авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 10 |

«Периодическое научное издание ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ВОЗРОЖДЕНИЕ РОССИИ № 1(31) 2012 г. ...»

-- [ Страница 5 ] --

Проектный подход – организация и реализация совместных проектов, развернутых и законченных во времени и пространстве.

Возможно сочетание этих подходов при решении конкретных задач интеграции. В каждой реальной интегрированной структуре присутствуют черты объектных, субъектных, процессных и проектных взаимодействий, которые формируют профиль структуры и результаты совместной деятельности, обращаясь к материальной или нематериальной основе интеграции, к внутреннему или внешнему источнику движущей силы [23]. Можно предположить, что в отечественной интеграционной политике данные подходы сменяли друг друга на микроуровне. В СССР государственной поддержкой пользовались объектный подход и объектные системы – объединения предприятий, вертикально интегрированные производственные компании;

в начальной стадии строительства рыночной экономики предпочтение отдавалось средовым системам и средовому подходу – коммерческим, торговым, банковским, инвестиционным системам. До кризиса 2008 г. приоритетными были проектный подход и проектные системы, интеграционная политика носила проектный характер – была направлена на реализацию национальных про ектов. С 2010 г. преобладает процессная интеграция – стабильно повторяющиеся, воспроизводимые изменения объектов, субъектов и сред;

модернизационные и инновационные процессы.

Каждая интегрированная строительная система, обладая изначально объектными характеристиками (локализованной территорией и ограниченным числом материальных объектов), может быть охарактеризована с помощью соотношения в своем «системном профиле» объектных, субъектных, средовых, процессных и проектных компонентов.

Изучение устойчивых взаимосвязей и взаимодействий между объектами, субъектами, средами, процессами и проектами на базе «методологического плюрализма» позволяет создать новую типологию многоуровневых, многосубъектных, сложных саморазвивающихся интегрированных структур в региональном и отраслевом контексте. Известно несколько видов классификаций интегрированных структур: по местоположению, масштабам, уровням централизации ресурсов и потенциала, внутреннему устройству, методам регулирования;

распределению собственности, локализации в пространстве и во времени, внутренней конкуренции и т. д. Каждая из них имеет свою ценность, определенный уровень качества восприятия интеграции и интегрированных структур. Все известные классификации интегрированных структур оперируют следующими ключевыми категориями:

класс объектов и субъектов, входящих в интегрированные структуры (предприятия, межфирменные отношения и связи, среды, процессы, проекты, сети, ассоциации, кластеры и т. д.);

совокупность аспектов и контекстов, предпосылок интеграции, на которых фокусируется внимание в той или иной классификации;

указание сущностных явлений, предметного поля, целей, задач и принципов интеграции;

типизация взаимоотношений и взаимодействий субъектов и объектов интеграции;

системное описание изучаемых классов интегрированных структур, исходные принципы концептуально-образного инструментария;

способы аргументации и обоснования классификационных подходов;

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) основные положения и выводы классификационных подходов с учетом системных представлений интегрированных структур и принятых предпосылок.

Системное описание интегрированных структур базируется на принципах концептуальности, актуализации, суверенности, полифункциональности, многофакторности, полисубъектности, многообразия форм и видов незавершенности интеграции, стратегичности, конфликтности сосуществования, расколотой идентичности, симбиозности, барьерности входа и выхода, альтернативности развития (обретение новой цельности или распад), институализации. Наиболее общей классификацией является пространственно-временная, опирающаяся на особенности взаимодействия субъектов хозяйствования с базовыми сущностями – пространством и временем и основанная на локализации интегрированной структуры в пространстве и времени [15]. Речь идет об ограниченности/неограниченности занимаемого структурой пространственного объема и временного промежутка. Локализованная в пространстве строительная структура имеет присущие ей пространственные размеры, масштаб деятельности, конфигурацию, границы, т. е. занимает определенный объем и не может занимать все региональное пространство. Временные ограничения указывают на ограниченный временной интервал (конечное время) функционирования интегрированных структур или неограниченность их существования во времени.

В основу данной классификации положены два базовых понятия: идентификационное пространство (структурированное территориальное и функциональное), образуемое функциями объектов и субъектов интеграции, и идентифицирующие временные признаки, базирующиеся на системе временных координат для элементов пространства. Здесь интеграционная структура выступает как многомерная и мультипространственная система с высокой насыщенностью и плотностью внутренней среды, взаимодействиями различного типа, технологиями, контрактами, центрами влияния, внутреннего давления, традиций, новизны и т. д.

По локализации в пространстве можно выделить операционную, функциональную, межфункциональную, межорганизационную, региональную, межрегиональную и транснациональную интеграцию;

по продолжительности взаимодействий и взаимосвязей – долгосрочную/не ограниченную во времени (трест, концерн) и краткосрочную (пул, консорциум);

по форме образования – интеграцию путем создания, объединения (слияния), соединения (поглощения), национализации.

Следует выделять имущественную и управленческую интеграцию хозяйственных систем, микроэкономическую и мезоэкономическую, многоступенчатую иерархическую и горизонтальную сетевую.

Одним из критериев разграничения типов интеграции субъектов хозяйствования могут быть степень централизации производственно-хозяйственных и управленческих функций, добровольности участия предприятий и организаций в объединении;

наличие или отсутствие хозяйственной самостоятельности. В соответствии с теорией функциональной интеграции разделяют децентрализованную, частично централизованную и централизованную интеграцию;

по характеру отношений между участниками интеграции выделяют производственную, экономическую, организационно-управленческую и коммуникативно-информационную;

по целевым установкам – интеграцию, направленную на монополизацию отрасли, ограничение конкуренции, увеличение объемов производства, концентрацию и экономию ресурсов, реализацию национальных проектов, по ориентации на конечный результат можно выделить суммативную и синергетическую интеграцию;

по характеру оформления – институциональную, с образованием юридического лица и квазиинтеграцию.

Современные строительные интегрированные структуры все чаще объединяют не собственность на материальные активы, а общую интеллектуальную и логистическую базы, агентские модели, цепи создания добавленной стоимости в рамках «сетевой демократии» и кластерной политики, достижение эффекта синергии, новых возможностей [7, 10, 16, 19]. Все разнообразие интеграционных проявлений может быть реализовано на различных уровнях: проектном, процессном, организационном и межорганизационном. Эволюция процессов предполагает их реструктуризацию как в проекции на состав и структуру партнеров интеграции, так и в отношении видов их объединения.

На уровне процессов можно выделить интеграцию инсорсингового типа, с реализацией всех процессов собственными силами;

аутсорсингового типа, с передачей ряда функций сторонним организациям;

виртуальную, когда все внутренние процессы осуществляют сторонние организации, и краутсорсингового типа – использование интеллектуальных ресурсов большой группы внутренних и внешних субъектов для разработки лучших бизнес-процессов и бизнес-проектов. В данном случае Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) организации специализируются не на определенных видах строительной продукции, а на ключевых процессах (компетенциях) [17].

При процессном подходе интеграцию принято разделять на стадии детерминации, для каждой из которых необходима соответствующая методологическая база. В самом общем виде эти стадии представлены на рис. 1.

Подготовка Реализация Интеграция Целевая Поиск и Готовность к Гармоничное Извлечение Переговоры стратегия отбор интеграции и объединение эффектов новых, инновационног конкретных оценка технических, возможностей, институцио о развития партнеров потенциальной финансовых и возникающих нализация инициатора (участников) эффективности управленчески при интеграции интеграции интеграции и элементов интеграции (новых х деятельности интеграции возможностей) возможностей участников Рис.1. Содержательная сущность процессного подхода к изучению интеграции Классификация интеграции по функциям предполагает осуществление совместной деятельности инициатора и субъектов объединения в рамках основных функций управления: производственного, операционного, инвестиционного, финансового и инновационного менеджмента, инжиниринга, маркетинга, логистики, управления персоналом, интеллектуальной собственностью, клиентской базой и контроллинга.

Определенный теоретический и практический интерес представляет классификационный подход к многоуровневой интеграции инвестиционно-строительной деятельности, раскрывающий сущность операционной, функциональной, межфункциональной, межорганизационной интеграции, реализуемых во внутренней и внешней среде интегрированных образований и отражающих формализованную и регламентированную процедурную, процессную, организационно-управленческую, информационную составляющие интеграции ИСД. Подход к многоуровневой интеграции может быть реализован в другой проекции: ресурсно-факторная интеграция (объединение наиболее значимых ресурсов и факторов ИСД);

проектная интеграция (портфель проектов интегрированной строительной организации – конкурентные преимущества проектов);

производственная интеграция (подрядный портфель строительных работ – конкурентное преимущество работ и услуг);

операционная интеграция (портфель объектов строительства, готовой продукции, оказанных услуг – конкурентные преимущества объектов, продукции и услуг). Все множество форм и видов интеграции ИСД хозяйствующих субъектов в региональном ИСК укрупненно представлено на рис. 2, 3.

В условиях кризиса необходим новый подход к теоретическому и методологическому обоснованию форм и методов интеграции ИСД и хозяйствующих субъектов региональных ИСК в связи с изменением структуры факторов роста и развития строительной отрасли и консолидации преимущественно нематериальных активов в рамках сетевых структур [1, 5, 24].

Как показывает практика, вертикальная интеграция имеет ряд существенных недостатков:

устранение рыночных сил, создание жесткой взаимной зависимости, ограниченный рынок, нераспределенность рисков, ограниченные возможности для поддержания конкурентоспособности в течение длительного периода, чрезмерно разросшиеся производственные цепочки с устареванием базовых технологий, жесткая связанность стратегических инвестиционных решений, ограниченность комбинирования взаимодополняющими ресурсами.

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) Классификации интегрированных структур по наиболее важным отличительным признакам По формам Горизонтальная интеграция производственной интеграции Региональные структуры Вертикальная интеграция Национальные структуры По территориальному Транснациональные охвату структуры Объединенные вокруг По центру промышленного формирования предприятия Структуры с жесткими связями Объединенные вокруг научно По степени жесткости и исследовательской или возможного контроля Структуры с мягкими, конструкторской установленных гибкими связями организации взаимосвязей Объединенные вокруг финансовой Объединения, нацеленные на организации долгосрочную перспективу и По целям реальную кооперацию формирования Объединенные вокруг торговой фирмы Объединения, созданные с целью получения преференций со стороны государственных Объединенные вокруг государственной компании структур Официально По приобретенному зарегистрированные статусу (формальные) бизнес группы Незарегистрированные (фактические) бизнес группы Рис. 2. Классификация субъектов ИСК, интегрированных по наиболее важным отличительным признакам Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) Основные механизмы построения интегрированных структур Интегрированные структуры, регулируемые на основе Интегрированные структуры, регулируемые на управляющих механизмов основе имущественных связей Объединения, основанные на централизации мощностей Интегрированные структуры, Интегрированные структуры, производственных основанные на предоставлении регулируемые на основе доступа к добровольной централизации отдельным ресурсам и услугам прав Объединения на основе управления деятельностью взаимоучастия в капиталах Структуры холдингового типа Объединения, сформированные с Интеграция, основанная на целью преодоления трудностей в централизации функций исполнительных органов снабжении и/или сбыта продукции Мягкий холдинг Классический холдинг Объединения, сформированные с Объединения на основе Распределенный холдинг целью преодоления доверительного управления несовершенства институциональной среды рынка Рис 3. Основные механизмы построения интегрированных структур По нашему мнению, обсуждение концептуальных положений интеграционных подходов к исследованию региональных ИСК позволяет более точно определить границы и уровни применимости различных моделей интеграционных взаимодействий к конкретным исследовательским программам.

Список литературы 1. Азаренко, Б. Н. Новое в антикризисной политике государства / Б. Н. Азаренко // Экономическое возрождение России. – 2010. – №1 (23). – С. 13–20.

2. Асаул, А. Н. К вопросу о дефиниции инвестиционно-строительного комплекса/ А. Н. Асаул, Н.А. Асаул, А. А. Алексеев, А. В. Лобанов // Экономика строительства и городского хозяйства. – 2009. – Т. 5. – № 3. – С. 131– 139.

3. Асаул, А. Н. Бизнес-партнерство в реализации интегративного управления инвестиционно-строительным комплексом/ А. Н. Асаул, В. П. Грахов // Вестник гражданских инженеров. – 2005. – № 4. – С. 99–106.

4. Асаул, А. Н. Организационно-экономическая модель сетевой информационной системы регионального инвестиционно-строительного комплекса/ А. Н. Асаул, С. Н. Иванов // Экономическое возрождение России. – 2010. – № 3 (25). – С. 43–55.

5. Боярский, С. В. Нерешенные проблемы посткризисного развития инвестиционно-строительной сферы/ С. В. Боярский // Экономическое возрождение России. – 2010. – №1 (23). – С. 9–12.

6. Войнаренко, М. П. Кластерные модели объединения предприятий в Украине/ М. П. Войнаренко // Экономическое возрождение России. – 2007. – №2(12). – С. 75–87.

7. Войнаренко, М. П. Кластерные модели объединения предприятий в Украине/ М. П. Войнаренко // Экономическое возрождение России. – 2007. – №4 (14). – С. 68–82.

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) 8. Воронин, В. А. Интеграция: сущность, стратегия, механизмы/ В. А. Воронин. – М.: ИПО «У Никитских ворот», 2010.

9. Воронин, В. А. Интеграция в строительстве: современный формат классического подхода/ В. А. Воронин, Н. Ю. Яськова // Экономика строительства. – 2010. – № 2.

10. Екимова, К. В. Сущность кластерных предпринимательских сетей и их роль в экономике региона/ К. В.

Екимова, Е. В. Федина // Экономическое возрождение России. – 2010. – №2(24). – С. 67–75.

11. Иванов, С. Н. Интеграция информационных потоков в регионе с целью снижения трансакционных издержек в строительстве/ С. Н. Иванов // Экономическое возрождение России. – 2009. – №4 (18). – С. 67–72.

12. Иванов, С. Н. Теоретические подходы к исследованию структуры трансакционных издержек ИСК/ С. Н.

Иванов // Экономическое возрождение России. – 2007. – №3 (13). – С. 42–48.

13. Инвестиционно-строительный комплекс: рамки и границы термина / А. Н. Асаул, Н. А. Асаул, А. А.

Алексеев, А. В. Лобанов // Вестник гражданских инженеров. – 2009. – № 4. – С. 91–96.

14. Интегративное управление в инвестиционно-строительной сфере / А. Н. Асаул, В. П. Грахов. – СПб.:

Гуманистика, 2007. – 248 с.

15. Корпоративные структуры в региональном инвестиционно-строительном комплексе / А. Н. Асаул, А. В.

Батрак. – М.: Изд-во АСВ;

СПб.: СПбГАСУ, 2001. – 168 с.

16. Лобанов, А. В. Научно-теоретический подход к анализу природы и факторов специализации в строительной отрасли/ А. В. Лобанов // Экономическое возрождение России. – 2009. – №3 (21). – С. 43–52.

17. Манаков, Л. Ф. Кризис в инвестиционно-строительной сфере: истоки, угрозы, новые возможности/ Л. Ф.

Манаков, Р. А. Фалтинский // Экономическое возрождение России. – 2009. – №1 (19). – С. 58–70.

18. Методологические аспекты формирования и развития предпринимательских сетей / А. Н. Асаул, Е. Г.

Скуматов, Г. Е. Локтеева;

под ред. д-ра экон. наук, проф. А. Н. Асаула. – СПб.: Гуманистика, 2004. –256 с.

19. Миролюбова, Т. В. Зарубежный опыт функционирования кластеров в сфере энергоэффективности и возобновляемой энергетики: уроки инновационного развития/ Т. В. Миролюбова // Экономическое возрождение России. – 2011. – №4 (30). – С. 51–62.

20. Оценка конкурентных позиций субъектов предпринимательской деятельности / А. Н. Асаул, Х. С. Абаев, Д. А. Гордеев. – СПб.: АНО «ИПЭВ», 2007. – 271 с.

21. Скуматов, Е. Н. Предпринимательские сети в хозяйственном комплексе Российской Федерации / Е. Н.

Скуматов // Экономическое возрождение России. – 2005. – №2(4). – С. 41–46.

22. Снижение трансакционных затрат в строительстве за счет оптимизации информационного пространства / А. Н. Асаул, С. Н. Иванов. –СПб.: АНО «ИПЭВ», 2008. – 300 с.

23. Чернова, Е. Г. Особенности посткризисного развития интеграционных процессов в экономике/ Е. Г.

Чернова // Экономика и управление. – 2011. – № 4. – С. 16–18.

24. Яськова, Н. Ю. Кризис – замещение управленческого вакуума / Н. Ю. Яськова // Экономическое возрождение России. – 2009. – №4 (22). – С. 7–16.

The list of the literature 1. Azarenko, B. N. New in the anti-recessionary policy of the state/ B. N. Azarenko // Economic revival of Russia.

– 2010. – №1 (23). – P. 13–20.

2. Asaul, A. N. To a question on a definition of a investment-building complex/ A. N. Asaul, N. A. Asaul, A. A.

Alekseev, A. V. Lobanov // Economy of construction and municipal economy. – 2009. – V. 5. – № 3. – P. 131–139.

3. Asaul, A. N. Business-partnership in realization интегративного managements of a инвестиционно-building complex/ A. N. Asaul, V. P. Grahov // The Bulletin of civil engineer. – 2005. – № 4. – P. 99–106.

4. Asaul, A. N. Organizational economic model of network information system of a regional investment-building complex / A. N. Asaul, S. N. Ivanova // Economic revival of Russia. – 2010. – № 3 (25). – P. 43–55.

5. Bojarskij, S. V. Unresolved problems of post crisis development of investment-building sphere/ S. V. Bojarskij // Economic revival of Russia. – 2010. – №1 (23). – С. 9– 6. Vojnarenko, M. P. Cluster models of association of the enterprises in Ukraine/ M. P. Vojnarenko // Economic revival of Russia. – 2007. – №2(12). – P. 75–87.

7. Vojnarenko, M. P. Cluster models of association of the enterprises in Ukraine / M. P. Vojnarenko // Economic revival of Russia. – 2007. – №4 (14). – P. 68–82.

8. Voronin, V. A. Integration: essence, strategy, mechanisms/ V. A. Voronin. – M.: IPO «At Nikitsky Gate», 2010.

9. Voronin, V. A. Integration into construction: a modern format of the classical approach/ V. A. Voronin, N. Ju.

Jas’kova // Building economic. – 2010. – № 2.

10. Ekimova, K. V. Essence кластерных enterprise networks and their role in economy of region/ K. V. Ekimova, E. V. Fedina // Economic revival of Russia. – 2010. – №2(24). – P. 67–75.

11. Ivanov, S. N. Integration of information streams into region with the purpose of decrease трансакционных costs in construction/ S. N. Ivanov // Economic revival of Russia. – 2009. – №4 (18). – P. 67–72.

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) 12. Ivanov, S. N. Theoretical approaches to the study of the structure of transaction costs ISK/ S. N. Ivanov // Economic revival of Russia. – 2007. – №3 (13). – P. 42–48.

13. Investment and construction industry: the scope and boundaries of the term / A. N. Asaul, N. A. Asaul, A. A.

Alekseev, A. V. Lobanov // The bulletin of civil engineers. – 2009. – № 4. – P. 91–96.

14. Integrative management of investment and construction area / A. N. Asaul, V. P. Grahov. – SPb.: Humanistica, 2007. – 248 p.

15. Corporate structures in a regional investment-construction complex / A. N. Asaul, A. V. Batrak. – M.: ASV;

SPb.: SPbGASU, 2001. – 168 p.

16. Lobanov, A. V. The scientific-theoretical approach to the analysis of the nature and factors of specialization in building branch/ A. V. Lobanov // Economic revival of Russia. – 2009. – №3 (21). – P. 43–52.

17. Manakov, L. F., Faltinsky R. A. The crisis in the investment and construction industry: the sources of threats, new opportunities/ L. F. Manakov, R. A. Faltinsky // Economic revival of Russia. – 2009. – №1 (19). – P. 58– 70.

18. Methodological aspects of formation and development of enterprise networks / A. N. Asaul, E. G. Skumatov, G.

E. Lokteeva. – SPb.: Humanistica, 2004. – 256 p.

19. Miroljubova, T. V. Foreign experience of the functioning of clusters in the area of energy efficiency and renewable energy: Lessons from an innovative development for the Russian regions/ T. V. Miroljubova // Economic revival of Russia. – 2011. – №4 (30). – P. 51–62.

20. Estimation of competitive positions of subjects of enterprise activity / A. N. Asaul, H. S. Abaev, D. A. Gordeev.

– SPb.: ANO «IPEV», 2007. – 271 p.

21. Skumatov, E. N. Enterprise networks in an economic complex of the Russian Federation/ E. N. Skumatov // Economic revival of Russia. – 2005. – №2(4). – P. 41–46.

22. Reducing transaction costs in construction by optimizing information space / A. N. Asaul, S. N. Ivanov. – SPb.:

ANO «IPEV», 2008. – 300 p.

23. Chernova, E. G. Feature of post crisis development of integration processes in economy/ E. G. Chernova // Economy and management. – 2011. – № 4. – P. 16–18.

24. Yaskova, N. Ju. Crisis – replacement of administrative vacuum/ N. Ju. Yaskova // Economic revival of Russia.

– 2009. – №4 (22). – P. 7–16.

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) А.Е.Сбитнев ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТИ РАСЧЕТНОГО ПЕРИОДА ПРИ ОБОСНОВАНИИ ЭФФЕКТИВНОСТИ ДОРОЖНО-СТРОИТЕЛЬНЫХ ПРОЕКТОВ Проблема определения продолжительности расчетного периода является одной из наименее исследованных в теории оценки эффективности инвестиций. Особую значимость решение данной проблемы приобретает при обосновании целесообразности реализации инвестиционных проектов, характеризующихся длительным жизненным циклом, к которым относятся проекты дорожного строительства. Необходимо различать сроки экономической и физической жизни объекта инвестиций.

Под продолжительностью экономической жизни дорожно-строительного проекта понимается оптимальный с точки зрения какого-либо критерия срок эксплуатации дорожного сооружения.

Продолжительность физической жизни проекта представляет собой срок полезного использования объекта дорожного строительства (срок его полной амортизации). Поскольку автомобильные дороги и их основные конструктивные элементы имеют высокие нормативные сроки службы, продолжительность их физической жизни может значительно превышать период жизни экономической.

Как правило, при определении эффективности дорожно-строительных проектов расчетный период устанавливается экзогенно без достаточного экономического обоснования. Так, например, в Руководстве2 продолжительность расчетного периода рекомендуется назначать таким образом, чтобы по его истечении имело место незначительное (не более 10%) изменение чистого дисконтированного дохода (ЧДД), при этом его минимальная продолжительность должна составлять не менее 20 лет.

Расчетный период можно определить, используя один из трех методических подходов.

В соответствии с первым подходом оптимальный срок окончания реализации проекта определяется как момент времени, в котором ЧДД от эксплуатации объекта инвестиций принимает максимальное значение [3, 5, 7, 8, 9, 10]. Условно полагая, что автомобильная дорога будет эксплуатироваться в течение Т лет, для каждого года ( t 1, T ) формируют денежный поток, учитывающий ежегодные эффекты и ликвидационную (остаточную) стоимость дорожного сооружения, на основе которого рассчитывают значения ЧДД (NPV). В качестве оптимального выбирается момент времени, в котором достигается максимальное значение NPV.

При использовании данного подхода для каждого из возможных сроков эксплуатации проектируемого дорожного сооружения рассчитывают ЧДД по следующей формуле [3, 5, 8]:

T CFt KT (1) NPV(t) I 0, t (1 q)T t 1 (1 q) где t 1, T – номера лет эксплуатации автомобильной дороги;

NPV (t ) – величина чистого дисконтированного дохода в t-м периоде времени;

I 0 – первоначальные инвестиционные затраты в период времени t=0;

CFt – величина денежного потока в период времени t;

K T – ликвидационная стоимость дорожного сооружения в Т-м периоде времени;

Александр Евгеньевич Сбитнев, доцент кафедры экономики ФГБФОУ ВПО «Тюменский государственный архитектурно-строительный университет», канд.экон.наук.e-mail: sbitnev80@bk.ru Руководство по оценке эффективности дорожных проектов. М.: МАДи (ГТУ). -2003.

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) q – расчетная ставка доходности.

где – номера лет эксплуатации автомобильной дороги;

NPV(t) – величина ЧДД в t-м периоде;

I0 – первоначальные инвестиционные затраты в период t = 0;

– величина денежного потока в период времени t;

KT – ликвидационная стоимость дорожного сооружения в Т-м периоде;

q – расчетная ставка доходности.

Оптимальный срок эксплуатации автомобильной дороги определяется с использованием табл. 1.

Период времени t, которому соответствует максимальное значение NPV, будет оптимальным сроком эксплуатации проектируемого дорожного сооружения (рис. 1).

Таблица Совокупный денежный поток дорожно-строительного проекта с учетом ликвидационной стоимости Совокупный денежный поток и NPV при предполагаемом сроке эксплуатации автомобильной дороги в течение t лет, t 1, T Период … t 1 t2 t3 t4 t T 1 2 3 4 5 6 I0 I0 I0 I0 I 0 … CF1 K1 CF1 CF1 CF1 CF 1 … CF2 K 2 CF2 CF2 CF 2 - … CF3 K 3 CF3 CF 3 - - … CF4 K 4 CF 4 - - - … … … … … … … … CFT K T T - - - - … NPV NPV1 NPV2 NPV4 NPVT - … NPV, млн. руб.

0 tопт Год Рис. 1. Определение оптимального срока эксплуатации автомобильной дороги на основе максимизации чистого дисконтированного дохода Инвестиции: учебник / под ред. В.В. Ковалева, В.В. Иванова, В.А. Лилина. –М.: проспект. 2004. -440с.

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) Для подтверждения гипотезы об оптимальности выбранного срока эксплуатации автомобильной дороги рассчитывают временные предельные выигрыши, характеризующие изменение ЧДД при переходе от одного возможного срока эксплуатации к другому, ближайшему к первому [9]:

(CF KT ) KT T NPV, (2) T (1 q)T (1 q) где – временный предельный выигрыш;

– величина денежного потока в Т-м периоде времени;

, – ликвидационная стоимость дорожного сооружения соответственно в Т-м и (Т–1)-м периоде времени;

q – расчетная ставка доходности.

Вычисления по формуле (2) можно упростить, записав ее в следующем виде:

(CFT KT ) KT NPV, (3) T (1 q)T (1 q ) Временные предельные выигрыши определяются с использованием табл. 2 [9].

Срок эксплуатации дорожного сооружения следует продлевать до тех пор, пока временный предельный выигрыш положителен. Однако возможны ситуации, при которых после отрицательного временного предельного выигрыша снова следует положительное значение. В этих случаях необходимо определить, компенсирует ли положительное значение временного предельного выигрыша его отрицательную величину. Для этого значения столбца 5 с помощью множителя дисконтирования (столбец 6) необходимо привести к одному моменту времени и сравнить со значениями в столбце 7.

Тогда станет ясно, выгодно ли продолжение эксплуатации автомобильной дороги в течение еще нескольких лет или нет [9]. Основной проблемой применения рассмотренного подхода является то, что максимальный ЧДД существует только при убывающих во времени денежных потоках. Если же NPV представляет собой монотонно возрастающую во времени функцию, то определить его максимальное значение невозможно. В этом случае оптимальным сроком эксплуатации автомобильной дороги будет нормативный срок ее службы.

Таблица Определение временных предельных выигрышей при различных сроках эксплуатации автомобильной дороги Выручка от Временный ликвидации Чистое Выручка от предельный Срок предыдущего Множитель Временный поступление ликвидации выигрыш (с эксплуа периода (с дисконтирова предельный последнего предыдущего начислением тации начисление ния выигрыш периода периода сложных процентов за процентов) один период) 1 2 3 4 5 6 K0 K 0 (1 q ) CF1 K1 NPV (1 q) 1 NPV (1 q) CF2 K 2 K1 NPV K1 (1 q) (1 q) NPV (1 q ) (1 q) NPV (1 q ) CF3 K 3 NPV K2 K 2 (1 q ) … … … … … … … t t K t 1 (1 q) CFt K t K t 1 NPVt (1 q) NPV (1 q ) t … … … … … … … T NPV (1 q ) T CFT K T K T 1 NPVT K T 1 (1 q) (1 q) T Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.

novapdf.com) Другая проблема связана с определением ликвидационной (остаточной) стоимости активов. В соответствии с законодательством1 автомобильные дороги не относятся к объектам гражданских прав, не могут свободно отчуждаться и участвовать в гражданском обороте как отдельное имущество, поэтому продажа дорожного сооружения после завершения его эксплуатации не является реальной операцией, предусмотренной проектными материалами. Следовательно, при учете в расчетах ликвидационной стоимости объекта дорожного строительства в денежные потоки включается приток средств, которые в действительности не будут получены, что приводит к искусственному завышению эффективности проекта. Мы предлагаем принимать остаточную стоимость автомобильной дороги равной нулю.

Оптимальный срок эксплуатации дорожного сооружения может быть установлен исходя из целевых значений критериев эффективности инвестиций, которых необходимо достичь к моменту окончания реализации проекта. Чтобы упростить решение данной задачи, введем следующие допущения:

инвестиционные затраты осуществляются единовременно в начале реализации дорожно строительного проекта;

величина денежного потока постоянна во времени;

норма дисконта является неизменной;

ликвидационная (остаточная) стоимость дорожного сооружения в расчетах не учитывается;

в качестве критерия оптимальности используется чистый дисконтированный доход (NPV) либо индекс доходности инвестиций (PI).

Отсюда оптимальный срок эксплуатации tопт дорожного сооружения CF ln (4) CF q( NPV I ) зад tопт, ln(1 q) CF ln CF qI PI, (5) 0 зад tопт ln(1 q) где CF – постоянная величина денежного потока, получаемого в конце каждого периода эксплуатации;

– первоначальные инвестиционные затраты в период t = 0;

– расчет ная ставка доходности;

NPVзад – заданное (требуемое) значение ЧДД;

PIзад – заданное (требуемое) значение индекса доходности инвестиций.

Графически зависимость (5) представлена на рис. 2. При построении графика были приняты следующие параметры:

первоначальные инвестиционные затраты – 3000 млн р.;

величина денежного потока, получаемого в конце каждого периода эксплуатации дорожного сооружения – 450 млн р.;

расчетная ставка доходности – 8 % годовых;

заданное значение индекса доходности инвестиций – 1,7.

Гражданский кодекс Российской Федерации. Принят Государственной Думой РФ 21.10.1994 г.

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) Срок эксплуатации 1,00 1,16 1,32 1,48 1,64 1, Индекс доходности инвестиций Рис. 2. Зависимость оптимального срока эксплуатации автомобильной дороги от требуемого значения индекса доходности инвестиций При допущениях, что строительство автомобильной дороги осуществляется в течение нескольких лет, инвестиционные затраты распределены равномерно по годам строительства, а моментом приведения капитальных вложений и денежных потоков является момент ввода сооружения в эксплуатацию, формулы (4) и (5) примут следующий вид:

CF (6) ln I (1 (1 q ) N ) (CF q NPV ) зад t опт N ;

ln(1 q ) CF ln CF I PI ((1 q ) N 1) (7) N, зад t опт ln(1 q ) где tопт – оптимальный срок эксплуатации автомобильной дороги;

CF – постоянная величина денежного потока, получаемого в конце каждого периода эксплуатации;

I – постоянная величина инвестиционных затрат, осуществляемых в начале каждого периода строительства автомобильной дороги;

q – расчетная ставка доходности;

N – продолжительность строительства;

NPVзад – заданное (требуемое) значение ЧДД;

PIзад – заданное (требуемое) значение индекса доходности инвестиций.

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) Из формул (6) и (7) следует, что оптимальный срок эксплуатации дорожного сооружения находится в прямой зависимости от длительности строительства. Влияние продолжительности инвестиционной фазы на оптимальный срок реализации дорожного проекта можно оценить, рассчитав значения коэффициентов чувствительности. Это подтверждают данные табл. 3, для построения которой были приняты следующие значения параметров:

инвестиционные затраты – 3000 млн р.;

величина денежного потока, получаемого в конце каждого периода эксплуатации дорожного сооружения, – 450 млн р.;

расчетная ставка доходности – 8 % годовых;

значение индекса доходности инвестиций – 1, 2.

Из табл. 3 видно, что при увеличении срока строительства наблюдается ускоренный рост оптимальной продолжительности реализации дорожно-строительного проекта.

Таблица Чувствительность оптимального срока эксплуатации автомобильной дороги к продолжительности строительства Продолжительность строительства, Оптимальный срок эксплуатации, Коэффициент чувствительности лет лет 1 2 1 14,3 2 16,2 0, 3 18,3 0, 4 20,6 0, 5 23,1 0, 6 25,8 0, 7 29,0 0, 8 32,7 0, 9 37,4 1, 10 44,0 1, Второй подход к установлению продолжительности расчетного периода связан с определением рационального срока службы проектируемого дорожного сооружения [4, 8].

Задачу можно решить на основе анализа влияния двух противоположных тенденций: с увеличением срока службы автомобильной дороги растут среднегодовые затраты на ее ремонт ЗР, но уменьшаются амортизационные отчисления А. Исследуя изменение суммы ежегодных затрат З в зависимости от срока службы проектируемого дорожного сооружения, можно определить оптимальную продолжительность его эксплуатации tопт, которой соответствует минимальный размер этих затрат Зmin (рис. 3) [4].

В качестве критерия оптимальности при определении рационального срока службы автомобильной дороги может использоваться минимум среднегодовых дисконтированных затрат, связанных с его эксплуатацией.

При использовании третьего подхода продолжительность расчетного периода устанавливается как средневзвешенный срок жизненного цикла инвестиционного проекта (дюрация) [2, 8, 11]. Дюрация характеризует средневзвешенную сумму времени денежных поступлений по проекту и является количественной мерой чувствительности текущей стоимости денежных потоков к изменению доходности [8]:

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) (8) где Tдюр – дюрация дорожно-строительного проекта;

q – расчетная ставка доходности;

ACF – современная величина денежных потоков, полученных в течение периода реализации проекта;

ACF – абсолютный прирост современной величины денежных потоков дорожного проекта;

q– абсолютный прирост ставки доходности.

А(t ) ЗР (t ) З З min t опт t Рис. 3. Определение оптимальной продолжительности эксплуатации автомобильной дороги на основе установления рационального срока ее службы В качестве критерия оптимальности при определении рационального срока службы автомобильной дороги может использоваться минимум среднегодовых дисконтированных затрат, связанных с его эксплуатацией.

При использовании третьего подхода продолжительность расчетного периода устанавливается как средневзвешенный срок жизненного цикла инвестиционного проекта (дюрация) [2, 8, 11]. Дюрация характеризует средневзвешенную сумму времени денежных поступлений по проекту и является количественной мерой чувствительности текущей стоимости денежных потоков к изменению доходности [8]:

(1 q)ACF ACF q Тдюр, (8) ACF(1 q) ACF 1 q где Tдюр – дюрация дорожно-строительного проекта;

q – расчетная ставка доходности;

ACF – современная величина денежных потоков, полученных в течение периода реализации проекта;

ACF – абсолютный прирост современной величины денежных потоков дорожного проекта;

q– абсолютный прирост ставки доходности.

Соотношение показывает процентное изменение современной стоимости инвестиционного проекта, обусловлеyное относительным изменением.

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) Расчет дюрации можно также выполнить с использованием формулы [2, 8] T CF t t (1 q)t (9) t Т дюр, T CF t (1 q) t t где t 1, T – номера лет эксплуатации автомобильной дороги в пределах нормативного срока службы;

– величина денежного потока в период времени t;

– расчетная ставка доходности.

Как видно из формул (8) и (9), чем больше процентная ставка q, тем меньше дюрация проекта (рис. 4). Для построения графика (см. рис. 4) были приняты следующие параметры: нормативный срок службы дорожного сооружения – 20 лет;

ставка доходности – 0…40% годовых;

величина денежного потока постоянна во времени, поэтому не оказывает влияния на дюрацию проекта.

На наш взгляд, ни один из рассмотренных подходов не может быть использован для установления оптимальной продолжительности расчетного периода при обосновании эффективности дорожных проектов без соответствующих корректировок. Мы предлага Дюрация, лет 0 4 8 12 16 20 24 28 32 36 Ставка доходности, % Рис. 4. Зависимость дюрации проекта от ставки доходности ем продолжительность расчетного периода для оценки коммерческой эффективности дорожно строительных проектов, реализуемых на основе государственно-частного партнерства [6, 12], принимать равной сроку действия концессионного соглашения. Согласно ст. 6 Федерального закона «О концессионных соглашениях» от 21 июля 2005 г. (№115-ФЗ), срок действия концессионного соглашения устанавливается с учетом срока создания и (или) реконструкции объекта концессионного соглашения, объема инвестиций в создание и (или) реконструкцию объекта и срока окупаемости таких инвестиций, других обязательств концессионера.

При установлении расчетного периода для оценки эффективности инвестиционных проектов, финансируемых только за счет бюджетных средств, необходимо учитывать прогнозируемый рост интенсивности движения по проектируемому дорожному сооружению и его влияние на изменение общественной эффективности проекта. Рост интенсивности движения автотранспорта со временем приводит к исчерпанию пропускной способности дороги и снижению значений ее транспортно эксплуатационных показателей, вследствие чего уменьшается экономический эффект от дальнейшей эксплуатации дороги и растут затраты на ее ремонт и содержание.

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) Исходя из указанной закономерности предлагается алгоритм определения продолжительности расчетного периода (рис. 5).

1 этап. Прогнозирование интенсивности движения автотранспорта по проектируемому дорожному сооружению 2 этап. Установление срока прямого прогнозирования денежных потоков дорожно-строительного проекта 3 этап. Выбор математических функций, описывающих сокращение общественных эффектов и рост текущих затрат за пределами срока прямого прогнозирования при дальнейшей эксплуатации дорожного сооружения без проведения реконструкции 4 этап. Определение оптимального с экономической точки зрения срока завершения эксплуатации автомобильной дороги 5 этап. Определение момента окончания расчетного периода Рис. 5. Алгоритм определения продолжительности расчетного периода Реализация предлагаемого нами подхода начинается с прогнозирования интенсивности движения автотранспорта по проектируемому дорожному сооружению. На основе прогнозов роста интенсивности движения определяется момент времени, начиная с которого категория автомобильной дороги перестанет соответствовать возросшему транспортному потоку, возникнет потребность в реконструкции. Период от начала реализации проекта до наступления указанного момента времени будем считать сроком прямого прогнозирования денежных потоков. Предполагаем, что дальнейшая эксплуатация дорожного сооружения без реконструкции приведет к сокращению общественного эффекта и росту затрат на его ремонт и содержание, что можно задать с помощью математических функций, конкретный вид и параметры которых определяются аналитически либо экспертно. При наличии необходимой информации о динамике результатов и затрат по объектам-аналогам решение данной задачи сводится к подбору наиболее адекватных функций, наилучшим образом аппроксимирующих исходные данные, например, с применением нейросетевого моделирования. Для построения уравнений регрессии могут использоваться модели, представленные в табл. 4.

Таблица Основные регрессионные модели Наименование регрессионной модели Уравнение модели 1 yt a 0 a1 t 1. Линейная yt a 0 a1 t a 2 t 2. Параболическая Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) a yt a 3. Гиперболическая t yt a 0 a1t 4. Экспоненциальная yt a 0 a1 ln t 5. Логарифмическая денежных потоков дорожно-строительного проекта;

– величина ЧДД в t-м периоде времени.

В качестве момента окончания расчетного периода выбирается более ранний из экономически оптимального и нормативного сроков.

Использование предлагаемого нами алгоритма позволит определить такую продолжительность расчетного периода в рамках нормативного срока службы проектируемого дорожного сооружения, при которой достигается максимальная общественная эффективность проекта.

Список литературы 1. Асаул, А. Н. Совершенствование экономического процесса оценки инвестиционной привлекательности регионов/ А. Н. Асаул // Вестник гражданских инженеров. – 2004. – № 1. – С. 169–173.

2. Бузырев, В. В. Выбор инвестиционных решений и проектов: оптимизационный подход/ В. В. Бузырев, В.

Д. Васильев, А. А. Зубарев. – 2-е изд., испр. и доп. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2001. – 286 с.

3. Васильев, В. Д. Оптимизационный подход к выбору инвестиционных стратегий и проектов в строительстве объектов региона/ В. Д. Васильев. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2004. – 287 с.

4. Гапоненко, А. Л. Моральный износ и обновление орудий труда/ А. Л. Гапоненко. – М.: Мысль, 1980. – с.

5. Ендовицкий, Д. А. Комплексный анализ и контроль инвестиционной деятельности: методология и практика / Д. А. Ендовицкий;

под ред. Л. Т. Гиляровской. – М.: Финансы и статистика, 2001. – 400 с.

6. Ерофеев, П. Ю. Проблемы, предпосылки, условия партнерства государства и частного сектора в экономике/ П. Ю. Ерофеев // Экономическое возрождение России. –2010. – № 1(23). – С. 28–36.

7. Заренков, В. А. Управление проектами – необходимый фактор обеспечения конкурентного преимущества отечественных компаний / В. А. Заренков // Экономическое возрождение России. – 2010. – № 4(26). – С. 47–54/ 8. Зенкина, М. В. Формирование механизма оптимизации сроков реализации инвестиционно-строительных проектов/ М. В. Зенкина, А. А. Зубарев, А. Е. Сбитнев, Д. В. Давыдов. – Тюмень: ТюмГНГУ, 2007. – 113 с.

9. Крушвиц, Л. Инвестиционные расчеты / Л. Крушвиц;

пер. с нем.;

под ред. В. В. Ковалева, З. А. Сабова. – СПб.: Питер, 2001. – 432 с.

10. Модернизация экономики на основе технологических инноваций / А. Н. Асаул [и др.]. – СПб.: АНО «ИПЭВ», 2008. – 606 с.

11. Фролов, В. И. Определение объема финансирования развития автомобильных дорог из федерального бюджета на основе показателя бюджетной обеспеченности региона/ В. И. Фролов, Е. Н. Трошкова // Экономическое возрождение России. –2007. – № 3(13). – С. 70–76.

12. Ястребов, А. Я. Проблемы развития партнерства государства и бизнеса в Российской Федерации в посткризисный период/ А. Я. Ястребов // Экономическое возрождение России. – 2010. – № 2(24). – С. 8–12.

The list of the literature 1. Asaul, A. N. Perfection of economic process of an estimation of investment appeal of regions / A. N. Asaul // The bulletin of civil engineers. – 2004. – № 1. – P. 169–173.

2. Buzyrev, V. V. The choice of investment decisions and projects: optimization approach/ V. V. Buzyrev, V. D.

Vasiliev, A. A. Zubarev. – 2nd edition, revised and expanded. – St. Petersburg: publishing SPbGUEF, 2001. – 286 p.

3. Vasiliev, V. D. Optimization approach to selecting investment strategies and projects in the construction of the region/ V. D. Vasiliev. – St. Petersburg: publishing SPbGUEF, 2004. – 287 p.

4. Gaponenko, A. L. Obsolescence and update tools/ A. L. Gaponenko. – Moscow: Mysl, 1980. – 155 p.

5. Endovitsky, D. A. Complex analysis and supervision of investment activities: Methodology and Practice / D. A.

Endovitsky;

edited by L. T. Gilyarovsky. – Moscow: Finance and Statistics, 2001. – 400 p.

6. Erofeev, P. Ju. Problems, preconditions, conditions of partnership of the state and a private sector in economy/ P. Ju. Erofeev // Economic revival of Russia. – 2010. – № 1(23). – P. 28–36.

7. Zarenkov, V. A. Management of projects – the necessary factor of maintenance of competitive advantage of the domestic companies/ V. A. Zarenkov // Economic revival of Russia. – 2010. – № 4(26). – P. 47–54.

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) 8. Zenkina, M. V. The formation mechanism of optimizing the timing of investment and construction projects/ M.

V. Zenkina, A. A. Zubarev, A. E. Sbitnev, D. V. Davydov. – Tyumen: TumGNGU, 2007. – 113 p.

9. Krushvits, L. Investment calculations / translated from the German, edited by V. V. Kovalev, Z. A. Sabov. – St.

Petersburg: Piter, 2001. – 432 p.

10. Modernization of economy on the basis of technological innovations / A. N. Asaul etc. – SPb.: ANO «IPEV», 2008. – 606 p.

11. Frolov, V. I. Scoping of financing of development of highways from the federal budget on the basis of a parameter of budgetary security of region / V. I. Frolov, E. N. Troshkova // Economic revival of Russia. – 2007. – № 3(13). – P. 70–76.

12. Jastrebov, A. Ja. Problems of development of partnership of the state and business in the Russian Federation during the post crisis period/ A. Ja. Jastrebov // Economic revival of Russia. – 2010. – № 2(24). – P. 8–12.

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) О. А. Малафеев1, О. С. Зенович2, В.К.Севек МНОГОАГЕНТНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ В ДИНАМИЧЕСКОЙ ЗАДАЧЕ УПРАВЛЕНИЯ ВЕНЧУРНЫМИ СТРОИТЕЛЬНЫМИ ПРОЕКТАМИ Инновационная направленность инвестиционно-строительной деятельности [5, 12] ориентирует внимание менеджмента инвестиционно-строительных компаний на перспективы реализации венчурных строительных проектов. Именно венчурное инвестирование находится в центре внимания многих компаний [4, 9, 15]. В условиях нестабильности рыночной экономики и повышенной волатильности на рынках инвестиций, жилой недвижимости и строительных работ [1, 3, 6, 14] важной задачей является хеджирование инвестиционных строительных рисков путем оптимального распределения денежных средств между строительными проектами различных степеней риска и доходности [2]. Как правило, часть средств компании инвестируют в венчурные строительные проекты, а другую часть – в проекты с гарантированной доходностью (например, в объекты недвижимости или управление жилыми комплексами), хеджируя свои инвестиционные риски. Венчурный проект предполагает выведение на рынок высокотехнологичных и конкурентоспособных продуктов, например, путем инвестирования в энергоэффективное, экологичное домостроение [10]. Вложение средств в такие проекты связано с высокой степенью риска и одновременно потенциально большой прибылью инвестора.

Наша цель заключается в оптимизации «портфеля» строительных проектов [8] и нахождении величины гарантированного дохода инвестиционно-строительной компании с учетом выбранных параметров оптимального распределения денежных средств между рисковыми (венчурными) и безрисковыми строительными проектами. Рассмотрим конечное число компаний i = 1,..., | I |, опеpиpующих на данном pынке и оказывающих влияние на его состояние. Стоимость различных строительных проектов изменяется во вpемени в зависимости от используемых компаниями стратегий управления, выбиpаемых ими в каждый из моментов. Множество параметров i в момент t обозначим чеpез. Набор параметров инвестиционно-строительных компаний назовем управлением pынком недвижимости в момент t.


Каждая компания iI, выбиpая свой параметр в момент t, обладает инфоpмацией обо всей истоpии функционирования рынка недвижимости. Состояние рынка недвижимости в момент t описывается набоpами стоимостей строительных проектов всех компаний iI – проектов с гарантированной доходностью и венчурных, котоpые обозначаются соответственно и. Стоимость проекта с гарантированной доходностью меняется в момент t+1T по пpавилу, Git 1 = cit 1 (u t )Git t c i 1.

где Стоимость венчурного проекта изменяется следующим образом:

Vit 1 = ti 1 Vit, t i Олег Алексеевич Малафеев, заведующий кафедрой Моделирования Социально-Экономических Систем Санкт-Петербургского государственного университета. д.ф-м.наук, профессор, E-maiil:

malafeyevoa@mail.ru Ольга Станиславовна Зенович, аспирант Санкт-Петербургский государственный университет, e mail: olga.zenovich@gmail.com Вячеслав Кыргысович Севек, декан экономического факультета ФБГОУ ВПО «Тувинский государственный университет», канд.экон.наук, доцент, e-mail: vsevek@mail.ru Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) где it 1 — неизвестное апpиоpи число (ценовой детерминант венчурного проекта) со значением из t компакта M it 1 с гpаницами: веpхней M i (u t ) и нижней M t 1 (u t ), котоpые зависят от выбоpа u t.

i t Полагаем, что 0 M t 1 c it 1 M i. Для практических приложений представляют интерес два i следующих случая t 1) M it 1 = {M t 1, M i }, т.е. M it 1 состоит из двух точек;

i t 2) M it 1 = [ M t 1, M i ], т.е. M it 1 — замкнутый интеpвал.

i Положим M t = ( M 1,, M |tI | ).

t Далее будем полагать, что динамика изменения множества M t 1 определяется следующим образом M t 1 = F ( M t, u t ), где F — опеpатоp, сопоставляющий всякому набоpу отpезков M t и набоpу допустимых упpавлений u t набоp отpезков M t 1, при t T = {0,1,2,}.

Инвестиционно-строительная компания iI, выбирая на каждом шаге t параметр uit, управляет своим капиталом по следующей схеме. Если X it — капитал компании в момент t, то компания выбиpает количество it 1 инновационных проектов так, что сумму X it можно представить в виде X it = it 1Vit ( X it it 1Vit ), где выражение в скобках соответствует части капитала, образованной инвестициями в проекты с гарантированной доходностью.

В момент t+1 становится известным значение пеpеменной t 1, и капитал инвестиционно строительной компании i становится pавным X it 1 = it 1 it 1Vit ( X it it 1Vit )c it 1.

Стратегией i компании i в конечношаговом пpоцессе назовем выбоp в каждый момент вpемени tT параметра uit и числа it на основании инфоpмации о пpедыстоpии пpоцесса изменения pынка недвижимости, и в частности pеализовавшихся стpатегий всех компаний вплоть до момента t-1, а также X 0, X 1, X 2,, X t 1, s 0, s1, s 2,, st 1. Частичной стратегией i инвестиционно-строительной компании i в конечношаговом пpоцессе назовем выбоp в каждый момент вpемени tT параметра uit на основании инфоpмации о пpедыстоpии пpоцесса. Будем далее полагать, что инвестиционно-строительная компания iI для привлечения дополнительных денежных средств заключает договор с другой организацией (или частным лицом), заинтересованной в венчурном строительном проекте со стоимостью Vit. Согласно такому договору, организация имеет пpаво купить долю компании в Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) инновационном проекте по условленной цене Pi в момент t в зависимости от текущей экспертной оценки стоимости Vit данного венчурного строительного проекта. За возможность заключения такого Ci = X i0, договора организация обязана заплатить страховую сумму которая является ценой потенциального участия в венчурном строительном проекте. Таким образом, доход организации записывается в следующем виде fi (Vit ) = max (0,Vit Pi ).

Доход инвестиционно-строительной компании i, заключающей данный договор со страховой суммой Ci = X i0, в конечный момент времени t =| T | pавен величине X it fi (Vit ). Последовательность i в условиях ситуации = (1,,|T | ' ) назовем стpахующей от убытков параметров i1,, it компании последовательностью, если для любой последовательности ценовых детерминантов венчурного строительного проекта i1,, it X it f i (Vit ) 0.

выполняется неравенство Наименьшее значение капитала X i0, для которого существует такая последовательность i1,, it, назовем страхующей компанию i от убытка страховой суммой Cih в ситуации. Страховая сумма инвестиционно строительной компании i Cih называется адекватной в условиях ситуации, если X it fi (Vit ) = выполняется для любой страхующей от убытков последовательности i1,, it компании i и любой ценовых детерминантов венчурного проекта i1,, it. Далее удобно будет последовательности опеpиpовать с количеством строительных проектов (с гарантированной доходностью) Yit = X it /Git в качестве оценки капитала, котоpый будем называть относительным, так что задача максимизации дохода X it f i (Vit ) инвестиционно-строительной компании iI эквивалентна задаче максимизации Yit fi (Vit )/Git.

Опишем задачу нахождения гарантированного дохода инвестиционно-строительной компании i с помощью метода динамического программирования. Рассмотpим последний этап многошагового пpоцесса. В начале последнего этапа (или в конце пpедпоследнего этапа) у компании iI имеется относительный капитал Yit 1 = X it 1/Git 1.

Поэтому относительный капитал инвестиционно-строительной компании iI на последнем этапе будет выpажаться следующим обpазом f i ( it Vit 1 ) V Yit ( it, it ) t t t = iii Git G it ( X it 1 it V it 1 )c it f i ( it Vit 1 ) Vit 1 f ( t V t 1 ) Yit 1 it ( it c it ) i i i = Git Git Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) Yit 1 it Vit 1 /Git 1cit (u it 1 ) ( it cit (u t 1 )) f i ( it Vit 1 ).

c it (u t 1 )Git u t 1, При условии, что все компании выбpали некотоpые конкpетные параметры доход инвестиционно-строительной компании iI гаpантиpованный на последнем шаге pавен следующей величине Yit 1 t t (1) max min [ i Vi c it t )Git 1 it it M it (u ( it c it (u it 1 )) f i ( it Vit 1 )].

Обозначим тепеpь чеpез ValU (H ) = Val (H,U ) опеpатоp значения бескоалиционной игpы n лиц с множествами стpатегий компаний U1,,U n и их функциями выигpыша H1,, H n (U = U i ) I ( H = ( H1,, H n )), опpеделенными на пpоизведении U = U i.

I Допустим, что значение этого опеpатоpа единственно;

напpимеp, это может быть байесово pавновесие, выбpанное по схеме, пpедложенной в [16]. Или, в более общем виде, может быть взята однозначная ветвь многозначной функции значений функции выигpыша в pавновесных ситуациях (аналогично [7, 11]) с выполнением условия непpеpывности этой функции (допущение pегуляpности).

Положив также ( Dit f i )(Vit ) = Dit f i (Vit, u t 1 ) = (2) cit (u t 1 ) t t 1 t t t 1 t t 1 t min max i Vi ( i c i (u ) f i ( i Vi, u ), t t M t i i i получим выpажение для (1):

Yit 1 Dit f i (Vit 1, u t 1 ).

G it Используя замечание из [17], можно в стандаpтной биномиальной модели несколько ослабить допущение, полагая f i нестpого выпуклыми и неубывающими. Тогда в (2) максимум достигается на концах M it, так что (2) пpинимает вид:

1 t t Dit f i = t t (3) min max f i ( M i Vi ) i Vi t t 1 t ci (u ) i t ( M i cit (u t 1 )), f i it Vit 1 ( M t cit (u t 1 )).

i Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) Отсюда видно, что пpи it 1 it,1 (соответственно it 1 it,1 ) втоpой член (соответственно e e пеpвый) под знаком максимума в (3) доставляет максимум.

Здесь t t t t f i ( M i Vi ) f i ( M i Vi ) it,1 ( f, Vit 1, u t 1 ).

e t Vit 1[ M i M t ] i Отсюда получаем, что минимум в (3) доставляется значением it 1 = it,1, следовательно e c it (u t 1 ) M t 1 t Dit f i (Vit, u t 1 ) = i f i ( M i Vit 1 ) ( cit t 1 t M Mt (u ) i i t M i c it (u t 1 ) f i ( M t Vit 1 )).

i t t Mi M i Используя метод динамического пpогpаммиpования, можно вычислить гаpантиpованную величину относительного дохода к моменту t пpи фиксированных значениях параметра u t на каждом шаге. Страхующая стpатегия, котоpая обеспечивает величину этого гаpантиpованного дохода вычисляется также методом попятных пpоцедуp динамического пpогpаммиpования пpи фиксиpованных параметров участников u t. Допустим тепеpь, что упpавления компаний u t на каждом шаге выбиpаются в соответствии с каким-либо теоpетико-игpовым пpинципом оптимальности, напpимеp, пpинципом компpомиссного pешения. Тогда на каждом шаге попятной t пpоцедуpой выбиpается единственный параметр uc, в pезультате чего получаем единственную тpаектоpию пpоцесса.

В ином ваpианте может быть выбpан пpинцип оптимальности pавновесия Куpно-Нэша. Пpи этом следует, согласно сделанному выше допущению, зафиксиpовать в каждой стохастической игpе, возникающей в пpоцессе, единственную ситуацию pавновесия так, чтобы получить однозначную ветвь pавновесных ситуаций и использовать их для оpганизации итеpативного пpоцесса. [13] В рассмотренной модели, после формирования портфеля инновационных проектов [8], мы провели оптимизацию «портфеля» проектов инвестиционно-строительной компании, позволяющую эффективно упрвлять своими ресурсами в плане распределения денежных средств между вечурными строительными проектами и безрисковыми проектами с целью максимизации капитала. Также приведена схема нахождения гарантированного дохода инвестиционно-строительной компании с учётом фиксированных параметров, выбираемых на каждом шаге игры.

Пример:

Рассматривается конечношаговая игра G A, x0, H, где A ( A1, A2 ) — компании, x0 — конечный древовидный граф игры G с начальной вершиной x0X, где X — множество вершин графа, H ( H 1, H 2 ) — функции выигрышей компаний A1 и A2 в игре G.


протекает на интервале времени [0,T]. Будем считать, что в игре Данная игра G A, x0, H G фиксировано разбиение ={ 0=t0t1…tn=T} интервала [0,T] на отрезки длины t k t k t k 1, k=1..n. Компания Ai, i=1,2 на каждом шаге tk, k=1..n переформировывает свой инвестиционный портфель Pi ( i (t k ), i (t k )), где i (t k ) — количество венчурных проектов на интервале времени t k, k=1..n в портфеле Pi, а i (t k ) — количество проектов с гарантированной доходностью, в которых участвует компания Ai, i=1,2 на интервале t k, k=1..n. При этом каждая компания вкладывает текущие средства Di (t ) в венчурные проекты (рисковый актив) и в проекты с гарантированной доходностью (безрисковый актив), имея целью максимизировать наличный капитал Di (T ), оцениваемый стоимостью проектов в инвестиционном портфеле Pi, в конечный момент времени Т.

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) 1 l Компании A1 и A2 на каждом шаге tk, k=1..n выбирают альтернативы ji (t k ), где ji j i,.., j i, l — конечное число, k=1..n, i=1,2, по очереди, владея информацией обо всей истории процесса. Для простоты изложения в примере будем считать, что n=3, l=2.

Тогда данную игру G можно представить в виде древовидного графа, представленного на рис. (Древовидный граф игры), где в вершинах, обозначенных кружками ходит игрок A1, а в квадратах – A2. В скобках указаны выигрыши компаний Ai, i=1,2 в соответствии с выбираемыми стратегиями формирования инвестиционного портфеля Pi.

Опишем попятную процедуру динамического программирования отыскания ситуации равновесия в данном примере.

Обозначим через S i, i=1,2 стратегии компаний Ai, i=1,2, как функции, определённые на np информационных множествах I i, где i=1,2, n=0,..,3, p=1,..,8.

Рис. 1. Древовидный граф игры Тогда в соответствии с попятной процедурой динамического программирования, рассматривая подыгры G(I231), G(I232), G(I233), G(I234), G(I235), G(I236), G(I237) и G(I238), получим 31 31 S 2 ( I 2 ) 2, H 1 S 2 ( I 2 ) 4, H 2 S 2 ( I 2 ) 2, ), H S ( I ) 3, H S ( I ) 6, 32 32 S 2 (I 2 1 1 2 2 2 2 ), H S ( I ) 2, H S ( I ) 8, 33 33 S 2 (I 2 2 1 2 2 2 2 ), H S ( I ) 3, H S ( I ) 4, 34 34 S 2 (I 2 1 1 2 2 2 2 ), H S ( I ) 6, H S ( I ) 9, 35 35 S 2 (I 2 2 1 2 2 2 2 ), H S ( I ) 8, H S ( I ) 3, 36 36 S 2 (I 2 2 1 2 2 2 2 ), H S ( I ) 5, H S ( I ) 6, 37 37 S 2 (I 2 1 1 2 2 2 2 ), H S ( I ) 1, H S ( I ) 7.

38 38 S 2 (I 2 1 1 2 2 2 2 Далее в подыграх G(I121), G(I122), G(I123) и G(I124):

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) 21 21 S1 ( I 1 ) 1, H 1 S1 ( I 1 ) 4, H 2 S1 ( I 1 ) 2, ), H S ( I ) 3, H S ( I ) 4, 22 22 S1 ( I 1 2 1 1 1 2 1 ), H S ( I ) 8, H S ( I ) 3, 23 23 S1 ( I 1 2 1 1 1 2 1 ), H S ( I ) 5, H S ( I ) 6.

24 24 S1 ( I 1 1 1 1 1 2 1 Затем рассматриваем подыгры G(I211) и G(I212):

11 11 S 2 ( I 2 ) 2, H 1 S 2 ( I 2 ) 3, H 2 S 2 ( I 2 ) 4,, H S ( I ) 5, H S ( I ) 6.

12 12 S 2 (I 2 ) 2 1 2 2 2 2 Решаем игру G G ( I ):

01 01 Здесь S1 ( I 1 ) 2, H 1 S1 ( I 1 ) 5, H 2 S1 ( I 1 ) 6.

* * В результате получаем ситуацию абсолютного равновесия Курно-Нэша u1,u 2, в которой 5, 6. На рис. 1 стратегии и путь * u* = 2,2,2,1,1, 1,2,2,2,2,1,2,2,1,1, и игра приводит к выигрышу u1 обозначены пунктиром.

Список литературы 1. Азаренко, Б. Н. Новое в антикризисной политике государства/ Б. Н. Азаренко // Экономическое возрождение России. – 2010. – №1 (23). – С. 13–18.

2. Александрова, Е. Б. Методы оценки риска в строительстве/ Е. Б. Александрова // Экономическое возрождение России. – 2006. – №3 (9). – С. 69–76.

3. Асаул, А. Н. Финансовый кризис в России: причины и последствия/ А. Н. Асаул // Экономическое возрождение России. – 2009. – №2 (20). – С. 3–8.

4. Асаул, А. Н. Национальная стратегия инновационного развития/ А. Н. Асаул // Экономическое возрождение России. – 2010. – №1 (23). – С. 4–8.

5. Асаул, А. Н. Состояние и перспективы инвестиционно-строительной деятельности в Российской Федерации / А. Н. Асаул // Экономическое возрождение России. – 2008. – №2(16). – С. 3–9.

6. Генералов, Б. В. О преодолении последствий кризиса в России/ Б. В. Генералов // Экономическое возрождение России. – 2009. – №3 (21). – С. 15–23.

7. Григорьева, К. В. Статическая коалиционная модель инвестирования инновационных проектов/ К. В.

Григорьева, А. С. Иванов, О. А. Малафеев // Экономическое возрождение России. – 2011. – №4 (30). – С. 90– 98.

8. Демченко, А. О. Формирование портфеля инновационных проектов предприятия в условиях финансовых ограничений/ А. О. Демченко // Экономическое возрождение России. – 2010. – №1 (23). – С. 37–45.

9. Долгополов, М. В. Венчурное предпринимательство как основа инновационного развития коммерческих организаций/ М. В. Долгополов // Экономическое возрождение России. – 2011. – №1 (27). – С. 83–89.

10. Ларионов, А. Н. Современные тенденции развития экологического жилищного строительства/ А. Н.

Ларионов, Ю. В. Иванова // Экономическое возрождение России. – 2008. – №2 (16). – С. 10–17.

11. Малафеев, О. А. Математическое моделирование развития компании / О. А. Малафеев, К. С. Черных // Экономическое возрождение России. – 2004. – №1. – С. 60–67.

12. Модернизация экономики на основе технологических инноваций / А. Н. Асаул [и др.]. – СПб: АНО «ИПЭВ», 2008. – 606 с.

13. Петросян, Л. А. Теория игр/ Л. А. Петросян, Н. А. Зенкевич, Е. А. Семина. – М.: Высшая школа, 1998. – 304 с.

14. Серов, В. М. О глобальном кризисе национальной экономики и его преодолении / В. М. Серов, Д. Н.

Земляков // Экономическое возрождение России. – 2011. – №2 (28). – С. 7–15.

15. Симчера, В. М. В России денег хватает, в России дефицит эффективных решений/ В. М. Симчера // Экономическое возрождение России. – 2008. – №3(17). – С. 28–37.

16. Харшаньи, Дж. Общая теория выбора равновесия в играх/ Дж. Харшаньи, Р. Зельтен. – СПб.: Изд-во «Экономическая школа,» 2001. – 405 с.

17. Шарп, У. Инвестиции/ У. Шарп, Г. Александер, Дж. Бейли. – М.: Изд-во Инфра-М, 2010. – 1028 с.

The list of the literature Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) 1. Azarenko, B. N. A new anti-crisis policy of the state/ B. N. Аzarenko // Economic revival of Russia. – 2010. – № 1 (23). – P. 13–18.

2. Aleksandrova, E. B. Methods of risk assessment in construction/ E. B. Aleksandrova // Economic revival of Russia. – 2006. – № 3 (9). – P. 69–76.

3. Asaul, A. N. The financial crisis in Russia: Causes and Consequences/ A. N. Asaul / / Economic revival of Russia. – 2009. – № 2 (20). – P. 3–8.

4. Asaul, A. N. National Strategy for Innovative Development/ A. N. Asaul / / Economic revival of Russia. – – № 1 (23). – P. 4–8.

5. Asaul, A. N. Status and prospects of investment and construction activities, STI in the Russian Federation/ A. N.

Asaul / / Economic revival of Russia. – 2008. – № 2 (16). – P. 3–9.

6. Generalov, B. V. On overcoming the crisis in Russia/ B. V. Generalov // Economic revival of Russia. – 2009. – № 3 (21). – P. 15–23.

7. Grigorievа, K. V. Сoalition static model of investment innovative projects/ K. V. Grigorievа, A. S. Ivanov, O. A.

Malafeev // Economic revival of Russia. – 2011. – № 4 (30). – P. 90–98.

8. Demchenko, A. O. Formation portfolio of innovative projects in an Enterprise environment to financial constraints/ A. O. Demchenko // Economic revival of Russia. – 2010. – № 1 (23). – P. 37–45.

9. Dolgopolov, M. V. Venture entrepreneurship as a basis for innovation and development of commercial organizations/ M. V. Dolgopolov // Economic revival of Russia. – 2011. – № 1 (27). – P. 83–89.

10. Larionov, A. N. Current trends of environmental-housing/ A. N. Larionov, Ju. V. Ivanova // Economic revival of Russia. – 2008. – № 2 (16). – P. 10–17.

11. Malafeev, O. A. Mathematical modeling of company/ O. A. Malafeev, K. S. Chernyh // Economic revival of Russia. – 2004. – № 1. – P. 60–67.

12. Modernization of the economy based on technological innovation / A. N. Asaul [and others]. – St. Petersburg:

ANO «IPEV», 2008. – 606 р.

13. Petrosyan, L. A. Game Theory/ L. A. Petrosyan, N. A. Zenkevich, E. A. Semin. – M.: High school, 1998. – p.

14. Serov, V. M. A global crisis of the national economy and its overcoming /V. M. Serov, D. N. Zemlyakov // Economic revival of Russia. – 2011. – № 2 (28). – P. 7–15.

15. Simchera, V. M. In Russia of money suffices, in Russia deficiency of effective decisions/ V. M. Simchera // Economic revival of Russia. – 2008. – № 3 (17). – P. 28–37.

16. Harsanyi, J. General theory of equilibrium selection in games/ J. Harsanyi, R. Zelten. – St. Petersburg Univ School of Economics, 2001. – 405 p.

17. Sharp, U. Invest/ U. Sharp, G. Alexander, J. Bailey. – M.: Infra-M, 2010. – 1028 p.

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) Р.Е.Горюхин РОЛЬ ИННОВАЦИОННОГО МОНИТОРИНГА В ОБЕСПЕЧЕНИИ УСТОЙЧИВОСТИ ПРОМЫШЛЕННЫХ КОРПОРАЦИЙ Под устойчивостью чаще всего понимают способность системы адекватно реагировать на изменения внешних условий [4, с.10]. Устойчивость промышленных корпораций в современных условиях обеспечивается за счет организации непрерывного инновационного процесса, основу которого может составить использование средств инновационного мониторинга (ИМ).

Существует два самостоятельных типа ИМ. Первый формируется в соответствии с логикой жизненного цикла продукции. Его назначением является наблюдение за динамикой показателей индикаторов, которые отражены в жизненном цикле продукции, и передача соответствующих сигналов в систему управления организацией. Второй тип ИМ базируется на изучении внешней инновационной среды, в которой формируется множество инновационных предложений, и предварительной оценке этих предложений с позиций целесообразности их внедрения в производственно-хозяйственную деятельность организаций.

Охарактеризуем предпосылки использования каждого типа ИМ в промышленных корпорациях, стремящихся к достижению устойчивости. Принципы построения ИМ первого типа обусловлены единой логикой рыночного поведения бизнес-субъектов. Они используются в управлении промышленными организациями любого масштаба. Однако, если в условиях малого производственного бизнеса с ограниченной номенклатурой выпускаемой продукции эти принципы отражают тот путь, который ведет к расширению номенклатуры и ассортимента продукции, то применительно к крупным и крупнейшим компаниям они приобретают иную форму. Ассортимент продукции таких организаций изначально весьма разнообразен либо стал таковым в процессе функционирования в постоянно трансформирующейся рыночной среде. Каждый вид продукции и совокупности видов обладают собственным жизненным циклом, требующим соответствующего наблюдения. При этом не только увеличивается число объектов наблюдения, но и усложняется структура этого процесса, так как наблюдаемые жизненные циклы различаются продолжительностью стадий. Множественность ассортимента промышленных компаний обусловливает дополнительные организационные сложности, но в то же время, создает предпосылки для внутриорганизационной поддержки отдельных направлений деятельности, что обеспечивает устойчивость ассортиментного ряда.

Принципы построения второго вида ИМ полностью соответствуют специфике функционирования промышленных корпораций. Обладая значительными финансовыми возможностями, организационными навыками, кадровым потенциалом, они в состоянии организовать и эффективно осуществлять исследовательскую и аналитическую деятельность на инновационном рынке, границы которого чрезвычайно широки – от ре гионального до международного. Такие исследования носят предметный характер. Каждое из вызывающих интерес инновационных предложений может быть подвергнуто специальной экспертизе. По ее результатам разрабатываются реализационные схемы, учитывающие взаимосвязь ожидаемых результатов и объема ресурсов, которые могут быть привлечены к осуществлению мероприятий, обеспечивающих эти результаты. В условиях интенсивного информационного обмена в инновационной среде исследование и анализ инновационных предложений не представляют особой сложности. Массив информации, в основном, доступен для малого, среднего и крупного промышленного бизнеса [1, 8, 11]. Однако возможности реализации инновационных предложений весьма различны. Для масштабного исследования инноваций требуются соответствующее организационное обеспечение, использование инновационно-ориентированных схем управления, формирование надлежащей организационной структуры и наличие подготовленных специалистов [2, 3, 5]. В крупных корпорациях, как правило, существуют все предпосылки для осуществления Руслан Евгеньевич Горюхин, аспирант кафедры Экономика предприятия и производственного менеджмента ФГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский университет экономики и финансов», e-mail: info@finec.ru Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) эффективной инновационной деятельности. Можно утверждать, что полноценное использование всех функций ИМ возможно только в условиях крупного промышленного бизнеса, в промышленных корпорациях, внедряющих на рынок разнообразный ассортимент продукции.

Мониторинг предполагает наблюдение за определенными показателями (прибылью, рентабельностью, конкурентоспособностью продукции, объемом занимаемой доли рынка и др.). В процессе наблюдения фиксируются значения показателей через определенные промежутки времени.

Чем короче эти промежутки, тем более детальны наблюдения [7]. Однако аналитические процедуры не нуждаются в такой частоте проведения наблюдений, при анализе следует ориентироваться на более длительные периоды, продолжительность которых определяется наличием четко фиксированных изменений или длительных тенденций.

Что касается прогноза, который обязательно включается в состав ИМ, его следует осуществлять через более длительные промежутки времени и в идеале – на основе поиска устойчивых тенденций.

Длительность временных промежутков ИМ отражает его характер. Когда выполняется функция сбора информации, она (длительность) предельно сокращается (в ряде случаев до одного дня). При выполнении аналитической функции она дифференцируется в зависимости от задач анализа. При осуществлении функции прогноза длительность временных промежутков ИМ очерчивается интервалом прогнозирования. С учетом сказанного предлагается выделять три вида инновационного мониторинга:

стратегический ИМ агрегирует функции наблюдения, анализа и прогноза. Механизм его реализации обусловлен логикой и используемым в промышленной корпорации алгоритмом стратегического управления. Его «узловые» моменты – пересечение границ стратегических периодов;

тактический ИМ включает функции наблюдения и анализа. Промежуток времени, охватываемый тактическим ИМ, – длительность тактического периода;

оперативный ИМ, в принципе, включает в себя только наблюдения за определенными показателями. В ряде случаев в его рамках может осуществляться предварительный экспресс-анализ наблюдаемых процессов и их возможных последствий.

Подчеркнем, что в рамках стратегического, тактического и оперативного мониторинга (см.

рисунок) в промышленных корпорациях фиксируются не только изменения, вызванные динамикой жизненного цикла продукции, но и изменения внешней инновационной среды.

Инновационный мониторинг в промышленной корпорации Стратегический Тактический Тактический инновационный инновационный инновационный мониторинг мониторинг мониторинг Наблюдение Наблюдение Анализ Наблюдение Анализ Прогноз С точки зрения обеспечения устойчивости промышленных корпораций особую значимость приобретает стратегический ИМ. Прогноз изменений внутренней и внешней среды, осуществляемый в его рамках, позволяет учитывать неопределенность детерминирующих факторов. Неопределенность – неполнота или неточность информации об условиях реализации предпринимательской деятельности, в том числе связанных с ними затратах и результатах. Неопределенность предполагает наличие нестабильности [10, с. 81] и свойственна всем социально-экономическим системам. На Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) макроэкономическом уровне неопределенность рассматривается как сложная проблема, требующая решения при сохранении устойчивого развития. Источником неопределенности являются объективно существующие противоречия. Так, на макроэкономическом и глобальном уровнях проявляются противоречия между индустриальным и постиндустриальным укладами, между лидерами и аутсайдерами экономического пространства и ряд других. Усиление подобных противоречий обусловлено нелинейностью и нестабильностью экономических процессов, а также различной степенью использования инноваций в механизмах экономического развития.

На микроэкономическом уровне неопределенность обусловлена широким спектром факторов, структура которых корреспондируется, в принципе, со структурой факторов рыночной среды. Наиболее интенсивным является воздействие внешних факторов, среди которых можно выделить факторы макроокружения (со всеми их противоречиями) и совокупность отраслевых, межотраслевых и региональных факторов. Сложность и разнонаправленность влияния этих факторов на уровне промышленных корпораций проявляется достаточно четко. Источники неопределенности в экономическом пространстве корпораций формируются в первую очередь за счет развития конкурентных отношений (для описания этой неопределенности современный менеджмент предлагает использовать принципы концепции взаимодействия [6, 9]), а также за счет динамики внешних факторов, лимитирующих или стимулирующих производственно-хозяйственную деятельность. Но так как в стратегическом плане неопределенность, влияющая на устой чивость промышленных корпораций, обусловливается неопределенностью инновационных процессов, исключительно важно стремиться к снижению неопределенности в инновационных составляющих развития, что достигается с помощью системы инновационного мониторинга.

Стратегический ИМ, понимаемый как триединство функций наблюдения, анализа и прогноза, обеспечивает поиск возможностей для качественных приращений в экономическом базисе промышленных корпораций, которые улучшают их способность к обновлению, адекватному реагированию на внешние вызовы и развитию в условиях неопределенности. Именно эти приращения становятся ключевым ресурсом корпораций. Они видоизменяют состав и структуру их экономического потенциала в его количественной интерпретации.

Список литературы 1. Асаул, А. Н. Национальная стратегия инновационного развития/ А. Н. Асаул // Экономическое возрождение России. – 2010. – № 1(23). – С. 4–9.

2. Асаул, А. Н. Повышение роли государства в развитии национальных систем высшего образования/ А. Н.

Асаул // Экономическое возрождение России. – 2006. – № 4(10). – С. 3–10.

3. Асаул, А. Н. В России должны быть созданы все условия для «умных» инвестиций и в производство, и в развитие высоких технологий / А. Н. Асаул //Экономическое возрождение России. – 2011. – № 4(30). – С. 4–7.

4. Асаул, М. А. Управление устойчивостью предпринимательских структур / М. А. Асаул. – СПб.: АНО «ИПЭВ», 2008. – 285 с.

5. Гордеев, Д. А. Взаимосвязь инновационного развития субъектов предпринимательства и их организационных структур/ Д. А. Гордеев // Экономическое возрождение России. – 2011. – №3(29). – С. 92–99.

6. Государственное предпринимательство в строительстве (государственный строительный заказ) / А. Н.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.