авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«Министерство образования и науки Российской Федерации Нижегородский государственный педагогический университет А.А. Шавенков Дуалистичность ...»

-- [ Страница 2 ] --

Необходимо отметить, что в различных отечественных психологических школах понятие "личность", и тем более соотношение биологического и социального в личности, их роль в психическом развитии, трактуются по-разному. Например, в работах московских ученых чаще всего можно встретить мнение о том, что социальные детерминанты играют более значимую роль в развитии и формировании личности. В то же время в работах представителей из Санкт Петербургского университета доказывается идея о равной значимости для развития личности социальных и биологических детерминант. Но, несмотря на несовпадение взглядов на отдельные аспекты исследования личности и учитывая то, что представителями санкт-перербургской школы признается доминирующая роль социальных факторов, в целом эти две позиции скорее дополняют друг друга, чем противоречат.

Нам близки позиции известного отечественного психолога Б.Ф.

Ломова (82, с. 136-138). Его взгляды на данную проблему сводятся к следующим основным положениям. Во-первых, исследуя индивида нельзя ограничиваться только анализом отдельных психических функций и состояний. Все психические функции должны рассматриваться в контексте формирования и развития личности. В этой связи проблема соотношения биологического и социального выступает преимущественно как проблема соотношения организма и личности.

Во-вторых, следует иметь в виду, что одно из этих понятий сформировалось в рамках биологических наук, а другое – в рамках социальных наук. Однако и то и другое относится одновременно к человеку и как представителю вида Homo sapiens, и как члену общества.

Вместе с тем в каждом из этих понятий отражены разные системы свойств человека: в понятии организм – структура человеческого индивида как биологической системы, а в понятии личность – включенность человека в жизнь общества.

В-третьих, как уже неоднократно отмечалось, исследуя формирование и развитие личности, отечественная психология исходит из того, что личность – это социальное качество индивида, в котором предстает человек как член человеческого общества. Вне общества это качество индивида не существует, а потому вне анализа отношений "индивид общество" оно не может быть понято. Объективным же основанием личностных свойств индивида является система общественных отношений, в которой он живет и развивается.

В-четвертых, формирование и развитие личности необходимо рассматривать как усвоение ею социальных программ, сложившихся в данном обществе на данном этапе его исторического развития. При этом надо иметь в виду, что этот процесс направляется обществом при помощи специальных социальных институтов, в первую очередь системы воспитания и образования.

Исходя из этого, можно сделать следующий вывод: факторы, определяющие характер развития индивида, имеют системный характер и отличаются высокой динамичностью, т.е. на каждом этапе развития они играют различную роль. При этом они содержат как социальные, так и биологические детерминанты. Попытка представить эти детерминанты как сумму двух параллельных или взаимосвязанных рядов, определяющих характер психического развития индивида, - это слишком сильное упрощение, которое может исказить суть дела.

Хотя некоторые психологи считают, что вряд ли существует какой либо универсальный принцип организации взаимосвязи психического и биологического. Мы считаем, что таким принципом может быть такая базисная характеристика личности как дуалистичность индивидуализм-коллективизм. Изучение формирования и развития баланса И-К в личности показывает, на сколько эти связи между биологическим и психологическим многоплановы и многогранны.

Биологическое может выступать по отношению к психическому как его некий механизм, как предпосылка развития психического, как содержание психического отражения, как фактор, влияющий на психические явления, как причина отдельных актов поведения, как условие возникновения психических явлений и т.д. на основе социальных явлений. Судя по наличию дуалистичности уже у самых примитивных живых организмов, можно предположить, что коллективистская составляющая дуалистичности является основой для развития всех социальных качеств личности. И если говорить о том, что первично, то ответ совершенно очевиден – биологическая сущность человека.

Известно, что условия жизни человека в самом широком понимании этого термина могут оказывать значительное влияние на реализацию генотипической программы (42, с. 7) Если говорить приближенно без учета многих деталей то, можно сказать, что сама характеристика И-К отражает тесную взаимосвязь биологического и социального. Очевидно, что индивидуализм на прямую связан с биологическим, так как в личности он как бы отвечает и за сохранение самой жизни в индивиде, обладающем данной личностью. При переходе к коллективистской составляющей личности преобладающими явно становятся духовные социальные особенности данной личности. Конечно же, индивидуализм и коллективизм на столько тесно переплетаются, что нельзя ни в коем случае разделить их по принадлежности только к биологической или социальной сущности человека.

Развитие личности – это процесс ее формирования как социального качества индивида в результате его социализации и воспитания. Обладая природными анатомо-физиологическими предпосылками к становлению личности, в ходе социализации ребенок вступает во взаимодействие с миром, овладевая достижениями человечества. Но нельзя забывать, что одновременно с социализацией идет и природное физическое развитие индивида, которое в значительной степени влияет на социализацию.

Биологические факторы безусловно играют важную роль в развитии личности. Если мы посмотрим на вышеупомянутую структуру личности, то самоочевидным это влияние будет на способности и на темперамент личности. Давно известно, что любые выдающиеся способности, в основном, бывают врожденными. При благоприятных обстоятельствах они могут очень быстро развиваться. Например, музыкальные способности можно развивать фактически у любого человека, но в зависимости от природных задатков уровень достижения будет очень разным. То же самое и с другими видами способностей. Темперамент также передается по наследству, хотя при целенаправленном воздействии через воспитание и образование могут происходить определенные изменения, но основа остается наследственной.

Хорошо известно, что даже внешность человека может наложить определенный отпечаток на его психическое развитие. К сожалению, сегодня почти не существуют строгие научные исследования, касающиеся этой области, но известно как много внимания уделяют своей внешности подростки в тот самый период, когда особенно активно формируется их личность. В то же время нужно признать, что социальные факторы, видимо, играют доминирующую роль при формировании и развитии личности и в этом возрасте.

В отечественной психологии принято считать, что развитие личности происходит в процессе социализации и воспитания. Поскольку человек – существо социальное, то неудивительно, что с первых дней своего существования он окружен себе подобными, включен в разного рода социальные взаимодействия.

Развитие личности осуществляется в деятельности, управляемой системой мотивов, присущих данной личности. Эта система формируется прежде всего под воздействием главной движущей силы развития личности и человека вообще – потребности в саморазвитии.

Эта потребность является настолько базисной, что она проходит как ведущая и формирующая потребность на всех ступенях развития личности: начиная с физического развития индивида и заканчивая высочайшей духовной ступенью развития самореализацией.

Деятельностно-опосредованный тип взаимоотношений, складывающийся у человека с наиболее референтной группой (или лицом), - определяющий, ведущий фактор развития. Как предпосылка и результат развития личности выступают потребности. Его движущей силой служит внутреннее противоречие между растущими потребностями и реальными возможностями их удовлетворения.

Система межличностных отношений в группах порождает противоречие между потребностью индивида в персонализации и объективной заинтересованностью референтной группы принимать лишь проявления его индивидуальности, соответствующие ценностям, задачам и нормам функционирования и развития этой общности. Это противоречие снимается в совместной деятельности. Здесь становится очевидным вывод А.Н. Леонтьева об единстве сознания, личности, деятельности (77).

В самом общем виде развитие личности можно представить как процесс вхождения человека в новую социальную среду и интеграции в ней как результат этого процесса. Когда индивид входит в относительно стабильную социальную общность, он при благоприятных обстоятельствах проходит три фазы личностного становления:

1) адаптация;

2) индивидуализация;

3) интеграция.

Поскольку данные три фазы при последовательном или параллельном вхождении индивида в различные группы многократно повторяются, закрепляются соответствующие личностные новообразования, в результате складывается достаточно устойчивая структура личности.

Первый опыт социального общения человек обычно приобретает в рамках своей семьи еще до того, как начинает говорить. В последующем, являясь частью социума, человек постоянно приобретает определенный субъективный опыт, который становится неотъемлемой частью его личности. Этот процесс, а также последующее активное воспроизводство индивидом социального опыта называется социализацией.

В отечественной психологии социализация не рассматривается как механическое отражение непосредственно испытанного или полученного в результате наблюдения социального опыта. Усвоение этого опыта субъективно: восприятие одних и тех же ситуаций может быть различным. Разные личности могут выносить из объективно одинаковых ситуаций различный социальный опыт, что является основой другого процесса – индивидуализации, который является частью процесса формирования баланса дуалистичности (И-К).

Процесс социализации, а следовательно и процесс формирования и развития личности, может осуществляться как в рамках специальных социальных институтов, например в школе, так и в различных неформальных объединениях.

Важнейшим институтом социализации личности, а значит и фактором развития личности, является семья. Именно в семье, в окружении близких людей, закладываются основы личности человека. Очень часто мы можем встретить мнение, что основы личности закладываются в возрасте до трех лет. В этот возрастной период у человека не только происходит бурное развитие психических процессов, но он также получает первый опыт и навыки социального поведения, которые остаются у него до конца жизни. Кстати, при благоприятных условиях в семье могут получить наилучшую возможность развитие врожденных способностей, заложенных в генах. Это может происходить благодаря схожести генной структуры ближайших родственников. Часто так и бывает: в семье музыкантов вырастают музыканты, в семье актеров – актеры и т.д. Хотя это далеко необязательно, так как социальная среда может очень сильно влиять на наследственность.

В зависимости от возраста личности особенности ее формирования могут отличаться на разных этапах развития. Очень важным этапом становления личности является подростковый возраст и ранняя юность.

Как раз в это время происходит личностное самоопределение большинства молодых людей. Правильное понимание такой собственной характеристики как баланс И-К может помочь им лучше понять себя и других и возможно осознанно заняться самовоспитанием и саморазвитием собственной личности.

Считается, что в этом возрасте дети начинают "бунтовать" и вступать в серьезные конфликты с родителями и другими членами семьи. Но как внутренние эмоциональные бури, так и конфликты между тинэйджерами и родителями не являются неизбежной составляющей развития. Хотя эмоциональная дистанция между подростками и родителями имеет тенденцию увеличиваться на протяжении отрочества, когда подростки претерпевают физические метаморфозы пубертата, это необязательно ведет к бунту и неприятию родительских ценностей. В исследовании 6000 подростков из 10 стран (Австралии, Бангладеш, Венгрии, Израиля, Италии, Японии, Тайваня, Турции, США и бывшей Западной Германии) предлагалось заполнить опросник, в котором среди прочих вопросов был вопрос, о том, как подростки воспринимают отношения в своих семьях. Оказалось, что подавляющее большинство подростков во всех странах ладят со своими родителями и положительно относятся к своим семьям. Только небольшой процент респондентов согласился со следующими негативными утверждениями:

1.Мои родители стыдятся меня (7%);

2.Я давно имею зуб на своих родителей (9%);

3.Очень часто я чувствую, что у меня плохая мать (9%);

4.Мои родители в будущем разочаруются во мне (11%);

5.Очень часто я чувствую, что у меня плохой отец (13%). (59, с. 59) Ответы респондентов отличаются в зависимости от того, в какой стране живет подросток, что указывает на важность культурного контекста развития в юности. Среди участников данного исследования у израильской молодежи, например, наиболее благоприятные отношения в семье. Возможно, это отражает то особое значение, которое традиционная еврейская культура придает внутрисемейным связям, т.е.

коллективистской составляющей баланса И-К. Результаты этого исследования ставят под сомнение взгляды Фрейда о неизбежности возрастных конфликтов, вызываемых биологическим влечением.

Хотя эти исследования проводились за рубежом, можно предположить, что результаты такого исследования в России дали бы приблизительно те же результаты, так как сегодня наши семьи находятся в похожей ситуации.

Важным фактором развития личности в этом возрасте является стремление подростков к самостоятельности и автономии, что опять отражает процесс развития дуалистичности, точнее индивидуализма как ее составляющей.

Определение автономии, основанное на свободе от родительского влияния, сегодня нуждается в пересмотре. Понятие независимости должно учитывать продолжающееся влияние родителей на детей в период отрочества-юности и даже позже. Один из современных подходов к данному вопросу выражается в определении автономии как саморегуляции. Независимость подразумевает способность выносить свои собственные суждения и регулировать свое поведение. Сегодня многие подростки именно это и учатся делать в процессе своего развития. Они подвергают переоценке правила, ценности и границы, усвоенные ранее дома и в школе. Иногда они наталкиваются на резкое сопротивление со стороны родителей, которое может привести к конфликту. Чаще родители участвуют в этом процессе вместе с детьми, сводя к минимуму зоны конфликта и, помогая подросткам развить независимое мышление и саморегулируемое поведение. Понимание сущности характеристики И-К может заметно облегчить этот процесс.

Человек становится взрослым в процессе постепенного преобразования, и оно требует от него способности быть одновременно независимым и взаимозависимым. Все социальные отношения являются взаимозависимыми. Например, трудовые отношения – хозяева зависят от рабочих, производящих товар, а рабочие зависят от хозяев, управляющих предприятием так, чтобы все они получали регулярный доход. Взаимозависимость предполагает долгосрочные обязательства и взаимную преданность, которые служат отличительным признаком человеческого существования. С течением времени подростки, благодаря семье и другому важному фактору развития личности – школе, развивают способность сочетать обязательства перед другими, лежащие в основе взаимозависимости, с чувством Я, составляющим основу независимости. Таким образом идет активное формирование определенного баланса И-К у растущей личности.

В отрочестве и юности новые познавательные возможности мышления на уровне формальных операций позволяют подросткам проанализировать те социальные роли, которые им приходится играть, увидеть в некоторых противоречия и конфликты и реструктурировать их с целью построения новой модели идентичности. Иногда этот процесс требует отказа от старых ролей и установления новых отношений с родителями, братьями и сестрами, друзьями и сверстниками.

Многие свои представления о подходящих ролях и ценностях подростки получают от референтных групп. Референтные группы могут состоять из близких людей, которых они видят каждый день, или представлять собой более широкие социальные группы, чьи установки и идеалы подростки разделяют, например религиозные, этнические группы, группы людей, принадлежащих к одному поколению или объединенных общими интересами. Человек сравнивает себя с референтной группой, широкой или узкой, и принимает или отвергает ее ценности. От референтной группы видимо и зависит в большой степени коллективистская составляющая баланса И-К.

На этом же важном этапе развития личности все большую роль могут играть взаимоотношения подростка с другими референтными группами (не семейными и не школьными).

Подростки должны прийти к соглашению со множеством референтных групп. Группы, появляющиеся сами собой, например семья, соседская или школьная компания, больше не устраивают или не удовлетворяют их. Отсюда отношения подростка с семьей, этнической группой или группой сверстников могут вступать в противоречия. Через разрешение этого противоречия и борьбы между индивидуалистскими и коллективистскими факторами, на которые влияют противоречия в сфере потребностей, формируется определенный баланс И-К, часто сохраняющийся на всю жизнь.

Иногда подростка привлекают ценности и установки одного человека, а не целой группы. Этот человек, называемый "значимый другой", может быть близким другом, любимым учителем, старшим братом или сестрой, звездой кино или спорта или кем-либо еще, чье мнение очень ценно для подростка. Хотя влияние значимого другого может сказываться на любой стадии жизни, часто наибольшей силой оно обладает в отрочестве, когда подросток активно ищет модели для подражания и таким образом старается удовлетворить потребность в развитии своей индивидуальности.

Таким образом, подростки окружены сбивающим с толку разнообразием ролей, предлагаемых многочисленными референтными группами и значимыми другими. Эти роли должны быть интегрированы в личную идентичность, а противоречащие ей – либо приведены в соответствие, либо отброшены. Процесс формирования идентичности существенно осложняется, когда имеет место конфликт между ролями (например, между ролью члена группы сверстников, любящих "поприкалываться", и ролью отличника) или значимыми другими (например, приятелем девушки и ее старшей сестрой).

Все упомянутые факторы оказывают значительное влияние на развитие личности и помогают формировать идентичность (личностное самоопределение), которое выражается в развитии определенного баланса И-К. Часто выделяют 4 основных варианта или состояния формирования идентичности. Этими 4 вариантами, или статусами идентичности, являются предрешенность, диффузия, мораторий и достижение идентичности. Они определяются с учетом двух факторов:

прошел ли индивидуум через период принятия собственных решений, называемый кризисом идентичности (формирование индивидуалистской составляющей), и связал ли он себя твердыми обязательствами относительно сделанного им выбора системы ценностей или будущей профессиональной деятельности (формирование коллективистской составляющей).

Следует отметить, что процесс социализации осуществляется постоянно и не прекращается даже в зрелом возрасте. По характеру своего протекания социализация личности относится к процессам с неопределенным концом, хотя и с определенной целью. Отсюда следует, что социализация не только никогда не завершается, но и никогда не бывает полной. Это скорее всего происходит из-за очень быстрого развития самого общества, в котором находится субъект. Ему, если он чувствует необходимость идти в ногу со временем, приходится постоянно корректировать курс своей социализации. Поэтому можно говорить и о возможном колебании баланса И-К у отдельной личности, что зависит опять от ее наследственных данных и окружающей среды.

Например, если у субъекта от природы сильна потребность в саморазвитии и он ощущает как меняется социальная ситуация вокруг него, возможно, и его баланс И-К может измениться в ту или иную сторону в зависимости от взаимодейственного влияния всех вышеназванных факторов.

Одной из центральных проблем теории развития личности является проблема самоактуализации личности. В настоящее время принято считать, что основополагающее свойство зрелой личности заключается в потребности к саморазвитию, или самоактуализации. Идея саморазвития и самореализации является центральной или, по крайней мере, чрезвычайно значимой для многих современных концепций о человеке.

Например, она занимает центральное место в гуманистической психологии. В наших работах (175, 176) начала 90-х годов мы уже писали, что потребность в саморазвитии является базисной потребностью любой нормальной личности, любого здорового индивида (субъекта). Просто некоторые люди осознают ее и сознательно ее удовлетворяют, а другие делают это бессознательно. Самое главное то, что эта потребность присуща не только зрелой личности, а любой личности на любом этапе ее развития, но в зависимости от осознанности и ее природной (врожденной) силы у разных людей она может проявляться по-разному. Таким образом, она одних приводит к полной реализации их потенциала - самоактуализаци, а другие почти "топчутся" на месте.

Рассматривая проблему развития личности сегодня, авторы, как правило, стремятся определить причины, обусловливающие развитие человека. Сегодня уже многие исследователи считают движущей силой личностного развития комплекс разнообразных потребностей. По нашему твердому убеждению среди этих потребностей особое место занимает потребность в саморазвитии. Она и является главной движущей силой развития личности. Стремление к саморазвитию не означает стремление к какому-то недостижимому идеалу. Наиболее важно стремление личности добиться конкретной цели или определенного общественного статуса. Чаще всего все остальные потребности личности являются сопутствующими и удовлетворяются по мере удовлетворения потребности в саморазвитии.

Когда потребность в саморазвитии принимает у человека осознанный характер, она становится существенным фактором дальнейшего развития личности. Проблема осознанности той или иной потребности очень тесно связана с тезисом о единстве сознания, личности и деятельности. Фактически осознание личностью определенной потребности происходит по-настоящему только при деятельности, связанной с удовлетворением этой потребности. Только после этого она может стать осознанной сознанием. Раньше считалось, что для осознания чего-либо достаточно довести до сознания определенное знание, например, о потребности и она станет осознанной. Но в нашем исследовании (175) в 1993 году нам удалось показать, что этого недостаточно. Нужна обязательно соответствующая деятельность для настоящего осознания, т.е. такого знания и понимания, когда субъект целенаправленно начинает заниматься деятельностью по удовлетворению данной потребности. Мы считаем, что не существует настоящего осознания без соответствующей деятельности.

Другим вопросом, рассматриваемым в рамках общих проблем развития личности, является вопрос о степени устойчивости личностных свойств. В основе многих теорий личности лежит предположение о том, что личность как социально-психологический феномен представляет собой жизненно устойчивое в своих проявлениях образование. Именно степень устойчивости личностных свойств определяет последовательность ее действий и предсказуемость ее поведения в определенных ситуациях, придает ее поступкам закономерный характер.

Ответ на вопрос об устойчивости свойств личности весьма неоднозначен. У одних свойств, как правило, тех, которые были приобретены в более поздние периоды жизни и малосущественны, устойчивости фактически нет;

у других личностных качеств, чаще всего приобретенных в ранние годы и так или иначе обусловленных органически, она есть. Это еще раз доказывает важность таких факторов развития личности как семья и школа, которые могут оказывать определенное целенаправленное воздействие с самого раннего возраста.

В большинстве исследований, посвященных проблеме устойчивости личностных качеств, отмечается, что реальное поведение личности, как устойчивое, так и изменчивое, существенно зависит от постоянства социальных ситуаций, в которых находится человек.

Видимо также от постоянства социальных ситуаций могут зависеть и определенные колебания баланса И-К. У нас есть данные по многолетним наблюдениям за развитием баланса И-К у двух близких нам людей (субъектов). Их личностные балансы И-К были очень близки и фактически не менялись на протяжении 70-80-х годов, но в связи с резкими переменами в 90-е годы стали происходить заметные изменения у одного из них. У этого человека резко изменился социальный статус в связи с потерей работы, хотя и нелюбимой. Произошли резкие изменения и в семье его родителей, которые имели очень высокий статус в советские времена и потеряли его при смене политического режима. Его баланс И-К, который ранее явно имел большой уклон к индивидуализму, стал значительно колебаться. Судя по наблюдениям за поведением и беседам с этим человеком в последние годы, есть данные говорящие о резком сдвиге его баланса И-К в сторону коллективизма и скорее всего это связанно с изменением в его типе восприятия от субъективистского к более объективистскому. И все это произошло, видимо, в результате смены иерархических позиций в его системе чувств. У второго наблюдаемого никаких резких перемен не произошло ни на работе, ни в семейных отношениях и его баланс И-К явно остался в том же положении.

В заключение можно сказать, что современная психология как зарубежная, так и отечественная, считает важнейшими факторами развития и формирования личности – социальные факторы.

Несмотря на то, что биологические факторы играют определенную роль при формировании и развитии личности, они видимо не являются определяющими. Это доказывают и последние исследования в генетике, которые показывают, что для того, чтобы "проявился" или "заработал" тот или иной ген необходимы соответствующие условия среды (42,с.5 18).

Наиболее важными факторами, влияющими на процесс развития личности и ее социализацию, являются семья, школа, значимые сверстники – друзья. При правильной организации процессов воспитания и обучения, как в семье, так и школе, формирование и развитие личности можно сделать целенаправленным и достаточно гладким, несмотря на многие трудности, с которыми приходится сталкиваться современному человеку в нашем сверхтехнологичном мире.

Причем, этот целенаправленный процесс можно и нужно сделать таким, чтобы человек мог в определенном возрасте легко перейти к саморазвитию и самовоспитанию своей личности. Это очень важно потому, что никакая семья и никакая школа не могут успеть за теми изменениями, которые происходят в современном мире и только постоянно саморазвивающийся и самосовершенствующийся человек сможет выполнить эту задачу. Очень важно, чтобы человек при переходе к сознательному саморазвитию и самовоспитанию имел определенные знания и представления о своем балансе по шкале И-К.

Это может оказать значительную помощь в понимании собственного "Я" и понимании других людей. Хотя, по-видимому, баланс характеристики И-К развивается в процессе социализации личности, почти у всех он проходит на бессознательном уровне. Можно предположить, что, если его сделать осознанным, то социализация будет проходить более успешно и гладко.

ГЛАВА ИНДИВИДУАЛИЗМ-КОЛЛЕКТИВИЗМ И ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО Сегодня в науке известны три теории, объясняющие альтруистическое поведение человека. Это - теория социального обмена, теория социальных норм и теория эволюционной психологии. Кратко рассмотрим каждую из них.

Теория социального обмена утверждает, что человеческий альтруизм направляется выгодой, которую помогающий извлекает из своих действий. Все мы обмениваемся не только материальными благами и деньгами, но и "социальными товарами" – любовью, услугами, информацией, статусом. В таком случае мы пользуемся стратегией "минимакса" – минимизируем расходы и максимизируем вознаграждение. Хотя данная теория не утверждает, что люди, совершающие альтруистические поступки, сознательно рассчитывают на награду, она все же полагает, что именно такие соображения определяют альтруистическое поведение.

Часто награда, которая может быть получена в ответ на помощь, может быть внешней или внутренней. Мы знаем случаи, когда фирмы для улучшения своего корпоративного имиджа выступают спонсорами больниц или каких-либо общественных организаций или же когда какой-нибудь человек для получения признания или дружбы нужных людей, предлагает свои услуги. В этих случаях выгода является внешней.

Но выгоды от оказания помощи могут быть внутренними самовознаграждениями, которые усиливают наше самоуважение и т.д.

Обычно, если кто-то рядом с нами расстроен, мы выражаем наше сочувствие. Крик от боли другого человека вызывает в нас беспокойство. Исследования показывают, что есть люди, чьи физиологические реакции и самоотчеты доказывают, что они испытывают наибольший дистресс в ответ на дистресс других. Они чаще всего склоны к оказанию помощи другим. (Кстати это может быть еще одним подтверждением того, что дуалистичность является врожденной характеристикой, прежде всего, здесь мы имеем ввиду коллективистскую составляющую). Эверетт Сандерсон, спасший маленькую девочку, упавшую с платформы станции метро перед прибытием поезда, сказал: "Если бы я не попытался спасти эту девочку, если бы я стоял столбом, как все остальные, я бы умер в душе. Я бы не смог после этого относиться к себе с уважением" (46, с.589). Авторы теории социального обмена, считают, что в таких случаях альтруистические поступки помогают усилить чувство собственного достоинства.

Сторонники теории социальной нормы думают, что люди совершают альтруистические поступки потому, что это считается нормой в их обществе. Исследователи, которые занимались изучением альтруизма, выделили две социальные общественные нормы, которые мотивируют такое поведение. Это – норма взаимности и норма социальной ответственности.

Утверждается, что всеобщим моральным кодом является норма взаимности. Социолог Алвин Гоулднер полагает, что эта норма также универсальна, как запрет на кровосмешение. Люди вкладывают свои "усилия" и ожидают получения дивидендов. Норма взаимности говорит о том, что в общественных отношениях должен соблюдаться баланс дарения и получения. Но, если бы единственной нормой была взаимность, то не было бы Доброго Самаритянина. Нормой социальной ответственности называют веру в помощь, которую оказывают нуждающемуся независимо от возможной выгоды в будущем. Эта норма побуждает помочь инвалиду. Эксперименты показывают, что люди часто оказывают помощь другим даже, когда знают, что останутся неизвестными и не получат никакого вознаграждения в ответ. Однако, считается, что норма социальной ответственности применяется выборочно. Если возникшая нужда является результатом не подающейся контролю трудной ситуации, тогда мы оказываем помощь. Если же очевидно, что человек сам виноват в своих трудностях, то справедливость требует, чтобы мы не оказывали какую-либо помощь.

Третья теория, объясняющая альтруизм, вытекает из эволюционной теории. В эволюционной психологии считается, что сущностью жизни является сохранение рода. Гены заставляют людей действовать так, чтобы увеличить возможность их передачи последующим поколениям.

Сторонники данной теории, считают, что гены, которые побуждают отдельных людей действовать бескорыстно, не выживут в ходе эволюционной борьбы за выживание. Они думают, что "генетический эгоизм" может позволить существовать только двум видам альтруизма:

защите рода и поиску взаимной выгоды.

Данная теория полагает, что по причине биологического программирования мы оказываем помощь, прежде всего тем, кто нам близок, нашим кровным родственникам, людям, которые часто внешне похожи на нас, и тем, кто живет рядом с нами.

Генетический эгоизм в то же время предполагает поступки в соответствии с принципом взаимности. Один организм оказывает помощь другому, потому что ожидает в случае необходимости ответной помощи. Сторонники данной теории считают, что, если и бывают случаи безответного альтруизма, то это отклонения навязываемые общественным мнением. Правда Д. Майерс (46) упоминает двух эволюционных психологов (Уилсон и Собер), которые думают, что самопожертвование могло возникнуть при групповом отборе. Они считают, что группы, состоящие из индивидуумов, склонных к взаимному альтруизму, вероятнее всего, должны были выжить.

Описанные выше теории пытаются объяснить альтруистическое поведение человека и дать логически связную схему для обобщения результатов разнообразных наблюдений исследователей. Каждая из этих теорий предлагает нам определенные причины, благодаря которым мы должны понять такое поведение. Однако можно легко заметить сходство взглядов между ними. Совпадения в них просто поражают. Каждая теория предлагает два типа просоциального поведения: обоюдный обмен и не ограниченное никакими условиями оказание помощи.

Можно заметить еще одно общее, пытаясь логически объяснить альтруизм, они все опираются на выгоду, на человеческий эгоизм, который считается чем-то самим собой разумеющимся. При чем они как будто не хотят замечать, что альтруизм существует и у животных и птиц, часто не связанных кровными, родовыми или даже видовыми связями.

Как раз наличие альтруизма и даже самопожертвования в среде животных, доказывает, что причины его надо искать гораздо более глубоко, чем в общественных характеристиках человека – "социальном обмене", "социальной норме", чем-то "навязанном общественным мнением".

Принцип дуалистичности (И-К), присущий всем живым организмам, заложенный в их генах, последовательно и логично объясняет все противоречия этих теорий. Он доказывает, что эгоизм и альтруизм (индивидуализм и коллективизм), данные каждому живому организму при его появлении на свет, развиваются и формируются под воздействием жизненного опыта. У человека это происходит во время его социализации. У личности формируется определенный, видимо, достаточно устойчивый баланс И-К, который оказывает самое непосредственное влияние на все поведение данной личности (субъекта).

В процессе эволюции в борьбе за существование, видимо, побеждали, прежде всего, не просто самые сильные и эгоистичные особи, заботящиеся только о собственной выгоде, а сильные особи, которые обладали наиболее оптимальным балансом И-К. Они могли позаботиться и о себе лично и об окружающих их сородичах. Именно такие особи обладали наибольшей возможностью выжить в окружающем их жестоком мире. И естественный отбор проходил именно по этому принципу: наиболее приспособленными к жизни были особи с альтруистическим поведением, точнее имеющими необходимый баланс И-К.

Сегодня только данная теория без противоречий может объяснить все известные виды альтруистического поведения у человека и у животных.

Альтруизм, так же как и эгоизм присущ человеку и другим живым существам от рождения. В результате социализации человека в обществе у каждого индивида развивается свой личный баланс И-К, который влияет на его конкретное поведение всю его жизнь. Конечно, ситуация может оказывать значительное влияние на поведение в каждом конкретном случае, но решающим, думается, является баланс И-К.

Когда мы знаем баланс И-К определенного индивида, знаем конкретную ситуацию (точнее то, как данный индивид ее воспринимает и понимает), то можно будет с большой точностью предсказать его ожидаемое поведение.

Очевидно, что тип восприятия (субъективистский-объективистский) напрямую связан с такой характеристикой направленности личности как индивидуализм-коллективизм, которая в свою очередь определяет отношение личности к другим людям, ко всему окружающему его миру.

По этому появляется возможность через определение типа восприятия определить баланс индивидуализма и коллективизма в личности отдельного субъекта. Тип восприятия можно определить с помощью простейших тестов, связанных, например, с языковыми проявлениями (языковые тесты), с искусственно созданными социальными ситуациями (типа "качка") и т.д.

Различия в восприятии мира явно отражаются в национальных культурах и языках. Сегодня лингвисты (189, с. 286) считают, что существует около 6000 языков. На четверти из них говорят меньше, чем по 1000 человек. На половине из них говорят меньше, чем по человек. Учитывая известную лингвистам скорость исчезновения живого языка в зависимости от количества людей, говорящих на нем, можно предположить, что около 2-3 тыс. сегодня живых языков превратятся в мертвые в ближайшие 50 лет. Это очень плачевно для человечества, так как будет резко снижен диапазон восприятия мира человеком в целом. Разные языки отражают мир по-разному. Как писал великий немецкий лингвист В. Гумбольдт: "Языки – это иероглифы, в которые человек заключает мир и свое воображение;

при том, что мир и воображение, постоянно создающее картину за картиной по законам подобия, остаются неизменными, языки сами собой развиваются, усложняются, расширяются. Через многообразие языков для нас открывается богатство мира и многообразие того, что мы познаем в нем;

и человеческое бытие становится для нас шире, поскольку языки в отчетливых и действенных чертах дают нам разные способы мышления и восприятия. Язык всегда воплощает в себе своеобразие целого народа" (цитата по 190, с.653). Хотя с некоторыми замечаниями в этом прекрасном определении мы не можем согласиться (например, что "… мир и вооброжение … остаются неизменными…", а "… языки сами собой развиваются…") все же главное в нем то, что оно подчеркивает своеобразие народа, выражающееся в его родном языке. Главное то, что в языке отражается весь постоянно меняющийся мир и сам народ на нем говорящий, а сам народ, познающий окружающий его мир, соответственно изменяет свой язык. Неудивительно, что в языке отражается национальный характер или точнее личность.

Известно, что одной из самых индивидуалистических культур является американская культура. Английский язык очень хорошо подходит для развития этой черты. Если сравнить, например, отражение такого чувства как принадлежность или обладание в английском и русском языках, то можно сразу же заметить явное различие, которое выражается, прежде всего, в употреблении притяжательных местоимений с частями тела и личными принадлежностями. Это отличает английский язык от русского, но не только от русского. Если русский обычно о своем доме, о школе, где он учится, говорит "наш дом", "наша школа", то англичанин или американец говорят 'my house' ("мой дом" ) даже, если он не является владельцем дома, а только живет в нем, 'my school' (моя школа) и т.д. Когда говорят о частях тела и личных принадлежностях, в русском языке обычно опускается притяжательное местоимение, а в английском наоборот – обязательно используется. Например, если мы будем переводить такое простое предложение как "Он положил руку в карман" и это будет означать, что он положил свою руку в свой карман, то на английском оно будет выглядеть следующим образом "He put his hand into his pocket". В английском варианте рядом с "рукой" и "карманом" ставится обязательное притяжательное местоимение "его", подчеркивающее, что данные части тела принадлежат исполнителю действия. В русском языке это местоимение появляется только в том случае, если говорящий хочет подчеркнуть, что он положил в чужой карман чужую руку. Такие языковые особенности, конечно, показывают национальные особенности и явно отражают соотношение "индивидуализма-коллективизма" в национальном характере, в личности нации. Уже само изучение такового языка как родного будет накладывать особый отпечаток на психологическое развитие ребенка. Хотя есть наблюдения, которые показывают, что даже изучение иностранного языка ведет к определенным психологическим изменениям. Влияние языка на психику человека и на развитие его личности самоочевидно и трудно переоценить. Насколько нам известно, изучением этого вопроса еще никто из ученых серьезно не занимался, а здесь возможны очень интересные психолингвистические открытия.

В своей книге "Эти странные американцы" Стефани Фол пишет с большой откровенностью и со знанием дела, так как она сама коренная американка, об американском индивидуализме: "Как и положено нации, основанной париями, каторжниками, искателями приключений и религиозными фанатиками (причем за четыреста лет этот демографический салат не так уж сильно изменился) американцы до сих пор сохранили дух неколебимой самостоятельности. Американцы гордятся тем, что они американцы – граждане лучшей страны в мире но каждый станет вам втолковывать, что уж он-то лично совершенно не похож на других американцев. Он гораздо лучше" (157, с. 7). Дальше она пишет о том, что дух закоренелого индивидуализма пронизывает все аспекты американской жизни. Национальными героями для американцев являются "рыцари большой дороги", вроде Джесси Джеймса, бандита с Дикого Запада, и предприниматели, вроде Сэма Уолтона, основателя сети супермаркетов "Уолмарт". Национальными пугалами для них являются тоталитаристы любых мастей, как-то: коммунисты, президенты крупных корпораций, юристы и политики. (И они не замечают, что постоянное присутствие в их мозгу "американской мечты" – разбогатеть любым способом и стать "свободным", делает их страну самой тоталитарной за всю историю развития человеческой цивилизации. Одни и те же мысли;

одно и то же поведение. Все полностью подчиняется одному стандарту). Каждый американский рабочий мечтает когда-нибудь открыть свое собственное дело.

Индивидуализм распространяется и на семейную жизнь: почти треть американских семей состоит из одного человека или родителей одиночек, так как ярый индивидуализм мешает создавать крепкие семьи.

Но для того, чтобы лучше понять индивидуализм американцев, нужно внимательней посмотреть на другую нацию, которая передала им свой язык и многие свои национальные черты. Это – англичане.

Как пишут авторы книги об англичанах Энтони Майол и Дэвид Милстед у англичан сильно развито чувство личной свободы. Каждый житель Англии (представитель "островной расы") – сам по себе свой собственный остров. Они считают, что англичан самих объединяют только войны. За долгие века они стали весьма искусны в ведении войн, но врожденная скромность требует от них всегда выглядеть так, будто они терпят поражение – практически до самого конца. Ведь неожиданная победа значительно слаще. И к тому же здорово раздражает действительно проигравшего. Англичане очень уважительно относятся к своим правам, особенно к праву на частную жизнь и праву на сохранение частного пространства. Это такое пространство вокруг человека, в пределы которого, если вы человек воспитанный, вторгаться ни в коем случае нельзя. Англичане непременно стараются оставить между собой и соседом по эскалатору хотя бы одну ступеньку, даже если эскалатор забит битком, а в кинотеатре, если возможно, сядут так, чтобы от соседей их отделяло свободное сиденье. И здесь совершенно ни при чем нездоровая боязнь запахов человеческого тела;

скорее, это продолжение представлений англичан о том, что каждый из них "в своем замке король". Англичане также как и американцы в большой степени потомки "искателей приключений". Они ведут свои корни от англо-саксонских завоевателей, которые начали совершать свои первые набеги на остров еще в 5 веке. Затем в 9 веке к ним добавилась кровь известных грабителей и налетчиков севера Европы – викингов, а в веке норманов, таких же "искателей приключений" как и викинги, с севера Франции. Когда мы думаем об истории англичан, нам совершенно понятным становится их тяга к "путешествиям приключениям" и то, как они смогли создать самую огромную империю за всю историю человечества. В то же время их история доказывает, что у них сильно развит и "коллективизм", но скорее военного образца, чем общечеловеческого. Умение подчиняться и командовать они как будто впитывают с молоком матери.

Как пример типичной коллективстской нации можно привести японцев, хотя почти все другие восточные народы имеют в большой степени схожий с ними характер.

Большинство исследователей японской культуры сходятся на том, что в японском национальном характере отчетливо проявляется аккуратность, бережливость, вежливость, дисциплинированность, чувство долга, приверженность традициям, склонность к заимствованию, самообладание, стремление к согласованным действиям в группе, любознательность, развитое эстетическое чувство. С детства японец учится сдерживать свои индивидуалистические порывы, амбиции, не подчеркивать свои сильные качества публично. Основой отношений между людьми японская мораль считает взаимную зависимость. Индивидуализм в Японии всегда изображается холодным, сухим и враждебным человеку.

Японское представление об отношениях между людьми отражается в их языке. Например, японские традиции не допускают возможности сказать "нет". Когда нужно сказать это слово, японцы делают вид, что не понимают вас или не слышат, или просто пытаются перевести разговор на другую тему, высказывая множество ничего не значащих фраз. Даже отказываясь от угощения за столом, японский гость вместо "нет, спасибо" использует выражение, дословно означающее "мне уже и так прекрасно" (142, с. 231-238).

Насколько правомерно говорить о национальной личности или личности нации? Настолько же насколько мы говорим и пишем о национальном характере. Хотя, конечно, трудно развести эти психологические понятия. Некоторые зарубежные авторы не считают нужным их различать. Но то, что существуют американская, английская, немецкая, русская, французская и другие национальные личности, совершенно очевидно. Некоторые авторы пытаются описывать национальные личности в своих работах. Например, Ллойд де Моз в своей книге "Основы психоистории" в одной из глав пишет о формировании американской личности. К сожалению, не смотря на хорошую идею, этого же нельзя сказать о ее воплощении. Это происходит из-за того, что он попытался основать свою "психоисторию" на отдельных личных воспоминаниях людей живших в разное время в Англии, Франции и Америке. Все его рассуждения основаны на чисто субъективных восприятиях авторов из разных времен часто единичных, не подтверждаемых восприятием большинства людей того же времени.

Часто это воспоминания из узкого слоя общества, например, аристократии. "Статистические данные", которые приводятся автором часто также являются очень ненадежными, так как в 15-18 вв никакой настоящей статистики не существовало. (Говоря о статистике, она и сегодня чаще всего используется определенными кругами для их собственных политических целей.) Но, несмотря на многие ошибки в его исследовании, можно говорить об основании им новой науки исторической психологии, идеи которой были подхвачены и некоторыми отечественными психоисториками (Шкуратов В.А.). Но, как нам кажется, без понимания главного принципа построения взаимоотношений между отдельными людьми, слоями и классами, и даже целыми нациями, эта наука остается в подвешенном состоянии, не имеющей крепкого базиса.

Таким базисом и принципом может служить баланс индивидуализма коллективизма в отдельной личности и в целых нациях на определенных этапах их развития. Кстати, баланс И-К в личности, видимо, в определенный период времени очень сильно зависит от баланса И-К нации и наоборот. Эта взаимозависимость достаточно проста и сложна одновременно. Она зависит от очень многих социальных, биологических и материальных факторов, существующих в определенный период времени, в определенном географическом месте с определенной устойчивой биосферой в данный период времени.

Можно предположить одно достаточно точно, в связи с развитием производительных сил, новых технологий и последующего экономического развития общества баланс И-К может колебаться как во всем обществе, так и в отдельной личности. Противоречия между балансом И-К создают социальную напряженность в обществе между его классами, которые являются отражателями И-К в данный период времени (например, рабочие-трудящиеся, как представители коллективизма и буржуазия и аристократия, как представители индивидуализма в конце 19 и первой половине 20 вв).

Следовательно, можно говорить о том, что экономическое развитие оказывает влияние на развитие баланса И-К в отдельной личности, живущей в данный момент в данном обществе (точнее влияние имеет место при формировании определенного типа восприятия у субъекта), а сообщества личностей с определенным балансом И-К, чаще всего принадлежащих к определенному классу, конечно, с отдельными исключениями, создают возможность для проявления противоречий между различными классами общества. В результате появляется классовая борьба.

То, насколько далеко могут заходить классовые различия доказывают революции, а во время революции проявляются и индивидуальные различия в балансе И-К, которые приводят к ссорам внутри одной семьи, которые, как показывают многочисленные примеры из времен российских революций, приводили и к смертельной вражде между ближайшими родственниками. Как раз это доказывает необходимость осознания принадлежности того или иного субъекта к определенному типу личности по шкале И-К. Это доказывает и то, что дуалистичность имеет и врожденные корни, которые часто могут вступить в противоречие с социальной средой, в которой живет отдельная личность.

Развитие нации и отдельной личности сильно зависит от религии, которая на определенном этапе сыграла решающую роль как официальная концепция развития общества – его идеология. Но даже сегодня, когда большинство людей на Земле стоят на позициях научного понимания строения Вселенной, (что не мешает им ходить в церкви и соблюдать ее ритуалы) в человеческом обществе роль религии очень велика. Она выполняет многие функции, но основными можно считать интегрирующую, регулирующе-контролирующую и экзистенциальную (философскую) (22, с. 5-7).


Все эти функции имеют большое социальное значение. Объединяя людей в рамках санкционированного ею мировоззрения, сложившихся под ее влиянием социальных, этических и духовных ценностей, любая религиозная концепция освящает существующие нормы и порядки и тем содействует социальной, идейной и политической интеграции общества.

Здесь проявляется потребность общества в коллективизме, которую удовлетворяет религия. Но на ранних этапах развития общества это наиболее наглядно проявляло себя в феномене этноцентризма: любая этническая общность, объединенная системой единых верований, ритуалов, обрядов и мифов, считала именно свою систему норм эталоном, отклонение от которого в рамках данной общности считалось недопустимым, а в других общностях – достойным осуждения. Как видно, таким образом, проявляется групповой индивидуализм, когда отдельные племена, рода боролись за право на существование.

Постепенно с развитием всего человеческого сообщества в некоторых видах религий религиозные нормы переставали быть только этническими и перерастали в мировые, как это произошло с христианством, исламом и буддизмом.

Групповой индивидуализм религии часто спасал и спасает такие маленькие народы как, например, еврейский. Иудаизм – религия "богом избранного" народа сыграл важнейшую роль в истории и судьбах еврейской нации. Убежденная вера в свою исключительность, избранность способствовала выработке той приспособляемости, с которой сыны Израиля находили оптимальные формы своего существования уже после рубежа нашей эры, когда еврейское государство перестало существовать, а большинство евреев рассеялось по всему миру. Иудаизм помог еврейскому народу сохранить его древний язык – иврит, на котором евреи не говорили 2000 лет, но который сохранился в священных книгах и молитвах. Сегодня иврит является государственным языком Израиля.

Кстати трудная историческая судьба этого народа объясняется их балансом И-К, связанным с их религией и имеющим явный индивидуалистский характер, который и повлиял на их конфликтные взаимоотношения с соседними государствами, в результате чего они потеряли свою территорию.

Христианство – наиболее распространенная и одна из наиболее развитых религиозных систем мира, которая стала таковой, благодаря тому, что впитала в себя многие предшествующие ей верования и религии Востока. И хотя христианство в лице своих последователей встречается на всех континентах, а на некоторых абсолютно господствует (Европа, Америка, Австралия), это прежде всего религия Запада в противовес восточному миру с его множеством различных религиозных систем.

В отличие от ранних религиозных систем, складывавшихся в процессе формирования древних очагов цивилизации на Ближнем Востоке, христианство появилось сравнительно поздно, в условиях уже развитого общества с острыми социальными, экономическими и политическими противоречиями. Появляющаяся в таких условиях новая религия, претендующая на широкое внимание и распространение, должна была откликнуться на запросы своего времени и предложить какие-то, пусть иллюзорные, но достаточно весомые в глазах миллионов людей пути и способы разрешения раздирающих общество противоречий, сглаживания их, направления их в иное русло. Новой религии следовало решительно отказаться от этнической ограниченности, свойственной ранним религиозным системам. Это было необходимое условие, так как в противном случае она не смогла бы овладеть умами людей, независимо от их происхождения и социального положения.

Еще одно: новая религия должна была быть достаточно интеллектуально развитой и насыщенной, включать в себя все то, чего достигли уже существовавшие до нее религиозные системы обширного ближневосточного-средиземноморского региона. Христианство, как наднациональная "вселенская" религиозная система, возникло в условиях, когда почти весь мультинациональный ближневосточно средиземноморский мир был объединен в границах наднациональной Римской империи. Оно появилось на базе соединения идей иудейских сект, греко-римской философии и древних религий Востока.

Основные идеи христианства описаны в истории жизни Иисуса Христа – четырех канонизированных евангелиях. В евангелиях подробно, хотя и противоречиво, говорится о жизни Иисуса, его проповедях, деяниях, рассказывается о творимых им чудесах, его последователях и преследователях, о его казни и последующем воскресении и вознесении на небеса. Великий подвиг Христа, погибшего ради спасения всего человечества, является ярчайшим проявлением дуалистичности человеческой природы и соответствующего баланса И-К. Христианские заповеди являются образцом правильного баланса И-К.

Думается, что как раз по этой причине такой выдающийся русский мыслитель как В.С. Соловьев был ярым приверженцем христианских идей. В.С. Соловьев ставил перед собой задачу реформировать христианство. Он старался в своих работах освободить христианство от чуждых ему наслоений, выявить его нравственную и гуманную сущность и облечь его в новую форму, соответствующую современному уровню культуры и науки. Результаты своих исследований он хотел сделать всеобщим достоянием. Он ближе многих других мыслителей подошел к пониманию корней происхождения духовности человека.

Западные разновидности христианства В.С. Соловьев считал запутавшимися в индивидуализме, в идеи "личного спасения".

Соловьев подчеркивал мысль о том, что спасаться надо не делами того или иного конкретного человека, а одним общим делом объединенного человечества.

В.С. Соловьев мечтал объединить научные знания с религией, т.е. он признавал научное знание и предлагал на его основе создать новое понимание идей христианства. Думается, что благодаря этому он ближе многих других подошел к пониманию основ человеческой духовности. В своей работе "Идея сверхчеловека" он пишет:

"Внутренний рост человека и человечества в своем действительном начале тесно примыкает к тому процессу усложнения и усовершенствования природного бытия, к тому космическому росту, который особенно ярко выражается в развитии органических форм растительной и животной жизни. Раньше появления человека широко и разнообразно развиваются формы жизни чувственной;

человеком доисторически начинается и на глазах истории продолжается развитие жизни разумной. С точки зрения самой объективной и реалистичной – помимо всяких спорных различий – есть одно бесспорное, коренное и общее различие между миром природы и миром истории, именно то, что рост физической организации происходит через постепенное вырабатывание новых телесных форм, которые по мере продолжающегося хода развития так удаляются от старых, так становятся на них непохожи, что сразу и не узнать бы их генетической связи" (139, с.223).

Далее Соловьев говорит о том, что человек достигает такой сложной "телесной формы", что "… может вместить в себе беспредельный ряд степеней внутреннего – душевного и духовного – возрастания: от дикаря-полузверя, который почти лишь потенциально выделяется из мира прочих животных, и до величайших гениев мысли и творчества" (139, с. 224).

Из этой цитаты становится совершенно ясным, что, несмотря на свою приверженность религиозным идеям, В.С. Соловьев понимал, что духовность человека основывается на его физическом развитии, на его материальной сущности.

К сожалению, нужно отметить, что П.А. Кропоткин и В.С. Соловьев являются одними из немногих русских мыслителей, которые обратили внимание на проблему индивидуализма-коллективизма в своих работах, но даже они никогда не рассматривали эту характеристику как единое целое, оказывающее решающее влияние, как на развитие отдельного человека, так и всего человечества.

Для такой науки как этика дуалистичность И-К, как нам кажется, играет наиважнейшую роль, так как в балансе И-К заложен главный этический вопрос – что морально и нравственно в человеческом обществе? Без измерения любой этической проблемы по шкале И-К невозможен правильный ответ на ее решение. Очевидно, что и чувство справедливости, от которого часто зависит поведение конкретного субъекта в конкретной ситуации, также формируется и развивается под влиянием баланса И-К.

Очень интересно обратиться к трудам и жизни П.А. Кропоткина – одного из идеологов анархизма и автора интереснейшего труда "Этика".

История его жизни и научной деятельности является ярким примером действия принципа дуалистичности (И-К). Он – аристократ с древнейшей родословной, ведущей свои корни от князей Рюриковичей, который по всем условиям своей жизни и воспитания должен был стать барином и господином своих многочисленных крепостных, становится человеком, посвятившим всю свою жизнь созданию теории справедливого для каждого человека миропорядка и старающегося, по мере возможности, превратить ее в реальность. Он мог бы, имея такую наследственность, впитать в себя примеры проявления его отцом крепостничества. И хотя, как вспоминал сам П.А. Кропоткин, его отец был не из жестоких помещиков, но он также, как и другие помещики того времени, посылал своих дворовых на "съезжую", где их пороли розгами.

Семейная обстановка в доме создавала контрастную картину для впечатлений и наблюдений любознательного и пытливого ума маленького Петра. С одной стороны – жизнь крепостных и дворовых, наблюдаемая в непосредственной близости, с другой – жизнь родственников и друзей семьи, многими нитями связанных с высшим обществом и императорским двором.

В борьбе противоречий и в преодолении многих иллюзий вырабатывает П.А. Кропоткин свое отношение к царю и самодержавию, к крестьянской реформе и религии, к самому главному вопросу о цели своей жизни, о собственной нравственной позиции и роли нравственности в жизни общества. В своих мемуарах "Записки революционера" П.А. Кропоткин пишет: "… я дал себе слово отдать мою жизнь на дело освобождения трудящихся. Они борются. Мы им нужны, наши знания, наши силы им необходимы – я буду с ними" (64, с.


269).

П.А. Кропоткин очень заинтересовался идеями дарвинизма о естественном отборе, о борьбе за существование. При изучении их у него возникла идея пересмотра понятия борьбы за существование.

Теоретической отправной точкой для него стало знакомство с лекцией русского зоолога К.Ф. Кесслера, которую тот прочел на съезде русских естествоиспытателей в 1880 году. В ней К.Ф. Кесслер говорил:

"Взаимная помощь – такой же естественный закон, как и взаимная борьба: но для прогрессивного развития вида первая несравненно важнее второй" (64, с.264). Самоочевидно, что взаимная помощь является проявлением коллективизма, а взаимная борьба отражает индивидуализм. Видимо К.Ф. Кесслер уже в конце 19 в. разгадал загадку "альтруистского парадокса", с которой даже сегодня никак не могут справиться приверженцы идей дарвинизма, как среди психологов, так и среди естествоиспытателей.

После выхода из французской тюрьмы в 1886 году П.А. Кропоткин написал целую серию работ, которые впоследствии составили книгу "Взаимопомощь как фактор эволюции". В ней он обосновал и развил фундаментальную для его социологии и этики категорию взаимопомощи.

Взаимопомощь как инстинкт общительности возникла, по мнению П.А. Кропоткина, естественным путем из опыта жизни животных и человека. Он считал, что этот инстинкт не отменяет закона о борьбе за существование, но позволяет понять его в более широком и глубоком смысле;

не отрицая межвидовой борьбы, он помогает животным внутри вида, используя взаимную поддержку в борьбе с неблагоприятными обстоятельствами жизни и внешними врагами, достигать более ощутимых результатов в развитии вида. Также он считал, что взаимопомощь содействовала смягчению внутривидовой борьбы, выработке привычек, нравов, обычаев и традиций, которые – особенно человеку – позволяли создать различные формы общежития, соответствующие месту, роду занятий и историческому времени.

Как видно П.А. Кропоткин вплотную подошел к пониманию дуалистичности человеческой природы, но все таки не воспринимал взаимопомощь (проявление коллективизма) и борьбу за существование (проявление индивидуализма) как единое целое, от баланса которых зависит поведение одного человека и всего общества.

Сегодня мы можем утверждать, что дуалистичность – это не инстинкт, а природное качество, которое дается при рождении и развивается при социализации личности, баланс которого до определенной степени может меняться на протяжении всей жизни.

Четко понимая взаимопомощь внутри одного вида и борьбу за существование между видами, Кропоткин, видимо, не обратил внимание на то, что внутри вида тоже идет далеко не "смягченная" борьба за существование, а между видами существует тесная взаимопомощь.

Этому, кстати, можно было найти уже много примеров в конце 19 века.

В начале 20 века это сделал выдающийся русский биолог И.И.

Мечников. Как раз от неразрывности и необходимости существования этих двух качеств в каждом индивиде и во всем обществе, от влияния природных (биологических) и духовных (социальных) факторов и зависит развитие и достижение правильного баланса И-К (взаимопомощи и борьбы за существования в трактовке П.А.

Кропоткина). Но достичь его очень трудно, особенно в государствах, которые никак "не хотят" соблюдать не на словах, а на деле этот баланс.

Хотя о нем давно говорят при помощи религиозных понятий и официальной морали в "цивилизованных государствах", по крайней мере, с возникновения христианства, но не было в истории ни одного государства, где бы это существовало на самом деле.

Капиталистический мир заявляет о признании христианских заповедей, а на самом деле поддерживает махровый индивидуализм, бывший Советский Союз из-за противостояния капитализму на столько преувеличивал ценности коллективизма, что часто забывал о развитии отдельной личности.

Известно, что многие мыслители (например, К. Ясперс, А. Дж. Тойнби и др.), изучавшие или изучающие философию истории, пытались и пытаются найти "смысл и назначение истории". Мы можем спросить, имеет ли история смысл? Если да, как его отыскать в кажущейся бессмыслице исторических событий и фактов? Можно ли найти в них внутреннюю связь?

Как бы ни были разнообразны явления истории и как бы ни были конкретны формы исторической периодизации и ее членение, очевидно, что история в своей целостности и конкретных проявлениях имеет определенное общее содержание.

Это содержание состоит в том, что исторический опыт и историческое время не даны человеку как нечто внешнее, не даны в отрыве от его внутренней жизни, - в отрыве от его личности. Объективные исторические процессы опосредованы человеческой личностью, ибо они проходят через ее внутренний мир и опыт, ее внутренние конфликты.

Можно сказать, что история персоналистична, так как любой конкретный человек участвует в преемственности поколений и сознаний. Для каждого человека (субъекта) объективная всеобщая история одновременно является и его личной историей. Человеческое общение фактически всегда определяется его участниками, спецификой их мышления, особенностями их обликов и характеров. Человеческая история – это история людей, сфера человеческого общения, осмысленная в ее особом временном, многовековом измерении.

Человеческая личность ни в коем случае не растворяется в этой сфере, а, напротив, определяет собой ее специфику.

Никто не сможет вспомнить все исторические персонажи. Большая часть прошедших исторических событий теряется в памяти исторических преданий. Не часто кто-либо из участников исторической жизни мира удостаивается заслуженной славы на века. И все же известны некоторые имена тех, кто наполнял определенным смыслом судьбы своих современников и потомков. Есть имена, которые произносились и произносятся с ужасом и отвращением. Известны имена и некоторых мелких графоманов и честолюбцев, озабоченных славой среди своих современников и потомков. Но все эти имена составляют очень маленькую долю от тех миллиардов людей, которые повлияли на ход истории человечества. Однако анонимность подавляющего числа участников исторического процесса не снимает вопроса о личностном, персоналистическом характере истории – о ее человеческой одухотворенности.

Внутренняя жизнь человека (субъекта) – это не пассивное созерцание и отражение внешних условий его существования. Образуясь на основе врожденного баланса И-К и других генетических факторов, складываясь из многих разнообразных и часто противоречивых социальных и духовных предпосылок, она приобретает определенную неразложимую, саморазвивающуюся целостность. Человеческая личность формируется через постоянное соотнесение внутреннего опыта с миром внешних обстоятельств. Личность, осознающая себя через самосознание, отвечающая за себя, перестает быть рабыней среды, ее автоматическим придатком, она не только подчиняется или противиться историческим обстоятельствам, она сама становится частью этих обстоятельств. Хотя бы своих собственных обстоятельств. Отдельно взятая человеческая личность выглядит слабой количественно несоизмеримой с огромностью истории, но благодаря тому, что история творится именно огромным количеством таких личностей, она ей как бы равновелика.

Истории без этой личности не существует.

В своих воспоминаниях Тойнби говорит о том, что "…в сфере политических отношений между народами…" происходит борьба между гуманизмом и бесчеловечностью (146, с. 230). Нельзя не согласиться с Тойнби, так как в этой борьбе отражается внутренняя природа личности человека – его И-К. Логично предположить, что баланс И-К существует не только у отдельной человеческой личности, но и у исторического процесса, который осуществляется великим множеством таких личностей. Отсюда можно сделать вывод, что смена одной исторической эпохи другой, смена общественно-экономических формаций происходит в алгоритме колебаний баланса И-К всего человечества или отдельного человеческого сообщества. Мы не имеем возможности подробно рассматривать эту проблему в данной работе. Эта проблема может быть темой отдельного исследования, но очевидно, что смысл истории лежит в базисной природе человеческой личности – в колебании баланса И-К, на основе которого зиждется вся духовная жизнь человечества, всё его саморазвитие. Конечно, саморазвитие человечества зависит от его потребностей, проявляющихся на разных этапах исторического процесса. Эти потребности определяют определенные проблемы, которые в разных исторических, экономических, географических условиях могут разрешаться при определенном балансе И-К общества и от этого может зависеть определенный государственный режим, который в данный период времени может как-то удовлетворить эти потребности и решить стоящие перед ним проблемы общества, совершая определенные исторические действия. Они могут соответствовать данному историческому моменту в отдельной стране, а могут быть и ошибочными, тогда соседние государства могут быстро решить их проблемы, руководствуясь своей собственной выгодой. История много раз доказывала, что диктаторский режим (который можно считать ярчайшим проявлением индивидуализма в ходе исторического процесса) может появиться при любой ступени экономического развития, а неосознанный коллективизм (иногда с ужасными проявлениями) явно преобладал в первобытном обществе.

Суметь построить государство или свободное общество (о котором так мечтал П.А. Кропоткин) очень трудно, особенно если нет понимания, что все межличностные противоречия построены на пустых предрассудках (религиозных, этнических, национальных) и непонимании того, что все основные человеческие разногласия основаны на различиях баланса И-К у людей и их сообществ. Это четко проявляется даже в бытовых ссорах, которые всегда основаны на ущемлении индивидуалистических (личных) или коллективистских (семейных, дружеских, рабочих и т.д.) интересов.

Обычно двум людям, у которых существуют отклонения баланса И-К в противоположные стороны, почти невозможно достичь согласия. Это может происходить даже тогда, когда они признают личные достоинства друг друга. Но когда наступает время принятия глобальных, важнейших решений, эти различия в понимании важности индивидуализма или коллективизма, чаще всего существующие на бессознательном уровне, проявляют себя и не дают им принять правильное решение.

Часто люди с отклонением к индивидуализму, склоны считать, что только выдающиеся личности могут распоряжаться судьбами народов (даже если они собираются в парламенты) и только они достойны "достойной" жизни, а другие должны быть под строгим контролем.

Конечно же, люди с отклонением к коллективизму не могут согласиться с таким мнением, хотя согласны с жестким контролем, но надо всеми.

В обыденной жизни индивидуализм-коллективизм часто выражается в речи субъекта и его действиях. Для людей с явно выраженной индивидуалистической направленностью очень характерным является следующее употребление таких местоимений как "Я" и "Мы". Часто, когда они участвуют в какой-либо совместной деятельности или работе с другими, если все получается хорошо, а они даже не внесли сколько нибудь значимого вклада в общее дело, они любят заявлять: "Я сделал то-то и то-то. Я придумал … Я изобрел…". Особенно это видно, если такие люди становятся хотя бы маленькими начальниками. Если же в общем деле что-то не ладится и может быть именно из-за их плохой работы, они говорят: "Мы не смогли… У нас не получается …" и т.д.

Говоря о действиях, можно привести следующий пример. В доме отключили воду. Рядом общественная водяная колонка с ручным насосом. Люди быстро выстраиваются в очередь. Если за очередью понаблюдать, то можно отметить следующее явление. Некоторые люди, накачав воду в свое ведро, перед тем как отойти, поднимают рычаг вверх, чтобы следующий за ними в очереди мог с первого движения качать воду. Другие же оставляют рычаг внизу, в самом нижнем положении. Ему он уже не нужен, а следующий пусть поднимает сам.

При чем все это явно делается совершенно машинально, бессознательно и теми и другими. И таких примеров любой из нас может найти огромное количество, если повнимательней посмотрит вокруг себя.

Дуалистичность (И-К) личности также лежит и в основе искусства, по крайней мере, во многих произведениях народного эпоса (герой индивидуалист защитник всего народа и т.д.). Во всех народных сказках, особенно русских, герой-богатырь наделяется волшебной силой, потому что он является представителем всего народа, его защитником и воплощением коллективистского духа народа. И это является ярчайшим отражением соединения в одном герое индивидуализма и коллективизма, которые составляют неотъемлемую часть жизни человеческого общества и не могут существовать друг без друга.

Дуалистичность явно лежит и в основе человеческой духовности, морали и нравственности, которые чаще всего являются основными темами любых литературных произведений. Художественная литература особенно ярко отражает баланс И-К и его колебания, как в человеческой личности, так и в национальной личности.

Даже в таком мировом детском бестселлере сегодняшнего дня как "Гарри Поттер" сюжет построен на борьбе индивидуализма и коллективизма. Злой волшебник "индивидуалист", стремящийся к диктаторской власти, противопоставляется сообществу хороших волшебников, стремящихся его остановить ради идеалов демократического общества, где каждому будет удобно и приятно жить, т.е. они фактически стремятся к коллективистскому типу общества.

Совместными усилиями и с помощью яркой индивидуальности личности Гарри Поттера они все время одерживают верх над "диктатором".

Это отражает реальную жизнь человеческого общества, где все время идет борьба между личными и общественными интересами на разных уровнях: от отдельного человека до всего мирового сообщества.

Интересы одних людей с индивидуалистическим балансом И-К сталкиваются с интересами других с отклонением к коллективистскому балансу И-К, а между ними могут находится те, кто имеет средний баланс, но чаще всего их слишком мало, а когда дело доходит до решительных мер при разрешении этих противоречий они вынуждены присоединяться к одной или другой стороне.

В искусстве И-К проявляется даже в творчестве музыкальных групп.

Например, очень интересным может быть анализ творчества двух самых популярных в 60-70-е годы групп "Битлз" и "Роулинг стоунз".

Очевидно, что в творчестве "Битлз" основной темой была любовь к человеку в самом широком смысле и на основе любви и сочувствия призыв к взаимопониманию и терпимости в отношениях между отдельными людьми и целыми народами.

В творчестве "Роулинг стоунз" выражался прежде всего индивидуальный бунт личности отдельного человека против всей общественной системы, прежде всего государства, которая подавляет личность человека.

Ясно, что в творчестве "Битлз" больше проявлялся коллективизм, а в творчестве "Роулинг стоунз" – индивидуализм. Если же проанализировать межличностные отношения в этих группах, то как не странно в "Роулинг стоунз" явно преобладал коллективизм, а в "Битлз" – индивидуализм, который, по-видимому, и разрушил эту группу так быстро.

Особенно интересным представляется рассмотрение такого литературного жанра как автобиография и мемуары. Чаще всего их пишут уже состоявшиеся как настоящие самореализовавшиеся личности люди, поэтому проанализировать такие произведения особенно важно и интересно.

Можно предположить, многие из них имели баланс дуалистичности (И-К), соответствовавший его норме в то время или эпоху, когда они жили. Но как всегда встает вопрос о норме, который очень трудно разрешить особенно в какое-либо далекое время. Несомненно, одно, что в таких произведениях баланс дуалистичности автора должен ярко себя проявить. Это может быть выражено через непомерное самолюбование или сверх скромность, часто ложную. Особое внимание должно уделить тем отрывкам этих произведений, где авторы описывают свои действия или участие в каких-либо событиях. Изучение описания авторских чувств, особенностей языка, которым это делается, тоже может дать интересный результат.

Интересным документом в этом отношении можно считать книгу Н.А. Бердяева "Самопознание (опыт философской автобиографии)".

Всю жизнь Н.А. Бердяев стремился к познанию тайны личности человека, ее свободы. "Личность человеческая, - говорит он, - более таинственна, чем мир", ее тайна "никому неизвестна до конца". (12, с.8) По своим убеждениям автор был христианским гуманистом, ценившим свою личную свободу и понимавшим, насколько трудно ее достигнуть. На первых же страницах Бердяев предупреждает, что это не просто воспоминания или исповедь, а история его философской судьбы, тесно связанной с событиями ХХ века. Основными темами, которых касается автор, являются назначение человека, его противостояние злу, оправдание творчества, как основы свободы личности. Благодаря откровенности автора книга показательна в том отношении, что позволяет судить о нем как о мыслителе и личности. Книга подводит итоги не только собственному полувековому творчеству автора, но и общему развитию философской мысли 19 – начала 20 века.

Описывая сложности и противоречия своей натуры, Бердяев совершенно искренен, когда говорит, что одни и те же мотивы – любовь к истине и свободе и отвращение к насилию привели его к революции и религии. Но бунт, приведший Бердяева от марксизма к христианству, примат чувства свободы, экзистенциальная убежденность в своей правоте все же не дали ему, как он признается в этом сам, приобщиться к той последней полноте Духа, которую он искал.

В середине своей книги автор описывает свое отношение к коммунизму. Только то, что он пытался "увидеть не только ложь, но и правду коммунизма" породило вражду к нему со стороны русской белой эмиграции во Франции. Он пишет, что коммунизму он "противопоставлял прежде всего принцип духовной свободы", которую он считал "изначальной" и "абсолютной" и которую "нельзя уступить ни за какие блага мира". Также сюда же он добавлял "принцип личности как высшей ценности, ее независимости от общества и государства, от внешней среды". Он считал, что коммунизм, как он себя проявил в русской революции, отрицал свободу, личность и дух. "В этом, а не в его социальной системе, было демоническое зло коммунизма. Я бы согласился принять коммунизм социально, как экономическую и политическую организацию, но не согласился его принять духовно.

Духовно, религиозно и философски я убежденный и страстный антиколлективист. Это не значит, что я антисоциалист. Я сторонник социализма, но мой социализм персоналистический, не авторитарный, не допускающий примата общества над личностью, исходящей от духовной ценности каждого человека, потому что он свободный дух, личность образ Божий. Я антиколлективист, потому что не допускаю экстериоризации личной совести, перенесения ее на коллектив. Совесть есть глубина личности, где человек соприкасается с Богом.

Коллективная совесть есть метафорическое выражение. Человеческое сознание перерождается, когда им овладевает идолопоклонство.

Коммунизм как религия, а он хочет быть религией, есть образование идола коллектива. Идол коллектива столь же отвратителен, как идол государства, нации, расы, класса, с которым он связан. Но социально в коммунизме может быть правда, несомненная правда против лжи капитализма, лжи социальных привилегий" (12, с.226-227).

По данной откровенной цитате об отношении к коммунизму, который, как думал Бердяев, существовал в Советской России, можно судить насколько противоречивым было его отношение к миру, окружающему его. Здесь скорее выражено не философское, концептуальное понимание коммунизма и мира, а чувственное личное отношение, выражающее скорее какую-то личную обиду то ли к Советской власти, то ли ко всему миру, который явно не ласков к нему.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.