружи ваем отчетливые различия, кстати, вполне логичные с учетом проявившихся акцентуаций в сфере труда (табл. 4.17). Так, например, в группах «карьерных» и «меркантильных» число не представляющих жизненный успех без материального благополучия равно 70%, в то время как в группах «увлеченных» и «социально ориентированных» более поло вины респондентов это слагаемое жизненного успеха даже не упомянули (упомянуто лишь третью респондентов). Здесь явно большее (почти в раза) значение для ощущения полноценности жизни придается «интерес ной работе» (55—60% упоминаний против 29—33% в группах «карьерных»

и «меркантильных»). «Карьерные», как и следовало ожидать, оказались единственной группой, где для значимого числа респондентов (каждого второго) жизненный успех связан с карьерными достижениями. Среди «меркантильных» и «социально ориентированных» таковых — лишь каж дый пятый, а среди «увлеченных» и вовсе 8%. Без «любви и уважения людей» не мыслят себе жизненный успех лишь «социально ориентиро ванные» (отмечено половиной группы) и частично «увлеченные».

Таблица 4. Представления о жизненном успехе в группах с различными ценностными ориентациями (распределение мнений респондентов каждой группы в %*) Тип ценностной ориентации в сфере труда Слагаемые жизнен «Увлечен «Карьерные» «Меркантиль «Социально ори ного успеха ные» ные» ентированные»

Материальное бла 36,8 70,6 70,4 35, гополучие Интересная работа 60,5 29,1 33,3 55, Успешная карьера 7,9 41,2 17,3 20, Любовь и уважение 26,3 8,8 17,3 50, людей Хорошая семья 65,8 64,7 71,6 45, * Респонденты могли дать более одного варианта ответа.

Если рассматривать ценность слагаемых жизненного успеха в группах, получивших элитное или неэлитное образование, то можно обнаружить, что и те, и другие выделяют четыре основных, но в каж дой из групп эти факторы успеха имеют разный порядок. Для окон чивших элитные вузы он таков: на первом месте предприимчивость, на втором — умение работать и учиться, на третьем — связи и зна комства, на четвертом — ум. Выпускникам обычных вузов представ ляется следующая иерархия факторов: умение работать и учиться, предприимчивость, ум, связи и знакомства.

Тем не менее в вопросах о слагаемых жизненного успеха или хо рошей работы мы имели дело с абстрактными рассуждениями рес пондентов. Чтобы оценить, руководствуются ли они ими в реальной жизненной практике, мы выясняли, что прежде всего ценно респон дентам в их нынешней работе. Это тем более показательно, поскольку на сегодняшний день уровень удовлетворенности нынешней работой в группах всех ценностных ориентаций достаточно высок: более поло вины респондентов скорее удовлетворены своей нынешней работой плюс еще четверть удовлетворены полностью (см. табл. 4.18).

Как оказалось, отмеченные наиболее ценные стороны работы вполне согласуются с продекларированными установками в отноше нии понятий «хорошая работа» и «жизненный успех» (см. табл. 4.19).

Так, например, в группах «увлеченных» и «социально ориентирован ных» около половины респондентов в качестве наиболее ценных сто рон нынешней работы назвали то, что она интересная, отсутствует рутина;

«хорошая оплата» называлась в 2 раза реже. В группе «мер кантильных», как можно было ожидать, все наоборот: на «хорошую оплату» указала почти половина группы, а на интерес — лишь 3,3%.

«Карьерные» несколько чаще, чем другие, фиксировали в качестве наиболее ценной стороны престижность работы.

Таблица 4. Удовлетворенность работой респондентов с разными типами ценностных ориентаций (распределение мнений респондентов в %) Удовлетворенность работой Тип ценностных Полностью Скорее уст Скорее не Совсем не ориентаций Всего устраивает раивает устраивает устраивает «Увлеченные» 25,7 54,3 14,3 5,7 100, «Карьерные» 27,6 55,2 13,8 3,4 100, «Меркантильные» 28,8 57,6 9,1 4,5 100, «Социально ори 25,0 62,5 12,5 0,0 100, ентированные»

Таблица 4. Представления о достоинствах работы респондентов с разными типами ценностных ориентаций (распределение мнений респондентов каждого типа в %*) Достоинства работы Тип ценностных Интересная ра Хорошая опла Соответствие Престижность ориентаций бота та труда специальности работы «Увлеченные» 42,9 28,6 22,9 14, «Карьерные» 31,0 31,0 31,0 24, «Меркантильные» 3,3 48,5 33,3 6, «Социально ори 56,3 25,0 43,8 18, ентированные»

* Респонденты могли дать более одного варианта ответа.

Другое дело, что нынешняя, относительно устраивающая респон дентов работа, была найдена многими из них не сразу. И среди при чин, более всего вынуждавших их менять место работы, главные — общие: недостаточная оплата труда и отсутствие перспектив (см. табл.

4.20). Хотя и здесь «увлеченные» оказываются верны себе — треть из них искала не только более высоко оплачиваемую, но и более инте ресную работу, да и для «социально ориентированных» фактор недос таточной оплаты труда оказался не более значим, чем, например, от сутствие перспектив или проблемы с начальством.

Таблица 4. Причины смены работы респондентами с разными типами ценностных ориентаций (распределение мнений респондентов каждого типа в %*) Причины возможной смены работы Тип ценностных Неинтересная Недостаточная Плохие отно Отсутствие ориентаций шения с на работа оплата труда перспектив чальством «Увлеченные» 30,4 69,6 8,7 56, «Карьерные» 0,0 80,0 15,0 40, «Меркантильные» 17,5 75,0 25,0 45, «Социально ориен 0,0 44,4 44,4 55, тированные»

* Респонденты могли дать более одного варианта ответа.

Теперь, когда мы более подробно изучили типы, выделенные на основе ценностных ориентаций, посмотрим, оказывают ли влияние последние на реализуемый индивидом тип мобильности (см. табл.

4.21).

Таблица 4. Распределение респондентов с разными ценностными ориентациям по типам трудовой мобильности, % Тип трудовой мобильности Тип ценностных Инерцион Мобиль Инерцион ориентаций но мобиль но инерци Мобильный Всего ный ный онный «Увлеченные» 28,6 37,1 5,7 28,6 100, «Карьерные» 21,7 32,0 10,8 35,5 100, «Меркантильные» 29,3 38,9 10,6 21,2 100, «Социально ориен 31,3 50,0 12,5 6,2 100, тированные»

Как выясняется, представители всех выделенных нами ценност ных ориентаций демонстрируют высокую степень мобильности: при стаже в 5—8 лет более половины в каждой из групп сменили после окончания вуза место работы и даже профессию. Если же учитывать и тех, кто изначально не стал работать по вузовской специальности («мобильно инерционных»), то можно говорить о двух третях респон дентов всех ценностных ориентаций, осуществивших те или иные пе ремещения на рынке труда. При этом, опять же, для всех типов, вы деленных на основе ценностных ориентаций, основной стратегией яв ляется профессиональная реализация в рамках полученной в вузе специальности, или, как минимум, в рамках общей профессиональ ной направленности1. Хотя и доля порвавших с вузовской профессией также весьма высока: какую бы доминанту ценностной ориентации мы бы ни взяли, таковых оказывается не менее трети респондентов (кроме «социально ориентированных», где на перемену профессии пошло менее одной пятой группы), а в группе «карьерных» таких, чья нынешняя работа абсолютно не связана с полученным образованием, уже почти половина. И это, заметим, люди, совсем не так давно окончившие вуз. Демонстрирующие наибольшую приверженность профессии «социально ориентированные» не менее других включены в процессы мобильности, но предпочитают обходиться без радикаль ных мер, каковым является перепрофилирование. «Увлеченные» в раза реже, чем другие, меняют профессию, не поработав по вузовской специальности.

4.3.3. Представления о внешней среде Представляется важным прояснить представления респондентов о той институциональной среде, в которой они реализуют трудовую карьеру. Рамочным здесь служит вопрос о факторах жизненного успе ха, а конкретизирующими — вопросы о наличии в местности, где проживает респондент, хорошей работы и о том, что, в первую оче редь, позволяет на нее устроиться. Кроме того, в качестве характери стики внешней среды, такой, какой она видится респондентам, вы ступают и их представления о востребованности полученной специ альности. Одновременно эти представления имеют отношение и к рефлексии респондентами собственных возможностей и ресурсов.

Как и в случае с ценностными ориентациями, представления рес пондентов, имеющие абстрактный характер, мы соотносили с их ре альным жизненным опытом, используя для этого ответы о том, как они нашли свою нынешнюю работу, что считали своими главными достоинствами при трудоустройстве и что реально повлияло на реше ние об их приеме на нынешнюю работу.

Напомним, что в реализующих «инерционную» и «инерционно мобильную»

стратегию мы включали как тех, чья нынешняя работа непосредственно связа на с вузовской специальностью, так и тех, чья работа связана с вузовской спе циальностью достаточно тесно.

Оценки факторов жизненного успеха респондентами, реализую щими разные типы мобильности, представлены в табл. 4.22.

Таблица 4. Представления о факторах успеха респондентов, демонстрирующих различные типы трудовой мобильности (распределение мнений респондентов в %*) Тип трудовой мобильности Факторы жизненного Инерционно Мобильно успеха Инерционный мобильный инерционный Мобильный Доходы родителей 10,5 1,8 20,0 8, Умение работать 63,2 58,2 66,7 57, и учиться Связи, знакомства 28,9 38,2 26,7 45, Предприимчивость, 39,5 65,5 53,3 51, стремление к успеху Хорошая физическая 5,3 1,8 13,3 подготовка Ум 23,7 38,2 46,7 48, Диплом о высшем об 28,9 21.8 40,0 17, разовании Обучение в престиж 10,5 5,5 0,0 5, ном вузе Высокое положение 15,8 9,1 20,0 5, родителей Внешние данные 0,0 0,0 0,0 2, Отъезд за границу 5,3 5,5 6,7 0, Умение контактиро 26,3 40,0 13,3 40, вать с людьми Затруднились отве 0,0 0,0 0,0 0, тить / Другое * Респонденты могли дать более одного варианта ответа.

С одной стороны, мы видим у групп, реализующих разные типы мобильности, сходство в наборе основных факторов жизненного успе ха (подробнее об этом чуть ниже), с другой стороны — очевидна оп ределенная разница в приоритетах, иерархии факторов лидеров, а также в пропорциях — доле респондентов, указавших на тот или иной фактор.

Одним из самых главных факторов жизненного успеха оказывает ся — и в этом едины респонденты, реализующие все типы мобильно сти — «умение работать и учиться» (от 57,1% у «мобильных» до 66,7% у «мобильно инерционных»). Второй по суммарной значимости для всех групп выступает «предприимчивость, стремление к успеху». Од нако, у реализующих «инерционно мобильный» тип поведения «пред приимчивость» оказывается даже более приоритетным фактором, не жели «умение учиться и работать» (65,5% против 58,2%).

В то же время наиболее низка ценность «предприимчивости»

у «инерционного» типа — ниже значимости фактора «умение учиться и работать» более чем в 1,5 раза, что говорит о большем консерватиз ме «инерционных»: упорный труд на одном месте для них более орга ничен, нежели постоянный поиск чего то нового.

Следующий по суммарной значимости фактор — «ум», значимость которого оказывается в прямой зависимости от степени мобильности (от 23,7% у «инерционных» до 48,6% у «мобильных»). Судя по этому, можно предположить, что в данном случае в большей степени подра зумевается так называемый «жизненный ум» — способность ориенти роваться в ситуации, быстро схватывать новое, в том числе овладевать новыми знаниями и навыками.

С «умом» по значимости конкурируют «связи, знакомства»

и «умение устанавливать контакты с людьми» — факторы сами по се бе в значительной степени взаимосвязанные, во всяком случае, если речь идет о связях и знакомствах, приобретенных вследствие личных качеств (коммуникабельности), а не доставшихся по наследству. Со ответственно и оценка степени важности этих факторов той или иной группой оказывается подобной.

Наиболее важными эти факторы представляются «мобильным»

и «инерционно мобильным», что вполне естественно для тех, кто ак тивно ищет и меняет работу. Причем «инерционно мобильные» ока зались еще и единственной группой, где личные способности к уста новлению контактов оказались фактором более важным, нежели уже сложившиеся и скорее всего не только личные, связи.

У «мобильно инерционных» в отношении этих факторов ситуация обратная: наиболее важными (разница в оценке значимости — более чем в 2 раза) им видятся не личные коммуникативные способности (способности выстраивать и налаживать связи), а уже сложившиеся связи и знакомства. Подобный взгляд «мобильно инерционных»

вполне коррелирует с тем, что, в отличие от всех прочих групп, именно этой группой как существенные и важные (на уровне 20%) были отмечены такие факторы, как родительские доходы и социаль ный статус. Таким образом, «мобильно инерционные» оказываются более других ориентированными на наследование чужих достижений.

Любопытно, что именно эта группа, состоящая из тех, кто нико гда не работал по своей вузовской специальности, выделила как очень важный фактор (на уровне 40%) диплом о высшем образовании (в других группах доля отметивших этот фактор колеблется от 17,1% у «мобильных» до 28,9% у «инерционных»). Не исключено, что здесь сказался их собственный опыт: еще не имея значительного практиче ского опыта и устраиваясь на первую после вуза работу не по вузов ской специальности, они могли сразу столкнуться с общим требова нием наличия диплома о высшем образовании, причем неважно, ка кого. Об этом, похоже, говорит нулевая значимость в глазах этой группы престижности вуза, в котором получен диплом, — в отличие от «инерционных», которые более других уделили внимание фактору «диплом престижного вуза».

Если же вернуться к набору основных факторов жизненного успе ха, то его состав позволяет сделать следующее замечание общего ха рактера. Как следует из наших данных, в представлениях абсолютного большинства опрошенных выпускников вузов унаследованные ресур сы — доходы и социальный статус родителей — имеют весьма малое значение (число упомянувших 1,8—20%). Другое дело, что вполне возможно включение родительского социального капитала в фактор «связи и знакомства», отмеченный уже третью и более респондентов (но это все же несколько иное понятие).

Тем не менее малая значимость, придаваемая унаследованным ресурсам, в совокупности с гораздо большим значением, которое респонденты придают факторам, связанным с индивидуальными способностями (умение учиться и работать, целеустремленность, коммуникабельность, ум), похоже, говорит о преобладании у наших респондентов — молодых, получивших высшее образование росси ян — представлений об открытом, эгалитарном характере общества.

С одной стороны, наличие такой картины мира у молодых людей может расцениваться позитивно, поскольку, не накладывая бремени представлений о невозможном, она как будто бы не создает психо логических барьеров на пути вертикальной мобильности. С другой стороны, не исключено, что не располагающие большими возможно стями респонденты просто не представляют себе иных горизонтов — и в смысле качества жизни (вспомним такое значимое слагаемое жизненного успеха, как «материальное благополучие»), и в смысле своего и общественного развития (слагаемое «интересная работа»).

Тогда весь вопрос — в широте горизонтов: сколь велики те пределы, которые сами себе очерчивают и которыми готовы довольствоваться молодые люди, и где они не предполагают и не ожидают торможе ния и барьеров. Если запросы достаточно ограничены и могут на требуемом уровне более или менее удовлетворяться, не возникает стимула, движителя развития — как индивидуального, так и общест венного. В этом случае представления молодых об обществе как от крытом, эгалитарном способствуют консервации сформировавшейся системы, режима — в силу седативного характера подобных пред ставлений.

Теперь в рамках знакомства с представлениями выпускников ву зов о характере внешней среды посмотрим, какова, по их мнению, ситуация с наличием привлекательных рабочих мест в той местности, где они проживают (табл. 4.23).

Таблица 4. Представления респондентов, демонстрирующих различные типы трудовой мобильности, о наличии привлекательных рабочих мест (распределение мнений респондентов в %) Наличие привлекательных мест работы Тип мобильности Наличие Отсутствие Всего Инерционный 71,1 28,9 100, Инерционно мобильный 87,3 12,7 100, Мобильно инерционный 100,0 0,0 100, Мобильный 82,9 17,1 100, Полученные данные говорят в целом о чрезвычайно высокой сте пени уверенности респондентов в наличии в их местности привлека тельных рабочих мест (71,1—100%). Существенное, по сравнению с другими, снижение оптимизма наблюдается лишь среди «инерцион ных», где почти треть считает, что хорошей работы в их местности нет. Однако с учетом того, что среди «инерционных» доля «увлечен ных» и «социально ориентированных» не выше, чем в других типах мобильности, можно предположить, что подобное снижение оптимиз ма обусловлено не столько их ориентацией на какую то конкретную, отвечающую призванию или другому содержательному интересу про фессию или работу, какой в данном месте действительно может не быть, сколько недостаточной верой в свои силы, склонностью объяс нять свою инерционность неблагоприятными внешними факторами.

С учетом столь выраженной уверенности респондентов в наличии привлекательных рабочих мест тем более интересным оказывается во прос о том, что, по их мнению, прежде всего позволяет устроиться на такое рабочее место и успешно на нем работать (см. табл. 4.24).



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.