авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |

«Г. В. ШВЕКОВ ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ в ПРАВЕ МОСКВА «ВЫСШАЯ ШКОЛА» 1983 ББК67.99(2) 11134 Рекомендовано к изданию ...»

-- [ Страница 2 ] --

Воздействие экономики на сознание, на волю марксисты понимают не механически. "Деtерминизм,- писал В.И. Ленин,- не только не пред­ полагает f,атализма, а, напротив, именно и дает почву для разумного дейст­ вования" 9. Ф. Энгельс рассматривает историю как достижение конечных результатов, возникающих от столкновения множества отдельных воль, каждая из которых определяется массой жизненных обстоятельств. А из бесконечного количества перекрещивающихс11 сил, взаимодействия воль формируется равнодействующая - историчесt:ое событие. Из того, что во­ ли отдельных людей "достигают не того, чего они хотят, но сливаются в нечто среднее, в одну общую равнодействующую, - из этого все же не следует заключать, что эти воли равны нулю. Наоборот, каждая воля участвует в равнодействующей и постольку включена в нее" Таким J образом, в основе образования общеклассовой воли лежат социально-психологические акты взаимодейс'!'Вия и взаимовлияния инди­ видуальных волевых актов. Общая воля, возникающая в результате со­ циально-nсихологического общения людей, о1личается от индивидуальной воли не только по способу формирования, но lf по особенностям отражения объективной действительности, по методам ~tоздействия на развитие об­ щественных отношений. Она выступает сост3.!ным элементом группового, коллективного и массового сознания, проnшяющегося в совокуnной деятельности людей, в особых сnособах реакl.IИи на общественные явления, в совместном поведении людей, когда дей~твия ~вида отличны от его действий вне коллективного совместного Gбщества 1.

Воля госnодствующего класса может ВI.хражаться различно, в част­ ности : в политике партий, в их проrраммах, • решениях съездов, в призы­ вах, в декларациях. В нашей литературе в Цfлом nра_вильно укаэываетс11, что такое выражение воли гоnодствующего класса правом не является.

"Сами по себе решения партии, хотя и выражают волю господствующего класса, nравом не являются и не могут являться" 82, - пишут авторы _одного курса общей теории nрава.

С нашей точки зрения, в этом положени]( имеется неточность. Верно, что решения партии nравом не являются,но неверно то, что они и немо­ гут являться правом. Дело в том, что как раз в переходвые nериоды прог­ раммы партий и их декларации могут выnолнять роль nрава.

По инициативе В.И. Ленина к ст. текста Декрета о суде в кото­ 5 N° 1, рой говорилось, что местные суды "руководятся в своих решениях и nри· говорах законами свергнутых правительств лишь постольку, поскольку таковые не отменены революцией и не nротшоречат революционной совес­ ти и революционному правосознанию", бы.ю сделано примечание, что отмененными признаются все законы, "nротиворечащие ЦИК Советов р. с. и кр. деп. и Рабочего и Крестьянского Правительства, а также nрог­ раммам-минимум Р.С.Д.Р. партии и партии С.Р." (Су РСФСР, 1917, N° 4, ст. 50).

Здесь нет необходимостИ' останавливаться на вопросе о том, почему сюда была включена программа, партии эсеров, - это общеизвестно, но нам хотелось бы подчеркнуть факт, о котором иногда забьmают: непо­ средственное действие программ и деклараций в качестве права.

П.И. Стучка писал, что "революция не только изменение порядка, но и смена комплекса воззрений, и эти воззрения находят свое выражение в первую очередь в программе партии победившего класса" 83.

Поэтому правы те авторы, которые. среди источников права первых лет Советской власти упоминают и программы партии 84.

Это обстоятельство подтвердилось и в ходе социалистических револю­ ций в других странах. Именно в самый начальный период деятельности народно-демократических государств и социалистических государств, когда новое право еще не было сформулироваiJо, а старое не могло быть использовано как целое, значительную роль в регулировании общественных отношений играли программы партий, декларации народных фронтов.

Так, например, во Временном статусе рад народовых, прИИJIТом Крайовой Радой Народавой 1 января 1944 г., говорилось: "Морально-правовой осно­ вой, на которую опираются в своей деятельности рады народовы, является воля широких масс, выраженная в самоотверженной вооруженной борьбе польского народа с оккупантами, в демократических принципах мартов­ ской конституции 1921... а также в манифесте демократических обществен­ но-политических и военных организаций" 85. Здесь, в этом документе революции в ПНР также в качестве источииков права упоминаются старая дореволюционная конс:mтуция и манифест общественных организаций.

Такое явление имело место и в друrих социалистических странах Европы.

Мы с самого начала оговорились и подчеркиваем, что речь идет о перио­ де исключительном, а не о правиле. Но тем не менее теоретичсски и прак­ тически очень важно, что воля господствующего класса, направленная на обеспечение его интересов, на создание нового общественищ о порядка и на регулирование общественных отношений, может быть выражена в иной форме, чем обычные, присущие праву формы. Сущность здесь •·а же, что · и сущность права, но форма иная. Правда, В. Портнов прямо щносит прог· рамму партии к праву, перечисляет. среди источников права, но, возмож­ но, что это не совсем точно, лучше было бы сказать, что проi"раммы партий выполняли временно функции источииков права.

И конечно, это нельзя воспринимать как общее положсн1н· 11.111111Ормаль­ ных обстоятельств, когда партийные решеНИJI, манифссп.1, 1\Сюшрации и иные акты, хотя и выражают волю господствующего кна~:~:а, щ ·рают важ­ ную роль в последующем определении содержания пpat\01\I.I X норм, в толковании и применении норм права, однако непосрсдс нн:IIIЮ к праву не относятся.

Н. Неновски различает понятия "сущность права" и "юшссощнr сущ­ ность права". "По нашему мнению, - пишет он, - ноннtин "сущность права" и "классовая сущность права" не совпадают, юJассшшн сущность права не покрьmает сущность · права, или друrими словами, сущно ' fl• нрава не сводится к его классовой сущности".

Ссылаясь на С.С. Алексеева, Н. Неновски, в част1юснt, IIOJ\'ICJЖИIJaeт организующую силу права, его роль в регулировании и о ране Jюрмtlныюй жизни общества. В общем, как указывае1: автор вступительной статьи к книге Н. Неновски, Ю.С. Завьялов, для Н. Неновски сущность права "не однозначна, а многослойна... Она как бы состоит, по крайней мере, из двух элементов из общесоциального и классового. Эта идея в книге занимает важное место, ибо позволяет ее автору как бы раздвинуть рамки, в которых осуществляется преемственность. Такой подход позволил Н. Неновски показать большое число точе~: соприкосновения ·· различиых правовых систем". Тем не менее Ю.С. Завышов возражает автору книги:

"тот факт, что с помощью права регламентируются отношения, вытекаю­ щие из потребности общества в целом, не лишает его (права) однознач­ ной сущности" 86.

Мы полностью согласны с последним замечанием Ю.С. Завьялова.

Сущность права однозначна: она всегда выражает волю господствующего в данном обществе класса 87. Тем более это относится к социалистическому праву переходиого периода. Нельзя представшi:ть дело так, что в праве переходиого от капитализма к социализму периода сочетаются разные сущности, одна меняется, другие остаются, наряду с социалистической сущностью остается сущность "общечелов!':ческая", которая находит, в частности, свое выражение в нормах старого rrpaвa.

Этим мы вовсе, конечно, не хотим сказать, что, кроме волевого, пра­ во не имеет каких-либо других существещп,IХ признаков, однако воле­ вой признак, являясь основой сущности nрава, определяет непосредст­ венно все его иные признаки. Так, например, Л.С. Явнч, говоря о много­ ступенчатости права, считает, что "возведенная в закон воля является сущ­ ностью первого порядка". "Сущностью В'l:орого порядка оказываются притязания индивидов и классов на юридическое признание их интересов, которые диктуются многими обстоятельс1:вами, но в первую очередь объективными потребностями производства 11: обмена".

Отсюда, по мнению Л. С. Явнча, познани.е может углубляться к "с:хщ­ ности третьего порядка", которая является основанием притязаний 8 8.

Такого рода мнения появляются как следствие более углубленного изучения проблемы сущности права.

Таким образом, подводя итог сказанному, следует отметить, что социа­ листическое право, как и предшествуЮщие типы права, - классово обус­ ловлено: оно выражает и закрепляет волю rrришедших к государственной власти трудящихся классов. Сначала оно вьrражает волю рабочего класса, которая отвечает и коренным интересам руководимьiХ им непролетарских трудящихся масс, а позднее - волю всего Н4рода. В социалистическом об­ ществе общеобязательное значение приобретают только такие веления, которые соответствуют интересам и целям 'tрудящихся масс. И если этим целям временно отвечают некоторые стары!': нормы права, то нет необхо­ димости отказываться от них только на 1:ом основании, что они были изданы в условиях старого общества.

· Содержание права. В рамках настоящей работы нет необходимости рассматривать в общем плане взаимосвязь категорий "содержание" и "форма", поскольку это достаточно подробно исследовано в философской литературе. В нашу задачу входит выяснение специфики проявления этих категор~й применительно к праву.

В юрИДиЧеской литераТуре часто термины сущность и содержшmе, пpaila употребляются как синоНИыы, означающие его классовый характер, ·волю господствующего класса 89. Между тем очевидно, что сущность и со­ держание права - это не одно и то же. Ясно, что, когда нет установив­ шихся толкований терминов, каждый применяет их в меру своего пони­ мания. Несколько лет назад редакция жУРнала "Советское государство и право" провела совещание юристов, специально посвященное обсуждению вопроса о поиятии права. В этом совещании приняли участие многие вид­ ные юристы, представляющие не только теорию права, но и отраслевые юридические науки90.

Несмотря на значительное разнообразие мнений и оттенков, спор о понятия права велся в основном между сторонниками "узкого" и "щи­ рокого" понятия.

Сторонники "узкого" понятия, с теми или иными уступками и вариа­ циями, придерживаются устоявшегася определения права как совокупиос­ ти норм. Так, С.Н. Братусь говорит, что "нормативность права составляет самое существенное его свойство, ибо норма есть масштаб, мера, модель определенного поведения"91.

Труднее выявить общую линию у сторонников "щирокого" опреде­ ления (если она имеется вообще), поскольку они включают в понятие права и правоотношения и правосознание и многие другие явления.

А.А. Плотниекс, например, утверждает, что "сущность права как комп­ лексного института выражается в многообразных правовых явленияХ:

правовых нормах, правоотношениях, субъективных правах и обязаннос­ тях, правосоэнанни. В процессе познания устанавливаются свойства, при­ сущие тем или иным правовым явлениям. Усто~о !IОвторяющиеся свойства права и совокупности выражают его сущность". Он дает следую щее определение социалистического общенародного права: "Социалисти­ ческое общенародное право является институтом справедливого руковод­ ства обществом, посредством которого социалистическое государство закрепляет и направляет соответствующу19 общим интересам советского народа систему общественных отиошений"92.

Как видно, бfльшую часть формулы занимает то, для чего употреб­ ляется право;

что же касается самого права, то мы узнаем о нем лишь то, что это "институт справедливого руководства"(?). Ясно, что от неудовлетворенности старым определением права до формулирования нового определения- путъ пелростой и нелегкий.

В настоящее время на позиции "широкого" понимания нрава стоят очень многие юристы: Д.А. Керимов, В.А. Туманов, А. М. Васильев, Е.А. Лукашева, Э.Л. Розни, Л.С. Мамут, Г.Н. Манов, Н.С. llсрсесянц, А.Ф. Черданцев и др.

Развернутую критику нормативного понимания права дал Д.А. Кери­ мов. Мы не будем эдесь пересказывать все его соображения, но отметим особо следующую ~ре~еление права через совокупность норм...

страдает и тем весьма существ--енным недостатком, что не отвечает на чрезвычайно важный вопрос о том, что можно ли признать правом нормы, хотя и принять1е в установленном порядке компетентными органами, но противоречаiЦИе общечеловеческим Представлениям о ценностях жизни, Jlt мократии, морали, равенстве, справедливости, гуманности, законности 11 1 д.?" Таким образом, мы можем констатировать, что полной ясносnt и еди· нодушия в ответе на вопрос о пон.ятин права пока нет.

Для нас, однако, представляют интерес мнения большинства участииков нискуссии о необходимости расшИрения понятия права, хотя многие из них вкладывают в это пон.ятие разный объем, разное содержание (lfe толь· ко нормы, но еще и правоотношения и многое друrое). А это означает, проблема содержаин.я права не понимается однозначно. Мы предпочли •&ro бы под содержанием права понимат:. различные его цели, слои, наnравле· иия или функции.

Ведь известно, что право регулирует не все общественные отношения.

Некогда, например, движение транспорта на дорогах и улицах не состав· ляло предмета правового регулирования. Теперь регулирование дорож· ного движения осуществляется правилами, имеющими характер правовых.

С друrой стороны, ранее религиозные отношения регулировались nравом, входили в содержание права, сейчас же в странах, где церковь отделена от государства, религиозные отношения правом не регулируются. Содержа· ние права, таким образом, в э;

rом О)l!Ошенни изменилось.

Правы, на наш взгляд, авторы, утверждающие, что существуют об· щесоциальные функции государства, ~ права, функции управления обществом, выходящие за рамки узкоклассовых задач. Различие в том, что мы, как и большинство юристов СОЦИЗJUt:стичес.

ких стран, не ставим их рядом, наравне с классовой сущность10 права.

Важнейшая для господствующего класса задача обеспечение своего политического и экономического господства. Орудиями выполнения этой задачи служит государство и право. Отсюда - важнейшая часть со­ держаин.я права - нормы, обеспечивающие политическое и экономаческое господство определенного класса или классов. В этой части сохранение старого права не наблюдается.

Однако в обществе существует много разных отношений, беэразлич· ных для классового господства, поцитичес~и иuер.]ных. Их часто называют..

"общечеловеческими". Независимо от того, как их называть, надо опре· делить их место. ВОзьмем, например, такую совокупность норм, КЗ!( прави· ла дорожного движения. В настоящее время эти правила - международ· ные, т. е. одинаковые в подавляющем большинстве стран. Любой води· тель автомашины может без всяких за~уднений ехать по любой стран•.

Правда, некоторые различия в тонкостях имеются, например в оnределе· нии ~ и отношения к нему в разных странах, но это частности.

Нет сомнения в правовом характере этих норм. Но если они деiiствуют и в капиталистических, и в феодально-капиталистических, и в соЦI!алисти· ческих государствах, то каково их классовое содержание? Это - бУРжуаз· ное право или социалистическое право? Оно буржуазное или СОl\llалисти· - ческое в капиталистической или в социалистической стране лишь nостоль· ку, поскольку существует по воле господствующего в данной стрЗ!Iе клас· са и входит в общую систему капиталистического или социалисТI!Ческого права;

но бьmо бы бессмысленно утверждать, что это разные нормы, что они регулируют принципиально различные отношения, в корне проти­ воположные по своему классовому характеру и содержанию. Они регули­ руют одни и те же отношения, и для стоящего на московской улице ин­ спектора ГАИ совершенно безразлнчно, кто ведет машины советские трудящиеся илн диruюматы капиталистических стран. Для него важно толь­ ко то, чтобы они соб.iподалн правила и не с::здавалн аварийных ситуаций.

Содержание таких норм (их много особенно в области чисто техничес­ ких отношений: стандартов, транспорта и связи, международных расчетов и т. д.) политически нейтрально.

Конечно, в известной мере их роль, их действие в составе капиталисти­ ческого или социалистического права отличны, но утверждать, что они имеют узкоклассовый характер, так же мало плодотворно, как поиски классовой сущности языка, которые не так давно у нас имели место.

Ясно, что такие нормы могут сохраняться без всякого ущерба для нового строя. Можно, конечно, их переиздать от имени нового государства, можно санкционировать, но по существу от этого ничего не изменится.

Есть еще одиа группа норм, которая имеет важное значение в плане правовой преемственности, это нормы, определяемые общими условиями существования человеческого общества. Можно полагать, что именно эту группу норм имел в виду В.И. Ленин, когда в работе "Государство и революция" писал про элементарные, тысяче~ями повторяющиеся во всех прописях "... несложные, основные правила всякого человечес­ кого общежнтия... " 94 • Н. Ненов~ nосвЯтил в своей книге разбору этих норм специальный раздел, а поэтому мы не считаем нужным подробно на этом останавливаться. Одиако некоторые из положений этого раздела требуют известного уточнения. Нам представляется, что Н. Неновски в ряде случаев несколько формально подходит к рассмотрению данной группы норм, не учитьтая в необходимой мере их социальных аспектов. Именно этим, по нашему мнению, объясняется тот факт, что, говоря об элемен­ тах права, которые "обеспечивают (регулируют, охраняют)" основные "ценности общего значения", автор среди них называет такие, как: иму­ щество людей, охрана общественного порядка, охрана общественной безо­ пасности, §р_ачно-семейные отношения 95. Конечно, в плане общесоцио­ логическОм э~осТifii"ёйСтвительно имеют общее значение и без них ни одио человеческое общество, независимо от ето социальной структуры, существовать и развиваться не может. Но ведь речь в данном случае идет о правовых аспектах данной проблемы, а здесь, на наш взгляд, требуется строго дифференцированный подход. Тем более это важно, когда речь идет о преемственности такого рода норм между буржуазным и социа­ листическим правом. Общеизвестно, например, что имущество (очевидно, надо говорить о собственности?) всегда сопровождало и будет сопровож­ дать жизнь человека в обществе, независимо от того, классовое общество илн бесклассовое. Но ведь формы собственности есть один из важнейших признаков социально-экономической формации, вследствие чего правовое регулирование ее при переходе от одного общественного строя к другому резко меняется.

Или возьмем брачно-семейные отношения. Семья, конечно же, яв ­ ляется одиим из условий существования человеческого общества в сиС'rеме природы. Но разве формы семьИ в различных общественно-экономичес­ ких формациях остаются неизменными? Разве одинаковы формы право~о­ го регулирования феодальной, буржуазной или социалистической семьи?

Напомним в этой связи, что в нашей стране после победы Октябрьской революции изменения в брачно-семейном праве произошли в первую оче­ редь! То же самое наблюдалось и в других социалистических странах, воз­ никших после второй мировой войны.

А что такое "охрана общественного порядка" или "охрана обществен­ ной безопасности" и, в частности, что из себя представляют органы и сис­ тема охраны порядка и безопасности в капиталистических государствах?

И може:r ли вообще идти какая-либо речь о преемственности в этой об­ ласти между буржуазным и социалистическим правом?

Короче говоря, преемственность отдельных элементов данной группы норм не может оцениваться однозначно: она зависит как от характера тех "ценностей общего значения", которые призваны регулировать эти нормы, так и от той социальной роли, которую они играют в коитексте различных по типу правовых систем. Только с учетом этого можно пра­ вильно понять особенности и пределы преемственности такого рода норм в отдельных общественно-экономических формациях, а тем более их место и значение в общем правотворческом процессе.

Но и в целом эту группу норм нельзя рассматривать как нечто всегда постоянное по отношению к тем нормам, которые носят открыто выра­ женный классовый характер. Поскольку обе группы норм органически входят в качестве составных частей в единую систему права, границы между ними порой весьма условны и подвижны.

Эти же общие замечания о":носятся и к преемственности другой груп­ пы правовых норм, определяемой социальным управлением как объектив­ НЬIМ социологическим процессом всякого общества. К. Маркс писал, что "всякий непосредственно общественный или совместнь1й труд, осущест­ вляемый в сравнительно крупном масштабе, нуждается в большей или меньшей степени в управлении, которое устанавливает согласованtюсть между индивидуальными работами и выполняет общие функции, воз­ никающие из движеJШя всего производственного организма в отличие от движения его самостоятельных органов. Отдельный скрипач сам управ­ ляет собой, оркестр нуждается в дирижере" 96. Действительно, государство, которое, в первую очередь, является аппаратом классового господства, в то же_ время служит и аппаратом управления. Существуют такие звенья _ в буржуазном государственном аппарате, которые будучи классовыми по своему содержанию, выполняя классовые задачи, служа классовому господству, могуТ быть почти целиком, почти без изменения использованы новь'1м, социалистическим государством. Необходимо только вырвать эти звенья "из подчинения капиталистам"97. Еще накануне Октябрьской революции В.И. ·Ленин указывал на возможность использования ~­ ского, учетно-регистрационного механизма, синдикатов и т. д. "Крупнь1е банки, - писал он, - есть тот "государственнь1й аппарат", который нам нужен для осуществления социализма и который мы берем готовым у ка­ питализма, причем нашей задачей является здесь лишь отсечь то, что капи­ талистически уродует этот превосходный аппарат, сделать его еще крупнее, еще демократичнее, еще всеобъемлющее" 98. Известно, что банки, тресты, железные дороги и т. д.- это не только аnпарат, но и определенная сфера его правовой деяте.rtьности, регудируе­ мая совокупностью определенных норм. Эти нормы классовы, поскольку применяются для осуществления классовых задач, но I{X легко заменить, оставляя старую форму. Пожалуй, именно в этих отношениях элементар· ная формула о наполнении старой формы новым содержанием действует нанболее точно.

Важно только оговориться, о каком управлении идет речь, посколЬку. не существует социального управления в классовом обществе, которое было бы лишено классового содержаниЯ. Речь идет только о таком управ­ лении, о таких нормах, которые лишены политической с:пецифики, являют­ ся техиико-социальными.

Нельзя ведь утверждать, что современные капитаmtстические монопо­ JlИИ всего лишь технический аппарат социального управления. Наоборот, именно они определяют в_сю деятельность и всю полн-тику современных капиталистических государств, именно их господство 13ыражается в дея­ тельности буржуазного государственного iumapaтa, име:fПЮ I{X воля выра­ жается в праве. Но их организация, их аппарат, их методы управпения производством, сбытом легко сохранить и использовать, наnолнив новым классовым содержанием.

Много говорят в посвященной нашей теме литера'Jуре о сохранении общедемократичеСК!fХ норм, в которых выражены результаты борьбы пролетариата в условиях капиталистического государства.

"При этом важно подчеркнуть, пишет И.П. Ильинский, что возмож­ - ности использования старых конституций исчерпываются тем скорее, чем менее демократическими эти конституции являлись, и, 11аоборот, чем боль­ ше демократических положений содержит старая консrитуция, тем более IШ!роким и длительным может быть использование ее положеЮiЙ f:[овой революционной властью"99. И.П. Ильинский в качестве примера nриводит ныне действующую конституцию Италии 1947 г., которая "содержит ряд весьма важных демократических положений, завоеванных трудящимиен страны, и может послужить базой для проведения соцйальных и экоfiОМИ· ческих преобразований, так и не осуществленных нынеli.ПIИМИ правтдимн кругами страны. Поэтому вполне естествещю, что итальЯнские коммунис· ты считают необходимым опираться на эту конституЦИiо в борьбе эа пар­ nаментекий путь перехода к социализму"lао.

Это общепринятое положение. не вызывает возражений. В.И. Ленин отмечал, что у буржуазии есть два метода борьбы за свои интересы: "...во­ первых, метод насилия, метод отказа от всяких уступоi рабочему движе­ нию... Второй метод- метод "либерализма", шагов в сто~ону развития политических прав, в сторону реформ, уступок и т. д." 10. В ряде слу­ чаев буржуазия вынуждена закреплять некоторые проrрессивные требо­ вания в своем праве, ?'ОТЯ, как правило, такое закрепление носит в значи­ тельной мере формальный характер, а различного рода ~сключения, IOTO· рые предусматриваются буржуазным законодателем, в лроцессе реализа­ ции этих норм сводят их для трудящихся фактически к нулю.

Когда речь шла о сущности права, оно, как мы указъшали BЫille, выра· жает волю 'господствующего класса. С целью сохранен.ия своего госnод· 11ta, он маневрирует, Иногда прибегает к грубому подавлению, иногда 11дст на уступки. Его вынуждают сделать уступки, но он решает: делать их 11111t нет, т. е. выражает свою волю, хотя в данном случае можно признать освенное выражение воли трудящихся масс, но только косвенное, не нс110средственное. Тем не менее правильно многие авторы подчеркивают возможность сохранения такого рода норм и институтов в социалистичес­ ком праве. Более того, именно в условиях социализма такие нормы напол­ няются присущим им содержанием. "Социалистическая демократия, пи­ шет А.П. Косицын, возникает не на голом месте, она воспринимает все прогрессивное, что бьmо достигнуто в вековой освободительной борь­ бе против эксплуататорских классов - рабовладельцев, феодалов, капи­ талистов... Социализм не откаэьшается от этих завоеваний, а, напротив, осуществляет их с наибольшей полнотой, развивает традицн01mые инсти­ туты демократии, обеспечивает их реальными гарантиями, вырабатывает новые, неизвестные в прошлом формы вовлечения народа в государствен­ ное управление" 1 02.

С.Н. Братусь высказал мнение о том, что "в содержание права входит его регушrrивная функция - его воздействие на общественные от "103. м пение это мотивируется тем, что содержание права вклю ношения чает в себя государственные веления, нормативно организованные и обще­ обязательные, о должном и возможном поведении людей. Такие веления иrрают роль регулятора общественных отношений.

Мнение это оспаривалось, поскольку в этом случае придется признать, что право, его непосредственное содержание включает в себя общественные отиошения 1 04.

Другие поддерживают мнение С.Н. Братуся, считая, что он развивает и углубляет п9нимание 1,1епосредствениого содержания права как особо формированной и выраженной государственной воли, государствениого веления, поскольку нормативно-классовое волевое регуЛИРование об­ щественных отношений составляет основную функцию права 1 05.

Но здесь мы опять возвращаемся к тому, что, по нашему мнению, составляет сущность, а более точно классовую сущность пвава, а не его содержание.

Таким образом, хотя вопрос о том, что именно составляет содержание права в нашей науке, остается спорным, несомненно, что право регулирует совершенно различные отношения, там, где такие отношения политически нейтральны, инертны, соответственно возрастает возможность или даже необходимость преемственности. При этом старая фррма может не напол­ няться новым содержанием, оно может оставаться и прежним.

Внутренняя форма права (структура права). Мы подошли к одному из наиболее сложных вопросов темы, где рассматривается соотношение формы и содержания в праве. Отметим прежде всего, что в этом вопросе й научной литературе существуют большие разноrласия 106. Мы не надеемся устранить эти разногласия, а всего лишь высказать некоторые суждения по этой действительно сложной проблеме, которая лежит в основе всей проблемы преемственности в целом.

Сейчас многие признают, что надо различать внутреннюю и внешнюю формы права. Б.В. Шейндлин поставил вопрос о. том, что внутренняя форма права есть правовая система, в которой находит выражение относительно устойчивая связь между основными элементами, составляющими содер­ жание права 107.

Другая точка зрения состоит в том, что под внутренней формой права следует ntинимать норму права так сказать, абстрактное правило, а под внешней формой форму выражения этого правила, т. е. источники праваlОВ.

Авторы "Марксистско-ленннской общей теории государства и права" частично соглашаются с этим решением вопроса. Они считают правильной вторую часть формулы и неправильной первую. По их мнению, "правовая норма не может выступать формой права, так как она соотносится с систе­ мой права как единичное с общим. Элементы, составляющие содержание права (общего), и закономерности развития права находят определенное отражение в норме (единичном). Содержание правовой нормы (правила поведения) является единичным выраженнем элементов, составляющих содержание права как общего: воля господствующего класса, выраженной в единичной норме... Поэтому неправильно считать непосредственным юридическим содержанием нормы правило поведения и наряду с этим выделять ее классово-волевое содержание" 1 09. По мнению авторов этого курса, nравила nоведения устанавливаются различными социальными нор­ npana мами, nоэтому указание на то, что содержание нормы составляет nравило nоведения, ничего не раскрывает. Содержание пра1юоой нормы может быть nравильно nоиято лишь nутем анализа тех :шсмснтов, кото­ рые в своей внутренней связи образуют сnецифику nрава, юридических нормllО.

Что касается внутренней формы единичной нормы, то она представ­ ляет собой особый nорядок ее построения, связь ее структурных :тсментов (гипотезы, дисnозиции, ~цин)' образующих в еrннствс определенное nравило nоведения, nредnисываемое государством 11.

Мы не согласны ни с указанной формулой, ни с ее крюикшi, посколь· ку речь 11се время идет о разных вещах о форме и содсржuнии nрава или о форме и сод;

ержанин nравов_ой нормы. Внvтренисй Ф.ОJJМШоi-.нормы ~яется само веление как таковое, а в'нешней фqрмоИ се специ­ фическое выражение в виде оnределенного структурного ноетроения с гипотезой, дисnозицией и санкцией,. содержащейся в особом, формальном акте государства, но это относится только к отдельной норме нр1111а.

С.С. Алексеев различает ·внутреннюю форму права у1..:ом смысле, u nонимая под этим относшельно устойчИ1!ые связи элемснн ) н сщt•ржання, включая сюда структуру nравовой нормы или структуру сисн:мы право­ вых норм (отрасли, институты), и в более широком cмi.ICJIC, tрактуя ее как сnособ, закон связи элементов содержан~, которыи pu крывается через совокуnность правовых свойств (нормативность, форманышя оnре­ деленность н др.) 112.

·Так или иначе, но многие считают, что существует Illly•pcшflш форма права н внешняя форма nрава 11 3.

Здесь, на наш взгляд, важно nодчеркнуть одно, что нрu11о не самоцель.

Оно является средством достижения определенных социюн.ных целей, которые осуществляются nутем регулирования общсспlсюlых опюшений.

Следовательно, в рамках определенной социальной системы право теснее всего связано с общественными отношениями, а правовые отношения яв­ ляются формой других общественных отношений. Н. Неновски, в част­ ности, подчеркивает, что само право является формой выражения экономи­ ческих отношений, право как таковое, право в целом. "В этом смысле и употребляется выражение "правовая форма" вообще. Когда мы говорим, что с изменением общественно-экономических отношений меияется и их "правовая форма", это означает, что изменяется исторический тип права (если речь идет о смене экономического базиса вообще) или же изменяют­ ся отдельные отрасли или институты права (если fечь идет об изменении в отдельных сферах экономических отношений) " 11.

Однако правом оформляются не только экономические, но и многие другие общественные отношения, в частности, например, государственная политика в соответствии с волей и интересами господствующего класса.

Указывают также, что право есть "~орма осуществления того, что установ­ лено в качестве правовых норм" 11 • Итак, само право есть форма чего-то иного, чем право. Но оно как явление имеет собственную сущность, собст­ венное содержание, собственную форму (или формы).

Мы поддерживаем точку зрения тех авторов, которые понимают под внутренней формой права его систему, где находят выражение относитель­ но устойчивые связи между различными элементами, составляющими со­ держание права. Действительно, праву присуща особая внутренняя орга­ низация, не составляющая ни его сущности, ни его содержания, особое строение, постоянно развивающаяся структура.

Структура права теснейшим образом связана и с его внешней формой, а внешняя форма также может иметь свою структуру (в частности, граж­ данский кодекс может быть построен по институциоююй или по паидект­ ной системе;

нормативный акт может иметь преамбулу, определения употребляемой терминологии, заключительные статьи, транзиторные или переходные нормы и др.).

"Структура лишь одна из разновидностей формы. Но различие между этими понятиями не ограничивается количественными характеристиками.

Структура является имманентной характеристикой любой формы (как внешней, так и внутренней, как формы прщшления, так и формы выра­ жения и т. д.), представляя собой, так сказать, "форму формы". Эта "фор­ ма формы" есть то необходимое свойство всякой формы, которое харак­ теризует ее со стороны организации составных компонентов оформленно­ го содержания. Она выступает в качестве внутренней организации того или иного содержания не в том смысле, что не распространяется на его внеш­ нюю форму, а в том, что ограничивается организацией лишь той субстан­ ции, которую непосредственно упорядочивает. Форма же в отличие от структуры включает в себя не только связи, отношения, взаимодействия между компонентами внутри оформленного содержания, но также и свя­ зи, отношения, взаимодействия данного содержания с многочисленными другими содержаниям:и, с той средой, в которой данное содержание сущест­ вует, проявляется, действует" 1 Iб.

Структура права совершает длительный путь сложного развития, причем развитие структуры права более тесно связано с общим развитием культуры данного народа, чем другие стороны права. С другой стороны, развитие структуры права, как и других форм общественного сознания, зависит, конечно, от развития экономики, но эдесь отношения и связь гораздо менее проявляются, чем в отношении сушиости и содержания права.

Тем не менее недопустимо абсолютизировать структуру nрава, рас­ сматривать ее как нечто абстрактное, самодовлеющее. "Абсолютизация структуры, отрьш структуры от компонентов субстрата, взаимосвязей, от того, что свяэьшается... является гносеологической основой структу· рализма" 11 7.

Структура права вызывается потребностями его развития и под влия­ нием условий меняется.

Очень рано римские юристы сочли. необходимым разделить nраво на публичное и частное, хотя с того самого момента, как возникло это де­ ление, не прекращается спор о том, что именно следует отнести к праву публичному, а что - к частному. Отметим, что отрицание деления права на публичное и частное свойственно не только социалистической науке права, это деление отрицается и многими буржуазными государствами и учеными.

На раюmх ступенях своего развития право не разделяется на право процессуальное и право материальное, равно как в области государства судебная власть и власть административная слиты.

Не существует также деления права на уголовное и гражданское, соответственно нет особого уголовного или гражданского процесса. Чем более усложняются общественные отношения, тем более сложной стано­ вится структура права, его система.

Можем ли мы сказать, что деление права на гражданское и уголовное связано с определенньiм классовым строем и только ему присуще, а по­ скольку это деление возникло в классово-антагонистическом обществе, постольку не должно ли оно исчезнуть в социалистическом обществе? От­ рицательный ответ на это очевиден, положительный невоэможен. Отсюда мы должны сделать вьшод о том, что праву присуще определенное струк­ турное развитие, не связанное непосредственно с переходом одной общест­ венной формации в другую, т. е. присущее праву как таковому.

Нам уже приходилось писать о системе права, системе законодательства и системе правовой науки 118. Эти вопросы привлекли внимание в связи с выполнением поставленных XXV съездом КПСС в области права и закон­ ности задач, к которым относятся, в частности, соэдание Свода Законов СССР и Сводов Законов союзных республик, дальнейшее упорядочение и совершенствовайие законодательства. Ряд ученых считает, что система права существует и складывается · объективно, "она не 1m од фантазии, не результат произвольнога конструирования", а реально существующее подразделение права на определенные части" 119. Что касается системы законодательства, то эдесь " свобода усмотрения законодателя эначитель­ ношире"120.

С нашей точки зрения, система законодательства складывается столь же объективно под влиянием существующих проиэводственных отношений, как и система nрава, и в равной мере включает в себя элемент "произволь­ ноrо конструирования".

Необходимо различать систему права как объективно существующую внутреннюю структуру nрава и субъективные мнения о существующей системе права.

Какая система nрава существует объективно? Мы этоrо не знаем или, точнее, знаем приблизительно. Если бросить самый беглый взгляд на нашу литературу, то мы увидим, что почти у каждого ученого имеется собствен­ ное представление о существующей системе права. Десятки отраслеЙ nрава одни ученые признают, другие отрицают: хозяйственное nраво, транспорт­ ное право, железнодорожное nраво, трубопроводное право, жилищное право, изобретательское nраво, наследственное nраво, исправительно­ n.

трудовое право и т. д. и т. Список этот можно сделать очень длинным.

Исключение составляют только те отрасли, которые бьmи призваны очень давно, стали для всех привычными, бесспорными, "традиционными" 121.

Кажется, что они существуют независимо от сознания, объективно, но ведь было время, когда и эти традиционные отрасли права не приэнавались!

Насколько построение системы права субъективно, можно видеть хотя бы из того, что нет пока ни одного определения отрасли права, которое могло бы точно дать ответ на вопрос, является ли, скажем, хозяйствен­ ное право объективно существующей отраслью права.

Воэьмем одно из определений: "Отрасль права. Это- самостоятельное, юридически своеобразное подразделение nрава, состоящее из комnактной рующих специфический вид общественных отношений" 1 2 2. Оставим в системы взаимосвязанных, распределенных по институтам норм, регули­ стороне игнорирование элементарного требования формальной логики, запрещающего включать в определение слова, которые сами нуждаются в определении, вследствие своей неопределенности: "своеобразный", "ком­ пактный", "специфический", "определенный". Попробуем с помощью это­ го определения дать оiвет на поставленный выше вопрос. Сторонник хо­ зяйственного права скажет твердо : да, хозяйственное право является от­ раслью nрава, ибо самостоятельность налицо, своеобразие есть, компакт­ ность есть, специфика общественных отношений есть! Но "цивилист" не менее твердо возразит: ничего подобного, самостоятельности нет, своеобразия нет, комnактности нет, специфики общественных отношQ­ ний нет!

Между тем несомненно существование таких специфических общест­ венных отношений, как народное хозяйство в целом, лромышленность, строительство, сельское хозяйство, транспорт. Несомненно и то, что эти отношения регулируются правом. Может быть, "традиционные" отрасли действительно устарели и не соответствуют объективно существующей у нас внутренней структуре права? Но тогда, возможно, поиятие "хозяйст­ венное право" слишком широко и точнее делить объективное право на "промышленное право", "строительное право", "транспортное право ", "сельскохозяйственное nраво", "торг6вое право" и т. д.?

Законодателя не заботит (и не может заботить!), насколько издавае­ мый им акт, например для регулирования отношений по nеревозкам, сов­ падает с границами "традиционных" отраслей nра:ва. В нем могут содер жаться нормы гражданского nрава, финансового права, административно­ го права и т. д. Но какой может быть предложен выход? Издавать по данно­ му вопросу несколько актов, каждый из которых находился бы строго в границах "традиционной отрасли"?

В систематическом Собрании действующих законов СССР из разде­ лов схемы только "можно считать выделенными по признаку отрасли nрава или объективно совпадающими с ней", "остальные разделы выделены по областям хозяйственной, государственной и социально-культурной жизни и другим признакам... И не совпадают с отраслями советского nрава"123.

Таким образом, внутренняя формообразующая структура права су­ ществует объективно, независимо от нашего сознания, но ее отражение в теориях вряд ли вполне точно. Оно в известной мере является результатом • "произвольного конструирования".

Система законодател!ства не более субъективна, чем система права (не та, которая сушествует объективно, а та, которую признают те или иные ученые или группы ученых). "Объективность правовой системы есть не что иное, как объективно правильное (более или менее точное) отражение законодателем сушествующих независимо от его воли законо­ мерностей разграничения общественных отношений, которые законо~а­ тель призван познать и правильно отразить в развитии правовых норм" 1 4.

,~ К структурным единицам мы склонны отнести также особые право вые образования, стоящие где-то между правовыми идеями и правовыми инсти~тами или..1!Qрмами правовые принципы, правовые презумnции.

Очень многие из них действуют и в буржуазном, и в социалистичес­ ком праве. В качестве примера можно сослаться на презумnцию невинов­ ности, согласно которой лицо не считается виновным в совершении nрес­ тупления, пока это не установлено приговором суда. Это положение закреп­ лено в ст. УПК РСФСР г. Заметим, однако, что более ранние кодек­ 13 сы нашего государства не сочли возможным предусмотреть в своем соста­ ве эту норму, хотя в ~~судебны,х органов она, несомненно, соблюдалась.

Вообще надо сказать, что вопрос о презумпциях в праве проблема большая и сложная. С.В. Курылев отмечает, что вопрос о nрезумпциях в гражданском праве разработан лучше, чем в YI:Q._ЛOB~, где некоторые.

авторы вообще считают презюмирование недопустимым Слово "презумпция" означает "предnоложение". В нашей литературе считается, что в основе юридических презумпций лежит длительное наблю­ дение фактов, событий, явлений, позволявших вывести общее правило 126, что презумпции "имеют статистическую nрироду. Они верны для боль­ шинства случаев данного рода, но Допускают и исключение" 1 2 7.

Верно, что "в каждой презумпции заложено противоречие между ее действительным вероятностным содержанием и категорической формок выражения, требующей nрименять это правило так, как будто оно являет­ ся абсолютно истинным и общим. В этом обнаруживается условный и в известной степени формальный характер" 128.

Этот противоречивый характер презумпций приводит к тому, что нет ни одной из них, которая бы не оспаривалась. Оспаривалась, в частноt:ти, до недавнего времени и презумnция невиновности, nока она не бьша закреnлена в качестве конституционной нормы (см. ст. Конституции СССР 1977 г.).

Для сомнений в отношенин других nрезумnций тем больше оснований, что большинство из них в законе не закреnлено. Так, не закреnлена ни в каком законе, наnример, такая важная nрезумпция, как nрезумnция знания эаконоf!, хотя теория и ирактика считают ее "безоговорочно дейст­ вующей в nраве", "общеnринятой во всех законодательствах", "неосnори­ мой"129.

.В тех странах, где обычай и судебный nрецедент nризнаются источни­ ками nрава, в обоснование nрименения nреэумnции стороны могут ссылать­ ся на определенные судебные прецеденты как nравовое основание своих требований. Но каковы nравовые основания неэафиксированных (в теории их называют "фактическиМ~!") nреэумiЩИй? Надо сказать, что в нашей ли­ тературе этот воnрос ц9чти не исследован.

Попутно отметим, что неко~орые исследователи признают существова­ ние "неоnровержимых nреэумnций" 13 0, что, по нашему мнению, мало­ вероятно.

В качестве nримера "неоnровержимой nреэумпции" nриводится, в част­ ности, "n.,реэумnuия нераw;

ния" лиц, не достигших возраста уголовной ответственности. Ст. СФСР 1960 г.- категорическая императивная норма, запрещающая привлечение к уголовной ответственности лиц, не достнгших оnределенного возраста. Но при чем эдесь преэумпция?

То, что малолетние не отдают себе полностью отчета в своих действиях, не nредnоложение, а факт. Если мы будем говорить о nричинах существо­ вания такой нормы, то в основе ее могут быть не только nсихофизиологи­ ческие факторы, но и принциnы гуманности.

Так или иначе, но в социалистическом nраве действует целый ряд nравовых nреэумnций, которые мы находим и в буржуазном nраве. Ко­ нечно, в условиях социализма эти правовые nринциnы nолучают более nолное воnлощение, nоскольку в буржуазном nраве они, как nравило, носят формальный характер. В.И. Ленин, говоря, наnример, о nрезумn­ ции знания законов в буржуазном обществе, nодчеркивал, что здесь она является чистейшей воды фикцией. Он nисал: "Если рабочий, когда ему чиновник укажет закон, ответит, что он не знал о таком законе, то чинов­ ник (и судья) либо засмеется, либо обругается: "отговариваться незнанием закона никто не имеет nрава" вот что говорит основной русский закон.

Всякий чиновник и судья предполагает поэтому, что каждый рабочий знает законы. Но такое nредnоложение - буржуазная ложь, ложь, сочи­ ненная людьми имущими и каnиталистами nротив неимущих, такая же ложь, как и предnоложение, что рабочий заключает с хозяином "свободный договор"... Буржуазные классы, которые обвиняют рабочих в незнании законов, сами ровно ничего не.сделали для того, чтобы облегчить рабочим nриобретение такого знания...''131.

Бесспорно, что в социалистических странах nоложение иное. Здесь очень много делается для правовой проnагандь1, расnространения право­ вых знаний, информации о законах, иначе говоря, nредn~иннмается все возможное, чтобы трудящиеся действительно знали эаконы 1 2. Внешняя форма права. Социалистическая теория nрава в настоящее время допускает возможность использования в социалистическом праве дореволюционных правовых форм. А.И. Денисов отмечал, что "правовая форма", обладая пекоторой (относительной) самостоятельностью, может выражать разное и даже диаметрально противоположное содержание" 133.

А.И. IIIебанов писал, что "не может быть речи о какой-либо преемствен­ ности социалистического права по отношению к nредшествующему праву в части нормативно-волевого содержания. Речь может идти о возможности использования именно внешних форм выражения досоциалистического права" 134. Под внешними формами права А.Ф. IIIебанов понимал прння­ тые в данном обществе формы выражения нормативной государственной воли правящего класса, т. е. ту совокупность законов и иных норматив­ ных актов, прецендентов и т. в которых объективно выражены состав­ n., ляющие это право нормы 135.

Сейчас среди юристов социалистических стран начинает преобладать мнение, что концепция, согласно которой под правом понимается совокуп­ ность установленных государством нормативных актов, есть следствие юридического позитивизма и нормативизма. "Такой формально-догмати­ ческий подход приводил к отождествлению закона (как нормативного акта государственного органа) и права (как социального явления, как ка­ чественно-гемоrенной системы норм, действующей в оnределенном об­ ;

цестве"136. К.Маркс и' Ф. Энгельс, как известно, проводили различие между правом и законом 13 Эта мысль в последнее время усиленно развивается и в советской 1 науке. Как сказал М. Н.Пискотин: "Очевидно никто уже не будет утв ерж дать, что право полностью тождественно зако~, т.!\;

существуют обычаи, ес1'ь ПРавJ1@ действующие и бездействуюшJ:Ш" 1 8. В общем давноmВестно положение, что существуют нормы права, не зафиксированные ни в одном формальном источнике (право, существующее вне закона), а с другой стороны, есть нормы, применение которых прекратилось, н результате закон лишается содержания, становится нормой лишь на. бумаге (право исчезает, остается мертвый закон).

Получается, что, с одной стороны, есть право, лишсююс формы, а с другой стороны форма права, лишенная всякого содсрж:шин. Вопрос этот относится к проблеме nонятия права и потому цеж1п о 1щсм за пре­ делами нашей темы. Во всяком случае, можно признать, •но нpauu не сов­ падает с законом (понимая под законом государствеюю-онрсдсленную форму права в виде любо,rо нормативного акта) и что крпмс пр:ша писа­ ного существует пр.а,во непис!Ц!gе.

Так или иначе, но должно быть ясно, что форма nрана и нож 1 о в неш няя форма не сводится к законодательству. к сvпебнои нра 11 к дру гим более или менее определенным источникам npan3:'"'ol t:11ща пnпрос о содержании и форме права и о "наполнении старой форм11 IIOIII•tM содер­ жанием" гораздо сложнее, чем он кажется на первый вэi·ннJ,, Обычно под внешней формой права понимают то, •но 11 о 1щt й 1еории fjазывают "источниками nрава", т. е. официальные форм111 111о1ражения права: законы, указы, постановления и т. д. И, J'OIIOpll 1 "11 нонне нии старой формы новым содержанием", имеют в BИl'f им 1111о ''JIIt:tllaпиe и ''lщмснение в новом строе текстов старых официальных актов: консти­ •У•tий, кодексов и т. д.

Однако, во-первых, применение старого права не ограничивается приме­ llсl!ием официальных источников старого права, оно значительно шире, 11 ю старое право, как указывалось выше, живет не только в писаных нормах, но и в сознании, в привычках, в психологии и в культуре масс;

но :н·ому часто старое право, будучи отменено формально, продолжает нрименяться фактически. Во-вторых, мы присоединяемся к позиции тех.шrоров, которые считают, что цраво не ограничивается писаным правом.


Куда, наnример, мы отнесеr:1те презумпции, которые не зафиксированы законодательных актах (в частности, упомннутую выше презумпцию знания законов). Или надо признать, что таких правовых норм нет (а это означает, что тогда они не обязательны), или надо признать, что существуют нормы, не выраженные в офици_iдьНhJх~очниках права.

Позтому мы под внешней формой права понимаем нёТолько официаль­ ны~ф!рмы выражения права, но все то, в чем проявляет себя право вовне, как таковое:Как явЛение.

Внешняя форма права не подвержена резким изменениям при переходе от одного пmа права к другому. В качестве примера можно сослаться на дого:вtр хранения, основные черты которого были сформулированы еще в Древнем Риме. В современном буржуазном праве договор хранения формулируется следующим образом: по договору хранения (поклажи) одна сторона (депозитарий, хранитель), получившая от другой стороны (депонента, поклажедателя) индивидуально-определенную вещь, обязует­ ся хранить ее в течение указанного срока до востребования и вернуть в целости и сохранности лицу, передавшему вещь на хранение 139.

А так фомулируется договор хранения в ГК РСФСР 1964 г.: "По дого· вору хранения одна сторона (хранитель) обязуется хранить имущество, переданное ему другой стороной, и возвратить это имущество в сохранное· ти". Как и в римском праве, договор хранения признается безвозмездным, если в законе или в договоре не предусмотрено иное.

Таким образом, формула этого договора существует уже много сто­ летий, переходя в неизменном виде из одного типа права в другой. Воспри· нята она и в социалистическом праве. И объясняется это в известной мере тем, что данная нравовал норма носит абстрактный характер, она форму· пирует отношения сторон в самом общем виде, отвлекаясь от конкретных случаев и конкретных условий.

Или возьмем такой институт права, как жилищный наем: еще в Древ­ нем Риме жители провинций часто приезжали в столицу, что вызывало необходимость в найме жилого помещения (а также, конечно, складов, аренды нежилых помещений) 140. Один гражданин сдавал другому т. е.

жилое помещение на определенный срок за определенную денежную плату.

Наниматель обязывался использовать жилое помещение по назначению, не причинил ему вреда.

В период феодализма купцы Древней Руси ездили в Царь-град-Кон­ стантинополь, немецкие купцы приезжали в Новгород. И в том и в другом случае была необходима аренда жилых и нежилых помещений. Отношения складывались тем же самым образом: собственник дома сдавал нанима телю на определенный срок помещение за определенную плату, и, соот­ ветственно, наниматель обяэывалс.я пользоваться помещением его наз­ no начению, аккуратно вносить за него плату.

В nериод' социализма также существует договор жилищного найма и аренды нежилых помещений. Собственинк дома сдает помещение нани­ мателю за определенную плату на определенный срок. Наниматель обязует­ ся бережно относиться · к помещению, использовать его строго по назначе­ нию и аккуратно вносить квартирную или арендную плату.

В период социализма существует личная собственность на жилые дома и довольно часто собственинки сдают свои дома по договору жилищного найма. В чем же состоит существо этого договора? Ст. ГК РСФСР по этому поводу гласит: "По договору найма жилого помещения наймодатель обязуется предоставить нанимателю за плату жилое помещение для прожи­ вании в нем" (далее сказано, что к этому договору относятся нормы имущественного найма о порядке предоставления и пользования имущест­ вом).

Как видим, и в этом случае внешняя форма права на протяжении веков остается в своей основе неизменной, хотя, конечно, между договором жилищного найма при капитализме и при социализме имеются существен­ ные различия. Например, при капитализме преимущественно защищают­ ся права собственника, при социализме наниматешr. Меняется значение и экономическое содержание этого договора в условиях социализма, по­ скольку подавляющая часть жилищного фонда находится эдесь в руках государства и договор найма жилища уже больше находится в сфере ад­ министративного права (или, точнее, становящегося жилищного права).

При капитализме договор жилищноГо найма, как правило, служит сред­ ством обогащения домовладельцев. Можно бьmо бы добавить и другие от­ личия, но все они относятся к сфере экономико-социат.ной, а нас в данном слуЧае интересуёт правовая форма этого договора. И эдесь мы наблюдаем несомненную nреемственность. А какую вообще НОI\ую форму договора хранения или договора жилищного найма (равно каi: и для других дого­ воров) можно предложить? И есть ли в этом какая-либо необходимость?

Внешняя форма права тесно связана с общей культурон народа;

право­ вая культура (как общий подход и отношение к праву, роль права в жиз­ ни данного народа~ в.общественных отношениях) составляет часть общей. культуры данного народа.

Так, например, форма права и правовая культура Англии значительно отличаются от континентальных форм.

"Рассматривая право как форму предметно-духовного освоения об­ щественного бытия, можно понять, почему оно способно nри известных исторических условиях аккумулировать достижения человеческой куль­ туры и цивилизации, заключать в себе ПР.Осветительно-..браэовательный и нравственно-гуманистический потенциал" 1 ~ Внешние формы права, как и правовая культура, не подвержены резким изменениям при переходе от одной форм3ЦJ1и к цругой именно всилу~I.

Существует такое понятие, как техника права, область юридических явлений, которые нельзя свести ни к нормам права, ни к праnосоэнанию,..:уда следует отнести, например, правовую термшюлогию, правовой язык.

Это не право в попном смысле слова, но в то же время право без опре­ деленной, свойственной ему техники немыслимо. Поэтому техинку права также можно отнести к внеlЩ{еЙ форме права.

Поскольку приемы и средства юридической теХНИIи непосредствен­ но не связаны с классовым характером права, их преемственность "не толь· ко допускается, но является, безусловно, обязательной: отказываясь от ис­ nользования юридико-технических достижений, мы оказались бы постав· ленными перед необходимостью заново проделать путь, уже пройденный человечеством в этой области"142.

Таким образом, подводя краткие итоги этой части работы, мы можем сделать следующие общие выводы:

Развитие права зависит от развития базиса и им определяется. Сущ­ 1.

ность права отражает волю господствующего в данном обществе класса, этим определяется и тип права: рабовладельческое, феодальное, буржуаз· ное право. Социалистическое право является высшим типом права, и оно коренным образом отличается от предшествующих типов, поскольку выражает волю сначала большинства общества рабочего класса и его союзинка крестьянства, а затем всего народа (общенародное право) - -.

От сущности права необходимо отличать его содержание. Это осо­ 2.

бенно важно по отношению к переходиому от капитализма к социализму периоду: ведь определяющие развитие права и его содержание экономичес· кие отношения в этот период не однородны при господстве социалисти­ ческого уклада существуют и другие экономические уклады, в том числе капиталистический, мелкобуржуазный, мелкотоварный, а это находит свое отражение в праве.

Отсюда в праве сохраняются "слои", регулирующие именно старые, отживающие отношения, элементы старого права. Именно в этом заклю­ чается определяющая_цричина преемственности между буржуазным и • социалистическим правом.

В социалистическом по сущности праве старые элементы значительно преобразуются, они не остаются теми же самыми. В этом смысле и только в этом смысле можно говQрить, что "старые формы наполняются новым содержанием", однако в праве, как и в экономике, сохраняются не только старые формы, но в известной мере Ji старое содержание.

Проблема осложняется тем, что и вопрос о форме права далеко 3.

не прост и не сводится к использованию старых нормативных актов. Необ· ходимо различать внутреннюю форму права (его структуру) и его внеш­ нюю форму все то, в чем право проявляет себя вовне (в государствен­ но-нормативных актах~!! судебной пр~т~бычаях, в юридической технике, В,..ЮРИJU!Ческих понятиях., в терминологии и т. д.).

Внешняя форма-праваzrЗиболее тесно связана с общей культурой данного народа, а поскольку полностью изолированных культур не су· ществует, то и с культурой всего человечества.

Как внутренняя, так и внешняя формы права при переходе от одной общественно-экономической формации к другой изменяются под влиянием социально-экономических, политических, культурных и иных факторов, но формы права менее подвижны, чем его сущность и содержание. Глава 11. ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ В ПРАВЕ В ПРОЦЕССЕ СМЕНЫ АНТАГОНИСТИЧЕСКИХ ОБЩЕСТВЕННО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ФОРМАЦИЙ l.НОРМАТИВНОЕРЕГУЛИРОВАНИЕПОВЕдЕНИЯ § ЛЮдЕЙ В ПЕРВОБЫТНООБII{ИННОМ СТРОЕ l. Марксизм-ленинизм исходит из того, что общество развивается поступательно, прогрессивно, проходя в своем развитии определенные стадии обществеино-экономические формации: первобытнообщинную, рабовладельческую, феодальную, капиталистическую и коммунистичес­ кую (с первой фазой социализмом). Во время дискуссии о так называе­ мом восточном способе производства некоторые зарубежные и советские историки-марксисты предлагали добавить к этим типам формаций еще особую "азиатскую" формацию, однако серьезных научных доводов в пользу ее существования представлено не было 143. Поэтому большинство участников дискуссии отверпю это предложение1 Каждая из пяти формаций является высшей по отношению к предыду­ щей, обеспечивает более высокий уроnень производства и более высокую производительность. труда. Смена общественно-экономических формаций происходит вследствие того, что производственные отношения приходят в конфликт с развитием производительных сил, тормозя их дальнейшее движение вперед. Поскольку существование господствующих в данном обществе классов зависит от данного способа производства, они препятст­ вуют его изменению, стремятся сохранить старые производственные отно­ шения. Отсюда неизбежна боР.ьба классов и революционная смена одного общественного строя другим 104 5.


Наличие пяти общественно-экономических формаций, существование которых доказано исторически, не означает, что в отдельных странах невоз­ можен переход к высшим формациям, минуя некоторые промежуточные.

Так, многие страны Европы и Азии миновали рабовладельческую форма­ цию, а народы советского Севера от первобытнообщинного строя перешли к социалистическому строю, от феодализма к социализму перешла Мон­ голия и т. д.l 46.

Но у всех народов в мире было исходное состояние, т. е. nервобытно­ общинный строй. В этом отношении история не знает исключений.

В условиях первобытного общества, как известно, государства и пра­ ва не бьmо. Вероятно, поэтому от внимания юристов зачастую ускользает этот важный период в истории человечества. Между с тем с точки зрения определения понятия и сущности права период возникнонсиня права и его предыстория чрезвычайно интересны. Ф. Энгельс писал, что эта "седая древность" при всех обстоятельствах "останется для всех будущих поко­ лений необычайно интересной эпохой, потому что она образует основу всего позднеhшего более высокого развития, потому что она имеет...

своим содержанием преодоление таких трудностей, которые никогда уже не встретятся будущим ассоциированным людям" 141. Не случайно что "одно из основных сочинений современного социализ­ ПОЭТОМУ,~ ма... "14!s - книга Ф. Энгельса "Происхожденис семьи, частной собствен 1юсти и государства", в которой автор впервые дал научное определение а щ;

ударства, в своей значительно~ части посвящена именно этому началь­ аюму периоду.

D родовом обществ"' п~.: бьmо власти, отделенной от народа. Основной t;

шtиа.sJьной единицей общества я:влялись род или племя. Жизнь семьи, рtщз или племени была строго регламентирована. Существовали правила (нормы) поведения, обычаи, которые складывались веками. в течение жизни многих поколений. Ф.Энгельс писал, что в родовом обществе"... в юньшинстве случаев веко.tюй обычай уже все урегулировал" 14 '.1. Совре­ менное мr:tiiЛенне трудно преодолеть для понимания норм первобытно­ оfJщинного строя. Даже некоторые советские историки говорят о право­ uых нормах того времени, т. е. времени, когда права не бьmо. Так, один из исследователей первобытного общества пншет, что все, что могло кару· шить согласие и мир между людьми в этом обществе, исключалось "...

обширным "кодексом" правовых, моральных и религиозных запретов, причем религиозные запреты являлись в то же время подтверждением и освещением моральных и правовых норм" 150.

На самом деле в первобытном обществе не существовало никаких "к одексов правовых норм". Для человека в доклассовом обществе, как отмечал Ф.Энгельс, не бьmо никакого различия между правами и обя· занностями. Для индейца не существует вопроса, является ли участие в общественных делах или кровная месть его правом или его обязанностью;

такой вопрос показался бы ему столь же нелепым, как и вопрос, является ли правом и обязанностью сон, еда или охота 15 1.

Это положение в настоящее время подкреплено тщательными этногра­ фическими и другими исследованиями. Изучение жизни этнических об­ щностей, задержавшихся в свое!'.! развитии на различных ступенях общинно­ родового строя, показывает, что у них отсутствуют какие-либо учреждения, свидетельствующие о наличии "правовых норм", "юридического порядка отношений", чего-то отличного от правил морального, религиозного, естест венно-nриродного152 · Исторически обычаи предшествовали другим видам социальных 2.

норм, являясь, пожалуй, первыми в своем роде регуляторами отношений между людьми. Как пншет ДЛьюис, "принципы и нормы социальной жиз­ ни начинают воплощаться в социальные институты, в обычаи с самого момента появления человека" 153. Формирование обычаев происходило на основе многократного повторения фактических отношений. Это при­ водило к тому, что то или иное правило приобретало типический харак­ тер и если оно признавалось обществом, то иревращалось в норму, обя­ зательную для применекия и на будущее. "На известной, весьма ранней ступени развития общества возникает потребность охватить общим пра­ вилом nовторяющиеся изо дня в день акты производства, распределения и обмена продуктов и позаботиться о том, чтобы отдельный человек под­ чинился общим условиям производства и обмена. Это nравило, вначале выражающееся в обычае, становится затем закона.м" 154.

Г.В.Плеханов, предnринявший в свое время глубокое исследование обычаев доклассового общества, показал, что все они дрямо или косвенно обусловливались потребностями экономического развития 155. · Обычаи в родовом обществе представляли собой свойственную данным историчес­ ким условиям "естественно выросшую структуру", не знающую отноше­ ний господства и порабощения. Основу экономики в первобытном общест­ ве составляла общественная собственность на средства производства (на землю и существовавшие тогда примитивные орудия труда). Ф.Энгельс писал: "Где существует общность, - будь то общность земли, или жен, или чего бы то ни бьmо, там она непременно является первобытной, перенесенной из животного мира. Все дальнейшее развитие заключается в постепенном отмирании этой первобытной общности;

никогда и нигде мы не находим такого случая, чтобы из первоначального частного владения развивалась в качестве вторичного явления общность" 1 5 6.

Поскольку люди работали сообща, взаимопомощь была естествен­ ным явлением, она распространялась на все стороны жизни рода или пле­ мени. В столкновении с другими родами, в защите человека рода от пося­ гательства извне члены сообщества проявляли полную солидарность. Из этого естественного стремления самозащиты вытекало у всех без исклю­ чения народов мстить за вред, нанесенный роду или отдельному его члену.

Если, например, убит был член рода, его сородичи обязаны бьmи отомстить убийце или другому члену его рода. Древние скандинавы давали клятву:

"Годы превратит скорлупу устрицы.в пыль, пройдет еще тысяча лет, но месть не перестанет пьmать в моем сердце" 157. И не возникало вопроса, какой природы эта обязанность: нравственная, моральная или религиоз­ ная. Отступнику грозило всеобщее презрение, жестокое наказание и гнев богов. Напротив, жестокая месть всячески поощрялась.

С разложением первобытного строя и появлением классового общества кровная месть в большинстве случаев постепенно заменяется имуществен­ ным (денежным) выкупом в различных его формах. "Представители политической власти, отмечает М.М.Ковалевский, считают нужным ог­ - раничить право обязательного участия в мести и в композициях;

не ре­ шаясь однако сразу отменить стародавний обычай, в силу которого все родство считает себя солидарным с обиженным, они из обязательной де­ лают месть и заменяющую ее уплату виры факультативной для отдельных родственников " 158.

Этот процесс, как показьmают многочисленные исследования, проис­ ходил у народов Севера и Юга, Европы и Азии, Америки и Африки, у жи­ телей Океанических островов.

Существовали обычаи, в генезисе которых лежали биологические, хо­ зяйственные, религиозно-обрядовые, санитарные и другие основания.

Так, у многих народов Малой и Средней Азии, Африки существовал запрет' есть свинину, вызванный, по-видимому, тем, что свиньи на юге заражены опасньiми паразитами. Этот запрет из далекого прошлого вошел в мусуль­ манскую и иудейскую религию, он стал З/!Претом релиrиозным, а также моральным. Даже сейчас верующий мусульманин, живущий на Севере, вряд ли станет есть свинину, хотя эдесь это безопасно, не только потому, что это запрещено религией. Ему с детства внушено отвращение к свинине.

Однако в древние времена нарушителю этого запрета грозило не только осуждение сограждан, церковная эпитимия, но и весьма суровое наказа­ ние, вплоть до смертной казни!

l.ыно бы ошибочным полагать, что нормы поведения в первобытном 111с формировалнеЪ сами по себе, так сказать, самотеком. Исследо­ 1 1 Jlll тмсчают, что при родовом строе существовала хорошо продуман " 111111 11 ' tффсктивная система воспитания подрастающего поколения. "Суть 111111 сис·rсмы состояла в следующем. Как только мальчик достигал опре­ н• щ• tнюrо возраста, он должен был пройти длинную сеть учебных занятий и 1 t"нытаюШ на выносливость и волю, а также постнгнуть и воспринять tJ IIIHtщии рода и племени.. :·! Обычаи и традиции, передаваемые из поколения в поколение, выпол­ ШJ J tи, таким образом, роль своеобразного кода в программе социального н н.: нсдования. Членами общины, рода, племени они воспринимались как ш~ ·•rо извечно - непрехqдящее: "историческое прошлое переживалось к а~: постоянно присутствующее в настоJПЦем " 16 0. Другого представления о 1 обычае у них не бьmо. "Все отлично знали, - пишет К.Рамуссен об эс­ к~tмосах,- что именно.лолагается делать в каждом данном случае, но вся­ кии вопрос мой "почему?" остав;

mся без ·ответа". Рамуссен добился одно­ • ·о "объяснения": предки наши вооружались всеми старыми житейски­ "...

ми правилами, выработанными опытом и мудростью поколений. Мы не :таем как, не догадываемся почему, но сл,едуем этим правилам, чтобы нам дано бьmо жить спокойно. И мы столь несведущи, несмотря на всех наших заклинателей, что боимся всего, чего не знаем... Позтому мы дер­ жимся своих обычаев и соблюдаем наши табу" 161.

Особое значение в укреплении обычаев и поднятии их авторитета имела система табу- религиозных запретов, налагаемых на определенные действия, якобы во избежание враждебных проявлений сверхъестествеimых сил.

По своему содержанию и формам эти запреты бьmи крайне разнооб­ разны, охватьшая в той или иной степени все стороны личной и обществен­ ной жизни первобытного человека. В основе табу лежали причины социаль­ но-экономического, стихийного, биологического, культурного, природ­ ного, религиозно-обрядового и эмоционального порядка. Само по себе табу не создавало социальных норм, однако своими запретами и санкция­ ми, как считает большинство исследователей. обеспечивало силу и непре­ рекаемость обычаев, их общеобязательность162. Именно поэтомуоно в даль­ нейшем бьmо широко использовано в классовом обществе, составив один из значительных элементов его идеологии. Оно, в частности, послужило влиятеЛьным фактором охраны частной собственности и социального неравенства. По мнению А.Ф.Анисимова, реJШгиозными запретами в период разложения родоваrо строя "начинает идеологически закрепляться частная собственность,. имущественное и социальное неравенство, а сущность табу ' в идеологическом освещении и закреплении существующего в обществе порядка"163.

Важная роль ПрJ:Пiадлежала табу и в создании права. По словам С.С.Алек­ сеева, табу ока~алось "предвестником юридических норм", той "готовой социальной формой, при помощи которой определе1mые правила бьmи возведены в закон" 16 4.

Особенно большое значение система табу имела при создании мусуль­ манского права. "Запреты, -отмечает советский исследователь Г.М.Кери­ мов, существовалн во всех реJШrиях, и ислам в этом отношении не сос тавляет исключения. Однако фиксация шариатом особой системы запретов для мусульман бьmо призвано подчеркнуть специфику данной религии и противопоставить ее другим. Запреты шариата сущес1вуют во всех облас­ тях жизни: мусульман: в хозяйственной, в семейно-брачных отношениях и т. д. Они имеют определенную религиозную и соци:альную направлен­ ность"165.

Обычаи исполнялись неуклонно и добровольно, но это не означало отсутствия в отдельных случаях принуждения. В.И. Ленин подчеркивал, что "... принудительная власть есть во всяком человеческом общежитии, и в родовом устройстве, и в семье... " 166. Формы этого принуждении были самыми разнообразными, порой достаточно тяжелым». Среди них изгна­ ние бьmо одним из суровейших, так как в те времена каждый чужой бьm врагом, каждый исключенный из рода лишался всякой защиты. Поэтому изгнанному из рода грозила смерть. В ряде случаев виновного судили всем родом и могли приговорить к смерти, а приговор исполнился самими же членами рода (например, виновного забивали камнями). Могло быть и так, что вокруг нарушителя создавалась такая атмосфера презрения, в которой он не мог существовать, т. е. вынуждалсяк самоубийству 167.

В литературе утвердилось мнение, что в первобытых обществах обы­ чаи подтверждались и освящались религией, приобретая культовый харак­ тер. Это, конечно, верно. Однако данное положение требует ряда уточнений.

Во-первых, религия существовала не всегда. Она воз}lИКает лишь тогда, когда в результате развития материального производства люди приобре­ тают элементарную способность к отвлеченному мышлению. Естественно, что с момента своего появления религия не могла еще опираться на какие бы то ни бьmо собственные традиции: она формировалась под влиянием тех преfiставлений и идей, которые уже к этому времени накопилнсь в об­ 8. Но "...раз возникнув, религия всегда сохраилет известный ществе запас представлений, унаследованный от прежних времен, так как во всех вообще областях идеологии традиция является великой консерватив­ ной силой" 169.

Во-вторых, у всех народов в условиях родового строя нормы морали, нравственности в религии находились в неразрывной связи, как бы "на­ кладываясь" друг на друrа. "Нерасчлененность фopr.t общественного сознания доклассовой эпохи,- rntШer советский этнограф С.А.Токарев,­ зто бесспорный факт... эта нерасчлененность · общес1вещюго сознания была закономерным порожденнем нерасчлененности самого производства материальной жизни, то есть общественного бытия.: еще не бьmо общест­ венного разделения труда, умственный труд не был отделен от физичес­ кого, отрасли материального производства не бьmи резко расчленены, в общественных отношениях кровнородственные отношения совпадали (или тесно переплетались) с производственнЫМJI.? организация обществен­ ной власти не обособилась от самого общества " 17u.

Отсюда вытекало, что всякий поступок, всякое учреждение могли приобрести религиозный характер и тем самым получнrь новую поддерж­ ку. "Обычаи, носящие этот характер, находятся не только под покровитель­ ством живых людей, но и предков и богов" 171.

Таким образом, обычаи и запреты играли весьма важную роль в жизни Jlа~сового общества. Они не только цементировали родовое общество, 11 •tивая его жизнедеятельность, но и являлись мощным средством •ннизации общественных отношений. "Облекаясь в форму массовых t IIJIIIIIЫ'IeJC, поддерживаемых силой общественного мнения, обычаи и тра­ н•щнн обретали огромную устойчивость, становились своего рода xpaнитe­ JIIIMII ноетижекий прошлого. И эта их сторона играла выдающуюся роль 11 щаории несмотря на то" что на известной ступени своего развития те IIJttt иные конкретные обычаи и традиции превращались в тормоз общест иного nрогресса" 1 72.

Тем не менее по мере развития производительных сил общества, на­ ' ншсния производственных и духовных навыков усложнялись и совер 111( 11сrвовалнсь не только формы социальных связей между людьми, но и ttрннила, их регулирующие. Появились новые обычаи поведения, более t•lnсчающие изменившимен социальным условиям жизни, которые, прихо­ ~~~~ зачастую в противоречиеинесоответствие со старыми обычаями, застав­ IIНJIИ общество заботиться об отборе наиболее целесообразных норм пове­ J\СНИЯ. Естественно, что первобытному человеку, в поведении и сознании которого С\РIЬНО сказывалась сила традиции, этот переход на новые обычаи давался не очень просто. Чтобы оправдать отход от заветов предков, он J\ОПжен был прибегать к всевозможным уловкам и хитростям, помогав­ шим ломать ему традицию в рамках традиции. Возможно, именно отсюда нсдут свое происхождение некоторые обычаи, которые при всей кажущей­ ел нелепости могли облегчить торжество новых начал. Так, например, ожесточенное сопротивление древних коллективистских традиций тенден­ IJ.ИЯМ накоrmення богатств вызывало к жизни широкое распространение в эпоху разложения первобытного общества своеобразного обычая массо­ вых раздач или даже уничтожения накопленного имущества. У многих народов при погребении умершего, в особенности главаря или вождя, его богатства уничтожалнсь, погребалнсь, раздавались присутствующим и лишь часть передавалась наследникам.

С разложением родового строя складьшается система социально­ 3.

нормативного регулирования общества, которую в науке принято назы­ вать "доправовой кулыурой" 173 • Для нее характерным было появление особых социальных норм, "специфических обычаев", которые отличались от старых обычаев не только своей большей формальной определенностью и обязательностью, являясь, по существу, такой формой регулирования общественных отношений, при которой индивид начинает выступать уже с известным кругом прав и обязанностей, но и имели более тесную связь с национальной формой идеологической надстройки, что находило свое JJЬiражение в появлении у ряда народов, связанных между собой этничес­ кой общностью, только им присуших институтов (например, талиона у семитских народов или ордалий у германских и славянских народов), сохраняющихся у этих народов на протяжении нескольких веков.

Появление этих новых социальных норм исторически бьmо обуслов­ лено прежде всего возникновением частной собственности и имушествен­ ной дифференциацией общества. "Частная собственность, читаем мы у К.Маркса,- оказала огромное влияние на человеческий ум, вызвала появ­ ление новых свойств характера;

она превратилась у варваров героического периода в сильную страсть •.. Против нее не. устояли архаические и более древние обычаи"174. Это специально подчеркнуто и отчеркнуто К.Марк­ сом. Подчеркнем и мы: архаические обычаи не устояли именно против частной собственности. Другая причина появления новых социальных норм это организацищпю структурная дифференциация общества, появ­ ление QСОбых его органов, выделение функций "управления" социальным организмом в обособленную сферу общественной жизни 1 7 5. "Общество, ШfШет Ф.Энгельс, - порождает известные общие функции, без которых оно не может обойтись. Предназначенные для этого люди образуют новую от­ расль разделения труда внутри общества. Тем самым они приобретают особые интересы также и по отношению к тем, кто их уполномочил;

они становят~я самостоятельными по отношению к ним... " 176.

Одновременно в этот период зарождаются и контуры так называемой "riравосудной" деятельности, осуществляемой родовыми собраниями, ста­ рейшинами или специально назначенными "судьями". В ходе рассмотрения и урегулирования частнЪIХ споров они формулируют судебные решения, в которьiХ в ряде случаев находят свое отражение и новые нормы поведе­ ния. По мере накопления таких казуальньiХ решений создаются условия · для выработки более общих нормативов, необходимость в которьiХ вызы­ вается потребностями общественного развития. Но и в этом случае казуаль­ ные решения не теряют своего значения. Как отмечает Л.С.Явич, "в усло­ виях нормативного регулирования общественньiХ отношений казуальные решения призваньr конкретизировать общие положения, организовывать их осуществление и применять нормы к конкретным обстоятельствам" 177.

Социальные нормы "доправовой культуры" составили персходнУю к праву стадию развития социально-нормативной организации общества 17 8.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.