авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 12 |

«Михаил Бейлькин – все книги по психологии гомосексуализма Сексология в письмах (Опыт онлайн-психотерапии в сексологии) ...»

-- [ Страница 4 ] --

Кого из супругов надо лечить? Если жена не может понять простой вещи, что её супруг имеет право на свои сексуальные желания и привычки, которые отнюдь не вступают в конкуренцию с его любовными чувствами к ней, то сексологу надо работать, скорее всего, с ней. Супруга должна понять, что рука её мужа имеет столько же прав на то, чтобы ласкать его собственные эрогенные зоны, как и её. Если жена не страдает истерией, если она способна любить, то семейную дисгармонию удаётся преодолеть. Семья будет спасена.

Взаимное непонимание может привести к отчуждению супругов, проживших в браке много лет и вырастивших взрослых детей. Эту тему я поднимаю во всех своих книгах. Вот типичная история, позволяющая полнее понять разлад в семье бывших учителей, о которой поведала в своём письме Мария Гавриловна. Я цитирую свою книгу "Секреты интимной жизни".

«Супруги Ф. прожили вместе около 20 лет. Муж жалуется на невозможность половой близости в течение последних трёх лет из-за отсутствия у него полового возбуждения. Заболевание развилось постепенно. С женой жили мирно, не ссорились, но в последние годы взаимоотношения резко ухудшились. Ссоры сопровождаются слезами и упрёками жены. Обычно, поводом к ним является привычка к алкоголю, развившаяся в последние годы, но муж считает, что истинная причина ссор - его половая слабость.

Своё пристрастие к алкоголю Ф. объясняет плохим настроением и необходимостью разрядки. Он видит неизбежность развода, и ему тяжело вдруг остаться одиноким на пороге своего пятидесятилетия. Перспектив новой женитьбы он не видит - кто же пойдёт за него такого, замуж?

Из разговора с женой Ф. выясняется, что всю их совместную жизнь муж был неласков и, если супруги раньше никогда не ругались, то и нежности друг к другу никогда не испытывали. Она всегда страдала от этого. Раньше половая близость у них была почти ежедневно, всегда по инициативе мужа, всегда протекала молчком, без ласк, без поцелуев, без предварительной подготовки, редко сопровождалась чувством оргазма у жены. После близости муж отворачивался и тут же засыпал. Она никогда не видела мужа нагим. Половая близость была тягостной и обидной, но жена примирилась с этим. "Такой уж он у меня!" С появлением половой слабости взаимоотношения супругов стали ещё тягостнее.

Муж избегает её с какой-то ненавистью. Она не знает, о чём он думает. В пьяном виде он по-прежнему неразговорчив и неласков, сразу укладывается спать. В последние два года он ни разу не прикоснулся к ней в постели, не сделал ни одной попытки к близости. Если она протянет руку, чтобы погладить мужа, он сейчас же съёживается и резко отодвигается.

Жена Ф. полагает, что чем так жить, лучше разойтись. Дочери уже взрослые и живут самостоятельно. То, что раньше объединяло супругов и давало иллюзию полноценной жизни - садовый участок, домашняя обстановка, дети - сейчас утратило своё значение и не радует.

Суть истории болезни очевидна - мстит за себя многолетний примитивизм половой жизни и формальное выполнение семейных ролей. Он был занят ролью хозяина и отца. Ей предписывалась роль хозяйки и матери, но как личность она не интересовала мужа. Ему не в чем было, как ему казалось, упрекнуть себя - все деньги отдавал, все мужские работы по дому и саду выполнял, водил мотоцикл, рыбачил, вырастил дочерей. Чего же ещё?

Но за 20 лет жизни эмоциональной близости у супругов не сложилась. Брак, как и интимные отношения, протекали формально. В заботах о детях и хозяйстве взаимное всё растущее отчуждение и скука были незаметны, но вот сейчас они встали перед супругами со всей неумолимостью. Им и поговорить-то не о чем. Превращения "я" и "ты" в "мы" за лет не произошло.

Если бы Ф. раньше привык к нежности, а не душил её начатки, приучился бы к культуре интимной близости, то любовный ритуал, став привычным и необходимым, приводил бы и теперь к половому возбуждению. По сложившемуся же трафарету Ф. ждёт, когда появится половое возбуждение, чтобы после этого повернуться лицом к жене и приступить к механически совершаемому акту. Ласки жены кажутся ему чем-то постыдным... Эмоциональная бедность и примитивизм - вот причины угасания половой функции у Ф.

Надеюсь, что пожилые супруги, бывшие педагоги, в своих семейных отношениях достигнут компромисса и избегнут семейной дисгармонии.

Но если нет любви, то от семейной дисгармонии не спасут ни сильная половая конституция, ни самая искусная "техника" секса.

Приведу пример из той же моей книги "Секреты интимной жизни".

«Семейная пара обратилась за консультацией.

- Доктор! У нас сексуальная дисгармония. Скажите ей, что у неё отсутствует эротическая культура.

"Ей" было явно не по себе, и она отводила глаза. Супруг, плотный, с бычьим загривком, сверлил жену тяжёлым взглядом. По словам "поборника культуры", он начал сексуальное просвещение жены два года назад. Жена же, по его мнению, с тупым упрямством упирается.

Супруг прочитал серьёзную литературу. Цитируя видных сексологов, он аргументировано настаивает на своей правоте. На консультацию он привёл жену с одной лишь целью - чтобы она услышала о своём невежестве из уст сексолога.

Версия жены, рассказанная с глазу на глаз, отличается от рассказа её мужа. Вместе они прожили 20 лет. Супруг всегда отличался крутым характером. В семье немалый достаток. Машина, дача - всё есть и всё благодаря мужу. Он много лет работал таксистом, а сейчас стал бизнесменом.

В половом плане их поведение было стандартным, без фантазий. Жена часто, хоть и не всегда, испытывала оргазм. Мужа, впрочем, это никогда не волновало. За три года до визита к врачу его характер испортился. Пошли придирки. Часто, причём, как правило, ближе к ночи, вспыхивали ссоры. Половая жизнь стала очень редкой.

Два года назад, побывав на лекции сексолога, муж предложил вдруг достаточно смелые ласки. Он потребовал от неё, чтобы она взяла его член в рот, а сам тоже начал возбуждать половые органы жены языком. Хотя супруга согласилась на такую любовную игру, это не приносит радости ни ей, ни ему. Во время манипуляций мужа, по её словам, у неё внизу всё леденеет, а муж сердится и в бешенстве отказывается от половой близости.

Супруг угрожает разводом, на который она, скорее всего, согласится, потому что их семейная жизнь стала совсем уж невыносимой.

Казалось бы, формально муж прав. Он предлагал ласки, которые в литературе считаются допустимыми. Он, вроде бы, ничего не требовал от жены и даже, напротив, чуть ли не жертвовал собой. Она же топтала его "альтруистические" чувства. Однако в логике "альтруиста" были серьёзные противоречия. Если уж "поборник просвещения" был так начитан в специальной литературе, то он неминуемо должен был наткнуться на термин "диапазон приемлемости". Любовная игра, выходя за индивидуальные рамки диапазона приемлемости супруги, способна лишь затормозить её чувственность. "Фригидность" жены была, таким образом, мнимой и провоцировалась его же "ласками".

Горькая для супруга правда состояла в том, что три года назад у него появилась половая слабость, в чём признаться было выше его сил. Характер заболевания можно было бы уточнить и вылечить пациента, если бы он обратился к сексологу с жалобами на собственное половое расстройство. Однако он привык быть абсолютным самодержцем в семье и держать жену в чёрном теле. Почувствовав унизительную для него половую слабость, супруг вместо того, чтобы начать лечение, начал уклоняться от близости под любыми предлогами. Такой уж была выбранная им психологическая защита. Именно с этой целью он и провоцировал ссоры на ночь.

Спустя год был найден новый способ ложной психологической защиты.

Прослушав лекцию, он счёл, что смелые способы любовной игры, если он предложит их жене, возбудят его самого. Надежда оказалась тщетной.

Тогда он нашёл новый "эффективный" способ, позволяющий уклоняться от половой жизни и избегать связанные с ней неудачи, сохраняя при этом маску полноценного мужчины, да к тому же ещё и поборника сексуальной культуры. Таким хитрым приёмом и стало навязывание жене заведомо неприемлемых для неё ласк. Не видя сексуального энтузиазма жены, якобы ожидаемого им от применяемых способов “техники” брака, он получал возможность обрушить на неё своё негодование и отказаться от близости с ней».

История понятна без комментариев. Авторитарный "добытчик"-бизнесмен превратил приёмы сексуальной культуры в дубинку, систематически истязая жену.

Отсутствие главной составляющей любви - альтруизма превращает супружеские отношения в авторитарные, садомазохистские, это порождает семейную дисгармонию, а затем и сексуальные расстройства у обоих супругов.

И всё же свои комментарии закончу на оптимистической ноте. Письма подавляющего большинства корреспондентов вызывают серьёзное уважение: в них проглядывает забота о сохранении семьи или любовной связи. В подобных случаях удаётся преодолеть сексуальную дисгармонию и предупредить развитие дисгармонии семейной. Разумеется, для этого необходимо наладить полноценную половую жизнь с регулируемой длительностью акта, хорошей эрекцией, искусной эротической игрой, включая умелую предварительную подготовку и ласки, завершающие близость.

Глава III Гомосексуальная паника – заболевание гетеросексуалов (мужчин традиционной сексуальной ориентации) Что он помешан – факт. … И надлежит найти причину этого эффекта.

Уильям Шекспир.

Страдания мнимого гея (IIIА1а) Здравствуйте, Михаил Меерович!

Мне 32 года, я работаю на крупном заводе ведущим инженером. Холост, живу с родителями. Скорее всего, я гомосексуал или, может быть, бисексуал.

Уже года два нахожусь в жесточайшей депрессии. В последние полгода стало совсем невыносимо. По всем признакам, у меня – интернализованная (усвоенная) гомофобия.

Всё, казалось бы, понимаю, но никак не могу свыкнуться со своей гомосексуальностью.

Да и не хочу с ней свыкаться!

На данный момент ситуация такая.

Никогда не было секса с мужчиной и вообще каких-либо однополых отношений или попыток завязать их. Девственности лишился в 20 лет с девушкой, но эякуляции в тот раз не было. В последние годы время от времени встречаюсь с проститутками, в основном, ради орального секса, но часто бывает и полноценный половой акт. Когда еду к проститутке, то эротически возбуждаюсь, эрекция сильнейшая. Но понимаю, что возбуждение вызвано не перспективой обладать женским телом, а ожиданием сексуальной разрядки вообще, как бы в отрыве от пола объекта. С проститутками эякуляция достигается всегда. Могу регулировать длительность акта и даже усиливать эрекцию. А вот девушке, которая меня любит уже два года, я никак не могу ответить взаимностью;

она меня не возбуждает. Испытываю к ней, скорее, братские чувства. А так хочется любить и ласкать её по-мужски!

Сильнее возбуждает мужское тело, чем женское. Но онанирую под гетеросексуальное порно, возможно, потому, что именно так сознательно себя настроил.

Неделю назад во всём признался родителям. Приняли известие о моей нестандартной сексуальности сочувственно. Обещали всяческую поддержку. Сказали, что готовы принять меня таким, каков я есть. Отец больше переживал из-за того, что я так долго носил это в себе и был лишён сочувствия близких людей. Мать приняла известие тоже дружелюбно, но у неё остаётся надежда, что что-то всё-таки можно изменить. Я тоже хочу надеяться, что что-то можно изменить, как-то перестроить себя.

Если всё останется по-прежнему, я не вижу смысла жить дальше. Не вижу для себя будущего. А хочется, чтобы, как у всех, была счастливая семья, дети, жена. Не только потому, что таковы общепринятые устои общества, а просто потому, что печально остаться без простого человеческого счастья.

Понимаю, однако, что подпадаю под категорию людей, о которой вы писали: «Ещё хуже, если "ядерный" гей требует, чтобы его "вылечили от гомосексуализма". Такой эго дистонической формой девиации страдают 15% геев. Они-то и дают основную массу суицидов». И всё же надеюсь на то, что, может, есть хоть малейший шанс!

Я живу в Омске. Понимаю, что необходимо лично проконсультировался с Вами.

С уважением, Илья.

(IIIА1б) Дорогой Илья!

Судя по Вашему письму, Ваш гомосексуальный потенциал вряд ли реален. Скорее, речь идёт об очень специфическом феномене – о "гомосексуальной панике". Вопреки её названию, ею страдают гетеросексуалы. Иными словами, консультация врача Вам, действительно, необходима. Обратитесь в Омске к психиатру, хорошо знающему сексологию. Если же приедете ко мне, то я окажу необходимую консультативную помощь. Вы заполните психологические тесты и сексологический опросник. Пока тесты будут обрабатываться на компьютере, мы с Вами обсудим обстоятельства, которые:

а) привели Вас к явно сомнительной идее о Вашей гомосексуальности;

б) ввергли в депрессию;

в) заставили сомневаться в возможности счастья с девушкой.

Обсудим Ваше нелогичное и психотравмирующее "признание", сделанное родителям.

Повторяю: если я прав, и Вы страдаете гомосексуальной паникой, то не стоит рассчитывать, что Вы молниеносно справитесь с тем, что так давно Вас мучит. И всё же после нашей встречи у Вас появится понимание сути Вашего заболевания;

забрезжит свет в конце тоннеля. Вы сможете успокоить родителей, сказав им, что они не останутся без внуков. Уверен, что со временем Вы обзаведётесь постоянной любимой подругой.

С уважением, Михаил Бейлькин (IIIА1в) Михаил Меерович, добрый день!

Это Илья из Омска. Если помните, я был у Вас на приёме, и Вы диагностировали у меня "гомосексуальную панику". Вы убедили меня в том, что я принадлежу к людям традиционной сексуальной ориентации и не имею ничего общего с гомосексуалами. Дела у меня пошли отлично. Ушли мысли о суициде, а ведь я ехал к Вам с твёрдым намерением покончить собой, если факт моей гомосексуальности подтвердится. По Вашему совету я нашёл хорошего психотерапевта, точнее, психоаналитика. Сейчас прохожу сеансы лечения. Я перестал зацикливаться на своей прежней проблеме, всё налаживается!

Спасибо! Илья.

(IIIА1г) УВАЖАЕМЫЙ МИХАИЛ МЕЕРОВИЧ! ОБРАЩАЮТСЯ К ВАМ РОДИТЕЛИ ИЛЬИ ИЗ ОМСКА.

ОН БЫЛ У ВАС НА ПРИЁМЕ, И МЫ ЗНАЕМ, ЧТО ОН ДОВЕРЯЕТ ВАМ. НА СЕГОДНЯШНИЙ ДЕНЬ СИТУАЦИЯ РЕЗКО ИЗМЕНИЛАСЬ К ХУДШЕМУ. ОН ПРАКТИЧЕСКИ СО ВСЕМИ ПЕРЕСТАЛ ОБЩАТЬСЯ. ЕМУ КАЖЕТСЯ, ЧТО ВСЕ ВИДЯТ И ОБСУЖДАЮТ ЕГО НЕСТАНДАРТНОЕ ПОВЕДЕНИЕ. НИКАКИЕ УГОВОРЫ, ДОВОДЫ И ПРИМЕРЫ НЕ ДАЮТ РЕЗУЛЬТАТОВ, ОН ПРОСТО НАС НЕ СЛЫШИТ. МЫ ОЧЕНЬ БОИМСЯ, ЧТО ЭТО МОЖЕТ ПРИВЕСТИ К ХУДШЕМУ.

УБЕДИТЕЛЬНО ПРОСИМ ВАШЕГО СОВЕТА ИЛИ, ЕСЛИ ЕСТЬ ВОЗМОЖНОСТЬ, ДАЙТЕ КОНТАКТНЫЙ ТЕЛЕФОН. СПАСИБО. ВАЛЕНТИН И ОЛЬГА P.S. ИЛЬЯ ОБ ЭТОМ ПИСЬМЕ НЕ ЗНАЕТ.

(IIIА1д) Дорогие Валентин и Ольга!

Вы очень встревожили меня своим письмом. От меня Илья уехал окрылённым – я доказал ему, что он никакой не гей, и что его заболевание – гомосексуальная паника (есть такое расстройство, при котором пациент нуждается в наблюдении у психиатра). Илья уверил меня в своём письме, что нашёл опытного специалиста. Боюсь, это не так.

Немедленно свяжитесь с психиатром, способным оказать квалифицированную помощь.

Держите меня в курсе событий. Пишите только по электронной почте, не заходя в гостевую сайта, так как ваше письмо может попасть на глаза Илье и вызвать у него тяжёлую паническую атаку.

Михаил Бейлькин.

(IIIА1е) Добрый день, Михаил Меерович! У меня к Вам две просьбы:

1. Мои родители втайне от меня сегодня разместили в Вашей гостевой книге своё сообщение. Убедительная просьба удалите, пожалуйста, его, как можно скорее, так как там упоминается моё имя. Это крайне важно. Они ошибочно подумали, что это сообщения видите только Вы. Очень прошу Вас удалить скорее это сообщение.

2. То, о чём они пишут, действительно происходит. В последнее время меня сильно "мутит" на этой почве. Сеансы с моим психоаналитиком никак не помогают. Завтра иду к психиатру, может, будет результат. Я действительно ограничил себя в общении со всеми окружающими. Бывают моменты "просветления", когда мне относительно спокойно, но это длится недолго. Все переживания, связанные с моей сексуальной ориентацией, т. е. с моей ошибочной идентификацией, меня теперь совсем не волнуют, по этому поводу вы меня успокоили. Но если меня перестала волновать тема гомосексуальности, то постоянно волнует мнение окружающих, мне чудится, что они считают меня геем и осуждают меня в разговорах между собой. От этого я никак не могу избавиться, к сожалению. Понимаю, что Вы мне очень помогли, но сейчас требуется помощь совсем иного рода, просто я хочу поделиться с Вами тем, что сейчас происходит в моей жизни.

Надеюсь, всё будет хорошо. С уважением, Илья.

(IIIА1ж) Здравствуйте, Михаил Меерович!

Дела у меня идут средне. У психотерапевта я не наблюдаюсь уже около 2-х месяцев – решили сделать перерыв на лето. В наших занятиях достигнут явный прогресс: я перестал ежесекундно думать о том, что выгляжу и говорю как гей. Но до конца от этого ещё не избавился.

С сентября мы договорились возобновить работу с психотерапевтом. По-моему, она достаточно опытный врач и вполне понимает меня. Раньше, когда мне было совсем плохо, я боялся выйти на улицу. Принимал нейролептики месяца три, даже больше. Потом наступило облегчение. И врач посоветовала мне отказаться от препаратов. Сейчас ничего не принимаю. Помните, я говорил Вам про девушку, которая испытывает ко мне тёплые чувства. Я, надеясь, что эта встреча поможет мне и в сексуальном, и в моральном плане, устроил встречу с ней. Итог – секса не было. Я неуклюже приставал к ней, она неуклюже "отказывала" мне. Находясь с ней в постели, испытывал лишь страх и тревогу – "Встанет или не встанет?!" В итоге вёл себя так, чтобы она мне отказала. Полное несовпадение в психологическом плане. Под конец она стала раздражать меня своим поведением. С сексом это не связано, просто уверен, что как человек она мне не подходит.

Сейчас состояние среднее. В течение дня опять чувствую приступы лёгкой паники и беспокойства. К проституткам стал ходить реже. В общем, если подытожить всё сказанное, сдвиги к лучшему есть, но они пока не изменили мою жизнь кардинально.

С уважением, Илья.

(IIIА1з) Дорогой Илья!

Вы удивительно точно описали свои эмоции во время неудачного свидания.

Очевидно, что Ваша беда – неадекватность во взаимоотношениях с женщинами. Отчасти это связано с отсутствием опыта общения, а страх и неуверенность в себе – вторичны.

Нейролептики, которые Вы принимали во время пережитого, были очень к месту. Я в те дни не очень доверял Вашему психотерапевту. Очевидно ведь, что паранойя выскочила, как чёрт из табакерки, из-за неудачно проводившейся в то время психотерапии. Но если сейчас лечение идёт Вам на пользу, то никаких претензий нет.

Главный критерий того, что Вы вышли из этого состояния, – понимание факта, что Вы пережили в те тяжкие времена бред отношения. Я называю вещи своими именами для того, чтобы Вы могли впредь предупреждать рецидивы (они во многом зависят от душевных усилий самого пациента).

Тренируйтесь общаться с привлекательными женщинами, научитесь флиртовать, понимать особенности женской психологии со всеми её слабыми и сильными сторонами.

Если перед вступлением в половую связь на душе будут тревога и неуверенность, приезжайте, на первое время подберём дозу для интракавернозной инъекции каверджекта и обучим технике её выполнения. Эрекция станет стабильной, устойчивой к нервному срыву, а дальше всё пойдёт легко. Я гарантирую, что за этим дело не станет – половая жизнь у Вас наладится. Главное – научитесь общаться с женщинами и преодолейте психологический барьер, который Вас с ними разделяет, найдите себе подругу по душе.

Желаю Вам здоровья и счастья! Ваш Михаил Бейлькин.

Фазиль или бред сексуальной инаковости (IIIБ1а) Здравствуйте доктор!!! Помогите, пожалуйста!!!

Дело в том, что уже много месяцев я пребываю в жуткой депрессии, мне не хочется жить. То, по поводу чего я никогда не переживал, показалось вдруг страшным и мерзким.

Расскажу подробнее. Я долго был невзрачным пацанёнком, и девушки на меня не глядели. Сверстники онанировали, а я не умел, не получалось, а желание было сильным.

В то время я посещал музыкальную школу и там подружился с парнем старше меня на год. По повадкам он смахивал на гея, но тогда я не придавал этому значения. Случайно у нас с ним произошёл сексуальный контакт – был оральный секс (обоюдный). Когда приближалось семяизвержение, каждый из нас вынимал свой член, снимал презерватив и заканчивал акт мастурбацией. Так я впервые испытал оргазм. У меня и в мыслях не было, что это неправильно (хотя я знал, что так не должно быть). Тогда я полагал, что делаю это просто для того, чтобы "слить топливо".

Эти контакты продолжались около трёх лет. И до недавнего времени я не считал это омерзительным, хотя после эякуляции обычно чувствовал отвращение. Я не любил геев, относился к ним с презрением. С моим партнёром (назову его Ж.) была дружба, в которой меня интересовал просто "технический момент". Я никогда не хотел с ним целоваться.

Интересовал только минет, но, надо признаться, меня возбуждал мужской член, хоть это и экстремальное чувство. Но я по этому поводу "не парился".

Девушки меня возбуждали, но контакты с ними казались мне чем-то трудно осуществимым, даже нереальным. Между тем, я занимался спортом и со временем заметил заинтересованные взгляды девушек и в мою сторону. В 18 лет в первый и единственный раз я попробовал с девушкой и, надо сказать, испытал и физическое удовольствие, и моральное удовлетворение. Когда я рассказал об этом партнёру, он как-то скис и перестал со мной дружить. Ну и чёрт с ним, подумал я, у меня и так много друзей!

Я стал обходиться без минета;

онанировал наедине раз пять–шесть в неделю. Но это было нечто совсем иное, чем то, к чему я привык, так что у меня и в дальнейшем возникали фантазии о мужиках;

я мастурбировал на фото голых членов и фото орального секса. А после оргазма у меня неминуемо возникало чувство отвращения.

Разъясните мне, пожалуйста, мою ситуацию, а то я сойду с ума.

1 – Какова природа моего влечения? Можно ли его как-то скорректировать?

2 – Кто я все-таки? Гей? Би? Или "натурал"? Можно ли в моём возрасте ещё говорить о юношеской гомосексуальности, или же эта страсть останется со мной навсегда?

3 – Насколько типичен мой случай?

4 – Сколько процентов мужчин втянуты в такие связи?

5 – Вышлите мне, пожалуйста, соответствующий текст, который поможет мне во всём разобраться.

6 – И самое главное – это у меня временное влечение или оно стало постоянным????!!!!

Доктор!!! Ради Бога, подскажите поскорей, что мне делать? А то это до добра не доведёт, умоляю, помогите мне!!!! Я не хочу быть ни геем, ни даже бисексуалом!!!

Фазиль.

(IIIБ1б) Дорогой Фазиль! Судя по Вашему письму, у Вас, скорее всего, серьёзное заболевание, называемое "гомосексуальной паникой". Им страдают не геи, а гетеросексуалы. Скачайте с моего сайта книгу "Гордиев узел сексологии". Это тот самый текст, который Вы у меня просите, чтобы разобраться в себе. Из книги Вам станет понятно, что отличает Вас от геев. Уверен, Вы к их числу не относитесь.

(IIIБ1в) Уважаемый Михаил Меерович, я купил Вашу книгу "Гордиев узел сексологии". Благодаря Вашему письму и чтению книги я чуточку вышел из острой паники, но по-прежнему хочу в себе разобраться.

Я не считаю себя геем, ведь у меня были с девушками и романы, и чувства, и влюбленность, и секс (однажды), а с парнем только секс (хоть я и возбуждался от гомосексуальных фантазий).

Я писал многим сексологам помимо Вас, но Вам я поверил больше, чем остальным.

Я конечно, совсем не специалист, но, по-моему, мои занятия сексом с моим другом – транзиторная гомосексуальная активность. По крайней мере, именно так выходит по Вашей книге. Ведь я был "гадким утёнком" и стеснялся девушек. Мне казалась, что я им совершенно несимпатичен, да и сами они мне давали это понять на каждом шагу. Это, возможно, лишь мои дилетантские предположения.

А пока я собираюсь приехать к Вам в Челябинск.

С уважением. Фазиль.

(IIIБ1г) Здравствуйте, Михаил Меерович!

Может быть, Вы помните меня? Я приезжал к Вам в Челябинск из Калининграда.

Напомню, с чем я тогда к Вам обратился.

В течение 3-х лет я поддерживал однополую связь со своим гомосексуальным другом. Мне тогда казалось, что кроме женщин, меня возбуждают и мужчины. Я в те времена смотрел порно и представлял себя в пассивной роли в оральном сексе. Теперь, когда я об этом вспоминаю, мне мерзко, но я тогда не придавал этому значения… Тогда у меня уже начались проблемы с эрекцией (потом на приёме Вы мне сказали, что это следствие переживаемой мною тревоги, тогда ещё не осознанной, вызванной несовпадением половой роли с моими истинными сексуальными предпочтениями).

После разрыва с моим бывшим партнёром я продолжал жить, учиться, заниматься спортом, и всё бы ничего. Но как-то я заглянул сайт знакомств и обнаружил там его анкету, где Ж. представился геем, желающим найти друга–любовника. Вот тогда у меня и наступила паника, пропал сон… Я решил, что это всё – хана!!! Он всё рассказал обо мне своим знакомым геям! Остро встал и самый злосчастный вопрос: "А не "пидор" ли я сам?

А может я один из них, из этих?" Я мог реветь целыми днями, причитать о том, как же это могло со мной случиться, почему гомосексуалист именно я?! Я ненавидел всех вокруг. Ненавидел своих родителей, думал о том, как же они всё на свете упустили? Ненавидел даже маленьких детей на улице, которые, возможно, в отличие от меня гетеросексуальны. За несколько месяцев я исхудал до неузнаваемости.

Мне мерещилось, что у меня гомосексуальные манеры и голос (иногда мне это и сейчас кажется). Моя жизнь потеряла всяческий смысл, она стала сущим адом. Я понимал, что дальше так продолжаться не может, что примириться с этой своей долей я никогда не смогу – да лучше сдохнуть! Я презирал себя за мою бисексуальность. И с каждым днём понимал, что мне придётся решиться, угадайте на что? От мысли о суициде меня ещё сильней мутило;

иной раз какой-то внутренний голос мне говорил: "Фазиль! Что ты творишь?!", но потом я приходил к ясному пониманию, что у меня просто нет выбора. Да, доктор, умирать страшно, даже тогда, когда жить больше не хочется. И поверьте, я действительно был очень близок к самоубийству, я даже его планировал. Я бы предпочёл выстрел, потому, что это быстрее всего. Ведь, если, к примеру, вколоть инсулин, то с момента укола до смерти пройдёт сколько-то времени. И оно показалось бы мне вечностью, я мучился бы от осознания, что сейчас умру, и пути назад уже нет.

Ну, я не хочу говорить об этом, всё уже в прошлом, и хорошо, что так. Даже при воспоминаниях об этом периоде моей жизни мне становится жутко. Вы же помните, в каком состоянии я к Вам приехал… Почему я поехал к Вам? Может быть, где-то в подсознании я надеялся, что всё образуется, но осознанно-то я ехал убедить Вас, чтобы Вы меня "переориентировали" в гетеросексуала, ну, а если нет, то догадайтесь сами… От нас до Челябинска езды трое суток. Я действительно Вам верил, и, слава Богу, не ошибся… Мы с Вами стали разговаривать. Перед этим разговором, я дал себе слово отвечать на все Ваши вопросы честно, не лукавя. Я приехал за 3000 км не для того, чтобы юлить, ведь только тогда можно было рассчитывать на КПД от поездки.

Вы расспросили меня обо всем, поняли ситуацию, и… сказали, что я не би- и не гомосексуал. Это меня поразило, и я спросил:

– А кто же я тогда?

– Гетеросексуал, вне всякого сомнения! – ответили Вы.

Я тогда подумал, что Вы меня обманываете, чтобы спасти от суицида и вытащить из депрессии;

мне было нелегко поверить Вам. После всего этого я прошёл у Вас очень большой тест (MMPI, кажется), там было 500 вопросов. Получив результаты, Вы сказали, что я гетеросексуал, и в подтверждение показали мне график, результат теста, где всё было нормально как раз по линии типично мужского поведения.

Но зато у меня выявилась шизоидная акцентуация характера.

По Вашему мнению, ошибочная мысль о моей мнимой гомосексуальности овладела мной, потому что шизоидным акцентуантам свойственно надумывать себе всякие далёкие от реальности проблемы. "Что Вы мне там понаписали!" - сказали Вы с досадой о моём первом письме к Вам. – "Это всё – бред! Надо лечить Ваше больное психическое состояние, а не мнимую гомосексуальность!" Теперь, находясь, более–менее в нормальном состоянии, я понимаю, что это она, моя болезнь, мешала мне жить, что именно она виновата во всём, что со мной было. Но я понимаю также, что она, наверное, будет мешать и впредь. Хорошо только, насколько я понял из Ваших слов, что степень её негативного воздействия можно самому нейтрализовать до минимума. Это одна из тех вещей, которым мне надо научиться.

Перед моим отъездом из Челябинска, Вы мне велели найти хорошего (на этом слове Вы сделали акцент) психиатра. Если честно, то я первое время после приезда часто сомневался в Ваших словах (а вдруг Вы всё-таки меня успокаивали?!). Но моё состояние медленно, но верно улучшалось.

А с походом к психиатру случилось вот что. После приезда от Вас я решил с этим чуточку повременить. Я хотел немного успокоиться и просто отвлечься от всего. Нервы у меня, конечно, были расшатаны, но теперь-то я знал, что я гетеросексуал, а не "педик".

Отталкиваясь от этого факта, я решил, что через какое-то время моя психика поправится настолько, что я смогу пойти к психиатру (а то ещё он примет меня за сумасшедшего и в стационар уложит, а это – клеймо на всю жизнь).

Я разузнал, кто из врачей самый сильный (причём все, кого я спрашивал, называли именно его), и пошёл к нему на приём. Наступали майские праздники, у него был короткий рабочий день, а я пришёл к нему после обеда. В общем, разговор получился на бегу, в предвыходной суете, да ещё и при открытых дверях в его кабинет. Надо сказать, что врач показался мне довольно резким человеком. Он спросил, в связи с чем я к нему пожаловал, и я решил сказать для начала, что у меня невроз. "Слушай парень, сейчас праздники, а если невроз, то с этим надо тщательно разбираться! Приходи после праздников", - сказал он мне.

Мне оставалось только ждать. А мне становилось всё лучше. Я слукавлю, если не скажу Вам, что мне было бы трудно говорить с этим человеком о своих проблемах, у него ведь на лбу не написано, гомофоб он или нет, как бы его не нахваливали. А ведь для закоренелого гомофоба одно только наличие однополого опыта – уже повод отнестись к человеку с презрением, какой бы не была его истинная ориентация. И я подумал тогда, что, может быть, мне следует просто переждать и всё придёт в норму само собой? Одним словом, очень может быть, что я просто струсил, а может, и проявил разумную осторожность, смотря как это трактовать.

Почему я думаю, что мне лучше? Потому, что я сравниваю, своё прежнее состояние с теперешним. Ну, для наглядности давайте сопоставим:

Через 1 месяц после общения с Вами.

Мне всё ещё казалось, что меня возбуждают мужские гениталии, и когда я случайно наткнулся в Интернете на порно с изображением голых мужчин, то мне сначала казалось, что во мне загорается возбуждение;

меня тут же бросало в панику и в ярость. "Он мне соврал!!!". И после этого появлялась дикая тревога, настроение было исковеркано на весь день, а то и на два. Хотя я всё же с большим трудом справлялся с этими приступами.

В тот период меня бросало в дрожь ещё от одной болезненной навязчивой мысли – мне казалось, что в моём голосе и в жестикуляции явны гомосексуальные черты. От этого у меня возникали приступы паники, с которыми я всё же находил силы справляться.

Пытаясь мыслить логически, я вспоминал Ваши слова. И исходя из них говорил себе: "Я не "гомик", это всё какое-то сумасшествие, но оно пройдет, мне помогут!!!". Именно поэтому я не скатился вновь в то состояние, когда жизнь моя была кошмаром (я имею в виду 8 месяцев перед поездкой к Вам).

Ещё было постоянное ощущение тревоги, опасности, в груди всё сжималось.

К тому же постоянные навязчивые мысли, о том, что у меня слабая эрекция, что у меня ничего не получится с женщиной, несмотря на то, что я постоянно засматриваюсь на них. Вот вижу, красивая девушка, думаю, может познакомиться? Но сразу пронизывает мысль: "У меня не стоит"…. Вы назвали это "неврозом ожидания сексуальной неудачи".

В данное время всё стало намного лучше.

Навязчивых мыслей меньше, хотя они всё-таки возникают. Иногда, правда, очень редко, меня тревожит вид голых мужчин. Тут надо Вам объяснить механику этой психологической ловушки… Временами (не всегда), когда я моюсь в душе (он у нас при стадионе под трибунами) и вижу переодевающегося мужчину, в голову лезет навязчивая мысль: "Это очень удобный момент, чтобы проверить мою ориентацию;

надо убедиться, что меня больше не тянет к мужчине!" Половое возбуждение-то не появляется, зато возникает сильнейшая тревога, правда, далеко не такая, как прежде.

Но зачастую и в душевой, и в раздевалке вид голых мужчин мне абсолютно безразличен, и тогда моё настроение резко поднимается.

Мыслей о "голубизне" тоже почти нет. Но тревога всё-таки присутствует.

Эрекция пока слабая;

я и онанизмом стал редко заниматься – 1 раз в 2–3 дня.

Ещё, что бывает, так это просто подавленное настроение, без какой-либо причины, когда ничего не хочется, чувствуется какая-то слабость до изнеможения. Это состояние апатии не похоже на то, когда меня "прижимало", но оно тоже не из приятных.

Когда я в относительно спокойном состоянии, то я ничуть не сомневаюсь в том, что Вы были правы и я действительно безусловный "натурал". Я логически прихожу к такому выводу, опираясь на Вашу книгу "Гордиев узел".

Положительные сдвиги налицо, хоть они идут медленнее, чем хотелось бы.

Например, когда я был у Вас, то худым был как скелет. Теперь, я набрал свой вес и стал похож на самого себя. Сказалось то, что я стал меньше нервничать.

О моей акцентуации.

Вы выявили у меня шизоидную акцентуацию характера. Спустя определённое время, я решил узнать, "что это такое и с чем это едят". Я разыскал книгу психиатра Личко, и вот, что он пишет о шизоидной акцентуации:

"Иногда духовное одиночество мало тяготит подростка, который живёт своими, необычными для других, интересами и увлечениями", – по отношению ко мне это справедливо, но лишь отчасти.

"Внутренний мир почти всегда закрыт для посторонних и зачастую бывает заполнен фантазиями и увлечениями", – это абсолютно верно;

несмотря на мою формальную общительность, в свою душу я никого не пускаю.

"Увлечения нередко отличаются необычностью, силой и постоянством", – точно обо мне, уж если я чем-то увлекусь, то иду до конца. Это относится и к моим переживаниям.

О "голубых".

Честно признаться доктор, я – гомофоб из гомофобов!

Пообщавшись с секс-меньшинством, я, бывало, поражался, просто терял дар речи оттого, что происходит в "голубом мире". Как хорошо, что я к нему не отношусь!!!

Они друг друга предают и продают на каждом шагу, чему я сам бывал свидетелем.

Как-то один из них, поругавшись при мне со своим другом, рассказал мне о его "голубизне", которую тот от меня скрывал. Впрочем, я об этом и без него догадывался.

Главное, я не переношу Ж.! Скорее всего, моё презрение к нему объясняется тем, что он представляет для меня страшную опасность – и откуда он вообще на моём пути взялся!!! Но с другой стороны, он ведь меня не насиловал, не заставлял, я ведь и сам тогда был не прочь. Ещё когда я с ним общался, друзья вечно спрашивали меня: "Он, правда, "пидор"?" – "Зачем ты общаешься с этим "пидарасом"?!" Порой я уставал его отмазывать, говорить, что он "натурал", а "голубые" замашки – это так просто, ради шутки.

Моё отношение к гомосексуальности строится на убеждении, что она – побочный эффект жизнедеятельности. В природе всё имеет свой смысл, например, человек получает удовольствие от приёма пищи, тем самым, съедая необходимые для жизни продукты. Я встречал описание этого механизма в одной из Ваших книг. То, что вызывает приятные ощущения, то полезно, а что вызывает неприятные, то опасно (центры удовольствия и неудовольствия). Секс приятен не случайно, ведь его природное назначение – продолжение рода. Я вовсе не говорю, что только ради этого им и занимаются. Но именно для этого природа создала секс.

В таком случае "голубые"– своего рода инвалиды!

Но надо считаться и с моральной стороной вопроса. Медицина пока не в силах переделать в натурала человека, уже родившегося "голубым". Вся проблема в этом.

Вы как раз тот человек, который к работе с геями подходит правильно. Вы, наверное, наименее гомофобный человек, из всех, с кем я общался. Вы как-то мне сказали:

"Геи такие же люди, как и все, они такими родились". И Вы правы. Любишь свой пол – люби, это твой выбор, вот и всё. А те, кто призывает их убивать, полагая, что общество можно очистить от геев, те, конечно же, глубоко заблуждаются. Ведь убивая их, мы убьём сами себя. Ведь гей – это чей-то сын, чей-то внук, брат, друг, а иногда и муж. И такие методы не доведут до хорошего нас всех – всё наше общество.

Почему бы в нашей стране не смягчить отношение к геям? Тогда, они не будут стремиться уехать любой ценой, да и уважения к России будет больше, хотя, может, наша страна к этому пока не готова... А так, конечно, уехав на Запад, они рассказывают, что тут творится, и в США и Европе создается впечатление, что мы – звери. Хотя, гомофобия есть и там, но у них её всё-таки гораздо меньше!

Вместе с тем, я где-то в глубине души геев презираю, несмотря, на то, что я только что написал. Двойственное отношение у меня к ним. И я не знаю, что у меня к ним истинное – презрение или понимание… Но самое главное, что я не один из них!

Другие вещи, которые меня тревожат и напрягают Невроз у меня ещё не прошёл. Это факт. Но помимо самокопания и периодической депрессии, есть вещи, которые подливают масла в огонь. Прежде всего, это мои непростые отношения с родителями. Я раньше считал, и сейчас считаю, что львиная доля вины за то, что со мной случилось, лежит на них. Да, мама меня любила, но её любовь приобретала фанатичные формы, её опека была чрезмерной. Мои протесты по этому поводу до неё не доходили, а когда я пытался противостоять всему этому более жёстко, то она полностью подавляла меня криками и руганью. Она пресекала моё общение с девушками лет до 18–19, так как боялась, что я потеряю голову, или от меня кто-то забеременеет, или меня обвинят в изнасиловании. А я её воспитание впитал так, что не могу от этого избавиться до сих пор. Хотя я ей очень благодарен за то, что она адекватно отнеслась к ситуации, когда узнала о моей связи с Ж.

Знаете, доктор, наверное, одна из самых тяжких вещей в жизни – это ненависть к близким. Одновременно любить и ненавидеть, не прощать за что-то – это очень трудно.

Мое состояние нестабильно, меня легко вывести из себя, и я опасаюсь, что во время ссор с матерью, я могу в гневе её ударить, чего себе никогда не прощу.

А вообще, идеально было бы мне свалить куда-нибудь на квартиру и жить там, но это сейчас нереально.

Заключение Очень надеюсь, что Вы мне поможете советом, оцените, насколько позитивны мои сдвиги, и подскажете, как мне поступить дальше.

Заранее большое спасибо. Фазиль.

(IIIБ1д) Дорогой Фазиль! Я очень рад, что Вам лучше, но Вы ещё слишком далеки от полного душевного здоровья. Это отражается в Вашем письме;

в нём множество противоречий.

Не катите бочку на родителей. Мало того, что Вы напугали их своим "признанием" в "голубизне", измучили гомосексуальной паникой, так Вы ещё приписываете им вину за все свои болезни и беды! Скажите родителям, что любите их, и больше не мучите.

Повторю всё то, что Вы успели позабыть со времени нашей встречи.

Во-первых, Ваша гомосексуальная паника никуда не исчезла. Она стала мягче, но продолжает Вас мучить. Вы принимаете её за приступы обычного страха перед собственным "разоблачением", за наплывы отчаяния при ощущении своей мнимой "половой ненормальности" и т. д. Но на Вас накатывает не простой страх, это не "чистая" психология. Об этом, в частности, свидетельствуют приступы вегетативных нарушений (пот, сердцебиения и т. д.), которыми сопровождается страх.

Во-вторых, Вас одолевают навязчивые идеи и действия, которые Вам самому кажутся нелепыми. Яркий пример из Вашего письма: «Временами (не всегда), когда я моюсь в душе и вижу переодевающегося мужчину, в голову лезет навязчивая мысль: "Это очень удобный момент, чтобы проверить мою ориентацию;

надо убедиться, что меня больше не тянет к мужчине!" Половое возбуждение-то не появляется, зато возникает сильнейшая тревога, правда далеко не такая, как прежде». Эти навязчивости - проявления всё той же Вашей болезни.

Чтобы справиться с гомосексуальной паникой и другими психическими отклонениями, Вы нуждаетесь в помощи опытного психиатра. Он будет лечить Вас не только психотерапевтическими методами, а подберёт Вам медикаментозное лечение, вовремя назначит нейролептики при крайне нежелательном, но всё же возможном обострении процесса. Между тем, Вы нарочно спровоцировали неудачу Вашего обращения к врачу. Ваши опасения отчасти понятны, но и они вписывается в Ваше психическое неблагополучие. Так что доверьтесь психиатру и положитесь на его помощь.

Ведь пока Вы больны, Вам сложно осуществить связь с девушкой, о чём Вы так мечтаете.

С уважением, Михаил Бейлькин.

Патологическая настойчивость юноши, подписывающего свои письма разными именами (IIIВ1а) Здравствуйте!

Мне 16 лет и я – девственник. Меня возбуждают девушки. Но есть две проблемы:

1. Мне нравятся парни (с чисто эстетической точки зрения;

в половом плане они меня не возбуждают).

2. Мне в детстве (лет в восемь) и недавно (лет в пятнадцать) снились гомоэротические сны. Правда, это единичные случаи. Обычно сны гетеросексуальные.

Означают ли эти признаки, что я гей или бисексуал? Как это всё объяснить? Сергей.

(IIIВ1б) Дорогой Сергей!

Не торопитесь ставить себе диагноз и понапрасну не пугайтесь. Гомоэротические сны могут сниться и гетеросексуалам, а что касается красивых мужских лиц или ладной фигуры, то ими любуются и женщины, и мужчины. Было бы чем любоваться! Не зря же люди посещают балет или соревнования спортсменов.

(IIIВ1в) Мне 16 лет и я – девственник. С самого раннего детства мне нравились мужские лица. Меня так же сильно возбуждали девушки. И это обстоятельство остаётся в силе по сей день. Меня не возбуждает вид мужских половых органов, а мысли о сексе с мужчиной мне отвратительны. Но мне нравятся некоторые мужские лица;

я бы хотел их целовать и любуюсь ими. Что же касается девушек, то они мне нравятся и возбуждают меня. Чтобы проверить свою ориентацию, я зашёл на порносайт и меня возбудили некоторые сцены гомосексуального видео. Но гетеросексуальное или лесбийское видео меня возбуждает больше.

Я гей или бисексуал? Я запутался и прошу Вашей помощи. Какая у меня ориентация? Заранее спасибо!!! Олег.

(IIIВ1г) Дорогой Олег!

Нет более ошибочного и опасного занятия, чем заочное определение характера сексуальной ориентации. Неправильное заключение, данное пациенту в письме, может привести к тяжёлой беде. Если Вас не удовлетворило моё заключение о том, что Ваша ориентация имеет гетеросексуальный характер, обратитесь за консультацией к любому другому сексологу. Только, ради Бога, не настаивайте на заочной консультации.

(IIIВ1д) Здравствуйте! Я, конечно, понял, что заочно такие вопросы не решаются, но ведь Вы ПРЕДВАРИТЕЛЬНО сделали вывод, что у меня гетеросексуальная ориентация.

Тогда почему со мной происходят описанные явления? Олег.

(IIIВ1е) Олег! Вы полагаете, что вывод относительно характера Вашей сексуальности сделан мною преждевременно, я же думаю, что он соответствует действительности. Сходите на приём к психиатру и посоветуйтесь с ним по этому поводу.

(IIIВ1ж) Здравствуйте! Мне 16 лет. Я слышал, что у геев наблюдается раннее половое созревание, и они начинают мастурбировать с самого раннего детства. Правда ли это? Просто лет в 6-7 я лазал по дереву и испытал очень приятное ощущение в области паха. Но мастурбировал я не так, как все. Я доводил член до появления полной эрекции, пригибал его к бедру и тёрся головкой, вызывая оргазм. Нормально (кулаком) я начал мастурбировать лет в 11-12. Сперма появилась только в 13 лет. Волосы на лобке выросли в 14-15 лет. Можно ли считать, что у меня раннее половое развитие? Правда ли, что у геев половое развитие начинается рано, и можно ли говорить о том, что оно у меня наступило вообще преждевременно?

Заранее спасибо! Антон.

(IIIВ1з) Дорогой Антон!

Можно говорить лишь о том, что у Вас в детстве наблюдался низкий порог сексуальной возбудимости. Это считается вариантом нормального полового развития. К характеру сексуальной ориентации всё это отношения не имеет (в основе обоих феноменов лежат абсолютно разные нейробиологические особенности нервной системы).

Гормональное развитие у Вас протекало совершенно нормально.

Вам надо твёрдо знать: преждевременное половое развитие имеет эндокринную природу. При низком же пороге сексуальной возбудимости гормональный фон нормален, а речь идёт об особенностях нервной системы. Прочитайте мою книгу "Гордиев узел в сексологии";

там Вы найдёте описание феномена "низкого порога сексуальной возбудимости", а также получите ответы на другие интересующие Вас вопросы.

(IIIВ1и) К каким последствиям может привести ранняя (в 6-7 лет) мастурбация мальчиков? Спасибо! Валерий.

(IIIВ1к) Дорогой Валерий (Сергей, Антон, Алексей, Олег и т.д.) Мастурбация в таком раннем возрасте, являясь признаком низкого порога сексуальной возбудимости, обычно не представляет собой ничего дурного;

она только приносит чувство удовольствия. Ваши тревоги на этот счёт – повод обратиться на приём к психиатру. Решитесь, наконец, на этот шаг и перестаньте бомбардировать меня своими посланиями, подписываясь дюжиной имён!

(IIIВ1л) Здравствуйте! Как понять выражение: у парня женоподобное тело? В смысле, что оно именно такое снаружи у геев? Спасибо. Глеб.

(IIIВ1м) Дорогой Глеб!

Что именно Вас интересует? Если у мужчины паспортный пол совпадает с хромосомным и гормональным, то вне зависимости от сексуальной ориентации, его тело имеет самое обычное мужское строение. Правда, порой психопатизированные геи ведут себя утрированно по-женски (как они себе это представляют). Это относится лишь к так называемым "хабалкам". Но, повторяю, и в подобных случаях у мужчины могут быть завидные размеры гениталий и ярко выраженный гипертрихоз ("волосатость") в области груди, живота, на конечностях. А что Вы ожидали увидеть у гомосексуала?

(IIIВ1н) Здравствуйте. Мне 16 лет и я – девственник. Дело в том, что меня привлекают парни, но не все подряд. К тому же, меня привлекает не нижняя половина их тела, не пенис, а грудь и лицо. Мне хочется любоваться ими и целовать их. При этом я люблю девочек, причём с ними у меня всё нормально. Правда, я стеснителен, но как только познакомлюсь с девочками поближе, моя застенчивость тут же проходит.

Меня возбуждает эротика и женского, и МУЖСКОГО типа. Самое главное, что когда я мечтаю увидеть в своих объятиях парня, то мне не хочется заниматься с ним сексом. Я только стремлюсь ласкать и целовать его. Я подумал, было, что я бисексуал, но потом вспомнил, что бисексуалам, как и геям, нравится притрагиваться именно к члену, а меня мужской член ничуть не привлекает, даже отталкивает.

Скажите, пожалуйста, можно ли назвать такое поведение гетеросексуальным? Или надо признать, что я бисексуал? Павел.

(IIIВ1о) Мне 16 лет и я – девственник. Начну с самого детства. У меня есть две старшие сестры, с которыми я в детстве смотрел фильмы. Они обсуждали парней, и я за компанию с ними, говорил при виде парня: "О, вот этот парень что надо! Нормальный с виду!". Но сцены с обнажёнными девушками в фильмах меня возбуждали ещё больше.

В 7-11 лет я представлял себе, как спасаю красивого знакомого парня от кровожадных бандитов. С 13 лет я фантазировал, что спасаю от преступников красивую девушку. Играл я преимущественно с парнями, с игрушечными машинами, любил и другие мальчишеские игры. Если надо, дрался, но с лет 10-ти стал избегать драк и соперничества (хотя, если злость берёт, вступаю в драку).

Родители у меня отличные. Оба не курят, не пьют (даже по праздникам);

никогда меня не обижали.

В 8 лет и затем где-то в 15 мне приснились гомоэротические сны с моим участием (хотя обычно снятся гетеросексуальные). Мне нравятся красивые мужские лица, я хотел бы ими любоваться и целовать их. Привлекает мужская грудь (не в сексуальном плане, а с эстетической точки зрения). Вид мужских половых органов меня не возбуждает и от мысли о сексе с мужчиной у меня появляется чувство отвращения. При мастурбации представляю себе девушку. Чтобы раз и навсегда проверить свою ориентацию, я зашёл на порносайт. Сцены гомосексуальной порнографии меня возбудили, но гетеросексуальное или лесбийское порно меня возбуждает намного сильнее.

ТОЛЬКО УСПОКАИВАТЬ МЕНЯ НЕ НАДО! СКАЖИТЕ ВСЁ, КАК ЕСТЬ.

Вот вопросы, интересующие меня:

1. Почему мне с самого раннего детства и ПО СЕЙ ДЕНЬ нравятся парни с красивыми лицами, которые я хотел бы обнимать и целовать (хотя сексом заняться с парнем у меня желания нет)?

2. Почему мне хочется дружить с парнями, имеющими красивые лица?

3. Почему меня возбуждает гомосексуальное порно?

4. Почему в 8 и 15 лет мне снились гомоэротичные сны (хотя обычно снятся гетеросексуальные)?

5. Я левша, и у меня волосы вьются против часовой стрелки. Отношение указательного пальца к безымянному =1.03 (читал, что эти признаки свидетельствуют о нетрадиционной ориентации).


6. Исходя из явлений, происходящих со мной, какой можно сделать вывод о моей сексуальной ориентации?

Спасибо! Антон.

(IIIВ1п) Здравствуйте! Мне 17 лет и я – девственник. Опишу сразу все свои проблемы. Текст будет большим, заранее прошу прощения. Всю жизнь я был гетеросексуалом, испытывал влечение только к противоположному полу. Но я где-то вычитал, что геи раскрепощают себя фантазиями о женщинах, делая их тем самым доступнее для себя. У меня появилась навязчивая мысль, даже страх, что я стану гомосексуалом или бисексуалом, или уже являюсь таковым. Что бы успокоить себя, я начал мысленно сравнивать, каким образом на меня влияют фантазии о мужчинах и женщинах. Представляю себе голую девушку – эрекция появляется, мужчину – не появляется. Почти что успокоил себя, но вдруг обнаружил, что при мастурбации (а я в это время представлял себе женщину!) перед самым оргазмом в голове возникает лицо мужчины (из реальной жизни, телевидения и т. д.). Прочитал где-то в Интернете, что "натурал" технически может заниматься сексом с представителями своего пола, но не испытает при этом удовольствия. Несколько дней назад попробовал мастурбировать, глядя в телевизор на голого мужчину. Добиться оргазма не смог, да и головка члена не набухала. Почти полностью успокоился, но сегодня возникла гомосексуальная фантазия.

Чтобы снова успокоить себя, убедившись в том, что это было чистой случайностью, а не специфической эрекцией на мужчину, полез на гей-сайт, и, мастурбируя, несколько раз кончил. Эрекция была сильная.

ВОПРОС: я бисексуал? Но ведь раньше этого не было! Как я так мог себя до этого довести?! Или это было во мне всегда, а я от этого просто отмахивался? Или я гетеросексуал со случайными гомосексуальными идеями?

P.S. Надо сказать, что раньше при виде гей-порно я испытывал явное отвращение, а сейчас мне как-то всё равно, или не всё равно, не знаю. В общем, я запутался, помогите, пожалуйста, советом/ответом. Алексей.

(IIIВ1р) Мне 17 лет и я – девственник. Дело в том, что я стесняюсь обнажать грудь и ноги при парнях и девушках. Я довольно-таки худой и это, скорее всего, является причиной моей стеснительности. Это ещё ничего, но я слышал, что если парень стесняется показать свою грудь или ноги, это значит, что он – ГОМОСЕКСУАЛИСТ.

Скажите, это правда? Спасибо! Андрей.

(IIIВ1т) Добрый день, доктор!

Мне уже месяц, как 17 лет, при этом секса у меня ещё не было ни разу в жизни. На протяжении всей жизни я влюбляюсь в парней ПЛАТОНИЧЕСКИ. Лет в 5-6 я нюхал своему другу–ровеснику анус, а он мне половой член, и у меня была от этого эрекция, хотя я до сих пор не могу понять, зачем я этим занимался?! Несколько лет тому назад дважды были гомосексуальные сны, от чего я проснулся в холодном поту. Парни меня привлекают эстетически – лицом и телом, своей одеждой, поступками. Из-за этого у меня и появляется к ним платоническая привязанность. Когда я смотрю фильмы и вижу порядочного парня, который рискует своей жизнью, бережёт своих детей, я восхищаюсь поступками и красотой этого мужчины, и у меня возникает мысль: "Вот это настоящий мужик!" Но не более того – тяги к сексу с ним у меня не возникает. Иногда, просматривая гетеросексуальное порно и видя член парня, мне хочется узнать, какие чувства испытывает девушка во время орального секса, и соответственно, у меня у самого возникает фантазия об оральном сексе с парнем. Мне хочется обнять и поцеловать красивого парня, а также пообщаться с ним, но мысли о сексе с ним у меня не возникают.

Общаться мне интересней с парнями, но это, наверное, из-за того, что с ними находишь больше тем и интересов для разговора.

Что же касается девушек... Они меня безумно привлекают и возбуждают на протяжении всей моей жизни. В отличие от парней, с девушками мне хочется секса, совместной жизни, семьи и т. д. Во время мастурбации всегда воображаю девушку, и в эротических снах мне всегда снится секс с девушкой (за исключением тех двух раз). Когда иду по улице и вижу красивую девушку, практически сразу возникает эрекция.

Я уже потихоньку превращаюсь в гомофоба и начинаю сравнивать свои поступки и черты характера с поступками и чертами геев.

Помогите, пожалуйста, доктор. Какая у меня ориентация? Если будут какие-то дополнительные вопросы ко мне, спрашивайте.

Спасибо! Иван.

(IIIВ1т) Юноше, называющему себя Сергеем, Павлом, Иваном, Глебом, Олегом и всевозможными другими именами.

Не нужно бомбардировать меня бесполезными письмами. Я не могу заочно разобраться в подоплёке Ваших навязчивых разглядываний гомосексуальной порнографии вкупе с гаданиями о характере Вашей сексуальной ориентации. Ничто не свидетельствует о том, что Вам свойственна нетрадиционная сексуальность. Скорее, речь идёт о заболевании, именуемом "гомосексуальной паникой" (так называется психическое расстройство, не имеющее ничего общего с гомосексуальной девиацией). Я уже многократно писал, что Вы нуждаетесь в полноценном психиатрическом обследовании. Обратитесь на приём к врачу в психоневрологический диспансер.

Это необходимо сделать, во-первых, потому, что Вы нуждаетесь в лечении Вашей гомосексуальной паники (ведь она серьёзно мешает Вам жить!), а во-вторых, в связи с Вашим будущим призывом в армию. Если призывная комиссия проглядит паранойю, то в армии заболевание может привести к самым непредсказуемым последствиям. На все Ваши вопросы ответит психиатр после того, как обследует Вас.

С уважением, Михаил Бейлькин.

Комментарии Каюсь, прежде я склонен был видеть между "гомосексуальной паникой" и "гомосексуальной тревогой" лишь количественную разницу. Пример гомосексуальной тревоги приведен в "Гордиевом узле".

«Врач А. известен в медицинских кругах своими профессиональными успехами.

Однажды он позвонил, настаивая на срочной консультации. На приёме А. мечется так, что его едва удаётся удержать на месте. В крайней тревоге, страхе и печали он причитает:

– Я – педераст! На работе об этом уже догадываются, а скоро о моём позоре узнает весь город. Конец семье, карьере, конец всему!

Выяснилось, что около месяца назад А. был на банкете, устроенном в честь одного заведующего кафедрой. Жена его осталась дома. За столиком он оказался по соседству с молодым московским учёным, приехавшим на чествование юбиляра. Беседуя, они так понравились друг другу, что покинули банкет и ушли в гостиничный номер гостя.

Ни малейшей тревоги во время близости у А. не было, но затем пришли запоздалое раскаяние и мысли о возможном заражении. Ведь презервативом они не воспользовались, и А. не принял профилактическую дозу антибиотика! На всякий случай он решил воздерживаться от половых контактов с женой.

Испортили его настроение и те сослуживцы, кто был на банкете. Ехидно, как ему показалось, они спросили его, куда это они с молодым человеком отправились на ночь глядя? Ответ А. был неудачным, и теперь он замечает презрительные взгляды и перешёптывания за своей спиной. Заподозрила неладное и жена.

Наконец, вчера стряслась и вовсе страшная беда: А. нащупал у себя в области прямой кишки твёрдый шанкр. Предательское расположение сифиломы его погубит!

Наличие у А. тяжёлого психогенного расстройства сомнений не вызывало.

Обследование выявило, что "сифилома" была мнимой – в области ануса обнаружился геморроидальный узел. Отрицательный ответ реакции на сифилис, полученный вскоре, и вовсе должен был успокоить А., если бы речь шла только о сифилофобии. (Невротический страх заболевания сифилисом – не редкость у пациентов сексологического кабинета).

Между тем, оставаясь печальным, он поведал грустную тайну своей жизни.

С подросткового возраста А. панически боится разоблачения своей девиации и с трудом избегает гомосексуальных соблазнов. Тогда он дружил со сверстником, с которым они вместе онанировали. Позднее им пришла мысль о половой близости;

пару раз они её осуществили. И тут друг неожиданно с презрением обругал и их гомосексуальные акты, и "педерастические наклонности" своего приятеля. Порвав дружеские отношения с А., он тут же завёл себе подружку.

Из всех чувств, пережитых пациентом, ему запомнился панический ужас, с которым он ждал, что о его гомосексуальности станет известно подружке приятеля, а та раструбит о ней всему свету. С тех пор А. избегает однополых контактов, как чёрт ладана, лишь изредка уступая соблазнам. Между тем, несмотря на все его ухищрения, предательская гомосексуальность бросается людям в глаза. Неспроста же он ловит обращённые к нему пристальные взгляды прохожих!

Из женщин он был близок лишь с женой;

они счастливы в браке и любят двух своих детей. Радуют А. и перспективы его служебного роста. Но всё отравляется ожиданием катастрофы: либо он не удержится от очередного соблазна, а это приведёт к скандалу и разоблачению;

либо о его "извращённости" проболтается кто-то из бывших партнёров;

наконец, его порок может стать неуправляемым и А. покатится по наклонной плоскости. Всё это висит над его головой дамокловым мечом в течение всей жизни.

Я успокоил коллегу. Для психотерапевтического экспромта была использована шкала Кинси. По ней мы вместе с пациентом установили истинное соотношение его гомо и гетеросексуальной активности. Оказалось, что ни о его "извращённости", ни о грядущей "педерастической деградации" и речи быть не может. Что же касается предательской гомосексуальной внешности, то она – плод его тревожного воображения;

враждебно-презрительное отношение со стороны окружающих – явная ошибка в интерпретации подлинного положения дел. Словом, пациента удалось успокоить, но, его гомосексуальная тревога может вспыхнуть в любой момент с новой силой».

Сексолог обычно имеет дело с гомосексуальными пациентами, у которых страх перед собственной девиацией или её разоблачением не сопровождается бредом или галлюцинациями. Как правило, речь идёт о тревоге, которая наблюдается у многих геев, часто определяя клиническую картину их невротического развития. Если тревога подобного пациента принимает крайние формы, то я полагал уместным назвать её паникой, тем более что она может носить приступообразный характер с вегетативными нарушениями (так называемая "паническая атака").


Истории с Ильёй и Фазилем внесли существенные коррективы в мои прежние представления. Гомосексуальная паника протекала у них по типу паранойи, заставив меня убедиться в правоте американских психиатров Каплана и Сэдока. Они приводят следующую клиническую картину заболевания:

«Гомосексуальная паника является расстройством, имеющем место во взрослом периоде жизни, характеризующимся сильной тревогой, бредом, галлюцинациями. Больной считает, что над ним смеются и презирают за то, что он якобы занимается гомосексуализмом. Паника обычно возникает у гетеросексуальных мужчин. Срыв может произойти в ситуации вынужденной интимности, например, в спальне колледжа или в военных бараках».

Речь идёт о пациенте, убеждённом, что о его "гомосексуальности" стало всем известно. Отчаяние его так велико и оно настолько сопряжено с бредом, что его лечащим врачом назначают только психиатра-женщину. «Врача-мужчину больной может вплести в свой бред, истолковав самый невинный его поступок или жест как попытку к изнасилованию. Дело может закончиться нападением на врача».

Развитие гомосексуальной паники у Фазиля ближе всего к классической картине заболевания. В течение трёх лет подросток практиковал со своим другом Ж.

заместительную однополую активность. Оба выполняли попеременно как активную, так и пассивную роль в оральном акте. Правда, из-за Фазиля эта активность приняла куцый, абортивный характер. Каждый из юношей предварительно надевал на член презерватив, а при приближении эякуляция переходил на мастурбацию.

По мере своего созревания Ж. всё больше определялся как гомосексуал. Он отдалялся от Фазиля, подобрав себе однополых партнёров. Фазиль же единственный раз вступил во вполне успешный половой акт с девушкой. После этого между бывшими друзьями и партнёрами наступил разрыв.

И вот однажды Фазиль, будучи уже студентом, узнал из Интернета о том, что Ж.

сблизился с компанией геев. Полученная информация ввергла Фазиля в панику. Он решил, что тот непременно поделится со своими друзьями тайной их многолетнего сексуального партнёрства. Мало того, Фазиль тут же с ужасом заметил у себя самого "голубые" манеры и все признаки однополого влечения. Больной рассказывает об этом так: «Как-то я заглянул сайт знакомств и обнаружил там анкету, где мой бывший партнёр представлялся геем и искал себе друга. Вот тогда у меня и наступила паника, пропал сон… Я решил, что это всё – хана!!! Он всё рассказал обо мне своим знакомым геям! Возник и самый злосчастный вопрос: "А не "пидор" ли я сам? А может я один из них, из этих? Мне мерещилось, что у меня гомосексуальные манеры, голос. Жизнь потеряла всяческий смысл, она стала сущим адом». Это бредовая интерпретация: на самом деле Фазиль – красивый спортивный парень гармоничного телосложения с развитой мускулатурой, у которого нет ни малейших гомосексуальных черт ни во внешности, ни в поведении.

Болезнь проявлялась мучительным страхом разоблачения, чувством тоски, утраты смысла жизни, вегетативными нарушениями – потом, сердцебиениями и т. д. Всё это отчасти напоминало приступы так называемой "панической атаки", но психическое расстройство Фазиля носило характер паранойи.

Сложность заболевания заключается в сплетении органического, обусловленного особым характером биохимических процессов в мозге, с невротическим, обусловленным психологическими особенностями юноши и обстоятельствами его половой жизни.

Интоксикация беременности, перенесенная его матерью, наложила отпечаток на функциональные особенности его мозга. Отсюда физическая слабость ребёнка в раннем детстве;

после рождения он долго не мог брать грудь. Ночной энурез (недержание мочи) наблюдался у него до 9-ти лет. Сюда же относятся и повышенная эмоциональная возбудимость (плач, истерики, "сердце разрывается надвое"), и своеобразное сексуальное становление мальчика. С 8 лет или ещё раньше он испытывал сильнейшее возбуждение, фантазируя о половом акте с женщинами. В отличие, скажем, от вполне нормального явления – взаимного разглядывания в детском садике детьми обоего пола своих гениталий, – это явное отклонение от нормы. Дело не в эрекции (у мальчиков это – обычное дело), а в сексуальной окраске фантазий, что свойственно лишь подросткам, уже вступившим в период полового созревания (пубертат). Правда, и тут у Фазиля были свои специфические особенности – синдром низкого порога сексуальной возбудимости протекал на фоне ретардации (задержки) полового созревания (что тоже объясняется особенностями функционирования его мозга). Это смягчило клинику в целом, но привело к парадоксу: эротическое возбуждение до 15-ти лет не сопровождалось сексуальной разрядкой. Помог Фазилю его друг Ж. После взаимного минета с последующей мастурбацией Фазиль добился, наконец, семяизвержения. Но, вместе с тем, у него появились предпосылки для будущих переживаний, которые легли в основу бреда.

Проанализируем загадочное признание Фазиля, относящееся ко времени его заместительной гомосексуальной активности: «Надо признаться, меня возбуждал мужской член. Хотя по этому поводу я "не парился"». После разрыва с Ж. гомосексуальные тенденции, казалось бы, остались: «Я стал обходиться без минета;

онанировал наедине раз пять – шесть в неделю. Но это было нечто совсем иное, к чему я привык, так что у меня и в дальнейшем возникали фантазии о мужиках;

я мастурбировал на фото с голыми членами и с оральным сексом. А после оргазма у меня неминуемо возникало чувство отвращения».

Уж не доказательство ли это "ядерного" характера его гомосексуальности?

Против этого свидетельствует двойственность отношения Фазиля к фаллосу. Его вид возбуждал юношу, но этому не следует удивляться. Ведь из своей сексуальной ретардации он вышел, подражая партнёру, возбуждаясь при виде его эрекции и эякуляции. Именно к этим старым раздражителям обратился Фазиль, оставшись без своего давнего напарника.

Но и прежде эрегированный член был сексуальным раздражителем, скорее, в фантазиях юноши, чем в реальной ситуации заместительной гомосексуальности. Так, ещё во времена близости с Ж., эрекция у Фазиля часто исчезала во время акта. («Когда я думал об этом, когда мы с Ж. разговаривали об этом, то я возбуждался, хотел этого. Но после того как мы начинали это, у меня пропадала эрекция. Фантазии возбуждают, прелюдия возбуждает, а вот сам акт абсолютно не возбуждает»). "Ядерного" гомосексуала возбуждает не только вид члена, но и его запах;

гея опьяняют запахи мужских феромонов, спермы.

Гомосексуалу и в голову не придёт пользоваться презервативами при оральном сексе: это лишает его львиной доли удовольствия от вида члена и обоняния феромонов. Такова уж биология гомосексуальности. (Кстати, роль безусловных раздражителей, релизеров, приводящих к однополому возбуждению, изучена и в экспериментах на животных). Если Ж. и надевал презерватив, то делал это лишь под сильнейшим давлением своего партнёра.

Между тем, в интимной ситуации с девушкой эрекция у Фазиля возникала легко и естественно, не нуждаясь ни в каких фантазиях, тем более, в представлениях о чьём-то половом члене. Увы, с возникновением гомосексуальной паники юноше уже было не до ухаживаний. К основным страхам – быть геем и прослыть таковым среди окружающих – добавился страх оказаться несостоятельным наедине с девушкой.

Посетив врача, юноша получил психотерапевтическое внушение и убедительные аргументы в пользу его принадлежности к гетеросексуалам. Психическое состояние Фазиля неизмеримо улучшилось, но говорить о его выздоровлении, разумеется, нельзя.

Ведь полученная им психотравма попала на особую биологическую почву;

биохимические процессы в его головном мозге отличны от стандарта.

Напомню, что психотерапия оказалась абсолютно достаточной, чтобы вывести из острейшей гомосексуальной тревоги моего коллегу А., страдавшего гомосексуальной тревогой в рамках невроза – интернализованной гомофобии.

С Фазилем дело обстоит иначе. Речь, повторяю, идёт о психическом заболевании, которое хоть и поддаётся психотерапии, но, в то же время, нуждается и в других видах лечения.

Нечто схожее с историей Фазиля прослеживается и в судьбе Ильи. Молодой человек приехал на приём к врачу, будучи твёрдо уверенным в том, что он – бисексуал с преобладанием гомосексуального потенциала над гетеросексуальным. Поводом к возникновению этого убеждения послужили его детские впечатления. Как-то один из преподавателей физкультуры с неодобрением отозвался о недостаточной спортивной сноровке мальчика и о его "бабьем" телосложении. В ту же ночь у мальчика случился первый приступ гомосексуальной паники: бессонница, психическое возбуждение, озноб, сердцебиения, боли в животе, понос, невыносимый страх "быть не таким, как все", боязнь не соответствовать мужскому стандарту, принятому среди сверстников, перспектива оказаться "гомиком". Точно такой же приступ повторился после замечания, вскользь брошенного учеником старшего класса о "пидорских повадках" мальчика. Такими фразами подростки обмениваются направо и налево, причём те, кому они адресованы, пропускают их мимо ушей. С Ильёй всё было совсем иначе.

Он рос под постоянным гнётом ложного чувства собственной неполноценности и сексуальной нестандартности. Убеждённый в своей гомосексуальности, он избегал вступать в близость с девушками, которые ему нравились. Зато отыгрывался на проститутках, хотя удовольствие, которое он с ними получал, расценивалось им весьма своеобразно. «Когда еду к проститутке, то эротически возбуждаюсь, эрекция сильнейшая.

Но понимаю, что возбуждение вызвано не перспективой обладать женским телом, а ожиданием сексуальной разрядки вообще, как бы в отрыве от пола объекта».

Как понять эту загадочную фразу? У Ильи имеет место разрыв между эротическим и платоническим компонентами полового влечения. К девушке, которая, как ему казалось, любила его, он чувствовал платоническое влечение, свойственное подросткам. Идеализация избранницы при этом подавляет сексуальность. К проституткам же влечение молодого человека было чисто эротическим, далёким от душевных переживаний и нежности. Этот своеобразный разрыв объяснялся тем, что он застрял в своём психосексуальном развитии. Синтез платонического и эротического компонентов либидо, характерный для психосексуальной зрелости и обретаемый в ходе общения с лицами противоположного пола, так и не был достигнут. Виной тому многолетняя гомосексуальная паника.

В заблуждение вводило и кажущееся влечение молодого человека к мужскому телу. На самом деле речь идёт об особом феномене. Из-за комплекса неполноценности, сформировавшегося в детстве, Илья привык критически сравнивать себя с неким эталоном мужской красоты, отыскивая свой идеал среди окружающих и на телеэкране. Его способность высоко ценить сексуальную привлекательность мужчин не имеет ничего общего с половым влечением к ним. Но по ошибке он трактовал эту свою особенность именно так, а не иначе, принимая себя за гея или бисексуала.

Масла в огонь подлила сотрудница Ильи. Она решила завладеть перспективным и порядочным молодым человеком, слегка подтолкнув его к интимной близости провокационным заявлением. Дескать, кое-кто поговаривает о его "голубизне", так что надо бы утереть нос недоброжелателям. Её выходка дорого обошлась Илье.

Гомосексуальная паника резко обострилась. Он "признался" родителям в своей нестандартной сексуальности и отправился к врачу за приговором. Если бы его стали утешать, склонять принять собственную гомосексуальность как естественную часть индивидуальности, врождённую особенность его Я, он покончил бы с собой. Как он потом признался, такой была его твёрдая решимость. Врачу, по счастью, ничего не стоило доказать пациенту, что тот – классический гетеросексуал, и это вернуло Илью к жизни.

Но речь шла не только об ошибках, накопленных с детства, не только о привычных панических атаках, но и о психотической подоплёке гомосексуальной паники.

В отличие от Фазиля, психологическое тестирование которого сразу выявляло картину паранойи, психологический профиль Ильи скорее соответствовал неврозу, хотя у него и были свои особенности, необъяснимые с точки зрения логики и выходящие за психологические рамки. Настораживали некоторые психологически необъяснимые странности больного, парадоксы его мышления, те, что психиатры называют "расщеплением". Поэтому ему настоятельно рекомендовалось наблюдение у опытного психиатра. Женщине-психоаналитику, которую он предпочёл видеть в качестве своего доктора вместо психиатра, пришла в голову неудачная мысль покопаться в подсознании пациента. Принадлежность к клану психоаналитиков обязывало к копанию в детских переживаниях! Вот она и решила высветить скрытые корни, лежащие в основе ложной идеи её пациента о его гомосексуальности. Результатом этой рискованной тактики стало резчайшее обострение паранойи. Развился острый бред отношения. Илье казалось, что все вокруг обсуждают его внешность, голос и манеры, якобы типичные для гомосексуала, и презирают его. Он перестал выходить из дому, и назначение ему нейролептиков приняло характер неотложной необходимости.

Письма (IIIВ1а-т), подписанные множеством имён (Сергей, Иван, Олег, Глеб, Антон и т. д.), скорее всего, принадлежат больному с гомосексуальной паникой. В том, что он остро нуждается в наблюдении психиатра, сомнений нет. Надеюсь, мне простят ту скрупулёзность, с которой я цитировал его письма. Назойливость и упрямство моего корреспондента, остающегося абсолютно глухим к поучаемой им информации, позволяют оценить степень нестандартности его мышления.

Подводя итоги сказанному, следует ещё раз напомнить о чёткой грани между гомосексуальной паникой, проявляющейся серьёзными психическими расстройствами (бредом, нарушениями мышления, суицидальной опасностью и т. д.), и гомосексуальной тревогой, как острым проявлением интернализованной гомофобии. Разумеется, геи могут страдать и паническими атаками (таковы приступы Сергея, чьи письма (IVЕ1а-т) приведены в четвёртой главе книги, или Максима из "Гордиева узла сексологии"). Но при этом речь идёт о совсем иной патологии;

обсуждение тонкостей их дифференциальной диагностики здесь неуместно.

Главное в другом. Читателям нужно понять крайнюю опасность заочных консультаций по вопросам сексологии, поскольку при этом весьма вероятны самые нежелательные реакции. Если кто-то из "целителей", ища наживы, заочно обещает «"переориентировать" геев путем он-лайн-консультаций», то он вступает в безответственную и фальшивую игру. Так можно довести человека до суицида, причём отнюдь не гея, а гетеросексуала, страдающего гомосексуальной паникой. Подобная переписка может погубить и человека, страдающего так называемой "дисфорией сексуальной ориентации", той самой, которую Зигмунд Фрейд назвал "эго-дистонической гомосексуальностью".

Возникают серьёзные сложности и с тактикой подачи информации в научно популярных книгах по сексологии. Каким образом следует обсуждать вопросы, способные вызвать негативную реакцию у читателей, страдающих гомосексуальной паникой или эго дистонической формой девиации? Думаю, что единственно верная тактика – это всё-таки не кривить душой;

говорить правду, соблюдая при этом максимальную научную точность, осторожность и деликатность. Впрочем, всё это порой не спасает врача от неприятностей.

Примером служит гневное письмо, полученное мной от Фазиля.

(IIIБ1е) Здравствуйте, доктор!

Я верил, что абсолютно гетеросексуален, что не способен на однополую связь ни на грамм, ни на полграмма. Но … Как я Вам говорил раньше, я частенько захожу на Ваш сайт. Не так давно у Вас там появились две новые статьи. Вы пишите: «Есть немало гетеросексуалов, которые практикуют однополую активность вопреки своим сексуальным предпочтениям. Повторим:

речь идёт о гетеросексуалах (но не «ядерных»!);

тем не менее, сама готовность к гомосексуальному поведению свидетельствует о наличии у индивида гомосексуального потенциала либидо, хотя и более слабого, чем гетеросексуальный, так что при общих равных условиях он предпочитает близость с женщиной сексу с мужчиной. Неоспоримо: однополое поведение без соответствующего влечения, хотя бы слабого, невозможно. В противном случае мы имеем дело с «ядерной» гетеросексуальностью».

Ага! Значит у этих "гетеросексуалов" ЕСТЬ гомосексуальный потенциал либидо!

Тогда какие они, к чёрту, гетеросексуалы?!

Я снова прочитал "Гордиев узел", и нашёл там абзац, который насторожил меня ещё больше. «Разумеется, у большинства лиц, практикующих заместительную гомосексуальную активность, половая роль не совпадает с половыми предпочтениями;

при первой же возможности они переключаются на женщин. Но зададимся вопросом: возможно ли вступать в однополый контакт без сексуального желания? Даже если бы кого-то принудили к этому, вызвав у него эрекцию под гипнозом, то и тогда речь шла бы об эротическом желании, хотя бы и внушённом. Словом, … сам факт того, что многие мужчины охотно практикуют гомосексуальную активность вопреки собственным половым предпочтениям, свидетельствует не только о необоримости желания половой разрядки в периоде юношеской гиперсексуальности, но и о неполноте дефеминизации соответствующих нервных центров в ходе половой дифференциации головного мозга».

Вот это да! Но ведь это как раз обо мне!!! Плюс в книге есть история про Давида, который "напрочь" был лишён влечения к своему полу, а я, в отличие от него, получается, "не напрочь"? Поймите меня правильно, я не хочу на Вас "катить бочку", как Вы любите говорить, но посудите сами! Тогда у Вас на приёме Вы мне сказали, что я – гетеросексуал.

Но ведь в приведенных мной цитатах чётко говорится, что однополый акт невозможен без пусть и минимального желания. Значит, есть у меня всё же в голове "голубизна", пусть и в ничтожном количестве, не так ли? От неё надо избавиться любыми путями. Пусть даже она и не будет ни в чём проявляться, но избавиться от неё, если она есть, необходимо.

Так вот, когда я осознал всё прочитанное, то я впал в ярость (благо, дома никого не было!). Я начал всё вокруг себя ломать, бить руками и ногами по стенам, кричал "Когда всё это уже кончится?!", "Как всё это уже в печёнках сидит!" Конечности до сих пор болят. Потом, после того как гнев остыл, я от бессилия заплакал (стыдно говорить, но я признаюсь!), впервые за год заплакал от досады, от того, что я вновь оказался один на один с этим позором, что я "недо-гетеросексуал" и т. д.

Но, как Вы знаете, теперь я могу взять себя в руки. Я понимал, что если дать волю нервам, то я могу опять скатиться, туда, где был до приезда к Вам, а это был сущий ад.

Положа руку на сердце, скажу: "пидорасов" я ненавижу! (простите за грубость) и менять своего отношения к ним не хочу и не буду. И меня взбесило то обстоятельство, что у меня, вероятно, всё же есть с ними что-то общее (хоть и слабенький, но все же гомосексуальный потенциал!). И вот теперь представьте, как с этим знанием в голове я пойду к психиатру? Я ведь уже не верю в свою 100% гетеросексуальность! Не поверит и он, а как же он тогда будет со мной работать?!

Теперь по существу.

Невроз – неврозом, его вылечит психиатр.

Вас я прошу пролить свет вот на что (только умоляю, не лукавьте, скажите всё как есть).

У Давида из Вашей книги гомосексуальный потенциал был нулевым. Значит, в его случае можно сказать, что соотношение было 100 к 0.

У бизнесмена Ю. – 50 к У Аскольда – 3 к А у меня сколько? 98 к 2 или 85 к 15, или 100 к 0, или как?



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.