авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
-- [ Страница 1 ] --

Министерство образования и науки РФ

ГОУ ВПО «Сочинский государственный университет туризма и курортного

дела»

Филиал ГОУ ВПО «Сочинского

государственного университета туризма и

курортного дела» в г. Нижний Новгород Нижегородской области

Кафедра Экономики

Сервис-менеджмент в региональной и

муниципальной сфере:

коллективная монография

Нижний Новгород 2010 65.290-2+65.050.2 С-32 Сервис-менеджмент в региональной и муниципальной сфере: коллектив.

монография / П. П. Мирошкин, Ю. В. Трифонов, А. О. Овчаров и др;

под ред.

д.э.н., проф. П.П. Мирошкина. – Нижний Новгород, ООО Типография Пламя2010. – 242 с.

ISBN Коллективная монография отражает современные взгляды ученых на развитие индустрии сервиса на региональном и муниципальном уровне и предназначена для преподавателей, аспирантов и студентов, а также всех интересующихся вопросами управления сферой услуг в региональном масштабе.

Монография подготовлена коллективом авторов:

Мирошкин П.П., Трифонов Ю.В., Овчаров А.О., Мордовченков Н.В., Николаева М.Г., Кулагин Е.П., Крапивин В.А., Болдин С.В., Маслов М.В., Поташник Я.С., Лохина И.Н., Спекторская Л.С., Рыбаков Р.А., Кулагина Н.Е., Швецова И.А.

Рецензент: к.ф.н., профессор Яшин В.В.

© типография …, ГЛАВА 1. Регулирование развития региональной инфраструктуры в контексте перехода к инновационной модели экономического роста 1.1 Региональная инфраструктура как социально-экономическая категория В 2008 году Правительство России утвердило «Концепцию долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года». В Концепции была поставлена задача перехода от экспортно-сырьевой к инновационной модели экономического роста [23].

Утверждению этой Федеральной Концепции предшествовали: «Концепция стратегии социально-экономического развития регионов Российской Федерации» и «Региональная стратегия развития Нижегородской области до 2020 года» (от 25 октября 2005 года), где подчеркивалась необходимость стимулирования экономического роста со стороны региональных правительств на благо процветания регионов, высокого уровня и качества жизни населения [24]. Однако вид инновационной модели, адекватной условиям российского региона и ее место в рамках уже существующих моделей, а также характер, движущие силы и особенности стимулирования процесса экономического роста в принятых документах не были отражены.

Между тем, как указывают исследователи, в настоящее время для развитых стран – США, Японии, государств Западной Европы – лидеров мирового технологического процесса, занявших прочные позиции на мировых рынках наукоемкой продукции, инновационная модель стала свершившимся фактом. Вместе с тем согласно классификации ООН, далеко не каждое государство, а тем более регион способны успешно перейти к этой модели исключительно в ходе самоорганизации рыночных отношений, поскольку наряду с инновационной экономикой продолжают существовать другие типы экономического развития – сырьевой и технологический [27]. Поэтому, на наш взгляд, успешное решение поставленных задач предполагает исследование сущности экономического роста на уровне региона, различных моделей его процесса, в том числе инновационных моделей, и уяснение специфики изменений. Понятие «экономический рост» достаточно подробно проанализировано в научной литературе. Рассматривая различные подходы к термину «экономический рост», необходимо выделить следующие. Подход с точки зрения абсолютных количественных экономических показателей, выражающийся, в частности, в изменении: показателя ВВП (иногда ВНП);

показателя национального дохода;

показателя национального богатства;

показателей платежного баланса государства, соотношения его требований и обязательств (величины «чистых активов» государства), величины золотовалютных резервов. Подход с точки зрения относительных количественных экономических показателей, выражающийся, в частности, в изменении: величины ВВП, приходящейся на душу населения;

среднедушевого располагаемого дохода населения;

величины потребления, сбережений, инвестиций на душу населения. Подход с точки зрения качественных показателей, выражающийся, в частности, в изменении:

образовательного уровня населения (доли людей с высшим и средним образованием и т. п.). Неоднозначность оценки данного показателя связана с изменениями в уровне подготовки кадров, в различном качестве образования;

уровня здоровья населения (показателей смертности, рождаемости и т. п.);

структуры секторов экономики, доли сельского хозяйства, сырьевых и добывающих отраслей промышленности, высокотехнологичных отраслей;

уровня развития инфраструктуры в обществе, уровня социальной и политической стабильности, состояния окружающей среды, степени зрелости рыночных институтов, т. е. всего того, что в расширительной трактовке может быть рассмотрено как «институциональные факторы». По нашему мнению, основными причинами (факторами), влияющими на экономический рост, являются:

Табл.1.1 Современные факторы экономического роста Косвенные факторы, усиливающие или Прямые факторы ограничивающие действие прямых факторов экономического роста 1. Увеличение численности и повышение снижение степени монополизации 1.

качества трудовых ресурсов рынков 2. Рост объема и улучшение качественного уменьшение цен на 2.

состава основного капитала продовольственные ресурсы 3. Совершенствование технологии и органи- снижение налогов на прибыль 3.

зации производства расширение возможностей получения 4.

4. Повышение качества и количества вовле- кредитов и ссуд каемых в хозяйственный оборот природных ресурсов 5. Рост предпринимательских способностей населения 6. Инновации Авторы статьи разделяют мнение о том, что категория экономического роста отражает количественное и качественное состояние развития экономической системы, характеризующееся расширением ее (системы) масштабов, усложнением ее структуры. Важнейший показатель экономического роста – валовой национальный доход входит в Систему национальных счетов и измеряется тремя способами (Табл. 1.2):

Табл. 1.2 Алгоритм вариативного расчета валового продукта с позиций различных объектов управления ВРП = д.с.х1…хn + косвенные налоги – государственные субсидии (1) Первый По способ добавленной стоимости (производст где д.с.х1…хn – суммарная добавленная стоимость всех товаров и венный метод) услуг региона как разность между вновь созданной стоимостью продукции и суммой, уплаченной другим фирмам за приобретаемое сырье (то есть за промежуточную продукцию) ВНП = Y = C + I + G + NX - основное макроэкономическое тождество (2) Второй По расходам (тождеством национальных счетов) способ (метод конечного использования) где C – личные потребительские расходы I – валовые частные инвестиции на внутреннем рынке G – государственные закупки товаров и услуг (строительство и содержа ние школ, дорог, армии, расходы на национальную оборону, зарплату государственных служащих и т.д.).

NX – чистый экспорт.

По доходам При расчете ВНП по доходам суммируются все виды факторных доходов Третий (распредели- (зарплата, рента, %), а также 2 компонента, не являющихся доходами:

способ тельный метод) амортизационные отчисления и чистые косвенные налоги на бизнес (налоги минус субсидии).

Модели описания процесса экономического роста на мезо- и макро уровне в целом прошли эволюцию от классических моделей 30-х годов ХХ века, созданных родоначальником теории экономического роста Е.Домаром (США) и Р.Харродом (Великобритания) до инновационных моделей ХХI века.

В ходе эволюции следует выделить три ведущих направления. Первое направление – неоклассические теории роста, основанные на положениях рыночной саморегуляции (А.Маршалл, Л.Вальрас, М.Фридмен и др.) и в том числе теории модернизации Дж.Фея – Г.Раниса и др. Второе направление было представлено неокейнсианскими теориями, объединяющими несколько подвидов (Д.Тойнби, О.Симомура, С.Фудзино). И, наконец, третье формирующееся направление, ассимилирует идеи К.Маркса, Й.Шумпетера, Дж.Ст. Милля и др. классиков [33]. Дальнейшая эволюция классических взглядов на экономический рост привела к группировке факторов экономического роста по секторам (с выделением инновационного сектора экономики), движение от производственной функции и межотраслевого баланса к идее мультипликатора-акселератора, и, наконец, к переходу от «смещенного НТП» (Дж.Робинсон) к эндогенизации (самостоятельности экономических агентов Дж. фон Неймана, в том числе «человеческого капитала» М.Алле, П.Самуэльсона, П.Даймонда, Г.Беккера и др. [7]) к «выходу на идею» поддержания заинтересованными сторонами непрерывного процесса управления качеством экономического роста в имитационных инновационных моделях конца ХХ века [49] [50]. При этом надлежит отметить то, что характер исследования экономико-математических зависимостей факторов экономического роста формировался в направлении от линейных к нелинейным моделям.

В середине ХХ века В.В.Леонтьев представил свою динамическую модель экономического роста [7]:

X (t ) AX (t ) Y (t ) (1) где Y (t ) - часть вектора конечного продукта, равная I (t ) как годовому приросту основного капитала в народном хозяйстве в зависимости от прироста следующих отраслевых (секторных) валовых выпусков X (t ) X (t 1) X (t ) в текущем году, тогда возможна следующая динамическая модель:

Х (t ) AX (t ) GX (t l ) X (t ) C(t ), X (t 0 ) X (0) (2) где G - матрица коэффициентов приростной капиталоемкости так называемый вектор «чистого» конечного продукта, C (t ) включающий текущее производство предметов потребления, накопление предметов труда и часть капитальных вложений, которая не связана с приростом продукции в году t 1 ;

C(t)=Y(t)-I(t) (3) Лауреат Нобелевской премии считал, что развитие экономики идет путем «саморазвития» основного капитала (основной капитал «развивает» себя сам при участии рабочей силы, а изменение пропорций саморазвития обусловлено достижениями научной и инженерной мысли. Однако недостаток модели В.В.Леонтьева состоит в вырожденности матрицы коэффициентов G приростной капиталоемкости, которая не позволяет получить общее решение неоднородной системы разностных уравнений отношения чистых конечных продуктов к валовым выпускам соответствующих отраслей:

X (t ) ( I M ) t X (0) tn10 ( I S ) n G 1 C (t n l ), (4) где M G 1 ( I A), S- диагональная матрица коэффициентов, характеризующих отношение чистых конечных продуктов к валовым выпускам соответствующих отраслей.

В.В.Леонтьев пытался преодолеть образовавшееся затруднение таким образом, что вместо многосекторной модели перешел к двухсекторной межотраслевой модели [25], отраслевыми параметрами которой были промышленность и сельское хозяйство. В этом случае вырожденность матрицы G исчезала, поскольку промышленность и сельское хозяйство создают не только элементы чистого конечного продукта, но и основного капитала, в отличии от других секторов экономики, например, социального сектора, к которому относятся образование, здравоохранение, социальные фонды (ПФ, ФМС), служба занятости населения, непроизводственного сектора (оптовая и розничная торговля) и т.п. сектора, в которых основной капитал не создается, а, наоборот, расходуется и т.д. Однако на современном этапе развития информационного общества и переходом к «экономике знаний» Леонтьевская экономическая мысль о всемерном саморазвитии «основного капитала»

оказывается верной. Однако формой развития этого капитала не всегда выступает денежная или вещественная форма (станки, здания, сооружения).

Одной из форм развития основного капитала перераспределенного (вложенного) в непроизводственные сектора экономики становится человеческий капитал как способность компетентного работника-специалиста приносить прибыль и сверхприбыль. Одной из овеществленных форм капитала человеческих знаний становятся ноу-хау и прочие формы. Другой формой человеческих знаний и продуктов человеческого труда была и остается инфраструктура в целом и региональная инфраструктура, в частности.

Термин «инфраструктура» от лат. infra – под, structura – взаимораспо ложение, строение появился в экономической литературе в конце 40-x годов ХХ века. Термин «инфраструктура» был заимствован из военного лексикона, где обозначает комплекс сооружений, объектов, обеспечивающих действия вооруженных сил (в 1950 году термин «инфраструктура» был представлен на рассмотрение НАТО) [30, 61]. «Инфраструктура» для милитаристской терминологии США означала систему военных сооружений, аэродромов, танкодромов, радарных установок и пр.[30, 61].

В 50-х годах ХХ века американский экономист П.Розенштейн-Родан трактовал инфраструктуру как комплекс условий, обеспечивающих благоприятное развитие частного предпринимательства в основных отраслях экономики и удовлетворяющих потребности всего населения [55, с.99]. В середине XXв. представления об условиях эффективного развития материального производства и социальной жизни развивались параллельно.

Появлялись, с одной стороны, идеи относительно условий развития промышленного, сельскохозяйственного производства, строительства, связанные, прежде всего, с обоснованием принципов функционирования таких отраслей, как транспорт и связь. Это вышедшие в 50-х годах специальные работы Р.Нурксе, П.Розенштейна-Родана, А.Хиршмана, А.Янгсона и др., авторы которых предприняли попытку обосновать роль и значение инфраструктуры для эффективного функционирования производства. С другой стороны, в работах демографов, социологов, архитекторов и проектировщиков содержался анализ и обобщение практики создания материальных условий не только для трудовой, но и для других форм деятельности людей. В этих работах инфраструктура трактовалась в смысле архитектоники (в том числе размещения) объектов социально-экономической системы. Подобные идеи прослеживаются в работах У.Айзарда. Следует отметить, что к моменту появления самого термина «инфраструктура» произошло сближение этих двух научных подходов, результатом чего явилось представление об инфраструктуре как о едином комплексе взаимосвязанных экономических обьектов и условий их функционирования. Однако, несмотря на диаметрально противоположные подходы к инфраструктуре в западной социологической и экономической мысли, значение инфраструктуры в жизни общества зачастую определяется через понятия «издержки общества», «накладные расходы» (А.Янгсон).

Дальнейшее приращение знаний закрепило за инфраструктурой роль преобразующей силы экономики стран «третьего мира» (например, в работах П.Розенштейн-Родана).

В дальнейшем, благодаря работам отечественных и зарубежных исследователей термин «инфраструктура» начал претерпевать развитие в рамках экономической категории, поскольку границы термина инфраструктуры зависят от ранга рассматриваемых производственных и социальных проблем, очередных задач, выдвигаемых в том или ином периоде, от масштаба уже созданного ранее потенциала экономики.

Таблица1. 3.Содержание инфраструктуры как экономической категории Источник, Смысловой критерий Трактовка содержания качества жизни как автор определения экономической категории (инфраструктура это –) Дж. Штейн Признак развитой Инфраструктура относится к широкому спектру рыночной экономики систем. являющихся преобладающими в (США) государственном и частном секторе развитой рыночной экономики В.Н.Федоров Индикатор качества Развитая инфраструктура – индикатор уровня жизни населения общественного развития, определяющий в (Россия) значительной степени «качество жизни» населения Региональна Инфраструктура (здания, сооружения, жилой фонд, я экономика, внутриго-родской транспорт, дороги, мосты, ред. инженерные сети, ТЭЦ, непроизводственная сфера) Обеспечение В.И.Видяпин – это то, что обеспечивает функционирование основного производства на данной территории, но, основного М.В.Степано не входит в состав промышленных предприятий] производства [на в данной территории] (Россия) М.В.Горбуно Инфраструктура – это комплекс отраслей ва, хозяйства, обслу-живающих производство, Л.Н.Горшков включает строительство дорог, ка-налов, а водохранилищ, мостов, портов, аэродромов, энерге тическое хозяйство, транспорт, связь, (Россия), водоснабжение и канна-лизацию, образование, Основы науку, здравоохранение и др.

теории управления Статистичес Обслуживание Инфраструктура – это комплекс отраслей и кий словарь, производства или хозяйственных звеньев, обслуживающих населения производство или население. Различают Гл. ред.

производственную, непроизводственную Ю.А.Юрков (социальную) инфраструктуру (Россия) С.С.Носова Система Инфраструктура – система капитальных (Россия), потребляемых сооружений, потребляемых коллективно и обычно коллективно обеспечиваемая государством (информационные Экономическ капитальных центры, электростанции, транспортные системы, ая теория сооружений, которая городские коммуникации и т.п.), необходимые для обеспечивается производства и распределения товаров и услуг, а государством также для повседневной жизни населения (школы.

больницы, центры досуга и т.д.) Большой Комплекс отраслей, Инфраструктура – комплекс производственных и экономическ обеспечивающих непроиз-водственных отраслей, обеспечивающих ий словарь воспроизводство условия воспро-изводства: дороги, связь, под ред. транспорт, образование, здраво-охранение.

А.Н.Азри лияна (Россия) Г.А.Гольц комплекс условий, Инфраструктура – это созданный на определенном стимулирующих пространстве комплекс условий, стимулирующих (Россия) развитие развитие экономической деятельности этой экономической территории деятельности на конкретной территории Большой Обеспечение условий Инфраструктура – совокупность и взаимосвязи словарь жизнедеятельности составных частей социальной и экономической иностранных общества жизни, обеспечивающих условия слов, жизнедеятельности общества.

Составитель А.Ю.

Москвин Д.Г.Кайгород Общественно Инфраструктура (общественно вспомогательный ов, Б.М.Титов вспомогательный капитал) – фундамент. Лежащий в основе капитал, фундамент, национальной экономики (транспорт и система (Россия) от которого зависит коммуникации, услуги электроснабжения и другие общественные услуги), от которого зависит степень степень экономической активности (промышленности, экономической активности в стране торговли и др.) Л.И.Лопатни Фундамент для Инфраструктура (infrastructure) – совокупность ков материального отраслей и ви-дов деятельности, обслуживающих производства, при материальное производ-ство, как бы создающее для (Россия) правильном него общий фундамент. Это сору-жения, транспорт, складское хозяйство, связь, водоснабже-ние;

определении некоторые авторы также к инфраструктуре относят пропорций между науку. Здравоохранение, систему образования.

инфраструктурой и Называя их не-производственной (социальной) основными инфраструктурой. Как пра-вило, отрасли отраслями инфраструктуры, особенно такие, как дорож-ная материального сеть и сооружения, связанные с охраной природы, производства отли-чаются повышенной капиталоемкостью. В народнохозяйст-венном планировании имеются возрастает общая проблемы оптимальной ин-фраструктуры – эффективность проблема определения пропорций между ней и экономической основными отраслями материального системы производства, при ко-торых общая эффективность экономической системы окажет-ся наивысшей.

А.И.Новосел Система, Инфраструктура – это структурные элементы ов обеспечивающая экономики, соответствующие перемещению потоки товаров товаров и услуг от производителя к потребителям.

(Россия) К.Аммер Значимый фактор Инфраструктура – это общественный капитал, от экономики страны которого зависит экономика страны.

(США) П. Условие развития Инфраструктура – комплекс условий, Розенштейн- частного обеспечивающих благоприятное развитие частного Родан предпринимательства предпринимательства в основных отраслях (США) и удовлетворения экономики и удовлетворяющих потребности всего потребностей всего населения.

населения К.Конрад Упорядоченное и Инфраструктура – это упорядоченное и устойчивое устойчивое эконо-мическое развитие отраслей, включая (США) экономическое социальную сферу, образование, науку, экологию, развитие отраслей транспорт и т.д.

Таблица 1.3 отражает единство мнений российских и зарубежных исследователей о первостепенной важности категории инфраструктуры для экономики. Инфраструктура, по их мнению, не только признак развитой рыночной экономики (Штейн Дж., США), но и общественный капитал экономики страны (К.Аммер, США), предполагающий устойчивое развитие всех отраслей, включая социальную сферу (Конрад К., США). Это целый комплекс условий, стимулирующий экономическое развитие конкретной территории (Г.А.Гольц, Россия), обеспечивающий экономическое воспроизводство (А.Н.Азрилиян, Россия), совокупность и взаимосвязь составных частей социальной и экономической жизни, обеспечивающих условия жизнедеятельности общества (А.Ю.Москвин, Россия), определяющий в значительной степени «качество жизни» населения (В.Н. Федоров, Россия).

Таким образом, основанием для введения категории инфраструктуры в состав экономической науки оказалось различие между особенными и общими условиями развития общественного производства. К особенным условиям относятся конкретные формы технологического процесса, присущие в отде льности каждому виду производства, промышленного или сельскохозяй ственного. Общие условия производства создаются в результате про изводственной деятельности таких отраслей экономики, как транспорт, связь, информационные технологии, которые, как уже было показано выше, относят к инфраструктуре.

В связи с тем, что функцией инфраструктуры является обеспечение общих условий всего процесса производства, ее необходимо рассматривать на трех уровнях экономики и управления народным хозяйством, это: микро-, мезо и макроуровень. На микроуровне инфраструктуру понимают как совокупность материально-вещественных условий, или инженерно-технических сооружений, необходимых для функционирования отдельного предприятия или отрасли. На макроуровне инфраструктура представляет собой совокупность общих экономических и социальных условий, обеспечивающих эффективное развитие страны в целом и удовлетворяющих потребности всех членов общества. Эти общие условия создаются за счет функционирования отраслей общего назначения, специфическая особенность которых состоит в том, что они необходимы для развития всех без исключения видов производства и человеку как потребителю создаваемых благ. На мезо- уровне инфраструктура (региональная инфраструктура) анализируется применительно к определенному району или региону. Региональная инфраструктура представляет собой системы сооружений, материально-вещественных элементов, обеспечивающих непрерывную и эффективную связь предприятий основного производства в пределах данной территории и нормальную жизнедеятельность населения данного региона.

Экономическая категория региональной инфраструктуры как вида ин фраструктуры была введена в научный оборот в 60-е годы ХХ столетия аме риканским экономистом У.Айзардом (Изард) [18], который, как подчеркивают В.Г.Игнатов и В.И.Бутов, ввел также термин «региональная наука» и был уверен в последующем развитии знаний о регионах [19, с.7]. У.Айзард считал региональную инфраструктуру важнейшим фактором тяготения (по аналогии с «законом всемирного тяготения») сырьевых баз и промышленных районов региона [18], а впоследствии «базы экономики, удовлетворяющей потребности всего населения» [18, с.20] и «системообразующего фактора экономики» [18, с.20]. Таким образом, во второй половине ХХ века происходит углубление знаний об инфраструктуре и региональной инфраструктуре с позиций системного подхода. Анализ региональной инфраструктуры был также осуществлен венгерскими учеными А.Балашшом, 3.Золтаном, И.Берендой, А.Чсрноком, Е.Эрлихом, польскими исследователями А.Завадским, Б.Пясецким, К.Подоским, Д.Урбанек-Кржистофяком и др. [46].

Первые российские исследователи, которые выделили региональную инфраструктуру в качестве самостоятельного объекта исследования, прежде всего, обратили внимание на то, что она предназначена обеспечивать условия эффективного развития материального производства. Так, только к производственным задачам сводил задачи региональной инфраструктуры С.А.Хейнман, имея в виду под ней «комплекс отраслей, обслуживающих материальное производство»[42, с.74]. Следует отметить, что на этом этапе разработки научной теории инфраструктуры изучаемое явление мыслилось с позиций ее целостности. Несколько позже А.Е. Пробст определил региональную инфраструктуру как базу для дальнейшего хозяйственного освоения территории, для развития всех отраслей хозяйства. Постепенно в российской науке получила большое распространение трактовка региональной инфраструктуры не только как условий развития и функционирования материального производства, но и как условий эффективного решения важных социальных задач развития общества [42]. В частности, Л.Абалкин, Г.Григорян, В.Мотылев рассматривали региональную инфраструктуру в качестве совокупности «обслуживающих отраслей общего пользования (энергетика, транспорт, связь, научные учреждения, общее и профессиональное образование) [42]». С.А.Дебабов определил региональную инфраструктуру как «сочетание созданных на территории региона хозяйственных объектов (основных фондов) и проводимых инженерно-технических мероприятий для обеспечения материального производства и нормальных условий проживания населения» [14, с.137]. Рассматривая проблемы развития региональной инфраструктуры, некоторые исследователи подчеркивали необходимость создания «условий для обеспечения тех или иных видов общественной деятельности на определенной территории» [2, с.40]. Таким образом, вначале было обращено внимание на тот факт, что многие элементы региональной инфраструктуры - транспорт, дороги, линии энергоснабжения - выполняют определенные социальные функции. Когда же значительно выросла материально-техническая база образования, культуры, здравоохранения, быта и т. д., т. е. всего того, что, не имея непосредственной связи с материальным производством, нацелено на создание благоприятных условий для решения задач всестороннего и гармоничного развития личности, было признано необходимым выделить и специально исследовать также и эту часть инфраструктуры, которая несколько позже получила название социальной. Как было исследовано авторами статьи, дальнейшее приращение знаний о социальной сфере было осуществлено А.З.Селезневым [38], рассматривавшим категорию нематериального производства как часть региональной инфраструктуры и отнесшим к нему инфраструктуру услуг. Серьезный вклад в разработку проблем социальной инфраструктуры в составе региональной инфраструктуры внесли философы и социологи. Различные аспекты влияния ее смысловых и материально-вещественных элементов на эффективную деятельность, быт, образ жизни и всестороннее развитие личности работников были проанализированы в работах ученых, занимающихся проблемами социального управления и планирования. Это работы В.Г.Афанасьева, Н.А.Аитова, Д.А.Керимова, Л.Н.Когана, Н.И.Лапина, Л.А.Олесневича.

В.Р.Полозова, О.И.Шкаратана, Ж.Т.Тощенко и других представителей науки [39], [46-47].

В 70-е – начале 2000-х годы на стыке индустриальной и постинду стриальной эпох в российской экономической науке стали преобладать идеи инфрасистемности. (Термин принадлежит Н.В.Мордовченкову [29-31]), выросшие из идей комплексности. Родоначальниками этих идей явились Э.Б.Алаев [2], Н.Н.Баранский [6] и др. Поэтому экономическая сущность региональной инфраструктуры стала пониматься в связи с ее свойством быть совокупностью материально-технических систем (объектов), обеспечивающих выполнение основных функций в различных сферах и отраслях деятельности.

На сегодняшний день, в информационную эпоху, по нашему мнению, в составе региональной инфраструктуры как инфрасистемы ведущую роль должна играть интеллектуальная инфраструктура, а также компьютерные сети, порталы, сотовая связь и пр. наряду с другими значимыми ее элементами.

В российской научной литературе трактовка региональной инфраструктуры «как совокупности материально-технических систем» была предложена в ходе приращения новых знаний о роли ее элементов в рамках создания общих условий функционирования производства. Подобная трактовка принадлежала ученым-экономистам С.Г.Струмилину и Н.Н.Колосовскому [22].

С.Г.Струмилин, в частности, явился автором идеи комплексности народного хозяйства с замкнутыми производственными циклами, которые предусматривали тщательные расчеты не только возможностей сырьевых ресурсов и трудоемкости производственных операций, но и нюансов квалификации работников, учитывая особенности размещения, воспроизводства населения и рабочей силы. Н.Н.Колосовский независимо от У.Айзарда предложил «метод энергопроизводственных циклов» (метод ЭПЦ) для определения мест размещения производств. Логика метода ЭПЦ предполагала вначале анализ условий (мест) добычи энергетических и минерально-сырьевых ресурсов, далее – последовательности производств по переработке сырья, вплоть до производства конечной продукции, пользующейся спросом у разных потребителей. Проанализировав условия производственных процессов в промышленности, Н.Н.Колосовский обосновал наличие в экономике СССР восьми ЭПЦ, и был убежден в том, что следуя логике ЭПЦ, можно сформировать территориально-производственный комплекс как крупный уровень региональной инфраструктуры.

Н.Н.Колосовский считал, что под таким комплексом «следует подразумевать взаимообусловленное (соподчиненное) сочетание производственных предприятий и селитьбы (населенных мест) либо на ограниченной территории (локальные комплексы), либо на территории экономического района (районные комплексы) [22]. (В дальнейшем идеи Н.Н.Колосовского были развиты в работах его учеников и последователей И.И.Белоусова, Т.М.Калашниковой, Ю.Т.Саушкина, Б.С.Хорева и др.). Дальней-ший анализ категории региональной инфраструктуры с позиций системного подхода был предпринят в работах ученых, изучающих проблемы размещения производительных сил, территориального планирования и непроизводственной сферы: А.Н.Алымова, М.К.Бандмана, Д.В.Белорусова, В.А.Жампна, В.П.Красовского, А.И.Кочерги, И.И.Панфилова, В.А.Сенникова, М.В.Солодкова и др. В частности, М.К.Бандман применил комплексный подход к трактовке региональной инфраструктуры. М.К.Бандман предложил различать два типа территориально производственных комплексов (ТПК) как ее значимых составляющих:

традиционные и программно-целевые. Он писал, что традиционные ТПК представляют собой форму организации материально-технической базы любой таксономической единицы экономического районирования и административного деления страны. Программно-целевой ТПК – это «планово создаваемая, пропорционально развивающаяся совокупность устойчиво взаимосвязанных объектов отраслей народного хозяйства (сфер материального производства и непроизводственной сферы), трудовых и природных ресурсов, которая формируется и функционирует с целью совместного решения определенного типа и ранга народнохозяйственных проблем или их частей [5].

В качестве примера программно-целевых ТПК, М.К.Бандман указывал на такие ТПК, создаваемые в Сибири, как Братско-Усть-Илимский, Средне-Обский и Саянский ТПК. Продолжая развивать системный подход, исследователь Н.И.Ларина обратила внимание на категорию диспропорций региональной инфраструктуры, выразившихся в неравномерности развития производственной и непроизводственной сфер народно-хозяйственных комплексов.

(Н.И.Лариной, в частности, были рассмотрены такие ТПК Северо-Западной Сибири, как системы Ангаро-Енисейского ТПК, Тимано-Печорского, Южно Якутского комплексов, а также ТПК и промузлов Байкало-Амурской магистрали (БАМа), в годы рыночных реформ [28]). А к началу 90-х годов исследователи региональной инфраструктуры обнаружили необходимость четкой организационно-правовой формы организации ее элементов и уровней.

(Например, М.К.Бандман писал, что история формирования ТПК в стране, особенно в 60-80-е годы свидетельствует о чрезвычайно слабой проработке организационно-правовой формы организации производительных сил [5]. И, как отмечает И.С.Ферова в 2005 году, из совокупности устойчиво взаимосвязанных объектов большинство ТПК превратились в хаотичные объединения предприятий с низкой конкурентоспособностью [40].) В целом к началу рыночных экономических реформ в стране был накоплен значительный научный потенциал в исследовании отдельных аспектов развития региональной инфраструктуры. Как и за рубежом, в России определенный вклад в разработку проблем социальной инфраструктуры в составе региональной инфраструктуры внесли урбанисты и архитекторы своими разработками генеральных планов развития городов и районных планировок. В трудах таких исследователей, как А.С.Ахиезер, Ю.Л.Пивоваров, О. Н.Яницкий и др., освещена роль условий жизни в системах расселения, показано их влияние на повседневную деятельность людей. В работах, посвященных развитию социальной инфраструктуры, варьируются такие целевые установки, как обеспечение жилищно-бытовых, социально-культурных и материальных условий для нормального проживания, нормальной жизни населения [44-47]. В системе общественного воспроизводства социальная инфраструктура как специфическая подсистема экономики выполняет многогранные функции. Она выступает сферой производства и потребления различных услуг и духовных благ, связанных с необходимостью охраны здоровья, получения образования, удовлетворения культурных потребностей человека, создания жилищно бытовых и других условий для жизни и деятельности населения. В совокупности выполняемых задач эта функция направлена на обеспечение расширенного воспроизводства рабочей силы и формирования ее нового качественного состава. Наиболее обобщающим показателем развития социальной инфраструктуры является рост объема платных услуг населению и усложнение ее структуры. В целом это, конечно, важные функции, но они далеко не исчерпывают всех функций социальной инфраструктуры. Термин «социальная инфраструктура» стал широко применяться в экономической литературе недавно. Под ним подразумевают сферу обслуживания населения, или сферу услуг и т. д. Социальная инфраструктура характеризует взаимодействие материально-вещественной среды и социального субъекта (личности, группы, общества), которое направлено на оптимизацию общественного развития, на реализацию всего того, что "способствует формированию нового человека, всестороннему развитию личности, совершенствованию образа жизни. Социальная инфраструктура представляет собой устойчивую совокупность материально-вещественных элементов, создающих общие условия для рациональной организации основных видов деятельности человека - трудовой, общественно-политической и других, развивающихся в интересах всего общества. Такое понимание социальной инфраструктуры позволяет трактовать ее как относительно самостоятельный элемент материально-вещественной основы общественного развития, обладающий специфическими особенностями формирования и функционирования в обществе [9, с.34]. Возникновение услуги связано с появлением прибавочной стоимости, вслед за чем начинается процесс по оказанию услуг одним человеком другому. Услуги как специфический продукт человеческой деятельности протерпели существенную модификацию, переходя от простых форм к более сложным, наполняясь новым содержанием, приобретая новые черты при каждом новом способе производства. Несмотря на длительный исторический путь формирования и развития сферы производства услуг и духовных благ, ее и сегодня определяют по-разному. Отсутствие единого определения, видимо, объясняется недостаточным вниманием к этой сфере, заложенным еще в годы индустриализации, когда многие трудности обеспечения ресурсами этой программы решались и за счет сферы услуг [9, с.5]. В экономической литературе для анализа сферы услуг широко используется термин «непроизводственная сфера». Часто применяются термины «сфера услуг», «сфера обслуживания», а в последние годы сферу производства и потребления услуг и духовных благ называют «социальной сферой» [38]. К социальной инфраструктуре чаще всего относят сооружения, предприятия и учреждения, в совокупности создающие материальные и культурно-бытовые условия для нормальной жизни населения и способствующие привлечению рабочей силы. Общая принципиально правильная направленность этой трактовки тем не менее не избавляет данное определение от недостатков. Во-первых, нельзя, видимо, ограничиваться только «материальными и культурно-бытовыми» условиями. В жизни населения существенную роль играют условия для развития социальной активности, различных форм межличностного общения. Их игнорирование не правомерно. Во-вторых, внимание к привлечению рабочей силы особенно оправдано, когда исследуются районы нового освоения. Но даже по отношению к ним не менее актуальна задача рационального использования и закрепления трудовых ресурсов. В-третьих, общее утверждение о «нормальной жизни»

также требует уточнения, поскольку в данной формулировке оно позволяет трактовать социальную инфраструктуру слишком широко и недостаточно конкретно. В других случаях под социальной инфраструктурой понимается «совокупность объектов отраслей сферы обслуживания (торговли, общественного питания, бытового обслуживания, жилищного коммунального хозяйства, транспорта и связи по обслуживанию населения, здравоохранения, социального обеспечения, народного образования, культуры, искусства, кредитования и государственного страхования), деятельность которых направлена на удовлетворение потребностей общества, так как создает условия для оптимизации деятельности прежде всего самого человека» [38]. В этом смысле употребляемый в ряде случаев термин «комплекс организаций и учреждений» без соответствующих уточнении и разъяснений, на взгляд ученых, не отражает конкретного содержания социальной инфраструктуры, которая образуется благодаря взаимодействию соответствующих материально вещественных элементов общественного развития. В-четвертых, при рассмотрении социальной инфраструктуры необходимо учитывать, что она обеспечивает условия жизнедеятельности всего населения страны. Это следует иметь в виду при строительстве новых городов, новых объектов промышленного освоения. В-пятых, в настоящее время при характеристике социального развития нельзя ограничиваться констатацией того, сколько тех или иных объектов, учреждений, организаций, призванных создавать условия для эффективного осуществления деятельности людей, приходится на город, регион, страну и т. д. При этом нужно знать также, сколько приходится этих материально-вещественных элементов на одну или десять тысяч населения и сопоставить эти данные с нормативными требованиями. По отношению к социальной инфраструктуре эти нормативы могут быть опытными, т. е.

опирающимися на сложившиеся в предшествующий период условия и индивидуальную их оценку: опытно-статистическими, также учитывающими прошлый опыт, но опирающимися на статистическую оценку множества существующих объектов нормирования и аналитически расчетными, определяемыми на основе анализа научных данных. И наконец, поскольку социальная инфраструктура нацелена на удовлетворение определенных потребностей людей, ее развитие нельзя рассматривать в отрыве от уровня их культуры, ценностных ориентации и т. п., представляющих собой важный регулирующий механизм ее совершенствования.

Таким образом, многообразие аспектов и ракурсов рассмотрения ре гиональной инфраструктуры как экономической категории в ходе эволюции на учных взглядов способствовало, по нашему мнению, следующей трактовке ее содержания и смысла. На сегодняшний день под региональной инфраструктурой принято понимать совокупность секторов экономики, коммуникаций и видов деятельности, обслуживающих как производственную, так и непроизводствен-ную сферы экономики с целью создания условий для функционирования отраслей производства и развития производительных сил и человека.

1.2. Система экономических методов и моделей в оценке качества жизни Анализ различных точек зрения на состав региональной инфраструктуры, способствовал выводу о том, что на сегодняшний день чаще всего в составе региональной инфраструктуры выделяются такие виды, как производственная (обслуживающее производство), социальная (создающая условия для жизнедеятельности населения), институциональная (подсистема управления экономикой региона) и экологическая инфраструктура [32], [44-47]. (Иногда, рассматривая инфраструктуру как единую подсистему общественного воспроизводства, ее подразделяют на производственную и непроизводственную, относя к ней также ряд вспомогательных и дополнительных отраслей производства [32]). Дальнейшее углубление в рассмотрении отдельных видов региональной инфраструктуры способствовало обнаружению того, что в целом при исследовании региональной инфраструктуры более правильным представляется применение горизонтального и вертикального подходов к отображению ее состава.

Горизонтальный подход будет означать укрупненную группировку видов инфраструктуры по сферам деятельности (секторам экономики), где раскрывается их функциональное назначение: производственная, социальная, институциональная, экологическая и т.д. инфраструктура. Вертикальный подход раскрывает экономическое содержание региональной инфраструктуры внутри каждой сферы деятельности (сектора экономики) на различных уровнях ее функционирования. (От единичных объектов до ТПК, АПК или кластера (иногда объединяющего сразу несколько видов инфраструктуры или секторов экономики). Комбинирование означенных подходов присутствует в работах Н.В.Мордовченкова [29-31], в соответствии с которыми, по нашему мнению, региональную инфраструктуру необходимо классифицировать следующим образом (Рис. 1.1).

Проведенное исследование теории региональной инфраструктуры способствовало обобщению выводов экономистов о том, что воздействие региональной инфраструктуры на экономический рост велико (Таблица 1.4.).

· Законодательные · Образование · Архитектура и органы · Здравоохранение градостроитель-ство (Собрание, Дума) · Физическая культура и · Транспортные системы · Администрация спорт · Инженерные · Налоговые органы · Культура и искусство коммуникации · Правоохранительные · Социальная защита · Жилищно органы · Социальные фонды (ПФ, коммунальное хо · Судебные органы ФМС) зяйство · Органы госконтроля · Служба занятости · Экология Социальная · Органы госстатистики населения · Природные ресурсы инфраструктура · Общественные Услуги, в том числе (земля, партии и движения турбизнес вода, ископаемые) · Профсоюзные органы Инфраструктура Институциональная жизнеобеспечения инфраструктура Региональная инфраструктура как социально-экономическая система Интеллектуальная инфраструк тура: наука, ноу-хау, интеллектуальная собственность Производственная Экономическая инфраструктура инфраструктура Непроизводственная · Фондовый рынок инфраструктура · Банковско- · Промышленность Инфраструктурные сети, кредитная система стыкующие элементы региональной · Сельское и лесное · Малое инфраструктуры между собой и с хозяйство предпринима- · ТЭК региональной экономической тельство · Строительство системой:

· Инвестиции и · Телефонные (в том числе сотовая капита-ловложения связь) и компьютерные сети, · Страховой рынок порталы · Розничная торговля и · Бюджетная · Электросети, трансформаторные быто-вое обслуживание система населения под-станции · Рынок · Трубопроводы (нефтепроводы, недвижимости газопро-воды и т.п.) · Внешние · Водопроводные трубы, каналы, экономичес-кие канали-зация и пр.

связи региона · Автодороги, железные дороги, аэропор-ты и пр.

Рис. 1.1 Концептуальная схема региональной инфраструктуры на современном этапе Таблица 1.4. Плюрализм научных точек зрения относительно роли и функций региональной инфраструктуры в процессе экономического роста Исследователь, Точка зрения Страна Д.Ашауэр Является фактором роста ВРП США Э.А.Фияксель, Является фактором инновационного развития экономики региона, г.Н.Новгород «креативности» малого и среднего предпринимательства Д.С.Львов Является естественной монополией, поддерживающей эффект г.Москва масштаба производства и сверхприбыли в различных отраслях экономики А.Г.Гранберг Осуществляет связность и единство региональной экономики, Д.С.Львов препятствует ее фрагментарности, способствует пропорциональному г.Москва развитию и региона в экономическом пространстве С.И.Яковлева Способствует ускорению продвижения продукта от производителя к г.Саранск потребителю.

Г.Беккер Инициирует рост человеческого капитала и потенциала, а, следовательно, вклад работника в рост ВРП С.И.Яковлева Способствует экономии затрат при общем росте объема ВРП в г.Саранск регионе У.Айзард Является фактором освоения новых территорий и запасов США национального богатства С.А.Дебабов Обеспечивается непрерывность и быстрота регионального воспроизводства М.Портер Способствует налаживанию связей региона с международной экономикой М.К Бандман Способствует укреплению специализации региона М.К Бандман Способствует группировке родственных секторов экономики и Н.И.Ларина созданию ТПК или кластеров Т.В.Цихан М.Портер Поддерживает синергетический эффект кластеров в регионе в рамках США инфраэффекта и обеспечивает эффективность региональной Н.В.Мордовченков экономики в целом Россия г.Н.Новгород Г.О.Греф, Способствует наряду с умелой кластерной политикой Россия самоукреплению бизнес-сетей Экс- министр экономического развития и торговли И.Дежина Способствует развитию частно-государственного партнерства А.З.Селезнев Стимулирует развитию отрасли услуг населению Л.С.Марков, Продвигает новинки промышленной революции и инновации, имеет М.А.Ягольницер тенденцию кластеризации экономики региона Россия г.Новосибирск О.Ю.Красильников Является объектом и проводящей средой структурных изменений в В.Одесс экономике региона С точки зрения современных экономико-математических моделей значительное внимание уделено бифуркационным возможностям флуктуаций (скачков), которые становятся возможными в результате эффекта масштаба, развиваемого за счет свойства связности по А.Г.Гранбергу [11], присущему всем элементам региональной инфраструктуры в целом и особенно инфраструктурным сетям, как считают Э.И.Андерсон и Д.Ф.Баттен [49]. По В.Б.Зангу в ходе функционирования инфраструктурных сетей происходит повсеместная диффузия инноваций, приводящая к нелинейному экономическому росту.

Таблица Современные экономико-математические модели 1.5.

экономического роста Y F (G, L, K ) A(G) L K Нелинейная структура производства, описываемая бифуркационная производственной функцией (1), инновационная Y - национальный доход модель F -производственная функция G - знания (человеческий капитал) экономического где L -общие трудовые ресурсы, L L1 L2, L1 -трудовые ресурсы роста работников физи-ческого труда, L2 -трудовые ресурсы работников В.Б.Занга [17, умственного труда, L1 n1 L L2 n2 L, n1 n2 1, n1, n 2 - константы c.94-101] с применением K - физический капитал методов и - положительные коэффициенты ( 1) или A(G) G, где бифуркационного положительная константа 1 - то есть производственная функция анализа: является линейно однородной Экономический Y L - норма прибыли на единицу использованных трудовых ресурсов, при рост является этом уровень потребления работников физического и умственного труда следствием прямо пропорционален Y L и обозначается соответственно с1 Y L и нарушения с2 Y L, где с1 и с 2 - положительные константы экономического равновесия c LY c L Y dK Y 1 1 2 2 rK - процесс накопления капитала (2), бифуркациями инноваций и dt L L роста знаний Где r - фиксированная норма амортизации капитала с1n1 с2 n2 - темп потребления 1 (c1n1 c2 n2 ) - темп сбережений dG pY H (c1 Y L1G) G - процесс потенциальной динамики роста L dt знания при обучении работников физического труда «на рабочем месте»

(3) где pY - эффекты «обучения на рабочем месте» работников физического труда Н - функция, отражающая вклад работников умственного труда в процесс накопления знаний - фиксированная величина темпа обесценивания знаний c1 Y L Ld G, H d 1 - поведенческая интерпретация функции a1 c1 Y L H, где a1, d, - неотрицательные параметры;

a1 - мера эффективности умственного труда, если a1 0, то уровень потребления не влияет на рост знаний, если a1, то Н 0 (интеллектуалы пока не успели дать приращение нового знания). Таким образом, слишком высокий уровень потребления не влияет на рост знаний, но если потребление растет в разумной мере, тогда оно способствует росту знаний Динамика системы описывается эволюционными уравнениями (2), (3), из которых выводятся бифуркационные уравнения второй и третьей степени Дополнение y dy T ( ry x) («быстрое уравнение» - бифуркационный скачок на Э.И.Андерсона и dt Д.Ф.Баттена коротком временном интервале) (1) [49](Модель логистических dy T 1 y («медленное уравнение» - плавный переход и революций): dt Экономическое закрепление результатов бифуркационного скачка на равновесие всегда длительном неустойчиво, оно постоянно временном интервале (2) нарушается инновациями по где r - управляющий параметр Й.Шумпетеру и Маршалу, T - коэффициент, имеющий смысл скорости установления изменения (адаптации) y - емкость региона в отношении товаропроизводства или производства услуг x - наличие в регионе инфраструктурных сетей (особенно транспорта и связи) и прочих элементов региональной инфраструктуры но флуктуационные «скачки» балансируются на новом этапе равновесия путем развития новых элементов сети региональной инфраструктуры Носителями (субъектами) производственных и территориальных функций являются отдельные инфраструктурные объекты, коридоры [6],[35] центры;

объектами - территории их расположения;

пользователями - население (территориальные общности). Представление об основных аспектах территориальной организации разработано У.Айзардом [18] и Э.Б.Алаевым [2] Выделенные ими аспекты носят общий характер и позволяют указать основные направления влияния инфраструктурных объектов на региональное развитие:


меняются условия размещения (локализации) и др.

усиливаются или сглаживаются территориальные различия;

меняются атрибуты пространственных отношений (ЭГП, соседство, периферийность и центральность, транзитность, трансграничность);

устанавливаются или нарушаются пространственные (горизонтальные) связи;

формируются территориальные системы;

формируются территориальные комплексы;

развиваются и/или «свертываются» территориальные структуры;

усиливаются и/или затухают пространственные процессы и др.;

изменяется пространственная морфология (конфигурация) отдельных объектов, систем, комплексов и др.

Л.А. Велихов [8, с.176] сформулировал закон технико-экономической, в том числе транспортной, обусловленности, согласно которому «большинство наиболее быстро развивающихся городских центров лежит в полосах или на линиях установившихся интернациональных отношений». При этом представляется верным методологическое положение о вторичности территориальной организации социально-экономических процессов. Первична сама по себе глубинная основа экономической, социальной, политической жизни [8], а всеобщие законы размещения общественного производства - закон территориального разделения труда, закон экономии затрат труда на преодоление пространственного разрыва между элементами производства, закон агломерации производства - это «специальные (частные) законы, представляющие собой пространственную форму выражения экономических законов» [8]. Содержанием указанных объективных законов являются причинно-следственные связи, в том числе в системе «инфраструктура территориальная организация региона». Социально-экономические и пространственные функции инфраструктуры взаимосвязаны и образуют целостную систему, включающую «размещенческие», дифференцирующие, коммуникационные, интегрирующие, процессуальные, морфологические и управленческие функции. Это значит, что каждый действующий инфраструктурный объект (предприятие, учреждение, дорога, линия коммуникаций), центр или коридор (сочетание железнодорожных и автомобильных магистралей, линий электропередачи высокого напряжения, подземных магистральных газо- и нефтепроводов, водных путей и др.) одновременно выполняют разнообразные социально-экономические и пространственные функции, вызывая изменения в территориальном развитии страны (региона).

Как отмечалось выше, объекты региональной инфраструктуры, могут не только группироваться в отрасль, но и в ходе объединения в ТПК [5] или кластеры [10], [28], [40], предусматривающие эффект масштаба сразу нескольких отраслей (инфраэффекты Н.В.Мордовченкова [30]) способствовать росту ВРП, являться проводником структурных сдвигов в экономике [26].

Под структурным сдвигом в экономике, по О.Ю.Красильникову [26], мнение которого мы разделяем, следует понимать всякое существенное изменение внутреннего строения экономической системы, взаимосвязей между ее элементами, законов данных взаимосвязей, приводящее к изменению основных (интегрирующих экономическую совокупность в единое целое) системных качеств. Одним из наиболее значимых показателей структурного сдвига является его масса. Масса структурного сдвига, по нашему мнению, выражается количеством экономических элементов, составляющих тот или иной структурный сдвиг в натуральном, стоимостном и соответствующим им относительном выражении (см. формулу 4).

М = Р - Р0, (4) где М – масса структурного сдвига в экономике в натуральном или стоимостном выражении;

Р – значение количественного показателя в текущем периоде;

Р0 – значение количественного показателя в базовом периоде.

Какими бы экономическими характеристиками не выражались сдвиги в структуре: количеством работающих, объемом производства или капитала, они всегда связаны с определенными экономическими интересами и потребностями отдельных субъектов или их групп. Так, например, за сдвигами в отраслевой структуре производства стоят интересы товаропроизводителей каждой отрасли:

руководителей предприятий, трудовых коллективов и т.п. Таким образом, содержанием понятия масса структурного сдвига является определенная совокупность хозяйствующих субъектов с заданными экономическими интересами и потребностями, формой – изменение количественных показателей в натуральном или стоимостном выражении на некотором промежутке времени.

На наш взгляд, наиболее устойчивой, но в то же время восприимчивой к структурным сдвигам и бифуркациям экономического роста является кластер.

Кластеры, как сообщество организаций из тесно связанных отраслей, взаимно способствующих росту конкурентоспособности друг друга, выполняют роль «локомотивов» развития региона. Вслед за первым часто образуются новые кластеры, и конкурентоспособность региона значительно увеличивается. Как правило, вне кластеров хозяйственное развитие менее эффективно. В кластере же конкурентные преимущества развиваются благодаря системным связям:

новые производители, приходящие из других отраслей, ускоряют развитие, стимулируя исследования и предоставляя ресурсы для реализации новых стратегий;

происходит целевой обмен информацией и быстрое распространение новшеств по каналам поставщиков и/или потребителей, имеющих контакты с различными конкурентами;

взаимосвязи внутри кластера, часто непредсказуемые, ведут к появлению новых направлений в конкуренции и порождают качественно новые возможности;

человеческие ресурсы и идеи образуют новые комбинации и результаты, позволяющие кластеру получать инновационную ренту.

Согласно теории М. Портера, кластер — это группа географически соседствующих взаимосвязанных компаний (поставщики, производители, посредники) и связанных с ними организаций (образовательные заведения, органы государственного управления, инфраструктурные компании), действующих в определенной сфере и взаимодополняющих друг друга [36].

Таким образом, под кластером понимается сеть независимых производственных и (или) сервисных фирм, включая их поставщиков, создателей технологий и ноу-хау (университеты, научно-исследовательские институты, инжиниринговые компании), связующих рыночных институтов (брокеры, консультанты) и потребителей, взаимодействующих друг с другом в рамках единой цепочки создания стоимости. М.Портер исходит из того, что кластеры положительно влияют на конкурентоспособность входящих в них предприятий по трем направлениям:

1. Кластеры повышают продуктивность предприятия. Это происходит, прежде всего, благодаря наличию пула специализированной рабочей силы и поставщиков, из-за чего снижаются трансакционные издержки и издержки на поиски (временные и материальные). Коммуникация с поставщиками упрощается ввиду пространственной близости, вследствие чего предприятия могут реагировать быстрее и более гибко на требования рынка. Кроме того, в рамках кластера накапливаются обширные сведения о рынке, оборудовании и конкуренции, и к этим сведениям участники кластера имеют привилегированный доступ. Не в последнюю очередь общественные и частные инвестиции в специальную инфраструктуру положительно сказываются на продуктивности предприятий.

2. Кластеры определяют темп и направление инноваций. Благодаря связи между предприятиями кластера, участники кластера лучше проинформированы о новых технологиях, возможности приобретения компонентов и машин, услуг и маркетинговых программ и, соответственно, имеют возможность в рамках кластера быстрее приобретать все необходимое для преобразований и инноваций. Кластер проходит жизненный цикл, в каждой фазе которого необходима собственная стратегия оказания поддержки его деятельности. В то время как, например, в начальной стадии большее внимание должно оказываться быстрому достижению критической массы участников посредством оказания содействия при основании предприятия и размещении поставщиков, в зрелой фазе более важно поддерживать инновационную способность кластера, способствовать развитию внешних контактов. Иначе возможно возникновение ситуации, когда участники замыкаются исключительно в рамках кластера, концентрируясь на происходящих внутри него процессах, и теряют связь с текущей рыночной ситуацией.

3. Кластеры образуют стимулы для основания новых предприятий.

Участники кластера имеют возможность быстрее и четче распознавать рыночные дефициты и извлекать пользу из уже наличествующей инфраструктуры. Кроме того, местные банки и другие кредиторы, как правило, хорошо знают состояние кластера и готовы в достаточно короткие сроки и в необходимом объеме предоставлять в распоряжение рисковый капитал [36].

М. Портер определил, что конкурентоспособность и устойчивое развитие региона или страны следует рассматривать с точки зрения конкурентоспособности не отдельных ее организаций, а именно кластеров – объединений предприятий различных отраслей, способных эффективно использовать внутренние и привлекаемые ресурсы. Им разработана диаграмма для определения конкурентных преимуществ, получившая название «конкурентный ромб» («алмаз») с четырьмя группами преимуществ, к которым относятся:

факторные условия - людские и природные ресурсы, научно информационный потенциал, капитал, инфраструктура, в том числе качество жизни;

условия внутреннего спроса качество спроса, соответствие тенденциям развития спроса на мировом рынке, рост объемов спроса;

смежные и обслуживающие отрасли (кластеры отраслей) - сферы поступления сырья и полуфабрикатов, сферы поступления оборудования, сферы использования сырья, оборудования, технологий;

стратегия и структура фирм, наличие конкуренции - цели, стратегии, способы организации, менеджмент фирм, внутриотраслевая конкуренция.

Кроме того, существуют два дополнительных фактора, существенно влияющие на эффективность работы кластера. Это государственная политика и случайные события (которые руководство фирм не может контролировать) [36].


Основными преимуществами кластерного подхода является то, что он:

- стимулирует приток в регион иностранных инвестиций, так как в настоящее время крупные международные компании предпочитают инвестировать в те регионы, где уже имеются сложившиеся кластеры в необходимых отраслях или есть предпосылки для их формирования.

-оказывает мощное влияние на малый бизнес. Сильные международные позиции основных кластерообразующих предприятий стимулируют расширение внешнеэкономической деятельности обслуживающих их предприятий.

-усиливает конкурентоспособность региональной экономики, так как позволяет государственным структурам четче регулировать направления социально-экономического развития региона, прогнозировать и корректировать их за счет координации усилий заинтересованных сторон.

-понижает для самих участников кластеров барьеры выхода на рынки сбыта продукции и поставок сырья и материалов, рабочей силы.

-снижает затраты участников кластеров за счет эффекта масштаба, который проявляется при кооперации производителей и потребителей.

-позволяет эффективно использовать сложившуюся устойчивую систему распространения новых технологий, знаний, продукции, так называемую технологическую сеть, которая опирается на совместную научную базу [13].

Наряду с часто упоминаемой кооперацией предприятий в кластере, благодаря которой участники кластера могут выполнять задачи, которые не под силу отдельным фирмам, аспекты конкуренции не могут оставаться без внимания. Сильная конкуренция в пределах кластера мотивирует предпринимателей не только к постоянному стремлению превзойти конкурента по какому-либо отдельному параметру, а принуждает их к таким системным изменениям, как все более и более рациональное использование ресурсов, внедрение инноваций, передовых технологий менеджмента, благодаря чему предприятие становится конкурентоспособным уже на мировом уровне.

Большинство из вышеназванных конкурентных преимуществ не даются предприятиям изначально, а создаются ими самими в кластере в течение некоторого времени и появляются только если кластер естественным путем набрал и превзошел определенную критическую массу предприятий участников. Начиная с этого момента, может наступать долгосрочное собственно-динамичное развитие, в ходе которого кластер успешно привлекает на конкретную территорию новые предприятия, поставщиков и рабочие руки, которые, в свою очередь, снова повышают инновационный потенциал кластера и усиливают успех.

Региональный кластер может существовать при наличии трех основных составляющих:

1. Лидирующих фирм, выпускающих высококонкурентную продукцию и экспортирующих ее за рубеж.

2. Сети поставщиков, обеспечивающих бесперебойное производство конечной экспортной продукции. Именно от уровня развития и качества работы обслуживающих предприятий зависит благополучие кластера в целом.

3. Бизнес-климата или внешней и внутренней конкурентоспособности предприятий кластера, включающей в себя качество трудовых ресурсов, возможность доступа к инвестиционным потокам, уровень налогообложения, наличие административных барьеров, уровень развития инфраструктуры в регионе базирования кластера, регионального научно-исследовательского потенциала и т.д. [36], [53].

Ряд исследователей считает, что кластер обладает синергетическим эффектом [10].

Термин «синергетический эффект» был широко введен в современный научный оборот в середине 80-х гг. ХХ столетия. Он означает (от греч. synergos — вместе действующий) кратный эффект, полученный в результате слияния отдельных частей в единую систему. Синергетический эффект в экономике [51] также характеризует возможность в результате объединения элементов получать больший экономический эффект, чем арифметическая сумма экономических эффектов от деятельности отдельных элементов.

Синергетические эффекты в современной экономике проявляются в процессе использования таких механизмов взаимодействия предпринимательских структур, как предпринимательские сети, стратегические альянсы, долгосрочные контракты и др. Они позволяют снижать транзакционные издержки, внешние и внутренние риски, повышать инновационность и конкурентоспособность предпринимательских структур. Регион, оптимизирующий эффект синергизма, тщательно согласовывая предпринимаемые действия, обладает возможностью занять более выгодную конкурентную позицию, и в конечном счете, добиться устойчивого конкурентного преимущества. Она может завоевать большую долю рынка благодаря низким ценам, может позволить себе затратить больше средств на НИОКР и рекламу или повысить рентабельность, тем самым, привлекая инвестиционный капитал.

По мнению авторов статьи, можно выделить четыре вида синергизма, создаваемого кластером [10]:

• Синергизм продаж. Проявляется, когда фирма, реализуя несколько товаров, использует одни и те же каналы распределения, осуществляет управление продажами через один центр, использует одни складские помещения.

• Оперативный синергизм. Является результатом более эффективного использования основных и оборотных средств, рабочей силы, распределения накладных расходов и т. д.

• Инвестиционный синергизм. Данный вид синергизма является следствием совместного использования производственных мощностей, общих запасов сырья, переноса расходов на НИОКР с одного продукта на другой, использования одного и того же оборудования и т. д.

• Синергизм менеджмента. Эффект синергизма менеджмента проявляется в момент разработки новых товаров или входа в новую отрасль. Менеджеры обнаруживают, что их опыт и знания, накопленные ранее, могут помочь в решении новых проблем, возникающих при входе фирмы в новую конкурентную среду. Компетентность руководства здесь выступает важнейшим источником конкурентного преимущества.

Если в новой отрасли проблемы, стоящие перед фирмой, имеют много общего с проблемами, стоящими ранее, предприятие может добиться значительного положительного эффекта синергизма. В то же время эффект синергизма может быть низким, а также отрицательным, в случае, например, использования имеющихся мощностей для производства товаров, для которых они не предназначены.

Нам представляется, что важнейшими синергетическими эффектами кластера являются:

1) эффект перетока знаний в кластере;

2) эффект приращения денежного потока за счет сложения денежных потоков компаний, входящих в кластер;

3) эффект совместного использования инфраструктурных объектов;

4) эффект снижения транзакционных издержек.

В экономической литературе выделяются такие виды кластеров, как инновационные, промышленные, региональные, транснациональные и др.

Исследователи по-разному определяют сущность кластерных объединений.

Одни выделяют как главную характеристику кластера географическую концентрацию, другие отраслевую принадлежность, третьи инновационную ориентированность. По нашему мнению, именно инновационная ориентированность становится главной характеристикой современных кластеров, поскольку определяет их конкурентоспособность. Инновационный кластер - объединение различных организаций (промышленных компаний, высших учебных заведений, технопарков и бизнес-инкубаторов, научно исследовательских центров и лабораторий, банковских и небанковских кредитных организаций, инвестиционно-инновационных компаний, венчурных фондов, бизнес-ангелов, органов государственного управления, общественных организаций и т.д.), позволяющее использовать преимущества внутрифирменной иерархии и рыночного механизма, что дает возможность более быстро и эффективно распределять новые знания, научные открытия и изобретения [51].

Взаимодействие внутри инновационного кластера осуществляется посредством вертикальных (цепи покупок и продаж), а также горизонтальных связей (дополнительные изделия и услуги, использование подобных специализированных процессов, технологий или институтов). Именно от взаимодействий внутри инновационного кластера, от способности его участников эффективно использовать внутренние и мобилизовать внешние ресурсы зависит конкурентоспособность всего инновационного кластера [40].

По нашему мнению, управление экономикой на основе поддержки кластеров региональной инфраструктуры имеет ряд неоспоримых преимуществ, к основным из которых следует отнести:

1. Увеличение налогооблагаемой базы (центры управления малым и средним бизнесом, как правило, находятся на той же территории, что и сам бизнес, в отличие от вертикальных корпораций).

Возможность формирования промышленных объединений, 2.

обеспечивающих занятость населения региона, развитие инфраструктуры, увеличение налогового потенциала и т.д.

Возможность целенаправленной переориентации убыточных 3.

предприятий региона.

4. Возможность регулирования инвестиционных потоков и оценки эффективности их вложений на основе приоритетности развития региональных кластеров.

5. Возможность предоставления адресных льгот определенным группам предприятий, имеющих важное значение для региональной экономики.

6. Повышение в регионе предпринимательской активности.

Развитие инновационного потенциала посредством быстрого 7.

распространения инноваций на все предприятия кластера и т. д.

Кластерные стратегии и программы используют меняющийся набор различных подходов и инструментов и обычно содержат никогда не повторяющиеся сочетания аналитических приемов и политических методов, часто заимствованных из других областей политики. В этой связи важно понять, каким образом кластерные политики собирают ключевые аспекты других областей, таких как промышленная политика, инновационная и технологическая политика, политика регионального развития и т.д. Таким образом, кластерная политика может заимствовать из промышленной политики фокусирование на отдельных секторах экономики и специфические для этих секторов мероприятия, то есть технологическую направленность.

От политики территориального развития кластерная политика перенимает осознание того, что экономический рост зависит от взаимодействия бизнеса, научных и образовательных институтов и более широкого бизнес-окружения (рынок труда и инфраструктура), то есть сетевую направленность. И, наконец, из политики поддержки малого и среднего бизнеса кластерная политика перенимает важность развития малого бизнеса, то есть аспекты, связанные со спецификой компаний. Совмещая роль технологического развития, отношения взаимосвязанных экономических секторов и рост частного бизнеса, а также различные инструменты, связанные с каждой областью политики, можно сделать вывод, что конкурентные преимущества базируются на комбинации этих различных областей политики. Фокусом кластерной политики является самоукрепление бизнес-сетей [15], [45] (в большей степени, чем отдельных компаний), а также факторы, влияющие на конкурентоспособность секторов (такие как доступность определенных компетенций, технологий и финансов).

Кластерная политика осуществляется через сеть, в которой поддержка политики не централизована, а распределена среди различных общественных и частных агентов, которые координируются в рамках общих стратегических целей. Различные исследования кластеров в европейских странах выявило существенные различия в политиках развития кластеров. Можно выделить два типа различий. Во-первых, кластерные политики различных регионов заметно различаются масштабами. В финансовых терминах, ресурсы, направленные на развитие кластеров, варьируются от значительных стратегических бюджетов (Северный Рейн-Вестфалия, Шотландия) до финансирования отдельных небольших проектов (Франция). Второй аспект касается различий в непосредственных целях и инструментах кластерной политики. Политика в Люксембурге (Нидерланды) и Тампере (Финляндия) в значительной степени сфокусированы на поддержке сетевых взаимодействий между участниками кластера, в то время как в Шотландии (обладающей большими ресурсами) поддержка сетей является всего лишь одним из ряда мероприятий политики.

Кластерная политика во Франции заключается в поддержке проектов, сфокусированных на специфические сектора. Только в отдельных случаях политика поддерживает каждый аспект развития кластера. При этом не всегда понятно, понимают ли разработчики политики важность других аспектов развития кластера, или просто решают, что другие аспекты не требуют специальной поддержки. Инновационная ориентированность кластера является его важной особенностью, наиболее успешные кластеры обеспечивают «прорыв» в области техники и технологии производства с последующим выходом на новые «рыночные ниши». Деятельность кластеров становится основой привлечения внешних ресурсов, крупных капиталовложений и особого внимания органов управления. Системная организация конкурентов, покупателей и поставщиков способствует росту эффективной специализации и кооперации производства. При этом кластер предоставляет работу и множеству малых предприятий. Кластерная форма организации приводит к созданию особой формы инновации - совокупного инновационного продукта, поскольку спонтанная концентрация разнообразных научных и технологических новшеств заменяется оптимальной системой распространения и реализации новых знаний и технологий. Благодаря формированию устойчивых связей между участниками кластера происходит эффективная трансформация изобретений, новых разработок и технологий в инновации, а инноваций в конкурентные преимущества. Это происходит при сохранении конкуренции, что выгодно отличает кластеры от прежних территориальных научно-производственных комплексов. Поэтому многие страны (как экономически развитые, так и только начинающие формировать рыночную экономику) активно используют кластерный подход в формировании и развитии своих региональных и национальных инновационных программ. Например, основным лозунгом инновационной политики США является «Инвестирование в технологии это инвестирование в будущее Америки», что предусматривает четыре основные формы государственной инновационной политики: 1 - прямая бюджетная поддержка разработки и внедрения новых технологий и товаров;

2 - косвенная поддержка посредством налоговой политики и с помощью административного регулирования;

3 - инвестиции в систему образования;

4 - поддержка элементов инфраструктуры, необходимых для быстрого продвижения инноваций.

Различают три типа кластеров, связанных с особенностями структуры и функционирования:

региональные структуры с экономической активностью внутри родственных секторов экономики, обычно привязанные к научным учреждениям или вузам (НИИ, университетам и т.д.);

вертикальные производственные цепочки, в которых последовательные этапы производственного процесса образуют ядро кластера (например, «поставщик - производитель - сбытовик - потребитель»), или сети, формирующиеся вокруг головных фирм;

отрасли промышленности, имеющие высокий уровень агрегации (например, «химический кластер») или совокупности секторов ещё более высокого уровня агрегации (например, «агропромышленный кластер») [13].

Начиная с 90-х годов ХХ столетия во всем мире кластеры стали играть основную роль в формировании инновационных стратегий территориального развития, связанных с ориентацией на локальные конкурентные преимущества региональных научных и производственных систем, что привело к пересмотру основ экономической и промышленной политики, а также доминировавших ранее моделей централизованного развития. Методы государственного вмешательства в экономическое развитие, которые аргументируются несовершенством рынка, в настоящее время корректируются под воздействием выявленных «провалов» государства, в том числе - недостатков традиционных отраслевого и регионального подходов, а также несогласованности различных ветвей и уровней власти. Перспективность кластерного подхода объясняется его комплексной формой и эффективным сочетанием промышленной политики, региональной политики, политики поддержки малого бизнеса, политики по привлечению внешних и внутренних инвестиций, инновационной, научно-технической, кадровой, образовательной и других политик [13].

Органы регионального и муниципального управления играют важную роль в процессах кластеризации. Хотя реальные кластеры должны формироваться «снизу» на основе имеющегося инновационного (в том числе – кадрового) потенциала, кластерные стратегии подразумевают меры преимущественно регулятивного характера, направленных на устранение препятствий, возникающих на пути обмена знаниями и навыками, мешающих взаимодействию между различными участниками кластера. Их роль заключается как в создании инфраструктуры для деятельности кластера, так и в непосредственном воздействии на факторы конкурентоспособности.

Государственная политика необходима, чтобы развить кластеры, находящиеся в стадии зарождения или усовершенствовать существующие кластеры [1], [43].

Инструменты реализации кластерной политики должны интегрировать в себе все основные действующие инструменты социально-экономического развития страны: программы поддержки малого бизнеса, технопарков, промпарков, особых экономических зон, центров «трансфера» технологий;

инвестиционные и венчурные фонды;

национальные проекты;

целевые и адресные инвестиционные программы. Основным инструментом как на федеральном, так и на региональном уровне следует признать комплекс образовательных и консультационных мероприятий, осуществляемых с привлечением заинтересованных сторон и ведущих специалистов. Эти мероприятия могут проходить в формате семинаров и конференций, «круглых столов» и совещаний, а также должны включать в себя серии тематических публикаций и образовательных курсов. На региональном и муниципальном уровне целесообразно проводить выявление и диагностику потенциальных кластеров, разрабатывать и принимать программы их развития. В органах власти необходимо формирование межотраслевых рабочих групп для координации развития кластеров и снятия ведомственных и отраслевых ограничений. При этом, принимая во внимание сложившуюся структуру отраслей отечественного хозяйства, особое внимание следует уделять взаимодействию крупного и малого бизнеса как одному из наиболее приоритетных направлений формирования кластеров.

Таким образом, инфраструктура в целом и региональная инфраструктура, в частности, является таким фактором экономического роста, который способствует сглаживанию различий форм основного капитала в производственных и непроизводственных отраслях. Регулирование инфраструктуры на региональном уровне в целях управления экономическим ростом может и должно осуществляться следующим образом (Рис.1.2.).

Графическая инновационная модель экономического роста с регулируемой региональной инфраструктурой на базе кластерного подхода отражает необходимость ускорения движения потоков сырья, потребительских товаров, денежных средств, инвестиций, трудовых ресурсов, создающихся в её коммуникациях в целях роста ВРП и качества жизни населения. Предложенная модель отражает тот факт, что сегодня производство товаров и услуг на уровне горизонтальных связей формируется в виде сетевых структур, дополненных процессами вертикальной интеграции. По этой причине оно непосредственно предполагает мультипликативную зависимость, эффекты которой усиливаются с развитием производства. Применением кластерного подхода обусловлено то, что согласно предложенной модели результатом формирования кластеров объектов региональной инфраструктуры должны явиться структурные сдвиги в экономике региона в целом и экономического рост. При этом предполагается, что на региональном уровне кластерный подход дает следующие преимущества. Во-первых, региональные инновационно-промышленные кластеры имеют в своей основе сложившуюся устойчивую систему распространения новых технологий, знаний, продукции, так называемую технологическую сеть, которая опирается на совместную научную базу инновационной инфраструктуры).



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.