авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 ||

«Нестор-История Санкт-Петербург 2010 УДК 83.3(4) ББК 82.091 Ш51 Шестаков В. П. Ш51 Английская литература и английский ...»

-- [ Страница 8 ] --

Известный американский критик Дана Джиойа в своей статье, посвященной творчеству Коусли, пишет: «В течение последнего полувека Чарлз Коусли находился вне главного течения современной поэзии. Его произведения слабо связа ны с достижениями современного модернистского движения, но зато они обращены к старинным, наиболее характерным английским корням. Черпая свое вдохновение из народных песен, гимнов, и, в особенности, баллад, Коусли вместе То масом Харди, Редьярдом Киплингом, Эдвардом Томасом, Робертом Грейвсом, Джоном Бетчеменом и Филипом Лар кином принадлежит к консервативной традиции английской литературы, которая выражает фундаментальный нацио нальный характер ее поэзии».

По словам критика, несмотря на модернистскую револю цию, происшедшую во многих областях современной культу ры, поэзия Коусли сохраняет связь с традиционными англий Чарлз Коусли — «самый популярный из немодных поэтов»

скими поэтическими жанрами и такими чертами английской поэзии, как ясность, простота, грациозность и отзывчивость.

Это придает ей новое, антимодернистское значение.

Коусли родился в 1917 году в городке Лаунчестон в граф стве Корнуолл. Его отец умер от ран, полученных в Первую мировую войну, когда Чарлзу было 7 лет. Образование Коус ли получил в колледже в Ланчестоне, после чего он поступил во флот. На военной службе он пробыл шесть лет, с 1940 по 1946 годы. Свой опыт военной службы он описал в сборнике рассказов «Руки для танцев». После окончания войны, Коус ли продолжает свое образование, поступив в учебный кол ледж города Питерсборо. Здесь в старинном городском со боре он находит могилу Катарины Арагонской, первой жены Генриха VIII. Впоследствии он посвятит испанской принцес се, взошедшей на трон Англии, замечательное стихотворе ние. Из Питерсборо Коусли возвращается в Корнуолл, где живет почти безвыездно до конца своей жизни. Он получа ет здесь должность школьного учителя начальных классов в родном городе. После 30 лет работы в школе, Коусли вы ходит на пенсию.

Свой первый поэтический сборник Коусли публикует в 1951 году, после чего последовали многочисленные издания стихотворений, посвященных как детям, так и взрослым.

Коусли живет в Лаучестоне, выезжая порой в другие горо да, путешествует в Австралию и Канаду. В качестве пригла шенного лектора он читает лекции в университете Экзетера, в котором впоследствии его избирают почетным доктором.

Он готовит передачи на радио, его стихи перекладываются на музыку, на его стихи пишется опера.

Коусли был патриотом Корнуолла, постоянно воспе вал в своей поэзии этот край, его природу, мифы, предания.

В стихотворении «Времена года в Корнуолле» он писал:

Моя комната залита светом, Корнуолл гремит у моих дверей, И зимой корабли при отливе Лежат на дне у своих якорей.

Коусли сотрудничал также с Би-би-си, в 1958 году был избран Fellow Королевского общества по литературе, с Английская литература и английский национальный характер по 1966 год был членом Художественного совета Великобри тании. Помимо поэзии, он писал короткие рассказы, пьесы, оперные либретто. Хотя за ним закрепилась слава экстрава гантного автора, анахорета, он не был обойден поэтически ми и литературными наградами. В 1967 году Коусли был на гражден медалью королевы за поэзию. В 1982 году в честь его 65-летия была издана книга стихов, в которой приняли участие такие популярные поэты, как Тед Хьюдж, Филип Ларкин, Шимус Хини и еще 23 других современных поэта.

Коусли прожил довольно долгую жизнь. Он умер в 2003 году и похоронен в Корнуолле недалеко от своего род ного дома.

Коусли писал на разнообразные темы и сюжеты, но в его поэзии можно выделить три главных темы — море, детство, война. Война отняла у него детство, лишила отца. В своей по эзии он называет войну «случайной шлюхой», для которой мир — «постель для двоих» («Баллада о Катарине Арагон ской»). Мальчишеские символы войны — меч и барабан — оказываются всего лишь детскими игрушками, не имеющи ми никакой цены («Песни невинности и опыта»).

Море — постоянная тема поэзии Коусли. Оно у него «бес покойное», «безграничное», «подвижное, как время», «глу бокое, как смерть». Из всех стихий — оно самая сильная, ненасытная и неустанная («Морвенстоу»). Чаще всего, море у него женского рода. «Море — властная дама, с большими, голубыми глазами младенца» («Серенада для корнуолльско го лиса»). Море постоянно присутствует во многих стихотво рениях Коусли, либо как действующее лицо, либо как фон, на котором происходит действие.

Почти всю свою жизнь Коусли провел на берегу моря, ко торый открывал путь в океан, в далекие, экзотические страны.

Поэтому главный мотив его поэзии — это зов моря, увлекав ший в морские путешествия многих его соотечественников.

Довольно часто Коусли видит далекий океан глазами ребенка или подростка. Дети зовут миссис Колон, сообщая ей, что ее сын бросил все и уплыл в безбрежный океан. И лишь потом мы понимаем, что мальчишка Кристофер — это открыватель Америки Христофор Колумб, который пренебрег предосте режениями учителя, что земля имеет границы и открыл без Чарлз Коусли — «самый популярный из немодных поэтов»

граничность земного мира («Миссис Колон»). Девушка по стоянно слышит голос моря, бродит по берегу, видит вдалеке паруса, надутые ветром:

СКАЖИ, СКАЖИ МНЕ, САРА ДЖЕЙН Скажи, скажи мне Сара Джейн, Скажи мне, дитя родное, Зачем ты держишь в своих руках Cocуд c водой из моря?

Зачем ты подносишь его к глазам И смотришь, уставясь нелепо, В течение целого дня, пока Луна не взойдет на небо?

Мама, я слышу русалок плач, Их манящие голоса, Я вижу лес корабельных мачт И надутые паруса.

Я вижу стаи играющих рыб И китов, плывущих наперерез, И волн морских высокий изгиб, Достигающих до небес.

Скажи, скажи мне, Сара Джейн, Скажи мне, дитя родное.

Зачем ты идешь вслед за волной, Дожидаясь отлива прибоя.

Зачем раковину подносишь к ушам, Жадно слушая моря рефрен, Кольцо с изумрудом бросаешь волнам И собираешь жемчуг взамен?

Мама, я слышу вода поет Разбиваясь в пыль о скалу, Я вижу белых чаек полет, Парящих на сильном ветру.

Морская соль наполняет мой рот Вкус ее сладок, как мед.

Скажи, чей голос слышишь ты, дитя мое родное?

Я слышу, слышу — это голос моря!

Английская литература и английский национальный характер Ностальгические мотивы по экзотическим местам, в кото рых побывал сам Коусли, звучат во многих стихотворениях («Моряк Ходж вспоминает Цейлон»).

В своей поэзии Коусли часто обращается к невинному пе риоду человеческой истории, к Золотому веку — времени, ког да человек жил в гармонии с природой. Но прогресс истории лишает человека невинности, жизнь его становится трудной, он перестает понимать язык вещей и животных («Исцеление мальчика-лунатика»). Только поэзия сохраняет связь с при родой, она связывает человека с детством, с невинностью.

Сам Коусли интуитивно чувствовал это. В 1976 году он пи сал: «Поэзия — это магия. Она восстает против бесчувствен ности, утраты воображения, невежества и варварства».

Именно поэтому Коусли так часто обращается в своих стихах к образу детства. Его «детские» стихи, при всей наи вности и поэтичности, не лишены мудрости. Они рассчита ны не только на детей, но и на взрослых. Сам Коусли го ворил, что когда он пишет поэму, он не знает, для кого она предназначена — для ребенка или взрослого. К тому же, сочиняя для детей, Коусли продолжал известную англий скую традицию, связанную с поэзией нонсенсов. Поэтому в его стихах проявляется замечательное чувство юмора и фантазии.

С ДОБРЫМ УТРОМ, МИСТЕР КРОКО-ДОКО-ДИЛ С добрым утром, мистер кроко-доко-дил, Как спалось вам на берегу?

Я бы тысячу долларов заплатил, Чтоб увидеть кроко-улыбку твою.

От кончика твоего кроко-хоко-хвоста До головы кроко-дико большой Ты недвижим как ствол бревна И выглядишь, как неживой.

Чтобы узнать, жив ты иль нет Подберусь я к тебе по дорожке И узнаю твой кроко-секрет Похлопав по кроко-носу ладошкой.

Чарлз Коусли — «самый популярный из немодных поэтов»

В этот миг на кроко-дико-ловом теле Зажегся большой кроко-око глаз Отшатнуться я успел еле-еле, Решив не трогать кроко-скоко сейчас.

Извини кроко-дико-дил меня, Мне пора уходить поскорее Давай обсудим кроко-токо-дела В другое кроко-воко-время.

Коусли много писал для детей и опубликовал сборник «Избранные поэмы для детей» (1997). Многие его стихотво рения представляют собой фантастические и юмористические сценки, например забавный, настороженно-дружественный разговор с крокодилом, описание человека, который носит на голове вместо шляпы кота или человека, который опла чивает все свои траты танцами. Коусли много и любовно пи сал о кошках. Как и у Элиота, кошачье сословие приобретает у него символическое значение. Вместе с тем, в поэзии Коус ли встречается и тема потерянного детства, которая появля ется в стихотворении «Двойник».

Коусли не был истово религиозным человеком, но его поэмы часто содержат религиозные мотивы. Не случайно, не которые называют его «христианским поэтом в эпоху агно стицизма». Коусли много писал о народных преданиях, мест ных сказаниях, библейской истории. Представляют интерес его поэмы на библейские темы. Он рисует трагический образ Христа, который, будучи распятым на кресте (стихотворение основано на тексте из старинного норманнского распятия), посылает людям свет, веру, любовь, надежду, несмотря на то, что человечество все это постоянно отвергает.

Я — СОЛНЦЕ БОЛЬШОЕ (Из норманнского распятия 1632 года) Я — солнце большое, но меня ты не видишь, Я пленник твой, но свободу мне не даешь, Я — муж твой, но меня ты не любишь, Я капитан, но команд моих не признаешь.

Я — правда, которую ты отвергаешь, Я город, в котором ты не живешь, Английская литература и английский национальный характер Я — дитя твое, но меня постоянно бросаешь, Я бог твой, но молитв ты мне не прочтешь.

Я — советник твой, но советов моих не читаешь, Я любовник твой, но любовь мою ты предаешь, Я — победитель, но фимиам мне не воскуряешь, Я голубь мирный, но надо мною занесен нож.

Я — твоя жизнь, но если меня не признаешь, Сердце слезами скрепи — и живи как знаешь.

Глубоко трагические мотивы звучат и в поэме «Хлебный человек», хотя библейская история звучит у него здесь неорто доксально, перемежаясь с современными реалиями. Ужасен образ Ирода, повинного в истреблении невинных младенцев.

ПЕСНЯ НЕВИННЫХ Кто стучит в окно, Кто стоит у дверей, Что это за подарки Лежат на кухни моей?

Кто этот улыбчивый незнакомец С волосами как чистый джин, Как вошел он в дом мой, Что делает он с детьми?

Почему на его пальцах рубины, Корона на голове, Почему когда поет свои гимны Краснеет белый снег?

Почему как злобный паук, Крадется к моему очагу, Его пальцы как жирные черви, А язык, как жало во рту.

Почему мир перед ним Открывается как огромная рана, Почему его желтые глаза Горят как костер шафрана?

Поглядите, когда идет он От Рождества, где ликует народ Чарлз Коусли — «самый популярный из немодных поэтов»

Пританцовывая, болтая с собой Его имя — Ирод.

Замечателен поэтический рассказ библейского льва о своем хозяине — св. Иерониме («Лев»). Три мачты корабля символизируют триединство божества — Бога-отца, Бога сына и Духа святого («Три мачты»). У Коусли Христос пере ковывает, как в старину перековывали мечи на орала, образ и идею забвения в универсальный христианский символ про щения, создавая на этой основе новую религию любви («По священие военнопленному с Дальнего Востока»).

В стихотворениях Коусли часто звучат мотивы и интона ции народных песен и баллад, что делает его истинно англий ским поэтом, избежавшим как глобализации модернизма, так и модернизации глобализма. В его поэзии появляются обра зы романтической поэзии XIX века: привидения, призраки, двойники. Очевидно влияние на него Уильяма Блейка, хотя Коусли был свободен от прямых заимствований и подража ний. Например, он считал лучшим европейским поэтом Бо риса Пастернака, хотя не был связан с ним ни тематически, ни стилистически. Интересен образ Чехова, который появля ется у Коусли как образец лаконизма и простоты в жизни и поэзии («Я уверен, Вы родились в Одессе»).

Можно сказать, что Коусли сознательно или бессознатель но был сугубо «местным» поэтом, тесно связанным с Корну оллом и постоянно о нем пишущим и его прославляющим. Но вместе с тем, он приобрел цену национального поэта и мог бы представлять весь поэтический мир Англии в целом в большей степени, чем какой-либо иной поэт современной Англии.

Создается впечатление, что живя в провинции, Коусли, как «кельт, верящий в талисманы», сознательно устранялся от жизни большого города, от кино- и фотокамер, этих, как он говорил, «больших глаз, с их воровским взглядом». Тем не менее, его популярность была огромной как среди публи ки, так и среди поэтов. Высоко ценил Коусли поэт Филип Ларкин, который посвятил ему одно из своих стихотворений.

Сам Коусли написал ироническое стихотворение, посвящен ное Джону Бетчемену, с которым разделял интерес к прошло му. В этом стихотворении он говорит словами Бетчемена:

Английская литература и английский национальный характер В моих стихах не хватает Возвышенных тем, говорят.

Читая старинных поэтов Я освежаю моих слов заряд.

Но, Боже, как все было прекрасней Пятьдесят лет назад.

Тед Хьюдж, обладатель почетного звания Поэта-лауреат, писал о Коусли: «Среди английских поэтов последних деся тилетий, Чарлз Коусли самый любимый и самый нужный. До того, как меня избрали Поэтом-лауреатом, меня спрашивали, кого бы я хотел видеть избранным на этот пост. Без всякого колебания, я назвал Чарлза Коусли, оригинального поэта, который из всех известных поэтов — единственный, кого можно было бы назвать народным (man of people) в старом, классическим смысле этого слова».

Это высокая оценка поэта. Такие эпитеты, как «люби мый», «нужный» и «народный» не являются формальными, они отражают характер творчества Чарлза Коусли и отноше ние к нему английской публики.

В России Коусли известен мало, скорее, совершенно не известен. И это при том что у нас существуют замечатель ные переводчики. Несколько стихотворений Коусли изданы мною в сборнике «И в одиночестве и вместе» в 2005 году.

После этого я обратился ко многим сборникам поэзии это го автора, стараясь отобрать их них самое лучшее, и издал сборник поэзии Коусли под заголовком «Я солнце большое».

Мне кажется, что поэзия Чарлза Коусли будет одинаково ин тересна как детям, так и взрослым. Детям — чтобы понять мир взрослых, взрослым — чтобы вернуться к языку и обра зам детства, отражающим истинные, неподверженные моде и коммерции, человеческие ценности, увидеть мир наивным взглядом ребенка.

ДИЛАН ТОМАС — ВДОХНОВЕННЫЙ ПЕВЕЦ УЭЛЬСА Дилан Томас — выдающийся валлийский поэт. Своей поэзией он возвел маленький Уэльс в ранг мировой поэтической дер жавы. Конечно, Дилан Томас писал на английском языке, но в своей поэзии он отразил многие образы народной мифоло гии, народные предания, традиции, образы и национальные характеры. Поэтому, несмотря на то, что поэт много работал в Англии — в Лондоне, а затем в США, где получил широкую известность как поэт и драматург, он является, прежде всего, национальным валлийским поэтом.

Томас родился в Свонзи, небольшом приморском город ке на юго–западной оконечности Уэльса. Английское слово «Swansea» читается, как знакомое русскому уху «Лебединое озеро», но на самом деле оно не имеет ничего общего ни с ле бедями, ни с озером, ни с балетом. Скорее всего, это название происходит от норманнского имени “Sweyn”, превративше гося впоследствии в «Свонзи».

В начале XX века Свонзи был индустриальным городом.

Из его порта уходили пароходы, груженные углем и металлом.

На западной оконечности города — полуострове Мамблз жили богатые и очень богатые люди. Бедный и рабочий люд селился ближе к порту на узких улочках, взбирающихся круто в гору.

Отношение Дилана Томаса к городу, в котором он ро дился, было сложным. Ему принадлежит парадоксальная, Английская литература и английский национальный характер но довольно меткая метафора, адресованная Свонзи, — «безобразно-милый город» (ugly-lovely town). Действитель но, в этом городе как в прошлом, так и сейчас, сочетаются красота и убожество, живописное и прозаически-банальное.

Город расположен на живописных холмах, откуда откры вается прекрасный вид на залив. Когда-то в центре города высился средневековый замок, от него остались только руи ны — немецкие бомбы основательно разрушили не только порт, но и средневековую архитектуру. Свонзи — универси тетский город, но помимо университета, в нем еще с XIX века существовали Педагогический институт, и Художественная школа, специализирующаяся на подготовке изготовителей витражей.

Но с другой стороны, этот город — средоточие нищеты и убогости. Когда-то в нем жили шахтеры, но шахты закры лись, и в городе поселились нищета и безработица. В убо гих кварталах, контрастирующих с величавыми пейзажами, ютятся безработные, эмигранты, бедняки. Отсюда — скука, насилие, воровство, мещанство.

Эти контрасты, очевидно, имел в виду Дилан Томас, когда называл этот город «безобразно-милым». Он не мог не при знать Свонзи «милым» городом, ведь здесь прошли его годы юности, воспоминания детства и юности остались в его твор честве на всю жизнь.

В своей книге «Жизнь Дилана Томаса» Константин Фитц гиббон писал:

«Город, в котором Дилан провел большую половину жиз ни, находился на встрече трех фронтиров: географическо го, где сталкиваются суша и океан, культурного — это место встречи валлийского и английского языков, вот почему Ди лан говорил о «двуязычном языке моря» и социального, так как здесь проходила разделительная линия между старым, сельскохозяйственным Уэльсом и Уэльсом шахтерского про изводства. Такие конфликты могли бы быть разрушитель ными для личности. Но с другой стороны, они могли и сти мулировать ум. Функция художника — приводить в порядок хаос, находить воображаемый синтез для антитез. Этот син тез мы находим в поэзии Дилана Томаса. Будучи валлийцем по происхождению, он был английским поэтом. У него был Дилан Томас — вдохновенный певец Уэльса инстинкт сельского человека, но его воображение носило ур банистский характер. Он не умел плавать, но был счастлив только у моря»1.

Дилан Томас родился 27 октября 1914 года в доме по ули це Комдонкин-драйв, 5. Из окна открывался живописный вид на залив, а напротив дома начинался небольшой город ской парк, в котором Дилан впервые почувствовал потреб ность писать стихи. В этом доме он провел 20 лет своей жиз ни и написал три четверти своих произведений.

Его отец Дэвид Томас окончил университетский колледж в Аберсвите и был преподавателем английского языка и лите ратуры.Он читал сыну пьесы Шекспира, поэтому еще в детстве Дилан проявлял интерес к литературе. В 1925 году он посту пает в грамматическую школу, но, не окончив ее, в 1931 году становится репортером вечерней местной газеты. Работа в газете послужила трамплином для переезда в Лондон, где он быстро становится одним из ведущих поэтов молодого по коления. Одним из первых опубликованных им поэтических произведений была поэма «И смерть не будет властна». Мож но удивляться зрелости девятнадцатилетнего поэта, который размышляет о смерти как истинный философ-стоик:

И смерть не будет властна, И мертвые и голые, те люди в одно сольются С человеком в ветре и в западной луне;

Когда их кости обглоданы и чисты будут и превратятся в прах, И на локтях у них и на ногах зажгутся звезды;

И хотя они безумны, рассудок возвратится к ним, Хотя уйдут они под воду, затем поднимутся вспять, Хотя влюбленные друг друга потеряют, любовь останется;

И смерть не будет властна.

(перевод Ю. Комова) Молодой поэт публикует один за другим несколько поэ тических сборников: «18 поэм» (1934), «24 поэмы» (1936), «Карта любви» (1939). Несколько сборников его поэзии по является и в США. В течение десятилетия Томас становится известным поэтом как в Европе, так и в США.

Fitzgibbon C. The Life of Dylan Thomas. London, 1965. P. 19.

Английская литература и английский национальный характер Переезжая в Лондон, Дилан Томас не теряет связи с Уэль сом. Фактически, он живет между Лондоном и Уэльсом.

В 1937 году Дилан женится на Кэтлин Макнамара, и молодо жены находят пристанище в небольшой рыбачьей деревушке Ларн в районе Кармартена. Эта деревушка надолго становит ся предметом его поэтических и прозаических изображений.

Именно она является прототипом Лареггиба — города, ко торый изображается в пьесе «Под сенью Молочного Леса».

Дилан покидает Ларн только в 1943 году, когда получает работу на лондонском радио. В Лондоне он много работает для кинематографа, готовя сценарии документальных филь мов. В 1949 году он возвращается в Уэльс и живет последние четыре года своей жизни в Ларне, в доме на высоком берегу у океана — «Ботхаузе». Рядом с домом Дилан строит малень кий деревянный сарай, в котором, глядя из окна на море, пи шет свои стихи.

В послевоенные годы Дилан Томас совершает три поезд ки в США — в 1950, 1952 и 1953 годах. Эти поездки стиму лировали его творчество. Он много ездил по стране, высту пал с лекциями в Колумбийском университете Нью-Йорка, в университетах Флориды, Чикаго, Сан-Франциско. Здесь он встречался со своими коллегами по перу — Уистеном Оденом, Кристофером Ишервудом, Джоном Давенпортом. Американ ской публике нравился темпераментный валлийский поэт, который перед лекцией говорил о себе: «Я — валлиец, пьяни ца и любитель человечества, в особенности его женской по ловины». В США Дилан Томас много работал и много зара батывал, а у себя на родине постоянно нуждался в деньгах.

Но Америка во многом была ответственна за раннюю ги бель поэта. Здесь Дилан чувствовал необходимость играть роль преуспевающего поэта, которому во всем сопутствует успех и которому море по колено. Он неумеренно пил, стре мясь установить рекорд по количеству виски, выпиваемого за раз. Неумеренная работа в сочетании с неумеренной выпивкой привела к трагедии. Ему делали уколы кортизона, и врач пред упреждал, что при этих уколах нельзя принимать алкоголь, но Дилан продолжал пить. В результате Дилан впал в кому и, не приходя в сознание, умер 9 ноября 1953 года в больнице. Его похоронили в Ларне на кладбище св. Мартина.

Дилан Томас — вдохновенный певец Уэльса Смерть наступила через несколько дней после того, как ему исполнилось 39 лет. Незадолго до этого он завершил работу над пьесой для радио «Под сенью Молочного Леса», которая прозвучала в эфире уже после его неожиданной смерти.

Интересна предыстория этой радио-пьесы. Еще в 1932 году Дилан Томас и его друг из Свонзи Берт Трик за думывают написать книгу, которая бы называлась «Валлий ский Улисс» (Welsh Ulysses). Этот замысел остался нереали зованным, но влияние Джеймса Джойса cохранялось. Оно проявилось в написанных в 1940 году десяти автобиогра фических рассказах «Портрет художника как молодого пса»

(явный парафраз на книгу Джойса «Портрет художника как молодого человека»).

В 1950 году Томас возвращается к замыслу нарисовать кар тину небольшого городка в Уэльсе. Он пишет сценарий «Го род, который был безумен» для Би-би-си. В нем фигурируют персонажи, впоследствии вошедшие в пьесу «Под сенью Мо лочного Леса»: капитан Кэт, Орган Морган, Эли Дженкинс.

Сюжет сценария скорее сюрреалистичен, основан на игре смысла и бессмыслицы, обыденной нормы и эксцентрично сти. В городок Лареггиб приходит письмо из нового прави тельства Уэльса, в котором высказывается сомнение в том, что жители городка не безумны и не является ли городок со бранием лунатиков. В связи с этим предполагается изолиро вать городок, закрыть к нему дороги и прекратить снабжение его пищей и товарами. Но для проверки этой ситуации по сылается прокурор, который должен собрать всех жителей и вынести решение — безумны они или нет.

На этом собрании защиту жителей берет на себя капитан Кэт. Он вызывает свидетелей, которые на поверку оказы ваются действительно эксцентричными и вполне похожими на сумасшедших. В результате капитан Кэт вынужден при знать, что с точки зрения нормального, идеального города Лареггиб действительно безумен. И надо только благода рить за это Бога.

В этом сценарии Дилан Томас стремился показать экс центричность, как одно из проявлений валлийского нацио нального характера, которое могло бы быть воспринято со стороны как некое национальное безумие. Замысел его «пье Английская литература и английский национальный характер сы для голосов» — «Под сенью Молочного Леса», над кото рой он работал десять лет, завершив за месяц до смерти, был более широк и сложен1.

Эта радио-пьеса представляет картину жизни маленько го приморского городка в Уэльсе в течение 24 часов. За это время не происходит ничего существенного, все персонажи, а их более двадцати, заняты своей повседневной жизнью:

торгуют, рыбачат, судачат, гадают, мечтают, сочиняют сти хи, пьют пиво, любят или ненавидят друг друга. Фактиче ски, это микрокосм Вселенной, в котором обитают разные люди, как бедные, так и богатые, живые и мертвые, юные и старые, умные и глупые, ленивые и одержимые какой нибудь идеей, эксцентричные и обыденные, поэты и лавоч ники. Но все в целом они составляют гармоническое целое, одержимое жаждой жизни, проникнутое витальной энер гией, выражающее дух нации, ее достоинства и недостатки, пороки и добродетели.

Несомненно, что «Молочный Лес» вобрал в себя опыт многолетней работы Дилана Томаса на радио. Один из сце нариев, написанных в 1945 году, — «Лондонец» — напоми нает нам сюжет его пьесы. В ней Томас изображает жизнь одной из лондонских улиц в течение суток, от полудня до полночи. Здесь, как и в пьесе «Под сенью Молочного Леса», действие начинается сообщением диктора, а затем рассказы вается о снах обитателей домов. Но Томас не удовлетворяет ся демонстрацией иллюзий и ночных галлюцинаций. «Голос эксперта» дает чрезвычайно трезвый взгляд на действитель ность. Так на вопрос, что представляет собой улица Монро, следует ответ:


«Голос эксперта: Это улица на сотню домов, построенных из серого камня. Завершена в 1890 году. Состоит из двух спа лен, гостиной и кухни. В 1912 году в домах встроены ванные, которые заняли половину дома. Кухонная мойка и задний дворик. Сдается за 18 шиллингов. Квартиры слишком холод ные зимой и слишком жаркие летом. Безобразные, неудоб ные и, в общем, угнетающие.

Русское издание этого произведения вышло в 2010 г. в издатель стве «Эйдос» (перевод и предисловие В.П. Шестакова).

Дилан Томас — вдохновенный певец Уэльса Голос старого жильца. Нет, нет. Вы ошибаетесь. Это при ятная, симпатичная улица. В одном ее конце все нужные вам магазины, в обоих концах — пабы. Может быть, здесь нет чего-то особенного, но всегда что-то происходит, ходят трамваи и автобусы, движутся повозки и тележки, и дети, и собаки, а иногда и собачьи драки…»

Точно так же, экспозицию действия пьесы «Под сенью Молочного Леса» открывает голос путеводителя, который бесстрастно перечисляет, сколько душ (совсем как у Гоголя) населяет этот городок, сообщает, что это «вымирающее ме сто под солнцем», говорит, что в нем есть, а чего в нем нет:

«Церковь архитектурного интереса не представляет».

Поэтому можно легко обнаружить связь последней пьесы Дилана Томаса с его предшествующими работами, но есть и то, чего в них не было: эпическое начало, философское, обоб щенное отношение к жизни.

Можно с полным правом сказать, что эта пьеса — вер шина творчества Дилана Томаса. Название городка вымыш ленное — «Лареггиб» (Llareggub). Если прочитать его задом наперед, получится английское словосочетание “Bugger all”, что означает «еретики все» (англ. Bugger происходит от сло ва «Bulgarus — еретик, содомит).

Город спит, и голос комментатора знакомит нас с его жи телями, их занятиями, характерами, привычками, привязан ностями и потаенными желаниями. Капитан Кэт — ослепший «морской волк», вспоминает утонувших матросов и свою умершую возлюбленную Рози Проберт. Мисс Прайс, парикма херша и продавщица, видит эротические сны о Моге Эдварде, продавце модной одежды. Мистер Вальдо, охотник и бретер, видит сон о своей умершей матери и других женщинах. Мис сис Огмар-Причард видит во сне двух своих умерших мужей.

Постепенно городок просыпается, и мы знакомимся с его жителями. Священник и местный поэт Эли Дженкинс просы пается и на пороге своего дома читает стихи, в которых воспе вает свой край. В пьесе участвуют разнообразные характеры, не всегда только идеальные, но, порой, и брутальные — гре ховодники, бездельники, тайные отравители, выродившиеся аристократы. Но все вместе жители Лареггиба, как и сам го родок, предстают как «рай на земле», земной рай.

Английская литература и английский национальный характер Проза пьесы поэтична, в ней чувствуются определенный ритм, поэтические ассоциации а иногда прямые цитаты из Шекспира, Чосера, Германа Мелвилла, Джеймса Джойса, Ли Мастерс и популярных детских стихотворений. Пьеса насы щена пышными гирляндами образов, сравнений, метафор, аллитераций. Поэтических вставок в драматический текст сравнительно немного, их около десяти, но они прекрасно иллюстрируют характер персонажей и смысл драматических коллизий. Поэтому поэзия легко переходит в прозу, а про за читается как поэтическое произведение, имеющее ярко выраженное музыкальное звучание. Все это произведение в целом чрезвычайно поэтично, оно может быть названо сти хотворением в прозе.

Характерны имена действующих лиц пьесы. В Уэльсе нет большого разнообразия фамилий, они довольно стереотип ны — Джонс, Уильямс, Эванс. Чтобы различать отдельных людей, им давались имена, соответствующие их профессиям.

Так поступает и Дилан Томас. У него продавец молока — Оки Молочник, пекарь — Хлеб Насущный, гробовщик — Эванс Смерть, моряк — Синбад Мореход и т.д. Или же имена у него выражают особенности характера. Орган Морган называется так потому, что любит играть на органе и слишком предается сексуальным фантазиям, Негодный Парнишка действитель но гадко себя ведет, а иногда они просто построены на коми ческих сочетаниях слов, например, Вилли Нилли, Джек Блэк.

Так что большинство героев носят значащие имена, как это принято в комедиях.

Пожалуй, главная особенность текста «Под сенью Молоч ного Леса» — его нескончаемый юмор. Он пронизывает всю пьесу. Иногда этот юмор перерастает в сатиру, в гротескные образы и карикатуры: Орган Морган превращается в пелика на, заглатывающего рыбу, перед читателем предстает портрет женщины с бюстом в обеденный стол, покрытый скатертью, эротические мечты Госсамер Байнон порождают образ ма ленького человечка с пушистым хвостом. Но в целом, юмор, царящий в пьесе, создает атмосферу языческого обожест вления природы, оптимистического приятия жизни и любви к человеку, несмотря на все его недостатки. Все персонажи пьесы разные по характеры — добрые и злые, открытые и Дилан Томас — вдохновенный певец Уэльса лицемерные. Но они не разделяются по принципу греховных и добродетельных. «Мы не ангелы, но мы и не бесы», — го ворит в своей поэтической молитве к Богу преподобный Эли Дженкинс, и он просит у Бога снисхождения, в конце концов, должно же быть у Создателя чувство юмора, позволяющего снисходительно относится к своим творениям.

Это юмористическое, не лишенное трагического, воспри ятие жизни, прекрасно передает фраза проститутки Полли Гартер: «О, разве жизнь не ужасна, слава тебе Господи».


В пьесе Дилана Томаса изображаются различные харак теры, разнообразные типы Уэльса, его культура, традиции, язык. Не случайно, многие слова и названия географических мест Томас оставляет в валлийской транскрипции, подчер кивая, таким образом, свою связь с родиной. Преподобный Дженкинс пишет «Белую книгу», посвященную истории Уэльса. Дилан Томас тоже, как и его персонаж, собирает историю края, хотя в отличие от Дженкинса его патриотизм всегда окутан мягкой дымкой юмора и иронии, что спасает его от морализма и ригоризма.

С Уэльсом и его провинциальными городками и дере вушками, в которых он жил, Дилана Томаса связывали от ношения любви и ненависти. С одной стороны, он находил здесь уединение, время для чтения, раздумий и творчества, но, с другой, — тяготился обыденностью и мещанской про винциальной тупостью. Вот как он описывает воскресенье в Уэльсе в одном из своих писем поэтессе Памеле Джонсон:

«Прохожие в этот выходной выползли из своих муравейни ков, где спят и размножаются всю скромную неделю, обла чились в черные костюмы, налили глаза кровью, запаслись выражениями покрепче и проходят теперь парадом мимо моего окна, штурмуют подъем. Мамаши возлагают животы на ручки колясок;

девчонки рассказывают друг другу не винные истории об учительницах в воскресной церковной школе;

мальчишки с напомаженными черепами грезят ки нофильмами и мечтают о дамском белье;

и вся чопорность, вся разбавленная розоватая кровь, жаркие, соленые страсти и респектабельные сливки пригородной элитарной накипи бегут вниз по камням, словно воды реки, текущей в колодец отдохновения, где плавают, пряча правду, тела задушенных Английская литература и английский национальный характер проповедников, всю жизнь обещавших рай, в который они не верили, людям, которые никогда туда не попадут. Жизнь проходит мимо окон, и с каждым разом все больше ненавижу я это шествие»1.

Но когда Дилан Томас покидал Уэльс, уезжал в Лондон или Нью-Йорк, родные места начинали притягивать его.

Не случайно, он всегда возвращался сюда, несмотря на на мерение навсегда переселиться в столицу. Издалека жизнь маленьких приморских городков виделась совсем по-иному.

В них Дилан Томас начинал видеть рай на земле, земное во площение божественных установлений, а главное — прояв ление национального характера народа, связь с которым он постоянно ощущал, находя в ней стимул для творчества.

При этом поэт не впадал в провиденциализм или утопизм.

Он воспринимал свою пьесу не как сказку или притчу. В одной из его рукописей, которая хранится в Техасе, есть слова: «Возь мите безнадежную любовь Синбада Морехода к Госсамер Байнон. Ее эротические мечты. Трагедия, стоящая за жизнью лорда Кат-Гласса. Грусть Негодного Парнишки. Чудовищную ревность миссис Черри. Ужасное одиночество и ожидание смерти миссис Огмор-Причард. Нищету города, идиотизм, кровосмесительство. Посмотрите на кладбище: вспомните о ранней смертности и фатализме. Все это показывает, что Ла реггиб не Утопия».

Пьеса Дилана Томаса, как неоднократно отмечали кри тики, чрезвычайно музыкальна. В «Молочном Лесу» посто янно звучит музыка: днем и ночью играет орган, на котором упражняется одержимый музыкой Орган Морган, играющий для каждого, кто его слушает, на танцах звучит аккордеон.

Действующие лица постоянно поют нечто, подобное город ским романсам, женщины укачивают детей с колыбельными песнями, звучит хор детей (в 1953 году Дилан Томас специ ально ездил слушать хор девочек, чтобы включить его в свою пьесу, остался доволен, сравнивал хор с пением «ангелов с поросячьими хвостиками»). И, наконец, над городом раз дается «музыка сфер», хотя она представлена вульгарным Томас Дилан. Приключения со сменой кожи. СПб., 2001.

С. 641–642.

Дилан Томас — вдохновенный певец Уэльса «Шелестом весны» — произведением одного из второстепен ных норвежских композиторов.

Но, быть может, главное не только в музыке, звучащей постоянно по ходу пьесы, а в том, что сама пьеса звучит как музыка, в ней слышен музыкальный ритм, а отдельные го лоса сплетаются друг с другом в некое гармоническое целое.

Именно поэтому, пьесу Томаса надо не читать, а слушать.

Не случайно он называл ее «пьесой для голосов».

«Под сенью Молочного Леса» была поставлена на радио только после смерти Дилана Томаса — в январе 1954 года.

Правда, до этого он читал ее вслух в Кембридже (Массачу сетс). Впоследствии она была записана на кассете в исполне нии известного актера Ричарда Бартона, который мастерски читает, сохраняя валлийский акцент Дилана Томаса.

Интересно, что Дилан Томас планировал превратить свою радиопьесу в оперное либретто, и, по совету Олдоса Хаксли, он обращался к композитору Стравинскому в надежде на со трудничество с ним. Стравинский заинтересовался сценари ем, но превращению «Под сенью Молочного Леса» в оперу, помешала неожиданная смерть поэта. По этой пьесе снято несколько фильмов, один художественный, другой — муль типликационный с участием Ричарда Бартона.

Для русского читателя это произведение может ассоции роваться с творчеством Марка Шагала, у которого, так же, как и у Дилана Томаса, превалируют фантазия, юмор, обра зы народного быта, ставшие символами религии и великой философии жизни.

Память о Дилане Томасе в Уэльсе жива, его стихотво рения здесь постоянно переиздаются, а драматические про изведения ставятся в театре его имени. В городе Свонзи су ществуют культурный центр Дилана Томаса и общество его памяти, которое издает книги и документы о его жизни и творчестве. Хотелось бы, чтобы пьеса Дилана Томаса когда нибудь появилась на русской сцене.

ИМЕННОЙ УКАЗАТЕЛЬ Адамс Д.Т. 14 Браунинг Р. 109– Аддисон Д. 75, 116 Браунинг Э. 109– Аллен У. 24 Брехт Б. Альи А. дель 52 Бродский И.А. 268, 286– Арагона Т. 55 Аретино П. 97 Бронзино А. Ариосто Л. 97 Брук Р. 154–157, Аристофан 52, 77 Бруно Д. Брэдли А. Байрон Дж. Г. 107–108, Буркхардт Я. 148–152 Бурстин Д. Батлер С. 72, 125–126, 154, Бэкон Ф. 170, 176–179 Бэллиол Дж. Беллами Э. 170–171 Бэрк Дж. Бенивьени Д. Бенчи Т. 52 Вазари Дж. 100, Бетчемен Д. 11, 125, Варки Б. 162–166, 251–252, 256, Веласкес Д. 267, 295 Веспуччи А. Бирбоум М. 89, 158 Веспуччи Д. Блейк У. 36, 295 Вивес Л. 227, 223– Блэк Д. 91, 97 Винкельман И.И. 90, Браун Ф. 220 Виттгенштейн Л. 216, Браун Ф.М. 128 Во И. 116, 158–159, Именной указатель Вольтер Ф.М. 64 Елизавета, королева Вордсворд У. 121, 145–147 Англии Вудхауз П. Заретcки Т. Галилей Г. 105, 106 Зоффани И. Гарт Б. Гегель Г.В. 43, 45 Иван Грозный, русский Гексли (Хаксли) Т. 165 царь Гецци П.Л. 99 Ивлин Д. 95– Гиббон Э. 120–121 Ирвинг В. Гомер Гоуэр Дж. 228 Йейтс У.Б. 160, 270, Грассиан Б. Грей Т. 106, 142–143, 144 Кавальканти Г. 52, Грин Р. 134 Кавафис Гроцин У. 7, 93 Кагарлицкий Ю. Грюневальд М. 36 Казамян Л. 66, Гэй Дж. 74, 77 Казандзакис Н. Капица П.Л. Далтон Р. 98 Кастильоне Б. Данинос П. 28 Катарина Арагонская Данте 38, 104, 114 Дарвин Ч. 215 Кейнс Д.М. 216, 217, Деннис Д. 73 220– Дерно Ф. 97–98 Кокрофт Дж. Джеймс Г. 14 Колет Дж. 7, Джером Д. 83 Колумб Х. Джефферсон Т. 14 Кольридж С. 72, 147– Джилберт У. 215 Коммаджер Г.С. Джовет Б. 166 Конгрив У. 72, 73–74, 76, Джойа Д. 288 82, Джонсон Б. 67–69, 73 Корнфорд Дж. Джонсон Э. 166 Коусли Ч. 11, 228– Джонсон П. 305 Кревкер Г. Диккенс Ч. 13, 75, 81–82, Кровель О. 89, 116, 118 Кумберленд К. 39–40.

Драйден Д. 74 Купер Ф. Драйтон М. 137 Кэрролл Л. 82– Дюрер А. 36 Кэтс Я. Английская литература и английский национальный характер Лампорт Ф. 252–253 Моррис Я. Ларкин Ф. 290, 295 Мортон А. Ласселз Р. 93–95, 100 Мортон Д. Лассвиц К. 194 Мур Г. Лендор У.С. 114 Мур Дж. 216–217, Леонтьев К. Лессаж 64 Набоков В.В. 249– Лидгейт Д 129. Набоков Н. Лили Д. 135 Николсон Г. 86– Лили У. 129 Нокс Э. Лир Э. 82 Нуцци Б. Лопухова (Лопокова) Л. 224 Ньютон И. Лоуренс Д.Х. 116, 121 Нэш Т. Лэм Ч. 75–76, 152– Лэш К. 17 Овидий 57, Лэстрандже Ф. 84 Оден У.Х. 11, 160–161, 264, 266, 268– Макиавелли Н. 97 Олдингтон Р. Мактаггарт Д. 216 Оруэлл Дж. 5, 8, Мамфорд Л. 176 Остин Д. 79– Мандельштам О.Э. 247– Манн Г. 106 Паскаль Б. Манн Т. 249 Патер О. Манн Э. 285 Патч Т. 97, 98– Марло К. 135 Патрицци Фр. Марсупини К. 52 Певзнер Н. 6, Медичи К. 51 Пейс Р. Миддлтон Д. 33 Пенелл Д. Микеш Дж. 25, 29, 86 Петр I, русский царь Милн А. 154 Петрарка Фр. Милтон Дж. 104–106, Пипс С. 96, 141– 137–140 Пиоцци Х.Л. Мирабо В. 64 Пирсон Х. Мирандола, Пико дела Пичем Г. 100, 237– 48–49, 55, 59, 93 Платон 7, 50, 52, Мольер Ж-Б. 77 Полайоло А. Монтень М. де 229, 230 Престон У. Мор Т. 7–8 Пристли Д.Б. 19, 38, 65, 69, Моррис У. 36, 169–179 Именной указатель Пэттисон У. 141 Стил Р. Рабле 230 Сэмпсон А. Рассел Б. 216, 217–220, Рафаэль 96 Теккерей У.М. 75, 80–81, Рейнольдс Дж. 101 Рембрандт 36 Теннисон А. Рескин Дж. 122–124 Теннисон Ч. Рид Г. 285 Тернер Т.М.У. 127– Риниер Д. 22, 30 Тойнби А. Рис Э. 12 Токвиль А. де 17, Робертсон М. 354 Толстой Л.Н. Роджерс С. 109 Томас Д. 11, 266, 267, 285, Роулендсон Т. 284 297– Резерфорд Э. 215 Тролоп Ф. 13, 115, Тунстелл К. Саймондз Д.Э. 124– Самбукус И. 242–243 Уайльд О. 84, 88, 116, 121, Сантаяна Дж. 18, 25 Сарджент Д. 14 Уайтхед А. 216, Сервантес М. 72, 77 Уизер Дж. 240– Свифт Дж. 74, 77, 84, 169, Уингфилд У. 227 Уистлер Дж. Сидни Ф. 56–57, 58, 133, УичерлиУ. 234 Уолпол Р Сизеран Р. 6 Уоттон Г. Силей Д. 39 Устинов П. Скелтон Д. 132–133 Уэбстер Дж. Смарт К. 143–144 Уэллс Г. 168, 169, 189, Смоллетт Т. 75, 80, 116– 117 Филдинг Г. 75, 76–78, Сноумен Д. 23 Фиренцуола А. Спенсер Э. 55, 58, 133 Фитцгиббон К. Стивен Д.К. 245 Фичино М. 51–55, Стравинский И. 307 Флеминг П. Стрейчи Л. 217, 221, 222 Флетчер Д. 45, Стенфорд Д. 259, 267 Форсайт Дж. Стенхоп Ф. 140 Франк Ч. Стерн Л. 75, 76, 78–79, 82, Фрей Д. 116–118 Фрейд З. 62, Английская литература и английский национальный характер Фромм Э. 206 Чехов А.П. Фроссар 64 Чосер Д. 8, 66–67, 103–104, Фуко М. 62 130–132, Фюзели Г. 97, 101– Шагал М.З. Хаксли О. 116, 121, 126– Шарль Орлеанский 228– 127, 169, 180–214 Хамилтон Э. 115 Шекспир У. 7–8, 38–62, Харви Г. 215 76, 81, 82, 196, 197, 208, Хейвуд Т. 135 227, 235–237, 285, 299, Хелси М. 29–30 Хиггинс Фр. 253 Шелли П. 108– Хини Ш. 290 Шоу Б. 77, Хогарт У. 9, 75– Холл Э. 40 Эбрео Л. Холишед Р 41. Элиот Дж. 115, 116, Хор Р. 120 Элиот Т. Хоулетт Р. 239–240 Элиот Ф. Хэззлинг У. 118–119 Эмерсон У. 14, 15, Хьюдж Т. 290, 296 Энгельс Ф. 45– Эндрю Д. Чалкондилис Д. 93 Эразм Роттердамский 93, Чейни Р. 95 227, 231– Черчилль У. 35, 88 Этеридж Дж. Честертон Г.К. 82 Эшем Р.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.