авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 33 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ЭТНОЛОГИИ И АНТРОПОЛОГИИ им. Н.Н. МИКЛУХО-МАКЛАЯ -7 Этмчесшя история инародшящьшура ХП-ХХ в е к ...»

-- [ Страница 16 ] --

Чаще ехали сватать поздно вечером (Новленская вол. Вологодского у.), или да­ же ночью (нынешний Сокольский р-н, в прошлом Тотемский у. ), стараясь выехать так, чтобы никто не видел, тайно. Скрытность должна была с одной стороны, огра­ дить сватов от дурного глаза, чтобы кто-нибудь из посторонних не сглазил, или "не изурочил б ы " их (с этой же целью лошадь для поездки запрягали на повыше - в са­ рае, т.е. со двора), а с другой стороны, чтобы в случае отказа "не так было зазорно возвращаться". И все же выезжали, как правило, на лучшей лошади в праздничной упряже (Верхне-Важский посад), украшенной лоскутками материи. Соответственно специально в праздничные ("лучшие" - Вельский у.) одежды одевались и сами сва­ ты (Троичина Кадниковского у.). В Мишутинской вол. Белозерского у. сваты шли пешком и так же одевались по-праздничному - в серые деревенские кафтаны, а за кушаком - новые кожанки (рукавицы). Грязовецкий сват, по обычаю, должен был надевать либо разного цвета (серый и черный), либо не одного размера (короткий и длинный) валенки и положить в карман повойник (старинный женский головной убор). Последний в качестве магического атрибута при сватовстве фигурировал во многих местах Вологодского края и везде имел свое название. В Троичине Кадни­ ковского у., когда сват подходил к двери, чтобы ехать сватать, кто-нибудь из семьи бросал в него сзади шемшурой (род кокошника), дабы успешнее прошло сватовство и не вернулся бы он с пустыми руками, т.е. " с отказом". Т о же происходило в И л е зе и Нижнем Спасе, а когда-то, видимо, и по всей Кокшеньге. Там, "чтобы дело со­ шлось", свата хлестали или забрасывали борушками (головной убор в виде круглой шапочки из парчи или из другой ткани с твердым, золотом вышитым очельем, при­ сборенной надо лбом и мягкими завязками сзади). В Кирилловском у. для счастли­ вого исхода сватовства свата били бабьим кокошником и напутствовали песней:

"Как ты съидешь, да добрый молодець, / Н а цюжую да дальню сторону, / Т а м ты по примить, да добрый молодець,... / С весела ли да пир заводится..."

Бытовали и другие магические приемы. Например, в Авнежской вол. Грязовец­ кого у. перед тем, как идти, сват брал в руки лохань под умывальником садился на лавку вдоль половиц, стараясь их захватить ногами как можно больше. Если в де­ ревне замечали проезжающих и догадывались о цели их поездки, то в след им кри­ чали: для успеха дела - "яблоня в след", а для отказа - "поваренка в л о б " (так как в некоторых волостях например, в Шуйской, отказ выражался в словесной формуле "поваренку получил"). Совершенно по-иному обставлялось начало сватовства у почти профессиональных свах в подгородних волостях Сольвычегодска. И х тради­ ция была ближе к городской.

*** В одних местах по приезде в деревню сваты сразу шли в дом невесты, в других (нынешний Сокольский р-н бывшего в Тотемского у.;

Белозерский у.) они сначала останавливались в доме у знакомых или родни и извещали (обычно посылали маль­ чишку) о своем намерении. Родители прибирались в избе и дожидались сватов, а не­ веста, как правило, уходила куда-нибудь из дома (Белозерский у.;

Вожегодский край). В Кирилловском у. даже ставили самовар, выкладывали угощения и уж за­ тем посылали за сватом.

В Васьяновской вол. Кадниковского у. сват подходил к дому родителей невес­ ты или ее родственников и стучал большим шестом (колом) у окна в стену, называя по имени хозяев и прося у них позволения войти в избу. Т е ему отвечали: "Просим покорно пожаловать, дорогой гостенек". Сват входил в избу и, помолившись, объя­ влял цель своего прибытия. В Стрелицкой вол. Тотемского у. сваха стучала в стену под волоковым окном и спрашивала: "Дома ли хозяева?!" Обычно придя в дом невесты и помолившись Богу на все четыре стороны, сва­ ты (сват или сваха) садились на лавку "вдоль половиц", а не поперек (Ухтомская вол., Троичина Кадниковского у., Верхне-Важский посад, Вельский у.). Э т о дела­ лось для того, чтобы родители невесты "не поперечили" их желанию, т.е. " в о избе­ жание прекословии" (Ухтомская вол. Кадниковского у.;

д. Зеленая Грязовецко­ го у. ). Т а к же поступал сват в упомянутых авнежских деревнях Грязовецкого у.

(Только по сообщениям из Никольского у. при сватовстве садились "поперек полу", но э т о, видимо, ошибка.) В о многих местах Тотемского у., в основном по р. Сухоне, главным ориентиром в этой момент была матица. Сват, не снимая рукавиц, садил­ ся на лавку вдоль матицы или под матицу "на долгую лавку". В Вожегодском крае сваты не переходили матицу до тех пор, пока их не приглашали пройти в дом, и только после разрешения садились на переднюю лавку, стоявшую вдоль половиц. В некоторых населенных пунктах, по традиции, для каждого участника сватовства от­ водилось свое место в избе. Например, в д. Маркуши Тарногского р-на (в прошлом Тотемский у.) сват садился вдоль половиц, а отец жениха вдоль матицы или же оба усаживались вдоль матицы, но с разных концов избы лицом друг к другу. Н а Сред ней Сухоне (теперешний Матвеевский сельсовет, в прошлом Тотемского у.) жених садился на боковую лавку, а сват - на переднюю, при этом последний так ставил но­ ги, чтобы охватить половицу и две щели между ними. Существовали и другие вари­ анты обрядового поведения свата. Так, на Кокшеньге (Тотемский у.) сват сначала подходил к печи и бряцал печной заслонкой, а затем садился или на лавку "вдоль по­ лу", или под "красными окнами" лицом к двери, или на лавку у дверей, лицом к перед­ ним окнам (посадка зависела от планировки в избе). Н а той же Кокшеньге сваты усаживались "вдоль с т о л а " и, чтобы дело двигалось, сперва "двигали столом", а по­ том шевелили заслонку у печи. В деревнях по У ф т ю г е и в Верховье (на В а г е ) сват не бряцал заслонкой, а только " ш а т и л " (двигал) стол. В Верховье сваха еще непре­ менно заглядывала в печь. В Кирилловском у. сват и сваха, войдя в избу и перекре­ стясь, подходили к печурке и рылись в пепле. Сват из д. Горка сначала бренчал за­ слонкой, потом ковшиком подчерпывал воды в кадочке и говорил присловье, что­ бы скорее отдали невесту: " В о д а ваша, воля н а ш а ! " и уж потом "салфеточки подер­ гает на столе". В Сарбале (ниже по течению Кокшеньги) сват бряцал заслонкой и двигал столом, а сватья заглядывала в печь и в "рукомойку". В Белозерском у. сва­ ха, помолившись Б о г у и поклонившись хозяевам, клала кожанки к заслонке у печ­ ки и примечала. Если они держались пальцами вверх, то "сватосьво будет удачное", а если падали, т о э т о указывало на неудачу.

Насыщенность данного ответственного момента предсвадебного периода маги­ ческими приемами, действиями и приметами, призванными способствовать успеху, прояснить обстановку, относилась главным образом, к значимым местам дома очагу, святому углу, местам пребывания духов предков и т.д. Смысл этих действий заключался в приобщении к родовым святыням, местам пребывания духов предков, в стремлении заручиться их поддержкой.

Обычно сваты прямо не говорили о цели своего прихода, хотя хозяева, конеч­ но, сразу же замечали их особое (ритуальное) поведение, но вида не подавали. Как правило, переговоры начинались издалека. Сначала пришедшие осведомлялись о состоянии здоровья родственников невесты, о текущих событиях в деревне или во­ лости, о житейских мелочах дня и т.п., и только затем приступали к делу. Часто для объяснения пользовались готовыми традиционными формулами. Эти формулы бы­ ли однотипны во многих уездах края. Например, сват из Т о т е м с к о г о у. говорил: "Я пришел к вам сватом, подарите меня платом". Или: " У нас женишок, у вас невеста, нельзя ли свести в одно м е с т о " (д. Шуково). Нередко сваты прибегали к иносказа­ ниям: " У вас есть хороший товарец, а у нас на него есть славный купец, собой моло­ дец. Н е хотите ли сбыть е г о ? " Родители на э т о отвечали: " У нас нет ничего посты­ лого, кроме доченьки милой, так нам и сбывать н е ч е г о ! " (Васьяновская вол. Кадни­ ковского у.). Или: " Н е т ли у вас телушки продать?" (Кирилловский у.). Или: " У вас есть цветочек, а у нас есть садочик. В о т нельзя ли ваш э т о т цветочек перенести в наш садочик?!" Велись переговоры и в форме простой беседы. Иногда сваты сразу сообщали о своей цели. Кирилловские сваты на приглашение садиться отвечали: " М ы не сидеть пришли, а сватать. У нас жених есть, а у вас невеста", а сват из деревни Илеза (Кокшеньга) говорил: " М ы по хорошему делу, посватать невесту". В Грязовецком у.

сват начинал дело со слов: « Я к вам пришел недаром и потому сразу буду с вами го­ ворить откровенно. Дело в том, что у вас в доме есть невеста, которую уже пора "причередить", а у меня на примете есть жених хороший, лучше которого, пожалуй, ей не дождаться...» (Грязовецкий у.). Кадниковский сват предлагал отцу невесты "завести раденку" (Ухтомская вол.). А в д. Шириханово т о г о же уезда рассуждал так: " У тебя, Михайло, есть девка на возрасте, а у нас есть жених - станем родню за­ водить, в одно место их сводить". Отец и мать, узнав в чем дело, начинали подроб­ но расспрашивать про жениха: " К т о э т о т купец? Б о г а т ли он, беден ли? Н е кураж­ лив ли? Пьет вино или н е т ? " Сват расхваливал жениха, употреблял все свое красно речие и нередко привирал. Желая склонить родителей в пользу жениха, он описы­ вал его достоинства: "Парень смирный, непьющий" и т.п. Свою речь сват обычно сопровождал разными выдумками, смешил собравшихся в избе (Васьяновская вол.).

Поначалу родители невесты обыкновенно "отнекивались" и говорили, что не думали еще выдавать дочь, что она еще "молодо-зелено" и просили дать им срок, чтобы "подумать" о б этом родней и поговорить с невестой (д. Зеленая Грязовицко го у., Новленская вол. Вологодского у.).

Срок для принятия решения (обычно неделя и больше) "клали" и в том случае, когда не хотели оскорбить парня отказом, но при этом надеялись выгадать лучше­ го жениха. Для того чтобы не упустить жениха, давали залог (или заклад) - что-ни­ будь из одежды невесты, чаще всего платок. Если в результате все же отказывали, залог пропадал.

Бывало, как уже говорилось, заклад парню давала сама невеста еще во время ухаживаний на вечеринках, игрищах и праздниках, и тогда сваты, видя, что ее роди­ тели упрямятся, вспоминали об этом. Чтобы не позорить дочь, родителям приходи­ лось соглашаться, заручившись при этом согласием самой невесты (Грязовецкий у.).

Слишком долгий срок, назначенный на обдумывание предложений, был равно­ значен отказу (Верхне-Важский посад) и означал: "Запряги дровни, да поезжай сва­ таться к своей ровне", т.е. жениха посчитали ниже невесты. Грубо отказывать свату не полагалось. Неподходящему жениху передавали: "Девка у нас не нарядная и пока для дома нужна". Для выражения отказа имелись и особые словесные фор­ мулы: например, "жених мутовку получил", "этому парню мутовку дали", " с мутов­ кой уехал" (предмет утвари - мутовка - палка с сучками на конце для взбивания че­ го-либо;

мутовить - отказывать). Случалось, жениху действительно кидали в сани или привязывали сзади или сбоку мутовку таким образом, чтобы она тормозила ход.

Для жениха э т о было большим позором. Об отказе говорили также: " С гушшой по ехау", "Гушшу повез!", "Гушшы налить" (гушша, т. е. гуща - пивной остаток) ( С е ­ верное Белозерье).

Если сваты оказывались желанными, а жених - подходящим, то после долгих разговоров родители невесты давали согласие на брак уже при первом посещении и объявляли: "Непрочь мы породниться, девка у нас отдашняя".

Как правило, положительный ответ на сватовстве был лишь согласием на нача­ ло переговоров обеих сторон и не больше того, да и этикет требовал не спешить с окончательным ответом, чтобы не подумали, будто рады сбыть дочь с рук за пер­ вого посватавшегося. Кроме того, если даже жених был им не люб и они не собира­ лись отдать за него дочь, для "славы" невесты приглашали его приехать еще раз на смотрины, а потом могли и отказать (Ухтомская вол. Кадниковского у.). Тем самым давали знать соседям и будущему жениху, что к дочери их многие сватались, да еще «не думали отдавать, не "перестарок" (не престарелая) какой, дождется и своего су­ женого».

Таким образом, в первый раз определенного ответа не было, назначались дни для дальнейших переговоров (смотрин в Никольском, невесту смотреть в Грязо­ вецком, сговоров в Кирилловском, пропивания в Вожегодском уездах), чтобы полу­ чше узнать жениха и невесту.

Начальный период свадьбы, точнее, предсвадебный, включал определенный набор обязательных обрядовых актов и действий. В соответствии с той или иной местной традицией они могли меняться местами, объединяться, обрастать дополни­ тельными деталями ("причудами и хлопотливостями") или разворачиваться в более крупные обрядовые формы, такие как сватовство, смотрины невесты, смотрины х о ­ зяйства жениха, пропой, богомоление, рукобитье и др. Каждый этап переговоров и отношений между семьями жениха и невесты имел свое обрядовое оформление и закреплялся в названии. Обычно такие названия давались по главному действию со­ вершавшегося акта. Кроме общераспространенных, известных во всех русских 32 Р у с с к и й С е в е р..

регионах названий, - сватовство, рукобитье, и т.д., в каждой местности для тех же ак­ тов могли бытовать свои, более привычные: сватанье, просватки, укладка свадь­ бы, запоручивание, образовка и др. Определенный подбор основных этапов и их специфические местные названия отчасти и являлись выражением локальной тра­ диции. Но как бы ни назывались отдельные этапы и акты в разных волостях и де­ ревнях, во время этих встреч и переговоров по сути обсуждались одни и те же вопросы и совершались схожие действия, а именно: 1) происходили знакомство же­ ниха и невесты (и их сторон), 2) осмотр хозяйства жениха и имущества невесты, 3) де­ ловые переговоры: а) о приданом, б) дарах, выводе (выводном) для невесты, в) о по­ рядке дальнейших действий;

4) по ходу переговоров совершалось их символическое закрепление, т.е. происходили: а) пропивки, пропивание, б) рукобитье, в) образовка (благословение), г) закрывание невесты (завешивание), д) дарение залога - п о п л а т ы. Кроме того, 5) шли взаимные угощения с "выряженным" во время сватовства ви­ ном и пивом, 6) демонстрировалась эмоциональная реакция (страдальческая роль) не­ весты на происходящее - начинались ее нескончаемые плачи (причитания).

Смысл всех этих действий сводился к получению согласия на брак и, так ска­ зать, обрядовому и юридическому (по обычному праву) оформлению переговоров, а многочисленные гостевания и застолья способствовали знакомству сторон, при­ выканию невесты и жениха к новому положению. В основе большинства указанных церемоний лежала житейская, сугубо практическая забота. Обеим сторонам необ­ ходимо было выяснить ко всему прочему экономическое (материальное) положе­ ние друг друга, лучше разузнать о здоровье и характере невесты и жениха, об их семьях и родне, т.е. по возможности максимально обеспечить благополучие буду­ щей жизни своих детей.

Как уже говорилось, каждый из обрядовых этапов мог (особенно это участи­ лось со временем) включаться в более сложные развернутые ритуалы, например, могли объединяться осмотр хозяйства жениха и рукобитье, моление Бога и пропи­ вание, запоручивание и договор. Название такого объединенного акта зависело от местной традиции, но все же оно выбиралось из названий одного из составляющих.

К примеру, совмещенные осмотр хозяйства жениха и пропивание невесты могли на­ зывать смотреть место или же пропоем. При этом содержание и функции объеди­ ненных обрядов, как правило, оставались прежними, разве что они несколько со­ кращались.

Если начальные переговоры во время сватовства были успешными, приступали к дальнейшим действиям. Они могли проходить в несколько этапов, разворачиваясь во всей полноте, а могли завершиться в первое же посещение сватов. На террито­ рии края бытовали оба варианта. Порядок и полнота действия зависели от многих ся о дне сговора, т.е. о дне формального запросватывания. Невеста, узнав о том, что отдали сватам плат, начинала причитать: " Т ы не ставь ко, батюшко, столы дубо­ вые. / Н е стели скатерти берцятные..." и далее обращалась с причетом к брату, ма­ тери, дяде и к девицам-подружкам.

В Грязовецком у., если переговоры вел один сват (сваха), то при достигнутом со­ гласии через него передавали приглашение жениху и его родителям "приходить не­ весту смотреть". Э т о событие могло следовать сразу же за приглашением, в т о т же день, а могло назначаться на последующие дни.

Переговоры происходили, как правило, за чаем (или чаем и водкой), который разливала невеста. Е е в э т о время "смотрели". В ходе разговоров узнавали о хозяй­ стве и достатках жениха, заводили речь о подвыкупе, или подвыводе для невесты, о подарках (дарах) от невесты на свадьбе, об оплате священнику и т.д. В завершение переговоров "били по рукам", молились, благословляли жениха и невесту.

В с. Покровском Чучковской вол. Тотемского у. с приходом сватов в дом неве­ ста сама ставила самовар, переодевалась в хорошее платье, брала пряслицу (прял­ ку) и садилась перед женихом прясть. Жених наблюдал за ней, смотрел хорошо ли прядет, какова сама, за ее поведением следили и его родители. Затем невеста соби­ рала на стол чайную посуду, и все садились пить чай, который она разливала. Толь­ ко тогда начинались переговоры, и сваты объясняли цель своего приезда. Здесь же жених заявлял, сколько ему желательно было бы взять за невестой приданова, а его мать хлопотала о подарках и нарядах, объясняя, "что, мол, вот надо сестрам по бе­ лой бумажной исподке (рубахе. - Т.М.) и по красному подолу (на сарафан. - Т.М.), дедушке надо нижнюю рубаху и раскладные синие штаны;

еще сестрам всем по два плата узорчатых с красными полосами, тысяцкому и свахе "по плату". « " В о зватые" приедут человек восемь, и их всех тоже надо одарить за шаньги (лепешки. - Т.М.) три плата, свадьбу укладывать - плат, дружке - плат. И у нас есть еще тетка, так и ей надо плат, какой уж попадется. З а т е м священнику, диакону и псаломщику по пла­ ту, да десять аршин холста священнику. А три рубля денег - э т о пусть с жениха на расходы". Если родители невесты были согласны на все это, молились Богу и назна­ чали время идти или ехать "место смотреть к жениху"».

В деревнях по Верхней и Средней Кокшеньге и на Уфтюге невеста тоже "пока­ зывала" себя, разливая чай. Кроме чая свату за столом обычно подавали саломат (соломат) (густо замешанное на жирном мясном бульоне толокно, куда еще клали сливочное масло. П о другому рецепту: суп, крупа, толокно, свиное сало). Иногда ставили и вино.

З а чаем, если невеста "поглянетце", уговаривались о дне, когда можно будет "сложить строк" (срок), т.е. когда родители невесты поедут смотреть место к ж е ­ ниху и запоручат невесту. Иногда засватывали девушку в ее отсутствие, особенно если сваты знали ее хорошо.

Итак, рассмотренные варианты сватовства из Кадниковского, Грязовецко­ го уездов, с Верхней и Средней Кокшеньги и с Уфтюги включали в себя многие эле­ менты из последующих этапов свадьбы, таких как смотр невесты, сговор, богомо ленье, рукобитье и т.п. П. А. Дилакторский завершил описание сватовства в Тотем­ ском у. (более точное место записи не указано) пропиванием невесты, т.е. еще од­ ним из обрядов, нередко существовавшим как самостоятельный этап предсвадебно­ го периода, который длился, по его словам, несколько дней без перерыва. З а э т о время стороны условливались относительно приданого, даров, решали, кто будет платить причту за венчание, и другие вопросы. Кроме того, родня жениха осматри­ вала платье и прочее богатство невесты, а невестина родня ездила в дом жениха смотреть место. В с е э т о время женихова родня или привозила водку, или выдавала деньги на ее покупку, а невестина каждый раз "выставляла съестное". В конце про­ пивания назначали день образовок, или образования (богомоленье). (Так ж е "про­ пивание" было вторым названием сватовства в Вожегодском крае.) 32' Приведенные выше описания сватовства показывают, какое множество разно­ образных форм и их сочетаний может складываться, в зависимости от локальной традиции, фактически из одного и т о г о же набора обрядовых элементов.

Смотрины невесты. Знакомство с невестой, осмотр ее добра, скруты (одеж­ ды. - ТМ.), символическая проверка ее хозяйственных навыков, как уже говори­ лось, могли происходить вместе с другими ритуалами на сватовстве, во время пер­ вого посещения сватами родителей невесты, а могло э т о быть и во второй приезд сватов, именовавшийся приехать сватом, сговор, образование и т.д., т.е. опять же вместе с другими обрядами. Н о в Грязовецком (почти повсеместно) и во многих во­ лостях Никольского уездов, а также в Васьяновской вол. Кадниковского у. этот ри­ туал выделялся в самостоятельный этап под собственными названиями: смотр не­ весты, смотреть невесту, смотрины невесты, невесту смотреть, смотр невес­ ты или самый смотр невесты, день смотрин невесты, просто смотры, день смотра. Смотрины фактически были вторым этапом сватовства.

В Тотемском у., на Кокшеньге и Средней Сухоне, в Кубенском крае (у Кубен ского озера), а также в Сольвычегодском у. почти тождественный ритуал под одно­ типными названиями: смотрины, малые и большие смотры, смотричи, выводы пе­ ред столы совершался в конце предсвадебного периода вместе с девичником или сразу после него, одним словом, - накануне свадьбы.

Бытование на Средней Сухоне малых и больших смотров, отмеченных А. М. Мехнецовым, дает основание предположить, что т а к о е полярное на террито­ рии Вологодского края расположение смотров - в начале и в конце предсвадебного периода - может быть следствием сокращения обряда и что более древняя традиция совмещала в себе оба варианта. Однако, возможно, э т о две разные традиции.

Смотрины в Никольском у. происходили через двое суток после сватовства, но иногда их проведение отодвигалось на неделю. Если жених был известен и люб, т о их делали на другой день. Если же он приезжал верст з а 15-20, т о до тех пор по­ ка со стороны невесты не узнавали, "каков е с т ь " жених, согласия не давали. Если смотрины происходили на другой день после сватовства, наутро отец и мать жени­ ха, его брат и сват ехали в деревню невесты и останавливались сначала у кого-ни­ будь из знакомых. Сват шел в дом девушки и объявлял, что приехал жених с родст­ венниками. Невеста одевалась получше, садилась на сереть (на кухне) и пряла, а сват шел за женихом. Придя в избу, они молились, здоровались. Жених подходил к невесте и начинал с ней разговаривать, а поговоривши немного, брал у нее верете­ но с пряжей и показывал своим родителям, "каково прядет". П о т о м клал веретено на подлалсник (полицы). Невеста должна была выкупить э т о веретено поцелуем.

Немного погодя, жених просил родителей девушки " с в е с т и " его с родней в горницу.

Т а м они осматривали приданое невесты. Е с л и девушка не понравилась родителям жениха, они говорили, что приданого маловато. Если же их все устраивало, то пили чай. З а чаем родители жениха приглашали приехать к ним "посмотреть ихное хо­ зяйство и дом".

В Кадниковском у. на смотр невесты жених подъезжал к дому ее родителей в глухую ночь, тихо, без бубенцов, на одном или двух экипажах в сопровождении бра­ т а матери (дяди) и сводщика (сват). В избе родителей невесты к приезду жениха все было приготовлено: стол накрыт белой скатертью, расставлены чайная утварь, гра­ фин вина и закуска. Невеста сидела в кутнем углу (у кухни). Жених с родителями и сводщиком садились за стол. В э т о время девушка выходила из кутнего угла к сто­ лу и садилась у стола разливать чай. Она бывала одета в кашемировое платье и шляпку, на шее - гранаты (бусы). После небольшого угощения чаем и вином жени­ ха и его родственников совершался "самый осмотр невесты". Она выходила на се­ редину избы, жених подходил к ней с вопросом: " К а к вас з о в у т ? " Девушка называ­ ла свое имя и отчество. Парень отходил и садился на свое место. Тогда к девушке подходил сводщик со словами: "Ну-ка, невеста, умеешь ли прясть?" В ответ она брала пряслицу, садилась с ней на лавку и пряла куделю. Сват приглашал жениха и невесту "помериться друг с другом ростом". Они выходили на середину избы и ста­ новились рядом. П о с л е э т о г о мать жениха осматривала невестины платья, обувь и белье. В заключение жених приглашал родителей невесты к себе на "смотр места".

В описании земского исправника из Никольского у., сделанном в более ранний период (1793 г.), отмечены магические действия, которые, видимо, со временем ис­ чезли. Например, когда ближайшая родственница невесты выводила ее под платком к жениху, он "скрывал платок с правой руки на левую и клал ей на плечо", т. е. сни­ мал платок и смотрел на нее. После поклона жениху невеста убегала в кутъ (место, угол против печи в избе, за занавескою), а парень выходил на мост (в сени), где для него были приготовлены вода и полотенце, и умывал руки. Здесь же обсуждали не­ весту - "хвалили ее или порочили". В зависимости от того, понравилась невеста или нет, жених возвращался в избу или уезжал. Если он возвращался, отец девушки уса­ живал его с поезжанами за стол и потчевал гостей вином и пивом. П о окончании стола нареченная теща ставила на стол блины и подносила будущему зятю дары, а отец невесты угощал его вином и пивом. Жених, приняв подарки, наливал в особую посуду вина, привезенного с собой, шел к невесте в куть и там, одарив ее пряника­ ми, угощал вином. Девушка, приняв чарку, передавала ее подруге, которая, выпив или только "отведав", возвращала невесте, а та - жениху. Эта церемония повторя­ лась несколько раз, пока невеста не перепотчует всех гостей. В конце концов она сама пригубляла вино, и тогда жених целовал ее. Пока длился стол, девицы и со­ бравшиеся к невесте гости пели песни.

В Грязовецком у. смотрины невесты устраивали и в том случае, если жених знал невесту. Смотрели не только ее, но и его. Девушка, приглашая подруг прийти вече­ ром к ней, говорила: "Приходите смотреть на жениха". Он приезжал на "скочках" вечером вместе со сватом и матерью (иногда и с отцом), стараясь проехать попут­ ные деревни незаметно, чтобы кто-нибудь не пожелал отказа - "поваренки в лоб".

Дальше события разворачивались почти так же, как и в других уездах. Родители де­ вушки встречали гостей, занимали их разговорами, пока невеста "нарядится в гор­ нице и пока кипит самовар". Затем жениха с матерью и сватом усаживали за стол "откушать чаю". Выходила невеста и разливала чай. Посмотреть чаепитие собира­ лась вся деревня, оповещенная кем-то из молодежи, что "к такой-то жених приехал, приходите смотреть". Посидев еще до осмотра приданого и скруты невесты, прие­ хавшие выходили в сени переговорить между собой - "шопчутцо, поглянулась ли невеста и каково у нее в сундуках". Если невеста нравилась, начинались переговоры о приданом и осмотр имущества. Возвратившись с осмотра, сват интересовался, "все ли дадут за невестой?" Е м у отвечали: " Ч т о заведено или положено на нее, т о г о мы у ней не отнимем". Далее договаривались, будут ли от невесты дары (полотенца, платки и т.д.) и условливались, кому какие, рядились о количестве гостей, стараясь, чтобы с обеих сторон было поровну. Обычно жених получал заклад от невесты как гарантию того, что она ни за кого другого не выйдет замуж. Родители парня пригла­ шали на завтрашний день к себе для осмотра м е с т а ж е н и х а или пропивания не весты. В случае, если дело расстраивалось, говорили: "Благодарствуйте на любви!".

Осмотр дома и хозяйства жениха. Обряд осмотра дома и хозяйства жениха ро­ дителями (родственниками) невесты отмечен повсеместно. Он назывался повсюду почти одинаково: смотрины (Кокшеньга;

Ухтомская вол. Кадниковского у.;

Нов ленская вол. Вологодского у.), смотрины двора, места (современные Тарногский и Сокольский районы), смотрины места жениха (Никольский у.;

Васьяновская вол.

Кадниковского у.), смотрины у жениха (Никольский у.;

Троичина Кадниковско­ го у.), место смотреть к жениху (Средняя Сухона;

Сокольский р-н: с. Покровское, Корбанга, Чучковский сельсовет), едут смотреть место (Тотемский у.), смот­ реть житье жениха (Вельский у.), смотреть место жениха (Шуйская вол. Грязо­ вецкого у.), смотреть дом жениха (Ведерковская вол. Грязовецкого у.) Кроме осмотра хозяйства жениха на этом этапе нередко совершались и пропи­ вание невесты (Раменская вол. Грязовецкого у.), поэтому наряду с упомянутыми на­ званиями э т о г о этапа могли бытовать и другие, например: пропои, день пропоев (Биряковская вол. Тотемского у.), пропивание, пропивать невесту (Устьрецкая вол. Кадниковского у. ), переносящие смысловой акцент на пропивание невесты.

Э т о т обряд бытовал и как самостоятельный этап свадебной игры (Никольский, Кадниковский, Тотемский уезды) не только в первые дни предсвадебного периода, но и накануне свадьбы, когда у невесты шел девичник, или плаканье. Пропой в ка­ нун свадьбы бытовал главным образом в Кадниковском у.: день пропивок (Ухтом­ ская вол., Троичина), пропивки невесты, пропивать невесту (Устьрецкая вол.) "на другой день после сговоров, пропивание невесты" (Васьяновская вол.);

"пропивание жениха на следующий день после девичника" (с. Корбанка). (Более подробно об этом этапе свадебной игры смотри ниже.) Е с л и "пропой" начала предсвадебного пе­ риода происходил как самостоятельный этап, т о его содержание почти ничем не от­ личалось от т е х случаев, когда он соединялся с другими этапами, разве что застолье становилось более пышным, а плачи невесты (или, как называли э т о т обряд в Кор бангском крае, запричетки) были более продолжительными и сопровождались осо­ бым поведением невесты. Независимо от места исполнения в свадебном обряде, смысл "пропоя" не менялся и означал успешное завершение переговоров, получе­ ние полного согласия на брак дочери от ее родителей и достижение взаимной дого­ воренности по обсуждаемым делам. " П р о п о й " накануне свадьбы (особенно, если пропивали жениха - с. Корбанка Кадниковского у. ), имел еще и дополнительный оттенок прощания с волей и холостой жизнью, что сближало его с мальчишником.

Следует отметить, что "пропой " не всегда проходил в доме жениха. Например, в нынешнем Сокольском р-не, по сообщению И. Ефремова, на него в назначенный день жених с отцом, матерью и крестным приезжали в дом невесты и привозили с собой водку для угощения сватов. Родители невесты тоже готовили угощение.

Помимо уже упомянутых терминов в Кирилловском у. обряд осмотра хозяйст­ ва жениха именовался просватки (этот же термин в Зеленской Слободе г. Тотьмы и в деревнях на Средней Сухоне обозначал "сговор"). В Верхне-Важском посаде отец пропивал дочь и совершал рукобитье на этапе под названием посад, а в д. Х а рино Тотемского у. осмотр места жениха происходил за несколько дней до пропива­ ния невесты, а сам обряд назывался промежуток. В Ново-Никольской вол. Кадни­ ковского у. обряды богомоления и пропивания исполнялись вместе и назывались покладкой (от слова "положиться", т. е. договориться). В м е с т е с осмотром хозяйст­ ва могли совершать и рукобитье (запоручивание) (Стрелецкая вол. Тотемского у.;

Верхне-Важский посад), и закрывание невесты платком (д. Гора нынешнего Со­ кольского р-на).

Таким образом, обряд осмотра хозяйства жениха мог комбинироваться с други­ ми обрядами, также бытовавшими как самостоятельные этапы свадебного цикла.

" С м о т р е т ь " дом и хозяйство жениха ездили на другой день, "дня через два-три пос­ ле смотров невесты" (Грязовецкий у.) или "через день-два, много четыре" после сва­ товства (Кокшеньга), обычно в скоромный день (Кадниковский у.), в одних местах (Ведерковская вол. Грязовецкого у.) "засветло", чтобы все видели, так как это "бы­ ло лестно для девицы", в других - вечером (Шуйская вол. Грязовецкого у.). В этой поездке участвовали и родные невесты: отец, мать, сват в Грязовецком у., родите­ ли, братья и сводщик (сват) в Кадниковском у., отец или, если его не было, старший брат, дядя, но могли и мать с родственниками (Кокшеньга).

В Авнежской вол. Грязовецкого у. приехавшие оставляли лошадей возле избы, не распрягая, и только в случае благоприятного исхода вели ("поднимали") их на по­ веть и давали им сена. В избе гости не раздевались, а иногда даже и вовсе не входи­ ли в избу до т е х пор, пока не осмотрят хозяйство, тем самым как бы подчеркивая свою свободу от каких-либо обязательств перед женихом. П о т е м ж е соображени ям обычно сразу же не садились за стол. В Стрелицкой вол. Тотемского у., напро­ тив, встречали родственников невесты с радушием, сажали их в сутки (передний угол избы) и потчевали хлебом и солью. После нескольких ни к чему не обязываю­ щих фраз с родными жениха, они заявляли им о своем желании посмотреть дом и хозяйство. Оглядывая все придирчиво, помятуя, что будущее их дочери отчасти за­ висит от достатка в доме и хозяйстве жениха, обращали внимание и на согласие в семье жениха, на взаимоотношения между ее членами. Обходили постройки, амба­ ры, гумно, двор. Осматривали скот и других домашних животных и спрашивали, сколько покосу, земли (Раменская вол. Грязовецкого у.).

Богатство жениха заключалось не только в количестве и качестве скота, хлеба, хорошем доме, но и в одежде будущего зятя. Он должен был быть "снаряжен как следует". Женихи с малым достатком, чтобы скрыть бедность, нередко занимали в подобных случаях у соседей деньги, хлеб и скот. Из-за этого после свадьбы случа­ лось много недоразумений и начинались первые распри между родственниками му­ жа и жены (Новленская вол. Вологодского у.). В Васьяновской вол. Кадниковско­ го у. родные невесты, если увиденное им не понравилось, шли на "краткое совеща­ ние на сарае", имевшемся при всех здешних домах. Н е попрощавшись с хозяевами и женихом, чтобы не обидеть их отказом, они уезжали к себе. Если же хозяйство удо­ влетворяло осматривающих, они возвращались в избу, где договаривались о прида­ ном, выводе и дарах.

В Васьяновской вол. Кадниковского у. приданое невесты составляло от 5 до 25 руб. Вывод, т. е. выкуп за невесту, ее родители просили с жениха, и он равнялся 10-35 руб. Вывод и приданое, как считалось, были "не суть необходимые условия свадьбы". Вывод давали лишь в том случае, если родители невесты не могли спра­ вить свадьбу на свои средства, а жениху и его родителям девушка нравилась за ум и трудолюбие. Приданое просили, если жених был беден, но умен и трудолюбив, а ро­ дители невесты имели достаток и не хотели упустить такого жениха.

В Ухтомской вол. Кадниковского у. вопрос о выводном, или, как еще называли, на даровицы, а в более давнее ("досюльное") время - калым, также обсуждался на смотринах (осмотр хозяйства жениха). Родители жениха или он сам назначали сум­ му выводного, оговаривали, сколько невеста должна дать даров для родни жениха.

При этом подробно обсуждали, кому и что подарить. Кроме того, договаривались, сколько варить ведер пива, сколько покупать водки, сообразуясь, конечно, с состо­ янием брачующихся сторон.

П о окончании переговоров все присутствующие молились. И только после это­ го хозяева приглашали родственников невесты снять верхнюю одежду и сесть за стол, на котором уже стояли водка, закуска и был приготовлен чай. Начиналась пи­ рушка, продолжавшаяся около трех часов. В конце ее родители невесты на блюде (подносе) подавали жениху полотенце, вышитое разными узорами и украшенное разноцветными лентами, называемое подвязка, или ширинка" (Ухтомская вол. Кад­ никовского у.). В заключение стороны назначали день следующего свадебного эта­ па - сидин, или приезда по платы, и родители невесты уезжали домой.

В Грязовецком у., осмотрев хозяйство и убедившись в правильности слов свата (обещанного им во время сватовства), родители девушки соглашались выдать ее за­ муж и приступали к пропиванию невесты. Оно длилось день-два (Раменская вол.).

Скрепляли договоренность тем, что молились Богу и давали залоги (залог давали и на Кокшеньге), а также договаривались о неустойке. Залогом бывали деньги или вещи, например, оболочки (пальто) невесты и жениха. И х отдавали свату. Если кто нибудь из нареченных отказывался от брака, его вещь пропадала. Тогда же проси­ ли приданое с невесты.

Важно отметить, что наиболее часто именно на этом этапе - после пропива­ ния - ярко проявлялась "страдальческая роль" невесты - она начинала свои горькие причеты. Например, в Никольском у. еще тогда, когда отец с матерью собирались ехать на смотрины к жениху, девушка кланялась им в ноги и причитала: «Попрошу я молодешенька, попрошу я зеленешенька, осударя я батюшка и родимую матушка:

" Н е пропей-ка молодешеньку, не пропей-ка зеленешеньку за стакан пива пьянова, за стакан вина зеленова"». С этим же причетом обращалась она к матери, потом к братьям, которые тоже ехали на смотрины. Вечером, когда после пропоя веселые и шумные о т выпитого родители возвращались домой и отец входил в избу, девушка снова начинала свои надрывающие душу причеты:

"Бог суди, родимый батюшко и родимая матушка, Не послушались молодешеньки, не послушались зеленешеньки, моей просьбы великия.

Не дау родимый батюшко погулять мне, покрасоватися Во своей воле вольной, во своей неге нежной, Во своем светлом платьеце, во своей дивый красоте, Со подружками голубушками, со душам красным девушкам.

Отойдет нега нежная, ще придет лето теплое, Все ти летнее празднички, все веселые гуляночки, Ще пойдут мои подруженьки на гулянье веселое во своих цветных платьицах, Ще уцешут буйны головы, расплетут русы косоньки разубантят дивью красоту, А уж как я молодешенька, а уж как я зеленешенька наряжусь Не в цветно платьице, неучесана буйна голова, неразубанчена дивья красота" или:

"Бог тебе судья, батюшка, И вам, дядюшки и тетушки, Вы пропили меня бедную Променяли меня молоду на стакан пива пьяного.

Да на чарку вина зеленого" (Никольский у.).

В Стрелицкой вол. Тотемского у. невеста, увидев, что родители надевают самое лучшее праздничное платье для поездки в дом жениха, оставляла свою работу, са­ дилась на голбец (лавка возле печи, в которой был устроен вход в подпол) и, подпе­ рев голову руками, начинала причитать, покачиваясь из стороны в сторону и зали­ ваясь слезами: " У ж охти-то, да охти мне, / Охти мне, да тошнехонько!". В доме жениха помимо осмотра хозяйства и переговоров происходило еще и рукобитье.

Этот обряд называли запоручитъ невесту, сделать рукобитье, после него жених подносил всем присутствующим в избе по большому стакану водки, начиная с буду­ щего тестя. При этом каждый осенял себя крестным знамением, желая жениху и не­ весте стоять под венцом. Когда родители невесты возвращались домой, дочь их не встречала, а сидя на голбце причитала: " У ж охти-то, да охти мне, / Охти мне, да тошнехонько! / Прострелило-то у меня / М о е сердце ретивое..." П о окончании при­ чета родители объявляли дочери, что она "запоручена за токого-то".

Сговор. Термины "сговор", "сговоры", " д о г о в о р " были отмечены в Вологод­ ском, Кадниковском, Никольском, Белозерском и Кирилловском еуздах, а также в Стрелицкой вол. Тотемского у., на Верхней и Средней Кокшеньге и У ф т ю г е, в д. Г о р а теперешнего Сокольского р-на и в Важском крае, т.е. распространены дос­ таточно широко, чтобы можно было говорить о какой-то локальной традиции. П о ­ мимо упомянутых терминов для обозначения тех ж е действий бытовали и другие:

день сговора (Стрелицкая вол. Тотемского у.;

д. Шириханово Кадниковского у.), сговор-челобитная (д. Г о р а Сокольского р-на), на покладку едут (на договор) (Важский край, Белозерский у.), уговоры (уговорки) (Верхняя и Средняя Кокшень­ га и У ф т ю г а ), шли на укладку, т.е. окончательно договаривались относительно при­ даного (Корбангский край и деревни Нелидово, Воксино теперешнего Сокольского р-на), приглашали жениха беседовать к родителям невесты через неделю после сва­ товства (Кокшары). В Биряковской и Чучковской вол. Тотемского у. бытовали тер­ мины "свадьбу укладывать", "укладка свадьбы".

В с е приведенные выше термины могли относиться к самостоятельному обрядо­ вому этапу, а могли означать только процесс переговоров во время других предсва дебных этапов, например, при сватовстве, богомолье, осмотре двора жениха, и т.д.

Обычно сговор как самостоятельный этап проходил после сватовства или осмотра хозяйства жениха (Новленская вол. Вологодского у.;

д. Гора Сокольского р-на быв­ шего Тотемского у.;

Белозерский у.). Фактически э т о и был второй этап сватовст­ ва - формальное запросватыванье, как его называли в д. Шириханове Кадников­ ского у., его деловая часть, хозяйственные расчеты, выявлявшие экономическую сторону взаимоотношений между семьями жениха и невесты. В этот день обычно "полажались" (Вожегодский край), т.е. договаривались о дне свадьбы и ее устройст­ ве, о числе гостей, рядились о дарах со стороны невесты и жениха, приходили к окончательному соглашению о приданом (д. Гора Сокольского р-на). После этого дня священник оповещал приход о паре, вступающей в брак. Те же проблемы, как мы видим, могли решаться и в ходе других встреч сторон - на богомолье, при осмо­ тре хозяйства жениха да и прямо при первой встрече на сватовстве. В Устьрецкой вол. Кадниковского у. сговоры напоминали смотр невесты. На них невеста дарила жениху плат. В это время ее подруги пели песню "Расшаталась в поле вербинка" (в тексте песни упоминался еще обряд рукобитья - "по рукам ударено..."). После этого все садились пить чай, который разливала невеста. Случалось, что сговор уст­ раивали в канун свадьбы.

Богомолье. Образованъе, образовка, богомолье - это разные названия одного и того же обрядового действия. Четкую закономерность в территориальном распро­ странении этих терминов проследить трудно. Термин образовка встречался в дерев­ нях Корбанга, Нелидово и Воксино Сокольского р-на бывшего Тотемского у., в Ни­ кольском и Вологодском уездах, в Шуйской и Авнежской волостях Грязовецкого у., а "Образованье" - в Зеленской Слободе г. Тотьмы и в других местах Тотемского у., в Ухтомской вол. Кадниковского у. Термин "богомолье" {Богу молиться, молить­ ся Богу) употреблялся в Вологодском, Вельском, Кирилловском уездах.

Моления Богу перед иконами с зажженными свечами, благословения, обраще­ ния к Б о г у с просьбами и мольбами многократно происходили на протяжении всей свадьбы, но богомоление, связанное с окончанием переговоров и решением играть свадьбу, выделялось в самостоятельный, особо значимый акт. Ему могли посвятить специальный день (Ухтомская, Авнежская, Ново-Никольская волости Грязовецко­ го у.;

д. Поплевино Шуйской вол. того же уезда;

с. Муньга Кирилловского у.) или включить его в другие предсвадебные этапы, например, в смотрины (Ухтомская вол. Кадниковского у.;

Раменская вол. Грязовецкого у., д. Корбанга Сокольского р-на), рукобитье (Зеленская Слобода г. Тотьмы;

Белозерье;

Кирилловский, Вельс­ кий уезды), просватки (Кирилловский у.), сговоры (Вологодский у.), пропои (Биря ковская вол. Тотемского у.). В д. Нелидово Сокольского р-на (бывший Тотем­ ский у.) укладка, образовка, запоручиванье и запричетки происходили в один день.

В д. Поплевино Шуйской вол. Грязовецкого у. образовку устраивали в канун свадь­ бы, "когда уже все было готово". Так же на сидинах благословляли нареченных и в Вологодском у.

В Грязовецком у. образовку устраивали в доме невесты, нередко сразу же пос­ ле ее пропивания, через несколько дней или через неделю. Возвратившись домой от жениха, родители объявляли невесте, что ее пропили. Невеста начинала "плакать", причитать. Если жених приезжал вместе с родителями невесты, то сразу же по при­ езде все молились перед иконой (чаще всего это был образ Божьей Матери) и кара­ ваем хлеба с солью (Ведерковская вол. Грязовецкого у.). Жених и невеста целовали икону. После этого все поздравляли друг друга и целовались. Жених целовал неве­ сту. Именно этот обряд и назывался образовкой. В о время этой церемонии двери держали на запоре, чтобы не вошел лихой человек. В случае, когда образовка про­ исходила через три дня-неделю (Ново-Николская вол. Грязовецкого у.) ритуал раз­ ворачивался шире, включались дополнительные детали. Для такого случая невеста надевала самую лучшую одежду и ждала жениха, который приезжал с ближайшими родственниками. После общей молитвы парня и девушку ставили рядом, а родите­ ли последней, взяв икону и каравай хлеба с солью, благословляли нареченных (ино­ гда приглашали священника и он благословлял их). Потом садились, и невеста на­ чинала причитать: " Я насилу же молода. / Я насилу же зелена. / Я насилу сустоя ла / Н а своих на резвых ногах..." Подруги подхваливали причитания, а она продол­ жала: " О й ! Што не ключики брякнули, / Н е замочики щелкнули, / П о рукам-то уда­ рили, / Запору чили мол оду".

В Кадниковском у. образованье упоминалось как составная часть других пред­ свадебных этапов, но в Ухтомской вол. помимо того, что оно могло быть на смот­ ринах хозяйства жениха вместе с запоручиванием, для него могли назначить и спе­ циальный день. В этих местах по окончании моления жениху вручали ширинку (пла­ ток). С этого момента жених и невеста считались образовавшимися (в с. Муньга Ки­ рилловского у. их называли нареченная и нареченный), после чего изменять условия брака считалось большим грехом. Верили, что изменщику или изменщице Б о г не даст счастья в жизни.

Если образованье случалось в доме жениха, т о его родня старалась как можно лучше угостить родню невесты. Н а стол ставили четверть ведра водки, заготовлен­ ной заранее, разную закуску, самовар. Угощая, низко кланялись "новой родне". При прощании родители невесты приглашали жениха и его родню к себе в гости "по платы".

В Никольском у. образовка бывала в то же время, а именно после смотрин хо­ зяйства жениха в доме у него или на пропивках в доме невесты. Парня и девушку так же благословляли "осередь избы" иконой и хлебом с солью. В Новленской вол.

Вологодского у. тоже наблюдались два варианта - в доме жениха после осмотра его хозяйства и в доме невесты, сразу за сватовством на сговоре.

П о материалам, опубликованным в "Вологодских губернских ведомостях", в Вологодском у., в сидины, за несколько дней до свадьбы, священник совершал об­ разованье, а после этого составлял "риестр" (перепись) приданого невесты. Прида­ ное раскладывали на столе перед гостями, по окончании переписи вещи уносили об­ ратно, и начиналось угощение поезжан. Пир горой шел всю ночь.

В деревнях Корбанга и Воксино Сокольского р-на (бывшего Тотемского у.) по­ сле образовки протягивали веревку от угла дома невесты до соседнего дома, укра­ шали ее разноцветными лоскутками и вешали косу изо льна с лентами. Э т о "соору­ жение" называлось девичья красота и означало, что в доме скоро состоится свадь­ ба девушки. Косу снимали только на третий день после свадьбы.

В Корбангском крае образовка сочеталась со смотринами невесты (у богатых крестьян смотрины делали отдельно) и показом скруты. В э т о т день в дом невесты приходили жених, его отец, мать, человека два-три близких родственников и обяза­ тельно сват. Придя в дом невесты, они садились на лавку, которая располагалась вдоль матицы. К ним выходила нарядно одетая невеста, здоровалась и низко кланя­ лась. Е е заставляли пройтись по комнате - "не хромая ли, не кривобокая ли". П о ­ том просили показать скруту. Невеста уходила в горницу или куть и переодевалась.

Затем снова выходила к гостям. Т а к повторялось трижды, и только после э т о г о гос­ ти садились пить чай, а невеста уходила в куть. Когда чай был разлит по чашкам, а вино по рюмкам жених звал невесту за стол "к рюмке", повторяя свое приглашение трижды. После третьего приглашения невеста выходила и садилась за стол. Затем жениха и невесту сажали рядом, и родители обоих обносили их три раза иконой, т.е.

как говорили в деревне, образовывали.

Рукобитье. Обряд запоручивания, рукобитья бытовал почти на всей Вологодчи не. Он отмечен собирателями в большинстве уездов (нет информации по Грязовец кому и Никольскому уездах). И даже там, где его не фиксировали, сохранялись при­ четы, упоминающие рукобитье (Раменская, Ведерковская, Ново-Никольская воло­ сти Грезовицкого у.). Этот обряд, как уже говорилось, совершался как отдельный этап (рукобитье, или запоручивание на Кокшеньге, день запоручивания невесты в д. Гора Сокольского р-на, рукобитье в Вельском и Кирилловском уездах, рукобитье* в Белозерском у. и т.д.), а мог быть частью других этапов (пропой в Биряковской вол. Тотемского у., посад в Верхне-Важском посаде, смотрины в Ухтомской вол.

Кадниковского у. и Стрелицкой вол. Тотемского у., девичника в Кокшеньге и т.д.).

Причем э т а вариативность наблюдалась в пределах одного и того же уезда.

Рукобитье совершали в начале или в конце предсвадебного периода, перед с а ­ мой свадьбой - в девичник или после него (такой вариант чаще наблюдался на Кок­ шеньге, зафиксирован он и в Ухтомской вол. Кадниковского у.). Обряд мог состо­ ять в том, что стороны подавали друг другу руки (Биряковская вол. Тотемского у.), или в том, что при зажженной свече на руки невесте надевали белые перчатки. Б ы ­ вали и дополнительные детали, например, в Стрелицкой вол. Тотемского у. сцеп­ ленные в рукопожатии руки разнимали близкие родственники или соседи по дерев­ не, приглашенные на рукобитье как свидетели.

В д. Г о р а Сокольского р-на на рукобитье жених вместе с отцом и матерью, с крестным или дядей впервые приезжал к невесте. В о время этой встречи (она про­ ходила после осмотра двора жениха) договаривались о дне свадьбы и о подготовке к ней. Отец невесты выводил ее и накрывал голову дочери платком. С покрытой го­ ловой она ходила до т е х пор, пока не наступало время ехать под венец. Случалось, в решительный момент невеста пряталась от жениха, особенно если он был ей не по сердцу. Н о ее находили, выводили к жениху и накрывали платком. Рукобитье в Вельском у. включало элементы богомоления, пропоя и даже смотров невесты.

Оно также совершалось в доме девушки куда приезжал и парень, его родители и ближайшие родственники. Здесь окончательно обе стороны условливались о прида­ ном, затем выводили из кути невесту. Жених угощал привезенной водкой сначала невесту, потом ее родных, после чего та угощала водкой будущего мужа и его род­ ных. Далее все молились Богу, отец жениха жал руку отцу невесты в знак согласия породниться, а самих молодых людей ставили рядом и родители с обеих сторон бла­ гословляли их иконой и караваем хлеба. Невеста уходила в куть и там причитала.


В это время ее родители угощали жениха и его родных водкой и чаем с пирогами.

В Белозерском у. после праздничного обеда мать невесты подносила дары: сва­ ту плат, а свахе повойник" (головной убор замужней женщины, надевавшийся на лоб и имевший сзади "задережки" (готяшики);

сам повойник был ситцевым, а готяши ки - шерстяными). Жених получал полотенце, которое впоследствии повязывали на дугу, когда жених "со свадьбой поедет за невестой", девери и золовки - по поясу, при­ чем женские и мужские пояса разнились между собой, первые ткутся "лопаткой", а мужские - в "кружках". Сваты отдаривали деньгами за все подарки. В о время рукоби­ тья невеста была "сдоблена баско", - т.е. красиво одета и все время, пока сваты нахо­ дились в доме, сидела покрытая платком. После ухода сватов девушка, сидя с плаку­ шей (причитальщицей) по одну руку и подружкой по другую, начинает причитать. При этом плакуша поет основной текст, а невеста продолжает. По окончании причета одни из присутствующих женщин утешают невесту: " Н е плаць, не плаць, целая недиля плакать, тут всю голову разрушишь", а другие, напротив, говорят: " Н е заунимайте, не заунимайте, пусть она поплацет, как не наплацется за столом, тогда наплацется за столбом". Примерно так же проходило рукобитье в Кирилловском у.

Приезд по платы. Основная часть даров невесты состояла из платов, ширинок (полотенец), которые она раздавала в продолжении всего свадебного обряда жени­ ху, родне с обеих сторон, свадебным чинам, гостям и др. Эти дары несли различную смысловую нагрузку и ритуал их преподнесения выглядел по-разному. Они т о вы­ ступали в качестве залога, заклада, данного на сватовстве, и означали согласие сто­ роны невесты на продолжение переговоров или просто подарок, т о становились знаком окончательной договоренности о браке. В последнем случае невеста счита­ лась запорученною, запросватанною (Троичина), а оба - жених и невеста - образо вавшимися (Ухтомская вол. Кадниковского у. ). Символический акт дарения плата нередко совершали на сговорах (Устьрецкая вол. Кадниковского у.) после богомо ления и рукобитья. В причете из Устьрецкой вол. Кадниковского у. о б этом гово­ рится: "... У нас дело-то все сделано / П о рукам ударено / И платами задарено. / У нас письма-то написаны (т.е. составлена опись приданого. - Т.М.). / При попах и при дьяконах / И при маленьких школьниках". В некоторых местах для передачи плата отводили специальный день, который назывался платы, по платы (Никольский у., Кирилловский у.;

Ухтомская и Васьяновская волости Кадниковского у.). Платы, предназначенные для этой цели, девушки готовили заранее. Плат для жениха пред­ ставлял собой браное (тканое) полотенце, концы которого, например в д. Шириха нове Кадниковского у., украшали изображениями птицы павы " о двух головах с од­ ним туловищем", что означало: "жених и невеста - плоть едина". В Васьяновской вол. т о г о же уезда их украшали кружевами и нашивали разноцветные ленточки.

Причем одно полотенце предназначалось жениху, а два других - его отцу и матери или другим родственникам.

В Троичине, как сообщалось, концы подобного плата имели "причудливые вы­ шивки". Е г о могли вручить прямо жениху, но чаще отдавали через посредника свата, родителей. В Никольском у. сват приезжал на другой день после смотрин места у жениха. В д. Зеленая Тавренгского общества Вельского у. свату вручали по­ лотенце для жениха в день срока. В Кирилловском у. за платами за неделю до свадь­ бы приезжали родители и близкие жениха. В э т о время невеста сидела где-нибудь за заборкой и никому не показывалась. Гостей угощали вином. Потом невесту с по­ лотенцами "вызывали к стакану вина". Она одаривала всех приезжих, а ей за э т о да­ вали деньги, положив их в стакан. З а т е м невеста опять уходила " з а заборку". После отъезда гостей начинались причеты. В одном из них невеста жаловалась: " Э т о што такое сделалось? / Это што да солучилось? / В с е сундуки да ростворилисе. / У ж унес­ ли у молодешеньки / Д о половину белья белово / Батюшкино (нрзб.). / Матушкино да насиваньице / Да мое да рукодельице". Передача полотенца в Ухтомской вол.

Кадниковского у. представляла собой магический ритуал. Плат клали не прямо на стол, а на каравай хлеба, "чтобы богатее жилось". Ставили перед иконой свечку и начинали все, включая и посторонних, молиться Богу. Присутствующие говорили при этом: "Дай Б о г на любовь да на с о в е т ! " З а т е м родители невесты правой рукой и непременно через правую полу одежды (голыми руками не подавали, чтобы "не впасть молодым в бедность") брали дары с каравая и раздавали родным жениха.

При э т о м невеста должна была низко кланяться каждому, чтобы ее не осудили за "малые дары". Родня жениха забирала подарки и прятала их за пазуху. Жениху в это время подносили стакан водки, им же привезенной.

Укладка, покладка. Термин укладка мог употребляться в нескольких значениях и для разных обрядовых действий. В Корбангском крае укладкой называли оконча­ тельный договор сторон, т.е. т о т же сговор, уговорку и т.п. В том же значении тер­ мин употребляли в д. Нелидово Сокольского р-на. Т а м укладка проходила вместе с образовкой, запоручиваньем в один день. В Вожегодском крае поломались, т.е. до­ говаривались или в день, когда смотрели место, или специально приезжали на по кладку. Покладка в Ново-Никольской вол. Грязовецкого у. была равнозначна бо гомолению и пропиванию. Таким образом, для всех этих мест термин "покладка" обозначал договор между сторонами жениха и невесты. В Биряковской вол. Тотем­ ского у. его использовали для обозначения договора с причтом о венчании. Через несколько дней после пропоев родители парня и девушки шли к местному причту "для укладки свадьбы". Н о наряду с этим значением бытовало и другое, буквально означающее названное действие. В д. Воксино Сокольского р-на во время укладки, которая совершалась за неделю до свадьбы в доме невесты, жених и его родители не только договаривались о дне свадьбы и о количестве гостей, но осматривали при­ даное невесты и укладывали его в сундук. Обрядовое укладывание имущества неве сты накануне свадьбы происходило в Новленской вол. Вологодского у. и в день гос­ тинцев, т. е. накануне свадьбы. В Грязовецком у. после отъезда жениха невеста ук­ ладывала "цветно платьецо" в сундук, а родные раскладывали по его углом сереб­ ряные монеты, чтобы она богаче жила на другой стороне.

П р е д с в а д е б н а я неделя. Если сватовство (в широком понимании этого термина, т.е. объединяющего все рассмотренные выше обрядовые действия) сводилось глав­ ным образом к получению согласия на брак и выяснению экономических отноше­ ний и обязательств между двумя семьями, то после сговора (рукобитья, пропивания, богомоления, покладки) начинался новый этап - период подготовки к свадьбе. Как и сватовство он имел разные стороны. Одна - э т о реальная, хозяйственная деятель­ ность по подготовке к свадьбе, а именно закупка продуктов и необходимых вещей в ближайшем торговом селе или городе, приготовление пива и иных припасов, подно­ вление дома и хозяйственных построек и т.п. Другая, не менее важная сторона - э т о эмоциональная, психологическая подготовка невесты, жениха и их родителей, в первую очередь, конечно, со стороны невесты, к предстоящему событию - браку.

Н а такую подготовку направлены и основные обряды и ритуалы, совершаемые по­ сле сватовства.

Интересно отметить, что в локальных названиях, используемых для обозначе­ ния этого периода, отразилась его двойственность, т.е. и материальный, и двухов ный характер. Н а Кокшеньге (Илеза, Верхняя Кокшеньга, Озерки) э т о время назы­ вали швальна (швалъно), или просто говорили пошить. В Тотемском у. (д. Харино и др.) бытовало название шитье, в Чучковской вол. - скрутошник (от слова "скру т а " - одежда). Наряду с этими названиями, отражающими бытовые заботы, были и другие: плаканье (д. Воксино Сокольского р-на), дни плачевные (Верхне-Важский посад), заплачки (Корбангский край;

д. Нелидово Сокольского р-на), связанные с душевным состоянием невесты или ее новым качеством ("невеста в испрошельни цах сидит", как говорили в Вожегодском крае).

Кроме упомянутых для этого периода бытовало и много других названий. Одни указывали на время, когда невеста должна была причитать: зоренька (с. Муньга Ки­ рилловского у.), зорьку снимать (Вашки). Другие обозначали отдельные действия (ритуалы) участников обряда: по саломатам ходить (Северное Белозерье, д. Мыт­ ник), побывашки, т.е. посещения (Ведерковская вол. Грязовецкого у.). Помимо этих значимых названий существовали, можно сказать, нейтральные, отражающие лишь срок, отведенное на подготовку время: неделя (Кокшеньга;

Уфтюг;

Ново-Николь­ ская вол. Грязовецкого у.), нидиля (Кокшеньга), срок (Зеленская Слобода Тотьмы) или же место в обряде: предсвадебная неделя (д. Гора Сокольского р-на), свадебная неделя (д. Черняково Тарногского р-на).

И хозяйственные приготовления, и плачи невесты начинались сразу же после окончательного согласия на брак и его обрядового оформления. В о т как описывал А. Шустиков эти дни и поведение жениха в д. Шириханово Кадниковского у.: " Ж е ­ них по получению ширинки занимался будничными работами, ни мало не готовясь к предстоящему событию в его жизни, как бы э т о дело для него постороннее, не лично е г о касающееся, так как все дело по приготовлению к свадьбе лежало на ро­ дителях и родственниках. Родителям как со стороны жениха, так и невесты дейст­ вительно дела по горло: надо, если они богатые и не желают ударить лицом в грязь, сварить пиво, поправить кое-где постройки свои, заготовить муки, говядины по­ больше (хотя э т о все свое), сходить или съездить к каждому из своих родственников звом (т.е. с приглашением на свадьбу. - Т.М.) на свадьбу, сторговаться со священни­ ком о вознаграждении за венчание (определенной нормы вознаграждения здесь не было), за всем тем надо сделать запас сена, дров, дабы в свадебное время не ехать в лес. Е с л и принять во внимание, что изготовление одного пива требует не менее 10-14 дней, т о станут понятными их труды и хлопоты. Женщинам тоже не меньше дела: надо во всем доме вымыть полы (а они не моются иногда по году и более), под чистить и прибрать разный скарб или хотя бы скрыть его с виду, приготовить хоть соломенные постели для гостей, поправить свои наряды, а равно и мужчин и т.п.".


Приготовление пива представляло собой сложный, ответственный и довольно длительный процесс. Чаны устанавливали зимой на улице, около дома, а летом на берегу реки. Для варки использовали всегда речную воду. Н а приготовление соло­ да требовалось 12 дней. И у жениха, и у невесты пива варили много, по 12-15 пудов (Илеза), подгадывая его готовность к кануну свадьбы. Когда заваривали пиво, неве­ ста должна была пытаться (или делать вид) залить огонь под котлом, но отец и дру­ гие мужчины в доме старались не допустить э т о г о. В других местах ниже по тече­ нию Кокшеньги, напротив, мужчины, которые варили пиво, обливали присутству­ ющих девушек водой из ковшика. З а время, отведенное на подготовку, невесте предстояло с помощью подруг привести в порядок приданое (из одежды) и сшить да­ ры для жениха, е г о родственников и поезжан. В некоторых местах на Кокшеньге уже вечером в день запорук, когда расходился народ, начинали шить, но чаще всего в этот день приходила только кроилъница (ее выбирали из родни жениха или э т о была деревенская мастерица) и кроила дары. В тот же первый день сестра или брат невесты ходили по деревне звать девок на швалъну, или просто пошить.

В с ю предсвадебную неделю подружки неотступно находились с невестой, помо­ гая ей шить дары и наряды, разделяя ее печали и радости, ведя разговоры о пред­ стоящей свадьбе. У девушек тоже имелось немало хлопот - помимо всего перечис­ ленного они должны были спеться в свадебных песнях и спричитаться в причетах (Новленская вол. Вологодского у. ).

Дары, т.е. подарки жениху, его родным и близким родственникам по всей тер­ ритории края были однотипными. Например, в Троичине Кадниковского у. э т о ку мачевые, ситцевые и полотняные рубашки, полотенца и платки, нередко и "сукон­ ная пара" для жениха. Такие дары раздавали на второй или третий день после свадь­ бы. Невеста (тогда уже молодица), раздавая их, обязана была каждому принимаю­ щему подарок, кланяться в ноги (о дарах см. ниже).

Поведение невесты в предсвадебные недели определялось местной традицией и не­ редко сильно различалось. В Вожегодском крае, "сидя в испрошельницах", т.е. засва­ танной, невеста на улицу не выходила, только "хрясталась" и плакала ("рицила") в до­ ме. Так же вела себя невеста в Ново-Никольской и Раменской волостях Грязовецкого у.

Считалось, что "недобрые люди" могут сглазить ее или пустить по ветру болезни.

Иначе вела себя невеста в других местах. П о сведениям Д. Балашова, на Кок­ шеньге всю неделю до свадьбы невеста сидела завешанная (не снимала фаты), не переодевалась, "хрясталась" и причитала как в доме, так и по выходе на улицу, на угор. Находясь в доме, невеста причитала всем приходящим к ней гостям, даже не­ знакомым, и благодарила их за приход.

Хождение на угор и связанные с ним причеты представляли собой очень яркую часть предсвадебной недели. Угор не обязательно был возвышением. Девушки про­ сто выходили на улицу и там недалеко от дома невесты причитали. Правда, в этих местах сама деревня могла находиться на холме или на высоком берегу реки. В язы­ ческие времена такие места использовали для летних гуляний (д. Верховье Тотем­ ского у.). В разных местах Кокшеньги количество выходов на неделе было различ­ ным (по убывающей вниз по течению р. Кокшеньга). В Илезе и в Верховье выходи­ ли каждый день, а могли только четыре раза, в Озерках - раза три на неделе, а в Верхнем Спасе всего два раза: один - в начале недели, когда завешивали невесту, второй - в конце, накануне приезда женихов, когда прощались с деревней. Н а угоре невеста причитала вместе с подругами, но на разные с ними голоса). Одевались де­ вушки даже зимой очень легко, выходили на улицу без оболочек (пальто), несмот­ ря на т о, что во время причитаний невеста нередко падала ("хлесталась") в снег. З а ­ частую, причитая, невеста впадала в исступлении и в кровь разбивала колени и локти. Последний раз невеста ходила на угор прощаться с деревней. Она подходила к каждому дому, крыльцу или проулку, ведущему к дому, и причитала. Иногда хозяе­ ва домов выходили и прощались с невестой. Возвратившись с угора, невеста еще причитала дома отцу и матери. Если она была сиротой, т о в своих прощальных при­ четах призывала покойных родителей. В своем исступлении девушка порой доходи­ ла до галлюцинаций.

Недельные причеты очень разнообразны, но основная тема и объекты, к кото­ рым они были обращены, сходны по всей территории Вологодчины - горе невесты, расстающейся с родными.

Как уже говорилось, в Чуйкове (Сокольский р-н) период подготовки к свадьбе (от пропоя до свадьбы) назывался скрутошник, так как ежедневно к невесте при­ ходили девушки и помогали шить наряды. (В д. Логиново того же района скрутош ником называли только последний день этого периода, канун свадьбы). В с е э т о вре­ мя невеста много причитала. Обращаясь к подругам (гаркала девушек), к матери, брату, сестре, "опричитывала" свою скруту (это "опричитывание" разворачивалось в целый ритуал). Причитала в доме, потом, нарядившись, выходила на улицу под ок­ но и там исполняла причет - песню "Тын серебряный". В о время скрутошника мать накрывала дочь красным платком, а та трижды его сбрасывала, после чего мать снова накрывала ее. В Корбангском крае этот период по своему содержанию почти полностью совпадал со скрутошником, но называли его запричетки, т.е. смысловой акцент переносили на плачи. Так же запричетками называли и происходившее в д. Нелидово Сокольского р-на, но там запричетки случались в один день с укладкой, образовкой и запоручиванием. В этих местах для причитания приглашали старуш­ ку-мастерицу по причетам. Она сидела рядом с невестой, которая была закрыта шелковым платком, и вела причет, а невеста либо повторяла за ней слова, либо только в такт "ойкала". Так же с обрядами причитания и временем их испольнения были связаны другие названия, бытовавшие в Белозерье, на Верхней Ваге, в Кадни­ ковском у. В Верхне-Важском посаде после возвращения отца невесты с рукобитья (посада) ей расплетали "русу косу девичью" и накрывали голову фатой черного цве­ та. Собирались подруги и начинались причитания. "Зоря утренняя и зоря вечерняя, как по команде оглашались звонким голосом запорученной. Так проходили дни пла­ чевные, до самой свадьбы шумныя".

В Белозерском крае на другой день после рукобитья, также утром, девушки приходили будить невесту. Если даже она уже встала, то, увидев подружек, ложи­ лась снова. Т е садились у нее в изголовье и начинали причитать. Тогда невеста вста­ вала и начинала причитать сама. Так продолжалось целую неделю. В Вашкинском р-не (Северное Белозерье) утренние и вечерние причитания невесты на неделе называли зорьку снимать, а в с. Муньга Кирилловского у. - зореньки.

В д. Шириханово и в Ухтомской вол. Кадниковского у. невеста начинала причи­ тать сразу же, как только узнавала, что отдали платы. В первый день она с приче­ тами обращалась к брату, матери, плакала о "цестной дивной красоте". В последу­ ющие дни она также причитала по утрам ("утренние причитания " - д. Шириханово) и вечером. Вечерние причитания обычно происходили "на повете" (в сарае) или на крыльце ("до ветру" - д. Шириханово). Каждый вечер к ней приходили девушки и вместе они "громко-прегромко оплакивали потерю девичьей жизни, волюшки" (Троичина). В этот период эмоциональное состояние невесты доходило до крайней степени напряжения, чему немало способствовали ее непрерывные, рвущие душу причеты. Правда, именно они в конце концов помогали ей снять внутреннее напря­ жение, вызванное неизбежной разлукой с родным домом и девичьей волей. Проис­ ходил своего рода катарсис. Невеста успокаивалась и вступала в новый период сва­ дебного обряда, в ходе которого она уже более спокойно переходила в семью мужа и становилась замужней женщиной.

Кроме повсеместно распространенных занятий невесты и ее подруг - шитья даров и причитаний бытовали и свои, узколокальные обряды. Так, в Вашкинс ком р-не (Северное Белозерье) существовал обычай под названием по саломатам ходить. Он заключался в том, что незадолго до свадьбы, а иногда и накануне ее, не­ веста вместе с подругами и плакальщицей совершала обход домов родственников, подруг и ближайших соседей, где получала подарки к свадьбе и плакала под приче­ ты. В о время этих посещений она называла день свадьбы и приглашала на нее род­ ню, а заодно прощалась со своими близкими перед уходом в дом будущего мужа.

Название ритуала происходило от главного обрядового кушанья во время этих по­ сещений - саломата, или соломаты, которое приготавливали из толокна, заправ­ ляя его сметаной, простоквашей или маслом. ( Э т о же блюдо ставили на празднич­ ный стол на масленицу, на помочах и в дожинки.) Находясь в доме "сродников", невеста ходила и кланялась всем в пояс и плакала "в заливную", а ей пели приче­ ты и песни. После этого невесту угощали: "супу наварят, пирогов напекут, олашек, яичницу сделают, соломат тоже делали". Для таких посещений невеста одевалась в будничную одежду без всяких украшений. Разновидность этих обходов - по дроче­ нам ходить - зафиксирована в д. Мытник того же района. А в д. Гавриловская за неделю до свадьбы невесту водили на вечеринки к ближайшим родственникам - тет­ ке, божатке и др. Называли э т о т ритуал на вечеринки водить.

Н а Кокшеньге был известен и исполнялся е щ е один ритуал: близкие родствен­ ницы невесты - тетки, божатки, "двоюродницы" - в течение недели приходили к невесте с витушками (иногда с витушкой приходили только в конце недели). В и ­ тушка представляла собой о с о б о приготовленный обрядовый "поздравительный" хлеб. « Э т о круглый белый хлеб, сдобный, домашнего печенья, весь верх которого украшался разного рода загогулинами и "кривулями" из т е с т а. Середина обычно украшалась коротенькими торчащими тестяными колбасками, а по к р а ю витушка обводилась волнистой каемкой из т о г о же круглого тестяного жгута». (Возможно, э т о изделие из т е с т а начали изготовлять в дохристианские времена.) Витушка не­ однократно фигурировала в свадебном обряде. Е е дарили невесте, подавали девушкам-песенницам, подругам невесты, а на свадебном столе ее клали поверх каравая.

В этот период почти повсеместно происходили вечеринки молодежи, на кото­ рые часто приезжал и жених. В Ново-Никольской вол. Грязовецкого у. "жених при­ езжал время от времени". Эти посещения называли с пряниками.

В д. Вохтоги Раменской вол. жених все вечера проводил у невесты, а если был не из той же деревни, т о нередко оставался и ночевать у новой родни. В с е э т о вре­ мя невеста держалась с ним "как с посторонним", и "разговоры вели чисто дело­ вые". В Шуйской вол. жених оставался у невесты только до начала причетов. В дру­ гих местах того же Грязовецкого у. - в Ведерковской и Авнежской волостях - при­ езд жениха называли побывашками. А его посещение в последний день перед свадь­ бой носило название гостинцы, так как он привозил с собой угощение - вино, пиво, пироги, сласти и подарки. В о т как описывал э т о т приезд П. Дилакторский: «Преж­ де (подарки. - ТМ.) возили в особом сундуке. Тут были и полусапожки, и гребень, и помада и т.п. Когда жених приезжал, невеста садилась в передний угол, а жених и один из его родственников оставались у дверей. Родственник жениха клал подарок на блюдо и подносил невесте с о словами: "Прасковья Гавриловна (имя невесты), Михаил Иванович (имя жениха) дарами кланяется, извольте побеспокоится!" При этих словах невеста вставала и причитала: " Н е могу я встать, поднятися / С о брущатые лавочки, / У ж я встать-то на тесовый пол..." П о т о м принимала подарок от жениха, а жених целовал ее, и она снова причитала: " Ч т о не честь да красной де­ вице / Целовать добра молодца / В о дому во родительском / При своих да при роди­ телях"». Т а к повторялось при поднесении каждого подарка. Жениха и его родных угощали вином, пивом и пирогами, и они ужинали.

В Ухтомской вол. Кадниковского у., если невеста жила близко от жениха, он со своими товарищами каждый вечер посещал ее и привозил ей фату (бумажный пла ток), пряники и орехи и угощал ее с подругами. Невеста поила гостей чаем с пиро­ гами. Парень и девушка сидели за столом рядом, а подружки пели им песни, велича­ ли запорученных.

В д. Зеленая того же уезда жених приезжал к невесте только раз - за несколь­ ко дней до свадьбы. Этот приезд также называли с пряниками. Характерно, что причитать и вообще быть грустной на этой вечеринке невесте не полагалось. Н а ­ оборот, ей следовало быть веселой и всячески показывать, что жених ей очень дорог и люб.

В Устьрецкой вол. э т о посещение называли жених едет с дарами, и происходи­ ло оно на другой день после пропивания. Тоже с пряниками к концу предсвадебной недели приезжал жених и на Кокшеньге. Е г о встречали причетами. Кроме пряни­ ков, он привозил отрез на сарафан, платок, шаль, полушалок и т.п. З а э т о невеста его "отдаривала" рубахой или полотенцем ("платом"). Подарок невеста брала не сразу, прежде "потомит" жениха, т.е. "начнет причитать отцу, матери, подружкам, а в причетах спрашивать их: брать ли ей подарок". В с е отвечали положительно.

В конце концов она брала подарок, а жених целовал ее. После этого она снова при­ читала: "Пристыдил меня чуж чуженин". В некоторых местах жених тоже не брал сразу "сдарье" о т невесты и в отместку долго "томил" ее. В этот приезд было при­ нято в причетах, которые исполняли подруги невесты, "хинить" (ругать) жениха, приписывая ему всякие пороки.

В Вашкинском р-не Северного Белозерья накануне свадьбы устраивали вече­ рок прошшанъя или причеты (ср. с плаканъем в Сокольском р-не). Н а него прихо­ дили родственницы и подруги невесты (в Кисненском сельсовете этот обычай пол­ ностью отождествляли с традиционным девичником).

Последние предвенчальные дни. Эти дни в доме невесты и у жениха были на­ сыщены многочисленными обрядовыми действиями, в основном схожими по все­ му Вологодскому краю. Однако, в соответствии с традицией разных мест, возни­ кали разнообразные комбинации и сочетания этих действий, закрепившиеся в ка­ честве локальных, заметно отличавшихся друг от друга вариантов. Варьировали не только время, место и порядок исполнения обрядовых действий, но мог изме­ няться и смысловой акцент, а вместе с ним нередко менялось и название свадебно­ го этапа. У с л о в н о обрядовые этапы э т о г о периода, по их терминологии, можно разделить на несколько групп. Первая группа - э т о термины, аналогичные назва­ ниям основных этапов периода сватовства: смотрины невесты, смотры, смотри чи. Они распространены в Тотемском у.:

- на Средней Сухоне, в Зеленской Сло­ боде г. Т о т ь м ы, д. Жидовиново Шуйской вол.;

Кубенском крае;

Сольвычегод­ ском у., в Ведерковской и Новоленской волостях Грязовецкого у. Запоручиванье — Тотемский у., с. Кокшеньга и кокшеньгская д. Стуловская;

Ухтомская вол. Кадни­ ковского у. - здесь запоруциванъе как фрагмент девичника. Пропивание невесты у жениха - У х т о м с к а я, Васьяновская вол., Троичина, д. Корбанка Кадниковско­ го у. Сговор - Стрелицкая вол. Тотемского у.;

сватанье - Верхне-Важский посад и т.д.

Вторую группу образуют термины, связанные с обрядами прощания девушки невесты с красотой, волей, родным домом и своей девичьей средой, а жениха со своими товарищами. Это прежде всего девичник, или девишник. Термин "девиш ник" распространен в д. Корбанка и Вотчиненской вол. Кадниковского у., в Бело­ зерском, Кирилловском, Никольском уездах, в Раменской и Шуйской волостях Гря­ зовецкого у. и имеет почти повсеместное хождение. Правда, в некоторых местах он бытует наряду с другими терминами: смотры (д. Кореново Тотемского у.), свата­ нье (Верхне-Важский посад), плаканъе ( деревни Сокольского р-на Нелидово, В о к сино, Корбанга, Чучково;

с. Покровское Чучковской вол.;

Устьрецкая и Васьянов­ ская волости Кадниковского у.;

Никольский у.), скрутушник, скруточник, скрут ник (Биряковская вол.;

с. Покровское Чучковской вол.;

деревни Логиново и Чучко 33 Русский Север...

во Сокольского р-на бывшего Тотемского у. ) ;

причеты, или вечерок прошшанъя (с. Вашки в Северном Белозерье;

д. Поплевино Шуйской вол.), прощальная поси денка у жениха (Тотемский у.).

Кроме того, были названия, произведенные из какого-то одного действия, со­ вершаемого на э т о м этапе. Например, за дарами (этот термин бытовал наряду с де­ вичником и смотрами) в Ново-Никольской вол. Грязовецкого у. гостинцы в Грязо­ вецком у., сидины у невесты в Васьяновской вол. Кадниковского у., Никольском у., Авнежской вол. Грязовецкого у. и др.

В с е перечисленные выше этапы свадебной игры не встречались в свадебном об­ ряде одной местности. Большинство из них имело узколокальное распространение.

Н о даже в локальной традиции, на одной территории также наблюдалась большая вариативность. Т а к, на территории одного Сокольского р-на последовательность обрядовых этапов и их сочетание между собой не были едиными. В одних деревнях сначала шел скрутушник, потом плаканъе (чучковская свадьба), в других - скру тушник, а за ним девичник (д. Логиново Сокольского р-на;

Биряковская вол.) или же сочетались плаканъе с пропоем (запричетками) (Корбангский край;

деревни Нелидово, Воксино Сокольского р-на). В м е с т о всех перечисленных этапов могли делать один девичник (д. Г о р а Сокольского р-на). Каждый из отмеченных этапов скрутушник, смотры, пропой, плаканье, девичник и др. - состоял из ряда более мел­ ких, однако важных, с точки зрения ритуала, элементов, которые в свою очередь прихотливо соединялись между собой. Н е только менялась последовательность самих элементов ритуала, но и время их исполнения. Однотипные элементы в од­ них местах исполнялись в канун венчального дня, в других перемещались с кануна на утро этого дня или шли в сочетании с другими элементами (не прерывались на ночь) с вечера кануна вплоть до отъезда под венец (с. Черновское Никольского у.).

В м е с т е с тем существовал обязательный набор обрядовых действий, составлявших основу ритуала и совершавшихся в э т о т период почти на всей территории края. Для т о г о чтобы яснее представить е г о (набор), приведу краткие схемы т е х событий, ко­ торые происходили в последние предвенчальные дни.

В Тарногском р-не бывшего Тотемского у. в два последних дня (в канун и в день венчания) в доме невесты, по наблюдениям Д. Балашова, выделялись следую­ щие "звенья обрядового действа": 1) причеты на сон (Верховье);

2) прощание с окошками (Озерки), 3) невеста выходила на крыльцо пускать "зыцен голос", т.е.

призывала отсутствующую родню (Нижний Спас);

4) подготовка к встрече "жени­ х о в " ;

5) катание и укладка даров (Лохта);

6) баня (ближе к полудню);

7) отдача де­ нег за полетки (Верхняя Кокшеньга и др.);



Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 33 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.