авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ЭТНОЛОГИИ И АНТРОПОЛОГИИ им. Н.Н. МИКЛУХО-МАКЛАЯ -7 Этмчесшя история инародшящьшура ХП-ХХ в е к ...»

-- [ Страница 31 ] --

с гребнеобразным встречались у южновели корусов (Тульская, Рязанская, Воронежская области), белорусов (Витебская, Г о ­ мельская области), украинцев, мордвы, литовцев, финнов и других народов, а на за­ паде России - в Ленинградской и Тверской областях. Поэтому вызывает некоторое недоумение точка зрения О. В. Кругловой о фор­ мировании составного типа прялок, имея в виду в первую очередь столбчатые, с маленькой лопаской, под влиянием именно поволжского гребня с донцем, совсем на них не похожего ("это традиции типично волжского искусства"), и о распростране­ нии этого типа с востока на запад, в то время как она сама отмечает, что в новго родских раскопках "не было найдено ни одной корневой прялки", и подчеркивает, что и ныне в новгородских землях э т о основной конструктивный тип;

однако эти факты не меняют ее мнения о восточном происхождении составных прялок: " И в настоящее время в западной части Вологодской области эта волжская конструкция является ведущей". Н о ведущей эту конструкцию можно считать и в еще более за­ падных и юго-западных регионах, в частности у ближайших соседей-славян белору­ сов, для которых наиболее характерной прялочной формой в конце Х1Х-начале X X в. являлась именно составная, близкая к лопатообразной, хотя изредка встреча­ лась и копыльная.

Таким образом, широта распространения как различных видов составных пря­ лок (в том числе у разных групп славян), так и копыльных вряд ли позволяет рас­ сматривать признак соединения стояка с донцем как классификационный и этнооп ределяющий, разве что в очень узколокальных сопоставлениях (немаловажное зна­ чение для выбора конструкции имело, видимо, и наличие леса как материала). О единой эволюционной линии прялочных форм говорить пока также не представля­ ется возможным, хотя несколько наиболее архаичных форм уже выделено. Вероят­ но, сходные простейшие формы прялок в виде палки или ветки с намотанной ку­ делью, столбика с донцем-корнем, а также двух соединенных досок могли возникать параллельно и независимо друг от друга. Локальные взаимовлияния возможно про­ следить только по формам уже достаточно сложившихся типов и видов прялок.

Для разработки морфологической классификации прялок необходимо несколь­ ко абстрагироваться от узкой локальности и, руководствуясь "аналитическим видом абстракции", выделить в богатом многообразии форм основные типы по чисто формальным признакам, чтобы впоследствии вернуться к карте и проследить их географическое распространение, что может помочь в выявлении этноисториче ских, миграционных процессов. Собственно говоря, эта работа в общих чертах про­ делана О. В. Кругловой и ее коллегами, и обобщающая типология по формам про­ ходит как бы параллельно с описанием локальных разновидностей прялок.

Суммируя основной материал по прялкам Вологодской области, можно предва­ рительно выделить четыре основных крупных типа по признаку формы стояка: I доскообразные, П - лопатообразные, Ш - с небольшой, преимущественно квад­ ратной лопаской, IV - столбчатые.

Не претендуя на абсолютную полноту, эта типология может послужить в даль­ нейшем основой при разработке более детальной и углубленной классификации прялок по форме. Границы различий между этими типами, конечно, очень подвиж­ ны, имеется множество переходных форм. Строго говоря, П и Ш типы, вероятно, са­ ми являются переходными между I и IV, но сложившимися уже в достаточно отда­ ленные времена. Например, переход из доскообразной формы в лопатообразную в тверских и псковских прялках довольно наглядно представлен в работах Л.Э. Кал­ мыковой и О. В. Кругловой: для удобства посередине доски начинают делать выем­ ки, которые могут затем принимать самые разнообразные формы, образуя фигур­ ную, все увеличивающую ножку (отсюда цветочные формы прялок у Т. А. Берн штам - см. выше).

В географическом отношении в общих чертах намечается следующее распреде­ ление этих четырех типов: наиболее широко на Русском Севере представлен П тип лопатообразный: он занимает большую часть Вологодской и Архангельской областей, частично встречается в Костромской, Новгородской, Ленинградской, Псковской, Тверской областях. Доскообразный стояк (I тип), который О.В. Кругло ва и Л.Э. Калмыкова считают одним из самых архаичных, является характерной чертой прялок вепского, лопарского и карельского населения ;

модификация этой формы (в том числе к ним можно отнести и веслообразные стояки часто встречают­ ся узколокально, порой близко соседствуя с другими формами и нередко образуя с ними причудливые переходные варианты. Этот тип представлен преимущественно в Архангельской, Тверской, Псковской, частично - в Вологодской, Ленинградской и Новгородской областях, а также в Карелии. К нему можно отнести значительную часть олонецких прялок, выделенных Н. В. Мальцевым и Н. В. Тарановской (по форме в олонецкие вошли прялки и II типа, и переходные формы между I и II типа­ ми). Среди олонецких своеобразную группу составляют каргополъские прялки (впервые выделены как особый вид по экспедиционным данным конца 1 9 4 0 - 1 9 5 0 - х годов С К. Жегаловой ), которые можно считать переходным звеном между I и II типами. Н а примере некоторых каргопольских видов - прялок Лядин и Кенозера также наглядно можно проследить формирование из доскообразного стояка лопа­ тообразного, но уже путем облегчения его снизу и образования ножки, постепенно удлиняющейся. По-видимому, в результате давнего слияния доскообразной фор­ мы со столбчатой (IV тип) возникли очень своеобразные виды прялок на юге Воло­ годской, севере Ярославской и Костромской областей - грязовецкие, ярославские теремковые, буйские и судиславские (их небольшая, близкая к столбчатым лопаска венчает доскообразную ножку: подробнее о них будет сказано ниже). Столбчатая форма стояка (IV тип) в различных модификациях распространена очень широко в Новгородской, Ярославской, на юге Вологодской, частично в Тверской и Кост­ ромской областях. По конструкции столбчатые прялки, как верно отмечает О.В. Круглова, в основном составные, возможно, они сформировались когда-то из примитивных вилкообразных и палкообразных (см. выше).

Очень много своеобразных модификаций представляют формы прялок с не­ большой лопаской - III типа, который явно сформировался когда-то как переход­ ный между II и IV типами и встречается, как правило, на стыке этих форм - больше всего в Вологодской и Костромской областях, частично - в Ленинградской, Новго­ родской, Тверской и др. Множество переходных форм прялок свидетельствует, что в процессе их формообразования значительную роль играли и поиски функциональ­ ного и производственного удобства, и наложение друг на друга разных традиций, и уже чисто эстетический подход наряду с подспудно сохранявшимся местами семан­ тическим. Все эти моменты необходимо учитывать при изучении прялок.

Переходя к обзору вологодских прялок, мы будем ориентироваться на эти че­ тыре основные типа форм, прослеживая их географическое распространение, моди­ фикации и взаимовлияния. Что касается декора прялок, то к нему пока что вполне применима уже утвердившаяся классификация, хотя и она требует уточнений и до­ полнений. Однако вопросов декора мы коснемся очень кратко, с несколько боль­ шим акцентом лишь на тех своеобразных видах прялок, которые пока не были отражены в специальной литературе. При рассмотрении материала мы будем дви­ гаться как бы по кругу с северо-запада Вологодской обл. на восток, обращаясь вна­ чале к северным прялкам с крупной прямоугольной лопаской в районах с не очень большой степенью модификации их форм, затем от восточных районов к централь­ ным и южным, характеризующимся значительно большей изменчивостью прялоч­ ных форм, и далее к западным, также довольно пестрым в этом отношении, где, од­ нако, выявляется одна интересная тенденция, которая фактически приводит нас к выделению своеобразного типа прялок, очень широко распространенного в своих модификациях, и еще шире - в рудиментарных отголосках своих основных черт, что указывает на какую-то давнюю устойчивую этническую традицию (по данному во­ просу недавно опубликована специальная р а б о т а, поэтому здесь мы его изложим более сокращенно).

Северные районы. Север Вологодской обл. значительно более единообразен в отношении прялочных форм по сравнению с другими ее территориями. Здесь быту­ ют преимущественно копыльные прялки с крупной прямоугольной лопаской, раз­ меры которой несколько варьируют и по вертикали, и по горизонтали. Они пред­ ставлены двумя основными типами: большинство, по нашей классификации, отно­ сится ко II типу, вообще этот тип наиболее распространен на Вологодчине, именно потому А. А. Бобринский назвал прялки с лопатообразной лопастью вологодским типом. Однако О. В. Круглова предложила отказаться от этого понятия: "Теперь 3, можно утверждать, что вологодской прялки как единого типа не существует.

На территории Вологодской области бытует много разновидностей прялок... * 4 В меньшей степени на севере этой области представлен I тип.

К о II типу относятся прялки таких северных районов, как Вожегодский, Верхо важский, Тарногский, Нюксенский (они считались по прежней классификации ти­ пично вологодскими). К западу от оз. Воже - в северной части Кирилловского, в Вашкинском и большей части Вытегорского районов - наблюдается интересная картина перехода прялок I типа - олонецких (с длинной прямоугольной лопаской на низкой ножке) - во II тип путем укорачивания лопаски и удлинения ножки, в резуль­ тате чего несколько облегчается весь силуэт, хотя декор остается в основном оло­ нецкого вида. Каргополъские прялки (переходных форм между I и II типами) с круп­ ной раскрашенной резьбой или цветочной росписью встречаются на севере Кирил­ ловского р-на ( В О К М № 19637 и 29963/41);

среди них выделяются своеобразием прялки Чарозера. При движении на юг проявляется тенденция к некоторому укора­ чиванию лопаски, и в результате прялка приобретает классический "вологодский" облик, т.е. II типа.

Олонецкие прялки (I типа) бытовали, по-видимому, и по всей северной части Вытегорского р-на, в том числе по восточному берегу Онежского озера. В центре района наблюдается их взаимодействие с каргопольскими. Образец каргопольской прялки из Вытегорского р-на (оз. Ковжское, д. Берег) с живописной росписью на красном фоне представлен в альбоме О. В. Кругловой. К юго-востоку от Вытегры лопасть прялок укорачивается, и в районе Аннен ского Моста встречаются прялки типично олонецкого декора, но более облегченно­ го с и л у э т а, что позволяет отнести их ко П типу. В Вашкинском р-не эта тенденция продолжается, и две прялки в собрании Вологодского музея из Островского сельсо­ вета ( В О К М № 27893/16 и 27893/11), лопаски которых лишь чуть длиннее ножек, можно считать уже подлинными образцами II типа, хотя их резной декор с раскрас­ кой во многом сохраняет традиции олонецких прялок. О предположительном про­ исхождении формы олонецких прялок и ее эволюции мы будем говорить ниже в связи с венскими прялками, бытующими на западе и северо-западе Вологодс­ кой обл.

Из лопатообразных прялок северных районов необходимо более подробно ос­ тановиться на наиболее своеобразных из них - тарногских, верховажских, а также вожегодских, о которых почти нет сведений в научной литературе.

Вожегодский район. Типично "вологодского" облика по внешнему контуру (т.е. П типа), прялки Вожегодского р-на завершаются вверху лопасти обычно двумя пологими выемками, образующими не ярко выраженную "треxрогоеть ', и перекли­, кающимися с двумя подобными выемками внизу лопасти. Эту как бы сглаживающу­ юся "трехрогость" можно сопоставить в какой-то мере с более выраженным трех частным завершением лопастей прялок соседнего, более южного Харовского р-на (см. ниже). Иногда здесь встречаются прялки и с прямым завершением лопасти вверху, дополненным мелкими трапециевидными городками - широко распростра­ ненный элемент декора среди архангельских и вологодских прялок.

Ряд местностей на севере района специально был обследован в рассматривае­ мом аспекте экспедицией И Э А в 1992 г Здесь в конце ХГХ-начале X X в. в каждом кусте поселений работали один-три местных мастера, к которым женщины прино­ сили красить прялки (вырезались они чаще всего кем-либо из мужчин в семье);

те же мастера расписывали в домах заборки, филенки шкафов и буфетов. Наиболее интересной в этом отношении оказалась местность Тавеньга, почти на границе с Архангельской обл. Здесь с конца ХЕХ в. по 30-е годы X X в. работал народный жи­ вописец Афиноген Петрович Свистулин (по прозвищу Ф и н ). Основной мотив его росписи на лопасках, окрашенных чаще всего в оранжево-коричневый цвет, - тра­ диционное дерево-цветок, стебель этого "древа" всегда волнистый и заканчивается внизу характерным крутым завитком, а под ним внизу лопасти нередко изображена крупная полурозетка с растительным мотивом внутри ее. Привлекает внимание од­ на детская прялочка работы А. П. Свистулина (владелец - С И. Пронина из д. Поздеевская). Мастер отступил от выработанного им канона и изобразил большую белую птицу на вершине деревца, а сзади внизу лопаски - целую лесную сценку с за­ бавным добродушным волком.

В Тавеньге помнили и о других мастерах росписи. Так, в д. Заозерье жил когда то Акиндин Петрович Сидоров. Он красил прялки большими кругами с мелкими цветочками в них. А в д. Пески работал Ардалион Иванович Кожин (примерные го­ ды жизни 1 8 8 0 - е - 1 9 2 9 ), больше известный как иконописец.

В местности Тигино примерно в то же время занимался росписью Анатолий Васильевич С о к о л о в. Прялки его работы также всегда легко узнаваемы - э т о до­ вольно изящная роспись живописной манеры, но стремящаяся к графичности. Фон чаще всего голубой, на нем аккуратно выписано дерево-цветок, порой в вазоне, но этот центральный мотив значительно варьирует на разных прялках.

В Огибаловском сельсовете помнили о мастере росписи Григории Белякове из д. Ч у ж г а. Прялки его работы имеют живописную роспись крупными мазками, ос­ новной мотив которой - букет цветов, порой из роз, иногда в обрамлении тонкой фигурной рамочки, дополненный условными пятилепестковыми цветками.

В южных и восточных местностях Вожегодского р-на бытовали также прялки II типа, но данные местности нуждаются в дополнительном исследовании.

Верховажский район. Прялки этого района, являясь корневыми и относясь в об­ щих чертах ко II типу, все же очень разнятся как по общему силуэту, так и по хара­ ктеру декора. Значительным своеобразием отличаются прялки, бытовавшие по р. Терменьга (правый приток Ваги). Они имеют несколько облегченный силуэт, лопасть их чуть длиннее ножки и завершается вверху двумя крупными кругами в об­ рамлении трех маленьких круглых городков. На кругах нередко можно видеть рез­ ные вихревые розетки, хотя основной тип декора этих прялок - живописная роспись. Форма прялок Терменьги, на наш взгляд, продолжает и развивает в ка­ кой-то степени форму харовских прялок (см. ниже).

При движении на восток и юго-восток Верховажского р-на форма прялок значительно видоизменяется - эти части Верховажья наряду с Тарногским и Нюк сенским районами считаются центром бытования классических видов вологодских прялок с прямоугольной лопастью значительных размеров и довольно крупной трехгранно-выемчатой резьбой. Однако в восточной части района встречаются прялки и с раскраской поверх резьбы, дополненной росписью, и только расписные.

П о полевым материалам И Э А на северо-востоке района, в Нижнеколеньг ском сельсовете, декор прялок преимущественно расписной - здесь выявлен мастер росписи Григорий Авдеев (по прозвищу Авдиюшко), живший в д. Удальцовская. Прялки его работы легко узнаваемы: основной мотив - стилизованное дерево во всю лопасть с четырьмя кружками-цветами по вертикали и отходящими от них во все стороны густыми волнообразными листьями - стиль письма как бы немного размытый, создающий впечатление дрожания, эфемерности изображения.

Несколько юго-западнее, в группе деревень под объединенным названием " С е ­ вер" (примерно среднее течение р. Кулой) декор прялок отличался большим разно­ образием - от строгих резных до пестро раскрашенных или расписанных не очень умелой рукой. Здесь помнили о местном мастере-резчике прялок Иване Александ­ ровиче А с т а ф ь е в е, украшавшем прялки довольно изящной трехгранно-выемча­ той резьбой.

Е щ е далее к югу, вверх по течению р. Кулой, на землях Сибирского сельсовета, граничащего с Тарногским р-ном, намечается преобладание прялок с трехтранно выемчатой резьбой, хотя встречаются и расписные, не отличающиеся единообрази­ ем (расписывали нередко и сами хозяева). Резные же прялки в этой местности, бытующие до настоящего времени, похожи друг на друга, как близнецы - они были изготовлены преимущественно в конце Х 1 Х - н а ч а л е X X в. местным мастером-рез­ чиком Василием Макаровским (по прозвищу Васька В о л к ) из д. Елисеевская.

Прялка его работы опубликована в статье О. В. Кругловой. Такие прялки здесь на­ зывали "басоньи" (по нашим материалам), а в соседнем Тарногском р-не - "баше ными", (от " б а с к о " - красиво).

Именно из этих мест происходит одна уникальная прялка Вологодского музея (инв. № 13751, поступила в 1966 г. из д. Сафроновская Сибирского сельсовета). Она украшена ныне очень потертой контурной резьбой, по которой предположительно датируется XVIII в. Н а лопасти в обрамлении четырех птиц вырезан круг, состоя­ щий из двух вписанных друг в друга окружностей, пространство между которыми разделено на 12 секторов с буквами старославянского алфавита. Вряд ли можно со­ мневаться, что э т о изображение календаря, так как почти все первые буквы в каж­ дом из секторов соответствуют начальным буквам названий месяцев, а одной или двумя следующими буквами мастер стремился передать количество дней в данном месяце, что, впрочем, не обошлось без ошибок (расшифровка выполнена С.Д. Оле­ невым при консультации с Н.Н. Малининой и Н.И. Фельдшиным). Две верхние пти­ цы вписаны в лучистые круги и повернуты друг к другу, две нижние очень условны, развернуты в противоположные стороны, а между ними треугольная фигура с кре­ стиком на вершине - мотив, очень распространенный в соседнем Тарногском р-не.

Тарногский район. Прялки именно этого района, по единодушному мнению всех исследователей, являются классическими представительницами вологодского типа, выделенного А. А. Бобринским (т.е. П тип). И м в научной литературе посвящено больше всего описаний, выявлен ряд м а с т е р о в. Тарногские прялки, по преимуще­ ству чисто резные, довольно единообразны в стилевом отношении по всему району, и в т о же время э т о стилевое единообразие проявляется в большом разнообразии сочетания определенных мотивов декора - две одинаковые прялки здесь найти тру­ дно. В южных местностях района, на наш взгляд, несколько в большей степени вы­ ражена тенденция к раскраске резьбы. Встречаются и расписные, а на северо-вос­ токе района (деревни Шевелевская, Огудаловская) лопаска порой украшалась зер­ кальцами.

Тарногские копыльные пресницы, или преслицы (местное название) отличает прежде всего крупная прямоугольная лопасть, иногда чуть расширенная книзу, при­ чем увеличение размеров лопасти идет не столько в длину (по высоте лопасть не на­ много превосходит ножку - размеры последней варьируют от трети до четырех пя­ тых о т высоты лопаски), сколько в ширину. Имеется интересное свидетельство очень пожилой жительницы (правда, из другого района) о функциональной значи­ мости широких лопасок: как известно, на вечорках парни подсаживались к пряду­ щим девушкам, беседовали с ними, а порой и целовались;

по ее словам, широкая ло­ пасть прялки служила в какой-то степени укрытием для любезничающей парочки от любопытных г л а з.

Резные баские, или башеные прялки, как их здесь называли, представляли собой часто очень нарядные узорчатые панно из орнаментальных кругов, треугольников, розеток и их сегментов, рядов мелких выемчатых треугольников и ломаных линий.

Этот резной орнамент, по-видимому, нес в себе когда-то глубокий смысл - не слу­ чайно низ лопаски обычно украшен горизонтальными орнаментальными рядами, которые в народе назывались позем *, т.е. передавали идею земли. Над поземом мы часто встречаем в тарногских прялках крупную возвышающуюся треугольную фи­ гуру (а порой и три подобных фигуры) с сетчатым заполнением и маркированной вершиной - мотивами круга, креста, деревца и т.п. ( В О К М № 27082/98, 27891/37, 27891/38, 5599 мастера Ивана Мамонтова и другие). В данных изображениях еще 2. Прялки конца X I X начала X X в. из северо­ западных районов: слева олонецкого типа, в центре и справа - вепсского типа (ВОКМ. № 17816, 26374/ 17876) 3. Лопасть прялки из д. Сафроновской Верховажского р-на (ВОКМ.

№ 13751, конец Х У Ш в.) 4. Прялка начала X X в. из Кирилловского р-на Николоторжского сельсовета (МФД - 1350/8) первые исследователи прялок предполагали образ храма, е го шатровых г л а в о к, истоки же этих выразительных мотивов восходят, на наш взгляд, к изображениям культовых строений еще дохристианского периода, так как в богатом традициями Тарногском р-не долго сохранялись священные рощи - кусты с почитаемыми де­ ревьями, а порой и шалашеобразной культовой постройкой вокруг такого д е р е в а. Подобная крупная, треугольных очертаний фигура явилась, по-видимому, одним из основных источников богатого многообразия тарногского резного декора, где она может умножаться, дробиться, дополняться другими мотивами и т.п. Она встречает­ ся и в декоре прялок из других районов (см. ниже), а также на вальках, рубелях и иных деревянных изделиях.

В ходе экспедиции 1984 г. были получены дополнительные к уже опублико­ ванным сведения о тарногских мастерах-прялочниках (в Илезском сельсовете). П о ­ пов Осип Григорьевич (родился примерно в 1870-е годы) жил на хуторе рядом с д. Верховская, делал и расписывал предметы домашнего обихода из дерева и выво­ зил их на лодках на продажу в округу. Сергеев Петр Константинович из д. Огуда ловская (1902 г.р.) еще в 1930-е годы делал прялки " с вырезами" и зеркальцами, сам и резал, и красил. Неподалеку от Илезского Погоста в начале X X в. делали прялки Бакшеев Григорий Александрович и Дружининский Протасий Семенович (из д. Окуловская), а в районе Шевелевки сохранились смутные воспоминания о масте­ ре росписи Василии Семеновиче Шевелеве.

Нюксенскый район. Прялки этого района очень близки к тарногским по форме, и нюксенская прялка также считалась классическим образцом "вологодского типа".

Основное отличие прялок, бытовавших в районе Нюксеницы, заключается в нали­ чии на лопаске нескольких горизонтальных рядов круглых сквозных отверстий с вставленными в них на проволоке бусинами, цветными камешками, деревянными шариками - при прядении они слегка позванивали;

такие прялки называли прясли­ цы с ожерельями, они вошли в моду во второй половине XIX в. ;

без бусинок прял­ ка считалась даже негодной для работы.

Известны и прялки с иным резным д е к о р о м - он состоит из узорных ромбов и маленьких кружков-розеток, напоминая узор из крупных листьев, ковром по­ крывших всю поверхность лопаски. В начале X X в. при отходе от традиционных форм декора в Нюксенском р-не возникло одно своеобразное явление: мастерица из с. Бобровское (на Сухоне) А. И. Селянина создала на лопасках прялок ряд кра­ сочных портретов, видимо, односельчан, выполненных в стиле живописного при­ м и т и в а ( В О К М № 16035, 16042, 16043, 16049;

три из них датированы 1922, и 1926 гг.).

Несмотря на отдельные подобные новаторства, следует отметить, что в отно­ шении сохранности древних мотивов декора северные районы Вологодской обл.

стоят, пожалуй, на первом месте - особенно это относится к Тарногскому, восточ­ ной половине Верховажского и части Нюксенского районов. История заселения их очень сложна, они испытали на себе несколько волн миграций как из новгородских земель, так и из ростовских. Население значительной части этого региона состав­ ляет своеобразная локальная группа "кокшары", впитавшая в себя оба эти влияния, но при этом сохранившая и нечто от древнего местного финно-угорского населения и в облике, и в обычаях;

отголоски чудского происхождения отмечаются и в куль­ туре соседнего населения по р. К у л о й. Возможно, благодаря именно этому суб­ стратному культурному слою в декоре местных прялок столь распространена тре­ угольная фигура, о которой говорилось выше, так как подобный мотив очень хара­ ктерен и для мордовского народного искусства, особенно для резного декора на сва­ дебных сундуках-колодах парях (хотя этот мотив имеется и у славянских народов, не смешанных с угро-финнами). В настоящее время определенно разграничить в на­ родной культуре местного населения черты финно-угорские и русские невозможно, тем более что дохристианская культура этих народов имеет много общего (несмот ря на то, что славяне пришли на эти территории уже будучи официально христиана­ ми). Влияние субстратного пласта сказалось здесь в первую очередь, вероятно, в об­ щей тенденции к сохранению старины (которая проявляется, в частности, в пред­ почтении резного декора на прялках расписному) - эта общая мировоззренческая установка могла способствовать также и закреплению тут древних традиций при­ шлого населения, новгородцев и ростовцев.

В целом форма северных вологодских прялок достаточно стабильна, чувствует­ ся, что она складывалась на протяжении столетий, модификации ее незначительны (за исключением, пожалуй, верховажских прялок в районе р. Терменьга). По-види­ мому, она является результатом достаточно давних и плавно протекавших этноасси миляционных процессов на Русском Севере, приведших к "сплаву" черт в культур­ ном облике народов, его населявших.

Восточные районы. В трех крайних восточных районах Вологодской обл., - в соседнем с Нюксенским Великоустюжском, а также Кичменгско-Городецком и Никольском - силуэт прялок, представляющих варианты П типа, несколько облег­ чается по сравнению с северными: ножка имеет тенденцию к удлинению, а прямо­ угольная лопаска - к укорочению и суживанию, в результате ножка у прялок этой части Вологодчины нередко превосходит по высоте лопаску. Очевидно здесь, осо­ бенно в Великоустюжском р-не, сказалось влияние формы прялок с небольшой квадратной лопастью, распространенных значительно юго-западнее, в Тотемском р-не (о них см. ниже), вдоль по течению р. Сухона, которая являлась оживленным трактом.

Результатом именно этого влияния, скорее всего, можно объяснить и форму ви~ легодских прялок (в селениях по р. Виледь) с почти квадратной, федних размеров лопаской на высокой тонкой ножке, с декором по-преимуществу из резных розеток с раскраской. Они перекликаются по форме с тотемскими, хотя лопасть их массив­ нее;

бытовали же они далеко к северо-востоку от тотемских (р. Виледь - приток Вычегды, впадающей в Северную Двину - ныне э т о Вилегодский р-н Архангель­ ской обл., в прошлом - Сольвычегодский у. Вологодской губ.). Этот вид прялок, распространенных довольно локально в окружении П типа, появился, возможно, в результате миграции из районов, расположенных значительно юго-западнее, ка­ кой-то локальной группы населения, которая переместилась вниз по течению Сухо­ ны и Северной Двины, а затем поднялась по Вычегде и Виледи. Процесс слияния форм уже наметился - лопасть порой значительно удлиняется, и отдельные разно­ видности вилегодских прялок очень близки формам, распространенным далее вниз по течению Северной Двины и характерным для прялок, славящихся своей ф а ф и ческой росписью - пермогорских, борокских, нижнетоемских, пучугских. Возвращаясь к восточно-вологодским прялкам, можно констатировать, что по мере удаления к югу от Сухоны в их формах вновь нарастает тенденция к массивно­ сти прямоугольной лопасти, хотя ножка остается довольно высокой и тонкой. В о всех этих районах бытовали прялки как с фехфанно-выемчатой резьбой, так и с раскраской и росписью. В некоторых местностях Никольского р-на лопасть прялок украшалась одним-двумя рядами сквозной узорной р е з ь б ы. В других местностях, к примеру ближе к Никольску, встречаются прялки со значительно облегченной ло­ пастью ( В О К М № 13555);

эта тенденция сохраняется и в форме прялок при движе­ нии к северу (основное сообщение здесь проходило по р. Юг). Так, форма прялок из Кичменгско-Городецкого р-на, имеющихся в Вологодском музее ( В О К М № 19131, 34078/143), изменяется с юга на север в сторону "облегчения";

их прямоугольные лопасти, украшенные резьбой с раскраской и росписью, имеют тенденцию к суже­ нию, ножки же значительно превосходят лопасти по высоте. Силуэт великоустюж ских прялок также в основном облегченный, лопасть короче ножки и составляет примерно 3/4 ее длины ( В О К М № 28367/26), хотя встречались в этом р-не и прялки с довольно массивной лопастью, как, например, из собрания Г Р М.

Завершение верха прял очных лопасок восточных районов варьирует между городками средних размеров и двумя неглубокими вырезами. Однако на юго-запа­ де Никольского р-на намечается тенденция к углублению этих двух верхних выре­ зов лопаски ( В О К М № 13555/1 из д. Демино Верхне-Кемского сельсовета). Э т а тенденция, на наш взгляд, не случайна, так как она развивается при движении на запад в соседнем Бабушкинском р-не на прялках из Кулибаровского сельсовета по р. В о т ч е ( В О К М № 30030/2) с сильно углубленными вырезами вверху и внизу ло­ паски, ч т о образует вверху три удлиненных городка-рожка, а внизу - две такие же серьги;

сама лопасть облегченного силуэта, суженная по бокам, по высоте почти равная ножке, хотя на севере Бабушкинского р-на, ближе к Нюксенскому, про­ должает бытовать прялка типично "вологодская" - с крупной прямоугольной ло паской на невысокой ножке, с мелкими городками по верху ( В О К М № 30139/3 из д.

Т е р е х о в о ). При сравнительном сопоставлении форма бабушкинской прялки с глубокими вырезами неожиданно оказывается очень близка отдельным разновид­ ностям прялок Х а р о в с к о г о р-на (ср. В О К М № 30030/2 и 23057), хотя эти районы разделяют более 200 км. Н о говорить о взаимовлиянии здесь вряд ли есть основа­ ния - о б е эти прялки скорее всего являются лишь сходным звеном в эволюцион­ ном ряду прялочного формообразования в результате слияния двух разных форм стояков - с крупной удлиненной прямоугольной лопастью-лопатой и с небольшой квадратной лопаской с фигурными завершениями (о них см. ниже) на высокой тонкой ножке. Значительную вариативность форм, возникших в результате э т о г о процесса, мы встречаем среди прялок Тотемского р-на, примыкающего с запада к Бабушкинскому.

Ц е н т р а л ь н ы е р а й о н ы. П о материалам прялок можно выделить некий централь­ ный регион Вологодской обл., охватывающий районы Тотемский, Сямженский, Х а ровский, Усть-Кубенский, Сокольский, Междуреченский, Вологодский, где доста­ точно наглядно прослеживается слияние двух означенных выше типов прялок, соз­ давая большое разнообразие локальных видов. Особенно выделяется в этом отно­ шении, как было сказано, Тотемский р-н - единственный из всех вышеперечислен­ ных, прялки которого относительно полно освещены в специальной литературе.

Остальные центральные районы оказались малоисследованными в данном аспекте, поэтому в некоторые из них были организованы специальные экспедиционные вы­ езды от И Э А в 1997 и 2001 г г. Тотемский район. П о классификации А. А. Бобринского, один из типов пря­ лок - с квадратной или чуть удлиненной лопаской на высокой тонкой ножке - счи­ тался разновидностью вологодского типа лопатообразных прялок ;

экспедициями 1 9 5 0 - 1 9 7 0 - х годов были выявлены места бытования приведенных в его альбоме прялок данной разновидности - оказалось, что она широко распространена в совре­ менном Тотемском р-не. В последующей специальной литературе исследователи описывали тотемские прялки, продолжая в основном придерживаться старой типо­ логии, и даже в статье О. В. Кругловой 1976 г., где она фактически предлагает отказаться от понятия вологодский тип, показывая колоссальное разнообразие вологодских прялок, ориентация на старую типологию остается: тотемские прялки предлагается особо выделить как разновидность вологодского типа в самостоя­ тельный раздел или считать "одним из типов лопатообразной прялки". Т а к или иначе, в литературе и на практике сложилось понятие тотемский тип прялок, в ко­ тором О. В. Кругловой были выделены несколько видов: прежде всего э т о собст­ венно тотемские, т. е. бытовавшие вокруг Тотьмы, а также прялки Погорелова, Толшмы, Печенги;

к тотемским отнесены и близкие по форме прялки из примыкаю­ щих местностей - Бирякова и Чучкова (Сокольский р-н), из Междуреченского р-на и Совеги (Солигаличский р-н Костромской о б л. ). Таким образом, понятие тотем­ ский тип сформировалось как достаточно широкое, неравноценное большинству других "типов", можно сказать, как обобщающее, в основу которого была положе Русский 52 Север...

на фактически форма стояка (III тип, по нашей классификации), а не специфика де­ кора, как при выделении большинства других "типов".

В недавно вышедшей работе В. А. Притчиной, специально посвященной прял­ кам бывшего Тотемского у. на основе собрания Тотемского музея, к выделенным видам тотемских прялок с небольшой лопаской добавлен еще один вид - соломенки (раньше они были отнесены О.В. Кругловой к общему виду прялок Толшмы).

В этой работе уделено также значительное внимание прялкам II типа в Тотем­ ском р-не - с прямоугольной лопаской крупных и средних размеров, бытовавшим преимущественно к северу от Тотьмы. Автором выделено еще пять их видов с при­ ложением карты и списка мастеров (в т о время, как в работах О. В. Кругловой за­ острялось внимание только на одном виде подобных прялок - по р. П е ч е н г а ). Таким образом, на сегодняшний день прялки Тотемского р-на в их разнообразных вариантах описаны, пожалуй, наилучшим образом из прялок всей Вологодской обл.

Все виды прялок этого района корневые, за редким исключением поздних об­ разцов. Говоря об их разновидности с квадратной лопаской на высокой ножке, О.В. Круглова считает, что в основе всех модификаций этого типа, даже таких, как прялки Совеги с вычурными завитками, лежит прялка, бытовавшая вокруг Тотьмы, а также по рекам Царева и частично В о ж б а л. Эту мысль повторяют и последую­ щие исследователи. Однако сквозная решетка вверху собственно тотемских пря­ лок достаточно специфична, а мелкие городки по верхнему краю, столь характер­ ные вообще для северных прялок, не объясняют большого разнообразия верхнего завершения в многочисленных модификациях данного "типа". П о нашему мнению, анализ этих модификаций следует начинать с вида, бытовавшего по р. Толшма, при­ чем в ее верховьях, т.е. на севере Солигаличского р-на Костромской обл. (на грани­ це с Вологодской обл.).

Если лопасть толшменских прялок в Вологодской обл. заканчивается обычно довольно крупными и мало что говорящими тремя городками и такими же двумя серьгами, т о в соседних местностях Костромской обл. эти завершающие детали значительно более выразительны (в частности, в Куземинском сельсовете Солига­ личского р-на, где лежат как раз верховья Толшмы и где в 1994 г. работала экспе­ диция И Э А ) - в них порой очень четко просматриваются изображения голов ка­ ких-то животных (часто - близких медвежьим). П о верхним углам лопаски две головки, повернутые друг к другу, как бы "смотрят" на центральный элемент - круг с навершием, а иногда - деревце;

по нижним углам обычно две такие же головки, только "вверх тормашками". Именно из этой "зооморфной" формы становятся вполне объяснимы и вычурные завитки прялок Совеги, расположенной чуть запад­ нее ( О. В. Круглова считает их также производными от т о т е м с к и х ) : в Советском сельсовете среди уже хорошо известных из литературы "кудрявых" прялок встреча­ ются и прялки, где еще просматривается "зооморфность", а порой и "орнитоморф ность" завитков. Подобный образец советской прялки с четырьмя головками, похо­ жими на птичьи, приводится и в статье В. А. Притчиной (хотя автор считает, что они напоминают головки к о н е й ). Между ними помещается растительный мотив, но до­ вольно часто на советских прялках он, принимая весьма значительные размеры, ста­ новится явно похожим на женскую фигуру (напр., К О К № 22403-47).

На примере прялок Толшмы, бытовавших уже на вологодских землях, нагляд­ но можно проследить, как утрачивается образная значимость завершений лопаски, образуя три округлых городка и две таких же серьги, хотя в этих элементах еще ос­ тается их как бы "обращенность друг к другу". Е щ е в большей степени - в два рож­ ковидных завитка - эволюционировали зооморфные завершения в прялках соло менках (с инкрустацией раскрашенной соломкой), распространенных в сельсоветах Великодворском, Верхне-Толшменском, Маныловском и Никольском. А прялки Погорелова (к юго-западу от Тотьмы по старому тракту), густо покрытые резьбой с раскраской, сохраняют отголоски двух стилизованных головок только внизу - в виде серег. Н о верхнее завершение лопасок и погореловских, и прялок около Тоть­ мы - типично северное - мелкие городки.

Следующую эволюционную ступень в декоре лопаски мы можем наблюдать на прялках Великодворья (или, по определению О. В. Кругловой, прялках Печенги).

Здесь над квадратной лопаской встречаются порой и такие же два рожковидных за­ витка, как у соломенок, и два завитка с городком между ними, и просто пять город­ ков (а иногда - три-четыре);

размеры их лопасок варьируют, порой уже несколько удлиняясь. Интересно, что в том же районе Великодворья одновременно бытовал и II тип прялок - с удлиненной прямоугольной лопаской, украшенной по верхнему и нижнему краям сквозным декором в виде кругов с перекрестьем - эту "пресницу о шести оконцах" О. В. Круглова считает древним местным типом для Печенги, хо­ тя этот вид буквально окружен разновидностями прялок III типа - с небольшой квадратной лопаской. Обращает на себя внимание и некоторая схожесть этого вида с одним видом северных прялок Тотемского р-на - в работе В. А. Притчиной они впервые выделяются как самостоятельный вид под наименованием прялок Заозе­ рья (о них см. н и ж е ). Можно предположить, что какая-то небольшая группа насе­ ления по рекам Еденьга, Сухона и Печенга мигрировала из северных земель совре­ менного Тотемского р-на на его юг (перекличку печенгских прялок с северными от­ метила и О. В. К р у г л о в а ), причем миграция эта произошла не в столь уж отдален­ ные времена, так как два вида прялок Печенги еще не успели эволюционировать в единый вид, хотя переходные формы здесь уже существовали.

Таким образом, фактически у всех видов тотемских прялок, т.е. с квадратной лопаской (III тип), в этом районе в той или иной степени присутствуют следы "зоо морфности" - даже исчезнув вверху лопаски, они сохраняются в выразительных серьгах внизу, как у погореловских и собственно тотемских. В дальнейшем мы уви­ дим, что и квадратная лопаска, и явно выраженные зоо- и орнитоморфные элемен­ ты распространены еще гораздо шире, в том числе на территориях, очень далеких от Тотемского р-на, не говоря уже об отголосках этих форм. Поэтому мы предла­ гаем отказаться от понятия прялки тотемского типа как обобщающего и исполь­ зовать вполне эквивалентное понятие прялки с небольшой квадратной лопаской (т.е. III тип), а в дополнение к нему выделить как особый его подтип - зоо-орнито морфный (III а), который, возможно, даже лег когда-то в основу формирования большинства современных модификаций III типа (в ходе упрощения типа Ш а, сли­ яния его со II типом и забвении связанных с его формой представлений). Однако как локальный вид прялок, бытовавших непосредственно вокруг Тотьмы, понятие тотемские остается вполне функциональным.

Коротко остановимся на видах прялок с крупной прямоугольной лопастью (П тип), распространенных в северной части Тотемского р-на (см. рисунки и карту у В. А. Притчиной) : 1). Близки к тарногским и нюксенским и даже превосходят их массивностью прялки Нижней Печенъги (на границе с Тарногским и Нюксенским районами). Они обычно раскрашивались по резьбе, а на некоторых геометрический узор выполнялся красками. 2). В Матвеевском и Медведевском сельсоветах, распо­ ложенных к северо-востоку от Тотьмы по Сухоне и Еденьге, бытовали прялки с прямоугольной лопастью, по размерам почти равной ножке или чуть короче, также без явных следов "зооморфности", украшавшиеся в основном росписью, в чем В.А. Притчина усматривает влияние традиций Костромы. 3). Прялки Середского сельсовета на границе с Верховажьем, в верховьях р. Кулой, по типу близки к тар­ ногским и юго-восточным верховажским. 4). В Середском сельсовете, а также в со­ седнем Заозерском, чуть южнее, бытовал и другой оригинальный вид прялок - по В.А. Притчиной, прялки Заозерья. И х отличает, как было сказано выше, сквозной ажурный декор;

прямоугольная лопасть их несколько облегченного силуэта, а в не­ больших округлых сережках трудно было бы уловить отголоски зооморфного ти­ па, если бы последний вдруг не проявился в прялках соседнего Вожбальского сельсо 52* вета. 5). Прялки Вожбальского сельсовета - это прялки Сондуги (по В. А. Притчиной), бытовавшие в самых истоках рек В а г а и Кулой, в районе Сондугского озера. Прямоугольная, средних размеров лопаска сондугской прялки оканчивается внизу массивными сережками, напоминающими "головы стилизованных коньков, обращенных к ножке". П о верху лопаски - резная сетка из ромбов (не сквозная);

об легченность всего силуэта говорит о переходности ее типа. Просматривается взаимо­ влияние прялок из окрестностей Тотьмы и сондугских: в тотемской решетка вверху становится сквозной, лопасть укорачивается, стремясь к квадратной форме, а сережки почти теряют свою "зооморфность" и все более стилизуются, т.е. сама тотемская прялка является одной из переходных ступеней между формами типов П и Ш а.

В целом по Тотемскому р-ну можно наблюдать довольно плавный переход от зоо-орнитоморфных прялок Толшмы к северным П типа. Тотемский р-н можно считать уникальным в том отношении, что он представляет нам большое количе­ ство переходных вариантов между этими двумя типами, причем чаще всего в доста­ точно разработанной художественной традиции, что позволяет говорить о сложив­ шихся видах или подвидах. Процесс взаимовлияния прялочных форм в этом районе шел довольно активно, вероятно, до самого недавнего времени.

Сямженский район. Прялки этого района, как и соседних - Харовского, Соколь­ ского Усть-Кубенского, оказались незаслуженно обойденными вниманием искусст­ воведов, хотя здесь встречается немало любопытных в художественном отношении видов. На северо-западе Сямженского р-на - в Раменском сельсовете - форма пря­ лок, правда, достаточно традипионна для северорусских: их прямоугольная лопасть, порой украшенная геометрической резьбой или цветочной росписью, обычно до­ вольно крупная, часто удлиненная, хотя и несколько варьирующаяся по размерам, нередко с двумя пологими выемками вверху и круглыми сережками внизу. Однако на большей части этого района бытуют прялки с более короткой лопаской и харак­ терным признаком внизу ее - двумя крупными серьгами-оголовками", обращенны­ ми к ножке (как на соседних с востока сондугских - см. выше). Декор старых рез­ ных с раскраской, судя по экспонатам Тотемского музея, очень наряден - с вихре­ выми и многолепестковыми розетками (№№ Т - 3 4 3 0 5 и 34415, о б е из Режского сельсовета). Распространен также мотив шестилепестковой розетки в окружении веточек (напр. В О К М - 1 8 8 3 5 ). Судя по экспонатам Сямженского и Тотемского му­ зеев, встречался декор в виде сквозных розеток и кругов, узких прорезей, но особое распространение получила сквозная резьба в виде арочных окошек, порой в не­ сколько этажей - пряха, сидящая за такой прялкой, могла выглядывать в это окон­ це как бы из собственного теремка, а иногда в подобное оконце вставлялось зер­ кальце. Э т а своеобразная традиция возникла, скорее всего, уже в кон. Х 1 Х - н а ч.

X X вв. и была распространена по преимуществу в восточных и южных местностях района - удалось выяснить, что в восточном Коробицынском сельсовете в д. А р г а ново еще в 1920-х годах их вполне профессионально изготовлял мастер Анатолий Батагов, а другой - Александр Верденьский - красил (сведения получены в 2001 г.

от 90-летней А. И. Мальцевой из д. Зайцево). В соседнем с ю г а Голузинском сельсовете в д. Пилигино (местность Ихолово) проживал "мастер на все руки" Ни­ колай Никитин (годы жизни ок. 1 8 8 5 - 1 9 4 0 - е ), изготовлявший помимо прочего и "пресницы с оконцами", и прялки с колесом (последние были также распростране­ ны по всему району, а в этих местностях они использовались при прядении в комп­ лексе с традиционными "пресницами"). Видимо, ремесленные центры по изготовле­ нию прялок существовали и в окрестностях д. Монастырская (ныне Режский сельсовет), и в местности Мойменьга (ныне Ногтшский сельсовет), куда, по свиде­ тельству местных жителей, "женщины ходили по прялки", однако эти сведения тре­ буют уточнения.

Харовский район. В этом районе, расположенном к западу о т Сямженского, на­ блюдается также довольно большое разнообразие прялок. Прямоугольная лопасть и ножка большинства их по высоте почти равны (П тип), хотя в целом по району эти пропорции очень вариативны. Перекличка сямженских и харовских прялок прояв­ ляется главным образом в форме серег, хотя у последних они уменьшаются и более стилизуются, "зооморфность" их почти исчезает. Однако в харовских прялках не­ ожиданно начинают порой вновь проявляться рудименты "зооморфности" вверху лопаски: иногда две явные "головки" как бы "смотрят" на росток в центре ( В О К М № 23015);

чаще э т о центральное возвышение имеет самые разнообразные формы (пологое, веерообразное с крупными городками, заостренное в виде одного или двух кружков, дополненных кружками по сторонам, и т.п.). Эти декоративные элементы верха лопасок являются, вероятно, результатом влияния прялочных форм уже с за­ пада (см. ниже), они перекликаются с верхним завершением прялок как с западных берегов Кубенского озера, так и из Верховажского р-на, причем с верховажскими просматривается близость и по довольно изящным пропорциям, а у некоторых - и по расписному декору.

В своеобразном локальном виде харовских прялок, украшенных мозаикой из раскрашенной соломки, преобладает мотив здания с розеткой над ним ( В О К М № 14429/1 из д. Денисовская Разинского сельсовета, неподалеку от Пундуги). Игра цвета и света на поверхности такой прялки придает всему ее облику удивительную нарядность.

Устъ-Кувенский район. В основном прялки этого района относятся ко П типу, хотя пропорции лопаски и ножки значительно варьируют в широтном его направ­ лении. Н а севере района встречаются довольно массивные лопаски, украшенные чаще геометрической резьбой, а при движении к югу прослеживается тенденция к их облегчению и укорачиванию. Оформление верха и низа лопасок не отличается в этом районе единообразием. В северных местностях (Авксентьевский, Богородский сельсоветы) встречаются отдельные виды прялок, почти аналогичные по верхним элементам некоторым видам харовских: два небольших кружка по сторонам и один или два почти слившихся в центре между ними, либо два пологих возвышения в цен­ тре, что можно считать глухими отголосками зоо-орнитоморфного типа (Ш а). Б о ­ лее явные его следы - в виде крупных сережек внизу и высокого "бугорка" вверху в центре - встречены юго-восточнее, в Заднесельском сельсовете по р. Кихть, при­ току Кубены, где лопаски уже значительно меньше, - подобный декор "протягива­ ет ниточку" к харовским и верховажским. Здесь же бытовали прялки с крупными фигурными городками.

Несколько севернее, в Томашском сельсовете изготовлялись наряду с прочими видами очень изящные художественные прялочки с крупной сквозной розеткой в центре и круглыми закрученными серьгами. Здесь же был встречен и еще один своеобразный вид прялок - со сквозной решеткой вверху в виде 5-образных проре­ зей - такие прялки бытовали и на самом юге района - в Митинском сельсовете, при­ чем верх их всегда украшен характерными крупными городками, похожими на жен­ ские фигурки в широких юбочках или на вазочки. Данный вид прялок более широ­ ко представлен в примыкающих к этому району с востока местностях Сокольского р-на.

Сокольский район. Этот район также можно считать малоисследованным в рассматриваемом аспекте, так как в литературе в основном были известны чуч ковские и биряковские прялки из его восточной части (см. ниже). В ходе обследо­ вания е г о западных местностей, где также господствует прямоугольная лопаска средних размеров, своеобразный вид прялок с 8-образными прорезями был встречен в Нестеровском сельсовете (по р. Кубене), а ближе к Соколу - в с. Архангельское (в его школьном музее;

представлен он и в Сокольском и Вологодском музеях).

А р е а л е г о бытования был связан, по-видимому, в основном с нижним течением Кубены. Декор варьирует от чисто резного к резному с раскраской и расписному, вверху лопаски 5-7 3-видных прорезей, причем 3-видные мотивы как бы поверну 5. П р я л к и в т о р о й п о л о в и н ы Х Г Х - н а ч а л а X X в. :

из Х а р о в с к о г о р - н а ( Х Д Н Х П Р б/№;

В О К М. № 14429/1) т ы д р у г к д р у г у п а р а м и. Декор, напоминая стилизованные изображения змей ( п р я л к и э т о г о в и д а м о ж н о характеризовать к а к со змеевидным сквозным деко­ ром), в р я д ли м о ж н о считать п р о с т о украшательством, так как он удивительным о б р а з о м перекликается с бытовавшим в этой местности поверьем (зафиксировано в Заднесельском, Т о м а ш с к о м и Митинском сельсоветах Усть-Кубенского р-на, в Нестеровском и Архангельском - Сокольского). П о этому поверью змеи в Ильин­ скую пятницу забираются н а деревья (чаще говорили - на березу) и р о ж а ю т там д е т е н ы ш е й, с п у с к а я и х в н и з п о с т в о л у, причем в э т о т день должна быть г р о з а.


(Некоторые а н а л о г и и е м у имеются у западных и южных с л а в я н, и в нем просма­ тривается о ч е н ь интересный мировоззренческий комплекс). Х а р а к т е р н о, что при о т с у т с т в и и д а н н о г о сквозного декора н а расписных прялках этой местности ввер­ х у ч а с т о м о ж н о видеть узорный р я д из 8-образных элементов в росписи;

не слу­ ч а й н ы, по-видимому, и стилизованные женские фигурки-городки вверху таких прялок.

П о р. Кубена в Нестеровском сельсовете встречаются прялки разных видов II т и п а : к а к с небольшой лопаской, украшенной либо очень изящной сквозной р е з ь б о й в виде ромбической решетки и розетки, напоминающей снежинку, либо иным сквозным узором, так и с удлиненной крупной лопастью с явными элемен­ тами " з о о м о р ф н о с т и " в в е р х у и внизу, аналогичными отдельным видам харовских и усть-кубенских.

В Сокольском р-не можно выделить и еще один своеобразный вид прялок: про­ рези вверху лопасок по форме довольно вариативны, а крупные городки напоми­ нают чаще подбоченившиеся женские фигурки. Точно установить ареал их б ы т о вания по редким, в основном музейным неаннотированным о б р а з ц а м п о к а н е пред­ ставляется возможным, скорее всего - это центральные местности района. Резуль­ тат стилизации таких фигурок в крупные городки сложной ф о р м ы, порой г р и б о о б ­ разной, либо приближающейся к треугольной, можно встретить на п р я л к а х к с е в е ­ ро-востоку от Кадникова, в Двиницком сельсовете (центр - Чекшино). В этой ме­ стности в форме лопастей явно выражена тенденция к укорачиванию - о н и л и б о чуть удлинены, либо почти квадратны, хотя остаются довольно к р у п н ы м и (т.е. представляют из себя переходные формы между II и III типами). Декор здесь встречается как резной, порой со сквозной розеткой или рядом мелких о к о ш е к, так и с раскраской (нередок мотив шестилепестковой розетки, близкий к некоторым сямженским) либо с профессиональной росписью. Вверху лопасок иногда можно видеть явные следы "зооморфности". Нельзя не упомянуть уникальную п р я л к у, встреченную в ходе экспедиции в 2001 г. в д. Вязовое: ее почти квадратная лопасть с крупными фигурными городками украшена сложной рельефной резьбой с рас­ краской и с мелкими сквозными прорезями, что создает по-настоящему ажурный декор.

В восточной части Сокольского р-на лопасти прялок еще несколько укорачива­ ются и уменьшаются, всё более приближаясь к III типу (хотя встречаются и чуть уд­ линенные). О. В. Кругова отмечает здесь два основных пункта производства пря­ лок - Чучково и Биряково, расположенные неподалеку друг от друга на древнем 6. Прялки конца XIX в. из Усть-Кубенского р-на Заднесельского сельсовета и из Усть-Кубенского р-на Томашевского сельсовета (школьный музей) тракте Тотьма-Вологда, и форму обоих видов считает разновидностью тотемско­ го типа (о нем см. выше). Однако при всей близости чучковских и биряковских прялок, в них можно уловить влияния, идущие из разных направлений: в первых - с юга, во вторых - с востока (в прошлом к тому же эти две местности относились и к разным уездам Вологодской губ.: Чучково - к Кадниковскому, а Биряково - к Т о темскому). И х роднят почти квадратные лопаски с двумя удлиненными серьгами и декорировка в основном трехгранно-выемчатой резьбой, но и городки, и фигурная ножка чучковских прялок почти аналогичны более южным междуреченским, на би ряковских же мы видим лишь отголоски этого декора ножки, городки же их, вер­ нее, зубчики, близки более восточным погореловским, а в сережках просматрива­ ются следы "зооморфносго''. В начале X X в. в Биряково семья гармонщиков Р о ­ мановских создала новую местную традицию - украшение готовых, окрашенных чаще всего под красное дерево, прялок накладными узорными бляшками из меди и кусочками з е р к а л а.

Междуреченский район. Прялки этого района, по классификации О. В. Кругло­ вой, являются "одной из многих разновидностей тотемской прялки" - они с квад­ ратной, чуть суженной книзу лопаской (Ш тип), без серег, с небольшими городками;

ножка высокая и часто фигурно вырезанная по б о к а м. О. В. Круглова, отмечая близость этих прялок с чучковскими из Сокольского р-на (особенно в фигурном оформлении ножки), почему-то все же разносит их в разные подгруппы, объединяя междуреченскую с советской и толшменьгской. Однако, несмотря на т о, что Совега из Солигаличского р-на Костромской обл. чуть ли ни вдается в Междуречен­ ский р-н Вологодской обл., в прялках последнего мы не находим явных рудиментов "зооморфного" облика, столь пышно развившихся в советских прялках. Возможно, это объясняется в какой-то степени т е м, что междуреченскими считаются прялки из западной и юго-западной частей этого района (так как именно отсюда происхо­ дят в основном музейные образцы), а не из примыкающих к Совеге восточных.

Следует отметить, что земли Междуреченского р-на (бывшая Шуйская вол. Т о т е м ­ ского у.) в Х1У-ХУ1 вв. в результате заселения "низовцев" входили в так называе­ мое "Ростовское м и т р о п о л ь е ", при передвижении же в эти местности из Ростова Великого вверх по реке Кострома и далее по ее притоку Монзе местность Совега и район Толшмы остаются в стороне (чтобы попасть в них, надо было подняться до самых верховьев Костромы, и, судя по всему, эти миграционные потоки были раз­ делены). Этим обстоятельством, по-видимому, объясняется похожесть междуре ченских прялок в большей степени не на солигаличские, а на прялки иных типов Костромской обл. Их резная многоярусная ножка и легкая зауженность лопаски напоминает некоторые виды прялок, бытовавшие в районах Галичском, частично Буйском и даже значительно юго-восточнее - в Нейском, Макарьевском и Манту ровском. Тенденция к сужению лопаски книзу, характерная для костромских прялок, осо­ бенно проявляется во втором виде междуреченских, которые считаются относи­ тельно поздними (начало X X в.) - это прялки "с кудрям": их веерообразная лопасть, обычно окрашенная в черный цвет, выгнута по верху, а довольно крупные сережки круто закручиваются к точеной н о ж к е. Перекликаясь очень близко с не­ которыми костромскими видами, форма этой прялки, возможно, сформирова­ лась в результате какой-то поздней волны миграции из Костромской обл. Силуэт ее имеет много общего и с золоченками с юга Шекснинского р - н а - при наличии пу­ ти с Шексны на Сухону не исключена их прямая генетическая взаимозависимость (на возможность этого особенно указывают два реконструируемых древних воло­ ка - Угольско-Топшенский и Согожско-Комельский ). Вологодский район. Несмотря на плохую изученность этого района с точки зре­ ния прялочных форм и очень слабую представленность его в музейных собраниях прялок, все же есть основания предполагать, что Вологда с ее западными и вос 9. Прялки конца X I X начала X X в.:

из Сямженского р-на: слева "с окошком" (ВОКМ. № 18768), справа - с резьбой (ВОКМ. № 14467) 10. Прялки конца ХГХ начала X X в.

из Сокольского р-на Архангельского сельсовета (школьный музей) и из Кадниковского краеведческого музея (КРИМ. № 400/1. 98) точными окрестностями входила когда-то в ареал прялки с небольшой лопаской, немного суженной книзу, с некоторыми отголосками "зооморфности" вверху и вни­ зу ее. Так, на двух прялках из Вологды ( В О К М № 28153 и 31508, судя по подписям 1880 и 1898 гг.), относящихся к III типу, мы видим шесть маченьких круглых городков по центральному "бугорку" вверху и четыре подобные сережки - внизу.

А примерно в 25 км к северо-западу от Вологды, в Вепревском сельсовете уже яв­ но просматриваются рудименты "головок" по углам лопасок несколько более удли­ ненных очертаний (высота последних составляет примерно треть от всего стояка).

Вероятно, э т о результат близости Шексны (о форме прялок по Шексне см. ниже, в разделах о юге и западе области), а также - миграций по рекам Шексна и Вологда, так как уже несколько севернее, в Новленском сельсовете, форма лопасти значительно увеличивается, приближаясь к классическим формам II типа. О "зоо морфности" здесь лишь изредка напоминают внизу удлиненные серьги, а вверху один-два небольших выступа в центре лопаски, хотя в Вологодском музее имеется очень своеобразная прялка из бывшей Новленской вол. Вологодского у. ( В О К М № 5677) с двумя "головками" на узких "шейках" по сторонам высокого "бугорка" (аналогичная по форме из Кирилловского р-на - В О К М № 5596), она очень близка к харовской из Пундуги.

Н а самом юге Вологодского р-на бытовали согожанки (IV тип) - их мы будем рассматривать в типологическом ряду южных видов прялок области.

Таким образом, хотя некоторая фрагментарность данных не позволяет пока представить полную картину модификации прялочных форм центральной части В о ­ логодской земли, в целом можно констатировать, что они являют собой результат слияния преимущественно трех типов: П, III, Ша, а также одного из костромских ти­ пов - с небольшой, сужающейся книзу лопаской на высокой фигурной ножке (его можно считать также модификацией Ш типа). Этот симбиоз, отражая сложность миграционных процессов в центральной части области, привел к преобладанию здесь переходных форм прялок и породил большое разнообразие их локальных ви­ дов и значительную вариативность в их формах, хотя тенденция к увеличению ло­ паски просматривается довольно плавно с юга на север, что говорит о давности процесса складывания большинства видов прялок этой местности, за редким ис­ ключением (прялки Великодворья, два своеобразных вида междуреченских пря­ лок - см. выше). Проявление же и затухание черт "зооморфности" в данном реги­ оне намечается по линии юго-восток - северо-запад, причем интересно, ч т о эти черты Ша типа, исчезая в прялках III типа, вдруг рудиментарно всплывают север­ нее в о II типе. Так, форму широко распространенной крупной прямоугольной лопаски прялок II типа с двумя пологими выемками вверху, тремя небольшими круглыми городками и двумя такими же серьгами можно считать, по-видимому, далеким наследием типа Ша. Отмеченные отголоски "зооморфности" в заверше­ нии лопасок проявляются и в других районах Вологодской обл., особенно при дви­ жении к западу и юго-западу.


Юг Вологодской области. В прялках южной части области, которая, если исхо­ дить из намечающихся тенденций в прялочных формах, охватывает целиком Грязо­ вецкий р-н, а также ю г Вологодского, Шекснинского и Череповецкого районов, при всем многообразии выделенных в литературе видов (грязовецкие, ярославские те ремковые, согожанки, гаютинские, шекснинские золоченкиХ можно выделить одну объединяющую их черту - относительно маленькая, довольно резко сужающаяся книзу лопаска. Благодаря этой особенности можно говорить об их перекличке, с од­ ной стороны, с некоторыми видами прялок Костромской обл. - из районов Галича, Ней, Макарьева, Мантурова, Кологрива, Ш а р ь и, а с другой - с отдельными типа­ ми прялок Тверской и Новгородской о б л а с т е й. Рассматривать южно-вологодские прялки удобнее по основным их видам.

Грязовецкие прялки представляют собой очень своеобразный вид, честь науч­ ного открытия этих оригинальных прялок принадлежит экспедициям О. В. Кругло­ вой (1966, 1968 и 1969 г г. ), так как по классификации А. А. Бобринского они бы­ ли только выделены в шестой тип как прорезные, без географической привязки. Эти интересные прялки неоднократно привлекали к себе внимание исследовате­ л е й. Общий абрис формы трех разновидностей грязовецких прялок (западные, центральные и восточные) очень близок: небольшая, сужающаяся книзу лопаска на широкой доске-ножке (по нашей классификации, э т о вариант I типа - см. выше), причем боковые стороны и лопаски, и ножки несколько выгнуты. В облике этих прялок, по мнению ученых, угадываются очертания древней б о г и н и. В прошлом эти прялки украшались, по-видимому, только трехгранно-выемчатой (или контур­ ной) резьбой, любимым же мотивом, кроме розеток, и здесь была крупная тре­ угольная фигура (как в тарногских, согожанках и др.), а порой - крупный решетча­ тый ромб. Впоследствии ведущей стала роспись, часто с позолотой, и богатая сквозная резьба на ножке, характер которой несколько различается по регионам. Высокого художественного мастерства достигает сквозной орнамент прялок из центральных местностей района - в основе его лежит мотив лунниц. "Головы каких-то живот­ ных, похожих одновременно и на змей, и на коней", увидел В. М. Василенко в боко­ вых резных фигурках, которые часто встречаются в узоре сложной сквозной резь­ бы ножек прялок из западной части Грязовецкого р - н а ( В О К М № 24456). У за­ падных и восточных грязовецких прялок внизу находится решетка из вертикальных столбиков. Прялки восточных местностей отличает также сквозной узор, напоми­ нающий самовар, а порой и рельефное изображение на лопаске двуглавого орла под двумя сквозными дугами.

На самом юге Грязовецкого р-на встречаются также очень оригинальные те ремковые прялки, основной массив бытования которых находится в северных рай­ онах Ярославской обл. Местное их название копыл корченый. А. А. Бобринским они были включены в первый т и п - прялки, созданные, по его мнению, под вли­ янием городского и помещичьего быта (это может быть в какой-то степени верно, так как Грязовецкий р-н являлся "зоной помещичьего землевладения"). Первые географические привязки таких прялок были сделаны экспедициями Г И М и Г Р М в 1950-е годы. Своеобразие их заключается в вытянутом вверх "кокошнике" сквоз­ ной резьбы в виде дерева с птицами на ветвях и двумя конскими головами внизу, венчающим маленькую треугольную лопаску на высокой доскообразной ножке с многоярусной контурной резьбой. П о форме такого стояка-доски О. В. Круглова объединила три близкородственных и соседствующих вида в единый т и п - это прялки грязовецкие, теремковые и буйские из Костромской обл. Л.Ю. Слепынина к этому ряду добавила еще один вид - судиславские (бытовавшие в костромских рай­ онах - Судиславском и Сусанинском, а также частично Б у й с к о м ) - их форма яв­ ляется как бы переходной между трехрогими буйскими и теремковыми с их кокош­ ником. П о нашей типологии, все эти виды - варианты I типа - доскообразного, од­ нако по ярко выраженным особенностям формы они вполне могут быть выделены как особый подтип.

К богатому композиционному декору теремковых прялок, включая и контур­ ную резьбу на ножке, неоднократно обращались и с с л е д о в а т е л и, хотя в этих мотивах до сих пор остается много загадочного. Нельзя однозначно ответить и на вопрос о древности широкого стояка этих прялок. В какой-то степени он м о г сформироваться в ходе эволюции из более узких ножек в результате влияния с о ­ седних видов и в целях устойчивости всего предмета - судя по публикациям и му­ зейным собраниям, стояк старых теремковых прялок (примерно конца Х У Ш - н а чала Х Г Х в.) был значительно уже, а кокошник их - значительно н и ж е. В т о же время тенденция к расширению ножки в этом довольно обширном регионе могла быть также связана и с какими-то глубоко укоренившимися финно-угорскими традициями. П о наблюдению исследователей, у жителей Грязовецкого у. можно было подметить нечто "финское" по "племени и х а р а к т е р у ". Вполне возможно, что своеобразная форма стояка этих прялок явилась результатом слияния доско образной формы со столбчатой, распространенной в соседних местностях (т.е. I типа с IV).

Н а э т о указывает и т о т факт, что по типу декора и форме лопаски теремко­ вые прялки перекликаются с соседними с запада согожанками (IV тип). Основной массив их, получивший название по р. Согож, находился в Пошехонском р-не Ярославской обл., а в Вологодской они бытовали на юге районов Вологодского, Шекснинского и Череповецкого. В классификации А. А. Бобринского они не от­ мечены, а были выделены как особый вид музейными экспедициями 1 9 5 0 - 1 9 6 0 - х г о д о в. Этим своеобразным прялкам недавно была посвящена специальная ра­ бота А. А. Глебовой по коллекции их в Вологодском музее, куда они поступали в ходе нескольких экспедиций в 1 9 7 0 - 1 9 9 0 - е г о д ы. В данной работе детально очерчен ареал согожанок, выявлено несколько промысловых центров и имен наиболее известных мастеров. Эти прялки действительно заслуживают особого внимания, т а к как и общий облик их, и декор очень изящны: на высокой тонкой ножке, чуть расширяющейся книзу - маленькая, треугольных очертаний лопаска с трехрогим завершением;

мелкая контурная графическая резьба, дополненная ногтевидной, а порой и трехгранно-выемчатой и покрывающая весь стояк прял­ ки, усиливает впечатление легкости и хрупкости. Кстати, контурная резьба, по мнению ученых, преобладала в искусстве финнов и к а р е л. Вологодскими ис­ следователями выявлено три периода развития декора согожанок: 1) инкрустация темными породами дерева (в коллекции не представлены);

2) рубеж Х 1 Х - Х Х вв. замена инкрустации черной подкраской, усложнение узоров, а также инкруста­ ция подкрашенной соломкой (не получила развития);

3) 1 9 2 0 - 1 9 3 0 - е годы - в ос­ новном контурная резьба со втертой в нее черной краской, упрощение рисунка.

Х о т я логично предположить, что наиболее ранний период все же характеризо­ вался лишь контурной резьбой, так как музейные экспонаты свидетельствуют, "что у ж е во второй пол. Х Г Х в. искусство контурной резьбы имело крепкие традиции, хорошо продуманные композиции и богатейшую орнаментальную культуру". Мотивы резьбы согожанок, подчиненные принципу многоярусности, полны та­ инственного смысла: многолучевые, а также четырех- и шестилепестковые розетки, сетчатые ромбы и треугольники, "терема", вьющиеся побеги, порой изображения часов, птиц и т.п. А. А. Глебова справедливо видит в них космогоническое содержа­ ние, вытесняемое позднее на некоторых прялках бытовым (например, мотивы са­ м о в а р о в ). Однако композиционные построения декора этих прялок требуют, на наш взгляд, еще более пристального внимания. Особо следует отметить переклич­ ку отдельных мотивов с архаичным декором тарногских прялок - прежде всего это касается упомянутой выше треугольной сетчатой фигуры с маркированным вер­ хом: на согожанках мы часто видим поднимающийся из ее вершины вьющийся по­ бег с листьями. Кроме того, по мотивам и по типу резьбы согожанки, как уже было сказано, во многом близки теремковым прялкам: т е же островерхие треугольные " т е р е м а " и вьющиеся побеги, изображения часов, птиц и т.п. Таким образом, согожанки по декору тяготеют к теремковым, а по форме трехрогой лопаски - к су диславским и буйским прялкам, через них можно как бы перекинуть мостик от пря­ лок-столбиков к прялкам с ножкой-доской и выстроить эволюционный ряд от со­ гожанок к, казалось бы, совсем на них не похожим грязовецким через теремковые (более ранние), судиславские и буйские.

В одну группу с согожанками О. В. Круглова объединяет гаютинские и золочен к и. Гаютинские (название от д. Гаютино в Ярославской обл. у границы с Воло­ годской) почти аналогичны по форме согожанкам, чуть мельче их;

бытовали по восточному побережью Рыбинского водохранилища на небольшом пограничном пространстве между Ярославской и Вологодской областями. Они декорированы не­ притязательной росписью в виде мелкого цветочного узора преимущественно по светлому ф о н у.

Вологодские золоченки представляют собой один из высокохудожественных видов прялок. Это название они получили в местах их бытования - южной части Шекснинского р-на до ст. Чобсара (однако при научном использовании этого терми­ на необходимо добавлять шекснинские, так как местное наименование прялок золо ченками известно в разных местностях - там, где использовали в декоре позоло­ т у ).

П о форме золоченки являют собой пример слияния III и IV типов: они немно­ го перекликаются с согожанками (ножка высокая и довольно узкая), но их значи­ тельно более крупная лопасть напоминает центральные и западные грязовецкие, и, таким образом, форму золоченки можно считать переходной между этими столь мало похожими видами (так как территория ее бытования "лежит по соседству с массивом, где бытовали согожанки: с запада к ней близко подходит р. Шексна (при­ ток Волги), а с востока огромный массив северной корневой грязовецкой прялки" - напр., В О К М № 29911/6). Кроме того, шекснинские золоченки по форме стояка пе­ рекликаются и с довольно далеко от них распространенными междуреченскими (вариант III типа), что возможно рассматривать как одно из свидетельств существования древних волоков с Шексны на Сухону (см. выше).

В декоре шекснинских золоченок просматривается явное влияние профессио­ нального художественного ремесла - их отличает графическая роспись, напомина­ ющая по стилю древнерусскую, золотой или черной красками по красному (иногда светлому) фону, причем мотивы узора близки резным мотивам согожанок: вьющи­ еся побеги, изящные птицы среди них, с дополнением порой ромбическими, змееоб­ разными и прочими фигурами.

Таким образом, на юге Вологодской обл. бытовали очень интересные и разно­ образные в художественном отношении виды прялок, в форме которых можно уло­ вить отголоски как культуры населения, мигрировавшего по Волге и ее притокам, так и, по-видимому, глубоко укоренившихся местных финно-угорских традиций (в ши­ роких ножках), а целиковая копыльная форма большинства этих типов говорит о значительном северном влиянии. Явных проявлений зоо-орнитоморфной формы мы здесь не встречаем, если не считать пышный кокошник теремковых прялок.

Скорее всего он относительно позднего происхождения в столь разработанном ви­ де, хотя для развития в завершении лопаски этой композиции - образа древа с пти­ цами и конями - несомненно, должны были существовать какие-то предпосылки;

возможно, здесь расцвела в новой форме некая давняя, подспудно жившая традиция.

Запад Вологодской области. В с е районы западнее Вологды изучены с точки зрения вариативности прялочных форм, пожалуй, в наименьшей степени. Почти не отражены в публикациях прялки районов Чагодощенского, Бабаевского, Кадуйско го, Череповецкого, Белозерского, Кирилловского. Чуть лучше обстоит дело с У с тюженским и Шекснинским районами, хотя представить по литературе относитель­ но цельную картину и по ним невозможно. Весь остальной обширный ареал этой части края О. В. Круглова, делая упор на способе крепления стояка и донца прялок, характеризовала лишь в нескольких словах: "Севернее Рыбинского моря, в юго-за­ падной части Вологодской области, вплоть до Белого озера, корневые северные прялки изредка встречаются, но уже с небольшой лопастью. А массивная корневая прялка с огромной лопастью совершенно исчезла. Она отодвинулась на север, за Белое о з е р о ". Это последнее замечание не совсем верно, так как довольно круп­ ные прямоугольные лопасти бытовали в Белозерском р-не и южнее Белого озера.

Кроме того, эта форма является ведущей в средней части Кирилловского р-на, за­ хватывая северо-запад Вологодского, а эти регионы по широте расположены зна­ чительно южнее Белого озера. Следующее короткое замечание в той же работе относится только к Шекснинскому р-ну (к выделяемому нами зоо- и орнитоморфно му типу прялок): «Севернее района, который занимает "золоченка", на берегах Шексны, живет еще прялочка с такой же тонкой ножкой и крохотной фигурной лопастью... (дана одна прорисовка;

с определением "крохотная" мы не можем сог­ ласиться - см. ниже. - И Д.). Итак, вся западная часть Вологодской области от Белого озера до Рыбинского моря занята многими разновидностями прялок с ма­ ленькими лопастями на тонких н о ж к а х ».

Фактически это все основные сведения, которые имеются в специальной науч­ ной литературе по прялкам этой обширной части Вологодской земли. Малое внима­ ние к ним, вероятно, объясняется тем, что здесь мы не находим крупных очагов по изготовлению высокохудожественно декорированных прялок: во многих местно­ стях прялки в большинстве случаев вообще лишены декора, а порой украшены непритязательной резьбой или росписью. Наряду с этим форма стояков в некото­ рых западных местностях сама по себе представляет своеобразное явление художе­ ственной культуры. В последние годы сведения по этому ареалу были дополнены экспедициями И Э А. Прялки запада Вологодской обл. удобнее рассматривать по типам их форм, а не строго по районам, так как один тип порой охватывает несколько районов или, на­ против, разные типы или виды соседствуют в одном районе, образуя разнообразные переходные формы. Вариативность прялочных форм здесь является результатом взаимодействия всех пяти выделенных нами типов (1-Ш, III а, IV). При рассмотре­ нии их постараемся придерживаться направления запад-восток.

Прялки I типа, в основном венские, с длинной веслообразной или узкой прямо­ угольной лопастью, распространены на крайнем западе в деревнях, где до сих пор проживают вепсы (отдельные местности Бабаевского и Вытегорского районов из окрестностей Пяжозера - В О К М № 26374/11 и Шимозера). В некоторых местно­ стях, например в Тимошинском сельсовете Бабаевского р-на, где русские и вепсы издавна жили рядом, существовали несколько видов прялок и переходных форм ме­ жду ними (что достаточно наглядно можно видеть по прялкам двух местных народ­ ных музеев - Тимошинского и Пожарского, а также Череповецкого). Причем, вес лообразные обычно окрашивались в тона, производные от синего, а исследователи народного искусства отмечают, что синие и голубые цвета в росписях в большей степени характерны для вепсов, карел, ижоры, красный же цвет вепсы называли " р у с с к и м ". Прялки, близкие к онежскому виду, распространенные в большей сте­ пени в северной части Бабаевского р-на, являются, вероятно, уже довольно давней гибридной формой вепсских доскообразных и русских северных с прямоугольной лопастью (т.е. I и П типов). В то же время прялки П типа в центре Бабаевского р-на являются в большинстве случаев местными вариантами, постоянно возникавшими в результате взаимодействия вепсских - доскообразных, близких к онежским, - с зоо орнитоморфным типом (т.е. I с Ш а), который надо признать ведущим для западной части Вологодской обл.

Необходимо подчеркнуть, что широко распространенные на западе зоо-орни томорфные прялки по форме довольно схожи с типичными их представительни­ цами, бытовавшими к востоку от Вологды, особенно на стыке с северными терри­ ториями Костромской обл. -толишенскими, некоторыми совегскими (не очень вы­ чурными), при том, что их разделяет более 400 км. Близки и общий абрис стояка, и его пропорции, и форма небольших лопасок с четырьмя головками по углам;

лопа скам западных прялок лишь в большей степени присуща легкая суженность книзу.

Прялки этого типа (Ш а) в Бабаевском р-не отличаются более широким цент­ ральным завершением вверху лопаски между двумя довольно стилизованными "головками" - часто оно имеет веерообразную форму. Такие прялки встречаются в деревнях по р. Суда довольно далеко на севере, а в Борисовском сельсовете (центр Борисово-Судское) эта форма является ведущей, хотя уже километрах в 20 севернее, 11. Прялки конца ХЕХ - начала X X в. из коллекции В О К М :

слева - из Бабаевского (№ 17798), в центре из Шекснинского ( № 32988/01), справа - из Тотемского (№ 23838) районов I шиш 12. Прялки конца ХГХ - начала X X в. из Междуреченского р-на ( В О К М № 11782, 20704, 20718) 13. Прялки конца XIX 53 Русский Север... в Тимошинском сельсовете, она соседствует и активно взаимодействует с I и П ти­ пами. К а к правило, расписного или резного декора в настоящее время эти прялки не имеют, они чаще всего лишь окрашивались в коричневый цвет;

встречаются как корневые, так и составные. В Вологодском музее отдельные образцы зоо-орнито морфных прялок Бабаевского р-на имеются и из еще более северных местностей из Куйского сельсовета ( В О К М № 16112);

к югу же от Борисово-Судского этот тип доминирует (из Санниковского сельсовета - В О К М № 17809, 17810).

Однако здесь при движении на юг намечается еще одна тенденция в изменении лопаски: все чаще пропадает "зооморфность" завершения верха, на месте которой появляется ряд более или менее крупных городков, а загнутые "головки" остаются только внизу, порой превращаясь просто в крупные серьги (например, прялка В О К М № 17810 из д. Горка Санниковского сельсовета - 25 км южнее Борисова).

Фактически перед нами классический Ш тип. Н а основе сопоставления материалов краеведческих музеев Бабаевского, Устюженского, Чагодощенского (далее - Б К М, У К М Ч а г К М ) и народного Борисово-Судского очерчивается предположительный ареал бытования здесь этого типа, включающий южную часть Бабаевского и север­ ную Устюженского районов, где данная форма сложилась скорее всего как гибрид­ ная, в ходе взаимодействия прялок типа Ш а с IV типом (т.е. со столбчатыми - с ма­ ленькой прямоугольной лопаской, распространенными южнее). Аргументом в пользу такой гибридности служит как форма лопасок рассматриваемого вида (поч­ ти без сужения, стремящаяся к уменьшению), так и их четырехгранные ножки с длинными сквозными "окошками" в три-четыре яруса, встречающиеся у более юж­ ных столбчатых (такие ножки можно встретить и в других местностях Устюженско­ го р-на, и на севере Чагодощенского).



Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.