авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 33 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ЭТНОЛОГИИ И АНТРОПОЛОГИИ им. Н.Н. МИКЛУХО-МАКЛАЯ -7 Этмчесшя история инародшящьшура ХП-ХХ в е к ...»

-- [ Страница 29 ] --

нее, заблуждения крестьян проявились в деле о распространении суеверий в зырян­ ском с. Устьколоменском Устьсысольского у. У крестьянки Анны Лупиной, почи­ тавшейся местными жителями за пророчицу, были обнаружены перед иконами три пучка "желтовато-белого цвета волосков" и роговой гребень, на котором также бы­ ло несколько волосков. По объяснению крестьянки, явился Николай чудотворец, чесал гребнем бороду, а волосы оставил. Церковный староста вопреки желанию священника поместил волоски в церковь перед иконой Николая чудотворца. В ходе дознания и попыток прекратить распространение суеверия хотели снять старосту, на что крестьяне выразили активный протест. Они заявили, что до окончания трех­ летнего срока никто не смеет отстранить старосту от должности, добавив, что "мир­ ская шея толста, а у вас церковников так тонка, как нитка, сможем вас отдать под суд". В вину священнику крестьяне поставили и нарушение правил исповеди: сделан­ ное "тайно" признание Лупиной не подлежало разглашению. Выражалось даже мнение, что "сменить без царя церковного старосту нельзя". Дело кончилось обра­ щением консистории к светским властям за помощь, благочинный же, как не сумев­ ший разрешить конфликт, был снят с должности. В обязанности священников входил и надзор за исполнением его прихожанами епитимьи, наложенной консисторией за различного рода провинности. Между тем крестьяне не всегда могли или хотели добросовестно нести наказание, за что ответ­ ственность падала и на священника. Среди многочисленной переписки между свя­ щенниками и консисторией по поводу епитимейников есть довольно типичное с просьбой от отца молодого парня сложить с последнего епитимью (наложенную за прижитие незаконного ребенка), так как исполнение таковой отвлекает парня от сельских работ. В просьбе было отказано. Однако местному священнику поступила резолюция "озаботиться изысканием таких мер и способов для религиозно-нравст­ венного воздействия, пробуждая в нем (парне. - ТЛ.) сознание тяжести содеянного греха и раскаяния в оном, не отвлекая бы его от неизбежных трудов и забот сниска­ ния себе насущного пропитания". Наиболее уязвимым местом в организации духовного окормления мирян была взаимная материальная зависимость священников и в целом причта и крестьян. Для священников такая зависимость подчас преграждала путь к последовательному и не­ укоснительному выполнению положенных функций. Этот больной вопрос постоянно обсуждался в церковной прессе. В 1884 г. Вологодская консистория проводила обсле­ дование епархии. В сделанном заключении отведено место и характеристике положе­ ния священников: «Нельзя умолчать хоть и о многовековом, но продолжающемся и по настоящее время "средостении" между священником и прихожанами, сложившим­ ся с одной стороны из борьбы с различными препятствиями для обеспечения своего существования, а с другой из тех многоразличных приспособлений, форм и разных от­ тенков при подаче жертвований духовенству, чтобы показать его зависимость, прини­ женность и желание располагать его совестью и волею.

До настоящего времени сель­ ское духовенство само собирает скудные даяния в их естественном виде... И дивно ли, что слово пастыря иногда невлиятельно в приходах? Что в потребное время оно не всегда выходит из у с т ? ». По-видимому, ситуация не была столь уж плачевна повсе­ местно, но сложившаяся практика содержания священника наносила урон его автори­ тету. В свою очередь крестьяне считали неправильным взимание с них средств (нату­ рой и деньгами) за деяния религиозного характера. Логика их понятна: церковь - это мир святости, где они приобщаются к Богу, и подобные отношения не могут иметь де­ нежного эквивалента. Свою жизнь они не мыслили без церкви и без постоянного ре­ лигиозного освящения своего бытия, но это освящение (во всяком случае событий жизненного цикла, неизбежных в жизни каждого человека) не должны были зависеть от материальных возможностей обращавшегося в церковь. Крестьяне были раздра­ жены различными поборами и взимание с них платы со стороны церковных лиц сво­ дило последних в глазах прихожан до статуса светских.

5. П р и д о р о ж н ы й к р е с т в с. Ш о р о м а С о л ь в ы ч е г о д с к о г о у.

( В О К М. 1001/42. Ф - 9 5 1 ) В XIX в. не существовало официальной платы за совершение треб, но практиче­ ски такая плата в более или менее фиксированном варианте существовала везде. По общему мнению крестьян, "священнику не следует давать плату за требоисправление, что духовенство должно все требы делать бесплатно". Вызывало раздражение, уси­ лившееся в конце ХГХ-начале X X в. церковное владение землей (часто перешедшей к церкви в результате крестьянских дарений или завещаний), обрабатывавшейся кре­ стьянами с разной формой оплаты. К таковым можно отнести и сдачу земли кресть­ янам в аренду. Временами такая форма земельных отношений приводила к конфлик­ там и взаимным обидам. В качестве примера можно привести прошение священника Старототемской церкви о взыскании в пользу причта с крестьян нескольких деревень положенной по приговору ржи за аренду земли. Конечно, взаимные материальные притязания далеко не везде вносили явный диссонанс в налаженную приходскую жизнь, но оттенок недовольства благосостоянием причта, особенно в конце ХГХ в., отмечали многие корреспонденты Этнографического бюро. Так, автор корреспон­ денции из Чакульского прихода Сольвычегодского у. (о нем шла речь выше) замеча­ ет, что при всем уважении к священнику "материальному обеспечению причта кре­ стьяне постоянно завидуют", на вопрос о том, как поживает причт, отвечают "да что, худо што-ли у нас жить, робить не робят, а хлеба и сена вдоволь". Приходская жизнь концентрировалась вокруг храма, в котором хранились при­ ходские святыни, престольный праздник был праздником всех входивших в приход селений, а святой, которому была посвящена церковь, считался их общим покрови­ т е л е м. Одновременно с этим внутри прихода каждая из многочисленных деревень вела и свою более или менее автономную религиозно-общественную жизнь, цент­ ром которой часто бывали часовни.

Наличие разветвленной сети часовен можно считать спецификой севернорус­ ского к р а я. В сущности, часовни в большом количестве строили по всей Руси, не 48' которые из них сохранились и до наших дней. Особенность э т о г о явления на Севе­ ре в функциональном назначении часовен, которые можно ориентировочно разде­ лить на две группы. Первая из них - э т о часовни, обязанные своим возникновением сакральности места или события (на местах святых родников, явления икон), такие часовни - характерный факт и для более южных регионов России, или же часовни памятники, построенные в честь исторических или историко-религиозных событий.

Для Русского Севера такими событиями часто становились места пребывания или встреч святых подвижников, которыми была так богата эта земля. Одна из самых известных часовен - "великолепная и громадного размера" - находилась на Шанзер ском озере (Кумзеро), куда по легенде 9 июня (год неизвестен) приплыли на камне святые Зосима и Савватий, когда искали место для своей обители, и остановились на островке посреди озера. Место им показалось мало, и они на камне продолжали свой путь на Север. 9 июня с тех пор установлено празднование, во время которого к часовне стекаются богомольцы "за 30-40 и более верст". Н а берегу озера сохра­ нился и камень, на котором приплыли святые подвижники, отколки от него исполь­ зовали от зубной боли. Существовало также в народе следующее сказание: " К т о де­ сять раз сходит к Соловецким в Кумзеро, тот все равно что побывает раз у препо­ добных в Соловецкой обители". В приходе Богородицкой Христофоровой церкви на перекрестке дорог стояла часовня, устроенная более 340 лет назад. "Предание говорит, что часовня была устроена по следующему случаю. Преподобный Христо­ фор Коряжемский и Симон Сойгинский, сожители преп. Логгина Коряжемского, пожелали для больших подвигов духовных удалиться из Николаево-Коряжемского монастыря в глухие лесистые места. Христофор - вверх по р. Коряжемке, а Симон вверх по Вычегде. В с е три святые мужа на том перекрестном месте дороге месте, как говорит предание, имели последнюю прощальную беседу. В память этого был водружен ими крест, а в последствии была поставлена часовня". В четырех верстах от Спасо-Нуромской церкви находилась часовня, "как памятник свиданий собесед­ ников св. Сергея Нуромского и Павла О б н о р с к о г о ".

Часовни возникали и на путях крестных ходов. Так, одна из часовен Кадников­ ского у. была построена в 1816 г. для "сретения" чудотворной иконы Успения с кре­ стным ходом, бывающим каждогодно из Семигородной пустыни в Пустораменскую церковь "по случаю скотского п а д е ж а ". Эти часовни входили обычно в сферу вли­ яния всего прихода или нескольких приходов, а также монастырей. Вторая, основ­ ная группа часовен - это часовни, которые строили для себя одна или несколько де­ ревень. Н а содержание их крестьяне выделяли средства, для управления которыми, а также для присмотра за сохранностью и украшением часовни выбирался старос­ та. Часовни такого рода составляют особенность Русского Севера. До Х У Ш в. часо­ венные приходы существовали как официально признанная единица приходского (центром которого была церковь) устройства. К концу Х У П в. чрезмерная самосто­ ятельность часовенных приходов начинает вызывать опасения церкви, и потому она предпринимает активную борьбу за их ликвидацию. К концу Х У Ш в. часовенные приходы прекращают свое существование. Однако, как показывают материалы ХГХ в., ликвидация их как единицы приходского устройства не ликвидировала заод­ но самосознания "часовенного прихожанина", стремящего всеми силами своему тер­ риториальному объединению придать и статус сакральности, воплощением и храни­ телем которой и должна была стать часовня. По-видимому, общинное сознание бы­ ло таково, что для комфортности религиозного ощущения крестьянину мало было святого угла дома и приходской церкви: он хотел иметь праздник (которому и будет посвящена часовня) и святого покровителя именно своей деревни.

О значении праздников с богослужениями и крестными ходами, а также пиро ваньем для жителей каждой отдельной деревни много писали и местные духовные лица и краеведы. Давая характеристику религиозного состояния Олонецкой епар­ хии в конце ХГХ в., консисторские власти отмечали, что "в прошениях о разреше нии построить новую часовню крестьяне нередко как на обстоятельство, побужда­ ющее их к тому, указывают на то, что у них до сих пор нет своего праздника. Дей­ ствительно, здесь везде, где есть часовни, имеются и свои часовенные праздники (подчеркнуто в деле. - Г. А ) ". Н о следует сказать, что отсутствие часовни не оз­ начало отсутствие своего праздника, о чем свидетельствуют росписи регулярных церковных служб в окрестных деревнях. Второе обстоятельство, побуждающее крестьян возводить и охранять свои часовни, а именно потребность в святом покро­ вителе как-то ускользало от внимания исследователей. А между тем среди много­ численных причин, по которым возводились часовни, эта - одна из главных. Вос­ приятие святого, которому посвящена церковь, как святого патрона данного рели­ гиозного сообщества, хорошо отражено в крестьянских прошениях в консисторию прихода. Иконы "своих" патронов пользовались особым почтением: "Каждое се­ ление имеет и хранит образ своего святого в храме или часовне. И на свой счет ук­ рашают и подновляют, украшают венчиками и ризами. В воскресные и празднич­ ные дни почти всегда увидишь перед ними горящую свечу или лампадку, масло по­ купается на общие от деревни деньги, а свечи ставятся усердствующими'*. О том, насколько зримо представляли себе крестьяне святого, в честь которого освящена часовня или церковь, дает представление следующий рассказ, приведен­ ный А. Е. Бурцевым: сторожем при церкви был колдун, и когда он стал умирать, то велел жене уйти в деревню. Она не послушалась. Ночью покойный " с оскаленными зубами" начал вставать. Женщина взмолилась Алексею Божьему человеку, в честь которого был освящен местный храм. И «вдруг явился старец в светлом одеянии с жезлом в руках и сказал: " Н е бойся, раба Божия"». Покойник при появлении стар­ ца упал на пол. " И до утра старец стоял между покойником и постелью жешцины и ее д е т е й ".

Н а содержание часовни деревенская община выделяла собственные средства, складывавшиеся из разных видов поступлений. Кроме денежных сборов сюда вхо­ дили взносы натурой, а иногда и выделение земельных участков. Думается, что кре­ стьяне не преувеличивали, говоря, что "о святом доме" они заботятся больше, чем о собственных жилищах. Собираемые средства должны были быть подконтрольны приходской церкви, но в реальности часовенные старосты с одобрения жителей де­ ревни стремились использовать их на нужды своей часовни. Это вынуждало священ­ ников жаловаться в консисторию: "Выбирается староста для хранения сумм и заве дывания прикладью - из льна, шерсти, масла, холста и т.п. Некоторые выручают до 50 руб., но ничего не передают местной церкви, а употребляют на украшение своей часовни";

"ключ от дверей передают более односельчанину с общего согласия, он следит и дает отчет одним своим деревенским, а более никому. Доходности церкви никакой, только в крайнем случае делают помочь". По-видимому, многочисленные циркуляры, имевшие в виду ограничение часовенной самостоятельности, оказыва­ лись малоэффективны. Это следует, в частности, из предложения одного из благо­ чинных, которое состояло в следующем: прикрепить кружки для сбора денег к по­ лу железными тягами, которые "должны закрываться замком часовенного старос­ ты и запечатываться церковной печатью", кружечные сборы должны проверяться при участии старосты. Консистория считала возможным тратить часть денег на "ну­ жды часовенных", но только после того, как кружечные сборы будут сданы на хра­ нение в приходской х р а м.

Конкретными поводами к возведению часовен становились чаще всего постиг­ шие данную деревню несчастья, строили их также по обету, по "религиозному усер­ дию", из желания иметь место, где можно вместе помолиться и где могут храниться принадлежащие деревне иконы. Наличие часовни давало возможности причту со­ вершать праздничные службы в деревне, что было очень важно для тех, кто не мог посетить церковь. Причем, в данном случае церковь учитывала особенности дере­ венской жизни. Так, по сообщению из Кадниковского у., "ходят в церковь одинако во и мужчины и женщины. Н о бабы иногда задерживаются около печки. Поэтому в некоторых деревнях, где есть часовни во имя местно-чтимых святых, священники по соглашению с бабами накануне праздника служат в этих часовнях всенощную, чтобы дать возможность помолиться бабам хотя бы накануне праздника". В о второй половине и особенно в последней четверти XIX в. в консисторию по­ ступает масса крестьянских запросов о построении церквей или отдельных приде­ лов и особенно часовен в связи с событиями, касающимися царствующей династии.

Вопрос об отношении крестьян к царской власти вообще и к отдельным его пред­ ставителям требует привлечения разнообразного круга источников. В данном слу­ чае нас интересует соотношение событий государственной важности и заботами крестьян о собственных интересах в том виде, как э т о отражено в крестьянских пе­ тициях. Искренность чувств простых мирян по поводу смерти императора или, наоборот, счастливого избавления его и его семьи от покушения несомненна.

П о случаю смерти Александра Ш на сельских сходах крестьяне принимали различ­ ные решения по установлению общественного траура, которые становились обяза­ тельными для всех: " П о случаю нашего дорогого и любящего отца прекратить и впредь запретить в нашем обществе все веселые компании - дабы неслышно было нигде веселых песен, плясок и гармонии, по крайней мере на полгода, о чем старос­ та с полицией должен наблюдать и ослушников сего вразумлять для научения". Однако более пристальный взгляд на ходатайства о разрешении различных церков­ ных построек или установлении крестных ходов говорит о том, что высокие монар­ хические чувства оказывались вполне сопоставимы с собственными потребностями, а события с царской семьей с событиями своей родной деревни. Так, крестьяне Иль­ инской Засодимской церкви так обосновали свое желание установить крестный ход на день Св. Духа: " Н а м желательно соединить воспоминание о милости Божьей к россиянам, дарованной Господом в благополучно совершившимся в минувшем году короновании с молитвенным воспоминанием милости Божьей в избавлении нас от бывшей в минувшем 1896 г. засухи".

Не стеснялись просители присоединить к именам царствующих лиц и собствен­ ные. Так, вельский мещанин Стефан Савватиевич Кудрин просил разрешения поставить кладбищенский храм за свой счет во имя Николая чудотворца и архидиа­ кона Стефана и преп. Серафима Саровского в память коронования Николая Алек­ сандровича и его жены, но с условием: "во все воскресные и праздничные дни и в субботу специальную литургию о моем здравии и моих родных, а после смерти - за­ упокойные". Аналогичным образом крестьянин Плесовской вол. Никольского у.

Василий Ивановский, желая увековечить память почившего Александра III, выра­ зил желание построить приют и "содержать в нем за свой счет пять кроватей", ка­ ждая из которых будет иметь специальное посвящение: одна в память умершего Императора, одна в память жены просителя и три "на память о мне". Подчас созда­ ется впечатление, что хитроумные крестьяне при искреннем желании почтить своих монархов, не упускали из вида и то обстоятельство, что консистории трудно отказать в просьбе, если в ней фигурирует имя царя. Особенно показательно в этом отношении дело о постройке часовни в д. Скалепово Целяковской вол. Великоус тюгского у. История, побудившая крестьян строить часовню, выглядела следую­ щим образом. В 1872 г. крестьянка указанной деревни увидела на дереве икону Г е ­ оргия Победоносца, которая сама "очутилась у ней в пазухе". После этого в 1879 г.

от крестьян следует просьба построить часовню в честь святого Георгия, "где бы можно было проводить молебны по нашему обещанию". Однако консистория отка­ зала в построении часовни, а историю об обретении часовни отмела как "детские выдумки", в "которые верить невозможно". После чего икона была отправлена в архив консистории. В 1882 г. крестьяне вновь посылают запрос в консисторию, да­ вая на сей раз уже иное обоснование своей просьбе. И х желание - "увековечить в память отдаленного будущего потомства царя освободителя Александра II, умерше го мученической смертью", для чего они хотят построить часовню в честь Алексан­ дра Невского и (все таки) Георгия Победоносца, с условием совершать молебствия в память этих святых, а также "в ознаименовании найденной крестьянской женой на сучке иконы". Разрешение на строительство часовни было получено, но в возвра­ щении иконы о т к а з а н о.

X X век принес разлад в приходскую жизнь деревни. Бурные события револю­ ции 1905 г., нашедшие отклик и в деревне, перваяя мировая война, революция, гра­ жданская война, голод и разруха не только нарушили привычную религиозную жизнь, но и внесли смятение в умы верующих. Нельзя сказать, что религиозность крестьян, их потребность в исполнении положенных молебнов и треб значительно упала, но все, что вызывало недовольство крестьян, что до поры до времени было лишь потенциальной причиной конфликта, при создании соответствующих условий выплеснулось на поверхность и побудило крестьян к действиям, ущемляющим пре­ жде всего экономические интересы причта. Эти действия нельзя считать антицер­ ковными или антирелигиозными, скорее всего они - лишь одно из проявлений все­ общего недовольства и раздражения этих лет, желания перемен, усугубленных бед­ ственным положением населения. Е щ е в 1905 г. среди крестьян распространяются слухи об отмене податей на содержание церкви, результатом чего становятся отка­ зы от обычных ружных сборов. Причем речь идет не просто об отдельных случаях самовольства, а о стремлении крестьян к организованному массовому движению за свои "права". В о т что сообщал по этому поводу священник Спасопреображенской Кокшеньгской церкви: "17 октября вышел манифест о свободе печати, в приходе начались волнения". Крестьяне "просили прочитать им все манифесты, так как не все слышали. Среди крестьян распространяются ложные манифесты - освобожде­ ние от податей государству и духовенству, считали, что священник скрывает неко­ торые манифесты. В декабре крестьяне Спасского общества составили приговор, которым отказали причту своей церкви от добровольно собираемой руги - зерно­ вым хлебом, льном, яйцами, а также сократили плату за требы, приговор этот был переслан в Спасское верхнее общество и далее в этих обществах тоже написали по­ добные приговоры".

Аналогичные сведения поступали и из других приходов. Приведу запись священ­ ника Царевского в церковной летописи Раменского прихода Харинской вол. Эта до­ кументальная запись, сделанная живым эмоциональным языком, показывает не только сложность взаимоотношений крестьянского мира и причта, но и высокую степень религиозности крестьян, их приверженность традициям церковной жизни, опираясь на которые священники имели возможность вразумлять своих неразум­ ных подопечных. «Волна памятных 1904-5 освободительных годов докатилась и до Раменского прихода. Прослужив более двух месяцев я был приглашен пришедшими на дом мужичками. Оказалось, что оба десятники, пришли прямо со схода ко мне как уполномоченные и принесли мне приговор. В о т подпишись в этом приговоре или приходи сейчас же на сход. Приговор - обидный характер. Прихожане не жела­ ю т платить мне некоторых доходов, прямо даже отказывают. Ну, думаю, спасибо, уважили. Х о т ь уезжай из прихода. Посланным сказал - я не подпишу и на сходку не пойду. С тем и расстались... Время идет. Пришла Пасха, После обедни, когда народ начал подходить к кресту, я заявил им о приговоре и сказал, что если вы уничтожи­ те приговор и будете платить причту по-старому, то буду ходить по домам со славой и иконами, а если будете поступать по приговору, то не стану ходить. Народ закри­ чал: "по старому, по старому", тем приговор и заглох. А я думаю: "Слава Воскрес­ ному Богу, забыты все тяжкие и грустные думы, впечатления и волнения, на сердце стало легко и весело"».

Е щ е более определенные и последовательные формы приобрел полный или ча­ стичный отказ содержать причт в предреволюционные годы и тем более после ре­ волюции. Кроме отказа платить положенные церковные сборы распространяется 6. Современные праздники (а-1 - 4 ~ в):

а - проводы Русской Зимы в Великом Устюге в 1987 г.:

1 - гуляние на площади, 2 - катание на лошадях.

Фото С.Н. Иванова, 1987 г.

3 и 4 - выступления народных коллективов.

Ф о т о С. Н. И в а н о в а, 1987 г.

6 - проводы русской зимы в пос. В ожег а в 1971 г.

(ГАВО. 8109. Инд.к. 7) в - День города на Соборной площади у кремля в Вологде в 1988 г.

(ГАВО. 1(Б) 1210. Инд.к. 740) 7. Фольклорный праздник в Великом Устюге в 1972 г, (а-ж).

Фото С.Н. Иванова, 1993 г.:

а, б- народные коллективы на празднике в - участники фольклорного праздника г - выступления коллективов д,е- участники фольклорного праздника 8. Вечер отдыха ветеранов труда. Выступление фольклорного коллектива.

Великий Устюг.

Фото С.Н. Иванова, 1987 г.

самовольный захват церковной пахотной земли, после революции происходивший уже в приказном порядке. Причем, по сообщениям священников, реальная потреб­ ность крестьян и их желание расширить свои земельные владения за счет церкви в расчет не принимались. С тем, чтобы заставить крестьян взять церковную землю, тем самым лишив причт средств к существованию и осложнить отношения причта и прихожан, власти умело использовали тенденцию общины к замкнутости и тради­ ционно негативное отношение к расширению ее состава за счет посторонних лиц.

Так, священник Сергиевский из Кумбаровского прихода Тотемского у. писал в ле­ тописной книге, что в 1922 г. у них "отнимается церковная земля. Наваливают ее крестьянам прихода, не спрашивая их, имеют ли они нужду в ней. Пугают, в случае их отказа, что церковная земля отпадет в запасной фонд и тогда может сесть на ее всякий встречный со стороны, даже из дальних". А впереди и пастырей и их при­ хожан ждали еще более трагичные испытания.

А Р Г О. Р. 7. О п. 1. Д. 72. Л. 22. Т о т е м с к и й у. 1847 г.;

Д. 44. Л. 116. С о л ь в ы ч е г о д с к и й у.

Т а м ж е. Д. 12. Л. 21. В е л ь с к и й у.

Р Э М. Ф. 7. О п. 1. Д. 211. Л. 140. Г р я з о в е ц к и й у., А в н е г с к а я в о л. ;

Д. 160. Л. 22 о б. В о л о ­ г о д с к и й у., Б о р и с о в с к а я в о л. ;

Д. 345. Л. 3 о б. Т о т е м с к и й у., К о к ш е н ь г а ;

Д. 262. Л. 7 о б. К а д ­ н и к о в с к и й у., З а д н о с е л ь с к а я в о л. ;

Д. 108. Л. 3.

Г А В О. Ф. 4 9 6. О п. 1. Д. 17996. 1903 г.

В Г В. 1865 г. № 1 6. С. 133.

Г А В О. Ф. 1063. О п. 85. Д. 22. Л. 9. 1871 г.;

Ф. 4 9 6. О п. 1. Д. 15327. Л. 41. 1879 г.;

Д. 15723.

Л. 88. 1889 г.;

Д. 15327. Л. 138. 1879 г.;

Р Э М. Ф. 7. О п. 1. Д. 106. Л. 2.;

Д. 216. Л. 71. Г р я з о в е ц ­ кий у.

Р Э М. Ф. 7. О п. 1. Д. 160. Л. 22 о б. ;

Д. 120. Л. 9. В о л о г о д с к и й у., Ф е т и н ь и н с к а я в о л. ;

Г А В О. Ф. 4389. О п. 1. Д. 371.

Р Э М. Ф. 7. О п. 1. Д. 246. Л. 5 - 6. К а д н и к о в с к и й у.

Т а м ж е. Д. 171. Л. 15. В о л о г о д с к и й у. ;

Д. 212. Л. 103. Г р я з о в е ц к и й у. ;

Д. 22. Л. 22. Г р я ­ з о в е ц к и й у., Ж е р н о в с к а я в о л. ;

Д. 120. Л. 6. В о л о г о д с к и й у. ;

Д. 211. Л. 73. Г р я з о в е ц к и й у. ;

Г А В О. Ф. 1060. О п. 1. Д. 61. В ы т е г о р с к и й у., П у д о ж с к а я в о л. 1876 г.;

В Г В. 1865 г. № 16.

Л. 133;

Попов В. С о л ь в ы ч е г о д с к а я с т а р и н а // Р О Б С Щ. Ф. V. № 756. А И Э А. В Э. В О. 1996 г.

А Р Г О. Р. 7. О п. 1. Д. 31. Л. 42 о б. К а д н и к о в с к и й у. ;

Соболевская В.М. О ч е р к и б ы т а к о к ш а р о в и п р и с у х о н с к и х к р е с т ь я н // Г А В О. Ф. 4389. О п. 1. Д. 144. Л. 6 5. 1920 г. ;

Р О П Ш.

К о л. 148. П. 1. № 2. Л. 27. 1937 г.

Р Э М. Ф. 7. О п. 1. Д. 160. Л. 25. В о л о г о д с к и й у. Б о р и с о в с к а я в о л. В Т о т е м с к о м у. в а н а ­ л о г и ч н о й с и т у а ц и и все семейство в ы х о д и л о н а с к о т н ы й двор с х л е б о м и с о л ь ю и п р и г л а ш а л о д о м о в о г о : " Д о м о в о й б а т ю ш к а, п о й д е м к н а м в н о в ы е х о р о м ы " // Д. 372. Л. 4 ;

Д. 220. Л. 2 3.

Грязовецкий у., Жерновская вол.

З н а ч е н и е м о л о ч н ы х п р о д у к т о в в п и т а н и и м е с т н о г о населения о п р е д е л и л о н е к о т о р у ю сакрализацию м о л о к а, предписывающую о с о б у ю осторожность п р и манипуляциях с данным п р о д у к т о м. П о о т з ы в а м очевидцев, с у щ е с т в у ю щ и е н а э т о т с ч е т суеверия п р е п я т с т в о в а л и р а з ­ в и т и ю маслоделия. В д о п о л н е н и е к ц и т а т е из т е к с т а м о ж н о п р и в е с т и и м н е н и е к о р р е с п о н д е н ­ т а Э т н о г р а ф и ч е с к о г о б ю р о из с. Н а р е м ы К а д н и к о в с к о г о у. : " М н о г о у с п е ш н о м у х о д у м а с л о ­ делия м е ш а ю т и в е к о в ы е предрассудки. Т а к, н о с и т ь, а г л а в н о е взвешивать м о л о к о, г о в о р я т, б о л ь ш о й г р е х, у д о й п о р т и т с я и к о р о в а п о т о м м е н ь ш е дает" // Р Э М. Ф. 7. О п. 1. Д. 270. Л. 11.

Т а м ж е. Д. 372. Л. 10. Т о т е м с к и й у., С е м е н ж е в с к и й п р и х о д.

Т а м ж е. Д. 211. Л. 77. Г р я з о в е ц к и й у., А в н е г с к а я в о л.

О г р е х е в р у с с к о й р е л и г и о з н о й к у л ь т у р е с м. : Громыко М.М., Буганов А.В. О воззре­ н и я х р у с с к о г о н а р о д а. М., 2000;

К о н ц е п т г р е х а в с л а в я н с к о й и е в р е й с к о й к у л ь т у р н о й т р а д и ­ ц и и. М., 2000.

Р Э М. Ф. 7. О п. 1. Д. 156. Л. 15 о б. В о л о г о д с к и й у.

Р Э М. Ф. 7. О п. 1. Д. 216. Л. 9 2, 9 5. Г р я з о в е ц к и й у., А в н е г с к а я в о л. ;

Г А В О. Ф. 496. О п. 1.

Д. 17624. 1902-1903 г г. ;

Р Э М. Ф. 7. О п. 1. Д. 308. Л. 51. Н и к о л ь с к и й у., В о з н е с е н с к а я в о л ;

В Г В.

1875. № 9 9. Р а б а н г а.

Р Э М. Ф. 7. О п. 1. Д. 308. Л. 47;

В Г В. 1865. № 16. Л. 133.

Потанин Гр. У к а з с о ч. С. 169;

Р Э М. Ф. 7. О п. 1. Д. 130. Л. 9. В о л о г о д с к и й у., Ф е т и н ь ­ и н с к а я в о л., с С п а с с к о е ;

Г А В О. Ф. 1057. О п. 6. Д. 3;

Р Э М. Ф. 7. О п. 1. Д. 3 4 5. Л. 12. Т о т е м с к и й у., К о к ш е н ь г а ;

Д. 104. Л. 10. В е л ь с к и й у.. У с т ь п о ж е м с к и й У с п е н с к и й п р и х о д ;

Д. 99.

Л. 8-10. Вельский у., Усть-Вельская вол.

Р Э М. Ф. 7. О п. 1. Д. 221. Л. 5. Г р я з о в е ц к и й у., А в н е г с к а я в о л. ;

Д. 198. Л. 13;

Д. 9 9. Л. 10.

Т а м ж е. Д. 109. Л. 8. У с т ь - П у д о ж с к и й п р и х о д.

Т а м ж е. Д. 153. Л. 2;

Д. 104. Л. 7.

Г А В О. Ф. 1063. О п. 8 5. Д. 4. Л. 12.

А Р Г О. Р. 7. О п. 1. Д. 12. Л. 2 1 ;

Г А В О. Ф. 4 9 6. О п. 1. Д. 15634. 1884 г.

Р Э М. Ф. 7. О п. 1. Д. 153. Л. 7. В о л о г о д с к и й у., Х р е н о в с к а я в о л. П р а в д а, судя п о и с п о ­ в е д а л ь н ы м записям, с в о е в р е м е н н о е и с п о л н е н и е т а и н с т в а п р и ч а щ е н и я, н е с м о т р я н а п о л н о е п р и з н а н и е в народе е г о м и с т и ч е с к о й з н а ч и м о с т и, н е б ы л о с т о п р о ц е н т н ы м и д а в а л о р а з н ы е ч и с л о в ы е п о к а з а т е л и в р а з н ы х уездах и п р и х о д а х. З а в и с е л о э т о о т р а з н ы х п р и ч и н : о т х о д н и ­ чества населения, распространенностью раскола, удаленности о т церкви и о б щ и м уровнем религиозности, а также некоторыми суевериями, о к о т о р ы х было сказано выше.

" О т н о с и т е л ь н о м о л и т в дома - н и одна ж е н щ и н а и б о л ь ш и н с т в о м у ж и к о в н е у м е ю т п р о ч е с т ь н а и з у с т ь даже с а м о й к р а т ч а й ш е й м о л и т в ы, и с к а ж а ю т с л о в а и м ы с л и " ;

" п р и х о ж а ­ не - у с е р д н ы, н о знание и с т и н в е р ы, заповедей и м о л и т в м а л о у д о в л е т в о р и т е л ь н о ". С м. : Р Э М.

Ф. 7. О п. 1. Д. 191. Л. 2 2. Г р я з о в е ц к и й у., А в н е г с к а я в о л. ;

Г А В О. Ф. 4 9 6. О п. 1. Д. 15634. Л. 15.

К а д н и к о в с к и й у. 1884 г. С о о б щ е н и я а н а л о г и ч н о г о х а р а к т е р а п р и х о д и л и и из д р у г и х уездов.

Н а первом собрании священноцерковнослужителей 1 - г о Б л а г о ч и н н о г о округа Грязовецко­ г о у. в 1869 г. в числе д р у г и х в о п р о с о в, в о л н о в а в ш и х п р и с у т с т в о в а в ш и х, б ы л и в о п р о с о с о ­ блюдении условий, необходимых п р и заключении браков. С в я щ е н н и к и решали, м о ж н о ли в е н ч а т ь п р и х о ж а н, не з н а ю щ и х н и " С и м в о л а в е р ы ", н и д р у г и х " о б я з а т е л ь н ы х для х р и с т и а н и ­ на к р а т к и х м о л и т в ". В т а к и х с л у ч а я х с в я щ е н н и к о к а з ы в а л с я в о ч е н ь с л о ж н о й с и т у а ц и и. Д о л г д у х о в н о г о п а с т ы р я, а т а к ж е и ф о р м а л ь н ы е п р а в и л а заставляли е г о т р е б о в а т ь о т п р и х о ж а н выполнения обязательного " р е л и г и о з н о г о м и н и м у м а " под угрозой отказа совершать таинст­ во. Н о в т о ж е время как о н м о г реально выполнить у г р о з у и т о л к н у т ь молодых на п у т ь гре­ х а и л и ж е в о б ъ я т и я с т а р о о б р я д ч е с к и х н а с т а в н и к о в ? Э т и м о н в ы з в а л б ы р о п о т п р и х о ж а н, за к о т о р ы м, в о з м о ж н о, последовала б ы ж а л о б а в к о н с и с т о р и ю, р е а к ц и е й н а к о т о р у ю с к о р е е в с е г о б ы л б ы в ы г о в о р о т н а ч а л ь с т в а за н е у м е н и е " р а б о т а т ь с н а р о д о м ". С ъ е з д о т м е т и л н е о б ­ х о д и м о с т ь, н е с м о т р я н а все т р у д н о с т и, т р е б о в а т ь о т м и р я н с о б л ю д е н и я всех н о р м в о ц е р к о в л е н н о й ж и з н и. С м. : Г А В О. Ф. 1063. О п. 85. Д. 2 2. Л. 8 о б.

Т а м ж е. О п. 8 6. Д. 26. 1869 г.

Т а м ж е. Ф. 4 9 6. О п. 1. Д. 10750. 1843-1844 г.

Т а м ж е. Д. 9206. 1832 г.

50 Т а м ж е. Ф. 1063. О п. 85. Д. 4.

Т а м ж е. Д. 16127. 1889-1897 г г.

Т а м ж е. Д. 10283. 1840 г.

Т а м ж е. Д. 8576. Л. 1 о б. 1827 г.

Т а м ж е. Д. 16480. С о л ь в ы ч е г о д с к и й у.

Т а м ж е. Д. 13191. 1860 г.

Т а м ж е. Ф. 175. О п. 2. Д. 1186. 1846 г.

Г А В О. Ф. 1063. О п. 85. Д. 4. Л. 4 о б. 1867 г.

Т а м ж е. Ф. 4 9 6. О п. 1. Д. 8576. Л. 1 о б. 1827 г.

Т а м ж е. Д. 15904. Л. 1-20. 1893 г.

Федотов Г. С т и х и д у х о в н ы е. М., 1991. С. 6 5 - 7 8.

Г А В О. Ф. 496. О п. 1. Д. 14693. Л. 13. 1872 г. " В Д у х о в день земля и м е н и н н и ц а, нельзя к о л в землю в б и в а т ь ". Потанин Гр. У к а з. с о ч. С. 191. В качестве х а р а к т е р и с т и к и о т н о ш е н и я к зем­ ле м о ж н о добавить следующие с о о б щ е н и я : " З а к л ю ч е н и е д о г о в о р о в с о п р о в о ж д а ю т : ч а е п и т и е, р у к о б и т ь е, м о л и т в ы, нередко еда земли и целование е е " // Р Э М. Ф. 7. О п. 1. Д. 181. Л. 9. Г р я з о ­ вецкий у., А в н е г с к а я в о л. О с о б о е о х р а н и т е л ь н о е действие п р и п и с ы в а л о с ь " с в о е й " земле, т. е. зе­ мле, к о т о р у ю ч е л о в е к обживал и о б р а б а т ы в а л : " е с т ь о б ы ч а й б р а т ь с с о б о ю к у с о к р о д н о й земли п р и о т п р а в л е н и и в дальний п у т ь. Р о д н а я земля считается ц е л и т е л ь н о й и, к р о м е т о г о, о н а с л у ж и т т а л и с м а н о м, о х р а н я ю щ и м н а ч у ж о й с т о р о н е о т н е с ч а с т н ы х с л у ч а е в " // Т а м ж е. Л. 31.

Калинский И.П. Ц е р к о в н о - н а р о д н ы й м е с я ц е с л о в н а Р у с и. М., 1997 г. С. 3 3.

Евфимьев Н. У к а з с о ч. Л. 2. С п а с с к а я в о л., д. В е р и г и н о. 1925 г. ;

Соболевская В.М.

У к а з. с о ч. Л. 67;

Р Э М. Ф. 7. О п. 1. Д. 211. Г р я з о в е ц к и й у., А в н е г с к а я в о л.

Т а м ж е. Д. 2 6 2. Л. 6 о б. К а д н и к о в с к и й у., З а д н о с е л ь с к а я в о л. ;

Д. 336. Л. 14. С о л ь в ы ч е ­ годский у., Ч а к у л ь с к и й приход.

^ Г А В О. Ф. 1063. О п. 85. Д. 4. Л. 68. Г р я з о в е ц к и й у. ;

Р Э М. Ф. 7. О п. 1. Д. 191. Л. 19. Г р я ­ з о в е ц к и й у., А в н е г с к а я в о л. ;

Д. 240. Л. 30. К а д н и к о в с к и й у. ;

А Р Г О. Р. 7. О п. 1. Д. 31. Л. 42 о б.

Кадниковский у., Т р о и ц к а я вол ( Т р о и ч и н а ).

А Р Г О. Р. 7. О п. 1. Д. 73. Л. 3 0 - 3 3 о б.

Р Э М. Ф. 7. О п. 1. Д. 137;

В Е В. 1885. № 24. С. 4 9 2 - 4 9 6.

Камкин А.В. П р а в о с л а в н а я ц е р к о в ь на С е в е р е Р о с с и и. В о л о г д а, 1992. С. Р О Б С Щ. 0. Х У П. № 231;

0. 1. № 1211. П р и л о ж е н и е. С. 22;

Ф. X V I I. № 68. С. 29;

Г А В О. Ф. 1063. О п. 85. Д. 4.

В Е В. 1908. № 21. С. 4 8 6 - 4 8 7.

В Е В. 1905. № 19.

Г А В О. Ф. 4 9 6. О п. 1. Д. 16126.

К а к п и ш е т а в т о р к о р р е с п о н д е н ц и и, " п о т е р я е т ли к р е с т ь я н и н с к о т, делается л и нездо­ р о в, б у д е т л и день е г о а н г е л а, о н идет в ц е р к о в ь и с л у ж и т водосвятный м о л е б е н Б о ж ь е й М а ­ т е р и ". Р Э М. Ф. 7. О п. 1. Д. 327.

Т а м ж е. М о ж н о привести т а к ж е описание продуктовых сборов в Спасской вол. Т о т е м ­ с к о г о у. в п е р в о й ч е т в е р т и X X в., запись сделана в 1920-е годы и и м е е т н е к о т о р ы е к о м м е н т а ­ р и и о т н о с и т е л ь н о э т о г о времени: " П е т р о в щ и н а - с дома 10 яиц и ч а ш к у о к о л о ф у н т а сметаны, дьякону в п о л о в и н у м е н ь ш е, П р о с в и р н е же к т о сколько подаст. Т е п е р ь п о п не собирает п е т р о в щ и н у, дьякона н е т, а просвирне п о д а ю т и сейчас. 2. К р е щ е н и е. С о б и р а л и всему п р и ч т а, а они де­ л и л и. Т у т с о б и р а л и р е ш е т о настоящее (больше 30 ф у н т о в ) р ж и или ячменя и хлеба п о караваю с дому, о н и ходили п о домам со святой водой. 3. М и т р о в день (26 декабря). П о 2 каравая, а к о в ды и п о одному с дому, они ходили со славой и к р е с т о м. 4. О П а с х е. Х о д и л и п о домам с и к о н а ­ ми. П р е ж д е п о 4 н о с и л и, ноне п о 2. С л у ж и л и м о л е б е н, давали иные п о 1 р у б. и более и каравай с дома. 5. С п а с о в день (1 августа) и другие очередные праздники в деревнях, где есть часовня, в часовне м о л е б н ы, а н е т, т а к у к о г о - л и б о в избе. П о к а р а в а ю с дома. 6. Н о в ь с о б и р а ю т - э т о осе н и н а, т о есть о с е н ь ю, ковды все с п о л е й у б р а н о в а м б а р ы. Д у х о в е н с т в о ездит и собирает. П о п у л ь н у 10 повес (повес - г о р с т о ч к а ) о б р а б о т а н н о г о, дьякону 5 и псаломщику 5. И к р о м е э т о г о ш е р с т ь, х л е б а и всево, ч т о родилось. О свадьбах - п о п у холста на р у б а х у т о н е н ь к о г о 10 а р ш и н, п о л о т е н ц е х о р о ш е е и деньгами 3 р у б. Д ь я к о н у и псаломщику по п о л о т е н ц у, а деньги - часть из т р е х р у б л е й. С т о р о ж у - подножник. П р о с в и р н я, ч т о служила. Е й платили в год 35 р у б. ж а л о в а ­ нья. 5 пудов х л е б а из казны церкви да 2 р у б. собирала. П е р в ы й - на П е т р о в щ и н у, в т о р о й - осе н и н у и все. Д а ей п о д а ю т и н а ш и ее л ю б я т, к т о с к о л ь к о даст. П о п у н ы н е у л о ж и л и п о 12 ф. р ж и с д у ш и да 12 ф. сена, о н собирал н ы н е к а к прежде осенину. Н а с о б и р а ю т р ж и пудов 300 всево.

П р е ж д е за о т п е в - с 3 р у б., сейчас н е т, с о р о к о у с т - 40 обеден 40 р у б л е й. С у м е р ш е й везли т р у б у х о л с т а (10-15 а р ш и н ) и хлеба пуда 2 - 3. П о с л е девицы - ш у б у и сарафан. О свадьбах - к р о я н о е ( п и р о г и ) ". С м. : Евфимьев Н. У к а з. соч. С. 3 - 5.

Р Э М. Ф. 7. О п. 1. Д. 327. Л. 6;

Д. 108. Л. 12.

И з а в т о б и о г р а ф и ч е с к и х з а м е т о к п р о т о и р е я П. Н. Д ь я к о в а // В Е В. 1913. Л. 4.

Г А В О. Ф. 4 3 8 9. О п. 1. Д. 371. Л. 14. К а д н и к о в с к и й у.

Р Э М. Ф. 7. О п. 1. Д. 345. Л. 23. Т о т е м с к и й у. ;

Д. 327. Л. 1. С о л ь в ы ч е г о д с к и й у., Ч а к у л ь ский приход.

Т а м ж е. Д. 163. Л. 33. Г А В О. Ф. 652. О п. 1. Д. 371. Л. 7 о б. К а д н и к о в с к и й у., Д в и н ­ ская в о л.

В Е В. 1913. № 14. С. 396.

Г А В О. Ф. 4 9 6. О п. 1. Д. 15995. Л. 22 о б.

Т а м ж е. Д. 10681. 1842 г.

Т а м ж е. Д. 17624.

Т а м ж е. Д. 15634.

Т а м ж е. Ф. 4 3 8 9. О п. 1. Д. 371. Л. 19 о б. Д в и н с к а я в о л. ;

Ф. 703. О п. 2. Д. 3. ;

Р Э М. Ф. 7.

О п. 1. Д. 327. Л. 2.

П о с в я щ е н и я престолов в целом о т р а ж а ю т крестьянские приоритеты в выборе наибо­ лее п о ч и т а е м ы х святых. К сожалению, в нашем распоряжении нет достаточных материалов для т о г о, ч т о б ы о п р е д е л и т ь, б ы л и л и в ы б р а н ы т е и л и и н ы е п о с в я щ е н и я т о л ь к о п о ж е л а н и ю п р и х о ж а н или ж е порядок храмонаименования регламентировался церковью. По-видимому, о б а ф а к т о р а имели место. В о всяком случае, в посвящении придельных престолов п р и х о ж а ­ не и м е л и б о л ь ш е с в о б о д ы. П о с в я щ е н и я п р е с т о л о в, а т а к ж е весь к р у г с о п у т с т в у ю щ и х р е а л и й ( п р а з д н и к и, и к о н ы, к р е с т н ы е х о д ы и т.д.) в л и я л и н а р е л и г и о з н о с т ь м и р я н и о п р е д е л е н н ы м о б р а з о м ф о р м и р о в а л и в их представлении и е р а р х и ч е с к у ю к а р т и н у православного пантеона.

49 Русский Север...

Для примера были подсчитаны посвящения престолов приходских церквей в четырех уездах (без уездных городов) - Вологодском, Великоустюжском, Устьсысольском и Кадниковском в 1840-е годы и сделаны предварительные выводы. В храмонаименовании и наименовании неосновных приделов абсолютное большинство составляли Богородицкие, Господские и Ни­ кольские. Соотношение между ними варьирует в разных уездах, а также в разных группах престолов, т.е. в основных, давших название храму, или в неосновных. В каждом из уездов указанные посвящения имели более половины храмов: в Вологодском у. - 64,8% (количест­ во посвящений приблизительно равное: Никольских 22%. Богогюдицких 22,8%, Господских 20%), в Великоустюжском 71,3% с преобладанием Господских (Никольских 12,8%, Богоро дицких 22,8%, Господских 35,7%), в Кадниковском - 61,4% (Никольские 23%, Богородичные 16,9%, Господские 21,5%) в Устьсысольском у. - 72,55 с преобладанием Господских (Николь­ ских 8,1%, Богородицких 24,35, Господских 40,5%). В общей сложности из 736 посвящений престолов Никольских 112 (15,2%), Богородичных 158 (21,4%), Господских 133 (18%) - т.е.

более всех посвящений, при преобладании Богородичных. Апостольско-пророческая группа составляла 98 (13,3%), из них храмонаименования составляют 37 (5%), названия приделов ( (8,2%). Распределение по уездам следующее: в Вологодском у. храмов с указанным посвяще­ нием было 17, в Великоустюжском - 8, Кадниковском - 8, Устьсысольском - 4, что составля­ ло соответственно 16, 11,4, 12,3 и 10,8% от общего числа церквей в каждом уезде.

Посвящение приделов составили: в Вологодском у. - 25, Великоустюжском - 11, в Кад­ никовском - 14, Устьсысольском - 11, что составляло соответственно 12,3;

11,9;

11,4 и 26,1% от всех придело в каждом уезде. Распределение посвящений внутри данной группы выгляде­ ло следующим образом: Ильинских - 36, Архангело-Михайловских - 19, Иоанно-Предтечен ских - 20, Иоанно-Богословских - 13, Петропавловских - 10. Из святых, пришедших на Русь из Византии (исключая Николая чудотворца) наибольшей популярностью пользовались из­ давна почитаемые на Руси святые, за каждым из которых была закреплена особая область покровительства и защиты. Среди них Дмитрий Солунский (18 посвящений - 2,4%), Георгий Победоносец (19 посвящений - 2,58%), Флор и Лавр (17 посвящений - 2,3%), вмч. Параскева (16 посвящений - 2,1%), Василий Великий (10 посвящений - 1,3%), вмч. Екатерина (5 посвя­ щений - 0,6%), Власий и Кирик и Улита по 3 посвящения. Менее понятна популярность Афа­ насия и Кирилла Александрийских (учитывались вместе с посвящениями одному Афанасию Александрийскому) - 18 посвящений (2,4%) и Модеста, патриарха Иерусалимского - 6 посвя­ щений (0,8%). 9 престолов были посвящены всем святым, 4 - трем святителям. Ряд других святых, среди которых такие как Симеон Богоприимец и Анна Пророчица, Алексей Божий человек, свмч. Спиридон, свмч. Антип и менее известные в народе (например, Евфимий Ве­ ликий, свмч. Мокий, выбор которых в качестве святых патронов мог быть связан с каким-ли­ бо знаменательным для прихода днем или же носить заказной характер) имели по 1-2 посвя­ щения и за редким исключением, это посвящения приделов. Отечественным святым было по­ священо 63 престола (8,5%), причем совершенно очевидно преобладание посвящений воло­ годским или севернорусским святым. Так по 7 престолов посвящено Димитрию Прилуцкому и свв. Зосиме и Савватию Соловецким чудотворцам, 6 - свят. Стефану Пермскому, из них три в Устьсысольском у., основное население которого составляли зыряне, по 4 престола посвя­ щены Феодосию Тотемскому, Кириллу Белозерскому, а также преп. Сергию Радонежскому и Димитрию Ростовскому, 3 - Леонтию Ростовскому. По 1-2 престола посвящены Прокопию и Иоанну Устюжским чудотворцам, Дионисию и Амфилохию Глушицким, Иоанну Новгород­ скому, Макарию Унженскому и Ярославским мученикам. Есть и немногочисленные посвяще­ ния общерусским святым: Александру Невскому, Борису и Глебу, Митрофану Воронежско­ му по 3 престола, Иоанну Рыльскому - 1, а также московским митрополитам Петру и Алек­ сию (1 и 4 престола), одной из возможных причин появлений которых может быть давняя за­ висимость Вологды от Москвы. Среди Богородичных престолов наиболее многочисленны посвящения Рождеству Богородицы (42), Успению (24), Покрову Пресвятой Богородицы (25), Благовещенью (16). Среди посвящений богородичным иконам первое место занимали посвящения икона Казанской Божьей Матери (10), что характерно и для других регионов и соответствует высокой популярности этой иконы у русских, а также Владимирской, в чем мо­ жет сказываться и ее статус государственной иконы Московской Руси, а затем России, и дав­ ние связи вологодской земли с Москвой. Кроме посвящений общерусским святыням - иконам Одигитрии, Всех скорбящих радость и Неопалимой Купине, (по 3 посвящения), несколько престолов посвящено иконам, особенно почитаемым в соседних с вологодской землей обла­ стях: иконам Знаменье и Тихвинской Божьей Матери (в Новгородской губ.) по 1 и 2 посвя щ е н и я п р и д е л о в, Ф е о д о р о в с к о й Б о ж ь е й м а т е р и (в К о с т р о м с к о й ) 1 придел, Т о л г с к о й (в Я р о ­ с л а в с к о й ) 1 п р и д е л. С р е д и Г о с п о д с к и х п о с в я щ е н и й н а и б о л е е м н о г о ч и с л е н н ы в к а ж д о м уезде Т р о и ц к и е, н а и м е н е е - С о ш е с т в и е С в я т о г о Д у х а. Р О Б С Щ. Ф. X V I I. № 68.

" С в о е н а з в а н и е п о л у ч и л и о т часов, к о т о р ы е в с т а р и н у с л у ж и л и в н и х - 4 - х м о л и т в о с л о в и й, к а ж д о е из 3-х п с а л м о в и н е с к о л ь к и х н е с л о ж н ы х м о л и т в. В часовни сходятся м и р я н е н а м о л и т в у, т у д а п р и з ы в а е т с я и н о г д а и с в я щ е н н и к с л у ж и т ь м о л е б н ы, в с е н о щ н ы е бдения и п а ­ н и х и д ы, к р е с т и т ь н о в о р о ж д е н н ы х, о т п е в а т ь у с о п ш и х ". С м. : Снегирев И. П р а в о с л а в н ы е ч а ­ с о в н и // М и р с к о й в е с т н и к. 1864. К н. 1. С П б., С. 28.

Г А В О. Ф. 4 3 8 9. О п. 1. Д. 371. Л. 17;

Ф. 4 9 6. О п. 1. Д. 16742. 1895-1898 г г. С о л ь в ы ч е ­ г о д с к и й у. ;

В Е В. 1908. № 7. С. 147.

69 Р О Б С Щ. Ф. V I I. № 68. С. 2 9.

Камкин А.В. У к а з. с о ч. С. 2 9.

Г А В О. Ф. 1057. О п. 1. Д. 70.

Т а к, ж и т е л и Н и к о л ь с к о й Г р и г о р о в с к о й ц е р к в и в своем п р о ш е н и и о к р е с т н о м ходе под­ ч е р к и в а ю т, ч т о для н и х Н и к о л а й ч у д о т в о р е ц - н е п р о с т о л ю б и м ы й с в я т о й, н о " п о к р о в и т е л ь н а ш е г о п р и х о д а ". С м. : Г А В О. Ф. 4 9 6. Л. 1. Д. 17995.

В Г В. 1865. № 19.

Бурцев А.Е. У к а з с о ч. С. 22.

Г А В О. Ф. 4 9 6. О п. 1. Д. 10495. Л. 85 о б. В е л ь с к и й у. ;

Д. 16742. Л. 28, 50. С о л ь в ы ч е г о д ­ с к и й у. Л. 28 о б. В е л ь с к и й у. ;

Ф. 1057. Д. 70. Л. 6 3. 1900 г.

Р Э М. Ф. 7. О п. 1. Д. 240. К а д н и к о в с к и й у.

Г А В О. Ф. 4 9 6. О п. 1. Д. 16742. Л и п е ц к о е сельское о б щ е с т в о.

Т а м ж е. Д. 17089. Л. 24;

Д. 496. О п. 1. Д. 18041. Л. 4 9 ;

Д. 16936. Л. 2;

Д. 15327.

Р О Т К М. Д. 221. Т о т е м с к и й у. ;

Г А В О. Ф. 1057. О п. 1. Д. 117. В ы т е г о р с к и й у. ;

Р О Т К М.

Д. 248.

49 Глава Культурные ареалы по материалам народного искусства Вышивка Вологодского края Русская вышивка, по мнению всех ее изучавших, явление очень древнее. Пред­ полагается, что ее мотивы, композиционные приемы, декоративные швы, цветовая гамма сложились в более раннее, чем Х У Ш или XIX в., время. Преемственность традиций в орнаменте, цветовой гамме в течение столетий документируется, по сло­ вам исследователей, многими данными. В настоящей главе исследуется вышивка русского населения Вологодского края, известная нам по памятникам Х1Х-первой четверти X X в., выявляются локальные варианты вышивки и делается попытка ис­ пользования полученных данных для освещения этнокультурной истории края.

В Вологодском крае вышивкой украшалось множество самых разнообразных предметов: рубахи мужские и женские, душегреи, сарафаны, передники, платки, го­ ловные уборы, перчатки, обувь, скатерти, подзоры к простыням, полотенца, ши­ ринки. Часть из них вышивалась по полотну так называемыми золотными нитками, т.е. тонкой металлической нитью, перевитой с шелковой или хлопчатобумажной, другая часть - льняной или хлопчатобумажной нитями.

Речь пойдет о вышивке, выполненной на холсте льняной или хлопчатобумаж­ ной нитью. При этом внимание будет сосредоточено главным образом на вышивке по­ лотенец - длинных полотнищах льняной ткани, орнаментированных на концах, ширинках - квадратных или прямоугольных отрезках льняной ткани размером 45 х 45 см, 45 х 70 см и простынях для постели.


Они обладают большой информа­ тивной ценностью. Во-первых, полотенца, ширинки, простыни относятся к группе вещей сакральных, осознаваемых таковыми еще и в начале X X в. Этнографам хо­ рошо известно, что они использовались только в ритуалах, прежде всего в ритуалах жизненного цикла: для обмена дарами на свадьбе, для маркировки свадебных чинов, для оформления брачной комнаты, свадебной и погребальной процессии и т.д. Све­ дений об употреблении их в повседневном и даже в праздничном быту XIX в. в эт­ нографической литературе не имеется за исключением применения полотенец для украшения божницы святого угла. Лишь в начале X X в. полотенца стали использо­ ваться для украшения стен в праздничные дни, ширинки - как ручные платки, а про­ стыни - для декорирования кровати, располагавшейся в парадной части дома - гор­ нице. Сакральные же предметы сохраняют первоначальную форму, нанесенный на них орнамент и цветовую гамму, как известно, дольше, чем обычные бытовые ве щи, такие как, например, рубахи, передники, головные уборы, перчатки, носки, обувь и т.п. Внешний облик предмета, предназначенного только для ритуала, - сво­ его рода табу для тиражировавшего его человека традиционного общества.

Во-вторых, полотенца, ширинки, простыни - это массовые предметы обрядово­ го уклада крестьянской жизни. Они были широко распространены в деревне. Каж­ дая семья в силу ряда причин ритуального характера обладала не менее, чем 50 по­ лотенцами и ширинками, примерно 10 простынями, а в богатых домах с большими семьями могло быть до 150-200 подобных вещей. Массовость вышиваемых в до­ машних условиях сакральных предметов давала большую возможность сохранения тех первоначальных узоров, через которые передавалась из поколения в поколение важная для жизни общества информация, в том числе и информация, связанная с ис­ торией того или иного деревенского сообщества.

Настоящее исследование построено главным образом на вещевых памятниках культуры, хранящихся в Российском Этнографическом музее (РЭМ). Собрание рус­ ских вышитых вещей этого музея - одно из самых богатых в России. Начало его комплектованию было положено в 1902 г., но с течением времени в его состав во­ шло много вещей, собранных коллекционерами еще в 6 0 - 9 0 - е годы ХГХ в. Коллек­ ция вышитых полотенец, ширинок, простыней, а также отдельных кусков - ремней вышивок из сел и деревень Вологодского края составляет в музее 700 экземпляров.

Она была сформирована во время экспедиционного систематического обследова­ ния Вологодчины сотрудниками музея в период с 1902 по 1910 г., обогащена посту­ плениями от вологодских и новгородских корреспондентов музея, а также вещами из частных коллекций К.Д. Долматова, Н.Л. Шабельской, С С. Соломко и др. Соб­ рание вологодских вышивок Российского Этнографического музея репрезентатив­ но, отражает действительную картину бытования вышивального искусства на этой территории.

Наряду с вышивками из Р Э М в данной главе использовались материалы Воло­ годского историко-архитектурного музея-заповедника, историко-краеведческого музея Тотьмы, а также публикации вышивок, осуществленные в ХГХ-начале X X в.

и в наши дни. Современные публикации - это издания собраний Государственного Исторического музея, Государственного Русского музея, Государственного Эрми­ 3 т а ж а, Музея декоративно-прикладного искусства в Москве и Загорского историко художественного музея-заповедника. Вещи из этих музеев не изменили картину бытования вышивки в Вологодском крае, составленную по коллекциям РЭМ и в ка­ кой-то степени дополнили ее новыми вариантами уже известных мотивов.

П о коллекциям музеев и публикациям вещей складывается следующая картина бытования вышитых полотенец, ширинок и простыней на территории Вологодско­ го края. Вышитые вещи были распространены в верховье Северной Двины, в селах по левому берегу этой реки от впадения в нее Вычегды до границ с Архангельской губернией, т.е. на территории б. Сольвычегодского уезда Вологодской губ. (Черев ково и Красноборск с окружающими их деревнями). Вышивки имеются, хотя и в ог­ раниченном количестве, в селах левобережья Сухоны вдоль почтового тракта от Великого У с т ю г а до Сольвычегодска: села Уржумово (Уржум, Курдюмово), Су хомское (Сухонь), Благовещенское. Эти села входят в состав бывшего Устюгского у. Вышитые полотенца встречались также в северной части Тотемского у.: в селах по Кокшеньге и ее притоку Уфтюгу. Далее к северу некоторое количество выши­ вок имеется на вещах из деревень по рекам Кокшеньга и Вель в пределах Вельско­ го у., в южной его части, граничащей с Тотемским у. Юго-восточнее Присухонья вышивка встречается в верховьях р. Юг на территории Никольского у.: с. Прилуг (Прилуки), деревнях Михеево и Григорьеве В западной части Вологодского края вышивкой богато представлена территория вокруг Белого озера, к северо-востоку от него до озера В о ж е и к юго-востоку до Кубенского озера. Это территория быв­ ших Белозерского, Кирилловского уездов Новгородской губ. и Кадниковского у.

Вологодской губ. Е щ е далее на запад вышивка имеется в Устюженском у. Новго­ родской губ. (теперь — в Вологодской обл.), в его юго-восточной части, при слиянии рек Чагодоща и Молога. Наибольшее число представленных вышивок имеется на вещах из Сольвычегодского, Тотемского уездов Вологодской губ. и Кирилловского у. Новгородской губ. Вероятно, в этих районах края вышивальное искусство было более развито, чем в других его местах.

Определенная, главным образом на основании собрания РЭМ, территория быто­ вания вышивок совпадает с территорией их распространения, обозначенной на кар­ те в работе Г. С. Мастовой "Орнамент русской народной вышивки как историко-эт­ нографический источник". При этом следует отметить, что при ее составлении ис­ следовательница наряду с экспонатами Р Э М использовала памятники культуры, просмотренные е ю во всех музеях Вологодчины, а также свои полевые материалы.

Русская вышивка Вологодского края дает большие возможности для ее изуче­ ния. Она интересна по материалу, мотивам, композиции, декоративным швам, цветовой гамме, расположению узора на ткани. Ниже при изложении материала об­ ращается внимание на три элемента вышивки: декоративные швы, цвет и орнамент.

Предполагается, что э т о самые устойчивые элементы крестьянской вышивки.

Технические приемы. Декоративные швы, применявшиеся в русской народной вышивке, были очень разнообразны. Исследователи делят их на две группы: глухие и сквозные. Глухие швы использовались при вышивании по цельной ткани. Они были счетные, т.е. выполняющиеся по счету нитей основы и утка, и исполнявшиеся по свободному контуру. К счетным швам относились такие швы, как роспись, косой стежок, крестик, набор, счетная гладъ-атласник и ряд других менее распростра­ ненных. К швам, накладывавшимся на ткань по заранее нанесенному контуру, отно­ сятся тамбур, стебельчатый шов и др. Сквозные швы требовали перевивки фона:

фон перевивался разными способами полностью или частично. Узор выкладывался с помощью строчевых разделок: настилом, штопкой, воздушной петлей, стягами и т.д. Вышивки, выполненные по разреженной ткани, с конца Х Г Х в. стали назы­ ваться строчкой.

Принято считать, что многие из декоративных швов появились в глубокой древ­ ности. К ним относят обычно счетные швы: роспись, набор, косой стежок, двусто­ ронняя гладь-атласник, также стебельчатый шов, исполнявшийся по свободному контуру. Вопрос о времени возникновения остальных приемов нанесения узора на ткань, например, тамбура, а также всех сквозных швов усиленно дискутируется.

Большинство исследователей склоняются к более позднему, чем XVII в., появлению их в крестьянской вышивке. Однако некоторые искусствоведы высказывают пред­ положение о древности, например, строчевых узоров или т а м б у р а. Аргументов в пользу того или иного положения у этнографов и искусствоведов довольно мало.

Дело в том, что в их распоряжении фактически нет народных вышивок более ран­ него, чем XVIII в., времени. Исключение составляют лишь две вышивки XVII в. из городов Белозерск и Кириллов, а также небольшое количество археологических тканей.

Древнерусское же шитье, столь богато представленное в музеях, - э т о шитье церковное, выполнявшееся в монастырях, боярских теремах, царских мастерских.

Технические приемы, использовавшиеся в этом шитье, отличаются от технических приемов народной вышивки XIX в. Н а основании конкретного материала можно считать древними только такие швы, как косой стежок, набор, стебельчатый шов и, вероятно, гладь-атласник.

В вышивке Вологодского края были распространены как глухие, так и сквоз­ ные швы. Глухие счетные швы представлены в основном росписью и крестиком.

Встречаются также набор и гладь-атласник, но только как швы дополнительные.

Среди швов, выполняющихся по свободному контуру, преобладает тамбур, однако имеется в небольшом количестве и стебельчатый шов.

Роспись - шов, известный в литературе под множеством названий: по росписи, по расписанию, в клетку, полукрест, досюлъный шов, русское шитье. В росписи лицевые и изнаночные стежки положены по горизонтали, вертикали и диагонали, образуя непрерывную ломаную линию. Выполняли шов обычно в два хода: сначала иголка шла слева направо, а затем в обратном направлении, заполняя промежутки между лицевыми стежками. При работе старались, чтобы проколы обеих линий совпадали. Этим швом выполнялись как простые композиции, так и сложные мно­ гофигурные. В последнем случае внутри узора росписью наносили решетки, соста­ вленные из мелких клеток, а также квадратики, прямоугольнички, расставленные в шахматном порядке. Очень часто вышивались ступенчатые и зигзагообразные ли­ нии, а также мелкие ромбы, расположение по диагонали. При создании сложных композиций с крупными фигурами роспись дополнялась иными декоративными швами: гладью-атласником, набором. В этом случае она использовалась для прове­ дения контура, а другие швы для создания внутри контура цепочки ромбов, квадра­ тиков, прямоугольников, диагональных линий, зигзагов, мелких точек.


Роспись была распространена в основном на вещах в западной части Вологод чины. Она "господствовала" в селах и деревнях, расположенных вокруг Белого озе­ ра, а также к северо- и юго-востоку от него вплоть до озер Воже и Кубенское. П о территориальному делению начала X X в. - это Белозерский, Кирилловский уезды Новгородской губ. и небольшая часть Кадниковского у. Вологодской губ., примы­ кающая к Кубенскому озеру. Крайней западной точкой бытования росписи в преде­ лах Вологодского края являются села в южной части Устюженского у. при слиянии рек Чагодощи и Мологи. Следует отметить, что в указанных районах роспись была основным вышивальным швом. Из 203 рассмотренных вышивок с данной террито­ рии е ю выполнено 197. При этом такой шов дает здесь особенно сложные комбина­ ции в узорах. Он не только делает контурный узор, но и заполняет внутреннее про­ странство шашечками, ромбиками, диагональными линиями, а также комбинирует­ ся со швами набор и гладь-атласник.

Н а востоке от очерченной выше территории, в селах и деревнях по рекам Кок­ шеньге и Уфтюгу, т.е. в северной части Тотемского у., вышивок росписью значи­ тельно меньше, чем в Белозерье - из 72 только 18. При этом роспись обычно упот­ реблялась для декорирования каймы основного узора. Вероятно, вышивка роспи­ сью была известна и в селах по рекам Вель и Кокшеньга, в пределах Вельского у.

Н а э т о указывает И.П. Работнова в статье, посвященной народному искусству А р ­ хангельской обл. Однако она не обращает внимание на соотношение в вышивке шва роспись с другими декоративными приемами, лишь указывая на т о, что этот шов применяется как для выполнения основного узора, так и для вышивки кайм. Использованные нами материалы так же, как и материалы Г.С. Масловой, не позво­ ляют говорить о значительном преобладании здесь вышивок с росписью.

Шов роспись фактически полностью отсутствует на вещах из селений в нижнем течении Сухоны, в течении р. Юг, а также в верховьях Северной Двины, т.е. на терри­ тории бывших Устюгского, Сольвычегодского и Никольского уездов Вологодской губ. В нашем распоряжении со всего этого пространства имеются только три вышив­ ки, в которых каймы выполнены росписью. Эти образцы поступили в музей из с. Су хонь, распложенного на тракте, соединяющем Сольвычегодск с Великим Устюгом.

Среди декоративных швов, выполняемых по счету нитей по цельной ткани, в Вологодском крае встречается также шов крестом. Он шьется короткими стежка­ ми, укладывающимися крест-накрест по диагонали нитей основы. Крест может быть одно- или двусторонним. Первый в литературе обозначается также такими терминами, как верхошов, в пятку, на отмашь, в раскол, по-мышинному, поддев чатый шов. Н а изнаночной стороне ткани он может давать квадратики, полуквад­ ратики или параллельные линии. Двусторонний крест дает узор, одинаковый как с изнаночной, так и с лицевой стороны.

П о материалам, относящимся к Вологодскому краю, известен односторонний крест с параллельными линиями на изнанке. Он был распространен на вещах преи­ мущественно из сел и деревень по Кокшеньге и ее притоку Уфтюгу, т.е. в северной части Тотемского у. Из 42 вологодских вышивок, выполненных крестом и храня­ щихся в Р Э М и в музее Тотьмы, 39 из Тотемского у. Материалов, подтверждающих информацию И. П. Работновой о распространении вышивки крестом в верховьях Северной Двины и вокруг Великого Устюга, не было обнаружено. Вероятно, го­ воря о распространении там этой техники, И. П. Работнова имела в виду крест, вы­ полнявшийся по канве, получивший широкое распространение по всему Русскому Северу в начале X X в.

Среди декоративных швов в Вологодском крае встречается также шов тамбур.

В литературе он известен также под названиями танбур, в танбур, по танбуру, в петлю, петелькой, цепочкой, косичкой, в плетешок, тропкой, мышинной троп­ кой. Он выполняется по свободному контуру специальной тамбурной иглой с крюч­ ком на конце или обычной швейной иголкой. Н а лицевой стороне шов выглядит как ряд петель, вставленных одна в другую, а на изнанке представляет собой сплошную ровную строчку. Тамбурный шов может накладываться на рисунок в один или не­ сколько рядов, а в части вышивок плотно закрывает весь узор. В вышивках Воло­ годского края он обычно выполняется по нарисованному на ткани контуру узора в один, два, реже три ряда. Н а некоторых вышивках тамбур делает только контур, внутреннее заполнение узора проводится гладью-атласником или набором. Тамбур­ ный шов, выполняющий узор по цельной ткани, встречается главным образом в де­ ревнях по Кокшеньге и Уфтюгу, а также по левобережью среднего течения Сухоны в пределах Устюгского у. Следует отметить, что тамбур встречается и в вышивке по сетке, где он формирует контур узора и носит название тамбур по филе. Этот техни­ ческий прием будет рассмотрен в разделах, посвященных строчевой вышивке.

Среди швов, выполняемых по цельной ткани, можно еще упомянуть шов набор, из­ вестный также под названиями вранье, по-браному, и гладь-атласник, о которых гово­ рилось выше в связи с характеристикой других швов. При работе набором вышиваль­ щица укладывает стежки по счету нитей плотно один к другому, но таким образом, что один стежок ложится на лицевую сторону ткани, а другой - на изнаночную. В резуль­ тате на изнанке получается негативное изображение узора. Гладь-атласник представля­ ет собой двусторонний шов, исполняющийся наложением по счету нитей плотно приле­ гающих друг к другу стежков разных или одинаковых размеров. Оба эти шва, как уже отмечалось, в вышивке Вологодского края не имеют самостоятельного значения и упо­ требляются с другими швами для заполнения внутреннего пространства мотива.

Техника строчки, обозначавшаяся также такими терминами, как строка, вы резь, по вырези, по выдергу, в перевивку, по перевити, шов по письму, ребь, по об виве, вязьба, шов по намету, шитье по перевити, исполнялась по сетке, получен­ ной в результате удаления определенного числа нитей утка и основы.

В Вологодской губ. строчка была, судя по литературе, одним из самых распро­ страненных технических приемов декорирования ткани. Об этом же говорит число строчевых вышивок - 443, т.е. почти половина всех собранных для исследования вы­ шивок. Строчевые приемы вышивки особенное распространение получили в вос­ точной части Вологодского края, а именно в верховьях Северной Двины, в пределах Сольвычегодского у., а также в верховьях р. Юг в бывшем Никольском у. Некото­ рое их количество имеется на вещах из деревень, расположенных по Сухоне в В е ­ ликоустюжском у., а также в селах по Кокшеньге и Уфтюгу. Однако в двух послед­ них районах этот прием не является господствующим, составляя лишь небольшую часть от общего объема вышивок.

В западной части Вологодского края, т.е. на территории бывших Белозерского, Кирилловского и Устюженского уездов, входивших прежде в Новгородскую губ., вышивок, выполненных строчевыми приемами, почти не имеется.

Строчевые швы на предметах из Вологодского края характеризуются большой вариативностью. Прежде всего вологодским мастерицам были известны оба рас­ пространенных в русском вышивании варианта строчки: вариант, когда ткань, пред­ назначенная для орнаментации, целиком превращается в сетку, и вариант, при кото­ ром раздергивается только часть ткани по заранее очерченному контуру будущего узора.

Первый вариант строчки также имел множество разновидностей в перевивке сетки, выкладывании узора. Мастерица могла перевить всю сетку или только ее от­ дельные участки, причем перевивка могла быть сделана двумя способами: по гори­ зонтали ряд за рядом так, что получалась мелкая сетка с квадратными ячейками, или стягами, при которых нити не перевиваются, а стягиваются в столбики по типу мережки. Если перевита вся сетка, то орнамент выкладывается воздушной петлей, настилом, т.е. путем плотного накладывания стежков по горизонтали ткани, при этом настил может заполнять весь узор или располагаться шашечками, прямоуголь­ ничками или оформлять контур узора. В случае перевивки сетки только в фоновой части узора орнамент выполняется прямой одинарной или двойной штопкой. Штопка заполняет по горизонтали и вертикали пространство, оставшееся после выдергива­ ния нитей, как бы восстанавливая ткань в пределах узора.

На предметах из Вологодской земли встречается также и строчка типа мереж­ ки, при которой ткань раздергивается лишь по утку или только по основе, при этом узор выполняется стягами. Чаще всего такая техника применяется для изготовления каймы к строчевому узору, но ее можно видеть на некоторых вышивках и в основ­ ном узоре.

Второй вариант строчки - это вариант, при котором, как уже говорилось, ткань, предназначенная для узора, раздергивалась лишь частично. Сетка перевива­ лась по горизонтали и служила фоном к узору. Узор выполнялся на цельной ткани гладью-атласником и набором. Контур узора закреплялся по преимуществу тамбур­ ным швом в один, два или три ряда, однако иногда мог использоваться и стебельча­ тый шов. Этот шов в литературе принято называть тамбуром по филе, или швом по письму.

Очень интересный вариант строчки с цельной тканью в узоре - это вариант, при котором ткань фона не раздергивалась, а просто стягивалась иголкой в опреде­ ленном порядке. Рисунок в этом случае образовывался частями оставленной необ­ работанной ткани, при этом орнамент не имел выполненного декоративным швом контура, а его поверхность дополнительно не разрабатывалась.

Следует отметить, что богатство технических приемов строчки встречалось на всей территории распространения ее в вологодских районах. Исключение составля­ ют строчка типа мережки в том случае, когда она используется для декорирования основного участка, предназначенного для украшения ткани, а также строчка с фо­ ном, стянутым иглой. Они встречаются только в верховьях Северной Двины в селах Черевково и Калинки. Разнообразие и богатство технических приемов строчевой вышивки в восточной части Вологодской земли нельзя объяснить влиянием строче вых мастерских, возникавших во многих районах Русского Севера в последней тре­ ти ХГХ в., так как в губернии их не было.

Картографирование декоративных швов рассматриваемой вышивки показало, что вся Вологодчина делится на два крупных массива: западный, для вышивки кото­ рого характерен шов роспись, и восточный с вышивкой сквозными швами. Между этими двумя массивами располагается район по рекам Кокшеньге, Уфтюгу, воз­ можно, Вели, где в вышивке имеются и роспись, и строчевые швы. Однако для это­ го же района характерна вышивка крестом по счету нитей, не известная или мало известная в восточной и западной частях края. Кроме того, имеются вышитые вещи из мест вокруг сел Черевково и Калинки на Северной Двине, в которых строчевые приемы обладают ярко выраженным своеобразием.

Цветовая гамма и материал. Вышивка вологодскими мастерицами исполнялась льняными и хлопчатобумажными нитками красного и белого цветов. Гарус, домаш­ няя шерсть, шелк использовались как материал для вышивания чрезвычайно редко, лишь в исключительных ату чаях. Столь же редко применялись и нити цветные: си­ ние, желтые, зеленые, фиолетовые и др.

Вышивка восточной части Вологодского края выполнялась в основном белой льняной нитью. Белая хлопчатобумажная нить использовалась для нанесения кон­ тура тамбурным или стебельчатым швом, позволяя более рельефно выделить узор на фоне перевитой сетки, а также при разработке строчевого узора настилом. В редких случаях для перевивки фона и нанесения контура тамбуром использовалась красная хлопчатобумажная нитка.

В западной части (Белозерье, северо-восточная часть б. Тотемского у. по рекам Кокшеньга, У ф т ю г ) вышивка выполнялась преимущественно красной хлопчатобу­ мажной нитью. Льняная белая использовалась в редких строчевых вышивках для перевивки сетки. Цветная хлопчатобумажная нитка употреблялась при вышивании тамбурных растительных узоров. Однако все-таки большая их часть была вышита красным цветом.

Орнамент. Вышивка Вологодского края, как и вообще русская народная вы­ шивка, богата и разнообразна по своим мотивам и композиционным приемам. Для нее был характерен в равной степени как геометрический, так и изобразительный орнамент. Кроме того, в вологодской вышивке были распространены растительные узоры, достаточно реалистически выполненные. Э т о букеты цветов, гирлянды, от­ дельные цветочки, веточки деревьев. Они обычно вышивались тамбурным швом.

Принято считать, что такого рода орнаментация появилась в русской вышивке до­ вольно поздно, вероятно, в Х1Х-начале X X в. В настоящей главе орнамент этого ти­ па не рассматривается.

Изобразительный орнамент вологодской вышивки включал в себя антропо-, зоо-, и орнитоморфные, а также терратологические, растительные мотивы. В с е они объединялись на ткани в определенные композиции, которые принято называть сюжетами. В связи с этим вышивку с мотивами изобразительного орнамента обыч­ но называют сюжетной вышивкой. В этнографической науке и искусствоведении принято считать, что сюжетная вышивка на вещах Х1Х-первой четверти X X в.

представляет собой сложный комплекс напластований различных исторических эпох. Обычно выделяют так называемый архаический пласт, один из самых древ­ них, связанный с мифологией славян;

слой, состоящий из мотивов, вошедших в на­ родную вышивку в эпоху средневековья из городской феодальной среды;

поздний пласт, который составляют мотивы городского европейского искусства, принятые деревенскими вышивальщицами в Х1Х-начале X X в. Термин сюжетная вышивка архаического типа обычно используют для обо­ значения вышивок, выполненных в прямолинейно-геометрическом стиле, преиму­ щественно счетными швами, красным цветом. Основные ее мотивы - антропо­ морфные фигуры, деревья, птицы, кони, лоси, олени. Мотивы объединены в трех частные композиции, причем центральным мотивом обычно является дерево или антропоморфная фигура, остальные мотивы располагаются справа и слева от цен­ тральной фигуры. Варианты этой композиции: чередование двух мотивов в бордю­ ре, бордюр из одной, несколько раз повторяющейся фигуры, использование на вы­ шивке только одного, занимающего все ее пространство мотива, рассматривается некоторыми исследователями как нарушение древнего извода сюжета.

Архаический пласт в вологодской сюжетной вышивке выделяется довольно четко и составляет достаточно большое число в вышивке с сюжетными композици­ ями. К нему относится 274 вышивки из 361, на которых выполнен изобразительный орнамент. Распространение вышивок архаического типа по территории Вологод­ ского края таково: наибольшее их число сосредоточено вокруг Белого озера до 1. Вышивки на полотенцах из Новгородской губ. Кирилловского у. (а - в):

а -конь, б -двуглавый орел, в -дерево оз. Воже на северо-востоке и Кубенского на юго-востоке, т.е. на территории быв­ ших Кирилловского, Белозерского уездов Новгородской губернии. Из 135 вышивок с сюжетными композициями здесь имеется 110 с композициями архаического типа.

Далее на восток они встречаются в небольшом количестве: из Кадниковского у.

есть только четыре вышивки с этими сюжетами. Затем их число несколько возрас­ тает в селах по рекам Кокшеньга и Уфтюг, т.е. в северных районах Тотемского у. 20 вышивок из 36 сюжетных. В нижнем течение р. Сухона вышивки с архаически­ ми мотивами фактически отсутствуют. Дальше на восток они появляются в вер­ ховьях Северной Двины, на ее левом берегу в районе сел Черевково, Красный Бор, Калинки Сольвычегодского у. При этом следует отметить, что число вышивок с этим орнаментом здесь достаточно велико - из 174 вышивок с сюжетными компо­ зициями 97 с мотивами архаического типа.

Вологодская вышивка архаического типа довольно разнообразна по персона­ жам и главное - по их воспроизведению на ткани. Выделяются три группы мотивов, 2. В ы ш и в к и н а п о л о т е н ц а х из Н о в г о р о д с к о й г у б. К и р и л л о в с к о г о у. (а-б):

фигуры а, б-женские локализующихся в трех разных его регионах: Белозерском, Сольвычегодском, Т о ­ темском.

В Белозерье (бывшие Белозерский, Кирилловский, Устюженский уезды) вы­ шивка характеризуется следующим набором мотивов: антропоморфные фигуры, деревья, птицы, кони. Причем в вышивке превалируют деревья и птицы. Кони встречаются сравнительно редко: из ПО вышивок с архаическими сюжетами они изображены только на 13. Антропоморфные фигуры вышиваются реже, чем деревья.

В с е мотивы статичны и выполнены в строго геометрическом стиле. Антропо­ морфные фигуры изображены в анфас, птицы и животные - в профиль. Каждый из мотивов имеет свои определенные черты, которые могут несколько изменяться, но в рамках основного типа.

Дерево в белозерской вышивке имеет следующие черты: ствол с розеткой или многогранником на вершине, треугольником в основании, с несколькими парами ветвей, направленных в стороны - вверх. Ветви украшены мелкими ромбиками, ро­ зетками, веточками сосны, крючьями, роговидными отростками. Этот мотив имеет множество вариантов: вершина и треугольное основание могут быть меньших или больших размеров, количество пар ветвей колеблется от одной до пяти, нижние вет­ ви принимают лирообразную форму и т.п.

Антропоморфные фигуры в вышивке Белозерья представлены тремя типами.

Первые два - классические, описанные во всей искусствоведческой и этнографиче­ ской литературе. Первый тип - это женская фигура с головой в виде украшенного мелкими разделками ромба, с прямым узким торсом, принимающим в нижней сво­ ей части форму трапеции или колокола. Длина верхней и нижней частей торса оди­ накова, иногда первая длиннее второй. Руки, заканчивающиеся ромбом или кистью 3. Вышивка на полотенце из Вологодской губ. Никольского у.

Двуглавый орел с пятью пальцами, слегка согнуты в локтях и опущены вниз. Ноги короткие с раз­ вернутыми ступнями.

Второй тип - женская фигура с головой в виде восьмигранника или овала с пышным украшением. Прямоугольная верхняя часть торса переходит в трапецие­ видную или колоколовидную нижнюю часть, при этом ноги обычно не изобража­ ются. Верхняя часть с нижней соотносится как одна треть к двум третям. На "юбке" часто изображается цветок, птичка, а иногда и человеческая фигурка. Руки с тремя или пятью пальцами подняты вверх и держат веточки, птичек, изредка маленькие человеческие фигурки.

Следует отметить, что мотивы женщины с поднятыми или опущенными вниз руками очень богато разработаны. В белозерской вышивке насчитывается множе­ ство их вариантов, в том числе и вариант поясного изображения антропоморфной фигуры второго типа.

Третий тип антропоморфных мотивов белозерской вышивки представляет со­ бой фигуру, имеющую гюмбовидную голову с трехрогим украшением на ней, пря­ моугольное иногда расширяющееся на боках тело, поднятые вверх руки, заканчива­ ющиеся тремя длинными загнутыми отростками, длинные раскинутые в стороны и согнутые в коленях ноги. Одни исследователи считают этот мотив вышивки изобра­ жением рожающей женщины, другие - изображением лягушки.

17 Птицы в белозерской вышивке представлены в большом количестве самых раз­ ных вариантов и их очень сложно классифицировать. Однако все-таки удалось вы­ явить два их типа. Первый - птица с прямоугольным туловищем, с головой в форме равнобедренного треугольника на широкой шее, с длинным пышным хвостом, распо­ ложенным по горизонтали вышивки, и поднятым вверх одним крылом. В широком, опущенном вниз клюве птицы часто изображается веточка, ромбик, цветок. Второй тип - прямоугольное туловище, голова в форме равнобедренного треугольника на ко­ роткой толстой шее, поднятый вверх короткий хвост, отсутствие крыла. Первый мо­ тив исследователи отождествляют с фантастической птицей павой, второй - с уткой.



Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 33 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.