авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Томский ...»

-- [ Страница 3 ] --

Для советского периода была характерна сверхвысокая и сопос тавимая с мужской экономическая активность женщин – более 80 % женщин трудоспособного возраста работали. Принято считать [170], что в переходный период положение женщин на рынке труда резко изменилось. Статистика показывает, что в целом за 1992–2002 гг. эко номическая активность женщин трудоспособного возраста сократи лась с 74,4 до 57,0 % (для мужчин данного возраста – с 82,7 до 78,0 %) [138, с. 29]. Наибольший спад активности пришелся на первые, наибо лее кризисные годы. Начавшийся с 2000 г. рост экономической актив 2. Сегментация рынка труда ности имел для женщин большую скорость, чем для мужчин. Если сравнивать динамику экономической активности женщин в более ши роком возрастном диапазоне (15–72 лет по методологии МОТ), то за 1992–2002 гг. сокращение не прослеживается – с 61,0 до 61,0 %, осо бенно по сравнению с мужчинами данного возраста (с 74,2 до 70,6 %).

Женщины не только сохранили высокую экономическую активность, но существенно расширили ее возрастной диапазон.

В настоящее время имеет место тенденция постоянной доли женщин в общей численности безработных. По данным обследования населения по проблемам занятости, в 2012 г. численность безработ ных граждан России составляла 5,2 % экономически активного насе ления, в том числе мужчины – 55 и 45 % женщины (всего 4 млн чело век). Средняя продолжительность поиска работы безработными соста вила у женщин 9,3 месяца, у мужчин – 8,7 месяца [132, с. 56].

Представляется, что это происходит по трем причинам. Первая – по тенциал высвобождения именно женской рабочей силы был исчерпан в значительной мере в первые годы преобразований. Вторая причина – некоторое снижение потребности в оплачиваемой занятости со сторо ны некоторых групп женщин. Третья причина – растущая занятость женщин в неформальном секторе, главными формами которой в Рос сии сегодня являются мелкая розничная и «челночная» торговля.

Современное развитие рынка, основанное на принципах сво бодной конкуренции, предполагает вовлечение женщин в состав рабо чей силы.

С другой стороны, выявленная гендерная сегментация в занято сти демонстрирует вытеснение женщин с лучших рабочих мест, что создает основу экономической зависимости женщин в семье. Загру женность женщин домашними делами еще более ухудшает их пер спективы на рынке труда, поскольку получение высокооплачиваемой работы требует хорошего образования и высокой квалификации.

Таким образом, с одной стороны, женщины как категория явля ются экономически активным ресурсом.

1. Развитие пищевой промышленности, производство полуфаб рикатов привело к снижению объема домашнего труда и времени на его выполнение, в результате женская рабочая сила высвобождается для оплачиваемой занятости.

Модель регулирования рынка труда 2. Женщины представляют собой гибкий резерв рабочей силы, который может войти в оплачиваемую занятость в случае экономиче ского подъема и роста спроса на труд. В периоды экономического спада женщины покидают сферу занятости (примером подобной ди намики является вовлечение женщин в сферу занятости в периоды военного времени или периоды резкого экономического развития).

3. Сегодня государство не может дать адекватную оценку тем благам, которые не выставляются на рынок для обмена (в частности благо, которое создается неоплаченным домашним трудом женщин), т. е. отсутствует денежная (стоимостная) оценка нерыночных видов деятельности на уровне государства.

С другой стороны:

1. В условиях современной конкуренции на рынке труда жен щине требуется постоянное повышение квалификации, что требует финансовых затрат. В противном случае ей приходится занимать ме нее квалифицированные рабочие места и, как следствие, получать меньшую оплату за свой труд.

2. В большинстве случаев в репродуктивный период женщины вновь возвращаются к роли домашних хозяек, в наибольшей степени это касается замужних женщин. Вследствие этого полученная ранее квалификация частично или полностью утрачивается. Для ее восста новления необходимы как минимум временные затраты.

3. Гендерное разделение труда внутри домашнего хозяйства и принятие решения о выходе на рынок труда при анализе обратной связи между занятостью и выбором в пользу домохозяйства женщи ной оценивается с позиции «затрат – выгод» (режим занятости, терри ториальная отдаленность от дома, гибкий рабочий график и т. д.).

Таким образом, явно прослеживается, что женская занятость имеет свою специфику в отличие от других видов занятости и носит ресурсно-затратный характер, определяемый наличием реальной или потенциальной угрозы потери значимого ресурса, которым распоря жается или на который претендует каждый из субъектов рынка труда.

Ресурсно-затратный характер женской занятости основан на прямо пропорциональном соотнесении всех видов затрат и времени работы по каждому конкретному виду деятельности с возможностью поде тальной аналитики. Это дает возможность контролировать рабочее 2. Сегментация рынка труда время, ранжировать занятость по степени выгодности/убыточности, управлять имеющимися ресурсами в соответствии с целями, грамотно выстроить систему мотивации.

Ресурсной природе женской занятости в наибольшей степени соответствуют определенные стратегии «ресурсного управления» – адаптационная, воспроизводственная, инновационная и стратегия со циально-трудовых отношений.

Ресурсно-затратный характер женской занятости диктует участ никам принципы «подсчета ресурсов», измерения «затрат – выгод» на каждом этапе процесса принятия на себя взаимных обязательств по удовлетворению предъявляемых друг другу требований:

1. Включение женщин в основной состав рабочей силы увели чивает долю формальной женской занятости и сокращает ресурс, от водимый на воспроизводство домохозяйств. Не подлежит сомнению и не нуждается в обосновании роль женщин в обеспечении воспроиз водства домохозяйств, которые поставляют национальной экономике основной ресурс – рабочую силу.

2. Альтернативы для женщин оцениваются не только по зара ботной плате, но и по режиму занятости (в зависимости от характера социализации женщин упущенные возможности по жизнеобеспече нию домохозяйств как микросоциума).

3. Оказывает косвенное влияние на эффективность мужской за нятости через уровень заработной платы, занятие менее престижных рабочих мест.

«Использование женского труда предполагает определенную специфику, связанную с выполнением важнейшей общественной функции – материнства, с психофизиологическими особенностями женщин, с соображениями этического порядка и пр.». «Сам по себе высокий уровень занятости женщин не может служить критерием ра ционального использования женских трудовых ресурсов, если он не сочетается с необходимым для развития общества уровнем рож даемости и режимом воспроизводства населения» [156, с. 6]. Содейст вие женщинам в трудоустройстве способно улучшить демографиче скую ситуацию. Во многих странах женщина сталкивается с выбо ром – работать ей или же иметь детей, поскольку налоговая система ставит в невыгодное положение второго работающего члена семьи, Модель регулирования рынка труда а также из-за дороговизны ухода за ребенком. В странах, где относи тельно просто работать и иметь детей, женская занятость и рождае мость одновременно стремятся к росту.

Для сглаживания ситуации на российском рынке труда необхо димо разработать программу влияния на предложение рабочей силы, направленную на создание лучшего соответствия между предложени ем рабочей силы и существующим на нее спросом. За последние не сколько лет эти программы приобрели большую значимость. Это про изошло во многом благодаря тому, что ускоряющиеся изменения на рынке труда подчеркнули необходимость индивидуального обучения, навыков и приспосабливаемости. Эти программы обращены как к от дельным лицам, так и к предприятиям. В этом плане одним из при оритетных направлений должна являться работа по совершенствова нию и развитию системы профессионального обучения, подготовки и переподготовки женщин с учетом требований рыночной экономики, где важно предусмотреть:

1) перечень перспективных профессий для профессиональной переориентации и переподготовки высвобождаемых работниц (по ре зультатам мониторинга ЦЗ);

2) совершенствование системы профессионального обучения через проведение занятий непосредственно на производстве;

3) осуществление специальных программ (за счет средств рабо тодателей и служб занятости) обучения и повышения квалификации женщин, возвращающихся из отпусков по беременности и родам, ухо ду за ребенком, с целью их профессиональной реабилитации и макси мально возможного закрепления на рабочем месте;

4) введение экономической заинтересованности работодателей в повышении профессиональной квалификации работников предприятий.

Вместе с тем конкурентоспособность женщин с высшим образо ванием может быть повышена путем приобретения ими дополнитель ных знаний и навыков в области информатики, права, иностранных языков, менеджмента, педагогики, психологии и т. п. Для примера, в Белоруссии ведется работа по организации профессиональной под готовки женщин под «заказ» с гарантированным трудоустройством.

Для безработных женщин с несовершеннолетними детьми и женщин, совмещающих профессиональную подготовку с заочным и вечерним 2. Сегментация рынка труда обучением, подготовка осуществляется по гибкому графику. Исполь зование вышеперечисленного комплекса мер позволит повысить кон курентоспособность женщин на рынке труда.

Другое важное направление содействия занятости женщин в ус ловиях меняющейся рыночной экономики – это содействие развитию женского предпринимательства и самозанятости. В связи с этим было бы важно настаивать на разработке и принятии законодательных и нормативных актов, предусматривающих меры по поддержке жен ского предпринимательства, внесении изменений и дополнений в го сударственные программы поддержки малого бизнеса в части разви тия женского предпринимательства, разработке соответствующего раздела в государственных программах содействия занятости. Эти программы нацелены:

1) на выявление наиболее перспективных направлений женской самозанятости, особенно в сельских районах (по результатам проведе ния мониторинга);

2) совершенствование информационной работы о возможностях открытия собственного дела (как пример – программа центра занято сти «Новый старт»);

3) обучение женщин навыкам предпринимательской деятельно сти на базе существующих центров по поддержке развития предпри нимательства, состоящих из нескольких этапов и рассчитанных на разный уровень подготовки женщин;

4) оказание безработным женщинам консультативной помощи в разработке бизнес-планов, оказание правовой, организационной, техни ческой и финансовой поддержки (разработка учебно-методических мате риалов, организация консультирования у узких специалистов по заявлен ным направлениям в центрах поддержки предпринимательства и т. п.).

Уже сегодня в ряде регионов работают организации по содействию занятости женщин, в том числе путем организации информационной, консультативной и психологической поддержки безработных женщин, а также оказания помощи в занятии предпринимательством. В г. Томске и Томской области наряду с государственными структурами (комитет по развитию реального сектора экономики и предпринимательства при об ластной администрации с его отделениями в районах области) содейст вие женской самозанятости оказывают и общественные структуры (ко Модель регулирования рынка труда митет по поддержке женщин-предпринимателей при Томской торгово промышленной палате, Гендерный центр г. Томска). Сферы женского предпринимательства в основном традиционны: легкая промышлен ность, ремесла и промыслы, консультативная, учебная деятельность и т. п. Приватизация дала возможность женщинам стать владелицами малых и средних предприятий в таких областях, как швейная промыш ленность, торговля, бытовые услуги, общественное питание: 66,5 % предпринимательниц в этом секторе выкупили свои предприятия непо средственно у властей без конкурса (аналогичный показатель у мужчин – 27,5 %). 75 % предпринимательниц считают, что они достигли постав ленных целей, что втрое больше, чем такой же показатель у мужчин. Но для масштабного развития женского предпринимательства необходима поддержка властей и проведение ряда мероприятий, которые позволят сгладить напряженность на рынке труда, а именно:

1) привлечение к разработке федеральной программы поддержки малого бизнеса непосредственно успешных женщин-предпринимателей;

2) финансовая поддержка (включающая низкие кредитные став ки) для начинающих женщин-предпринимателей;

3) создание выгодных условий для вложения капитала в разви тие малого бизнеса через льготы по налогам в зависимости от отда ленности к областным центрам по аналогии с Соединенными Штата ми Америки;

4) выделение в федеральной программе поддержки малого биз неса особого раздела по развитию женского предпринимательства, а также организации семейных предприятий;

5) разработка плана совместных действий на федеральном и ре гиональном уровнях по развитию самозанятости.

Таким образом, наиболее эффективно развитие занятости жен щин будет происходить при усилении как мероприятий со стороны го сударства, так и ориентации женщин на самозанятость через содействие развитию женской предпринимательской инициативы. В практике реа лизации государственной гендерной политики на уровне регионов можно выделить разные ее качественные состояния в зависимости от источников бюджетной наполняемости;

от стратификационного уровня агломерации (мегаполис, средний город);

от территориального место расположения и от предъявляемых особых требований к структуре и элементам рынка труда.

2. Сегментация рынка труда 2.3. Сегрегация и дискриминация как факторы регулирования занятости Гендерная сегрегация проявляется в асимметричном распреде лении мужчин и женщин в различных структурах: отраслевых, про фессиональных и должностных. При этом обычно выделяют горизон тальную и вертикальную сегрегацию. Горизонтальная сегрегация про является в различных профессиональных группах, а вертикальная – среди одной и той же профессиональной категории. Отраслевая и профессиональная сегрегация относятся к горизонтальной, а долж ностная – к вертикальной сегрегации.

При вертикальной сегрегации на рынке труда проявляется низкая доступность получения для женщин престижных профессий и долж ностей, связанных с ответственностью и принятием решений. Фактиче ски это выражается как исключительно низкая представительность женщин на уровне принятия решений как в государственном, так и в негосударственном секторах занятости. Высшие руководящие должности в России занимают 1,3 % женщин, среди высших государст венных служащих женщины составляют 9 %, в категории государст венных служащих среднего звена их уже насчитывается почти полови на – 49,9 %, а в категории младших они составляют свыше 80 %.

Такая гендерная «пирамида власти» характерна для всех госу дарственных структур как на федеральном, так и на региональном уровнях. Аналогичным образом выглядит ситуация и в негосударст венном секторе. Среди владельцев и управляющих 125 крупных мос ковских компаний всего лишь две женщины, а среди 138 представите лей бизнес-элиты – только 11 женщин (8 %) (рис. 2.1).

Горизонтальная сегрегация проявляется в неравном распределе нии мужчин и женщин по отраслям и профессиям.

В основном женщины сконцентрированы в тех отраслях, кото рые связаны с качеством жизни с низкой оплатой труда: здравоохра нении, образовании, культуре, сфере услуг. Именно в этих отраслях отмечена самая высокая доля женщин-руководителей: бытовое об служивание – 60 %, легкая промышленность – 45 %, общественное питание – 43 %, розничная торговля – 40 %, образование, медицина, наука – до 46 %. При этом установлена тесная взаимосвязь между Модель регулирования рынка труда темпами роста заработной платы в отрасли и вытеснением из нее жен ской рабочей силы. В частности, на 15–17 % сократилась доля жен щин в таких ранее высоко феминизированных отраслях, как торговля, общественное питание, кредитование, финансы, страхование. И одно временно именно в этих отраслях за прошедшие годы отмечался наи более быстрый прирост заработной платы. Этот процесс легко проил люстрировать на примере банковской сферы, где доля женщин в числе занятых снизилась с 90 до 77 % при параллельном резком росте зара ботной платы (так, средняя зарплата в банках в 2,5 раза превышает среднюю по всем отраслям народного хозяйства). Результатом стал приток в сферу банковской деятельности значительного числа мужчин и соответствующее относительное снижение доли женщин. Среди 62 председателей правления крупных банков России было только 11 женщин (17,7 %) [47].

Рис. 2.1. Процентное соотношение женщин и мужчин на государст венных постах различных звеньев:

1 – высшие руководящие должности в России;

2 – высшие государствен ные служащие;

3 – государственные служащие среднего звена;

4 – госу дарственные служащие младшего звена 2. Сегментация рынка труда Статистические данные позволяют оценить только отраслевую и профессиональную сегрегацию по полу (рис. 2.2). При этом профессио нальную сегрегацию нельзя рассматривать только как горизонтальную.

Рис. 2.2. Распределение численности занятых в экономике по видам экономической деятельности и полу (по данным выборочных об следований населения по проблемам занятости на конец нояб ря 2012 г.). По оси абсцисс пронумеровано:

1 – сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство;

2 – рыболовство, ры боводство;

3 – добыча полезных ископаемых;

4 – обрабатывающие про изводства;

5 – производство и распределение электроэнергии, газа и во ды;

6 – строительство;

7 – оптовая и розничная торговля, ремонт авто транспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования;

8 – гостиницы и рестораны;

9 – транспорт и связь;

10 – финансовая деятельность;

11 – операции с недвижимым имущест вом, аренда и предоставление услуг;

12 – государственное управление и обеспечение военной безопасности, обязательное социальное обеспе чение;

13 – образование;

14 – здравоохранение и предоставление соци альных услуг;

15 – предоставление прочих коммунальных, социальных, персональных услуг и услуги по ведению домашнего хозяйства [46] Модель регулирования рынка труда Расширение рынка труда в последней трети XX в. стимулировало рост занятости женщин, способствовало созданию рабочих мест, росту спроса на женскую рабочую силу, но в то же время – и сегрегации на рынке труда. Будем те отрасли, где доля женщин была меньше 33 %, считать «мужскими», а те, где доля женщин больше 66 %, – «женскими».

Оставшиеся отрасли выделим в третью категорию – промежуточные от расли. Из 10 групп отраслей (прил. 2, 3), выделяемых Росстатом (в прошлом – Госкомстатом), «мужскими» отраслями в 1992–2006 гг.

можно было считать строительство (доля женщин на протяжении рас сматриваемого периода не превысила 25 %);

транспорт (доля мужчин в этой отрасли держалась на уровне около 75 %) и отрасли, объединен ные в отдельную категорию, – «другие отрасли». Наивысшая концен трация женщин наблюдалась в таких отраслях, как здравоохранение, спорт и социальное обеспечение (процент мужчин в этой отрасли ни разу за весь период не превысил 20), образование (в этой отрасли жен щины составляют около 4/5), финансы и кредит (с 1992 по 2006 г. про цент женщин в этой отрасли снизился с 86 до 66). Промышленность, жилищно-коммунальное хозяйство относятся к категории промежуточ ных отраслей. При этом в промышленности наблюдалась тенденция плавного снижения количества женщин – на 5 % с 1992 по 2006 г. Та кие отрасли, как оптовая и розничная торговля, общественное питание в самом начале периода находились в «женской» отрасли, но к 2004 г.

доля женщин в этой отрасли снизилась до 59 %, хотя на 2006 г. отмечен незначительный рост. Были отрасли, которые в 1992–2006 гг. переме щались из одной категории в другую: сельское хозяйство, которое в 1992–1996 и 1998–2002 гг. входило в категорию промежуточных от раслей, в 1997 и 1998 г. переходило в категорию «мужских» отраслей (т. к. доля женщин в эти годы составляла примерно 31,7 %), далее заме тен рост до 40 % с небольшим понижением в 2006 г. В области управ ления за этот период произошли, пожалуй, наиболее значительные из менения. Если в 1992 г. эта отрасль была «женской» с долей женщин, равной 68 %, то уже начиная с 1995 г., количество мужчин в ней стало заметно увеличиваться. В 1996 и 1997 гг. количество мужчин и женщин в этой отрасли сравнялось, а в 2000 г. мужчины уже немного перевеси ли женщин. То есть за весь период с 1996 по 2006 г. доля женщин в этой отрасли снизилась на 30 % (прил. 2, 3).

2. Сегментация рынка труда Такие изменения в отраслевой структуре можно было бы объяс нить снижением общей доли женщин, занятых в экономике. Но дан ные свидетельствуют о том, что доля женщин на протяжении всего периода была более или менее стабильной. Значит, эти изменения в структуре отраслей никак не связаны с вытеснением женщин из сферы общественного производства в домашнюю, частную сферу.

Получается, что происходило простое «переформирование» отраслей (женщины и мужчины переходили из одних отраслей в другие). Тем самым снижение доли женщин в одних отраслях компенсировалось ростом их доли в других, в основном, «бюджетных» с низкой оплатой труда – образование, здравоохранение.

Анализ отношения среднемесячной заработной платы в отрас ли к средней по экономике наглядно показывает, что чем выше уро вень оплаты труда в отраслях, тем меньше в них доля женщин (рис. 2.4, прил. 2). Профессиональная сегрегация вносит устойчивый вклад в различия в заработках, однако ее уровень остается достаточ но стабильным.

Так, анализ данных (прил. 4), позволяет отметить, что заработ ная плата мужчин и женщин в одной и той же отрасли значительно отличается. Возможно, увеличение гендерного разрыва в заработной плате происходило за счет увеличения различий в средних уровнях оплаты труда в «мужских» и «женских» видах занятости. То есть «мужские» виды деятельности становятся еще более высокодоходны ми, а «женские» – низкодоходными. Согласно данным 2006 г., в России число женщин среди профессорско-преподавательского (рис. 2.5) состава – 53 % (прил. 5). В то же время ректоров, т. е. руко водителей высшего звена – 8 %, проректоров – 26 %, деканов – 34 %, заведующих кафедрами – 33 %, старших преподавателей – 70 %. Тем самым демонстрируется наглядно вертикальная сегрегация, хотя чис ло женщин с высшим образованием в России больше на 6 %, чем мужчин (рис. 2.6. прил. 6) [47].

Анализ уровня заработной платы в отраслях экономики (прил. 2) позволяет сделать вывод, что в основном женщины сконцентрированы в отраслях с более низкой оплатой труда. При этом надо иметь в виду, что даже в «женских» видах деятельности мужчины, как правило, за нимают более высокие должностные позиции.

Модель регулирования рынка труда Рис. 2.4. Средняя начисленная заработная плата женщин и мужчин по обследованным видам экономической деятельности по группам занятий. По оси абсцисс пронумеровано:

1 – специалисты по компьютерам;

2 – архитекторы, инженеры и специа листы родственных профессий;

3 – специалисты в здравоохранении (кроме медицинских сестер);

4 – преподаватели колледжей, университе тов и других вузов;

5 – преподаватели в средней школе;

6 – преподавате ли в системе специального образования;

7 – специалисты по предприни мательской деятельности и кадрам;

8 – специалисты в области информа ции и родственных профессий;

9 – специалисты в области общественных и родственных наук;

10 – деятели литературы и искусства;

11 – руково дители организаций и их структурных подразделений (служб);

12 – спе циалисты высшего уровня квалификации [47] Для анализа профессиональной структуры распределения числен ности безработных по занятиям по последнему месту работы в 2006 г.

(рис. 2.7) использовалась классификация видов деятельности по 10 группам профессий (по данным Росстата 2007 г.) (прил. 7): руководи тели;

специалисты высшего уровня квалификации;

специалисты средне го уровня квалификации;

конторские служащие;

работники, занятые в сфере обслуживания;

квалифицированные сельскохозяйственные ра 2. Сегментация рынка труда ботники;

квалифицированные рабочие;

неквалифицированные рабочие, не имеющие опыта работы. Можно отметить, что в большинстве профес сиональных групп под сокращение попадают преимущественно женщи ны. Лишь в некоторых группах, которые являются мужскими, числен ность безработных мужчин больше.

Рис. 2.5. Профессорско-преподавательский персонал государственных и муниципальных высших учебных заведений на начало 2005/2006 учебного года. По оси абсцисс пронумеровано:

1 – ректоры;

2 – проректоры, директора филиалов;

3 – деканы факульте тов;

4 – заведующие кафедрами;

5 – профессора в составе кафедр;

6 – доценты в составе кафедр;

7 – старшие преподаватели;

8 – преподавате ли, ассистенты Так, среди руководителей из 120 безработных 51 (42 %) женщи на. Но нужно иметь в виду, что число женщин среди руководителей во всех отраслях менее 40 %. Таким образом, видно, что большую часть безработных составляют женщины. Анализ гендерной структуры заня тости в российской экономике позволяет сделать несколько выводов:

Модель регулирования рынка труда во-первых, распределение мужчин по профессиям является бо лее неравномерным, чем женщин;

во-вторых, если у мужчин наблюдается тенденция постепенного рассредоточения по другим профессиям, то среди женщин уровень концентрации остается достаточно стабильным и даже повышается;

в-третьих, основными профессиями женщин являются занятия, требующие достаточно высокого уровня образования;

наиболее рас пространенные среди мужчин профессии, напротив, не связаны с вы соким уровнем образования;

в-четвертых, мужчины и женщины сосредоточены в разных про фессиональных группах, но на протяжении рассматриваемого периода мужчины увеличивали свое присутствие в этих «женских» профессиях.

Рис. 2.6. Уровень образования женщин и мужчин, занятых в экономи ке. По оси абсцисс:

1 – высшее (включая послевузовское образование);

2 – неполное высшее;

3 – среднее;

4 – начальное;

5 – среднее (полное);

6 – основное [47] 2. Сегментация рынка труда Рис. 2.7. Распределение численности безработных по занятиям по по следнему месту работы в 2006 г. (по данным выборочного обсле дования населения по проблемам занятости;

на конец ноября). По оси абсцисс пронумеровано:

1 – руководители (представители) органов власти и управления всех уровней, включая руководителей организаций;

2 – специалисты высшего уровня квалификации;

3 – специалисты среднего уровня квалификации;

4 – работники, занятые подготовкой информации, оформлением доку ментации, учетом и обслуживанием;

5 – работники сферы обслуживания, жилищно-коммунального хозяйства, торговли и родственных видов дея тельности;

6 – квалифицированные работники сельского, лесного, охот ничьего хозяйств, рыбоводства и рыболовства;

7 – квалифицированные рабочие крупных и мелких промышленных предприятий, художествен ных промыслов, строительства, транспорта, связи, геологии и разведки недр;

8 – операторы, аппаратчики, машинисты установок и машин;

9 – неквалифицированные рабочие;

10 – не имеют опыта работы [47] Изменения в гендерной структуре занятости свидетельствуют об определенном закреплении женщин в традиционных для их занятости профессиях, тогда как мужчины заметно увеличивают свое присутст вие в других, в том числе и в «женских» профессиональных группах.

Увеличение доли мужчин в традиционно «женских областях» являет Модель регулирования рынка труда ся наиболее важным фактором, влияющим на степень сегрегации в будущем. Чем выше доля женщин в составе рабочей силы в отрасли, тем ниже заработная плата в отрасли по отношению к средней для всех отраслей. Из этой устойчивой зависимости выбиваются только две отрасли: сельское хозяйство и финансы (кредит, страхование).

В сельском хозяйстве больше заняты мужчины, но заработная плата там очень низкая. В финансах, кредитовании, страховании, на оборот, больше заняты женщины, но как только заработная плата ста ла высокой по сравнению со средним уровнем, то в финансовом сек торе все последнее время устойчиво росла занятость мужчин.

Горизонтальная и вертикальная сегрегация существует в боль шинстве известных обществ, но ее проявления и степень дифференциа ции различны. Особенно явно это проявляется при жесткой конкурен ции в сфере занятости. Одним из последствий трансформаций трудово го рынка России явилось усиление дискриминации женщин вследствие того, что, во-первых, любой экономике свойственна тенденция – при влекать женскую рабочую силу в период экономического роста и вы теснять ее с рынка в периоды спада. Во-вторых, дискриминации жен щин способствуют существующие в обществе предубеждения. Пове денческие стереотипы, в том числе обусловленные государственным гендерным порядком, определяют доминирующие стратегии занятости.

Мужские стратегии «доходной» работы обусловлены представлением о работе как единственном поле для самореализации мужчин. Женские стратегии «удобной» работы – представлением о работе как о дополни тельном поле самореализации женщины (прил. 8).

В настоящее время рациональная стратегия работодателя состо ит в том, чтобы дискриминировать определенные группы работников (в частности женщин), если издержки, связанные с выявлением раз личной средней производительности групп (например, мужчин и женщин) оказываются меньше, чем издержки, связанные с выявле нием индивидуальной производительности отдельного работника, будь то мужчина или женщина.

Дискриминация по половому признаку – практика, посредством которой одному полу отдается предпочтение по сравнению с другим [18, с. 1]. В последнее время все чаще говорят о мэйнстриминге. Мэйн стриминг (mainstreaming) означает учет гендерных аспектов в политике 2. Сегментация рынка труда правительства, фондов и организаций. Этот подход предполагает про ведение целостной гендерной политики на основе гендерной перспек тивы, гендерного анализа, планирования и институционального разви тия. Это возможно через повышение гендерной чувствительности, про ведение гендерных исследований и ведение гендерной статистики.

Дискриминационная политика, проводимая большинством ра ботодателей и поддерживаемая посредниками на рынке труда (госу дарственной службой занятости и частными агентствами по трудоуст ройству), привела к тому, что пол и возраст являются едва ли не более жесткими критериями отбора, чем профессиональные качества.

Открытая дискриминация по возрасту – «инновация» рынка труда, которая воспринимается респондентами как большая несправедливость, чем ограничения по половому признаку. Чем старше женщина, тем больше эффект от сочетания гендерной и возрастной дискриминации.

Дискриминация как следствие предпочтений, т. е. предубежде ние со стороны работодателя против найма на работу тех или иных демографических или этнических групп. Работодатель готов платить за свои убеждения, предлагая повышенную зарплату тем группам ра ботников, которые ему симпатичны. Чем больше работодатель скло нен к дискриминации по признаку пола, тем сильнее будут различия в заработной плате мужчин и женщин на его фирме.

Дискриминация со стороны потребителя обычно возникает в тех сферах занятости, где высока частота и интенсивность контактов с потребителем, который предпочитает быть обслуженным мужчиной.

Если женщина пытается найти работу по тем профессиям или долж ностям, где она является объектом дискриминации со стороны потре бителя, то ей приходится соглашаться на более низкую оплату труда, поскольку при равных условиях фирмы будут нанимать мужскую ра бочую силу. Этот вид дискриминации рассматривается как главная причина профессиональной сегрегации по признаку пола.

Дискриминация со стороны работника возникает, когда некото рые группы работников не желают вступать в трудовые отношения с представителями иного пола (например, когда женщина руководи тель, а мужчина подчиненный). Если фирма заинтересована в привле чении работников-мужчин, имеющих гендерные предубеждения, то она будет вынуждена вводить дифференцированные по полу ставки Модель регулирования рынка труда оплаты труда и фактически платить мужчинам дополнительную пре мию за «половую принадлежность».

Еще одна экономическая теория [89, с. 54–65], связанная с идеей сегментации рынка труда, – это теория статистической дискримина ции. Она основана на предположении о том, что между отдельными группами наемных работников существуют различия в уровне произ водительности труда, квалификации, профессиональном опыте и пр.

Предполагается также, что принятие решений о найме и продвижении в должности связано с издержками по поиску необходимой информа ции и отбору кандидатов. Таким образом, теория статистической дис криминации позволяет объяснить, почему в целом ряде профессий заняты почти исключительно мужчины, хотя существует немало женщин, имеющих более высокий уровень образования, способностей и профессионального опыта, чем многие мужчины.

Теория статистической дискриминации игнорирует один немало важный аспект – роль гендерной профессиональной сегрегации в воспроизводстве дискриминации на рынке труда в следующих поко лениях. Поскольку женщины, как правило, являются дискриминируе мой группой на рынке труда, они с большей вероятностью будут полу чать менее высокий уровень образования, чем мужчины, а их профес сиональный выбор будет воспроизводить существующую гендерную сегрегацию. Кроме того, теория статистической дискриминации, не плохо объясняющая наличие дискриминации при найме на работу, го раздо менее пригодна для объяснения дискриминации в продвижении в должности. Дело в том, что для большинства фирм издержки по поис ку информации, связанной с продвижением, существенно ниже, чем издержки, возникающие при найме новых работников.

Рассмотрение различных аспектов гендерных стереотипов и по следствий их влияния в контексте гендерной асимметрии свидетель ствует о том, что наиболее серьезным моментом в данном процессе является возникновение источника дополнительного социального на пряжения, когда новые возможности приходят в противоречие с ре альностью их осуществления. Для разрушения этого круга необходи ма постоянная, ритмичная, настойчивая деятельность во всех сферах жизни страны с целью изменения не только гендерной идеологии и менталитета народа всеми средствами гендерного просвещения, но также реального сдвига в положении женщин.

3. ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ГЕНДЕРНЫХ ПРИОРИТЕТОВ РЕГУЛИРОВАНИЯ ЗАНЯТОСТИ В СОЦИАЛЬНО-ТРУДОВОЙ ПОЛИТИКЕ РОССИИ 3.1. Гендерные особенности занятости в национальной экономике России В России de jure признано равенство женщин и мужчин во всех сферах жизнедеятельности, в том числе и в занятости. Однако de facto в течение всех лет проходил поиск путей воплощения в жизнь деклари рованного равенства. Модель равенства между полами в сфере труда в Советском Союзе была сформулирована на основе работ К. Маркса, Ф. Энгельса и В.И. Ленина. Центром этой модели была идея необходи мости «освобождения женщины» от домашней эксплуатации, а в сфере занятости – «подтягивание» ее положения до положения мужчины, кото рое принималось за эталон и корректировке не подлежало. Классики от мечали, что «прежде всего для освобождения женщины необходимо воз вращение всего женского пола к общественному труду, что требует, в первую очередь, чтобы индивидуальная семья перестала быть основной хозяйственной ячейкой общества» [84]. Вовлечение женщин в профес сиональную деятельность происходило быстрыми темпами. Например, если в 1928–1929 гг. в стране было 2,5 млн профессионально занятых женщин, то в 1931 г. – уже 3,6 млн. Характерной чертой этого периода являлось то, что женщин старались вовлекать в те отрасли хозяйства, где ощущался недостаток рабочей силы (в угольную, лесную, нефтяную и др. отрасли). Эта политика занятости привела к чрезвычайно резкому сокращению отраслевой и профессиональной сегрегации [54, с. 229].

Конституцией СССР 1936 г. было закреплено не только право на труд, но и обязанность трудиться. К уклоняющимся от трудовой дея тельности на производстве применялись строгие меры администра тивного взыскания и даже уголовного преследования.

Послевоенная занятость характеризуется абсолютным сокраще нием численности мужчин и, как следствие, необходимостью привле чения женщин к общественному труду, чтобы заполнить брешь, обра зовавшуюся на месте отсутствующих мужчин. Женщины часто года Модель регулирования рынка труда ми работали на тех участках, где мужчины задерживались не более двух или трех недель перед переходом на более квалифицированную работу [147, с. 65]. Восстановление народного хозяйства проходило в условиях государственной собственности и носило плановый харак тер. «Мужская работа» не давала женщинам ни экономической неза висимости, ни социальных перспектив, поскольку заработки были очень низкими, труд преимущественно физически тяжелым и ручным.

Основное внимание уделялось восстановлению тяжелой промышлен ности. Легкая промышленность и сельское хозяйство финансирова лись значительно хуже и развивались медленнее. Удельный вес про изводства отраслей группы «А» составлял в 1940 г. 61 %, а в 1953 г. – уже 70 %. По официальным данным, уже в 1948 г. производство про мышленной продукции превзошло довоенный уровень на 18 %, а в 1950 г. – на 73 %. Восстановление тяжелой промышленности ве лось экстенсивными методами. Привлекались новые сырьевые ресур сы и дополнительные рабочие руки (в годы четвертой пятилетки в промышленность и на стройки пришли 8,5 млн новых рабочих, главным образом, неквалифицированных). В то же время воспроизво дились устаревшие довоенные технологии. Особенно тяжелое поло жение сложилось в послевоенной деревне, потерявшей 15 % населе ния, в том числе 61 % трудоспособных мужчин. Во многих деревнях пахали (в основном, женщины) на коровах, т. к. была потеряна боль шая часть техники и лошадей. Такой труд в соединении с предвоен ным пересмотром законодательства повлек за собой беспрецедентную эксплуатацию женщин в конце 40-х и в 50-е гг. [86, с. 276–297].

В послевоенный период протекал процесс реорганизации органов службы занятости. В 1953 г. Министерство трудовых ресурсов ликви дировали, а вопросы подготовки, перераспределения рабочей силы, трудоустройства были распределены между центральными и республи канскими органами государственного управления. В начале 60-х гг. со вершенствованием форм и методов планового регулирования размеще ния рабочей силы на территории страны занимались специальные орга ны – отделы трудовых ресурсов Госплана СССР, созданные в соответствии с Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 11 февраля 1967 г. «О мерах по улучшению использования трудовых ресурсов».

3. Особенности формирования гендерных приоритетов С начала 70-х гг. стало меняться представление о положении мужчин и женщин в сфере занятости. Но реальной причиной этого изменения стала не забота о женщине и ее положении, а демографиче ские проблемы страны. Главным приоритетом оставалась всеобщая занятость женщин в общественном производстве, но государство больше не испытывало иллюзий относительно возможности обобще ствления домашнего хозяйства. «Двойная трудовая нагрузка» женщин считалась основной причиной сокращения рождаемости, поэтому ме ры демографической политики, направленные на повышение рождае мости, требовали от экономической политики одновременных мер по снижению производственной нагрузки женщин. Дети и домашняя ра бота воспринимались как только женские обязанности, поэтому стали разрабатывать «меры, позволяющие создать для женщины наиболее благоприятные условия сочетания профессиональных и семейно бытовых обязанностей» [115, с. 5].

В настоящее время территориальные различия занятости в ос новном воспроизводят черты, унаследованные от советского времени, что говорит о высокой устойчивости воздействия базовых демографи ческих и социальных факторов, формирующих эти различия. Наи большие различия в экономической активности женщин, как и в пре дыдущие десятилетия, характерны для двух типов регионов:

– республик Северного Кавказа с традиционалистскими семей ными установками и более высокой рождаемостью, привязывающей женщин к дому. В Дагестане, Ингушетии, Кабардино-Балкарии уро вень их экономической активности в возрасте 15–72 лет не превыша ет 50 %;

– регионов Крайнего Севера с сохранившейся с советских вре мен максимальной экономической активностью женщин (более 67 %), в том числе из-за более молодой возрастной структуры населения.

Гендерные различия в занятости по сравнению с советским перио дом усилились незначительно, доля женщин в структуре занятого насе ления сократилась с 50 до 48 %. В начале переходного периода женская занятость снижалась быстрее, особенно женщин старшего трудоспособ ного возраста, терявших работу в первую очередь. Но с дальнейшим ухудшением ситуации на рынке труда сокращение занятости полов шло примерно равными темпами. И в начальный период экономического рос Модель регулирования рынка труда та увеличение численности занятых было практически равным для муж чин и женщин (на 6,5 – 6,7 % за 1999–2001 гг.) [54, с. 230].

В настоящее время среди занятых в трех четвертях регионов Рос сии преобладают мужчины, особенно сильный дисбаланс имеют регио ны нового освоения – европейский Север, нефтегазовые округа Тюмен ской области, Томской, Кемеровской областей и весь Дальний Восток (44–46 % женщин среди занятых). Диспропорции связаны с тяжелыми условиями труда и преобладанием «мужских» добывающих отраслей в структуре экономики. Для аграрного юга характерна несколько пони женная доля женщин среди занятых из-за больших нагрузок в полуто варном личном подсобном хозяйстве или, как в Дагестане и Ингушетии (46–47 %), избыточного предложения мужской рабочей силы и вы давливания женщин с рынка труда. Равенством полов среди занятых отличаются давно депопулирующие области Центра и Северо-Запада, их возрастная структура более старая, с высокой долей женщин стар ших трудоспособных возрастов, в том числе и среди занятых. Заметный дисбаланс в пользу женщин (52 % занятых) имеют только самые слабо развитые регионы (республика Тыва, Бурятский (республика Саха) и Коми-Пермяцкий АО) со специфическими гендерными ролями: в свя зи с распространенностью асоциальных явлений и высокой мужской безработицей женщины становятся лидерами на низкоконкурентном рынке труда и основными «кормильцами» семей. Гендерная специфика в сфере занятости выражена в этих регионах более явно из-за преобла дания титульного населения, но те же процессы характерны и для ти тульного населения республики Алтай.

Особенно явная феминизация занятости по тем же причинам сло жилась в районах проживания коренных малочисленных народов Севера:

доля женщин среди занятых достигает 57 %, а в неаграрных отраслях (в основном, это бюджетная сфера) – 68 %. Не только в слаборазвитых республиках и автономных округах, но и в сельской местности Нечерно земья женщина все чаще становится фактическим главой семьи, заменяя деградирующих мужчин. Такой пример социального равенства полов трудно назвать позитивным. Реальные гендерные особенности безрабо тицы весьма далеки от стереотипных представлений о «женском лице безработицы», основанных на статистике зарегистрированной безрабо тицы. Обследования Госкомстата РФ по методологии МОТ [54] (в них 3. Особенности формирования гендерных приоритетов учитываются не только зарегистрированные, но и незарегистрированные фактические безработные) показали, что доля женщин среди безработ ных меньше половины (45–48 % в 1992–2004 гг.) и близка к их доле в экономически активном населении. Преобладание женщин среди заре гистрированных безработных (63–72 %) объясняется тем, что женщинам труднее использовать активные стратегии поиска работы, они чаще об ращаются за помощью в государственные органы занятости, чтобы по лучить содействие в трудоустройстве или мизерные пособия по безрабо тице. Ситуация с женской зарегистрированной безработицей меняется в зависимости от состояния региональных рынков труда. В регионах с низкой безработицей доля женщин среди зарегистрированных безра ботных может превышать 70–80 %.

При ухудшении экономической ситуации в стране и возрастании напряженности на рынке труда доля женщин среди зарегистрирован ных безработных снижается. Данные по общей безработице (по мето дологии МОТ) за 2000–2004 гг. показывают, что в 60–80 % регионов мужская безработица была выше женской, поскольку женщины при поиске работы менее требовательны к характеру труда и уровню его оплаты, чаще готовы к снижению социально-профессионального стату са. Кроме этого, 1) нередко женская занятость рассматривается как «дополнительная» при основном кормильце семьи – мужчине;

2) нетре бовательность к статусу занятости возникает из-за отсутствия альтерна тивы в ситуации «женщина – глава семьи».

В российской экономике занято более 30 миллионов женщин, или около 45 % от общей численности занятых [92]. Положение женщин на рынке труда определяется тем, что сохраняется их высокая потребность в оплачиваемой занятости при снижении спроса экономики на рабочую силу вообще и на женскую, в первую очередь. Это усиливает дискри минацию женщин в трудовой сфере, особенно в тех ее секторах, где женщины сегодня не выдерживают конкуренции с мужчинами или где существует избыточная занятость, как, например, в инженерно технических видах деятельности. Значительно выше доля женщин сре ди зарегистрированных в службах занятости и имеющих официальный статус безработного: в 2009 г. – 51,7 %, в 2010 г. – 54,5 % и в 2011 г. – 54,2 % (все данные приводятся на конец года) [93]. Очевидно, что жен щины гораздо чаще, чем мужчины, регистрируются в службах занято Модель регулирования рынка труда сти, т. к. им труднее найти работу самостоятельно. Равный или более высокий уровень безработицы женщин по сравнению с мужчинами имеют регионы разного типа:

1. Наиболее благополучные субъекты РФ с минимальной безра ботицей (федеральные города, Белгородская, Московская, Самарская области). В них, несмотря на лучшую ситуацию на рынке труда, конку рентоспособность женщин по сравнению с мужчинами ниже, особенно женщин, не имеющих профессионального образования и немолодых.

2. Крупнейшие аграрные регионы российского юга с лучшими климатическими условиями (Краснодарский, Алтайский края и Рос товская область) и большинство республик Северного Кавказа. Этот факт можно объяснить избранной женщинами стратегией выживания:

при достаточно напряженной ситуации на рынке труда и высокой конкуренции за рабочие места женщины вынуждены выживать за счет личного подсобного хозяйства, но не теряют надежды найти оплачи ваемую работу и не переходят в категорию экономически неактивных.

3. Северные и восточные регионы, где доминируют ресурсодо бывающие отрасли промышленности с преимущественно мужской занятостью (автономные округа Тюменской области, Архангельская, Мурманская, Кемеровская, Иркутская, Магаданская, Сахалинская об ласти, республики Коми, Якутия и др.). При этом, однако, влияние отраслевой структуры экономики на гендерные показатели безработи цы заметно не во всех ресурсодобывающих регионах.

Почти все области Европейского Центра и Северо-Запада отли чаются низкой и пониженной долей женщин среди безработных, что показывает наибольшую адаптивность женщин и распространенность стратегии снижения притязаний в обжитой и более плотно заселенной части страны.

Анализ доходов и заработной платы позволяет выделить четыре фактора гендерных различий в заработках, объясняющих региональ ные диспропорции: 1) отраслевая структура занятости;

2) экономиче ское развитие и уровень доходов населения;

3) уровень образования населения;

4) возрастная структура.

Суммарное воздействие этих факторов таково: в наиболее по старевших регионах с сократившейся занятостью в промышленности, а также в слаборазвитых и аграрных регионах с пониженным образо 3. Особенности формирования гендерных приоритетов вательным уровнем населения различия в заработках женщин и муж чин сглаживаются;

в регионах с преобладанием добывающих отраслей влияние факторов отраслевой и более молодой возрастной структуры, более высокого уровня доходов и образования увеличивает гендерные диспропорции.

Анализ статистики заработной платы мужчин и женщин в 2006–2012 гг. в основном подтверждает различия в отношении зар платы женщин к зарплате мужчин по типам регионов.

Особо следует выделить столицу, в которой благодаря опере жающей модернизации гендерных ролей, высокий уровень образова ния начинает работать как фактор сокращения неравенства в доходах, поэтому диспропорции в заработках (71 %) меньше средних. Пример Москвы, где более 42 % занятых имеют высшее образование, показы вает эффективность образования как механизма выравнивания стату сов, хотя этот механизм пока и не работает в стране в целом. В де прессивных, аграрных и особенно слаборазвитых регионах с низкими доходами населения заработная плата женщин близка к мужской, од нако это – равенство в бедности.

Таким образом, в региональном измерении проблемы гендерно го равенства проявляются далеко не так однозначно, как они видятся в целом по стране. В регионах России нет неравенства женщин в сфе ре образования, но остальные компоненты гендерных различий скла дываются в весьма противоречивую картину, очевидны вертикальная профессиональная дискриминация и барьеры для участия в политике.


Тем не менее, тенденции женской занятости остаются характерными для всей России. Можно утверждать [134, с. 23], что одной из харак терных черт сегодняшнего дня является исключительно низкое пред ставительство женщин на уровне принятия решений исполнительной и законодательной власти (табл. 3.1). Гендерная «пирамида власти» на законодательном уровне – 13,1 % женщин депутатов в Государствен ной Думе Российской Федерации, аналогичная картина и на регио нальном уровне. В Государственной думе Томской области третьего созыва не было ни одной женщины, и лишь включение их в списоч ный состав партий позволило в 2011 г. достичь представительства женщин депутатов 11,6 %. В целом, тенденции в сфере должностной структуры занятости женщин таковы: чем выше должностная ступень, тем ниже доля женщин в общем числе занятых на ней.

Модель регулирования рынка труда Таблица 3. Состав депутатов Государственной думы созыва 2011 г.

Все Доля Мужчины Женщины депутаты женщин Всего 450 395 59 13, Единая Россия 238 198 40 16, КПРФ 92 88 4 4, Справедливая Россия 64 54 10 15, ЛДПР 56 51 5 8, Для сравнения: Франция – 50 % мест в парламенте занимают женщины;

Швеция – 48 % мест в парламенте занимают женщины;

Испания – 40 % мест в парламенте занимают женщины;

Великобрита ния – 34 % министров – женщины.

Известно, что в годы плановой социалистической экономики наблюдалось перераспределение трудовых ресурсов и типов произ водств по территории государства. В этом плане Томская область, в частности, была сырьевой базой, что формировало соответствующие гендерные аспекты (превалирование мужской занятости над женской).

В настоящее время возникает необходимость устранения этого пере коса, создания новых производств и направлений для занятости, и ре шением этого вопроса может служить формирование гендерных при оритетов с учетом региональных особенностей.

Практически в каждом субъекте Федерации в рамках программ содействия занятости населения разработаны мероприятия по поддерж ке и развитию занятости населения, которые определяют цели и механизмы реализации намеченных мер, а также предполагают уча стие органов государственной власти, служб занятости и других орга низаций. В ряде регионов России в службах занятости созданы картоте ки, в которые включены анкеты безработных, желающих организовать собственное дело (Ивановская, Воронежская области и др.). В Томской службе занятости используют современные технологии при создании картотеки – видеоанкеты. Кроме этого, используются совершенно но вые формы взаимодействия с работодателями и соискателями: видео презентации предприятий, видеовакансии и видеорезюме. Результатив 3. Особенности формирования гендерных приоритетов ность работы в сфере занятости во многом зависит от возможности изучать и воспринимать положительный опыт коллег. Департамент ФГСЗН по Нижегородской области налаживает контакты и связи, в том числе международные. В рамках американского проекта SPAN была проведена апробация программы социальной реабилитации безработ ных с высшим образованием. Существенным достоинством данной программы является последовательное формирование у безработного чувства уверенности в себе, готовности преодолевать трудности в про цессе поиска работы. Реализация российско-канадского пилотного про екта по повышению конкурентоспособности женщин, впервые выхо дящих на рынок труда и возрастной группы старше 40 лет, по подго товке их к предпринимательской деятельности, позволила исследовать происходящие процессы с позиций гендерного подхода, изучить реаль ные возможности равенства мужчин и женщин на рынке труда в раз личных формах занятости. В свое время Центр занятости населения Нижегородской области включился в проект «Экономическое оздоров ление и создание рабочих мест» по программе партнерства между пра вительством Нижегородской области и министерством международно го развития Великобритании (DFID).

Гендерные различия безработицы в регионах не всегда имеют очевидное объяснение, т. к. на них влияет множество разных факто ров. Тем не менее можно выделить несколько типов регионов, в кото рых уровень женской безработицы равен или выше, чем мужской:

– благополучные субъекты РФ с минимальной безработицей (фе деральные города с областями, Самарская область). В них срабатывает тот же механизм, что и в зарегистрированной безработице: при лучшей ситуации на рынке труда конкурентоспособность женщин ниже, осо бенно не имеющих профессионального образования и немолодых;

– многие аграрные регионы российского юга (Краснодарский, Ставропольский и Алтайский края, Ростовская область, часть респуб лик Северного Кавказа, на востоке – аграрные Курганская и Амурская области). При достаточно напряженной ситуации на рынке труда и высокой конкуренции за рабочие места женщины выбирают страте гию выживания за счет полутоварного личного подсобного хозяйства, но не теряют надежды найти оплачиваемую работу и не переходят в категорию экономически неактивных;

Модель регулирования рынка труда – часть северных и большинство восточных регионов с ресурс но-экспортной экономикой, преимущественно мужской занятостью и дефицитом «женских» рабочих мест. Однако влияние отраслевой структуры экономики на гендерные показатели безработицы заметно не во всех ресурсодобывающих регионах.

3.2. Зависимость гендерных характеристик занятости от уровня развития региона Для разработки гендерных приоритетов занятости необходимо провести мониторинг рынка труда регионов, схожих по своему эко номическому развитию. С этой целью проведено исследование регио нов Сибирского федерального округа и граничащего соседнего нефте добывающего региона (ХМАО Югра).

Анализ численности зарегистрированных безработных Сибир ского федерального округа показывает, что наибольший по площади ресурсодобывающий Красноярский край по числу безработных в Рос сии сейчас занимает третье место [92]. По данным службы занятости Красноярского края на начало 2013 г., на учете состоят 24,4 тыс. чел.

(для сравнения: в Алтайском крае – 31,4 тыс., в Кемеровской области – 37,6 тыс.). Надо отметить, что раньше уровень безработицы постоянно рос: в 2002 г. зафиксировали увеличение на 18,3 %, в 2006 г. – на 22 %.

В последнее время в связи с реализацией ряда программ правительства, направленных на развитие занятости и самозанятости, уровень нерабо тающего населения в Красноярском крае составляет 1,6 %.

Тенденция к снижению безработицы прослеживается и в сосед нем нефтедобывающем регионе: Ханты-Мансийском автономном ок руге – Югра (ХМАО Югра).

По данным МОТ в 2012 г. ситуация на рынке труда Ханты Мансийского автономного округа – Югры оставалась стабильной и характеризовалась снижением общей безработицы и увеличением численности занятых в экономике.

Общая численность безработных граждан, рассчитанная по ме тодологии МОТ, снизилась на 15,4 % и в ноябре 2012 г. составила 47,8 тыс. чел. (январь 2012 г. – 56,5 тыс. чел.).

3. Особенности формирования гендерных приоритетов Уровень общей безработицы (по методологии МОТ) снизился с 6,3 % в январе 2012 г. до 5,3 % в ноябре 2012 г.

Число граждан, обратившихся в органы службы занятости населе ния автономного округа, снизилось в 1,2 раза и составило 49,6 тыс. чел.

(2011 г. – 60,1 тыс. чел.).

Признано безработными в 2012 г. 17,3 тыс. чел., что на 30,9 % меньше аналогичного показателя 2011 г. (2011 г. – 25,0 тыс. чел.).

При содействии органов службы занятости населения автоном ного округа трудоустроено 29,6 тыс. чел., или 59,7 % от числа обра тившихся за содействием в поиске подходящей работы (2011 г. – 33,7 тыс. чел., или 56,2 %). По безработным показатель трудоустрой ства составил 49,8 % (2011 г. – 48,2 %).

По состоянию на 31 декабря 2012 г. (по сравнению с 1 января 2012 г.):

– численность зарегистрированных безработных снизилась на 34,1 % и составила 5274 чел. (на 1 января 2012 г. – 7998 чел.);

– уровень регистрируемой безработицы снизился на 0,29 % и составил 0,58 % (на 1 января 2012 г. – 0,87 %);

– коэффициент напряженности по числу незанятых граждан на одну заявленную вакансию снизился до 0,4 (на 1 января 2012 г. – 0,5);

– спрос работодателей на рабочую силу снизился на 5,2 %, но при этом остается высоким и составляет 20,6 тыс. свободных рабочих мест, что превышает число безработных в 4 раза (на 1 января 2012 г. – 22,1 тыс. ед.).

В 2012 г. в Ханты-Мансийском автономном округе – Югре го сударственная политика в области содействия занятости населения реализовывалась по трем направлениям:

1) исполнение полномочий автономного округа в области со действия занятости;

2) реализация программы «О дополнительных мероприятиях по содействию трудоустройству многодетных родителей, родителей, воспитывающих детей-инвалидов, незанятых инвалидов на 2012 г.»;

3) целевая программа Ханты-Мансийского автономного окру га – Югры «Содействие занятости населения на 2011–2013 гг. и на период до 2015 г.».

В результате реализации активной политики занятости населе ния Югры в 2012 г. достигнуты следующие показатели:

Модель регулирования рынка труда – 7898 не занятых трудовой деятельностью и безработных граж дан трудоустроены на временные рабочие места (128,4 % от планово го показателя 6150 чел.), в том числе на общественные работы – 6902 чел., на временные работы – 996 граждан, испытывающих труд ности в поиске работы;

– 659 выпускников образовательных учреждений начального, среднего и высшего профессионального образования в возрасте до 25 лет трудоустроены на временные рабочие места (133,4 % от годо вого плана 494 чел.);

– 15 719 несовершеннолетних граждан в возрасте от 14 до 18 лет трудоустроены на временные рабочие места (102,7 % от годового пла на 15 303 человек);

– 13 не занятых трудовой деятельностью граждан трудоустрое ны на рабочие места с применением гибких форм занятости, включая надомный труд (100 % от годового плана 13 чел.);


– 119 постоянных рабочих мест создано для трудоустройства инвалидов (100,0 % от планового показателя 119 раб. мест), на них трудоустроены 119 чел.;

– 2402 чел. приступили к профессиональной подготовке, пере подготовке и повышению квалификации (105,6 % от годового плана 2274 чел.);

– 25 665 чел. получили государственную услугу по организации профессиональной ориентации граждан в целях выбора сферы дея тельности (профессии), трудоустройства, профессионального обуче ния (105,5 % от годового плана – 24 337 чел.);

– 2432 чел. получили государственные услуги по социальной адаптации и психологической поддержке (105,2 % от годового плана – 2312 чел.);

– 1553 безработных получили государственную услугу по со действию самозанятости, из них 1078 безработных получили финан совую помощь на организацию собственного дела, в том числе 580 безработных воспользовались финансовой помощью при органи зации собственного дела на подготовку документов и государствен ную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринима телей, оплату государственной пошлины, оплату нотариальных дейст вий и услуг правового и технического характера, приобретение бланочной документации, изготовление печатей, штампов;

3. Особенности формирования гендерных приоритетов – 220 граждан, организовавших собственное дело с использова нием финансовой помощи, получили субсидию на создание дополни тельных рабочих мест, на которые трудоустроили 423 чел.

Проведенный анализ количественных показателей рынка труда Ханты-Мансийского автономного округа – Югры в целом позволяет сделать следующие выводы: по всем направлениям активной полити ки нормативы доступности государственных услуг в области содейст вия занятости населения равны или превышают показатели, утвер жденные приказом Минздравсоцразвития России от 27 апреля 2012 г.

№ 415н (рис. 3.1).

Рис. 3.1. Динамика основных показателей регистрируемого рынка тру да Ханты-Мансийского автономного округа – Югры Таким образом, в регионах с одинаковыми источниками бюд жетного наполнения (отчисления от добычи полезных ископаемых – нефть и переработка) просматривается схожая ситуация на рынке тру да, и безработица находится в пределах допустимого.

Рассмотрим ситуацию на рынке труда мегаполиса (рис. 3.2) [91].

В течение 4 месяцев 2013 г. в Центре занятости населения Новосибир ска зарегистрированы как ищущие работу 14,7 тыс. чел. С учетом граж дан, состоящих на учете на 01.01.2013, общее число граждан, ищущих работу через службу занятости, за 4 мес. текущего года составило 21,8 тыс. чел. С начала года при содействии городского центра занято Модель регулирования рынка труда сти из 21,8 тыс. чел., зарегистрированных в поисках работы, трудоуст роились 7614 чел., 56,3 % из которых составляют женщины. Основные показатели работы центра занятости населения за 4 мес. 2013 г. в срав нении с соответствующим периодом прошлого года представлены на рис. 3.2. В результате действий службы занятости в течение января– апреля текущего года 47,6 % безработных из числа снятых с учета было трудоустроено, 13,1 % – направлено на профессиональное обучение, 1 % – оформлен на досрочную пенсию. Численность официально заре гистрированных безработных к концу апреля составила 5376 чел. Уро вень регистрируемой безработицы составил 0,57 % от численности тру доспособного населения в трудоспособном возрасте.

Количество Признаны безработными Трудоустроены зарегистрированных в отчетный период в поисках работы Рис. 3.2. Занятость населения г. Новосибирска Из числа зарегистрированных 56,2 % безработных – женщины, из них каждая третья воспитывает несовершеннолетних детей. 38,8 % безработных имеют высшее профессиональное образование, 18,9 % безработных моложе 30 лет. Средний период продолжительности без работицы составил 4,15 мес. 246 зарегистрированных безработных не нашли работу и состоят на учете в службе занятости свыше 12 мес., причем 67,9 из числа длительно безработных составляют женщины.

3. Особенности формирования гендерных приоритетов На конец апреля 2013 г. городская служба занятости Новоси бирска располагала сведениями о потребности предприятий и органи заций в 28 473 работниках. Спрос на рабочих в общей потребности экономики города в марте составил 75 % от общего количества заявок.

Большая часть заявленных вакансий поступила от строительных орга низаций, предприятий обрабатывающих производств, организаций оптовой и розничной торговли, учреждений по операциям с недвижи мым имуществом, аренде и предоставлению услуг.

Таким образом, особенностями ситуации на рынке труда в горо дах-мегаполисах являются:

1) существенная надежность требующихся профессиональных характеристик, вызванная спецификой конкретных видов деятельно сти и производств (условия профессиональной реализации), в том числе для женщин;

2) варьированная квалификационная характеристика, в том чис ле для женщин (способность к движению внутри);

3) масштаб проблемы по отношению к занятости – процент за нятых и уровень безработицы – двойственность противоположности со структурной безработицей;

4) высокая степень самозанятости;

5) максимальная доля негосударственных предприятий;

6) возрастная характеристика сдвигается в сторону увеличения.

Данные характеристики характерны и для городов с населением от 500 тыс. и более.

Особая роль в картине занятости населения среди регионов Си бири принадлежит Иркутской области как депрессивному району (до ля в населении РФ, трудоспособного населения, уровень развития промышленности, предпринимательства, уровень женской занятости).

Численность населения г. Иркутска – 600 тыс. чел. (данные пе реписи населения в 2012 г.). Управление ФГСЗН по Иркутской облас ти ежегодно отслеживает возникновение предкритических ситуаций на рынке труда в городах и районах области по утвержденным показа телям: официальный уровень безработицы;

уровень «застойной» без работицы;

уровень «хронической» безработицы. Численность офици ально зарегистрированных безработных в Иркутской области снизи лась на 17,3 %. Текущая потребность организаций в работниках Модель регулирования рынка труда составляет 28,4 тыс. чел. Из них 22 тыс. вакансий – предложения по рабочим специальностям.

В январе–декабре 2011 г. служба занятости проводила работу с 196,5 тыс. граждан, обратившихся за предоставлением государст венных услуг, в том числе 151,5 тыс. граждан, обратившихся с целью поиска работы, из них 90,2 тыс. безработных граждан.

Трудоустроено, направлено на профобучение и снято с учета по другим причинам 120,4 тыс. человек.

Число зарегистрированных безработных на 1.01.2012 состави ло 23 398 человек против 28 595 человек на 01.01.2011 (снижение на 5197 чел.).

Уровень зарегистрированной безработицы составил на 1.01. по Иркутской области 1,8 %.

В январе–декабре 2011 г. в службу занятости обратились за пре доставлением государственных услуг 158 100 чел., из них по вопросу трудоустройства 113 079 чел. (из них 97 365 – не занятых трудовой деятельностью), против 184 802 обратившихся за предоставлением государственных услуг, 138 030 чел. обратившихся по вопросу трудо устройства (из них 114 685 – не занятых трудовой деятельностью) в январе–декабре 2010 г. Из числа граждан, обратившихся за предос тавлением государственных услуг, 9320 чел. обратились по вопросу профессиональной ориентации, 104 527 – за информацией о положе нии на рынке труда. При содействии службы занятости нашли работу в январе-декабре 2011 г. 77 984 чел., или 69 % от обратившихся по вопросу трудоустройства, против 67,2 % в январе–декабре 2010 г. По состоянию на 1 января 2012 г. состоит на учете в службе занятости 31 073 чел., ищущих работу, из них 30 390 не занятых трудовой дея тельностью [91].

Томская область входит в состав Западно-Сибирского феде рального округа Российской Федерации и имеет несколько отличи тельных характеристик от соседних областей региона, а именно:

1. Небольшая численность населения: в Томской области, по данным на 01.01.13 г., проживает 1064 тыс. чел., в Томске – 546 049 чел. [138, с. 29].

2. Основными отраслями промышленности являются нефте и газодобывающая, нефтехимическая, лесоперерабатывающая, фарма 3. Особенности формирования гендерных приоритетов цевтическая, электротехническая, пищевая промышленность, прибо ростроение.

3. Сформирован крупный научно-образовательный комплекс Томска, куда входят учебные заведения, научно-исследовательские и конструкторско-технологические институты Томского научного центра Сибирского отделения Российской Академии наук, Томский научный центр Российской академии медицинских наук, позволяю щий сделать вывод, что население Томской области имеет достаточно высокий уровень образования.

4. Развит средний и малый бизнес.

5. В последнее время отмечен рост числа занятых в основном производстве на предприятиях военно-промышленного комплекса.

6. Осуществляется ориентация на инновационное развитие предприятий.

В дополнение к вышеперечисленным отличительным характери стикам Томская область имеет благоприятный для инвестиций потенциал:

– богатый природными ресурсами регион;

– высокий интеллектуальный потенциал;

– развитая телекоммуникационная инфраструктура;

– высокий комплексный рейтинг социально-экономического развития, рассчитываемый Минэкономразвития по 12 показателям;

– по данным Минэкономразвития социально-экономическое развитие региона идет ускоренными темпами по сравнению со сред нероссийскими.

Существенное влияние на формирование рынка труда Томской области вносит средний и малый бизнес, который за последние годы достиг определенных высот [38, с. 52]. Однако женщины составили одну шестую часть слоя собственников предприятий и фирм, а также лиц, профессионально занятых бизнесом, что подтверждает тенден цию низкого представительства женщин в числе предпринимателей и необходимость более пристального внимания данному направле нию занятости. Как правило, женщинам принадлежат мелкие пред приятия, 20 % женщин-предпринимательниц заняты производствен ным бизнесом. 40 % обследованных женщин могут быть отнесены к категории «полупредпринимателей», сочетающих собственное де ло с работой по найму.

Модель регулирования рынка труда Развитие женского предпринимательства может стать одним из возможных путей снижения безработицы и повышения социального статуса для женщины. Но на сегодняшний день практически не сущест вует поддержки со стороны государства развитию женской предприни мательской активности, хотя по результатам социологического опроса более 27 % женщин хотели бы заняться своим частным делом. Трудно сти в развитии женского предпринимательства связаны, прежде всего, с небольшим объемом финансирования, выделяемым для поддержки малого и среднего предпринимательства. Объединение усилий жен щин-предпринимателей, способствующих разработке модели взаимо действия, построенной на интеграционных процессах, сегодня является приоритетной задачей. Необходимо отметить, что в Томске решением этой задачи занимается комитет по поддержке женщин-предприни мателей при Томской торгово-промышленной палате.

Наличие крупного научно-образовательного комплекса в Том ской области способствует тому, что отличительной чертой регистри руемой безработицы Томской области является высокий образова тельный уровень клиентов службы занятости: на 1 января 2013 г. 31 % зарегистрированных безработных имели высшее профессиональное образование, причем 79 % этой группы – женщины. Но в структуре банка вакансий только 14,8 % составили места для специалистов с высшим и средне-специальным образованием, 65 % – для квалифи цированных рабочих, остальные вакансии – неквалифицированного труда. Кроме этого, в банке вакансий до 80 % заявок на мужские ра бочие профессии, как правило, низкооплачиваемые. Большая роль в регулировании занятости принадлежит департаменту службы заня тости населения по Томской области. Среди мероприятий, проводив шихся Центром занятости для снижения безработицы, – создание до полнительных рабочих мест, субсидирование заработной платы моло дым специалистам, организация общественных и временных работ.

Обращения женщин в службу занятости населения – наиболее попу лярный способ поиска работы.

Как видно из рис. 3.3, анализ структуры женщин, обратившихся в службу занятости населения за последние пять лет, показывает, что сохраняется тенденция постоянного роста их численности и доли в общем количестве обратившихся [93].

3. Особенности формирования гендерных приоритетов Мужчин Женщин Рис. 3.3. Динамика обращений женщин в службу занятости населения Существенное влияние на занятость женщин оказывает несоответ ствие спроса и предложения рабочей силы по профессионально квалификационным характеристикам, дискриминация по полу и возрас ту. Рынок труда города ориентирован прежде всего на рабочие профес сии (70 % от числа заявленных вакансий), а среди незанятых женщин преобладают те, кто претендует на вакансии служащих. Уровень общей безработицы в Томской области к концу 2012 г. составлял 9,1 % [117, с. 29]. Доля регистрируемой безработицы в общей численности безра ботных граждан по-прежнему остается достаточно высокой по сравне нию с другими областями Сибирского федерального округа (минималь ный уровень общей безработицы – 7,8 % в Кемеровской области, макси мальный уровень общей безработицы – 20,2 % в Республике Тыва) [139, с. 29]. В 2012 г. уровень регистрируемой безработицы снизился с 1,92 до 1,7 % от численности экономически активного населения, что составило 8,9 тыс. безработных граждан. В январе–апреле 2013 г. при содействии Модель регулирования рынка труда органов службы занятости населения нашли работу (доходное занятие) 5599 чел. из числа граждан, обратившихся по вопросу трудоустройства и состоявших на учёте (в январе–апреле 2012 г. – 6459 чел.). Из числа зарегистрированных безработных граждан в январе-апреле 2013 г. тру доустроены 3381 чел. (в январе–апреле 2012 г. – 4800 чел.).

Одним из направлений работы с населением службы занятости яв ляется оказание консалтинговых услуг по различным направлениям. При обращении в службы занятости населения Томска и Томской области в 2012 г. получили консультации юриста, психолога-профконсультанта и специалистов по трудоустройству 89 751 мужчин и 104 546 женщин.

После прохождения определенных этапов поставлены на учет в качестве ищущих работу 28 651 мужчин и 27 978 женщин. Благодаря совместным действиям специалистов СЗ нашли работу (доходное место) 21 568 муж чин и 11 374 женщин [139].

Из рис. 3.4 видно, что за период 2010–2011 гг. в Томской области численность зарегистрированных безработных граждан сократилась на 7,3 тыс. чел. и на 01.01.2012 составила 10,7 тыс. чел., или 1,92 %.

Мужчины – – 2012 (на 1 января) Женщины 0 10 000 20 000 30 000 40 Потребность в рабочей силе Рис. 3.4. Потребность в рабочей силе 3. Особенности формирования гендерных приоритетов Сокращение роста безработицы обусловлено некоторыми факторами.

Во-первых, область, как и ряд других субъектов Федерации, пе решла на выплату пособия по безработице, рассчитываемого исходя из размера прожиточного минимума (ПМ).

Во-вторых, рост оплаты за услуги ЖКХ повлек регистрацию ра нее не работающего населения в качестве безработных для получения субсидий по оплате услуг ЖКХ.

В-третьих, для снижения уровня безработицы в службе занятости населения ведется планомерная работа по нескольким направлениям:

– информирование населения о ситуации на рынке труда;

– обучение безработных навыкам самостоятельного поиска работы;

– реализация программ по развитию предпринимательства и са мозанятости. Программы службы занятости «Первое рабочее место», «Карьера», «Пять шагов навстречу работе», «Бизнес-старт», «Новый старт» позволяют многим приобретать профессиональные знания, умения и навыки производственного опыта для повышения конкурен тоспособности на рынке труда. Данные программы входят в состав областной целевой программы «Содействие занятости населения в Томской области» [91].

Для повышения эффективности политики занятости населения в Томской области на протяжении ряда лет успешно применяется про граммно-целевой подход. Участие в федеральных целевых програм мах (ФЦП) позволяет привлекать финансовые ресурсы из федерально го бюджета и объединять усилия федеральных, региональных органов власти и частного сектора экономики для решения проблем социаль но-экономического развития области. На областном уровне разраба тываются областные целевые программы, которые представляют со бой комплекс мероприятий, обеспечивающий эффективное решение проблем экономического, экологического, социального и культурного развития Томской области.

Реализация программ позволяет концентрировать ресурсы и применять системный подход к формированию комплекса взаимо увязанных по ресурсам и срокам реализации мероприятий для дости жения поставленных целей. В 2012 г. из средств федерального бюдже та на реализацию политики занятости населения Томской области бы Модель регулирования рынка труда ло привлечено порядка 350 млн руб., что позволило снизить уровень безработных граждан [38, с. 46]. Анализ табл. 3.2 показывает, что бюджетное финансирование по программе «Содействие занятости на селения Томской области» увеличилось за исследуемый период более чем в три раза. Результатом данного финансирования является тен денция увеличения численности занятых в экономике и сокращения общей численности безработных, рассчитанной по методологии Меж дународной организации труда (МОТ). Отмечена тенденция роста фонда заработной платы за этот период (табл. 3.3).

Таблица 3. Перечень и объемы финансирования областных целевых программ (тыс. руб. в текущих ценах) [38, с. 33] Годы реализации № программы 2007 г. 2008 г. 2009г. 2010 г. 2011 г.

п/п Наименование программы «Улучшение условий 138 тыс. 300 тыс. 410 тыс. 350 тыс. 350 тыс.

и охраны труда» руб. руб. руб. руб. руб.

«Содействие занятости 224 тыс. 300 тыс. 394 тыс. 350 тыс. 350 тыс.

2 населения Томской об руб.. руб. руб. руб. руб.

ласти»

Таблица 3. Фонд заработной платы работников бюджетной сферы Томской области (консолидированный бюджет) [38, с. 52] Год 2010 2011 2012 Фонд заработной пла 12,6 14,1 16,6 21, ты, млрд руб.

Уровень зарегистрированной безработицы, как видно из табл. 3.4, в 2012 г. медленно растет.

Анализ приведенных таблиц (см. табл. 3.2–3.4) позволяет сде лать вывод, что на данном этапе целевая программа «Содействие за нятости населения Томской области» в определенной степени выпол нила основные задачи, стоящие перед ней за анализируемый период 3. Особенности формирования гендерных приоритетов времени, а именно: совершенствования работы по профилактике без работицы;

повышения эффективности мероприятий активной полити ки содействия занятости населения на территории Томской области;

формирования системы мониторинга эффективности мероприятий программы содействия занятости населения;

организации системы профилирования безработных граждан, позволяющей повысить эф фективность предоставляемых услуг и сократить длительность перио да безработицы;

развития кадрового потенциала Томской области в соответствии с потребностями формирующейся рыночной экономи ки через совершенствование системы профессиональной подготовки (переподготовки, повышения квалификации) незанятого и работаю щего населения;

усиления государственного регулирования сферы занятости в районах Томской области.

Таблица 3. Занятость и безработица Томской области, тыс. чел. [138] Годы 2007 г. 2008 г. 2009 г. 2010 г. 2011 г.

Численность экономически 560,4 549,1 549,3 558,6 527, активного населения, всего:



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.