авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |
-- [ Страница 1 ] --

Михаил Бейлькин

– все книги по психологии гомосексуализма

Сексология в письмах

(Опыт онлайн-психотерапии в сексологии)

1

"Сексология в письмах" – восьмая по счёту книга врача-сексолога Михаила

Бейлькина, близкая к тем, что принесли ему известность ранее. Посвящённая половым

расстройствам, их лечению и профилактике, она родственна "Секретам интимной жизни".

Как и в "Сексе в кино и литературе", в ней рассматриваются психологические особенности людей искусства, отражённые в их творчестве. В продолжение "Гордиева узла сексологии", в ней обсуждаются проблемы людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией.

Вместе с тем, "Сексология в письмах" – книга уникальная. Она – первый опыт онлайн-психотерапии в сексологии. Книга – сплав многолетнего опыта консультирования и лечения по Интернету. В её основе лежит переписка множества реальных людей с врачом, от которого ждут совета и помощи. Благодаря этой "хронике в письмах" читатель получает возможность заглянуть в чужие судьбы. По ходу обмена письмами перед ним раскрываются человеческие характеры и обстоятельства, определившие расстройства половой функции у мужчин и женщин, у гомо- и гетеросексуалов. Перед читателем разыгрываются драмы сексуальной и семейной дисгармонии, создаются и рвутся любовные связи. И, наконец, как свет в конце тоннеля, вырисовывается путь выхода из беды. Даже в том случае, если для решения проблемы необходимо комплексное обследование и лечение корреспондента, обмен письмами, как в этом убедится читатель, оказывается полезным.

Книга читается с интересом, но главное, в зависимости от того, испытывает ли читатель затруднения в половой жизни или эти проблемы его не беспокоят, она оказывает на него профилактическое или психотерапевтическое воздействие.

Публикация адресована взрослому читателю.

Вместо введения. Насколько эффективна онлайн-психотерапия в сексологии?

Как только появились персональные компьютеры, люди стали обращаться к врачам за помощью и советом по Интернету. Уже в те далёкие годы на Западе разгорелся спор о плюсах и минусах психотерапии онлайн. Всё разнообразие мнений сводилось к трём вариантам. Одни считали оказание психотерапевтической помощи по Интернету миражом, химерой;

лечить же пациента можно, по их мнению, лишь находясь с ним лицом к лицу. Другие полагали, что помощь, оказываемая онлайн, приемлема в качестве дополнительного лечебного метода, но полностью заменить собою живое взаимодействие врача с больным она не способна. Третьи находили онлайн-терапию вполне эффективной и самодостаточной. Пока шли дебаты, из общей массы психотерапевтов выделились специалисты, творчески развившие возможности нового вида консультирования и лечения. К переписке по электронной почте они добавили групповую терапию с помощью чатов и видеоконференций. В 1995 году Леонард Холмс предложил платную помощь в рамках on-line, причём численность его пациентов тут же заметно возросла.

Моё приобщение к оказанию помощи по Интернету ничем не отличалось от обычного. После того, как я завёл свой сайт, ко мне стали обращаться люди с наболевшими проблемами и вопросами. Переписка по электронной почте и через гостевую книгу сайта разрасталась. С кем-то мы обменялись лишь одним–двумя письмами (этого было достаточно, чтобы оказать корреспондентам нужную помощь), но появились и постоянные клиенты, переписка с которыми растянулась на месяцы и даже годы. Постепенно онлайн-терапия стала неотъемлемой частью моей повседневной практики.

До поры до времени я не размышлял об её особенностях в сексологии и не слишком задумывался о границах её безопасности. Всё казалось само собой разумеющимся: если в письме я мог дать исчерпывающий ответ, я давал его. Если же письмо настораживало, если в нём угадывались необычные переживания, порой вызывающие подозрение в наличии у корреспондента психического расстройства, в своих ответах я был максимально осторожен. Врач привычно верен главному медицинскому принципу: "Не вреди!" ("Noli nocerе!"). И, разумеется, в подобных, увы, нередких случаях, я настойчиво советовал корреспонденту обратиться к врачу "вживую".

Так продолжалось до самого последнего времени, когда вопрос о психотерапевтическом потенциале онлайн-терапии стал горячо обсуждаться и у нас в стране. Интернет же запестрел безответственными и даже опасными обещаниями. Кто-то, например, предлагал «"переориентировать" геев путем онлайн-консультаций на методологической основе теории контролируемых запретов». Вот тут-то я и почувствовал острую необходимость разобраться в том, какое место в общей системе психотерапии принадлежит терапии on-line и каковы её особенности в сексологии.

Для того чтобы суть проблемы стала понятной читателю в полной мере, я должен раскрыть некоторые тайны психотерапии. С этой целью погрузимся, не торопясь, в чтение чудесного рассказа писателя-фантаста Рея Брэдбери «Рубашка с тестами Роршаха». Он посвящён теме лечебной суггестии (внушения).

"В автобус вскочил человек лет семидесяти. Я посмотрел на него и от изумления открыл рот: да ведь это, клянусь всеми святыми, психиатр Брокау! Он высился, как явившийся народу бог, бородатый, благожелательный, величественный, весёлый, снисходительный, всепрощающий, возвещающий истину, наставляющий - отныне и навсегда... " Рассказчик был поражён: он воочию повстречал своего коллегу, знаменитого психиатра, бесследно исчезнувшего за десять лет до описываемых событий. Никто не ведал, куда он подевался, и великий психиатр, находящийся в самом зените славы, стал легендой окончательно.

И вот Брокау неожиданно материализовался в городском автобусе!

"Он был облачён в светлые шорты, в мексиканские сандалии из черной кожи и...

рубашку! О боже, какая это была рубашка!

Буйство линий и красок и повсюду рассыпаны, как цветы, мифологические звери и символы, настоящий шедевр искусства с беспрерывно меняющимся рисунком!

Доктор Брокау, окинув взглядом автобус, медленно двинулся по проходу. То и дело он останавливался, поворачивался в одну сторону или в другую и каждый раз что-то говорил вполголоса - то какому-нибудь мужчине, то женщине.

- Ну, что ты на моей рубашке видишь?

Мальчика, к которому обратился доктор, рубашка ошеломила, как цирковая афиша он растерянно моргал.

- Лошадей! - вырвалось наконец у него. - Танцующих лошадей!

- Молодец! - Доктор заулыбался, хлопнул его по плечу и пошёл по проходу дальше. - А вы, сэр?

Молодой человек, захваченный врасплох неожиданностью вопроса, ответил:

- Я? Облака, разумеется.

- Кучевые или дождевые?

- М-м... не грозовые, во всяком случае. Барашки-облака, как руно.

- Хорошо!

Психиатр сделал ещё шаг или два.

- А вы, мадемуазель?

- Вот волны, высокие-высокие. - И юная девушка вгляделась ещё пристальней. - А это доски для серфинга. Как здорово!

И так продолжалось дальше, и каждому его шагу сопутствовал смех, и смех этот становился всё заразительней и превратился наконец в общее веселье. Первые ответы слышало уже не меньше дюжины пассажиров, и игра захватила всех. Например, эта женщина увидела на рубашке небоскрёбы! Этот ребёнок увидел зебр в африканской саванне.

А вон та старая женщина увидела полупрозрачных Адамов и туманных Ев, изгоняемых из едва различимых райских кущ. Доктор присел с ней рядом, они зашептались, а потом он вскочил и двинулся дальше. Старая женщина видела изгнание из рая? Зато эта, молодая, видит, как Адама и Еву приглашают туда вернуться!

Этот замечательный старик был чудом природы, удивительным явлением, необузданной волей Господа, соединившей нас, разделённых, воедино. Когда он вскакивал в наш автобус, нам, пассажирам, друг до друга не было никакого дела. Но теперь мы добрососедски болтали, пересмеивались, хохотали и чувствовали, как слёзы от этого хохота очищают не только наши щёки, но и души.

Каждый новый ответ казался смешнее предыдущего. Киты. Водоросли. Зелёные луга.

Затерянные города. Невиданной красоты женщина. Он останавливался. Поворачивался.

Садился. Вставал. Рубашка неистовствующих цветов и образов раздувалась, как парус, и вот наконец, высясь уже надо мной, он спросил:

- А что видите вы, сэр?

- Иммануэля Брокау, конечно!" И легендарный психиатр посвятил рассказчика в тайну своего исчезновения. Прежний Брокау объяснял свои профессиональные успехи умением схватывать суть психологических проблем пациентов и находить верные формулы лечебного внушения. Как это принято у психоаналитиков, он записывал встречи с больными на диктофон или на видео, но потом никогда не заглядывал в свои записи. Во-первых, он гордился своей феноменальной памятью, позволяющей ему запоминать беседы дословно и навечно. А во-вторых, абсолютное большинство пациентов, как бы подтверждая бесспорность целительного мастерства их доктора, безоговорочно поддавались проводимому им лечению.

Но однажды Брокау узнал, что всю жизнь жестоко ошибался. Оказывается, он страдал дефектом слуха и потому лечение пациентов основывалось на неверно услышанных им и, следовательно, неверно истолкованных словах.

«Однажды, на шестидесятом году моей жизни, очередная пациентка произнесла неразборчиво какое-то слово, – рассказывал психиатр. - Я попросил её повторить его.

"Веру", - сказала она. "Но ведь, по-моему, сперва вы сказали "зверя"?" - "Да нет же, доктор, "веру"!" Одно слово. Один камешек покатился вниз. А за ним - лавина. Ибо я перед этим вполне отчётливо слышал, как она заявила: "Он будил во мне зверя", а это может быть связано с сексуальностью, не так ли? На самом же деле она, оказывается, произнесла: "Он будил во мне веру" - а это, вы наверняка согласитесь, уже совсем другая, куда более спокойная история. В ту ночь я не мог заснуть. Курил, смотрел из окон на улицу. В голове, в ушах была какая-то странная ясность, будто я только что избавился от простуды тридцатилетней давности. Я сомневался в себе, в своём прошлом, в своём рассудке, и когда в три часа этой безжалостной ночи прикатил на машине к себе в приёмную, мои худшие опасения оправдались: беседы с сотнями больных в том виде, в каком я их запомнил, не совпадали с их текстом, записанным на плёнку!»

Мало того. Получив, наконец, специально изготовленные для него глазные линзы, Брокау сделал ещё одно крайне неприятное открытие – истинный облик его клиентов не имел ничего общего с их образами, хранящимися в его памяти.

«Совесть мою раскололи две глубокие трещины, и мне о них поневоле пришлось задуматься. Мои глаза. Мои уши. "Тысячи больных побывали в моей приёмной, скрипели моими кушетками, ждали эха в моей дельфийской пещере, и подумать только, какая нелепость: я никого из них не видел ясно, и так же плохо их слышал! О боже, так я, оказывается, ходил по базарам и не знал, что ношу на спине плакат "СЛЕПОЙ И ГЛУХОЙ", и люди подбегали, швыряли монеты в шляпу, которая была у меня в руках, и отбегали исцелёнными! Да, исцелёнными старым калекой! Ну разве не удивительно это, разве не странно? Как же так? Каким образом, не слыша их, я каждый раз говорил им именно то, что было нужно? Какими на самом деле были эти люди? Мне никогда этого не узнать. И ещё я подумал: в городе сотня известных психиатров, которые прекрасно видят и слышат. Но их пациенты бросаются в море во время шторма, или ночью прыгают в парках с детских горок, или связывают женщин и прижигают их тела сигарой. И пришлось признать неоспоримый факт: моя профессиональная деятельность была успешной. "Но ведь безногие не водят безногих, - протестовал мой разум, - слепые и хромые не исцеляют хромых и слепых!" Однако издалека, с галёрки моей души, какой-то голос мне ответил: "Чушь и бред! Ты, Иммануэль Брокау, гений из фаянса - треснувший, но блестящий! Твои задраенные глаза видят, твои заткнутые уши слышат! Твой расщёпленный разум исцеляет на некоем подсознательном уровне! Браво!" Но я уже не мог жить со своими совершенными несовершенствами. Не мог понять или принять это нахальное и таинственное нечто, которое сквозь преграды и завесы играло со всем миром в доктора Айболита и исцеляло. … И я ушёл на покой. Упаковал чемоданы, бежал в золотое забвение...

Мы ехали вдоль берега, был жаркий послеполуденный час. Я откашлялся.

- Скажите, доктор, неужели вы не будете больше практиковать?

- А я и теперь практикую.

- Но ведь вы только что сказали...

- Практикую неофициально, без приёмной и без гонорара - с этим всё кончено, - и доктор негромко рассмеялся.

- Каким образом?

- А моя рубашка! Вы же видели. И слышали.

- Когда вы шли по проходу?

- Совершенно верно. Цвета. Рисунки. Тот мужчина видит одно, эта девочка - другое, тот мальчик - третье. Человек в рубашке с тестами Роршаха. Дома у меня дюжина таких рубашек. Всех цветов и узоров. Одну, перед тем как умереть, расписал для меня Джексон Поллак. Каждую я ношу день, а если получается хорошо, если ответы чёткие, быстрые, искренние, содержательные, то и неделю. Потом сбрасываю старую и надеваю новую.

Десять миллиардов взглядов, десять миллиардов ответов ошеломлённых людей. Я и мои рубашки, солнце, автобус и тысяча дней впереди. Пляж ждёт. А на нём - мои дети, люди! Я хожу где и когда мне заблагорассудится, набредаю на людей, и ветер хлопает моей замечательной полотняной рубашкой, надувает её, как парус, и тянет то на север, то на юг, то на юго-запад, и я вижу, как таращатся, бегают, косятся, щурятся, изумляются человеческие глаза. И когда кто-нибудь что-нибудь говорит о моём исчерченном чернилами хлопчатобумажном флаге, я замедляю шаг. Завожу разговор. Иду некоторое время рядом.

Мы вместе вглядываемся в огромный кристалл моря. В то же время я вглядываюсь искоса, украдкой, в душу собеседника. Иногда мы гуляем вместе часами, и тогда в нашем затянувшемся сеансе участвует также и погода. Обычно одного такого дня вполне достаточно, и я, ничего с него не взяв, отпускаю здоровым ни о чём не подозревавшего пациента, не знающего даже, с кем он гулял. Он уходит по сумеречному берегу к вечеру более светлому и прекрасному. А подслеповатый и плохо слышащий человек машет ему вслед, желая счастливого плаванья, и, довольный результатом, спешит домой, чтобы скорее сесть за радостный ужин. … Так много душ, затерявшихся во мраке. Я иду среди них...

стараясь не споткнуться».

Эта прелестная психотерапевтическая сказка даёт читателю важную информацию.

Оказывается, зрительный образ врача и его поведение играют для больных отнюдь не меньшую роль, чем полученные ими словесные лечебные формулы. Но и для врача внешний облик, жесты и мимика, междометия и интонации его пациентов тоже крайне ценны. С их помощью он постигает личность больного, порой вопреки словесной информации, полученной им в ходе беседы.

Самое интересное: прототип сказочного героя рассказа Брэдбери – реальный врач, легендарный Мильтон Эриксон. Он прославился как кудесник суггестии, во многом основанной на подсознательном контакте с пациентами. Порой сеанс психотерапии ограничивался одной-единственной, казалось бы, ничего не значащей фразой, а больной, страдавший многолетним неврозом, покидал кабинет врача исцелённым.

Но Эриксон был не только гением контактов на уровне подсознания;

он прославился как непревзойдённый мастер словесного внушения. Приведу пример, вошедший в анналы мировой психотерапии.

Однажды к нему явилась тридцатилетняя женщина, сходу заявившая: "Я не заслуживаю вашего внимания. С шести лет и до семнадцати меня насиловал отец. Всякий раз, когда он это делал, я была чуть жива от страха. Я чувствовала себя осквернённой, униженной, никчемной и сгорала от стыда.

В семнадцать лет я порвала с ним. Школу я заканчивала уже самостоятельно, надеясь, что это вернёт мне самоуважение. Я закончила колледж и получила степень бакалавра. Увы, я по-прежнему чувствовала себя достойной лишь презрения. Всё это время в школе и в колледже парни и мужчины делали мне недвусмысленные предложения, и это свидетельствовало, что я не заслуживала ни их уважения, ни самоуважения. Чувство разочарования было жутким. Один человек предложил мне жить с ним. Что же, девушке нужны еда и крыша над головой. Итак, я согласилась.

Секс был для меня жутким переживанием. Пенис такой твёрдый и устрашающий!

Меня сковывал ужас. Мужчина устал от меня и мне пришлось уйти к другому. Та же самая история повторялась снова и снова, и вот я пришла к вам. Я чувствую себя мерзкой.

Возбуждённый пенис пугает меня, и я становлюсь беспомощной, слабой и пассивной. И всё же, мне надо жить. Нужно покупать одежду, иметь крышу над головой, хотя, по правде говоря, ничего этого я не заслуживаю".

"Да, - ответил ей Эриксон. - Это печальная история, но что в ней по-настоящему грустно, так это то, что вы неспособны оценить и реализовать свои собственные естественные возможности! Вы говорите мне, что вас пугает возбуждённый член, а ведь это глупо! Вы отлично знаете, что у вас есть влагалище. А влагалище может принять в себя любой, самый большой, твёрдый и агрессивный пенис и превратить его в поникшую, беспомощно болтающуюся ни на что не годную висюльку. И ваше влагалище может доставить себе порочное наслаждение – лишить его силы".

Через месяц она приехала к Эриксону снова и сказала: "Вы были правы! Я провела ночь с мужчиной и доставила себе порочное удовольствие довести его до беспомощности.

Много времени не потребовалось, и я наслаждалась этим. Я попробовала с другим мужчиной. Повторилось то же самое. И это действительно удовольствие! Теперь я собираюсь защитить докторскую степень и заняться адвокатурой, и ещё, я хочу встретить человека, с которым буду жить вместе".

Не будем детально анализировать этот мастерски проведенный сеанс психотерапии.

Заметим только, что лечебное внушение, данное Эриксоном, в равной мере обращалось и к подсознанию пациентки, и к её разуму.

Теперь, прочтя рассказ Брэдбери и познакомившись с лечебными приёмами Эриксона, читатель легко поймёт истоки недоверия, питаемого к онлайн-терапии. Лучше всех проблему сформулировала Ольга Михайлова (сайт PsyOnline.ru): «…интернет консультацию никак нельзя считать полноценной. Она носит характер общих рекомендаций, советов, мнения специалиста по данному вопросу, попытки помочь клиенту разобраться в его проблемах. Нужно отметить, что 50-55% информации человек воспринимает невербально (не словесно), то есть бессознательно улавливая мимику, позу, жесты, степень напряжения мышц, окраску кожи партнёра, лишь 2-3% содержания речи несут в себе значимую информацию. Остальное приходится на интонационные, эмоциональные характеристики голоса, такие как, громкость, темп, интонации, передающие настроение собеседника. Отсюда можно понять, какие ограничения, связанные с общением и пониманием партнёра, будет накладывать специфика общения по Сети. Когда я занимаюсь "очной" психотерапией, у меня есть возможность расспросить клиента более подробно о его проблемах, собрать полную информацию об этих проблемах и стратегиях поведения этого человека, наблюдать за его невербальными реакциями.

Что же касается тех, кто берётся делать психотерапию по Интернету, то они нарушают тем самым профессиональную этику и могут нанести реальный вред пациенту. Представьте себе, что к вам на конференцию в каком-нибудь чате попал суицидальный больной, который уже составил план своего самоубийства и спрашивает вас о том, что его может остановить. Что вы ему посоветуете в такой ситуации? Можно пытаться его от этого отговорить, но, находясь от него на расстоянии в несколько тысяч километров, вряд ли вам удастся контролировать все его реакции. Такие мощные эмоциональные всплески не всегда удаётся контролировать даже в клинике, хотя там есть специально подготовленный для этого персонал».

Ольга Михайлова во многом права.

В рамках Интернета психотерапевтическое чудо, описанное Брэдбери, было бы невозможным. Кстати, тесты Роршаха реальны и используется для диагностики психических расстройств. Обследуемым предлагается набор рисунков, имеющих вид клякс и пятен. В зависимости от психологических и психических особенностей пациента, он «видит» в них самые разные картинки и сюжеты. Подобное обследование по Интернету неосуществимо. Мало того, когда я попытался использовать электронную почту для гораздо менее сложного обследования моих пациентов (с помощью вопросника MMPI), из этого мало что получилось.

Нетрудно догадаться, какую важную роль сыграли мимика и жесты Эриксона в процессе его психотерапевтической беседы с пациенткой. Разумеется, по Интернету их не передать. Но таким ли уж беспомощным оказался бы Эриксон, живи он в наше время и практикуя психотерапию в режиме онлайн? Из переписки он легко уловил бы суть проблем своей клиентки, её чувство собственной неполноценности, её страх перед эрегированным членом и половым актом. И лечебная формула, переданная им по Интернету больной, оказала бы своё целебное воздействие даже вопреки тому, что она не подкреплялась мимикой и интонацией.

Словом, сомнения Ольги Михайловой понятны, хотя и преувеличены. И как бы то ни было, поднятая ею проблема нуждается в тщательном исследовании.

Многолетний опыт онлайн-консультирования поставил меня перед очевидным противоречием. С одной стороны, если переписка позволяет выявить невротические комплексы человека и, тем самым, сделать их доступными коррекции, её ценность бесспорна. Грамотно проведенная онлайн-консультация обладает явным лечебным эффектом. Но всегда ли он достаточен?

Во-первых, сексуальные расстройства носят системный характер;

чаще всего их полноценная диагностика и комплексное лечение в режиме онлайн-терапии невозможны.

Во-вторых, когда речь заходит о сексологическом контингенте, психотерапия по Интернету сопряжена с особыми опасностями.

Для наглядности расскажу о двух видах расстройств, чреватых самоубийством – о гомосексуальной тревоге в рамках интернализованной гомофобии и о гомосексуальной панике, как особом психическом расстройстве. Оба феномена подробно обсуждаются в третьей главе. Здесь же важно показать существенное различие между ними.

Может ли стать гомофобом «ядерный» гомосексуал, то есть тот, чей мозг во внутриутробном периоде сформировался под знаком относительной или абсолютной недостаточности мужских половых гормонов, вырабатываемых зародышевыми яичками?

Увы, да. Люди нетрадиционной сексуальной ориентации живут в гетеросексистском мире, в котором подавляющее большинство осуждает однополые чувства. Вопреки тому, что геи испытывают влечение к лицам своего пола и способны на сильные романтические чувства, они часто страдают «усвоенной» (интернализованной) гомофобией. Этот невроз чреват нервными срывами, порой приводящими к суициду. Безответственные обещания «смены типа ориентации», данные по Интернету, невыполнимы и потому могут привести «ядерных» геев, страдающих интернализованной гомофобией, к самоубийству.

Но есть ситуация, когда патологический страх быть причисленным к сообществу геев возникает по типу бреда у гетеросексуала, то есть у человека «нормальной»

ориентации. Для такого поворота событий необходимы внутренние причины (дефект обмена веществ в мозге) и внешний повод (порой, например, просто чья-то неудачная шутка!). При этом у больного остро возникают сомнения в характере собственной сексуальной ориентации. Страдая «гомосексуальной паникой», он жаждет получить от специалиста утешительные доказательства своей «нормальности». Но, послания по Интернету, отправленные таким больным, выглядят как обычные «признания» «ядерного»

гомосексуала. И если психолог (или сексолог) начнёт убеждать его, что ему, дескать, надо принять «свою гомосексуальную идентичность», что от собственной «ядерной»

гомосексуальности нельзя отречься, как нельзя сменить цвет радужной оболочки глаз, то такое «утешение» способно повлечь за собой самоубийство корреспондента.

Иными словами, вступая в переписку с клиентом, подозревающим у себя наличие сексуальных нарушений или девиаций, консультант должен быть крайне осторожным и деликатным. Между тем, именно по проблемам секса люди предпочитают получить консультацию по Интернету: не всякий без внутренних колебаний идёт на приём к сексологу. К тому же геи нередко страдают подлинной ятрофобией (невротическим страхом к врачам).

Подытожив все эти противоречия, я решил, что в них надо разобраться досконально, проанализировав собственный многолетний опыт консультаций онлайн.

Это было непростое решение. Ведь в основу книги положена подлинная переписка.

Разумеется, сохранив подлинный текст писем, полученных по электронной почте, я изменил имена своих корреспондентов, их адреса, место учёбы, профессию – всё для того, чтобы знакомые и родственники не могли догадаться, о ком идёт речь. И всё же сами-то себя они наверняка узнают! Однако именно это, с точки зрения врача, – одно из достоинств книги. В опубликованном виде собственные проблемы видятся пациенту как бы со стороны, и тогда полученная им порция психотерапии приобретает особую лечебную весомость.

Помимо желания закрепить психотерапевтический эффект, полученный в ходе переписки, я хотел бы, чтобы книга выполняла и обычную для психотерапевтической популярной литературы функцию. Читая о чужих бедах, читатель учится разбираться в собственных проблемах и трудностях. Именно этот довод – необходимость помочь людям избежать тех мук, которые пришлось пережить ему самому, – я привёл моему клиенту, страдающему «гомосексуальной паникой», когда уговаривал его разрешить публикацию нашей с ним переписки. Убедить его было чрезвычайно трудно (ведь он патологически боялся быть узнанным и «разоблачённым» окружающими). Пришлось сменить множество вариантов копий писем, удаляя из их текста те моменты (а их было около двадцати, причём иногда очень выразительных!), которые, по мнению моего корреспондента, могли сделать его узнаваемым со стороны окружающих его людей. Тем более глубокую благодарность я испытываю к нему, ведь он на публикацию согласился.

Пользуясь случаем, приношу сердечную благодарность всем моим корреспондентам, ставшим моими соавторами.

Искренне благодарю Александра Рябкова, Сергея Шевякова, Александра Ковальчука, всех моих сослуживцев и друзей, помогавших мне в работе над книгой.

Книга, предлагаемая читателю, имеет свои достоинства: подлинность жизненных историй и проблем, серия острых психологических конфликтов и психогенных ситуаций, их строго научный анализ. Но у неё есть и уязвимые места: допускаю, что на первых порах кому-то придётся не по вкусу её эпистолярный жанр. В наше время, когда искусство переписки почти позабыто, читатель, возможно, будет слегка раздражён оборотами "Дорогой Х" или "Уважаемый Y". Но этот кажущийся недостаток с лихвой компенсируется тем, что за традиционным приветствием следует животрепещущая история реального человека с его заботами, бедами, обидами и надеждами, рассказанная им самим. Впрочем, экономя место, я убрал из большинства писем и вежливые приветствия, и уважительные прощания. Они и так угадываются читателем.

И ещё один нюанс. "В одну упряжку впрячь не можно коня и трепетную лань" заметил классик. Вопреки этому бесспорному утверждению, в книге обсуждаются проблемы как гетеросексуалов, так и геев, и лесби, и транссексуалов. Врач не делает различий между пациентами, какой бы ни была их сексуальная ориентация, книга же в точности отражает характер повседневной почты сексолога. Думаю, что, несмотря на чувство некоторого раздражения, испытываемого гомо- и гетеросексуалами при чтении глав, посвящённых их антиподам по шкале Кинси (речь о ней впереди!), информация окажется полезной и интересной для всех. Долг автора – противостоять вынужденному сектантству одних и гомофобным предрассудкам других. Но дело этим не ограничивается:

родители порой переживают шок, узнав, что их дети – геи;

в их письмах к врачу – боль и смятение. Книга поможет им лучше узнать душевные заботы и тревоги их сыновей и дочерей, выбрать верную линию поведения в общении с ними.

Если же кто-то выступит с конструктивной критикой в её адрес, буду ему искренне благодарен.

Глава I Сексуальные заботы молодых людей В те дни, когда мне были новы Все впечатленья бытия… Александр Пушкин Тревоги осознания половой идентичности (Код письма IА1а) Уважаемый доктор!

Мучительно переживаю свою неполноценность и порочность. Постоянно ловлю себя на мысли, что я – человек с тяжкими психическими отклонениями и комплексами.

Скажите, какие способы лечения мне помогут?

Все проблемы в моей жизни связаны с сексом, точнее, с извращённой сексуальностью. Эротическая возбудимость проснулась во мне чересчур рано. По Фрейду, все отклонения закладываются до пяти лет. Так вот, уже до этого возраста (!) я испытывала сладострастное волнение, когда друзья, играя "в доктора", "оперировали" меня, проводя, палочкой-"ножом" в области гениталий (поверх одежды, разумеется).

Скоро моё извращённое развитие вышло на новый виток. На каком-то этапе я поняла, что обогнала в развитии своих мальчиков-сверстников. То есть я была готова, если не к совсем серьёзным, "взрослым" отношениям, то уж, точно, к поцелуям и ласкам.

Но вокруг меня никого из более зрелых мальчиков не было. И тогда, поделившись своими переживаниями с подругами, я уговорила реализовать наши сексуальные фантазии, обучиться поцелуям и ласкам. Внимание – с девочками! Конечно, было и разделение на "пары", и в джинсы запихивали туго скатанную майку, имитирующую член. Так достигалась "натуральность мужского" образа. Беспредел творился в строжайшей тайне, он перерос в сумасшедшую возню со снятыми майками и слюнявыми поцелуями.

Более жуткие вещи я творила за закрытыми дверями, оставаясь дома одна. Заметив как-то, что моя собака проявляла интерес к запаху, шедшему между моих ног, я стала решительно заголять самые нежные части своего тела и подставлять их псу. Эту постыдную привычку я бросила лишь три года назад. На каком-то этапе, помимо чувства сильнейшего презрения к себе, пришёл страх того, что минутное удовольствие, став извращением, лишит меня будущего с мужчинами.

Хоть я и тянулась к мужчинам, я вступила с подругой лесбийскую пару. Взаимной дефлорации у нас не было, нижнее бельё мы не снимали (да и вообще ничего не снимали).

Зато мы много и страстно целовались. И всё это меня невероятно возбуждало. Если честно, окажись в тот момент рядом со мной парень, я бы превратилась в некую развратную неполовозрелую "Лолиту". Может быть, тогда дальнейшее моё развитие приобрело бы более гетеросексуальный характер, но наверняка породило бы сотню других невротических комплексов. Сейчас вступать в какие бы то ни было отношения с женщинами я не намерена. И всё же я возбуждаюсь при просмотре лесбийской эротики. И ловлю себя на том, что иные жесты моих подруг щекочут моё эротическое чувство.

Например, если во время беседы с глазу на глаз, подруга проводит пальцем по джинсовому шву (с внешней стороны ноги), или поправляет мне макияж, или делает причёску. Всё это печально и тревожно, потому что я не хотела бы быть лесбиянкой.

Что же касается отношений с противоположным полом, то они начались в нормальном возрасте – около 17 лет. Как ни странно, мы зашли совсем недалеко – ограничились поцелуями и ласками груди. Всё оправдывалось неким романтизмом отношений. В определённый момент мой друг предпринял было попытку заняться сексом по-настоящему, но я испугалась. Оба находились в алкогольном подпитии, и я благодарна ему, что он тогда не настоял на своём желании. Несколько следующих молодых людей также не слишком продвинулись в этом направлении.

Очень важными стали для меня отношения со следующим молодым человеком. Это был мой самый продолжительный роман. Тогда я узнала, как можно получить удовольствие при строгой платоничности ласк. Всё по-прежнему происходило исключительно в одежде, но мы доводили друг друга до исступления. Поцелуи, ласки настолько будоражили меня, что не скрою – именно с этим человеком мне хотелось реализовать мою первую близость. Но до этого дело не дошло. Сказалось моё представление о мужчине, как о лидере и инициаторе сексуальной близости. Прояви он упорство и настойчивость, я бы отдалась ему. Когда же наши отношения стали откровенно "буксовать", у меня пропало к нему всякое влечение. Стали противны его ласки и поцелуи. В итоге всё это привело к разрыву.

Страшным ударом стало для меня изнасилование другом в возрасте 19 лет.

Фактического введения члена не было, но было всё сопутствующее, что полностью закрыло меня от внешнего мира. Ужасен сам факт предательства, надругательства. Было выпито изрядно алкоголя, но омерзительные сцены происходившего до сих пор сидят в моей памяти. С того времени я перестала доверять мужчинам. В моей жизни остаются только дежурное кокетство, флирт и заигрывание.

Сейчас мне 22 года. Боюсь себя – в свете вышеизложенного не остаётся сомнений в моей глубокой порочности, "червивости". Боюсь мужчин – доверие и открытость с ними не входят в мои планы. Боюсь секса и хочу его. Боюсь утраты девственности, пользуюсь тампонами. Потрясена пережитым насилием, и потому вдвойне сложно говорить о том, что ждёт меня в первый раз. Боюсь своей гомосексуальной ориентации.

Светлана.

(Код ответа IА1б) Дорогая Светлана!

С большим сочувствием прочёл Ваше письмо. Приписывая себе всевозможные "извращения", Вы возводите на себя напраслину. Проблема не в них, а в Вашем невротическом развитии. Вы наделены сильной половой конституцией, но вместо радости это всегда порождало у Вас самоупрёки, фобии, двойственность чувств и искажённое восприятие реальности. Ваши детские игры – абсолютная норма. Нет и речи о том, что Вы – лесбиянка. Хотя в подростковом возрасте у Вас проявился лёгкий гомосексуальный компонент либидо, в Вашей гетеросексуальности сомневаться не приходится.

Вы не щадите себя в своих признаниях, а чтобы "глубина падения" казалась и вовсе бездонной, даже признаётесь в зоофилии! Конечно, строго говоря, зоофилия – перверсия, но сексологу ли с укоризной качать головой по поводу Ваших игр с домашним любимцем? Ласковых собачек очень часто используют для эротических забав. Это обычно носит вполне невинный характер, так что и говорить не о чем. Словом, Ваши драматические "признания" в "ужасном разврате и в глубокой извращённости" – невротический приём, способ психологической защиты, ширма, за которой Вы прячете свой подлинный страх. А эпизод с "изнасилованием"?! Допускаю, что Ваш друг не знал как себя вести и выбрал неверную тактику, напугавшую и возмутившую Вас. Вы сами виноваты: надо было предупредить его о том, что Вы ещё девушка, чтобы его поведение стало максимально щадящим. Но с какой стати Вы так драматизируете "ужасный факт предательства, надругательства"?! По сути, парень делал то, чего Вы так и не дождались от Вашего робкого ухажёра за год до этого, и за что Вы, разочаровавшись в нём, расстались с ним. Это противоречие отнюдь не случайно.

Ключ к Вашим переживаниям кроется в Вашей на первый взгляд странной и нелогичной фразе: "Боюсь утраты девственности, пользуюсь тампонами". Эти загадочные тампоны пришли ещё из детства, только функция их изменилась. Когда-то жгутом свёрнутой майки, запихнутой в джинсы, вы с подругами имитировали половой член, обходясь без мужчин. Так удавалось избежать "опасности" общения с реальными представителями противоположного пола. Сейчас жгут из майки заменился тампоном, который уже не имитирует член, а используется Вами в качестве «защиты» от введения фаллоса, служит неким щитом, защищающим Вас от дефлорации.

Фактически с самого детства Вы панически боитесь дефлорации. Ваша одежда всегда служила бронёй в общении как с юношами, так и с девушками. Исключение – лишь Ваша любимая собачка;

она не могла Вас дефлорировать, и потому в её присутствии Вы раздевались без боязни. Невротическое развитие зашло слишком далеко. Вы нуждаетесь в безотлагательном лечении у психотерапевта или сексолога. Разумеется, лечиться Вам надо не по поводу Ваших мнимых "извращений". Речь идёт о невротическом страхе перед дефлорацией, отравляющим Вашу жизнь.

Чтобы суть Вашего недуга стала для Вас очевиднее, я приведу цитату из моей старой книжки "Об интимном вслух". Речь идёт о пациентке В. И., которая затянула с лечением своего невроза в ещё большей степени, чем Вы, причём её фобия вылилась в вагинизм.

"На приёме она старается сохранить спокойный вид, но не выдерживает и горько плачет. У неё беда – муж уходит к другой женщине. Семейная трагедия связана с неспособностью В. И. к половой близости. Замужем она больше пяти лет. Встречалась со своим будущим мужем со студенческой скамьи. После свадьбы супруги жили очень дружно, и семья считалась образцовой. В дружеском кругу их разрыв оказался полной неожиданностью и был воспринят как гром с ясного неба. И действительно, В. И. выглядела образцовой женой: привлекательная внешне, одевается со вкусом, шьёт и вяжет сама, мастерски готовит, отлично ведёт хозяйство, всегда щедра и гостеприимна, занимается спортом. С ней легко и просто в школе, в походах (она учительница географии). В. И. умеет поддерживать хорошее настроение в семье, на работе, среди друзей.

Молодая женщина тяжело переживает разрыв с мужем, горько сожалея о том, что обратилась к врачу слишком поздно, когда катастрофа уже разразилась.

Между тем, разрыв был не таким уж неожиданным. При всей любви В. И. к мужу, и при всём её желании вступить в половую близость с ним, супругам никогда не удавалось осуществить обычный половой акт из-за страха и непроизвольного сведения бёдер у жены.

До свадьбы у В. И. полового опыта не было. В первую брачную ночь супруги устали и не придали значения неудачной попытке интимного сближения. В дальнейшем, когда выяснилось, что нормальная половая жизнь невозможна, они постепенно приспособились к эрзацу, замене обычного полового акта. Способ близости, который они практиковали (минет), позволял получить разрядку мужу, но о беременности жены не могло быть и речи.

Муж никогда не упрекал жену в неполноценности и не настаивал на обращении к сексологу.

Оба молчаливо считали, что заболевание пройдёт само собой и половая жизнь постепенно наладится.

Так как к моменту обращения В. И. к сексологу дело о разводе ещё не было возбуждено, мужу передали просьбу зайти для беседы с врачом и для обсуждения вопросов, связанных с лечением его супруги. Приглашение он отклонил, мотивируя тем, что разрыв предрешён. По-видимому, обращение В. И. к сексологу и его просьба о встрече ускорили развод.

При обследовании женщины констатируется целостность девственной плевы;

поведение при осмотре в гинекологическом кресле необоснованно бурное, переходящее в панику, сопровождающуюся непроизвольным спастическим сведением бёдер.

В обычной обстановке В. И. очень эмоциональна, у неё легко меняется настроение. В беседах отмечается известная детскость – инфантилизм. Очень любит вспоминать своё детство, во многом продолжая жить детскими впечатлениями. Обладает прекрасным интеллектом и в то же время далека от реальной оценки её жизненной ситуации. Она с упрёком говорит, что несправедливо относится к человеку, как к прокажённому, из-за, в общем-то, мелкого (?!) дефекта, с лихвой компенсированного в других сферах жизни. Если В.

И. на уход своего мужа ответила невротической реакцией, то трагизм ситуации, когда невозможна реализация материнства, осознаётся ею не совсем ясно и чётко.

В поисках причины невроза В. И. нужно обратиться к детству больной. Выросла она в южном городе, где в очень раннем детстве столкнулась с изнанкой жизни курортников широким распространением и потому обесцениваем, инфляцией половых контактов. "Не вздумай принести ребёнка в подоле", – как-то строго и брезгливо сказал ей отец.

Между тем, молодёжная мода требовала раннего начала половой жизни и подчёркнуто свободного полового поведения. При этом партнёрский выбор строился в соответствии с молодёжным стандартом. Девушка становилась, таким образом, не объектом избирательного влечения, основанного на особенностях её как личности, а считалась годной к половой связи по чисто внешним признакам – по своей "продвинутости", модным джинсам, стандартной обуви, жаргону и т. д. Чтобы выглядеть современной, В. И. пришлось скрывать свою индивидуальность под нарочито стандартными рамками поведения. Однако перспектива начать половую жизнь угрожала ей утратой самоуважения. И она нашла выход в своеобразном внешне конформном поведении, научившись играть роль "суперсовременной", раскованной девушки, так сказать "своего парня", симулируя полную свободу в половом отношении. Но в то же время, сама мысль о том, чтобы оказаться в интимной ситуации, была для неё источником невротических страхов и переживаний;

представляя себе подобную "опасность", она непроизвольно сжимала бёдра. Эта привычка и стало непреодолимой помехой после замужества".

Вы, разумеется, уловили, Светлана, Ваше сходство с моей бывшей пациенткой. Суть дела понятна – Вам необходимо лечение, чтобы снять страх перед дефлорацией и изменить своё отношение к мужчинам. Должен сказать, что В. И. в ходе лечения благополучно вышла из невроза и сейчас счастлива во втором браке.

Не откладывая, начинайте психотерапию у сексолога и все Ваши страхи вместе с самообвинениями в мнимой греховности и извращённости, забудутся как скверный сон.

С уважением. М. Бейлькин.

(IА2а) Здравствуйте! Чем можно объяснить то, что геи бывают столь непохожими друг на друга? (Об этом говорится в Вашей книге "Гордиев узел сексологии"). Почему некоторым присущи особые черты (тембр голоса, телесные особенности, выдающие гомосексуальность), а некоторым нет? Влияет ли сексуальная ориентация на выбор профессии, занятий и увлечений, на социальную жизнь в целом, или лишь на выбор сексуального партнера? С уважением, Руслан.

(IА2б) Дорогой Руслан!

Я совсем не уверен, что феминные черты и высокий тембр голоса, то есть те телесные особенности, которые якобы "выдают" гомосексуальность, связанны именно с гомосексуальным типом строения мозга и, тем более, с эндокринным профилем индивида.

Подобные биологические черты присущи очень многим "ядерным натуралам" и в то же время отсутствуют у большинства "ядерных" геев. Феминный юноша, типичная карикатура на "пассивного пидора" (простите за сленг – этот словесный штамп точно отражает суть отношения к геям со стороны гомофобов), вполне может оказаться гетеросексуалом, обладателем сильной половой конституции. По внешнему виду определить тип сексуальной ориентации нельзя. Исключение представляют лишь те геи невротики, которые ведут себя утрированно по-женски (так, как они это понимают). Но они – карикатура на женщин и, тем более, на геев.

Что касается влияния гомосексуальности на индивидуальные манеры поведения, способ мышления, образ бытия, выбор профессии и т. д., то её роль колоссальна, но она пока недооценена научной литературой. Речь идёт о сочетанном влиянии биологических и психосоциальных факторов. "Ядерным" геям присущи свои оценки красоты тела и свои эстетические критерии в целом;

им свойственны весьма специфические врождённые эмоциональные раздражители и особые способы восприятия мира. Об этом говорили Мисима и Пазолини, об этом свидетельствуют скульптуры Микеланджело и живопись Леонардо, фильмы Висконти, проза Томаса Манна, диалоги Платона, стихи Кавафиса и т.

д. Когда писатель-гетеросексуал создаёт своё произведение под сильнейшим влиянием гения-гомосексуала, становится очевидным, что природа автора и его кумира весьма далеки друг от друга. Я говорю, например, об "Александрийском квартете" Лоренса Дарелла, в котором дух Кавафиса не просто положен в основу изображении явной и скрытой жизни Александрии, но служит стержнем, скрепляющем всю тетралогию. При этом Даррелл, хоть он чужд гомофобии, всё-таки изображает гомосексуальность как явление, скорее, метафизическое и мистическое, весьма далёкое от подлинного секса и лишённое его радостей. Чтобы стать Кавафисом мало быть гением;

надо быть "иным", нужно испытывать постоянное отторжение со стороны гомофобного большинства и ежеминутно доказывать своё право на собственную инаковость. Творец-гей (поэт, композитор, режиссёр и т. д.) создаёт собственный мир, отличный от реального. И в тоже время он высвечивает те закономерности реальной жизни, которые ускользают от внимания традиционно мыслящего большинства. Особенности творчества гея определяются и особым строением его мозга, и ощущением собственной инаковости, и психологической реакцией на злобное окарикатуривание окружающими и СМИ, вечными гонениями "и словом, и делом" со стороны "нормального" большинства.

Дискриминация, впрочем, формирует мышление и мироощущение представителей любого творческого меньшинства. Польский поэт Юлиан Тувим говорил: "Я еврей не столько по той крови, которая течёт в моих жилах, столько по той, которую из них выпустили". Такова диалектика принадлежности к меньшинствам, ненавидимым гомофобами, юдофобами, ксенофобами всех мастей, включая религиозных догматиков, националистов, фашистов и неофашистов.

Понятна тяга геев к обществу себе подобных: среди "своих" можно оклематься от постоянного унизительного поддакивания "натуралам", от тягот жизни среди "чужих", пожаловаться на полученные от них незаслуженные обиды. Отсюда же и склонность достаточно умных геев к самоиронии – среди "своих" можно и расслабиться, и над собой пошутить, мол, "мы, конечно, не без греха и далеко не безупречны, но вовсе не заслуживаем того презрения, которым нас клеймят все, кому не лень".

Наконец, самое главное – жизнь в гомофобном обществе порождает у многих геев невротический страх: они боятся собственной нетрадиционной сексуальности, своего "разоблачения", обвинений в принадлежности к сообществу презираемых аморальных маргиналов. Это так называемая "интернализованная (усвоенная) гомофобия". Подобный невроз отравляет жизнь более чем 50% всех геев, тормозя их психосексуальное развитие, заставляя сомневаться в себе, лишая способности любить, нередко обрекая на невротическое поведение: "хабальство" и промискуитет – навязчивую беспорядочную смену партнёров. Порой интернализованная гомофобия самими геями не осознаётся;

они даже уверяют, что горды своей нетрадиционной сексуальностью. Однако подсознательно они презирают себе подобных и себя в их числе. Ещё хуже, если "ядерный" гей требует, чтобы его "вылечили от гомосексуализма". Такой эго-дистонической формой девиации страдает примерно 15% геев. Они-то и дают основную массу суицидов. Разумеется, пациенты с интернализованной гомофобией и, тем более, с эго-дистонической формой девиации нуждаются в лечении у благожелательно настроенного грамотного сексолога.

Словом, полярное сочетание самоиронии и протеста, невротических самообвинений и гордой решимости отстаивать своё человеческое достоинство, мужественной готовности противостоять миру или вынужденного желания во всём ему подчиниться и уподобиться – всё это формирует весьма противоречивый тип поведения и мышления геев.

На выборе профессии это сказывается, по меньшей мере, двояко – артистическая среда, кино, балет привлекают гомосексуала в силу его особого эстетического восприятия мира, что отчасти определяется биологическими предпосылками, врождёнными особенностями его мозга. Но самое мощное стремление творческого человека – доказать миру и самому себе, что презрительная травля геев несправедлива, что против законов природы (непреодолимой силы рока в музыке Чайковского) он бессилен и потому в бесплодной попытке "исправиться" и стать "таким, как все" обречён на бессмысленные страдания. В медицине же геев много потому, что они с юных лет неосознанно стремятся постичь и осмыслить природу своей инаковости, для чего изучают биологию и нейрофизиологию. Нечто подобное относится и к геям-психологам.

Всё сказанное даёт далеко не полное объяснение феномена гомосексуальности: геи – очень разные люди, и в тоже время, они – характерные представители специфического меньшинства со всеми присущими ему слабостями и достоинствами, врождёнными и приобретёнными, нажитыми в условиях вечного окарикатуривания, неумолчного шипения за спиной, несправедливой гомофобной травли, часто выливающейся в грабежи, избиения, убийства.

Извините, Руслан, если мой ответ покажется Вам кратким и схематичным: Вы задали интересный, но очень ёмкий вопрос.

(IА2в) Хотелось бы уточнить: верно ли утверждение, что у гомосексуалов "женский" мозг? Что Вы понимается под словами "особенное эстетическое восприятие окружающего мира"? Есть ли разница между геями и гетеросексуалами, если абстрагироваться от сексуальных предпочтений, иначе говоря, есть ли между ними фундаментальные различия, не вызванные социальной средой?

С уважением, Руслан.

(IА2г) Дорогой Руслан!

У гомосексуалов мозг не женский, а свой особенный. Нейрофизиологи утверждают, что отчасти геи сходны с левшами (недаром леворукость так распространена среди них), но гомосексуалы ещё менее стандартны, чем левши. Мозг гомосексуалов формируется на фоне дефицита зародышевых мужских половых гормонов, андрогенов. В последнем же периоде внутриутробного развития мальчиков происходит мощный выброс в кровь большого количества гонадотропинов и тестостерона. Свидетельством этому, в частности, служит крупная величина яичек новорождённых (потом они уменьшаются). В дальнейшем эта «гормональная буря», перенесенная перед самым появлением на свет, может привести к развитию сильного типа половой конституции. Весьма вероятно, что именно под её влиянием формируются функции отдельных участков мозга;


по механизму обратной связи это неминуемо происходит с ядрами гипоталамуса. (Сила половой конституции зависит от генетических особенностей индивида, но реализуется она в большой мере посредством его гормонального профиля). Этими двумя гормональными разнонаправлено действующими факторами (вначале дефицит, а затем избыток андрогенов), отчасти объясняется та нестандартность и тот особый разброс физических параметров, что свойственны геям. Кое-кто из них может дать сто очков вперёд самым маскулинным мужчинам (включая волосатость груди и живота, половую неутомимость, физическую силу и выносливость), в то же время превосходя женщин своей яркой эмоциональностью и способностью к сопереживанию (к эмпатии).

Разницу можно заметить в особенностях и мышления, и эмоциональных переживаний геев и «натуралов». Вспомним, как будоражил японского писателя Мисиму запах солдатского пота (мужские феромоны – фактор, безусловно, биологический). Или как Микеланджело, лепя женскую фигуру Ночи, изваял её всё-таки мужчиной, а уже потом налепил скульптуре женские груди (такова уж его эстетика, таков его глубинный эталон красоты!). Анализируя художественные произведения, я подробно пишу об этом в книге "Секс в кино и литературе".

Словом, следует признать, что эстетические критерии в немалой степени связаны с биологическими особенностями индивида и отчасти с тем, как сформировался его мозг внутриутробно. Но при этом надо твёрдо помнить, что в психологии человека неразрывно спаяны и биологическое, и социальное. В эмоциях компании парней, бурно восторгающихся женской попой или грудью, социальный опыт неотделим от биологически обусловленного характера сексуальной ориентации. Геи же поддакивают их славословиям вынужденно – иначе они покажутся окружающим странными. И как тут не сопоставить эротический энтузиазм "натуралов" с сомнениями философа Артура Шопенгауэра, который никак не мог взять в толк, с какой стати считается "прекрасным" "низкорослый, узкоплечий, широкобёдрый пол"?!

Воспитание даёт и гомо-, и гетеросексуалам больше терпимости и взаимопонимания, но в этом плане надо работать, не покладая рук, и, кроме того, всё-таки не стоит требовать от "натуралов" невозможного!

(IА3а) Здравствуйте! Очень интересно узнать Ваше мнение по одному вопросу.

Фрейд выдвинул теорию, что все люди от природы бисексуальны. А истинных гомосексуалов и гетеросексуалов, мол, очень мало. Допустим, что у меня и у моих друзей есть дети и семьи, и что все мы дорожим гетеросексуальным образом жизни без малейшего намёка на бисексуальность. В таком случае теория Фрейда кажется полным бредом. Как Вы считаете по своему опыту и знанию, прав ли Фрейд или нет? Гоша.

(IА3б) Дорогой Гоша!

По этому вопросу логичнее обратиться к работам Кинси (прочитайте о них в моей книге "Гордиев узел сексологии". О шкале Кинси и о его континууме гомо гетеросексуальной активности надо знать каждому).

Что же касается Фрейда, он сделал гениальные открытия, на которых стоят современная психология и нейробиология. Но, подобно Дарвину, ничего не знавшему о генотипе и о будущих открытиях генетики, Фрейд не ведал о том, какие гормональные и генетические факторы формируют те нервные центры, которые закладываются в зародышевом периоде, чтобы начать в полной мере функционировать после достижения половой зрелости. Так что его высказывание о том, что люди появляются на свет бисексуалами и лишь с полученным опытом обретают ту или иную сексуальную ориентацию, оказалось ошибочным. Истинная бисексуальность, когда оба пола вызывают влечение в равной мере, имеет, как и «ядерная» гомо- или гетеросексуальность, врождённый характер. Но по сравнению с геями и «натуралами» истинные бисексуалы встречается редко. Судите сами, насколько сказанное относится к Вам и к Вашим друзьям, если цитирую Ваше письмо, «допустим, все вы люди семейные».

(IА4а) Здравствуйте! Мне 16 лет. Я бисексуал или гомосексуал, пока не определился. Партнёра у меня ещё не было. Но хочу обратиться к вам с другой проблемой.

Я не знаю почему, но у меня очень часто возникают эрекции при довольно незначительных для этого поводах. Например, если я вижу красивого парня в автобусе или на улице. Причём мне достаточно видеть его, даже не углубляясь в эротические мысли или фантазии. Может быть, у меня какая-то проблема?

Мальчик-с-пальчик.

(IА4б) Дорогой Мальчик-с-пальчик!

В шестнадцать лет эрекция легко возникает и в пустом автобусе, а порой и при игре с кошкой. Мало того, эрекции то и дело возникают даже у плода мужского пола в утробе матери. Не стоит подозревать наличие у себя как выдающихся сексуальных способностей, так и каких-то серьёзных проблем. Что же касается Вашей гомо- или бисексуальности, то прежде чем заводить себе партнёра, заберитесь на мой сайт, скачайте "Гордиев узел сексологии" и "Секс в кино и литературе". Чтение сделает Вас более осведомлённым, способным постичь природу собственной сексуальности. Может быть, после этого Вы и ошибок в своей половой активности наделаете меньше.

(IА5а) Мне 17 лет. Во время мастурбации, когда крайняя плоть уходит в нижнее положение и головка полностью обнажается, я чувствую приятные толчки в анальном отверстии, и мне как бы хочется анального секса. Таким видом секса я не занимаюсь и не буду им заниматься! Но желание всё-таки во время мастурбации возникает. Я что, превращаюсь в пассивного гея? Или это гермафродитизм? Если нет, то почему у меня возникает такое желание? Спасибо! Валентин.

(IА5б) Дорогой Валентин!

Гермафродитами называют людей с наличием в строении их гениталий физических признаков обоих полов. С этим рождаются, так что "развитие гермафродитизма" Вам не грозит. Гомосексуалы – люди, испытывающие влечение к лицам своего пола. При этом многие из них не чувствуют никаких приятных ощущений в области заднего прохода.

Если Вас не возбуждают мужчины или юноши, то лично Вас проблема гомосексуальности никак не касается. Вы – гетеросексуал, и рано или поздно реализуете своё половое влечение к женщинам. Если при этом выяснится, что анус – одна из Ваших эрогенных зон, то это отнюдь не повод, чтобы заняться сексом с мужчиной. А вот попросить свою подругу, чтобы она поласкала Вам анальное отверстие пальчиком, не возбраняется. Если подруга согласится на такую эротическую игру, и она придётся Вам по вкусу, то поступайте по принципу "в любви дозволено всё".

Душевные смуты девственников и трудности дефлорации (IБ1а) Будьте добры, дайте, пожалуйста, совет по такой ситуации. У меня был первый в моей жизни секс. Мне непонятно всё. Обсудить это с партнёром трудно, так как он чуточку грубоват. Во время секса, а он был в обычной позиции, я просто лежала неподвижно и ничего не почувствовала. На его просьбу: – "Ну, попробуй!" – я ничего не сделала, так как не поняла, что ему нужно. Почувствовала, что он разочарован.

Переживаю. Я понимаю, что в первый раз может что-то не получиться, но всё же подскажите, как мне надо было вести себя под партнёром, чтобы не выглядеть "бревном"?

Как я должна была, лежа на спине, участвовать во фрикциях? Как угадать, чего он хотел?

Или мне надо было как-то сжимать его член? Но как? Заранее благодарна, Наталья.

(IБ1б) Она же на следующий день:

Помогите!!! Я не знаю, что мне делать!!!! Я – девственница и мой парень тоже девственник. У нас была попытка заняться любовью, но она была неудачной. Есть несколько проблем: первая – мне страшно (я хочу этого, но очень боюсь!);

вторая – он девственник и толком ничего не знает;

третья – когда у нас была попытка, мы (даже не знаю, как правильно выразиться!), мы попасть, что ли, не могли, не нашли отверстия, то есть входа во влагалище! Подскажите, как его найти? И в какой позе это лучше делать? Я читала, что либо в миссионерской, либо я должна быть сверху (но у меня смелости на это не хватает!). Помогите!!!

(IБ1в) Дорогая Наталья!

Успокойтесь! Думаю, тот факт, что Вы с молодым человеком оба девственны, имеет и свою выигрышную сторону: нет ни инфекций, ни других неприятных обстоятельств.

Временная задержка с полноценным сексом – это вовсе не причина для страхов и беспокойства. Не торопитесь. Ознакомьтесь с телами и гениталиями друг друга, научитесь эротическим ласкам;

почитайте соответствующую литературу;

в частности, в конце книги «Сексология в письмах» даются рекомендации по «технике» половой близости, в том числе приводятся основные правила дефлорации. Кроме того, обучитесь аутотренингу для того, чтобы снять страхи и другие нежелательные эмоции.

С пожеланиями успеха в любви. Ваш Бейлькин.

(IБ2а) Здравствуйте, мне 27 лет и я девственница. Это нормально?

Лолита.

(IБ2б) Дорогая Лолита!

Думаю, что в общепринятую норму Вы не вписываетесь. Можно лишь гадать о причинах и характере задержки Вашего сексуального развития. К ней могут привести и чрезмерная привязанность к родителям, и слишком сильная любовь к отцу, и страх перед близкими отношениями с мужчинами, и невозможность реализовать половую близость из за вагинизма, робость, замкнутость, трудности вступления в контакты с окружающими и т. д. Вам целесообразно посоветоваться с сексологом или с психологом.

(IБ3а) Здравствуйте, доктор! Мне 18 лет, меня мучает один вопрос: что делать, если очень уж хочется секса! А когда появляется парень, то не можешь ему отдаться?

Предрассудки мешают! Надя.

(IБ3б) Дорогая Надежда!

Уверяю Вас, что и многие юноши сохраняют девственность до 19– лет, а то и дольше, избегая случайной связи и не желая подражать стандартам полового поведения, навязываемым СМИ и рекламой. Подождите настоящего чувства, когда можно будет довериться партнёру по-настоящему.

(IБ4а) Как решить проблему страха неудачи полового акта (учитывая то, что моя партнёрша девственница)? И как усилить эрекцию? Иначе уже складывается комплекс "неудачника". К сексу подходили уже не раз. Эрекция есть, вроде бы вполне достаточная для введения. Но в момент введения всё падает. Как быть в этой ситуации?


Доктор, помогите. Евгений.

(IБ4б) Дорогой Евгений!

Вы нуждаетесь в комплексном обследовании у сексолога: психологическом, собственно сексологическом и, наконец, в исследовании системы кровообращения в члене. Врач при этом получает информацию, достаточную, чтобы предложить Вам адекватную помощь. Не откладывайте дела в долгий ящик и обратитесь к сексологу.

(IБ5а) У меня проблема, которая, может, и покажется смешной, но меня это очень тревожит! МОЖНО ЛИ КАК-НИБУДЬ ДОГАДАТЬСЯ, ДЕВСТВЕННИК ЛИ МОЙ ПАРЕНЬ ИЛИ НЕТ? Дело в том, что я девственница. До нынешнего парня был другой, с которым у нас был петтинг, мануальная стимуляция и куннилингус. Потом я встретила своего нынешнего парня. Он спросил, девственница ли я? Я ответила утвердительно, но, по моему, он НЕ ПОВЕРИЛ. Может, это из-за того, что буквально через две недели после того, как мы начали встречаться, я повела себя довольно смело (под его влиянием) и много раз занималась с ним стимуляцией.

Себя трогать я разрешала только через одежду, а его даже раз довела до семяизвержения! Сам он утверждает, что ДЕВСТВЕННИК. Но его поведение и разговоры почему-то заставляют меня сомневаться. Он носит в своём кошельке презервативы. Когда я спросила, зачем они ему (что у нас ничего не будет, по крайней мере, в ближайшее время, было обговорено заранее), то он ответил:

- "Просто так... на всякий случай!", - и заулыбался. Ещё он как-то раз сболтнул вот что: "Мы с моей бывшей девушкой у меня, при наличии родителей дома, при прикрытой СТЕКЛЯННОЙ двери ТАКИМ занимались!" "Чем?" - я была просто в шоке! "Да, ничем особенным! Такого, как с тобой, ни с кем не было… Ещё не разу на руках у девушки не было моей спермы! " Плюс к этому, он мне не один раз ПРЕДЛАГАЛ ЗАНЯТЬСЯ ОРАЛЬНЫМ СЕКСОМ (я, естественно, отказывалась по многим причинам). И причём, сделал это без смущения, а когда получил отказ, даже заулыбался как-то странно, чего я, мол, боюсь!?! Как Вы думаете, МОЖЕТ ЛИ парень (кстати, ему 18,5 лет) быть девственником и вести себя так? Я не знаю, что мне думать!

Помогите мне, пожалуйста! Ответьте подробнее на все мои вопросы и постарайтесь объяснить его поведение! Пожалуйста! Жду с нетерпением, переживаю… Заранее спасибо! Стелла.

(IБ5б) Дорогая Стелла!

По Вашему письму ничего нельзя сказать о том, сохранил ли Ваш друг девственность.

Боюсь, что эта Ваша проблема попросту надуманна. Похоже, Вы боитесь дефлорации, и потому наличие полового опыта у Вашего первого мужчины лишь пойдёт Вам на пользу.

(IБ6а) Здравствуйте, доктор! Я ещё девственница. При куннилингусе через пять минут я испытываю приятное ощущение и больше продолжать близость не хочу. Но при этом, выделений практически нет, никакие "волны наслаждения", о которых пишут в романах, по телу не пробегают. Что же это тогда? Мой парень не верит мне и не замечает того, что его ласки мне приятны. Он говорит, что он, мол, не может меня удовлетворить, хотя очень старается. Но это не так. Чем же можно назвать или объяснить мои ощущения?

Заранее спасибо. Анастасия.

(IБ6б) Дорогая Анастасия!

Вы обрываете оргазм на ранней стадии. Поскольку у Вас есть надёжный партнёр, фактически жених, начните нормальную половую жизнь с полноценными эротическими ласками в ходе прелюдии. Если хотите, можете разучить упражнения, повышающие сексуальные ощущения женщины. В частности, они приводятся в книгах, в том числе в «Сексологии в письмах». Их можно скачать с моего сайта.

(IБ7а) Мне 17 лет, сексом я не занимаюсь, практикую только оральный тип близости.

И дело в том, что если я сильно возбуждаюсь при поцелуях и ласках, а мой парень переходит к куннилингусу, то чувство удовлетворения приходит практически мгновенно.

Через несколько секунд! Если же я не очень возбуждена, то оно наступает через 5– минут. Я даже не знаю, оргазм ли это, потому что парень говорит выделений никаких нет, и моего оргазма он не чувствует вообще. Подскажите, пожалуйста, что со мной? Что это за чувство? И почему я испытываю его очень быстро? Катя.

(IБ7б) Дорогая Катя! Не вполне понимаю, что именно Вас тревожит. Сам факт, что оргазм вызывается быстро, говорит о Вашей высокой сексуальной возбудимости. Похоже, что Вам свойственна мультиоргастичность: после первого пика на фоне продолжающихся ласк придёт второй, а за ним и последующие оргазмы. Что касается объёма выделений, то женский оргазм вовсе не сопровождается эякуляцией – Ваш парень напрасно ждёт от Вас того, что свойственно мужчинам. Так что никаких поводов для беспокойства я не вижу.

(IБ8а) Здравствуйте, доктор! Я никогда не занималась сексом, потому что боюсь. Мне 18 лет. Все говорят, что чем больше я буду эротически возбуждена, тем меньше будет боль от дефлорации. Когда мы с моим парнем начинаем ласкать друг друга, я быстро и сильно возбуждаюсь, так что почти сразу же готова к сексу. Но, буквально через минуту– другую я чувствую что-то очень приятное от его стимуляции моих половых органов и больше продолжения не хочу. Что такое со мной происходит? Я очень много читала об оргазмах, вряд ли это он. Мария.

(IБ8б) Дорогая Мария! Похоже, срабатывает механизм страха. Чувствуя нарастающее эротическое удовольствие, Вы подсознательно пугаетесь того, что "потеряете голову" и утратите девственность. Такая фобия нуждается в лечении. Если всё так и будет продолжаться, обратитесь за помощью к сексологу.

(IБ9а) Дорогой Михаил Меерович!

Мне двадцать лет и недавно мы с моим парнем занялись глубоким петтингом. Я вводила его член во влагалище, но не доводила партнёра до эякуляции. Временами он играл пальцами между малыми половыми губами, что порой приводило к болевым ощущениям.

Вопрос: у меня в течение месяца нет месячных, связано ли это с петтингом? Мог ли мой мальчик, играя пальцами, повредить мне девственную плеву? Могли ли мы обнаружить факт дефлорации по следам на белье?

С уважением, Дина.

(IБ9б) При глубоком петтинге, если он сопровождается выделением сперматозоидов в области женских гениталий, беременность вполне возможна. Учитывая задержку месячных, обязательно проверьтесь на этот счёт. Что же касается игры пальцем, то не думаю, что это привело к разрыву плевы, хотя растянуть её таким образом вполне можно.

(IБ10а) Доктор! Помогите, пожалуйста!!! У меня к Вам совсем противоположный вопрос. Существуют ли медикаменты или народные средства, которые парализуют влечение мужчины к женщине, доводя его до полного равнодушия к сексу или даже к отвращению к нему, как у детей или у глубоко пожилых людей?

Если Вам не трудно, напишите, пожалуйста, Ваши рекомендации на этот счёт.

С большой благодарностью и надеждой на Вашу помощь. Вадим.

(IБ10б) Дорогой Вадим! Необходимо установить причину, по которой Вас тяготит собственное половое влечение. Только тогда Вам можно будет помочь. Я подозреваю, что речь идёт о подростковом страхе перед последствиями мастурбации. Тревога ещё больше усиливается, если попытки покончить с онанизмом приводят к появлению поллюций (то есть к семяизвержениям во сне). Бояться всего этого не надо. Если тревога будет мучить Вас по-прежнему, обязательно обратитесь на приём к сексологу.

Вредна ли мастурбация?

(IВ1а) Здравствуйте! Примерно десять лет я занимался мастурбацией;

она заменила мне нормальную половую жизнь и из возрастного признака переросла в привычку. В 20 и 21 год были попытки заняться сексом с девушками, но после нескольких фрикций эрекция пропадала. Между тем, при мастурбации эрекция вроде бы нормальная. В последнее время я наблюдаю снижение полового влечения, страх перед сексом (в связи с неудачными попытками). Подскажите, к каким последствиям (физиология, психология) приводит длительное занятие мастурбацией? Есть ли пути выхода из данной ситуации?

Нужно ли мне обратиться к специалистам за лечением? Никита.

(IВ1б) Дорогой Никита!

К каким-либо болезненным последствиям мастурбация обычно не приводит, иначе человечество давным-давно бы вымерло. Лишь в качестве исключения из общего правила, когда мастурбировать начинают задолго до полового созревания (в возрасте, когда большинство обычных детей ещё не способно испытать оргазм), в случае, если нервная система мальчика имеет свои врождённые особенности, онанизм может послужить причиной возникновения в будущем сексуальных расстройств. Речь идёт о детях с так называемым "низким порогом сексуальной возбудимости", склонных к импринтингу, по механизму которого запечатлеваются крайне вычурные способы онанизма. Но даже и при таких нестандартных вариантах развития по достижении половой зрелости сексуальность редко оказывается дефектной. В этом последнем случае становится необходимым лечение у сексолога. Сейчас у меня лечится молодой человек, который открыл для себя мастурбацию в 8-летнем возрасте. Способ достижения оргазма (поначалу, он, разумеется, не сопровождался эякуляцией) был крайне далёк от «нормальной» мастурбации. Мальчик укладывался в постель на живот и, не снимая трусов, - «чтобы избежать инфекции» (!?), катался на эрегированном члене. С годами мальчик превратился в атлетически сложённого красавца, способного довести свою подругу до серии оргазмов в ходе каждого полового акта. Но вот беда – сам он в близости добиться эякуляции не способен.

Собственно, семяизвержение и оргазм наступают через пару минут, но для этого молодому человеку надо уединиться и проделать ритуал по закрепившемуся с раннего детства стереотипу. Я не сомневаюсь, что вылечу моего пациента и он позволит себе жениться на любимой женщине.

Что же касается Вас, то Вы приписываете крайне зловещую роль самому обычному онанизму. Увы, подобным неврозом (онанофобией) страдало множество всемирно известных людей (например, классик немецкой литературы Генрих фон Клейст, покончивший с собой и со своей подругой в дорожной гостинице). Дело, разумеется, не в самом онанизме, а в страхе перед ним и в тревожном ожидании сексуальной неудачи, причём в основе такого страха лежит невротическое развитие, часто осложнённое многолетней депрессией. Это и не даёт Вам возможности осуществить половой акт, хотя при мастурбации эрекция у Вас в полном порядке. Словом, надо обратиться к сексологу, который обеспечит комплексное обследование Вашей половой функции (психологическое тестирование;

исследование пенильного кровообращения, то есть притока крови по артериям и его оттока по глубокой вене спинки члена;

обследование простаты и семенных пузырьков;

микроскопия секрета уретры и сока простаты и т. д.). К андрологам не ходите, они обычно диагностируют некую мифическую и не о чём не говорящую «эректильную дисфункцию», как правило, в сочетании с хроническим простатитом. Они запугают Вас окончательно, да ещё и попытаются навязать Вам гормональное лечение. Андрологи ведь обычные урологи;

их представления о сексологии и эндокринологии весьма ограниченны.

Желаю Вам скорейшего выздоровления, я уверен в нём.

(IВ2а) Здравствуйте! С какого возраста нормально развивающиеся мальчики начинают мастурбировать (хотя бы примерно)? Владимир.

(IВ2б) Дорогой Володя!

Время начала мастурбации зависит от многих факторов: от силы половой конституции, высокого или низкого порога сексуальной возбудимости, влияния окружающей социальной среды и т. д. Чаще речь идёт о 13–14-ти годах, но многие начинают мастурбировать только после начала половой жизни (где-то в 18–20 лет).

(IВ3а) Доктор! Мне и моему парню по 22 года. Вместе уже год. Я у него первая девушка. Сексом стали заниматься последние полгода. Всегда инициатор я. Секс проходит вяло. Часто возбуждение быстро спадает, ещё до введения члена. Он нежен и ласков. Но на самом деле я ему в сексуальном плане вовсе не нужна. Для него это пытка.

Я пыталась разнообразить секс, но это не помогает. Он здоров физически, но занимается мастурбацией. Я знаю, что она не вредна и даже, говорят, полезна. Но он делает это каждый день по 4–7 часов. Естественно, на меня у него не хватает "запала". Я просила его как-то сократить это занятие, свести к минимуму. Но он говорит, что не может. Это уже как болезнь. Ему это необходимо для того, чтобы работать и творчески мыслить. После секса он не чувствует такого прилива энергии и креатива. А я так не могу. Это уже ненормально. Как с этим бороться? Это лечится? Девушка я симпатичная, вниманием мужчин не обделена. Но вот любимому человеку просто не нужна как женщина.

Помогите, пожалуйста. Куда обратиться? Ведь каждый день и по 4–7 часов, это уже болезнь! Алла.

(IВ3б) Дорогая Алла!

Вы совершенно правы в своих сетованиях по поводу отношений с Вашим любимым человеком. Но чтобы разобраться в его проблемах, надо с ним побеседовать, сделать психологическое тестирование. Возможно, понадобятся и другие исследования.

Уговорите Вашего молодого человека обратиться к сексологу и сходите на приём к врачу вместе с ним. Без этого дело не сдвинется с мёртвой точки. Учитывая его особенности, надо найти профессионала, который бы благожелательно отнёсся к странностям Вашего друга, не вызвал бы у него желания держаться подальше от медиков.

(IВ4а) Мне 19 лет. Уже больше года я живу в гражданском браке с девушкой.

Работаю, учусь, стараюсь самостоятельно нас обеспечивать.

Теперь, о главном: как и большинство мужчин, занимаюсь мастурбацией. Причина не в том, что меня не удовлетворяет моя девушка. Я думаю, не имеет смысла говорить о плюсах мастурбации и почему мужчины её практикуют. Меня возбуждают мои фантазии, и мне не хочется воплощать их в реальность, да это и не всегда возможно. Что же касается моей девушки, то она верующая и очень принципиальная. Она не приемлет моей любви к мастурбации, хотя, между прочим, и сама когда-то занималась тем же. Уже больше полугода она знает о моём увлечении онанизмом, но смириться с этим никак не может. Я ей после этого противен. Подозреваю, что, моя мастурбация задевает её самолюбие. Она воспринимает это как измену и предъявила мне ультиматум: – "Или я, или онанизм".

Честное слово, как дети малые! Ну, возможно, я увлечён мастурбацией чуть больше, чем принято. Но ведь и половые отношения с партнёршей тоже имею. Не отрицаю, может и у онанизма есть какие-нибудь минусы, например, с точки зрения религии. Но природа изобрела мастурбацию задолго до появления религии и моральных запретов в сексе.

Может быть, в будущем мне всё это надоест, тем более что я ещё молод. Но я не могу объяснить того отвращения ко мне, которое выказывается моей девушкой. Я думаю, для неё это просто дело принципа. Даже если все в один голос скажут ей, что мастурбация вполне нормальное явления, её не переубедить;

её заклинило на чувстве собственной правоты и на Библии.

Вот, вкратце суть моей проблемы. Хотелось выслушать Ваше мнение по этому вопросу, в первую очередь как сексолога, во вторую – как человека, мужчины. Надеюсь на ответ. Заранее спасибо, Анатолий.

(IВ4б) Дорогой Анатолий!

Ваша проблема не так уж и проста, как Вы её оцениваете. Утверждение "как и большинство мужчин, занимаюсь мастурбацией" – приём психологической защиты.

Мастурбируют, в основном, подростки, а мужчины, неограниченные в возможности полноценных половых контактов, прибегают к этому занятию лишь время от времени.

Разумеется, онанизм вполне может сочетаться с регулярной половой жизнью. Но если это увлечение становится поводом для конфликтов в семье, дело принимает не совсем обычный оборот. Возможно, в таком случае упорная мастурбация вызвана особыми психологическими причинами;

возникает закономерное подозрение, что сексуальное партнёрство почему-то не вполне удовлетворяет мужчину. В подобных ситуациях следует искать невротические истоки мастурбации, особенно если занятия ею, как в Вашем случае, принимают явно демонстративный характер.

Не думаю, что Ваша девушка права, сводя проблему исключительно к религии. В конце концов, сам по себе факт "прелюбодейства" (так с церковной точки зрения расценивается "гражданский брак") - по религиозным меркам грех, куда боле тяжкий, чем онанизм. Сексолога, разумеется, религиозные и моральные оценки мастурбации интересуют лишь в плане их влияния на развитие сексуальной дисгармонии и невроза у партнёров.

Поскольку у вас с Вашей партнёршей подобная дисгармония налицо, я бы посоветовал вам обоим обратиться на приём к сексологу. Врач побеседует с обоими вместе, и с каждым из вас раздельно, проведёт психологическое и сексологическое тестирование, осуществит коррекцию ваших взаимоотношений.

(IВ5а) Дорогой доктор!

Долго не могла обратиться к кому-нибудь за советом. Но, похоже, больше нет сил терпеть;

с этой бедой надо как-то бороться.

Я замужем больше 10-ти лет. Сразу скажу - очень люблю мужа и готова на всё, чтобы сохранить семью и наше счастье. Думаю, он относится ко мне также с любовью.

Но, примерно 8,5 лет назад я застала его за занятием онанизмом. Первый шок прошёл. Но, увы, постоянно замечала за ним это скверное пристрастие. Пыталась успокоиться и проявить максимум выдержки, чтобы понять: что я делаю не так, и почему всё это с ним происходит? К сожалению, ничего путного за все эти годы мне услышать так и не удалось. Стараюсь стать для него как можно соблазнительней, добрей, терпимей... И он, целуя руки, благодарит за это. Но, всё продолжается по-прежнему. С годами из-за этой беды во мне накопилось так много обид и разочарований! Я теперь не могу толком расслабиться ни в постели, ни в повседневной жизни. Всё время думаю о том, что его главная страсть – онанизм, а, занимаясь со мной любовью, он делает мне одолжение. А это парализует во мне эротику. Буду объективной, несмотря ни на что, секс всё-таки порой доставляет истинное удовольствие и мне, и ему. Но каждый раз, застав мужа за онанизмом (а он со временем стал очень тщательно прятаться!), мгновенно ощущаю какую-то пустоту в душе и прихожу в отчаяние. Раньше мне удавалось приглушать боль.

Сейчас завожусь и впадаю в состояние депрессии, даже если не вижу, а просто чувствую, что происходит за закрытой дверью. И после этого не могу настроить себя на желание близости несколько дней, а порой и недель, потому что не хочу его ласк и смотрю на него с отвращением. А он потом ещё неделю не обращает на меня никакого внимания.

Замкнутый круг: мы оба любим друг друга, но я не могу принимать его таким, каков он есть, а он, похоже, не может измениться и выйти из этой безвыходной ситуации.

Пожалуйста, посоветуйте, что мне делать? Вера.

(IВ5б) Дорогая Вера!

Вам обоим необходимо обратиться за помощью к сексологу. Надо разобраться, носит ли привычка Вашего супруга к мастурбации действительно болезненный характер, или же её можно счесть вполне допустимым элементом его половых особенностей. Важно также уточнить, насколько адекватна Ваша собственная негативная реакция на эту привычку мужа. В любом случае помощь сексолога в подобных ситуациях не может быть заочной. Она должна основываться на полноценном собеседовании с обоими супругами и на психологическом тестировании обоих.

(IВ6а) Здравствуйте, доктор!

Интересует меня Ваше мнение относительно мастурбации. Может ли это занятие перерасти в психологическую зависимость и практиковаться вне связи с подлинными потребностями организма? Существует ли какая-то опасность от 3–4-х разовой эякуляции в сутки? Чем может быть вызвано желание добиться оргазма при отсутствии эрекции? Как это может отразиться на половой жизни с партнёром? Спасибо.

(IВ6б) Иногда онанизм может быть достаточно интенсивным, порой до 6– мастурбационных актов за сутки. Всё зависит от возраста, половой конституции и наличия провоцирующих моментов. В то же время, нельзя отрицать и того, что навязчивая мастурбация, тем более при отсутствии эрекции – болезненный симптом. Думаю, Вам стоит проконсультироваться у сексолога или психотерапевта и пройти соответствующее психологическое тестирование.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.