авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 12 |

«Михаил Бейлькин – все книги по психологии гомосексуализма Сексология в письмах (Опыт онлайн-психотерапии в сексологии) ...»

-- [ Страница 9 ] --

Со временем эти представления изменились: выяснилось, что от внешности подобное явление не зависит. А само слово "фэг-хэг" утратило свою первоначальную оскорбительную семантику и вошло в словарь гей-культуры как нечто само собой разумеющееся. Поэтому другие женщины и геи пользуются им с удовольствием – для того, чтобы обозначить свою дружбу. Создается впечатление, что фактически у каждого гея имеется в наличии одна-две подобных леди, с которыми он поддерживает прекрасные отношения, и которые его компанию предпочитают компании мужчин гетеросексуальной ориентации. Почему так происходит? В некоторых статьях гигантского размера, опубликованных в сети, этот вопрос живо обсуждается с точки зрения того, что удерживает этих людей вместе и движет их дружбой.

Большинство солидарно в том, что главной причиной этой дружбы является ощущение безопасности. Иными словами, дамы не чувствуют себя сексуальными объектами, и поскольку страх перед подобного рода экспансией довольно часто присутствует в их отношениях с гетеросексуалами, рядом с геем они могут ее совершенно не бояться. Отсутствует страх и перед другими перспективами: что рано или поздно сексуальное влечение мужчины и женщины друг к другу заведет их куда-нибудь "не туда", и все, что "так красиво начиналось", закончится полным крахом, трагедиями, разрывом отношений и прочими неприятностями. Именно поэтому только с мужчинами-геями женщины могут вести себя максимально честно и открыто. Только у них они могут поинтересоваться мнением, которое будет столь же непредвзятым и лишенным каких-либо "наслоений", связанных с кучей условностей во взаимоотношениях полов.

Еще одна немаловажная деталь: отсутствие конкуренции. Несмотря на то, что и тем, и другим нравятся мужчины, партнеров для секса или совместной жизни женщины и геи ищут на разных территориях. В то время как рядом с другой леди – пусть даже самой близкой подругой, - в полной безопасности женщина себя чувствовать не может, поскольку в один прекрасный день подруга рискует стать соперницей, если обстоятельства сложатся соответствующим образом.

Как уже говорилось выше, женщин, дружащих с геями, часто и незаконно "стереотипизируют", полагая, что среди гомосексуальных мужчин они ищут замену отсутствующим отношениям с гетеросексуалами. И что на самом деле с голубыми парнями они не дружат, а хотят их, поэтому надеются рано или поздно "переделать" их и затащить в постель. Это неправда хотя бы потому, что многие такие женщины проблем в личной жизни не испытывают и параллельно "крутят романы" с натуралами, причем, весьма успешно.

Поэтому в дружбе с геями они ценят отнюдь не сексуальную составляющую, а, скорее, некие социальные аспекты. Им интересна гей-культура, и они наслаждаются обществом человека, который не похож на других мужчин, более того: охотно вводит их в этот мир, который представляется столь необычным и любопытным.

Что же касается геев, то они, по всей видимости, тоже рады ощущению спокойствия, однако несколько по-другому. Статистика свидетельствует о том, что чаще всего первым человеком, перед которым гей совершает камин-аут, становится близкая подруга. Частично это связано с тем, что именно в "женской компании" гей чувствует себя в большей безопасности. Кроме того, как утверждают некоторые, в подругах геи порой склонны видеть кого-то вроде сестры, а то и матери. Конечно, не в буквальном смысле, а подсознательно, что-то вроде "нет на свете ничего более прекрасного, чем материнские объятья". И если подруга относится к гею с материнской теплотой, именно в ее "объятьях" он станет искать утешения от жизненных невзгод. Не будем также забывать, что некоторые геи ощущают в себе изрядную долю женственности: женская составляющая в них достаточно сильна, поэтому рядом с подругами они чувствуют себя "в своей тарелке". Не стоит рассматривать подобным образом любую дружбу женщины с геем, но в некоторых случаях именно так и происходит: они хорошо "идентифицируются".

Даже те парни, которых никогда не назовешь женственными, которые ведут себя абсолютно по-мужски и никаких женских составляющих в себе не обнаруживают, все равно мужественны несколько по-иному, нежели гетеросексуалы. Даже самые-пресамые гей-мачо имеют с женщиной больше общих интересов, нежели гетеросексуальный мужчина. Как минимум один: интерес к парням. А это уже неплохой повод для начала разговора, плавно перерастающего в дружеские отношения.

Естественно, нельзя не сказать и о том, что геи – равно как и женщины, - интересуются всякими вещами вроде шоппинга, посещения салонов красоты, светскими сплетнями, разговорами "о настоящей любви" и так далее и тому подобное. Не очень хотелось упоминать об этих аспектах по единственной причине: в последнее время разнообразные глянцевые журналы, ориентированные все на тех же женщин, взяли моду именно так описывать их взаимоотношения с геями. В результате это становится стереотипом, складывается впечатление, что геи только тем и заняты, что шляются со своими подругами по бутикам, учат их правильно делать маникюр и подбирать украшения к вечернему туалету. И ладно бы речь шла только о журнальных статьях, но ведь на эту тему сняли целую тонну фильмов, зачастую – не самого высокого качества, - которые, тем не менее, пользуются популярностью в народе и способствуют неверным представлениям, что очень часто обижает самих геев. Но признаемся сами себе: такое случается, поэтому отрицать общность интересов в области внешнего вида и ухода за ним глупо. Другое дело, что подобная общность – лишь один из многих аспектов дружбы, которая включает в себя множество других нюансов. В первую очередь – потому, что любая дружба между людьми основана на общих интересах, сходстве жизненных взглядов, на честности и доверии. С гетеросексуальными мужчинами у женщин подобной дружбы в ее идеальном варианте чаще всего не получается. А вот у женщин и геев – несмотря на то, что они являются представителями разных полов, - очень даже. И эта разница не является проблемой, которую нужно решать, или барьером, который необходимо преодолеть.

В заключение надо успокоить тех мятущихся гетеросексуалов, чьи девушки и жены любят проводить время в компании своих голубых друзей. Эти парни отнюдь не стремятся к тому, чтобы занять ваше место. Зарубите себе на носу: они не интересуется вашей подругой в сексуальном плане. Кроме того… уважаемые господа "натуралы" – неужели вам так хочется постоянно сопровождать своих дам в походах по магазинам, или в парикмахерскую, а также тратить время на "разговоры о большой и настоящей"? Ладно-ладно, это – всего лишь шутка, в которой, тем не менее, содержится некоторая доля истины".

Я не случайно привожу эту заметку без каких-либо сокращений. На наших глазах рождается новый миф о том, что геи поголовно посещают шопинги, по-женски щебечут со своими подружками о романтической любви к парням и охотно вступают с ними в своеобразный "лесбийский" брак. Конечно, подобные представители юного поколения гей-сообщества существуют реально. Но их куда меньше, чем тех, кто является их полной противоположностью. Похоже, что свою роль в возникновении этого мифа сыграла японская мультипликация и успехи красавцев-геев на подиумах модельеров. Думаю, увлечение подобными браками исчезнет в ближайшее время, но некоторые из них всё таки сохранятся именно потому, что у супругов–геев, вопреки этому мифу, выявится гетеросексуальный потенциал, делающий их супружескую жизнь более–менее сносной.

Разумеется, браки геев с влюблёнными в них женщинами, далёкими от девиации, всегда основаны на расчёте (по крайней мере, это касается мужей), но называть их чисто инструментальными и потребительскими было бы несправедливо. Они согреваются чувством благодарности к жене, её деликатностью (правда, если она начинает вмешиваться в скрытую жизнь мужа, брак тут же распадается, и потому мы не примем такую семью во внимание), особо трепетной привязанностью к детям – главным гарантам стабильности семьи. Словом, если подобная семья оказалась стабильной, то по эмоциональной теплоте она нисколько не уступает самым благополучным гетеросексуальным семьям.

"Браки" геев, на мой взгляд, у нас вряд ли заслуживают этого названия. Ведь они не дают никаких социальных преимуществ и потому не подражают обычным семьям и отнюдь не афишируются. Если партнёрская пара проживает совместно, ведя общее хозяйство и проводя вместе досуг и отпуск, то такой союз приближается к общепринятому понятию брака лишь при условии его многолетней стабильности. Увы, именно это случается крайне редко.

К врачу члены таких партнёрских пар обращаются с теми же проблемами, что и гетеросексуальные пациенты. На первом месте стоят тревожные мысли о спаде потенции, жалобы на слабость эрекции и быструю эякуляцию. На втором – неприятные ощущения при половой близости, как правило, связанные с инфекцией мочеполовой сферы, уретритами и эпидидимитами. На третьем – жалобы на угрозу разрыва с партнёром (из-за его эгоизма, неспособности любить, неверности, ревности и всевозможных конфликтов).

Трудно сказать, насколько наблюдения врача отражают общее положение дел в любовных отношениях геев, но они свидетельствуют о гораздо большей частоте промискуитета в их "семьях" по сравнению с обычными. Кто-то из острословов сказал, что женщины хранят тайны не менее надёжно, чем мужчины, но предпочитают делать это коллективно. Боюсь, что в большинстве однополых пар "супруги" соблюдают верность друг другу, вступая в случайные связи вместе. Как говорится в известном фильме:

«Высокие отношения!».

Свинг, будь он привычкой разнополых ли супругов или геев, на взгляд врача, – признак психосексуальной незрелости. Похоже, геи куда чаще страдают этим дефектом, чем гетеросексуалы. Я объясняю этот печальный факт интернализованной гомофобией, чаще всего геями самими не осознаваемой. Поэтому из всего набора психотерапевтических тактик, я нахожу самым полезным для них – участие в работе клубов при Центрах сексуального здоровья, одинаково доступных как геям, так и гетеросексуалам и внешне имеющих культурно–просветительский характер.

Работу подобного клуба я вёл многие годы, но потом всё заглохло. Разумеется, конкурировать с гей-клубами – задача, для врача непосильная и ненужная. Частичный выход – Интернет. Но этого мало. Надо придумать что-то современное, отличное от гомосексуальных гетто Запада и эффективное в России со всеми нынешними её социальными недугами. Если Вы найдёте нечто подобное, Вы совершите интеллектуальный подвиг.

(VК1д) Добрый день, уважаемый Михаил Меерович!

Большое Вам спасибо за столь обстоятельный и развёрнутый ответ на мой вопрос.

Но позвольте с Вами не согласиться касательно страха разоблачения. Да, сейчас за это не сажают, но отношение к такому человеку всё равно меняется в худшую сторону. Есть и случаи дискриминации на работе, хотя тут многое зависит от того, в какой сфере человек работает, какое у него и у его коллег образование, каков уровень его личностного развития.

Вы пишите: "если подобная семья оказалась стабильной, то по эмоциональной теплоте она нисколько не уступает самым благополучным гетеросексуальным семьям".

Можно ли на основании этого высказывания предположить, что гомосексуальный партнёр в смешанном браке более ориентирован на заботу о семейном очаге и детях, нежели гетеросексуальный? И можно ли это связать с биологическими исследованиями, когда у животных с пониженным содержанием тестостерона отмечается снижение уровня агрессии и сексуальной активности, зато возрастает степень "заботы о семье"?

Вы пишите: "Трудно сказать, насколько наблюдения врача отражают общее положение дел в любовных отношениях геев, но они свидетельствуют о гораздо большей частоте промискуитета в их семьях по сравнению с обычными". Да, с этим тезисом я встречаюсь во всей научно-исследовательской литературе касательно гомосексуальной идентичности. Более того само гей-сообщество порой не видит в этом противоречия: брак и связи на стороне. Очень редко встречаются чисто моногамные отношения. И я согласен с Вами насчёт того, что это свидетельствует о "психосексуальной незрелости".

"Поэтому из всего набора психотерапевтических тактик, я нахожу самым полезным для геев их участие в работе клубов при Центрах сексуального здоровья, одинаково доступных как геям, так и гетеросексуалам и имеющим внешне культурно просветительский характер".

На мой взгляд, это труд энтузиастов. К тому же человек, который будет организовывать подобные мероприятия, как бы бросает тень на самого себя, вызывая гомофобной настрой общества к самому себе, разве не так?

многие годы, но потом всё заглохло". А почему "Работу подобного клуба я вёл заглохло, если не секрет? Может ли эту потерю хоть как-то компенсировать Интернет?

Ведь он даёт возможность общаться свободно, без невротического зажима? Мало того, он лайн-терапия стала общепризнанной методикой.

И касательно Вашего письма, в котором Вы пишите, что лесбиянки порой плохо относятся к своим детям. Можно ли это рассматривать, как повторение семейного сценария, как своеобразную генограмму: "то, что было со мной, я проецирую на своих детей" и/или они воспринимают детей в смешанных браках, как нечто навязанное им извне, чуждое им, чужеродное, не приносящее им радости и удовлетворения? Или речь опять-таки, идёт о психологии, сложившейся под знаком повышенного уровня тестостерона?

(VК1е) Дорогой Владимир!

Гомосексуалы, если только они не страдают гипогонадизмом, нисколько не отличаются по уровню тестостерона от гетеросексуалов. Неполная дефеминизация мозга связана у них с временным дефицитом андрогенов во втором триместре их зародышевого развития. А во взрослом состоянии они могут обладать сильной половой конституцией и щеголять обильным ростом волос (гипертрихозом) в области груди и живота, не оставляя сомнений в высоком уровне своего тестостерона. Так что их любовь к собственным детям объясняется не отсутствием агрессивности, обусловленной андрогенами, а по-человечески понятным чувством благодарности за возможность быть "как все" и не вызывать у окружающих подозрений по поводу гомосексуальности.

Агрессивность некоторых лесбиянок и их холодность к детям я тоже не склонен связывать с их биологическими и эндокринными особенностями. Сам факт, что они оказались способными к зачатию и к родам, свидетельствует против версии о том, что им свойствен исключительно мужской тип функционирования гипоталамуса и высокий уровень тестостерона. Дело скорее в психологическом настрое части лесбиянок, в их утрированном подражании незрелому в психосексуальном плане мужскому поведению, включая агрессивность, алкоголизм и безразличие к детям. Этот феномен – аналог "хабальства" феминизированных геев;

и то, и другое – показатели невротического развития на фоне акцентуации характера или даже психопатии. Кстати, тем же самым объясняется и промискуитет как геев, так и невротичек-лесбиянок.

Интернет действительно полезен для психотерапии (у меня обширнейшая переписка с пациентами), но в клубе имело место нечто недостижимое в переписке – общение геев с врачом, друг с другом и с "натуралами". Я пишу об этом в "Гордиевом узле", Преобладание среди участников клубных вечеров гетеросексуалов предотвращало гомофобные обвинения в его адрес. Работа клуба заглохла с появлением гей-клубов. Ведь общение в них кажется геям более "продуктивным", поскольку даёт возможность целенаправленного поиска половых партнёров. В этом же плане сыграла свою роль и возможность общения по Интернету.

Между тем, это близорукая политика. Интернет имеет свои сильные и слабые стороны. Существует мнение, что для разного рода меньшинств, в том числе и для представителей ЛГТБ-сообщества, он играет роль отдушины, даёт обширное поле новых возможностей, для знакомства, общения. Всё это – правда, но правда и то, что многих Интернет уводит от реальных проблем, что он весьма неоднозначно влияет на специфику межличностных коммуникаций, порой упрощая их до примитивизма. Один из моих корреспондентов, человек умный и наблюдательный, привёл в письме смехотворный пример, когда, размещая свою анкету на сайте знакомств, парень вместо сведений о себе, об особенностях своей личности, ограничивается перечислением собственных "мужских параметров": «Привет, я 29/180/70/17/4», где встретимся?".

Объём и сам ход переписки по Интернету убеждает меня в нужности и полезности онлайн консультирования врача–сексолога. Но я в своих суждениях и рекомендациях корреспондентам крайне осторожен, следуя главному принципу медицины: "Не вреди!" Заочно лечить кого бы то ни было невозможно, а геев тем более. Это опасно.

Гомосексуальная паника чаще всего развивается в рамках паранойи у гетеросексуальных мужчин. Когда подобного больного призывают смириться со своей гомосексуальностью (а он, повторяю, – гетеросексуал и, как правило, патологический гомофоб!), это может привести к резкому обострению паранойи с бредом отношения, к депрессии, к агрессии, а также к суициду. Если же начать "лечить" его от гомосексуальности, это, разумеется, не даст эффекта – бред есть бред.

(VК1ж) Здравствуйте Михаил Меерович!

Прости мне мою дремучесть!

Касательно агрессивности невротичек-лесбиянок. Получается, что они воспроизводят худшие стороны стереотипов поведения мужчин-гетеросексуалов!

Как я понимаю, Ваш клуб был скорее психотерапевтическим, чем местом для встречи и потенциальных знакомств. Второе стало для геев более привлекательным, чем первое. Становится обидно за своих.

В полном соответствии с Вашим "Гордиевым узлом" я, объясняя природу сексуальной ориентации, придерживаюсь многофакторного подхода, учитываю сочетание биологических, социальных и психологических причин. И порой меня умиляет (хотя и сам был прежде в этом грешен) попытка геев свести объяснение гомосексуальности к одной-единственной предпосылке. В среде гомосексуалов сейчас особенно популярна гипотеза существования "гена гомосексуальности". Интересно, с чем, по Вашему мнению, это связано? Так проще обосновать неоспоримость своей наследственной инаковости или это дань моде, или что-то ещё?

(VК1з) Дорогой Владимир!

Совсем недавно мне пришлось отвечать на подобный же вопрос, заданный мне в гостевой книге моего сайта.

Вопрос:

Здравствуйте! После прочтения вашей книги "Гордиев узел сексологии" и содержания ряда российских и иностранных сайтов в интернете возник вопрос: почему теория возникновения гомосексуальности Дёрнера и др. (дефицит зародышевых андрогенов) не так уж популярна? Мне она представляется наиболее обоснованной, но в статьях на тему гомосексуальности ей обычно отводится места меньше, чем теориям социального конструктивизма и генетике. (Речь идет в основном о научно-популярных источниках, энциклопедиях и т. п.).

Ответ:

Собственно, теория Дёрнера вовсе не его заслуга – он просто подытожил то, что было сделано кучей исследователей за много десятков лет. Правда, на него посыпались все шишки, а Кон заявил: "Опыты Дёрнера не подтвердились". Какие опыты, кто их проверял, – всё это осталось без объяснений. Если бы я добросовестно стал бы пересказывать все опыты и морфологические исследования, условно объединяемые темой "дефицит андрогенов в происхождении гомосексуальности", читатели померли бы со скуки. Я ограничился только самыми интересными и старался быть покороче. Тема генетически обусловленной гомосексуальности вызывает у читателей интереса куда больше, чем тема просто гормональной недостаточности андрогенов или избытка катехоламинов и кортикостероидов. Не надо перечислять множество названий мозговых ядер, сравнивать их размеры и т. д. Зато можно поговорить о геях-близнецах и как они начали трахаться с мужиками независимо друг от друга. Полная заинтересованность!

Кроме того, иметь "ген гомосексуальности" – это кому-то кажется более почётным, чем иметь просто гормонально обусловленные дефекты процессов дефеминизации и маскулинизации мозговых структур. Ещё прослывёшь гомофобом (дефекты ведь!). Между тем, какой бы ни была причина развития гомосексуальности, её механизм всегда один и тот же – те же самые отклонения во взаимоотношениях нейронов с гормонами (половыми и гормонами стресса): то ли количество гормонов не укладывается в норму, то ли изменена чувствительность к ним рецепторов нервных клеток.

Так что, разница в путях способах становления гомосексуальности особой роли не играет. Когда популяризаторы этой проблемы спорят, чья гипотеза более "правильна", они выглядят куда смешнее, чем Мечников с Эрлихом – ведь они оба были правы, а разница между клеточным и гуморальным иммунитетом всё-таки куда более существенна, чем разница в механизмах становления гомосексуальности.

О "гене гомосексуальности" я писал в "Гордиевом узле".

"Генетики предложили гипотезу о существовании особого “гена гомосексуальности”. В доказательство обычно ссылаются на результаты наблюдений за близнецами. Дж. Бейли и Ричард Пиллард обследовали 56 близнецов, 54 родных и сводных братьев. Они сравнили конкордантность (“согласованность” – так называют одновременное появление какого-то признака у обоих близнецов) по гомосексуальности у однояйцевых (монозиготных, развившихся из одной яйцеклетки матери) и у разнояйцевых (дизиготных, развившихся из двух разных оплодотворённых яйцеклеток) близнецов. Если у вторых конкордантность была в пределах 24 %, то у первых достигала 52 % у мужчин и 48 % у женщин. Что же касается сводных братьев, то среди них лишь 11 % пар состояли из двух геев;

среди родных братьев этот показатель возрастал до 22 %. Интересно, что у братьев и сестёр никакой зависимости по частоте обнаружения гомосексуальности нет (иными словами, сёстры геев вряд ли станут лесбиянками, а братья лесбиянок – геями).

Эти цифры намного ниже тех, что были получены в самом начале наблюдений над близнецами. Франц Каллмэн сообщал, что у обследованных гомозиготных пар гомосексуальная ориентация совпадала в 100 % случаев, а у дизиготных пар – лишь в 11, %. Тогда же появились сведения о том, что если однояйцевых близнецов разлучить в самом раннем детстве и воспитать в разных условиях (подобное случается, оказывается, не столь уж редко), то их половое влечение развивается идентично, хотя они даже не подозревают о существовании друг друга. И если один из них вырастает гомосексуалом, то, как правило, таким же станет и второй близнец.

Наблюдения Каллмэна гораздо понятнее, чем результаты, полученные Бейли и Пиллардом. Ведь если близнецы монозиготны, то их генотип одинаков;

кроме того, их внутриутробное развитие также протекает в одних и тех же условиях. Чем же тогда объяснить, что одинаковая сексуальная ориентация наблюдалась лишь у 52 % из них?

Думается, что конкордантность по гомосексуальности, найденная при исследовании монозиготных близнецов, окажется различной у “ядерных” гомосексуалов и тех, кто практикует иные формы гомосексуальной активности.

Блестящее открытие сделали Дин Хеймер и его сотрудники. Обследовав родственников 76 геев, они выяснили, что гомосексуальная ориентация наблюдается у них по линии матери гораздо чаще, чем по линии отца. Склонность к гомосексуальности, следовательно, может наследоваться, причём гены, ответственные за это, находятся в женской Х-хромосоме. В пробах ДНК, взятых у 33-х пар гомосексуальных братьев, обнаружились одинаковые маркёры, локализованные на одном из концов Х-хромосомы".

Приведенная цитата вполне объясняет интерес геев к идее о том, что гомосексуальность связана с особым генотипом. Другое дело, что гомосексуальность, обусловленная генетически, встречается несравнимо реже той, что вызвана низким уровнем андрогенов, вырабатываемых зародышевыми яичками во втором триместре внутриутробного развития.

С уважением, Михаил Бейлькин.

Как формируется аддиктивность (VЛ1а) Здравствуйте! Мне 16 лет, и у меня возникла следующая проблема. Мне кажется, что мне грозит серьезное психическое расстройство по типу раздвоения личности. С одной стороны я веду нормальную жизнь, гуляю, общаюсь. Вроде как заигрываю с девушками. Никто из знакомых или родителей не знает о моей нетрадиционной ориентации.

А с другой, меня просто, можно сказать, распирает. Я еле сдерживаюсь, видя на улице симпатичных накачанных мужчин, или, того хуже, в присутствии моих знакомых, с которыми я повседневно общаюсь. Что там уж говорить про фантазии, в которые я погружаюсь дома!

И мне невероятно трудно в рамках моей юношеской гиперсексуальности не наделать глупостей. Пока что (до недавнего времени) мне хватало мастурбации по нескольку раз в день для "разрядки". После чего я вновь возвращался к нормальному образу жизни, забывая обо всех отклонениях и даже испытывая к ним некоторое отвращение. Но мне кажется, близко то время, когда всего этого станет недостаточно. И я страшно боюсь, что же будет, если вдруг моя вторая скрытая сторона всё же возьмёт когда-то верх и станет неуправляемой? Например, вдруг я предложу какому-нибудь другу минет? Не стоит и говорить, что большинство моих знакомых и друзей гомофобы (по крайней мере, с виду!) различной степени ярости. И если нечто подобное со мной всё же случится, то всеобщее презрения и отвержение поставят крест на моей жизни!

И самое ужасное в этом, что унизительный характер подобной ситуации меня возбуждает (!). Я действительно очень боюсь, что не смогу себя контролировать. Да и потом, не могу же я оставаться девственником всю жизнь... Лучше уж с парнем, чем никак. Хотя гетеросексуальный потенциал у меня всё же наличествует.

Вы, наверное, скажете, что ответить мне можно только после комплексного обследования. Но прошу меня понять – в шестнадцать лет трудно решиться на такой шаг.

Родители, и всё такое. Я не могу уйти из дома, сказав маме: – "Мам, я пошёл к сексологу, хочу проверить свою ориентацию!" Думаю, она меня не поймет.

Может быть, Вы дадите какие-нибудь советы? Егор.

(VЛ1б) Дорогой Егор!

Я вполне разделяю Вашу тревогу. Насколько это видно из Вашего письма, Вас обескураживает не столько гомосексуальность, сколько страх (и одновременно жгучее желание!) спровоцировать унизительную ситуацию, когда Вас "разоблачит" и унизит кто нибудь из Ваших друзей, из числа "гомофобов различной степени ярости", как Вы очень удачно и образно выразились. Я разделяю Ваши страхи. Что уместно в порнографических рассказах с садомазохистской подоплёкой, в реальной жизни может обернуться катастрофой. Мой совет:

1. Не сомневайтесь в том, что рано или поздно Вы вступите в половую жизнь с постоянным партнёром.

2. Ваше стремление быть униженным, стремление спровоцировать всеобщее презрение и даже собственное избиение – опасный путь в перверсию, в мазохизм;

достаточно часто он приводит к физической гибели, почти всегда – к моральной.

Чтобы избежать этого, надо научиться контролировать себя, нужно созреть психологически и интеллектуально. Приучите себя читать и размышлять.

Скачайте с моего сайта книгу "Секс в кино и литературе" и внимательно её прочитайте. Я анализирую в книге литературные произведения и фильмы, посвящённые проблемам секса, в том числе гомосексуального и садомазохистского. Чтение переведёт часть Вашей сексуальной энергии в работу ума (исследовательский инстинкт) и в процесс психосексуального созревания.

После этого Вам будет проще реализовать Ваше половое влечение так, чтобы оно не таило в себе опасности и в то же время не утратило эмоциональной яркости.

Сообщите мне сведения о себе (кто Ваши родители, где Вы учитесь, были ли когда нибудь влюблены в девушку, в парня, когда впервые пришли к выводу о собственной гомосексуальности, какие фантазии Вас будоражат, любите ли читать?).

Если Вы не согласны с моей версией, обоснуйте свою критику в мой адрес.

С уважение, М. Бейлькин (VЛ1в) Спасибо, что ответили на моё письмо из гостевой книги!

Начну с того, что ранее я не рассматривал свои желания как мазохистские. Как такового, удовольствия от боли я не испытываю. Скорее, тут страстное влечение к "мужскому началу", к некой грубости, брутальности, присущей образу "идеального мужчины" ("мужика"), и тяга к типу "добровольно-принудительных" отношений с ним. На этом, мне кажется, и основан весь мой гомосексуальный потенциал: в эротических рассказах и порно меня более всего возбуждают взрослые, плотные мужчины, или же "качки", занимающиеся сексом с молодыми парнишками, вроде меня (мы же, как правило, выступаем в пассивной роли и ничего с этим поделать не можем!).

Но повторюсь, всё это не занимает мои фантазии целиком. Нередки мечты и о моей активной роли, и о многом другом. Фантазии об унижении и подчинении – основной стержень моих грёз. Но я всегда полагал, что это типично для фантазий женщин или гомосексуалов. Получается, я – садомазохист?

Я упрекаю себя за своё стремление к пассивной роли. Я думаю, тут на меня оказали влияние двойные стандарты общества, в котором я рос, а также бинарная гендерная система, о которой Вы пишете, признающая лишь две роли – мужскую и женскую. С одной стороны, я стараюсь позиционировать себя как успешного, талантливого, умного человека, ведущего "правильную" жизнь и добившегося в ней успехов. Ведь общество видит успешного мужчину исключительно в образе гетеросексуала с кучей баб в лимузине (образно). А, с другой стороны, в своих сексуальных фантазиях (слава Богу, в реальной жизни до этого не дошло!), я – шлюха, делающая мужикам минет в подъездах!

Насчёт любви. Я влюблялся в девушек довольно часто. Особенно в раннем возрасте, когда еще не воспринимал себя как би- или гомосексуала. Последняя влюблённость в девушку была совсем недавно. После этого я как раз и озаботился проблемой ориентации.

Но начну я лучше с самого начала, с детского сада.

В общем, насколько я помню, дружил я в раннем детстве (включая первые классы школы) исключительно с девочками. В целом, поведение у меня было самым обычным, мальчишеским. Хотя сейчас я вспоминаю за собой некоторые странности. Я любил надевать платье сестры и играть в нём. Помню, был сон, когда мне приснился голый отец со всеми его анатомическими подробностями. И ещё, в эротических фильмах, которые я смотрел тайком, меня интересовали лишь мужчины. (Об онанизме я тогда ещё не знал).

В школу меня отдали в шесть с половиной лет, и, думаю, это сыграло существенную роль в моём психическом формировании. Шестилеток, кроме меня, в классе не было, и я всегда был ниже всех ростом. (Хотя – вот ведь ирония – для своего возраста я достаточно высок, и был выше почти всех детей из младшего класса!). Вы понимаете, как дети относятся к физическим особенностям окружающих! Со временем я смирился со своим отставанием. Понятно, среди девочек особой популярности не имел, хотя сам я в них часто влюблялся. Зато у меня были друзья-мальчики (это период 9–10 лет).

В это же время случилось, как мне кажется, одно из решающих событий. У родителей были давние друзья, а у них сын Дима, старше меня на полтора года. Мы общались буквально с пелёнок. Не помню, как это началось, мы во время наших игр, закрывшись в комнате, стали изучать наши гениталии. Говорили о половом созревании (которого пока ещё не было), и прочее. Надо отметить, что Дима – типичный альфа-самец.

Ну, так и пошло: гораздо большее внимание уделялось именно его члену. Сначала это были безобидные разглядывания, потом касания, а затем и ласки. До настоящего онанизма пока не доходило. Себя я ему до некоторого времени не демонстрировал, его безусловное доминирование заставляло меня стыдиться своего отставания.

Сами себе мы объясняли наши занятия тем, что, мол, мы не геи, а просто тренируемся для будущих связей с девчонками. Я думаю, это и положило начало моей "двойной жизни". Ведь даже тогда, хотя ощущение запаха его члена, оставшегося в моей ладони после ласк, вызывало у меня отвращение, мне, тем не менее, хотелось трогать его снова и снова. Затем, мы вместе пошли в секцию плаванья, где я добился равных с ним успехов, хотя он и был старше. Ну а потом, когда мне было около 11, а ему 12-13 у него началось половое созревание. Я жутко завидовал его члену, мне очень хотелось, чтобы он и у меня поскорее вырос. Тогда же и произошёл резкий перелом в наших играх. Он уговорил меня показать ему член, и сделал мне минет. Так я испытал свой первый оргазм.

Тогда же мы (сначала он, потом я) открыли для себя мастурбацию. (Надо сказать, в моих фантазиях в то время фигурировали девочки).

Доминировал он, и, думаю, это повлияло на мои сексуальные предпочтения в дальнейшем. Затем я впервые взял у него в рот. Поначалу было чуть неприятно. Но когда я это сделал несколько раз, мне хотелось повторять это вновь и вновь. Анальный секс у нас был реализован только внешне, т. е. без введения члена, и я до сих пор не пойму как мы умудрились инстинктивно открыть для себя способ сношения между ягодиц?!

Затем началось созревание и у моих одноклассников. Стоит ли говорить, какой громадной стала разница в росте, ширине плеч, объёме мускулатуры и т. д.? Это породило у меня кучу комплексов. И тогда же я начал влюбляться в парней, своих одноклассников и тех, кто постарше. И страстно желать их! К примеру, урок физкультуры был для меня сущим адом, я предпочитал не ходить на него, потому что в раздевалке я буквально дрожал от желания упросить этих парней–красавцев "пустить меня по кругу". Тогда я впервые осознал себя как гомосексуала, но не придал этому большого значения. Общение же с Димой в виду разницы интересов плавно сошло на нет.

Сейчас всё более-менее нормализовалось (относительно). Недавно я был влюблён в девушку. Я признался ей в любви, и она ответила взаимностью. Но я не смог продолжать с ней отношения (которых, по-настоящему, и не было) по целому ряду причин:

– Меня по-прежнему влекло к парням.

– Если и я возбуждаюсь от фантазий с участием девушки, то куда меньше, чем от гомосексуальных фантазий.

– Я боялся, что в случае контакта с ней не смогу ничего сделать, не будет эрекции.

То есть, я вроде бы и испытываю влечение к девушкам, но мне кажется, я не смогу его реализовать и из-за преобладающего гомопотенциала и из-за страха перед сексуальной неудачей.

А недавно я опять влюбился в парня. Когда-то он учился в нашем классе и даже был моим другом, но потом ушёл в другую школу. Сейчас я узнал, что он поступает вместе со мной в один ВУЗ. Это ещё один повод для моих волнений: он полностью соответствует моему идеалу. Боюсь, что это ослабит мой внутренний барьер, и я признаюсь ему.

Конечно, было бы просто идеально, если бы он тоже оказался гомосексуалом, но как свидетельствует множество историй из Интернета, такие случаи довольно редки.

Читать я очень люблю. Конечно, в большей степени художественную литературу, но и научную тоже – интересует психология. В этом году я окончил школу, хорошо сдал экзамены, буду поступать в медицинский институт.

Вашу книгу "Гордиев узел сексологии" я почти дочитал, дошел до тренингов.

Родители у меня в целом довольно либеральные. Отец – моряк, поэтому в моём воспитании участвовал мало. Мать добрая, но не баловала меня, в общем, я считаю, что в воспитании со мной все было нормально.

Извините, что так много получилось! Спасибо большое за внимание.

Кстати, если позволите, задам вопрос, что подвигло Вас на выбор специализации по сексологии?

(VЛ1г) Дорогой Егор! Ваше письмо вполне информативно. Расставим точки над i:

1. Ваша гомосексуальность носит "ядерный" характер, то есть в её основе лежит неполная дефеминизация мозга во внутриутробном периоде Вашего развития.

2. Очень раннее обретение способности испытывать оргазм (11 лет, то есть задолго до начала пубертата), детский сон, в котором Вы видели гениталии отца, – симптомы низкого порога сексуальной возбудимости, а вместе с тем и показатели Вашей склонности к импринтингу.

3. Импринтинг, закрепивший Ваше стремление к пассивной роли в однополых связях, имел место в Ваших взаимоотношениях с Димой.

4. По-видимому, в основе Вашего мазохизма тоже лежит ипринтинг – могла сыграть роль гетеросексуальная порнография с групповым сексом (недаром, мечтая стать объектом сексуального подчинения, Вы хотели, чтобы голые спортивные ребята "пустили Вас по кругу", подобно женщине в порнофильме). Кроме того, у Вас закрепилось и ещё одно своеобразное унижение – необходимость, преодолевая отвращение, брать в рот член с запахом смегмы. Кстати, считаете ли Вы, что запах спермы так же неприятен, как запах смегмы (именно смегмой пахли Ваши руки после игры с Диминым членом)?

5. Думаю, что Ваши мазохистские тенденции пока что доступны контролю. Ведь они ещё не обрели характер извращения с присущими ему аддиктивностью и ритуализацией (и не дай Вам Бог сорваться вопреки всем Вашим явным поползновениям в этом направлении!). Верно, гомосексуальность всегда сопряжена с чувством подчинения, но обычно партнёры сглаживают слишком явную асимметрию в своих взаимоотношениях. Иногда по желанию одного или обоих партнёров они переводят мазохистские тенденции в плоскость игры и ласки (позволяют лизать и целовать ноги, играют в "изнасилование"). Главное – должен соблюдаться принцип взаимности, доверия к партнёру и уверенность в нём. Тот, кто идёт на анонимный секс с садомазохистским уклоном, платит за это собственным избиением, ограблением и нередко гибелью.

6. Чтобы избежать неприятностей и бед, научитесь выбирать партнёра и, предлагая собственный сценарий сексуального партнёрства, удерживайте свой мазохизм в рамках игры.

С Вашим нынешним избранником (если Вы намекнёте ему на свои чувства к нему) особые беды не грозят, но если он гомофоб (точнее, скрытый гей, который боится своих чувств) – он может рассказать о Вашей "голубизне" всем, кому не лень об этом слушать. В основе такого ошибочного поведения лежит иррациональный невротический механизм – ведь так или иначе его самого будут ассоциировать с этим гомосексуальным эпизодом, и своей болтливостью он испортит жизнь себе самому. Так что прежде, чем довериться ему, его надо психологически изучить и соответственно подготовить. Сначала всё же прочитайте "Секс в кино и литературе".

С уважением. Михаил Бейлькин.

P. S. Мой путь в сексологию был достаточно извилистым. Вкратце скажу, что я вырос во врачебной семье, с детства читал книги по медицине, к 9-му классу твёрдо знал, что буду эндокринологом. Им я и стал, и диссертацию защитил по эндокринологии. Но в институте увлёкся психиатрией. При этом меня страшно угнетала невозможность помочь больным с шизофренической деградацией личности. После бесед с психически больными я чувствовал себя опустошённым и опечаленным. Сексологом стал совершенно случайно – мой шеф не смог поехать, как планировал, на цикл по сексологии. Я думал развлечься в Москве, но познакомился с очень интересными людьми (первые поколения сексологов были удивительным сообществом энтузиастов, прекрасно разбиравшихся в психиатрии, психотерапии, психоанализе и очень мало в собственно сексологии – её ещё предстояло им же и создать). К тому же я нашёл область, где психиатрия почти не омрачена необходимостью контактов с деградированными пациентами. Так я стал сексологом, о чём никогда не жалел.

М. Б.

(VЛ1д) Уважаемый Михаил Меерович!

Спасибо за помощь, но у меня всё же возникло несколько вопросов:

1. Скажите, на основе чего Вы сделали свои выводы? Насколько я понял, дефеминизация мозга – гормональная проблема, но ведь у меня всё с этим вполне нормально: развитие по мужскому типу (плечи шире бёдер), с оволосением на лобке тоже вроде всё нормально. И потом, гетеросексуальный потенциал у меня всё же есть, хоть и меньший, чем гомо-. Может быть есть способы его усилить?! Эх, жаль, конечно, если и в правду дело обстоит именно так … Я всё же лелеял надежду на мою бисексуальность.

2. Насчёт запахов, – в то время мне все они были неприятны. Зато сейчас, меня, конечно, сильнейшим образом возбуждают оба, и тот, и другой.

3. Вот именно трёпа о моей "голубизне" я и боюсь – стоит ли говорить об отношении общества к таким людям? Но проблема поисков партнёра состоит в том, что невозможно точно распознать ориентацию человека. А иногда хочется вообще просто сказать: "Хочешь, я сделаю тебе минет?" Ведь в моменты возбуждения мне плевать на последствия такого поступка.

(VЛ1е) Вы невнимательны, Егор. Прочитайте "Гордиев узел" без пропусков, причём особенно внимательно главку «"Ядерная" гомосексуальность и половая конституция мужчины». Тогда Вы поймёте и механизмы становления гомосексуальной ориентации, и необязательность наличия феминных черт телосложения у геев, и почему я вовсе не отрицаю возможность Ваших половых контактов с женщинами. Кроме того, библиотерапия поможет Вам научиться подавлять импульсивные желания в духе Вашего мазохизма, чтобы не вляпаться в унизительную и опасную ситуацию. Восполните свою теперешнюю неполную информированность!

С уважением. Михаил Бейлькин.

Комментарии. Кто вводит геев в заблуждение?

Книга «Гордиев узел сексологии» («Медицинские и социальные проблемы однополого влечения»), выйдя из печати, вызвала противоречивые оценки. Рядовые читатели немедленно воспользовались её психотерапевтическим потенциалом. Об этом можно судить по письмам, приведенным в главах, посвящённых гомосексуальности и гомосексуальной панике. Разумеется, подобная переписка цитируется не в целях саморекламы, а с тем, чтобы продемонстрировать лечебный эффект библиотерапии, ведь это – один из важнейших аспектов книги.

Вместе с тем, публикация «Гордиева узла» была встречена в штыки психологами, далёкими от медицины. В Википедии с их позиций выступает под ником Rombik человек умный и даже талантливый, но явно страдающий ятрофобией. Он подверг жестокой критике моё деление гомосексуальности на подвиды: «Различают гомосексуальность "ядерную" (в основе которой лежит особый тип функционирования центров, регулирующих половое поведение), транзиторную (имеющую преходящий характер), заместительную (вызванную отсутствием лиц противоположного пола), невротическую (гомосексуальная активность вызвана тем, что реализация гетеросексуальной близости блокируется психологическими причинами). Важную роль играет соотношение силы двух относительно независимых потенциалов полового влечения индивида — гетеро- и гомосексуального».

Я подвергся уничижительной оценке как «специалист советского типа и советской закалки: он (то есть я. – М.Б.) … критикует Кона, выступающего за полную, однозначную и безоговорочную депатологизацию гомосексуальности. Он, как это и было принято в советской психиатрической традиции, до сих пор пытается классифицировать и делить гомосексуальность на "ядерную" (которую, как он считает, лечить не надо, да и излечить невозможно, не получится) и "неядерные", "краевые" формы (которым, якобы, можно помочь, полечить и т. д. и всё-таки сделать их гетеро), выделяет при этом "заместительную", "транзиторную", "невротическую" гомосексуальность».

Оставлю без протеста "обвинения" в моей принадлежности к советской школе сексологии. Это немалая честь, учитывая её высокий международный престиж. Важнее иное – мне приписывается деление геев на "ядерных" и "краевых" с точки зрения возможности их лечения. Но подобное утверждение ни в коей мере не соответствует моей позиции и не имеет ничего общего с текстом книги! В «Гордиевом узле» упоминаются и "ядерные" гомосексуалы, и "ядерные" гетеросексуалы. Первые напрочь лишены влечения к лицам противоположного пола, а вторые – к представителям своего. Зато "краевые" гомосексуалы не упомянуты в книге ни единым словом. И уж вовсе никому не придёт в голову приписывать мне намерение лечить как "краевых" гомосексуалов, так и "краевых" гетеросексуалов! Либо Rombik лукавит, либо он по каким-то причинам всё перепутал.

«В современной сексологии (продолжает он) не принято делить гомосексуальность на "ядерную" и "неядерную": она просто ЕСТЬ, и она вся по определению, согласно современным воззрениям, "ядерная", т. к. стенична и не поддаётся никакому изменению, коррекции, лечению. А викарным, заместительным называют гомосексуальное поведение, а не гомосексуальность».

Надеюсь, Rombik не станет возражать против определения гомосексуальности, данного Википедией (своим-то он верит!): «Гомосексуальность в широком смысле — это один из видов сексуальности человека, складывающийся из гомосексуальной ориентации (сексуального влечения к лицам своего пола), гомосексуальной идентичности (осознания себя как лица гомосексуальной ориентации) и гомосексуального поведения (сексуальной практики с лицами своего пола)». Напрочь отрицая связь "викарного" однополого поведения с гомосексуальностью, Rombik ошибается дважды. Во-первых, какой бы ни была сексуальная ориентация, однополое поведение в любом случае квалифицируется как гомосексуальность. Во-вторых, даже если гетеросексуальность индивида не вызывает сомнений, и при общих равных условиях он предпочитает близость с женщиной сексу с мужчиной, сама его готовность к однополому поведению свидетельствует о наличии у него гомосексуального потенциала либидо, хотя и более слабого, чем гетеросексуальный.

Однополое поведение без соответствующего влечения, хотя бы слабого, невозможно. В противном случае мы имеем дело с "ядерной" гетеросексуальностью.

Словом, противопоставляя друг другу гомосексуальное поведение (однополую активность) и гомосексуальность, Rombik непоследователен;

он противоречит самому себе. Ошибки не было бы, если бы он рассматривал гомосексуальность во всей полноте и сложности этого понятия. Отчасти речь об этом уже шла в третьей главе книги при сопоставлении двух континуумов – половой активности (по шкале Кинси) и континуума сравнительной силы гомо- и гетеросексуального потенциалов. Только сопоставляя между собой все составляющие сексуальности, учитывая к тому же психосоциальные установки индивида, можно обрести надёжные ориентиры в понимании её характера.

Есть немало гетеросексуалов, практикующих однополую активность вопреки своим сексуальным предпочтениям. И есть гомосексуалы, в нетрадиционной ориентации которых сомневаться не приходится, хотя их однополая активность остаётся нереализованной. Их называют "латентными гомосексуалами". Считается, что истинный характер их ориентации вытеснен из сознания. Полагаю, однако, что это чересчур узкая трактовка: к числу латентных геев можно отнести и людей, вполне осознающих свою гомосексуальность, но запретивших себе любую однополую активность.

И в случае заместительной гомосексуальности, и в случае подлинной девиации можно говорить о дефектах дефеминизации гипоталамических ядер зародыша вкупе с неполной маскулинизацией мозга. Всё зависит от степени гормональных нарушений в периоде внутриутробного развития;

личностные установки, воспитание в семье, опыт половых взаимоотношений и т. д. - всё это накладывается на биологическую почву. Совокупность всех этих факторов и определяет "кто есть кто". При этом "ядерный" гомосексуал вполне может оказаться латентным геем. Человек же, имеющий богатый опыт однополых связей и при этом никогда не вступавший в половой контакт с женщиной, тем не менее, может быть гетеросексуалом (но не "ядерным"!).

Анализ совокупности всех составляющих гомосексуальности позволяет избежать догматической трактовки половой активности индивида. Считается, например, что "ядерный" гей - тот, кто никогда в жизни не вступал в контакт с женщиной. Но не следует абсолютизировать и эту "истину"! В качестве примера приведу отрывок из письма моего корреспондента (IVБ2в). «Одна из коллег предложила мне остаться с ней в комнате на ночь. Если бы я отказался, это вызвало бы подозрения у моих коллег. На утро не испытывал ничего, кроме пустоты и чувства предательства по отношению к самому себе.

Половая близость-то состоялась, но она не вызвала у меня никаких чувств. Это был пустой механический секс. Никакой нежности, никакого наслаждения. Равнодушие и "деревянная" эрекция, возникшая в силу механических тактильных импульсов. Больше в гетеросексуальные контакты я не вступал, да и не хочу этого делать». Гетеросексуальный опыт вполне удался, но, тем не менее, нет ни малейших сомнений в принадлежности моего корреспондента к "ядерным" геям.

Вполне правомочно выделение не только латентной гомосексуальности, но и других её подвидов: заместительной, транзиторной и т. д. В сексологической практике без подобного размежевания невозможна психотерапия ни геев, страдающих неврозами, ни пациентов, страдающих гомосексуальной паникой.

Rombik продолжает: «Что же касается мысли Бейлькина о том, что гомосексуалы нуждаются в лечении неврозов, связанных с гомосексуальностью, то в современной сексологии и это положение отвергнуто: проблемы, комплексы и неврозы связаны не с самой гомосексуальностью как таковой, а с отношением общества, с гомофобией и так далее и тому подобное. Именно поэтому в современной сексологии НЕ употребляют устаревший термин "эго-дистоническая гомосексуальность" (подчеркивающий внутренний разлад "патологичного", не способного примирить свое эго со своей гомосексуальностью, гомосексуала, в отличие от "непатологичного" эго-синтонного), а используют современный, более корректный термин "дисфория сексуальной ориентации" (подчеркивающий, что корень всех проблем, подобно случаю гендерной дисфории, лежит в обществе, в его неприятии, а не в "патологичности и неспособности себя принять и примириться" самого гомосексуала, и что основой страдания является не "эго-дистоничность", а всего лишь недовольство своей сексуальной ориентацией…».

Концы с концами не сходятся и тут. Термин "эго-дистоническая гомосексуальность" предложил Зигмунд Фрейд, человек, заслуживающий доверия отнюдь не в меньшей мере, чем те психологи, что гордо претендуют на монополию в трактовке феномена однополого влечения, но слабо знакомы и с медициной, и с нейробиологией сексуальности. Суть, однако, не в терминах, а в понятиях, которые в них вкладываются. Да, увы, мир, несправедлив по отношению к лицам с нестандартной сексуальностью, они подвергаются дискриминации. Но дело в том, что одни и те же притеснения и обиды вызывают у одних "дисфорию сексуальной ориентации", нередко угрожающую суицидом;


у других – уродство характера (так называемое "хабальство");

у третьих – невротическое поведение в форме промискуитета с присущими ему аддиктивностью и ритуализацией;

у четвёртых – жестокие панические атаки;

у пятых – комбинацию из перечисленных невротических расстройств плюс коитофобию с исчезновением эрекции при попытках выступить в сексе в активной роли;

у шестых – депрессию;

зато седьмых они практически обходят стороной.

Исходя из этого, есть ли у нас право объяснять все проблемы геев кознями их гетеросексистского окружения? Так ли уж ни при чём личностные особенности индивида, вступившего в противоречие с миром инакочувствующего большинства? Подобным образом рассуждает лишь тот, кто ни в малейшей степени не знаком с фундаментальными положениями психиатрии и сексологии. И потому не в его силах постичь суть той или иной психогенной ситуации, заметить неповторимые особенности психологического конфликта, найти пути преодоления невроза.

Rombik прав, утверждая: «единственным эффективным лечением является не "лечение гомосексуальности", не попытки её подавить или изменить, а помощь человеку в адаптации и принятии себя как есть». Но кто способен оказать ему помощь в достижении этих целей? Сам Rombik, по-видимому, думает, что геям будет вполне достаточно рациональных разъяснений, изложения модных взглядов на гомосексуальность и лозунга «Радуйтесь жизни в полной мере!». На деле же речь идёт о необходимости длительной трудоёмкой коррекции невротического развития, о лечении всевозможных фобий, панических атак и т. д. Полноценную лечебную помощь способен оказать лишь профессионал–сексолог либо психотерапевт, имеющий опыт работы с сексуальными неврозами. Но тут-то и зарыта собака – Rombik, то ли по незнанию, то ли под влиянием собственных невротических комплексов облыжно приписывает сексологу коварные планы лечения гомосексуальности у мифических «"краевых" геев». Словом, он и сам запутался, и геев обманул.

Уместно напомнить текст "Гордиева узла": «Бесспорно, что врачи должны лечить геев не от гомосексуальности, "а только от болезней" (цитата из Кона), но как быть с недугами, возникшими именно из-за принадлежности пациентов к сексуальному меньшинству?! … Антиврачебная позиция оставляет геев и лесбиянок без квалифицированной помощи, а это чревато ростом суицидов».

Заканчивая разбор воззрений Rombik'а, скажу: каким бы изощрённым и упорным ни было бы сопротивление тех, кто хочет отлучить врачей от лечения геев, страдающих неврозами, им это не удастся. Добиться чего-либо подобного не позволят насущные нужды пациентов.

Очевидно, что письма геев и лесбиянок, приведенные в этой книге, убедительно подтверждают правоту всего сказанного.

Глава VI Парадоксы транссексуальности Дано мне тело – что мне делать с ним?

Осип Мандельштам (VI1а) Здравствуйте, уважаемый Михаил Меерович! Меня зовут Арнольд, мне года, я – Ж/М–ТС или, говоря иначе, FtM из Татарстана. Скажите, пожалуйста, можно ли у Вас получить разрешение на смену пола? Питерский психиатр Исаев утверждает, что такое разрешение может выдать лишь КОМИССИЯ в составе не менее 4 врачей (сексолог, психиатр, эндокринолог, психолог), которая собирается один раз в месяц. А все остальное не имеет юридической силы. Насколько точна данная информация? Будет ли разрешение, выданное Вами, действительно для ЗАГСа и хирургов вне Челябинска?

С уважением, Арнольд.

(Примечание для читателей книги, не знакомых с проблемой транссексуальности.

Буквенное сочетание Ж/М–ТС или FtM означает, что речь идёт о биологической женщине, трансформирующейся в мужчину. М/Ж–ТС (MtF) – биологический мужчина, который с помощью приёма женских половых гормонов и хирургического вмешательства трансформируется в женщину).

(VI1б) Дорогой Арнольд!

Доктор Исаев выдаёт желаемое за действительное: если в Петербурге подобные комиссии есть, то в целом по России они не функционируют. Марина Малеина, профессор Московской государственной юридической академии, провела исследование законодательства по смене пола. Она пишет: «на уровне российского закона отсутствуют правила об основаниях, порядке проведения операций по смене пола и правовом положении лиц, подвергшихся операции. Министерство здравоохранения РФ утвердило клиническое руководство "Модели диагностики и лечения психических и поведенческих расстройств" от 6 августа 1999 года N 311, в котором определило критерии диагноза транссексуализма, условия лечения, принципы терапии, что, конечно, недостаточно для правового статуса транссексуала. В отдельных медицинских учреждениях (центрах) разрабатываются собственные правила, которые: 1) прежде всего обеспечивают интересы этих учреждений, а не пациентов;

2) касаются подготовки и производства операции, но не затрагивают права после операции;

3) не являются правовыми актами, следовательно, не используются в других учреждениях. Подобное положение - правовой вакуум - должно быть устранено путем закрепления в законе специальных норм».

В Приказе Министра N 311 говорится:

«Решение о целесообразности изменения пола пациенту принимается специальной медицинской комиссией, состоящей из трех врачей-специалистов.

Комиссия заседает 1 раз в месяц. Комиссия выносит одно из следующих решений:

- изменить гражданский пол;

- отказать в смене гражданского пола;

- отложить решение до получения дополнительных сведений о пациенте;

- провести хирургическую коррекцию пола».

«Комплекс медико-социальных мероприятий (при лечении транссексуализма. - М.

Б.) включает три основных этапа:

1. Подготовительный:

Динамическое наблюдение психиатра в течение 2-х и более лет, психиатрическое, психологическое, соматическое, инструментальное обследование, установление и подтверждение диагноза ТС, необходимые психокоррекционные мероприятия.

2. Половой переориентации:

Включает заместительную терапию половыми гормонами, пластическую хирургию, перемену гражданского пола (медико-юридический акт, позволяющий лицу исполнять в обществе желаемую половую роль)».

«Показания для перемены пола:

- невозможность психосоциальной адаптации пациента при сохранении пола врожденного;

- высокая суицидоопасность;

- отсутствие эндогенного психического заболевания (т. е. шизофрении. - М. Б.);

- отсутствие гомосексуализма как ведущего мотива для перемены пола;

- формирование противоположного полового самосознания с 5-7 лет;

- окончание полового развития;

- достаточная социальная зрелость».

Разумеется, всё указанное в Приказе должно бы быть реализовано. Правда, в нём должен быть указан точный состав комиссии и, главное, оговорено право в каждом конкретном случае рационально выбирать объём оперативного вмешательства. Скажем, овариоэктомия (удаление яичников) вовсе не необходимый элемент лечения. Между тем, она приводит к развитию тяжелейших вегетативных нарушений у большинства оперированных. Грустный парадокс – транссексуалы, добившиеся ценой невероятных усилий смены пола, всю оставшуюся жизнь страдают от одного из самых женских недугов – климактерических приливов, иногда доводящих пациентов до инвалидности.

Пока что, Приказ Министра остаётся лишь пустой формальностью. Это касается и сроков наблюдения у психиатра или сексолога, и заседаний комиссии, и их многопрофильного состава – всё игнорируется. Юридическое бесправие мешает транссексуалам адаптироваться в профессиональной среде, вступить в брак, затрудняет их жизнь в обществе. Поэтому необходима организованная борьба за свои права самих пациентов. Чтобы победить, они должны чётко ориентироваться в сущности проблем транссексуальности, в индивидуальных особенностях нарушений половой идентификации и т. д. Всё это вынудило меня дать максимально полный анализ нынешнего положения дел с точки зрения сексолога. Думаю, что эта работа будет интересна и полезна не только Вам, но и Вашим собратьям–транссексуалам обоего пола.

Что же касается существа Вашего вопроса, то при нынешнем положении дел после беседы со мной и психологического тестирования транссексуал получает справку о том, что он не страдает психическим заболеванием, нуждаётся в гормональном и хирургическом лечении, причём указывается рациональный объём операции. После операции (например, удаления грудных желёз и матки) пациент получает справку о необходимости смены документов (за получение которых он платит не какие-то сумасшедшие деньги, а по прейскуранту в пределах стоимости подобной услуги, оказываемой всем гражданам).

С уважением. Михаил Бейлькин.

Комментарии к Приказу N 311.

I. Психологические и биологические корни транссексуальности.

Прежде чем обсуждать меры по организации лечения транссексуальности, перечисленные в Приказе, обратим внимание на явное противоречие в его тексте. В перечне основных симптомов транссексуальности упоминается «гомосексуальная ориентация» пациентов. В то же время, наличие «гомосексуализма» рассматривается как противопоказание к смене пола. Это противоречие, разумеется, объясняется не недостаточной компетенцией составителей Приказа, а парадоксами, свойственными самой транссексуальности. Их обсуждение поможет решить неясный до сих пор вопрос о природе нарушений половой идентификации, а это, в свою очередь, прольёт свет на выбор наиболее эффективного лечения транссексуалов. Как же соотносятся друг с другом транс- и гомосексуальность? Нет ли в основе водораздела между гомо- и транссексуальностью невротической подоплёки? Несовместимы ли они, как это представляется на первый взгляд, или между ними есть нерасторжимая связь, составляющая самую суть транссексуальности?


Демонстративная гомофобия почти неотъемлемая черта транссексуалов. При этом она настолько комична и гипертрофированна, что привлекает особое внимание сексолога.

Представьте себе разменявшего третий десяток транссексуала М/Ж ТС (MtF), намного превосходящего своими габаритами и утрированной женственностью Калягина в фильме «Здравствуйте, я ваша тётя!». Однажды, задолго до лечения, пациент отправился на "плешку" к геям, чтобы попробовать вступить в связь с мужчиной. К нему подошёл парень и приобнял за плечи. Реакция пациента была мгновенной и абсолютно неожиданной для его ухажёра. «Что вы, мужчина?!!!» – негодующе воскликнул он, отпрянув от парня. В своём рассказе об этом происшествии «пострадавший» повторил театральный жест с воздетыми руками, которым он как бы открещивался от «маньяка». И этот жест, и широко раскрытые глаза, как бы полные ужаса и возмущения, и чересчур эмоциональный возглас – всё было гротескно и комично. Да, разумеется, он готов вступить в половую связь с мужчиной, но только не с геем («Боже сохрани!!!»). Он, разумеется, отдастся "настоящему" мужчине как женщина, хотя и не имеющая влагалища.

Эстрадный комик, пародирующий прекрасный пол, имел бы у публики бешеный успех, выступив с подобным номером. Кстати, в ходе гормонального лечения пациент в своей женской ипостаси стал куда естественнее и гармоничнее, чем прежде. Миловидное лицо вполне гармонировало с её массивной комплекцией. Вот только повторно отторгшееся искусственное влагалище да крайняя волосатость – гипертрихоз в области груди и живота, мохнатые конечности – всё это мешало достичь полного счастья. Тем не менее, половая связь всё-таки осуществилась. Пациентка настойчиво уверяла меня, что её избранник – настоящий мужчина, а не какой-нибудь извращенец. При этом явная нестандартность половой близости нисколько не смущали её. Красноречивая "слепота"!

Как и банальная гомофобия, ненависть транссексуалов к геям имеет очевидную невротическую природу, но между ними есть и отличие. Согласно данным опроса "Левада-Центр", 74% россиян убеждены, что геи и лесбиянки - это "морально распущенные или психически неполноценные личности". Лишь 15% признают за ними сексуальную ориентацию, имеющую равное с обычной право на существование. В основе гомофобии лежит неприятие всего "иного", но чаще всего её вызывает страх перед собственной тщательно скрываемой "мужской неполноценностью". Недаром гомофобы могут группой изнасиловать подлинного или мнимого гея, обзывая его "шлюхой", избивая и всячески унижая его. По отдельности же они нередко вступают в интимную связь с мужчиной в пассивной роли. Транссексуалы, казалось бы, чураются геев также яростно, как и обычные гомофобы, не замечая при этом, что их любовная связь ничем не отличается от однополой, по крайней мере, до их хирургической трансформации. При этом между геями и транссексуалами могут возникнуть и вовсе неожиданные отношения.

Напомню историю Саши, Ж/М–ТС (FtM), рассказанную в «Гордиевом узле». «Все, не задумываясь, принимают стройного длинноногого красавца с серьёзным лицом и огромными серыми глазами за юношу. К Саше льнут девчонки и мужчины-геи. Саша носит мужскую одежду и настаивает на смене пола. Собственные нормально развитые женские грудные железы он (она) считает косметическим дефектом и настаивает на их ампутации. У Саши есть кое-какой половой опыт. С несколькими из подруг, которые ей нравились, у неё были любовные связи, причём, лаская друг дружку, обе испытывали чувство оргазма. Примечательно, что подруги бросили ради Саши своих мальчиков.

Никого из них не оттолкнуло, что они вступали в гомосексуальную связь. Но полного счастья это не приносит: несмотря на то, что ласки грудных желёз, сосков, половых органов и других эрогенных зон приводят к оргазму, Саша одновременно испытывает и чувство дискомфорта. В частности, она стыдится, по крайней мере, поначалу, обнажаться перед новой подругой, поскольку та увидит её женскую грудь».

Саша ненавидит геев и лесбиянок лютой ненавистью, невротически упуская из виду, что все его (её) любовные связи носят именно гомосексуальный характер. И вот как то случилась история, которая глубоко оскорбила и ожесточила Сашу. Подвела привычка добиваться превосходства в самых "мужских" пристрастиях и поступках, в том числе и в выпивке. Однажды на вечеринке опьянение привело Сашу в беспомощное состояние.

Этим воспользовался один из её участников. Будучи геем, он "положил глаз" на "прекрасного принца" и, заметив его опьянение, уволок Сашу в тёмную комнату, где и осуществил половую близость. «Так ему и надо! Он теперь стал педерастом!» – так наивно горячилась Саша, рассказывая мне обо всём. Моя версия случившегося примерила её с обидчиком. «Саша, – сказал я. – Вы ведь не будете отрицать, что он вступил с Вами в половую связь как с юношей. До самого последнего момента он принимал Вас за гея.

Когда, раздев Вас, он не обнаружил у Вас члена, он, тем не менее, не устоял перед Вашей юношеской красотой и пренебрёг Вашей женской анатомической природой». Ярость из глаз Саши мгновенно исчезла. "Подлый пидор" был прощён.

Утрированная гомофобия транссексуалов, конечно же, является интернализованной, то есть она с самых ранних лет усваивается тем, кто в иных условиях должен бы идентифицировать себя как гомосексуал. Об этом свидетельствуют наблюдения за пациентами, чьи нарушения половой идентификации наблюдались с раннего детства. В «Стандартах оказания медицинской помощи», на которой строится лечение транссексуализма на Западе, перечисляются главные признаки такого расстройства у детей. «Девочки проявляют постоянный и интенсивный дистресс из-за того, что они – девочки. Пациентка испытывает желание стать мальчиком или настаивает на том, что она – мальчик. Ей свойствен хотя бы один из следующих проявлений нарушения половой идентичности:

– отвращение к ношению женской одежды и настоятельная потребность носить мужскую;

– отвержение собственных женских анатомических структур с утверждением, что у неё есть или вырастет пенис;

– отказ мочиться сидя (по-женски);

– нежелание, чтобы у неё росла грудь и начинались месячные».

Напоминаю, что речь, идёт о девочках, не достигших пубертата.

Для мальчиков характерны похожие чувства и формы поведения. «Мальчик испытывает постоянный и интенсивный дистресс из-за того, что он – мальчик. Он хочет стать девочкой или, что бывает реже, настаивает на том, что он – девочка. Мальчику свойственны:

– увлечённость типично женскими видами деятельности, что проявляется в склонности к переодеванию или подражанию женским нарядам, в настойчивом желании участвовать в играх и развлечениях девочек, отвержение мальчишеских игрушек, игр и видов активности;

– постоянный отказ от мужских анатомических структур, свидетельством чему являются утверждения:

– он вырастет и станет женщиной;

– его пенис и яички отвратительны и они исчезнут;

– было бы лучше не иметь пениса и яичек».

Казалось бы, что дети с подобными желаниями и формами поведения неминуемо вырастут транссексуалами. На деле же, у большинства из них желание изменить пол с возрастом пропадает без лечения. Но при этом подавляющее большинство из них вырастает гомосексуалами. Лишь у сравнительно немногих биологических мужчин и женщин отказ от собственного пола и требование его смены становятся всё интенсивнее.

В России точная частота транссексуализма не установлена. В Германии 2, транссексуалов приходится на 100000 совершеннолетних граждан, причём соотношение полов – мужчин, становящихся женщинами, по отношению к женщинам, становящихся мужчинами, – 2,3:1. В Голландии 1 М/Ж ТС (MtF) приходится на 37000 мужчин и 1 Ж/М ТС (FtM) на 107000 женщин. Речь, таким образом, идёт о достаточно редком феномене.

Вспомним, к примеру, что "ядерная" гомосексуальность наблюдается у 4% населения, причём в больших городах она достигает 9% среди мужчин и 3% среди женщин.

О родстве "ядерной" гомосексуальности и транссексуальности свидетельствует одинаковое соотношение мужчин и женщин среди гомо- и транссексуалов;

множество сходных черт поведения;

практическое совпадение признаков гомо- и транссексуальности, полученных в экспериментах на животных. Любопытный факт: суки, получавшие в критический период половой дифференциации их мозга андрогены, становясь взрослыми, мочатся "по-кобелиному", поднимая заднюю ногу (эксперименты Мартина и Валле).

Самцы собак, развивавшиеся в условиях дефицита зародышевых мужских половых гормонов, мочатся "по-сучьи", приседая на задние лапы (Нойманн и Стейнбек). У тех и других половое возбуждение возникает в присутствии особи одного с ними пола.

В полной мере на природу транссексуальности проливает свет история с её экспериментальной моделью, полученной на человеке. Она известна всем, кто интересуется проблемой гомо- и транссексуальности. Речь идёт об одном из братьев близнецов, который в возрасте восьми месяцев из-за крайне неудачного хирургического лечения фимоза (чересчур узкого отверстия крайней плоти) лишился большей части полового члена. Родители обратились за советом к специалистам, а те рекомендовали им избавить ребёнка от мужских гениталий окончательно, с тем, чтобы вырастить его девочкой. Всё это и было неукоснительно выполнено, поскольку в качестве авторитетного консультанта пригласили Джона Мани. Он же руководствовался своей концепцией, согласно которой смена пола может быть осуществлена у детей на первом году жизни без каких-либо трудностей;

требуется лишь психологическая подготовка родителей. Кстати в эту концепцию до сих пор верят психологи, как западные, так и наши.

Случай превращения Джона в Джоан в течение долгих лет приводился как хрестоматийный пример «профессионально обоснованного» выбора лечебной тактики и как доказательство того, что половая идентичность определяется исключительно воспитанием. К конфузу сторонников подобных воззрений, нашлись скептики, разыскавшие "хрестоматийную пациентку". Проверка установила ошибочность публикаций. "Девочка", вопреки полученному воспитанию, чувствовала себя мальчиком и носила мужскую одежду. Поскольку она мочилась стоя, "урода" изгнали из женского туалета. Не стоит перечислять все невзгоды и обиды, доставляемые Джоан её женским полом. Так продолжалось до 14 лет, пока родители не покаялись в своём самоуправстве.

Вновь нашедший себя Джон стал готовиться к операции по восстановлению природного пола. В 25 лет ему удалили грудные железы, выращенные с помощью женских половых гормонов, и сделали фаллопластику (операцию по созданию искусственного полового члена). Разумеется, молодой человек получал андрогены (ведь его кастрировали на первом году жизни) и формировал своё тело по мужскому типу физическими упражнениями. В том же 25-летнем возрасте Джон женился и усыновил детей жены.

Таков этот весьма показательный "эксперимент" (речь, повторяю, идёт об экспериментальной модели транссексуальности). Его результаты неопровержимо свидетельствуют о функционировании нервных центров, формирующихся у зародыша в ходе половой дифференциации его мозга и определяющих в дальнейшем как сексуальную ориентацию, так и половую идентификацию индивида. Находятся они в той области головного мозга, которая называется гипоталамусом. Характер этих важнейших свойств личности закладывается в утробе матери во втором триместре её беременности. Болезни матери (порой даже обычный грипп), приём ею гормональных и психоактивных препаратов, стрессы, перенесенные в этом периоде беременности, приводят к выбросу в кровь катехоламинов, гормонов надпочечников и других веществ, которые подавляют функцию яичек зародыша. В основе этого явления лежит биологическая закономерность, свойственная как животным, так и человеку. Когда речь идёт об угрозе для здоровья и жизни, функция гипоталамуса и гонадотропная активность гипофиза переключается на функцию защиты биологической особи. При этом центры головного мозга зародыша, определяющие в дальнейшем его сексуальную ориентацию и половую идентификацию, получая мало андрогенов, развиваются по гомосексуальному типу. Обсуждать роль "генов гомосексуальности", повышающих порог чувствительности рецепторов нейронов к андрогенам, и о формировании женской гомосексуальности здесь не место. Я предлагаю прочитать об этом в моей книге «Гордиев узел сексологии». Здесь же важнее другое.

Вопреки полученному воспитанию и приёму женских половых гормонов, Джон сохранял влечение к женщинам (что казалось окружающим гомосексуальностью) и настаивал на том, что он – мужчина (что расценивалось как транссексуализм). Это объясняется тем, что во внутриутробном периоде яички обеспечивали нормальный уровень андрогенов, нужный для процессов дефеминизации и маскулинизации его мозга.

Если так, то почему же при нарушенном уровне мужских половых гормонов, избыточном для биологических женщин и недостаточном для мужчин, в одних случаях развивается транссексуализм, а в других формируется гомосексуальность без малейшего стремления к смене пола?

Этому феномену можно дать следующее объяснение. Рано почувствовав своё выпадение из рамок интересов и поведения, предписываемых ему его полом, ребёнок вначале считает, что он стал жертвой ошибочного определения его половой принадлежности. В дальнейшем же, отрекаясь от всеми осуждаемого сексуального меньшинства, индивид становится яростным гомофобом, подчёркивая тем самым, что он (или она) в гораздо большей мере руководствуется желанием получить статус представителя противоположного пола, чем одержим жаждой сексуальной близости с лицами, принадлежащему к его биологическому полу.

Не следует думать, что гомофобное воспитание сводится только к окарикатуриванию и пристрастному "разоблачению" геев и лесбиянок, не имеющему ничего общего ни с теорией, ни с практикой сексологии, психологии и социологии. В качестве примера приведу косноязычные "перлы" Дили Еникеевой: «Что бы ни говорили сами гомосексуалы о том, что каждый человек имеет право на свободу сексуального поведения, как психиатр, не могу с этим согласиться. … Сам по себе гомосексуальный половой акт – отвратительное и противоестественное явление. Анус (заднепроходное отверстие) дан природой отнюдь не для удовлетворения своих низменных влечений. Поэтому психиатры рассматривают гомосексуальное влечение как патологию, а не как вариант нормы, как пытаются доказать сами гомосексуалы». Это, так сказать, "тяжёлая артиллерия", бьющая в упор по душам бедных детей и подростков. Но чтобы заполучить интернализованную гомофобию, можно обойтись и без малограмотных болезнетворных опусов медиков-гомофобов. Для ребёнка вполне достаточно выслушивать на каждом шагу уничижительные замечания в адрес "мальчиков, похожих на девчонок", и "девочек, ведущих себя как хулиганы-мальчишки", замечать косые взгляды в свою сторону и т. д.

Всего этого с избытком хватает, чтобы приобрести страх перед гомосексуальностью и желание отмежеваться от "этих изгоев", "всеми презираемых" представителей сексуальных меньшинств. Со временем усвоенная (интернализованная) гомофобия продолжает усугубляться лживыми измышления окружающих в адрес геев, «наездами» церковников, обидными анекдотами в адрес "педерастов" и т. д.

Словом, "из огня да в полымя! " – бедный ребёнок вырастает не геем, а транссексуалом. А ведь транссексуалам живётся куда хуже, чем геям и лесбиянкам. Они кончают жизнь самоубийством намного чаще, чем гомосексуалы. По клиническим материалам одного из ведущих знатоков транссексуальности Фридеманна Пфаффлина, «54,8% из МЖ–ТС (MtF) и 46,5% из ЖМ–ТС (FtM) предпринимали одну или несколько суицидальных попыток перед лечением или в его процессе. Депрессии было подвержено 45,4% из МЖ– и 14% из ЖМ–ТС. Злоупотребление алкоголем, медикаментами и наркотиками имели место у 35,6% из МЖ– и 21% из ЖМ–ТС. 16,7% из транссексуалов предпринимали попытки нанести себе телесные повреждения».

На формирование транссексуальности оказывают влияние не только биологические факторы и невротический страх перед гомосексуальностью (гомофобия). Существенны и другие психологические моменты. Так Пфаффлин пишет: «Согласно психоаналитическим объяснительным моделям, существенную роль в транссексуальном развитии играет глубокое нарушение взаимодействия мать–дитя в первые годы жизни. В рамках психоаналитической теории развития противоположная половая идентификация может пониматься как проективная идентификация с родителем противоположного пола, который воспринимался или представлялся в фантазиях более властным;

подобная идентификация может служить для защиты от вызываемого родителем страха. Родитель того же пола воспринимается как более слабый, поэтому положительная идентификация с ним не происходит».

Подобные факты известны всем, кто лечит транссексуалов. Могу, например, привести любопытный пример взаимоотношений моего пациента (пациентки) Жени, Ж/М ТС (FtM), с его (её) родителями. «Отца я ненавидел. У меня была кошка. Как же я любил её, а она меня! Когда родители на меня орали, она мстила им – пробиралась в их комнату и мочилась там. Часто мочилась в ботинок отца, что меня безумно веселило. Однажды в Новогоднюю ночь я спал, а отец выбросил её с балкона. Как же такое возможно?! Я ненавижу его за этот поступок. Представляете, я проснулся, стал искать свою кошку.

Ходил, искал до самого вечера. Потом мы пошли в гости. Я места себе не нахожу. Пошли домой. Мама говорит: «Почему ты такая грустная?» Я отвечаю: «Васю не могу найти». А она мне: «Её папа выбросил с балкона». Так сказать своему ребёнку! До сих пор чувствую боль внутри;

нет у меня для отца оправдания!»

Такое отношение к родителям вполне могло бы стать причиной психогенного нарушения половой идентичности. Но у Жени, как и у всех транссексуалов, психогенные факторы наслоились на биологическую основу (последствия нестандартного процесса половой дифференциации головного мозга).

Внешне мой пациент выглядит как удивительно гармоничный грациозный юноша с мужской походкой и мужскими жестами;

у него прекрасно развита мускулатура. Женю (как и Сашу) принимают за юношу все окружающие, мужчины и женщины. А те, кто хорошо осведомлён о его анатомическом женском поле, забывают об этом в присутствии Жени. Слишком уж далеки от женских его внешность, манера держаться и говорить. С детства он дружил только с мальчиками, гонял с ними футбол, впутывался во всевозможные мальчишеские авантюры. «Я любил драться, гордился тем, что запросто бил парней». Кстати, с годами Женя стал драться и с отцом. С половым созреванием пришло влечение к женщинам, вначале романтическое, а затем наладилась и настоящая любовная связь. Подруга Жени, по-видимому, бисексуальна. Это мучило моего пациента.

«Я не лесбиянка!» – настойчиво утверждает Женя. Кстати, в отрочестве он дружил с одним подростком по типу «водой не разольёшь». «Он по дружбе уговорил меня пойти с ним на половой контакт. Мне это абсолютно не понравилось!» – признаётся Женя.

Ненависть к собственному полу и отсутствие перспектив обзавестись дружной и верной семьёй вызвали развитие депрессии;



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.