авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |

«Г. В. ШВЕКОВ ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ в ПРАВЕ МОСКВА «ВЫСШАЯ ШКОЛА» 1983 ББК67.99(2) 11134 Рекомендовано к изданию ...»

-- [ Страница 4 ] --

ского, бьmо наиболее заметно в разделах, касающихся общих вопросов судоустройства, процессуального права, а также в более четком разграни­ чении гражданского и уголовного права. В то же время иностранное зако­ нодательство бьmо мало использовано в главах Уложения, посвященных регулированию имущественных и земельных отношений. И наконец, статьи этого проекта, касающиеся положения крестьян, крепостного права, найма рабочей силы и т. п., вообще почти не испыталивлияния норм права других государств.

Когда в историко-правовой литературе стремятся подчеркнуть 4.

традиционность или консервативность той или иной системы права, то до­ вольно часто в качестве примера ссылаются на Англию, и это вполне оп равдаио, поскольку английская правовая система во мноrих отношеннях до сих пор несет иа себе отпечаток далекого прошлого. Первоиачальным источником феодальноrо права в Англии, как и в друrих странах, был обычай, возникший еще в первобытнообщинном строе. Несмотря на от­ носительное государственное единство, созданное в результате норманд­ ского завоевания, в каждом из бывших английских графств и королевств существовали свои обычаи. Но разъездные королевские судьи, направляясь иа места, чтобы "управлять законами и обычаями королевства", выспра­ шивали о местном обычном праве, отбирая лучшее в нем и фиксируя его в своих решеИИJIХ по конкретным делам. Съезжаясь в Вестминстер между разъездами, они, очевидно, суммировали эти решения, чтобы вывес­ ти из них общие правила ДЛJ1 единообразного рассмотрения дел в будущем.

Так постепенно вырабатьшалась система так называемого "общего права".

Как пишет Эдуард Дженкс, "королевские судьи... стремились скроить из разнообразных обычаев своей страны единое одеяние, именно общее право, которое бьmо бы по мерке всей нации"25 4.

Основными источниками английского феодального права бьти "об­ щее право" (common law), "право справедливости" (law of eguity или просто Eguity) и статутное право. Законы, т. е. акты короля или, позднее, акты nарламента (акты короля в nарламенте) как источники права не занимали ведущего места и до сих пор не являются главными источниками права.

Говорят еще о существовании судебного права прецедентов (Case но это также не совсем точно. В соответствии с английскими право­ law), вымя воззрениями суд не может творить право, он только применяет право, главным образом обычное, известное "с незапамятных времен".

Но судебное решение, а точнее, его сердцевина "отправные пункты право­ вой позиции судьи", позже nолучившее название становит­ ratio decidendi, ся эталоном, образцом, обязательным для низших судов. Таким образом, фактически прецедентиое право существует, ибо суды по-своему толкова­ ли обычаи, отвергая те из них, которые не соответствовали, по их мнению, "общему праву", т. е. они и создавали "общее право". Эдуард Дженкс указывает, что "два в существе своем совершенно различных процесса­ объявление нормы и применение его к правонарушителю объеДИНJIЛИСЬ в одном действии... судья лишь разъясняет норму, уже известную право­ нарушителю из повседневного жизненного опыта.. rs 5 • "Ощее право" бьmо столь же формальным, как и древнейшее римское право. Судебная защита давалась только в тех случаях, когда суть дела могла быть сведена к одному из ограниченного числа судебных приказов (writs). В 1285 г. бьmо запрещено соэдание новых nриказов, а поскольку nоявлялись новые отношения, которые нельзя бьmо nодвести ни nод одни из существующих судебных приказов, в таких случаях истць1 остава­ лись беззащитными. Тогда они начали обращаться к королю, чтобы он лично рассмотрел и решил их дело в индивидуальном nорядке "по спрiшедливости". Король решал такие дела, но когда их стало очень много, они бьmи переданы на рассмотрение лорда-канцлера, который считался проводником "королевской совести". В конце XV в. бьm создан сnециальный суд лорда-канцлера, где начала создаваться соб ствеиная система прецедеитов. Затем началась борьба между судами "об­ щего права" и "судом справедливости", завершившаися в пользу послед­ него. В законе о судоустройстве 1873 г. бьшо записано: "В случае разно­ гласия между судами общего права и судом канцлера следует отдавать предпочтение предписаниям права справедливости". Именно суд канцле­ ра создал известный и характерный для англо-американского права ин­ ститут доверительной собственности - trust.

Однако и после созданиJI "общего права" местные обычаи долrо сох­ РанJIЛН свое значение в регулировании правоотношений и между ними были значительные отЛНЧИJI. В частности, правила наследования к северу от рек Хамбер и Мерси веками оставались отличными от обычаев юга.

Брачно-семейное право поконлось на римско-каионическом праве, но осуществлялось светскими судами, хотя и от имени епископов. Анr­ цийское торговое право до сих пор в своей основе содержит средневеко­ вое европейское торговое право, а в адмиралтейской секции Верховного суда до сих пор примеНJIЮтся принципы греко-римского морского права.

Своеобразное положение сложилось с римским правом. Как уже бьmо сказано, римское каноническое право примеНJIЛось в регулировании брач­ но-семейных отношений со времени прНИJIТИJI христианства. Римское право также примеНJIЛось некоторыми судами. В университетах изучалось только римское право, а английское "общее право" изучалось только при судах. Английские законы писалнсь по латыни. Лорд-канцлер по тра­ диции пазначался из.цуховных сановников (Томас Мор - 1478-1535 был первым светским человеком, назначенным на этот пост), которые получали римеко-каноническое образование.

Таким образом, казалось бы, что влиJIНИе римского права обеспечит английскому праву тот же путь развития, по-крайней мере в отношении формы, по которому шло развитие права европейского континента, и бли­ зость с континентальным правом. Однако этого не случилось, и форма английского права настолько разошлась с континентальной системой, что европейские юристы, воспитанные на общих поияТИJIХ, с большим трудом понимают английскую казуистику.

Правда, некоторые ученые считают такое расхождение результатом случаи: английский ученый Киральфи писал, что если бы в борьбе династий победила династия Стюартов, то, вероятно, произошла бы полная рецеп­ ция римского права. Нельзя, конечно, отрицать роль государственньiХ дея­ телей в развитии тех или иных общественньiХ институтов (например, дея­ тельность Марии Кровавой способствовала насаждению католицизма в Анг­ лии, а князь ВЛадимир Святославич ввел на Руси христианство по визан­ тийскому образцу), однако в данном случае развитие форм английского права, как и его существа, вряд ли определялось личными вкусами тех или ИНЬIХ nравителей.

5. В ряде феодальньiХ стран, особенно тех, где господствуют религиоз­ но-правовые системы (например, шариат), наследованию правового опыта прошлого в виде образцов, норм, традиций, стереотнпньiХ решений прида­ валось исключительно важное значение;

государство в лице теократичес­ кой власти строго следило за их исполнением, оберегало от постороннего влияния, жестоко карало за неисполнение. Все это способствовало сох­ ранению основ релиrиозно-правовых систем в течение многих столетий.

В связи с этим нельзя не коснуться вопроса о так называемом воз­ рождении шариата, которое происходит ныне в ряде арабских стран. Как известно, некоторые арабские страны (Ливия, Иран, Пакистан н др.) недав­ но декларировали возвращение к исламскому праву. Кроме того, в боль­ шинстве арабских стран nрименекие положений шариата закреплено в ка­ честве конституционной нормы. Так, в ст. Конституции Кувейта г., 2 в ст. Конституции САР г., в ст. Конституции Судана г. запи­ 3 1973 9 сано, что мусульманское nраво яв'л.яется "основным источником законо­ дательства". Это конституционное nоложение реализуется в других от­ раслях nрава, и nрежде всего в области гражданского, брачно-семейного, наследственного, а в ряде стран и в области уголовного nрава.

Юарнат.является довольно развитой, хотя и своеобразной системой nрава. Английские востоковеды У.М.Уот и П.Какиа оnределяют ее как "мусульманскую концеnцию права", которая "во многом отличается от каких-либо других". 1IIариат, в частности, nостроен по совершенно иной системе, чем, например, римское или западно-евроnейское nраво.

Основными источниками шариата являются коран ( свяшенная книга мусульман, состояшал из 114 глав или сур), сунна (собрание около двух- · трех тысяч nреданий, "хаднсов", об указаниях и постуnках Мухаммеда), иджима (решения по nравовым воnросам, nрипятые четырьмя калифами сnодвижниками Мухаммеда), кияс (решения, выводы, заключения, сде­ ланные мусульманскими юристами-богословами по аналогии с кораном, сунной и иджимой).

В рамках настоящей работы нет необходимости анализировать источ­ ники шариата, а тем более давать характеристику его основных институтов, nоскольку эти воn~осы достаточно nодробно освещены в историко-nра­ вовой литературе 25. Отметим только, что как и другие феодальные nраво­ вые системы, шариат страдает nартикуляризмом, nротиворечивостью, а во многих случаях и неоnределенностью содержания отдельных норм и инс'Р(тутов. Связано это с тем, что школы-толки, которые возникали Vlll внутри шариата с в., не всегда единообразно nодходили к решению аналогичных воnросов, вследствие чего формулируемые ими нормы за­ частую отличались друг от друга. Именно это дало основание исследова­ XI телям сделать вьmод о том, что уже с середины в. не существует еди­ ного для всех арабских стран мусульманского nрава, а nрактически дейст­ вует nраво той или иной школы.

Будучи правом феодального общества, шариат в nринципе осуждает рабство. Не случайно в качестве одного из видов искупления грехов он пред­ лагает освобождение раба, обставляя, nравда, эту процедуру такими фор­ мальностями, что она становится трудно выnолнимой. Но nоскольку ша­ риат возник в nериод арабских завоеваний, вызвавших рост рабства, он, естественно, не мог не зафиксировать ряд рабовладельческих институтов (в частности, исnользование рабского труда в домашнем хозяйстве). Од­ нако в целом эти институты занимают в шариате мало места.

Важной особенностью шариата является отсутствие юридического закреnления частной собственности на землю. Ф,Энrельс в nисьме К.Марк су по этому поводу писал: "Отсутствие частной собственности на землю действительно является ключом к пониманию всего Востока. В этом основа всей его попитической и религиозной истории. Но почему восточные народы не прЮIIЛИ к частной собственности на землю, даже к феодальной собствен­ ности? Мне кажется, что это объясняется главным образом кпиматом и характером почвы, в особенности же вепикой полосой пустынь... Первое условие земледелия здесь это искусственное орошение, а оно является делом либо общин, либо провинций, либо центрального правительства" 257 • Тем не менее шариат содержит целый ряд норм и положений, объяв­ ляющих собственность священной и неприкосновенной и строго карающих за нарушение права поземельной и других видов собственности (нормы против воровства, присвоекия чужих земель, имущества и т. д.).

Большой разработанностью отличаются нормы шариата, регулирую­ щие брачно-семейные,. наследственные и некоторые другие близкие к ннм отношения. По мысли мусульманских з·аконоведов, шариат и его нормы должны охватывать жизнь мусульманина от колыбели до могилы. Из­ вестный русский исследователь В.А.Наливкин в начале нашего века писал :

"Стараясь столь мелочно регламентировац по возможности все явления человеческой жизни, шариат подчиняет себе эту жизнь, проникает в ее самые интимнейшие уголки и этим закабаляет не только деяния, но даже мысль и воображение верующего мусульманина" 258 • Не случайно, что именно в сфере брачно-семейных отношений шариат до сих пор сохраняет особенно прочные позиции.

Большое внимание шариат уделяет вопросам уголовного права. Надо сказать, что эта часть шариата, равно как и другие, неразрывно связана с религиозной идеологией. В Коране указано, что есть "устав божий", кото­ рый нельзя нарушать, а поэтому все решения о наказании за преступления в шариатских судах выносятся от имени бога. Следует, · однако, иметь в виду, что многие из запретов и предnисаний, предусмотренные этим уставом, восходят еще к доисламским правилам и установлениям. Среди них необходимо прежде всего уnомянуть институт кровной мести, пришед­ ший в шариат из глубокой древности. "Если кто был убит, гласит Ко­ ран,- то мы его близкому дали власть... ";

он только советует некоторую умеренность в применении этой власти: но пусть он не излишествует "...

в убиении". Кроме того, шариат допускает замену кровной мести уплатой штрафа за пролитую кровь, отдавая этому предпочтение.

Система мер ~аказания по шариату отличается крайней суровостью, она рассчитана, прежде всего, на устрашение возможных правонарушений (публичные казни, членовредительные наказания, бичевание и т. д.), хотя целью наказания провозглашается "очищение от греха".

В зоне распро~транения ислама шариат на протяжении многих веков сяужит одним ~tз важнейших сводов законов, реrупирующих различные стороны жизни мусульманского общества. Принятие ислама той или иной страной неизбежно влекло за собой обязательную рецепцию мусульман­ ского nрава. В литературе отмечается ряд причин, обусловивших столь длительную живучесть шариата и его широкое распространение в арабском мире. Главную из них исследователи усматривают в том, что во многих арабских странах, несмотря на проникновение сюда капиталистических отношений, господствующее положение по-прежнему занимают феодаль­ ные формы хозяйства. ''И то обстоятельство, пишет К.М.Керимов, - что шариат дожил до наших дней, непосредственио связано как с сохране­ нием, а в некоторых странах даже с господством феодального уклада (и после завоевания ими nолитической независимости), так и с относи­ тельной устойчивостью веками властвовавших над умами людей феодаль­ ных представлений" 259.

НемаЛоважную роль в длительном сохранении шариата сыграло и то обстоятельство, что более тысячи лет в странах мусульманского региона светская и религиозная власть сосредоточивалась в одних руках: глава государства (халиф, султан или эмир) имел одновременно и титул амир аль-мумина (эмира правоверных).

Говоря о живучести шариата, нельзя не упомянуть об его отношении к адату обычному праву народов, прннявших ислам.IIIариат бьm своеоб­ разной формой систематизации обычаев и традиций населення Аравии, нашедшей свое выражение прежде всего в коране и сунне. Во время араб­ ского завоевания они как бы вобрали в себя нормы обычного права по­ коренных народов Еrипта, Сирии, Месопотамни, Ирана, Средней Азии, Кавказа. "Адат действует в рамках шариата, хотя часто лишь внешне и формально согласуется с основами мусульманского права... В определен­ ном смысле адат способствует сохранению шариата, а шариат- ·ацата" 260.

Каковы же пределы преемственности шариата в праве современных арабских стран? Ответ на этот вопрос не может быть однозначным: он за­ висит прежде вqго от социально-политической ориентации той или иной страны. ''Можно вполне обоснованио говорить о весьма существенных разлнчнях в политике, проводимой по отношению к мусульманскому праву в странах различной социально-политической ориентации. В тех из них, которые избрали некапиталистический путь развития, nостеnенио складываются объективные и субъективные· предnосьmки для полного отказа от мусульманской nравовой идеолоrии" 2ti 1. Тем не менее и в этих странах (за исключением, пожалуй, НДРЙ) официально не провозглашается песовместимость шариата в nерсnективе социалистической ориентации.

"При этом характерное для nреемственности в nраве вообще соотно­ шение моментов разрушения старого и его частичного восnриятия nриме­ нительно к мусульманскому nраву имеет свои · особенности. Дело в том, что преемственность здесь охватывает восnриятие не только и не столько элементов формы, сколько момента содержаниЯ, некоторых nрннциnов правового регулирования, например, в области семейного nрава (сохра­ нение nолигамии, брачного выкупа, nреимущественного nрава мужа на раз­ вод)..262.

Не следует, однако, думать, что в странахнекаnиталистической ориен­ тации исnользование отдельных норм шариата не связано с их оnределенной трансформацией. Исследователи отм~чают, что даже в тех отраслях права, где шариат сохраняет еще свои nозиции, он nостеnенно теряет свое значе­ ние в качестве самостоятельного правового феномена. Это обусловлено, во-nервых, тем, что те нормы шариата, которые закреnлены в законода­ тельстве этих стран, во многом отличаются от его классических форм;

84 • во-вторых, прИJЩИПИально меНJiется классово-волевое содержание этих норм, их роль в жизни общества;

в-третьих, закрепляя отдельные положе­ ННJI шариата, законодатель отдает в первую очередь предпочтение тем нор­ мам, которJIе носят общий характер, отражают тендеiЩИИ раэвитНJI права вообще и одинаково приrодны для различных правовых систем и общест­ венных условий именно в силу своего самого общего характера 26 3.

В тех же арабских странах, где в результате освобождения (полити­ ческого, но не экономического) к власти пршuла национальная буржуа­ ЗНJI иногда в союзе · с местными феодалами, по-прежнему господствующее положение занимает буржуазная правовая идеология бывших колониза­ торов. Правящие круги этих стран, оставаясь политическими и экономичес­ кими союзниками неоколониэаторов, оказьmаются в конечном счете моральными и идейными банкротами. Они не в состоянии выдвинуть лозуиrи, способные идейно вооружить и воодушевить народ. Отсюда стрем­ ление заполнить идеоnоrический вакуум некоторыми из традиционных форм общественного сознания, в том числе и "ценностями ислама и шариа­ та". Именно такого рода явление было истолковано как "возрождение ислама и шариата". Так, в Лакистане правящая реакционная военная вер­ хушка, пришедшая к власти в результате государственного переворота в июне г., официально объявила о переводе страны на рельсы строго­ го следования канонам ислама и законам шариата, вплоть до возрождения и широкого применении за различного рода проступки тяжких членовре­ дительских и телесных наказаний.

Преемственность шариата в современных услови!IХ;

таким образом, носит весьма противоречивый характер, она дает конкретный материал для использования его догм самыми различными общественными тече­ ниями в ходе политической борьбы, развернувшейся ныне в ряде стран арабского региона.

6. ОпредеЛенным своеобразием отличалось развитие феодального nрава в Японии. Структура феодальных отношений в Японии была во многом сходна с западно-европейским феодализмом. К. Маркс даже заметил, что ''ЯпоНЮJ с ее чисто феодальной организацией землевладения и с ее широко развитым мелкокрестьянским хозяйством дает гораздо более верную картину европейского средневековья, чем все наши исторические книги, проннкнутые по большей части буржуазными предрассудками"264.

Однако в правовом отношении феодальная Япония отличалась от стран Западной Европы. Японское феодальное право знало целый ряд ПОНJIТИЙ и институтов, которые не имели аналогов в западно-евроnейском праве.

На ранних этапах своего развития яnонское феодальное nраво находилось под сильным влиянием китайского права, nроникнутого духом конфу­ цианства, что отражалось на характере его норм, где nравовые предписаННJI сплошь и рядом nеремежзлись с морально-этическими и реЩП'Иозными догматами этого учения. Правда, догматы конфуцианства находили широ­ кое nрименение лишь среди представителей господствующего класса, тогда как жизнь и быт nростого ·народа регулировались преимущественно нормами обычного nрава.

Наряду с этим важное значение в развитии феодального права в древ-.

нейший период имели "высочайшие указы" императоров. Однако в VIII вв. имnераторская власть в Яnонии теряет свое nрежнее значение, nрев­ XII no существу, ращаясь, в номинальную, а фактическими nравителями страны становятся отдельные феодальные кланы, часто сменявшие друг друга.

Занимая nосты сёгунов, регецтов и др., nредставители этих кланов издают нормативныу акты, которые с в. становятся одним из важнейших · XII источников яnонского феодального nрава.

Придя к власти, каждый новый nредставитель того или иного фео­ дального клана стремился сохранить законы своих nредшественников, что nриводило к известному застою и консервативности яnонского nрава.

Так, наnример, nравительство клана Токугава nоложило в основу своей nравовой nолитики "твердое следование старым законам" и "неnриятие новых nравил" и nрилагало все сиЛы к тому, чтобы все выnолняли нормы и следовали nрецедентам, установлешtым основателем nервого nравитель­ ства этого клана.

Тем не менее в этот nериод издаются сборники законов, имеющие своей целJю систематизацию и уnорядочение nрежних актов, норм обычного nрава и судебных nрецедентов. Одним из наиболее круnных документов такого рода могут служить так называемые "Сто законов года", nредусматривающие нормы гражданского, уголовного и nроцессуаль­ ного nрава. Будучи тиnично феодальным кодексом, "Сто законов" закреn­ ляли систему сословного неравенства, что, в частности, nроявлялось в раз­ личной ответственности феодалов и крестьян за совершешtые nрестуnле­ ния. Отсутствие четкого разграничения между уголовным nрестуnлением и гражданским nравонарушением nриводило к тому, что даже за неисnол­ нение nростого обязательства могло nоследовать серьезное уголовное на­ казание. Система наказаний в "Ста законах" отличалась крайней жесто­ костью, она включала квалифицированные виды смерной казни, телесные n.

и nозорящие наказания и т.

Особенностью яnонского nрава было длительное сохранение инсти­ тута кровной мести. Согласно яnонским законам, сын мог убить на месте убийцу своих родителей. Если убийца скрьmся, то родственники убитого могли исnросить у органов власти nисьменное разрешение на убийство любого члена семьи убийцы., За редким исключением такое разрешение выдавалось. Это своеобразное nравило, унаследованное еще от nервобыт­ ного общества, сохранялось в Яnонии вnлоть до конца XIX в.

Правители феодальной Яnomrn, издавая законы, стремились держать их в тайне, доводя. до сведения населения лишь краткое содержание того, что заnрещалось. Они исходили nри этом из nрннциnа, что "народу сле­ дует вьшолнять законы, но не знать их". Так, наnример, содержание кодек­ са "Ста законов" было известно лишь сnециально nриставленным к нему чиновникам.

В таком состояшm яnонское nраво находилось до середины XIX в.

Этот сравнительно краткий очерк nоказывает, что как бы ни возникало феодальное nраво, каковы бы ни были его особенности и различия в от­ дельных странах, оно всегда в той или иной мере восnринимает многие элементы нормативного регулирования nредшествовавшего общества.

И это относится не только к форме, но и к содержанию nрава, nоскольку внутри феодального общества длительное время сохраняются старые у• JJIIJI,ы. Сохраняются, в часnюсти, и многие остатки как первобытнооб­ щиШIЫХ, так и рабовладельческих отношений.

§ 4. БУРЖУАЗНОЕ ПРАВО Капиталистические отношения возникают в недрах. феодального 1.

с 1 роя задолго до того, как буржуазная революция приводит к политичес­ •.:о й власти класс капиталистов, который уже обрел достаточное экономи­ •t с ское могушество. Но, возникнув, капиталистические отношения нуж­ J(!IЮТСЯ в правовам регулировании. Отсюда можно заключить, что элементы буржуазного права зарождаются также внутри феодального права. Однако буржуазные отношения подрывают основы феодального строя, и господ­ ствующий класс феодалов не может быть к этому равнодушен. Он ведет борьбу против буржуазии, воздвигает препятствия на ее пути к власти.

Одним из таких препятствий является феодальное nраво. Поэтому рост­ ки буржуазного права в феодальном праве пробиваются медлешю и с r рудом.

По-разному в различных странах происходит приход буржуазии к власти, nо-разному формируется буржуазное право, но все же с очевид­ ностью обнаруживаются некоторые общие закономерности. Нас интересуют в особенности закономерности nерехода от nрава одной формации к праву другой.

:Мы начнем с Англии, где буржуазная революция nроизошла сравни­ тельно рано, уже в в. В силу исторических условий, как они опреде­ XVII лилисЪ еще в вв., класс феодалов Англии раскололся на два XIII- XV лагеря. В то время как круnные феодалы боропись в основном за сохра­ - нение феодального строя, так называемое новое дворянство джентри nереводило свое хозяйство на капиталистические рельсы и встуnило в союз с буржуазией. Всем этим определился, как известно, самый характер английской рево-люции и еще больше то обстоятельство, что она заверши­ лась компромиссом "земельной аристократии с финансовой аристокра­ тией"265.

Эти же исторические условия обеспечили развитие английского бур­ жуазного nрава. Главной особенностью английского буржуазного права являлось то, что оно складывалось на основе приспособпения старых феодальных институтов к новым общественным отношениям, что нашло "свое выражение в nреемственности судебных nрецедентов~ равно как в nочтительном сохранении феодальных правовых форм" 260. Ф.Энгельс nисал, что вследствие исторических условий nервое в истории буржуаз­ ное государство сочло необходимым "сохранять значительную часть форм старого феодального nрава, вкладывая в них буржуазное содержание, и даже прямо подсовывать буржуазный смысл под феодальное наимено вание " 26 7. · Это очень ценное и nринциnиальное для нашей темы указание: оно раскрывает мехая:изм и nределы nреемственности старых феодальных форм не только в Англии, но и в других странах, где буржуазные револю­ ции завершились комnромиссом власти между буржуазией и дворянством.

Заметим, однако, что в АнглиИ эта закономерность проявилась с нанболь­ шей полнотой и наrляд:itостью. Само -у.СЧ,ойство государства сохраняло многие феодальные черты и институты: власть короля, хотя и сильно ограниченную парламентом, наследственную палату лордов, права которой также постепенно все более оrраничивались, но не настолько, чтобь'I даже теперь свести ее к нулю.

"Всякий наследственный король божьей милостью, писал К.Маркс, - это не отдельный индивидуум, это- воплощение старого общества внутри нового общества. Государственная власть в руках короля божьей мило­ стью это государственная власть в руках старого общества, существую­ щего только лишь в виде развалин, это государственная власть в руках феодальных сословий... " 26 Есть здесь еще одна сторона этого вопроса, которую необходимо учитьтать при оценке пределов преемственности старых архаичных форм в буржуазном английском праве. Речь идет о том, что в силу ряда причин, связанных с ранним развитием капиталистических отношений и незавер­ шенностью процесса формирования абсолютизма в Англии, в дореволю­ ционном английском праве сохранилнсь известные демократические ин­ ституты и учреждения,l на что неоднократно указывали основоположники научного коммунизма~69.

Видимо, этим можно объяснить тот факт, что, борясь с феодальным абсолютизмом, английская буржуазия стремилась найти поддержку в пра­ вовых принципах прошлого. Ссьmаясь на традиционные принципы "сво­ боды" в английском праве, она искала оправдания своим притязаниям в борьбе с королевской властью в "общем пrаве", в "прецедентах, харак­ теризующих примат парламента над королем" 70.

Зачастую, правда, буржуазия искала в ·прошлом не то, что там бьmо, но то, что ей хотелось пайтип 1.

Английское буржуазное право формировалось постепенно в течение веков путем отмены отдельных феодальных институтов и утверждения буржуазных. Иногда это делалось посредством издания новых законов, таких, например, как акт о сделках с недвижимостью 1875 г., закон о пе­ реводных векселях 1882 г., акт о продаже товаров 1893 г. и др., но большей частью это происхоДИJ1о путем приспособления старых законов и прецеден­ тов. Ф.Энгельс писал, что "английский закон это илн обычное право т. е. непис.аное право, как оно существовало в то время, (common law), когда начали собирать статуты, и позже, когда оно бьmо сведено воедино юридическими авторитетами, естественно, что это право в главнейших своих статьях неопределенно и сомнительно,- илн статутное право (statute law), состоящее из бесконечного ряда отдельных парламентских актов, которые собирались в течение пятисот лет... " 27 2.

Все эти черты нашли свое отражение в гражданском праве. Оно про­ должает оставаться некодифицированным. Его источники сложнъ1 и пред­ ставляют значительную трудность при использовании., В частности, в анг· лийском гражданском праве до сих пор не выработано единого института собственности на землю. Очень сильна старая феодальная форма в семейном и наследственном праве буржуазной Анrлнн. Гражданск.ий брак, например, был введен только в г. Но и ~осле этого разрешалось заключать nр а к в церковной форме. Главой· семьи ~тался муж, _ он_ осуществ~.

родительскую власть, уnравшm и рас:оюряжался всем семейным имущест 1\ОМ (замужняя жешцина получила право распоряжения своим имущест­ IJОМ ЛШIIЬ в 1882 г.). В 1857 г. в Англии наконец бьm уэако}lен развод.

В основе уголовного права буржуазной Англии также лежало общее нраво и статутное. Попытки кодификации здесь оказались безрезультатны­ ми. Английское уголовное право предnисывало жесточайшие наКазаниЯ даже за незначительные преступления. "Как известно, - отмечал Ф.Энгельс, английский уголовный кодекс - самый строгий в Европе. Еще в.1810 г.

он нисколько не уступал в варварстве Каролине: сожжение, колесование, •1етвертование, вырывание внутренностей из живого тела и т. д. бьmи из­ любленными видами наказания" 273 • Только с 1819 г. начинается отмена варварских видов наказания 2 7 4, происходит ограничение смертной казни.

Наличие большого числа статутов, изданных в разное время и часто вступающих в противоречие друг с другом, вызывало серьезные трудиос­ ти в их применении. В связи с этим парламсит пошел по пути издания "консолидированных" актов, относящихся к отдельным видам преступ­ лений о воровстве, подлогах, преступлениях против личности и т. д.

Таким путем шло возникновение и развитие буржуазного права в Анг­ лии, где длительный nроцесс приспособления судебных прецедентов, напол­ нения новым буржуазным содержанием старой феодальной правовой фор­ мы стал основным направлением создания буржуазной правовой системы.

2. Совершенно иным бьm путь создания и развития буржуазного права во Франции. Здесь характерно решительное уничтожение старого феодаль­ ного права, утверждение новых институтов и принципов, создаНие закон­ ченной правовой системы, отвечающей интересам буржуазии. Среди наибо­ лее крупных крдификаций этой эnохи исторически важное место занимает, конечно, Гражданский кодекс г., который Ф.Энгельс назвал класси­ ческим сводом законов буржуазного общества. По его словам, француз­ ская буржуазная революция "окончательно порвала с традициями прош­ лого, уничтожила последние следы феодализма... " и в ГК 1804 г. "мастерс­ ки nриспособила к современным капиталистическим условиям старое римское право это почти совершенное выражение юридических отноше­ ний, соответствующих той стуnени экономJ~Ческого развития, которую Маркс называет товарным производством, в такой степени мастерски, что этот революционный французский кодекс законов еще и сейчас во всех других странах, не исключая и Англии, служит образцом при реформах в области права собственности":.!"/::.

В ГК г. бьmи закреплены важнейшие требования и институты буржуазного гражданского права: юридическое равенство участников правоотношений, неоrраниченное право частной собственности (и прежде.

всего на землю), исключение наследственной аренды и всех других форм феодальной зависимости, гражданский брак и право развода и т. д. Именно этим объясняется триумфальное шествие ГК г. по всему свету, ре­ rex цепция его многими странами и значительное влияние кодекса в стра­ нах, где он формально не бьm рецепирован.

Но и ГК г. не бьm оторван от своих исторических корней. Сами составители кодекса признавались, что они пытались в ходе его разработ ки nримирить nисаное nраво и обычай, согласовать, где это nредставлялось возможным, их определения, не нанося ущерба общему делу. Старые французские обычаи и законы nолучили наиболее широкое исnользование в тех разделах кодекса, которые были nосвящены регулированию брачно­ семейных отношений, наследованию по закону, воnросам nриобретения имущества и т. д. Свою историю имела и система ГК 1804 г. Кодекс состоял из трех книг, в которых петрудно усмотреть nринципы nостроения инсти· туций римского nрава: лица, вещи, обязательства. Таким образом, и в этой части кодекс следовал традиции.

Тем не менее традиционность ГК 1804 г. не следует nреувеличивать: он nредставлял собой важный шаг на nути nрогрессивного развития nрава.

Заметим в связи с этим, что из nрава "старого режима" составители кодек­ са брали только те нормы, которые отвечали новым отношениям собствен­ ности и договорным отношениям, сложившимся еще до революции, но ставшим госnодствующими уже nосле нее. В этом отношении ГК г.

значительно отличается.от более nоздних круnных граждаиско-nравовых кодификаций (наnример, Австрийского гражданского уложения 1812 г., Гермаиского гражданского уложения 1900 г., Швейцарского граждаиско· го кодекса 1907 г.), где nреемствеиная связь с дореволюционным nравом nроявилась более ощутимо и в большем объеме.

На nримере ГК г. nрослеживается еще одна тенденция nравовой nреемственности, связанная с известным влиянием на нее субъективного фактора, хотя в целом она оnределялась объективными обстоятельствами жизни французского общества. Особенно наглядно это можно видеть на nримере тех разделов кодекса, которые были посвящены регулированию брачно-семейных отношений. Кодекс закреnил чрезвычайно сильную власть отца в семье, а также Неравноnравное nоложение женщины. Словом, именнv в этих разделах кодекса достаточно отчетливо nроявились nережитки фео­ дальных отношений. Известно, что значительное влияние на содержание этих разделов оказал Наnолеон. Он nринимал деятельное участие в их ре­ дактировании, изучал литературу по этому воnросу. На заседании Госу­ дарственного совета, где обсуждался воnрос о кодексе, Наnолеон nроиз­ нес nамятную фразу о nрироде, которая "сделала из женщин невольни­ ков". Следствием этого стало nравило: в гражданском nраве женщина была и остается малолетней ( eternelle mineure).

Заслуживает внимания в этой связи также ст. 1674 кодекса, разрешав­ шая nризнание ничтожным договора прода:ки, "если продавец nотерnел ущерб в размере более семи двенадцатых цены недвижимости ". Отказ от исnолнения договора nри явной убыточности был разрешен nравом Юстиниана, старым французским nравом, но заnрещен декретом 14 фрук­ тидора Третьего года ресnублики. Возвращение, хотя и в ограниченной сфере, к старой формуле было, видимо, nродиктовано Наnолеоном. Из­ вестна, в частности, его фраза о том, что судьба национальной земельной собственности не безразлична законодателю.

Нет необходимости в рамках настоящей· работы nодробно излагать содержание ГК г. Остановимся лишь на некоторых положениях, nредставляющих интерес в nлане нашей темы.

Значительное место в кодексе уделялось воnросам наследственного нр:ща. В духе революциоююго законодательства ГК г. отменил майо­ р:ны, а также предусмотрел возможность раздробления наследственных 11муществ (ст. Субституции (предназначение наследника) эапре­ 896).

ЩаJIИсь. Вскоре, однако, Наполеон, полагавший ранее, что субституции про­ шноречат "разуму и добрым обычаям", возобновил майораты (сенатус­ l ' оtlсулы г.) В сентябре г. разрешено было установление веч­ 1806.

ных субституций, сохранившихся вплоть до их отмены в 1849 г.

По существу, на дореволюционных позициях ГК 1804 г. стоял в воп­ росе о найме рабочей силы. Ст. 1711 объединяла, как и в феодальном нраве, "наем труда или услуг" с наймом домов и скота;

а ст. 1781 г., про­ нсржавшаяся вплоть до г., лишала работника права обращения в суд 110 спорам о размерах жалованья и даже следуемых ему платежах. Только 11 декабре г. бьmа припята новелла, разрешавшая совершения догово­ ра "найма услуг" без указания иХ продолжительности, а также предоста­ нившал возможность расторжения трудовых договоров в любое время и притом по воле оДЦРЙ из сторон.

В процессе действия ГК г. в него было включено много измене­ ний, но основные изменения внесены, конечно, судебной практикой. Было сделано несколько попыток начать соэдание нового ГК, но дальше засе­ даний комиссий дело пока не пошло.

В большей степени остатки феодальноГо права сохранились во Француз­ ском торговом кодексе 1807 г. В его основу легли два ордонанса, иэданньiХ при Людовике XIV, - Ордонанс о торговле 1673 г. и Ордонанс о морепла­ вании 1681 г. Сами эти ордонапсы обобщали более древнюю практику.

Тем не менее Торговый кодекс 1807 г. также действует и сейчас.

В области уголовного права наиболее крупньхм актом являлся Уголов­ ный кодекс Франции 1810 г., счнтавшийся образцовым сводом норм бур­ жуазного уголовного законодательства. Ф.Энгельс отмечал, что по сравне­ нию с уголовным законодательством "патриархального деспотизма" австрийским, прусским и др. - французский уголовный кодекс 1810 г.

был совремеЮIЬIМ буржуазным кодексом, покоящимся на завоеваниях французской революции и переводящим их на юридический яэык 276.

В УК 1810 г. получили закрепление многие, передовые по тому време­ ни, принцилы и идеи буржуазного уголовного права. В нем бьmо зафикси­ ровано положение.о том, что "нет преступления и наказания без указания о том в законе" (nullum crimen, nulla poena sine lege).

В ст. эакреплялось, что уголовный закон обратной силы не имеет.

Кодекс вводил четкие критерии преступления, устанавливал точньхй круг наказаний, предусматривал возможность смягчения наказания и т. д.

Тем не менее общая часть УК (она занимала первые две книги) бьmа весьма несовершенна. Нормы, относящиеся к действию закона во времени и пространстве, о давности, о совокупности преступлений и некоторые другие были отнесены к уголовно-процессуальному законодательству;

о необх_одимой обороне говорится не в общей части, как принято сейчас, а в особенной ( ст. 329), не дается определение форм внньх и т. д.

Система Особенной части УК делит преступления в духе римского права на две большие группы: "преступления и проступки против публич­ ных интересов" и "преступления против частных лиц". Этим группам преступлений посвящена третья книrа кодекса. В особую книrу выделены нарушения, за которые предусматриваются "полицейские наказания".

Таким образом, кодекс различает преступления, проступки и нарушения полицейских правил.

Вместе с тем для УК Франции г. в целом характерна жестокость наказания. Именно в сфере наказания кодекс сохранил институты, тиnнч· ные для средневекового права: смертную казнь в огромном числе случаев, телесные и позорящие наказания, в отдельных случаях членовредитель­ ские наказания, гражданскую деградацию и т. д.

Французский УК г. оказал влияние на развитие буржуазного уголовного права многих других стран (Бельrни, liiвейцарии, Испании, Бразилии и др.).

3. Значительными особенностями отличался nуть развития буржуаз­ ного права в Германии. Эти особенности обусловлнвались характером социально-зкономнческоrо и политического развития страны в в.

XIX Из истории хорошо известно, что вПлоть до последней четверти XIX в.

Германия продолжала оставаться политически раздробленным государ· ством. Процесс развития буржуазных отношений протекал здесь медленно и трудно, дав названия "прусскому пути" развития капитализма. В.И.Ле· нии указывал, что прусский путь развития капитализма означает мучитель· ное и медленное персрастание крепостнических форм в каnиталистичес­ кие277. "В Германии, - писал он, - пересоздание средневековых форм землевладения шло, так сказать, реформаторски Пfиспособляясь к рутине, к традиции, к крепостническим поместьям... " 2 7 Все это, естественно, не могло не сказаться на развитии права. В это время на территории страны действовали различные источники права, разные правовые системы. Свое право имели не только отдельные государства, но и разные провинции, города, села. Это местное, "партикулярное" право носило крайне разоб· щенный,. nротиворечивый характер, бьщо Феодальным в своей основе.

Например, в Саксонии вnлоть до середннь1 XIX в·. продолжали действовать средневековые сборНи:КII nрава, такие, как Саксонское зерцало, ·магде­ бургский сборник и т. п.

Единым для всей Германии считалось только римское право, а поэто· му с развитием. капитализма его пытаются приспоеобить к новым nотреб· ностям. Но использование римского права в целом носило. ограниченный характер, оно применялось лишь в тех случаях, когда в том или· ином германском государстве отсутствовали соответствующие правовые нормы.

Общим для Германии бьmо и каноническое право, решавшее шпuь от­ дельные вопросы, связаннь1е с брачио-семейньtми и имущественными отношениями.

Между тем интересы буржуазного развития настоятельно требовали отказа от иравового партикуляризма, создания общего для всей страны законодательства, унификации. И хотя буржуазная революция г.

.ero в Германии окончилась поражением, эта задача не бьmа снята с повестки дня.Напротив, после воссоздания Германской империи и принятия в г. ее консТитуции потребность в кодификации немецкого права ста­ ла еще более неотложной. Особенно остро необходимость в кодификации ощущалась в области гражданского права. Еще до объединения страны в не шорых германских государствах (Баварии, Саксонии, Прусии и др.) де­ н ши:ь nопытки кодификации гражданского nрава, однако принятые там одсксы (за исключением, может быть, только Баденского ландрехта, ко r 1рыИ представлял собой перевод кодекса Наполеона) не отвечали требова­ ншtм буржуазного развития, поскольку во многом сохраняли типично фео­ ~~ шьно-креnостнические черты. Необходимо было создать единый для всей 1' 1 раны кодекс буржуазного гражданского права. Таким кодексом явилось 1' рманское гражданское уложение- ГГУ.Процесс создания Уложения бьm нщюльно длительным и сложным. Объясняется это той наnряженной борь 011, которая развернулась вокруг кодекса между феодальными силами, 1, 1 рсмившимися сохранить свои экономические и политические привилегии, н 1уржуазией.

ГГУ является одной из наиболее круnщ,IХ буржуазньiХ кодификаций онца XIX в. Оно вошло в историю как первый гражданский кодекс эnохи 11мПериализма. Значительное влияние на него оказало римское право. Это нашло свое отражение не только в понятиях, терминах, институтах, но и в :амом построении кодекса. ГГУ состояло из nяти книг: общая часть, обяза­ tспьст»енное nраво, вещное, семейное и наследственное nраво. В этой струк­ rуре достаточно четко nрослеживается nандектная система, давними nок­ нонниками которой являлись германские юристы. Заметим в связи с этим, ч1о одним из авторов кодекса был Виндщейд круnнь1й специалист в области римского права. "Правда, nоложения римск:ого nрава nолучили н ГГУ большее развитие и nереработку, чем в Кодексе Наnолеона, а nоэто­ му больше соответствовали nотребностям гражданского оборота на'{ала ХХ века."

Общая часть ГГУ, которая в известной стеnени была данью той же пан­ дсктистике, содержала основные гражданеко-правовые понятия и поло­ жения: о лицах, о вещах, сделках, о сроках давности, об обеспечении nрав и т. д. Такого рода общей части Кодекс Наnолеона не знал. Указания общего характера о применении права nредпосылзлись также и каждому разделу ГГУ, что было одной из причин его громоздкости. В качестве одного из ос­ новньiХ nринципов гражданского права Общая часть nровозглашала равен­ ство физических лиц, однако § 58 разрешал знатным родам империи авто­ номно регулировать свои семейные и наследственные права. Другим изъя­ тием из общего nравила бьmо последовательно проведеиное ограничение прав женщины в семье, в расnоряжении имуществом, в делах, связанньiХ с оnекой и nопечительством.

Даже самое общее знакомство с ГГУ показывает, из какого сплава раз.· личньiХ и nротиворечивьiХ элементов оно состояло. Эта противоречивость была более или менее точным отражением основньiХ особенностей герман­ ских экономических и социальньiХ отношений конца XIX в., равно как и то· го nути, по которому шло развитие страны после поражения революции г., когда либеральная буржуазия, боясь народа, пошла на соглашение с дворянством. С одной стороны, ГГУ зафиксировало и закреnило целый ряд новых тенденций в развитии гражданского nрава этого периода. Среди них можно, в частности, отметить подробную регламентацию nравового nоложения и деятельности юридических лиц, чего не знал Кодекс Напо леона, более детальную и развернутую характеристику _ вещного и обяза­ тельственного права, из:вестное ограничение права пользования земельной собственностью в связи с развитием капиталистиЧ~ской промышленности, наличие спецllального раздела (хотя и довольно краткого- он насчитьmал всего 20 параграфов, тогда как обязательственному праву бьmо посвя­ щено более 600 параграфов) о договоре личного найма, стремление зако­ нодателя ввести в конструкциЮ целого ряда институтов (особенно в об­ ласти договорных и имущественных отношений) элементы социальности путем апелляции к таким морально-этическим понятиям, как "добрые нравы", "добрая совесть", "справедливое вознаграждение", "уважитель­ ные основания" и т. д.

С другой стороны, отражая специфические особенности "прусского" пути развития капитализма, ГГУ взяло под защиту многое из того, что осталось от феодализма. Его авторы, равно как и законодатель, без колеба­ ний узаконили давно архаичные фидеикомиссы, удержали лены и ро­ довые имения, полуфеодо.Льные формы 'эксплуатации кресtьян. Много Пережитков феодализма бьmо и в тех разделах кодекса, которые бьmи посвящены регулированию вопросов семейного права (постановление о заключении брака и развода, об имущественных взаимоотношениях су­ пругов, о положении женщины в семье, о положении внебрачных детей и т. д.). Типично феодальными бьmи постановления ГГУ о союзах, направ­ ленные в первую очередь против организаций рабочего класса.

В нашей историко-правовой литературе, особенно учебной, характе­ ристика ГГУ зачастую дается в сравнении с Кодексом Наполеона. В прин­ ципе такой подход вполне оправдан: он позволяет раскрыть как общие, так и специфические черты сравниваемых правовых документов. Однако в ряде случаев такое сравнеlрfе используется только для того, чтобы под­ черкнуть отрицательные стороны ГГУ: сложность и громоздкость его конструкции, Значительное число неопределенных и расплывчатых фор- :

мулировок, казуистичность ряда его статей, тяжелый язык изложения и т. Д. - Все эти недостатки действительно }Jмели место в ГГУ, но важно не за­ бывать и другое, что этот кодекс :ао многИх отношениях, в том числе и в технико-юридическом, превосходил уже в значительной части устарев­ ший к тому времени Кодекс Наполеона. То есть, односторонний подход к оценке ГГУ в сравнении с Кодексом Наполеона вряд ли может дать правильное представление о его месте и значении в правовой истории.

Ведь известно, что ГГУ до сих пор применяется в ФРГ, а до г., хотя и с большими изъятиями, применялось в ГДР-. Объяснить такую "живу­ честь" ГГУ, а тем более преемственность его норм в социалистических странах вряд ли возможно, если делать акценты толы;

о · на его негативные черты. Нам представляется, что при решеюш этого вопроса надо, между прочим, исходить из следующих обстоятельств. Во-первых, ГГУ бьmо принято на более высокой стадии развития капитализма, чем Кодекс На­ полеона, когда гражданеко-правовые отношения, которые оно призвано было регулировать, приобрели такую сложиость и многообразие, какие не мог знать домонополистический капитализм.

Во-втор~Iх, при разработке ГГУ законодатель преследовал две основ­ ные задачи: с одной стороны, дать наиболее полное и систематизированное · шкр~пление в законе существующих гражданско-правовых отношений, с другой преодолеть тот правовой партикуляvизм, ту невероя~УI?

• нестроту права, которая существовала в CTtJaнe вплоть до конца XIX в.

ОI•tасти это предопределило сложность конс'грукции ГГУ, казуистичность ряда его статей и некоторые другие недостатки.

Ilравда, в решении второй из этих задач законодатель не бьm достаточ­ но nоследователен: он оставил вне сферы ГГУ целый ряд важных сторон r ·ражданскrправовых отношений, сохранив их регулирование за nравом urде.льных немецких земель. Сюда, в частносtи, входили: зак-онодательство о nраве наследственной аренды, право охQты и рыбной ловли, водное право, издательское право, ограничения права собственности и т. д. Несом­ ненно, что все это бьmо устуnкой юнкерству·, поскольку именно в нормах местного права в наибольшей степени сохранились остатки феодальной старины.

В-третьих, неопределенный характер I1екоторых гражданско-правr ных норм не всегда следует рассматривац, как отрицательное явление.

Инщ·да они результат сложности того ИШi иного гражданско-правового ЯВЛt\ния, вследствие чего законодатель созна.тельно не дает точного и оnре­ деленного решения воnроса, предоставляя в этом отношении известную своt:Jоду судейского усмотрения. Другое дело, что авторы ГГУ злоупотреб­ ПЮUi.неопределенными и распльiВчатыми Ф:рмулировками, рассматривая это чуть ли не как важнейшее достижен~е законодательной техники. Так, они стремились придать его нормам боль.шую гибкость и эластичность, позiюлявшие применять их в соответствJtи с потребностями момента.

дальнейшая ирактика применення ГГУ nощюстью подтвердила зто их на­ мерение. Она создала возможность "добросовестному" немецкому судье обосновать любое необходимое для монополистического каnитализма решение. Так, наnример, когда на рубеже :века в процессе концентрации производства и капитала возникли картеЛiИ, имnерский суд истолковал соо·rветствующие _нормы ГГУ таким образ:м, что картели получили воэ­ МО"Ufость существовать в форме зарегистрированного союза. А меЖду тем это nротиворечило действовавшему праву, закреnлявшему, хотя и с иэ­ вес·rными стеснениями •. nринцип свободы [Jредnринимательства и догово­ ра2ВО.


Именно все эти обстоятельства обесnеЧЩJи устойчивость ГГУ и его срав­ нительно легкую ириспособляемость к раЗJJичным социальным условиям.

ГГУ оказало влияние на гражданское заКОiilодательство ряда каnиталисти­ ческих стран: Японии, Бразилии, Греции, Iситая и др. Действует оно, как уже: указывалось, и в ФРГ. Конечно, в ФРI~ содержание ГГУ подвергается оnределенным изменениям. Они осуществ.\lЯЮтся разными путями. Мно­ гое меняется, в частности, с nомощью закошов. Примером может служить закон июня г., реализовавший конституционную декларацию 18 о равенстве полов (хотя довольно еще не полном). Не меньшее значение им~ет и судебная практика.

В области уголовного права наибол·ее значительным документом ЯВ\шось Уголовное уложение Северогермttнского союза 1870 г., которое в 1871 г. бьmо расnространено на всю Г~рманскую империю. В законе о I!веденни в действие Уложения говорилоiСь, что только его нормы долж 95 ' НЪI применяться при рассмотрении уголовных дел. Однако законодатель, понимая, что не все наказуемые деяния нашли закрепление в Уложении, предоставил возможность при рассмотрении ряда дел пользоваться норма­ ми местного права. Уложение состояло из частей. Первая содержала :rpex нормы, которые касались вопросов разграничения преступлений от про­ ступков и полицейских постановлений, обратной силы закона, ответствен­ ности германских граждан за преступления и проступки, совершенные ими за rраницей, и т. д. Вторая часть бьmа посвяшена общим вопросам уголовного права: учение о наказании, о стадиях совершения преступле­ ния, о соучастии, об обстоятельствах, исключающих или смягчающих ответственность, о совокупности наказуемых деяний. Третья часть регла­ ментировала ответственность за отдельные виды преступлений.

Характерным для зтого Уложения бьmо наличие широких и неоп­ ределенно сформулированнъiх составов преступлений. К особо опасным преступленням бьmи отнесены покушения на императора, измена, вос­ стания, устные или печатные призывы к неповиновению властям. В целях охраны существующего строя кодекс дает детальную классификацию государственных преступлений и устанавливает жесткие наказания: смерт­ ная казнь, тюремные заключения, каторжные работы и т. д.

Специальная глава Уложения была посвящена преступлеiпшм против религии, причем богохульство наказывалось довольно сурово до трех лет тюремного заключения.

В этом Уложении, как и в ГГУ, сохранилось и много других пережнт­ ков феодализма. Например, в Уложении содержалась специаЛьная статья, предусматривавшая ответственность за самовольное присвоекие аристокра­ тического звания и титула. Лишение дворян почетных прав было отнесено Уложением к законодательству отдельных земель.

Заметим также, что Германия была той страной, где впервые в целях борьбы с рабочим движением были приняты в 1878 г. "антисоциалисти­ ческие законы", известные под названием "исключительных законов. про­ тнв социалистов". Согшiсно § 1 этих законов подлежали запрещению все общества, "имеюiЦИе целью ниспровержение существующего государствен­ ного или общественного строя посредством социал-демократических или коммунистических стремлений". Членство в таких организациях каралось тюремным заключением и штрафом. "Германский опыт пресле­ дования социалистов по специальным уголовным законам был использо­ ван впоследствии правящими кругами и других буржуазньlх государств, а исключительные законы против социалистов стали прообразом совре­ меннъiХ антикоммунистических законов"281.

4. Важное значение в истории буржуазной цивилистики принадлежит Австрийскому гражданскому уложению (АБГБ), хотя в нашей литера­ туре ему уделялось мало внимания. Уложение было введено в действие в январе 1812 г. Сильное влияние на его структуру, терминологию, лоrику построения, характер мноrих институтов оказало римское право. Заме­ тим, однако, что, заимствуя римское право авторы АБГБ тяготели к его классической форме, отвергая тот "страшный переворот", который опре­ делился с его канонико-германской рецеш'J{еЙ и интерпретацией.

В своей основе АБГБ во многом сохраняло феодальные черты, в том ••исле и в области nоземельных отношений. Но в ряде институтов оно отражало и интересы развивающейся буржуазии. Особенно много Пере­ житков феодализма наблюдается в тех разделах уложения, которые бьVIИ · посвящены регулироваюпо права собственности. Так, например, АБГБ предусматривало характерное для феодального права деление nрава соб­ ственности на полное и неполное, а собственников -на верховного и nод­ чиненного. Для Австрии это означало признание существования различных категорий феодально-зависимого населения: наследственных арендаторов, наследственно-оброчных и земельно-оброчных держателей. Уложение прецусматривало сохранение и старых поземельных книг, фиксировав­ ших феодальные права на землю.

Известной nротиворечивостью отличались нормы АБГБ, посвященные семейному праву. С одной стороны, Уложение закрепляло гражданский брак (§ 44), nредоставляло жеНщине ббльшую свободу, чем, например, ГК 1804 г. (ее имущество не nоступало в уnравление мужа, если она того не хотела, и эа ней признавалось право на имущественную самостоятель­ ность) с другой главой семьи признавалея муж ему дано бьmо ( § 91),, право распоряжения имуществом семьи;

женщины бьVIИ ограничены в праве опеки и пр.;

незаконные дети не имели равных прав с детьми, рожденными в браке и т. д.

(§ 155, 156) В области наследственного права АБГБ доnускало Применеине таких типично феодальных институтов, как субституции и фидеикомнссы. В част­ ности, § 618 уложения определяет фидеикомиссы так: "расnоряжение, в силу которого какое-либо имущество объявляется для всех будущих или же для нескольких поколений неотчуждаемым достоянием семьи".

Договор между хозяином и работником бьm отнесен к числу регули­ руемых особыми nредписаниями что бьmо устуnкой феодализ­ ( § 1172), му, поскольку последнему не было чуждо привлечение наемной рабочей силы. Следовало, может быть, подчеркнуть, что сама формула "контракта найма услуг", как она дается в § 1151 Уложения, не исключала чисто феодальных форм услужения - бессрочных и бесплатных: договор найма рабочей силы устанавливался всякий раз, когда шла речь об оказании ус­ луг или вьшолнении определенной работы.

Не останавливаясь сколь-иибудь подробно на других положениях АБГБ, отметим только, что это Уложение явилось определенной реакцией на французскую буржуазную революцию, на французское буржуазное гражданское право. Оно, отмечает О.А.Жидков, как бы противопостав ляло "легкомысЛенному" Кодексу Наполеона "солидное" немецкое право, сочетающее элементы феодализма с чисто буржуазными Представлениями об индивидуализме и свободной воле. Имеmю поэтому Австрийское граж­ данское уложение г. имело сравнительнонебольшое влияние и глав­ ным образом там, где сохранилась феодальная структура (Венгрия, Сер бия) 282...

Одновременно с АБГБ началась разработка и австрийского свода уголовных законов. Такой свод был принят в 1768 г. Он получил название "Терезианы" в честь королевы Марии-Терезии. Для этого кодекса бьmо характерно сохранение многих элементов средневекового права, например пытки как средства официального судебного следствия.

"Терезиана" отличалась крайней жестокостью наказаний. Даже за кра­ жу она предусматривала смертную казнь. За поджог виновный пригова­ ривался к сожжению на костре. Сурово карались религиозные преступ­ леНИJI. Например, за квалифицированньiе виды богохульства осужденному грозило наказание от сожжения до отнятия языка или руки. В кодексе закреплялось значительное число суеверий, сохранившихся еще от древ­ них времен. Так, мать, убившая своего ребенка, должна быть обезглав­ лена, а ее сердце и в могиле должно быть пробито колом;

с телом само­ убийцы обязаны бьmи поступать, как с падалью и т. д.

Среди других наказаний ''Терезиана" предусматривала каторжнь1е работы на государственньiХ сооружениях, например на строительстве крепостей, а также осуждение виновного к "позорному столбу" с после­ дующим изrиаиием из страны.

В конце начале в. уголовное законодательство Австрии XVIII - XIX неоднократно подвергалось пересмотру. В 1852 г. бьп издан новый уголов­ ный кодекс, в основу которого был положен УК г. В этом кодексе уже более отчетливое отражение получили прИНЦИ!IЫ буржуазного уго­ ловного права. Тем не менее и он сохранял много феодальньiХ черт. В част­ ности, кодекса допускал применение телесньn наказаний в отноше­ § нии домашних работниц, подмастерьев, учеников, а также тех лиц, которые получили поденную или понедельиую плату. При этом лиц, не достигших 18 лет, а также женщин наказывали розгами, а взросльiХ мужчии- палка­ ми (наибольшее количество ударов не должно бьmо превышать Эта 20).

норма действовала до 1867 г.

5. Своеобразно появилось и развивалось буржуазное право в Японии.

До 60-х годов XIX в. ЯпоНИJI была тИIIИЧНо феодтьным государством, но исключительно замкнутым, чему, конечно, способствовало ее островное положение.

В г. произошла так назьшаемая "револю!ЩЯ Мэйдзи" (точнее, "реформация -Мзйдзи"), т. е. "просвещенная революi(ИJI". В ходе этой рево­ люции Jllloнcкaя буржуазия, которая бьmа очень с1аба, вступила в блок с феодалами. Этим и определялось дальнейшее раззитие Японии. Ликви­ дация феодальньiХ отношений происходила таким )бразом, чтобы не за­ деть жизненньiХ интересов феодалов. В конце 60-х годов были ликвиди­ рованы цехи и гильдии ремесленников в городе и отменены феодальные права в деревне. Взамен феодалам были назначены х:р'уnнь1е государствен­ ные пенсни, и они также были оставлены управиrелями своих земель.


Крестьянская земля переходила в свободную собствffiность их действитель­ ных владельцев. Бьmо ликвидировано феодальное административное де­ ление, феодальные суды и т. д.

После этих реформ развитие Японии по каrиталистическому пути пoumo ускореннь1ми темпами, и она очень быстро в империалис­ 1epeuma тическую стадию.

Создание кодифицированного законодательства происходило в первую очередь в области уголовного права : в г. был издан временньiЙ уго­ ловный кодекс, в 1871 г.- основы нового уголовюго права, в 1873 г.­ изменение уголовного предписания. Эти первые rапы уголовного права были полностью феодальными. Первый уголовныi кодекс буржуазного аипа бьm издан в 1882 г. Его автором бьm французский юрист Буассонад, k uторый построил его по образцу французского уголовного кодекса, аю с учетом староmонского права. Однако германские образцы бьmи бли­ же по характеру отношений Японии, и потому бьm создан новый уголов­ ный кодекс, вошедший в силу в 1907 г., моделью которого было герман­ t'К:О~о: и австрийское законодательство. Однако новый УК имел ряд отли­ •аительных особенностей по сравнению с германским и австрийским уго­ Jювными кодексами.

Японский УК г. не закреплял принципа "нет преступления и на­ казания без указания на то в законе", не содержал точного определения многих составов престуnлений, допускал возможность широкого судейс­ кого усмотрения при выборе мер наказания. Среди наиболее опасных деяний кодекс предусматривал престуnления против императорской фа­ милии, а также преступлення против безопасности страны, участие в вол­ нениях. Так, ст. УК грозила смертной казнью за совершение каких­ нибо деяний, OllfiCHыx для личности императора, его бабушки, его матери, императрицы и наследника престола. ДаЖе простое оскорбление этих лиц каралось каторгой сроком от 2 до 4 лет. Суровые меры наказания пре­ дусматривались в кодексе за престуnления против частной собственности.

И здесь необходимо особо упомянуть статьи, направленные на подавление отдельных форм социального протеста крестьянства против эксплуатации со стороны дворян и сельской буржуазии. В частности, смертной казнью и каторжными работами наказывались поджог строений (ст. 108-109), вторжение в чужое владение (ст. 130) и др. Именно эти и ряд других поло­ же1v.УК 1907 г. дали основание А.А.Пионтковскому сделать вьшод, что форма уголовного законодательства Японии1907 г. имела реак " цио ~ характер " 2 8 3 • Пе •вый гражданский кодекс бьm создан в Японии в 1890 г. и почти целиком бьm также написан Буассонадом по образцу Кодекса Наполеона.

Однако парламситом этот кодекс принят не бьm. Кодификационная ко­ миссия разработала новый проект, в котором сохранилось некоторое влияние французского гражданского права, но все же в основу бьmо поло­ жено Германское гражданское уложение.

Гражданский кодекс закрепил целый ряд буржуазных прннципов, од­ нако он не бьm сво'боден от многих феодальных пережитков. Особенно сильно остатки феодализма давали себя знать в разделах кодекса, посвя­ щенных брачно-семейным отношениям. По кодексу жеюцина была лишена почти всех гражданских прав, вплоть до исключения ее из числа законных наследНиков. Дети- находились в полной власти родителей. Только после второй мировой войны было провозглашено равенство мужчин и жеюцин, но фактически неравноправкое положение жешцин в Японии сохраняется до сих пор.

В 1890 г. бьm издан Торговый кодекс, составленный также на оснnве французского и германского законодательства;

его раздел, регламенти­ рующий деятельность фирм, и раздел о векселях бьmи введены в действие в 1893 г., а остальные разделы- в 1898 г. В 1899 г. бьmн опубликованч и вступили в силу пересмотренный торговый кодекс, закон о лицензиях, закон о торговых знаках, закон об авторском праве и др.

Таким образом, к: концу в. в Японии в основном заверпmлось XIX форм~_ование основ буржуазного права. Одной из особенностей развития этого права являлось то, что оно складывалось не столько на основе преем­ ственности староГо феодального права, сколько · путем заимствования многих положений и ~Щститутов западноевропейского права. ОбъясНялось это сходством сqциально-эк:оно~ическ:оrо развития Японии и ряда западНо­ европейских стран. Тем не менее в силу исторических традиций японск:оё право сохрцнило многие самобытные черты.

Говоря о традиционном характере японского права, нельзя не кос­ нуться такого сугубо японского института, каким является "гири". О зна­ чении "гири" в жизни японцев Рене Давид пишет: "Идея права не проникла в повседневную жизнь японцев. Абстрактный характер норм права, его логический характер по-прежнему чужды в стране, которая до нед~него времени. не знала трудов Аристотеля. Главное для японцев - нормы пове­ дения (гири-нинхо), установленные для каждого вида человеческих отно­ шений традицией и основанные, по крайней мере внешне, на чувстве при­ вязанности (ниихо), которое объединяет индивидуумов в их отношениях.

Тот, кто не соблюдает эти нормы, действует лишь в своих интересах вместо того, чтобы подчиняться благородным поfывам своей дуnш;

при этом и он сам и его семья вызывают презрение" 28.

Нам представляется, что именно "гири" явлЯется тем институтом, который на протяжении веков обеспечивал преемственную связь в норма­ тивном регулировании японского общества, хотя в современных условиях, как: отмечают некоторые японские исследователи, его роль постепенно падает 285.

После первой мировой войны, а особенно после второй в яtпнск:ом ораве все сильнее сказывается влияние англо-американск:ого п а. В частности, в г. был принят закон о доверительной собств.rnости, копирующий англо-американск:ий институт, а в г. -закон об акцио­ нерных обществах, который составлен частью ·по германскому акционер­ ному закону г., а частью по англо-америк:анск:ому законодательству.

Процесс перехода от феодального способа производства к: капита­ 6.

листическому в России надолго задержался по сравненшо с передовыми странами Запада. Только в XIX в. этот процесс стал заметнее, но ему ме­ шал феодально-к:репостничеек:ий строй. В сереДЮiе XIX в. кризис феодаль­ но-крепостнического строя дошел до взрывной революционной ситуации, под влиянием которой уже и "верхи" для спасения своей власти должны были реii.ппься на реформы. Важнейшей из этих реформ была крестьян­ ская отмена крепостного права и "освобождение" крестьян. Как хорошо известно, отмена крепостного права не означала отмены феодальных отно­ шений в деревне.

Во-первых, сохранялось крупное помещичье землевладение, основа феодального строя;

во-вторых, при "освобождении" у крестьян была отнята часть земли;

в-третьих, крестьяне за свое "освобождение" должны были вносить выкуnные платежи, превышавшие действительную стоимость земель, по характеристике В.И.Ленина прямое продолжение средневекового оброк:а 286 ;

в -четвертых, nродолжала существовать обЩИIJа с круговой порукой, оi кснечивавшая (при помощи паспортной системы) фактическое прик­ рщалсние к земле (крестьянин мог уйти только по решенюо общины, ••шuiатив все недоимки, иначе он не поiiучал nаспорта, а без пасnqрта t· му грозило наказание как бродяге). У бедняков не оставалось другого 11ы бора, кроме работы в хозяйстве помещиков и кулаков;

в -пятых, не бьm JIИКвидирован сословный строй с особыми правами l t.нн: каждого сословия;

в-шестых, сохранялся типичный для феодализма nартикуляризм права~ Неравноправное положение женщины и ряд других характерных для фео­ нал ьного права черт.

Поэтому и после реформы основные против~ечия продолжали сох­ ра няться и обостряться. "1861 год nородил 1905" 87, - говорил В.И. Ле­ нин.

Кроме крестьянской быЛ}{ про:ведены и другие реформы, но такие же половинчатые, сохранившие феодальные отношения и господство фео­ щuюв. Однако, как говорит В.И.Ленин, эти реформы все же бьmи шагом 110 пуn1 иревращения феодальной монархии в России в буржуазную. "Мож­ но спорить о том, веШIК или мал, быстр или медленен бьm этот "шаг", но направление, в котором этот шаг последовал, так ясно и так выяснено всеми последующими событиями, что о нем едва ли может быть два мне­ IIИЯ"2 88.

Таким образом, Россия вступила в craдmo империализма, будучи эк ономически и nолитически отсталой страной с Боенно-феодальным госу­ дарсrве~ным строем. Хотя бьmи подготовлены проекты новых гражданс Iого и уголовного уложений, введены в действие они не были, и право в целом оставалось на уровне прежнего феодального. В кач естве одного из важнейших источников прmа, особенно в сфере регулирования дере­ венской жизни, по-прежнему сохранялся обычай. В процессе подготовки реформы 1861 г., а тем более после ее прИИJiтия при сохранении общинно­ го мирского устройства и особого суда для крестьян значение обычного права еще больше возросло. В частности, по "Положению февраля (ст. 21, 38, 107) крестьянам дозволялось руководствоваться 1861 r."

своими обычаями при разрешении наследственных, имущественных от­ ношений, дел, связанных с опекой и попечительством и т. д. Узаконение функционирования обычного права, осуществлеиное впервые в государст­ венно-nравовой практике России, определялось тем, что многие стороны гражда,нских отношений в крестьянской среце или вовсе не предусматри­ вались действовавшим Сводом законов или могли быть разрешены в силу св оего своеобразия только на основе норм обычного права.

Среди других феодальных черт русского права необходимо отметить. егокрайний партикуляризм. Юридически Реесия считалась унитарным го­ сударством, "единой и неделимой", во всех частах подчиненной власти царя-самодержавца. Однако в правовам позожении многие части России обладали такой автономностью, как~ не J!сегда знают части федерации.

Так, в сферf! гражданского права помимо Х тома Свода законов Рос­ сийской импери:и существовали на различных территориях следующие истоrnики права ;

а) в так называемых "Остзейски:х губерниях" сохра няли действие местные источники немецкого, шведского и польского права, которые в в. были кодифицированы в виде Свода узаконений XIX губерний остзейских;

б) в Польском крае с г. действовал Кодекс Наполеона;

в) в Бессарабском крае сохранядо действие византийское законодательство: шестикнижие Арменопуло с rрамотой Маврокордато г. и Краткое собрание законов Донича 1814 г.;

г) в Финляндии основ· ным источником права сЧиталось Шведское уложение 1814 г., д) в Запад· ном крае, затем только в Черниrовской и Полтавской губерниях долго сохранял свое действие Литовский статут. Как видно, большинство ука­ занных источников права относятся к периоду феодализма и закрепляли феодальные отношения.

Поэтому, как указывал К.Малышев, "с формальной стороны, в источ· никах русского права замечается больше пестроты и местных этнографи­ ческих и территориальных различий, чем в небольших, сравнительно, госу· дарствах Западной Европы. Кодификация права встречала у нас трудности r.opaз,g,o бол_ее значительные, чем на Западе, как в разносторонности зле­. ментов, вошедших в состав русской земли, так и в устройстве суда и в дру­ гих условиях общественного быта" 289.

А.А.Тилле отметил, что кроме этих территориальных правовых сис­ тем сушествовали правовые системы персональные 290. Различие между ними состоит в том, что первые действуют на определенной территории в отношении всех проживающих на этой территории лиц, вторые же дейст· вуют в отношении определенных лиц, независимо от того, на какой терри· тории они проживают;

они, как зто было в раннем средневековье, носят свое право с собой, "в костях'\ К переопальным системам относились мусульманское право, положения, относящиеся к лицам иудейского веро· исповедания, и др.

Эти системы находились в сложном взаимодействии: ииогда исклю­ чали друг друга, ииогда действовали совместно. Например, "переходя на летовки или зимовки за пределы своих уездов, также при прохождении чужих уездов и областей кочеВЮJКИ подчиняются в полицейском отноше­ нии местным властям, а казенные и местные сборы и повинности отбывают в своих уездах" 291. Но "если в стране сложился.... племенной или веро· исповедный строй быта, то и система права получает такой же лично пле­ менной характер: куда бы ни переходило лицо на жительство или времен­ ное пребывание, к нему применяются законы того племени и вероиспове· дания, к которому оно принадлежит" 2 92.

Такого рода правовые системы хараlrерны для раннего феодализма и являются пережитком феодальных отношений.

Буржуазно-демократическая революция в феврале г. мало что изменила в правовой области. Таким образом, накануне Октябрьской социалистической революции в России наряду с буржуазными сохраня· лись феодальные отношения и право во многом носило феодальные черты, несмотря на то что капитализм получил сильное развитие, вызывавшее изменения в правовой области.

7. Значительный интерес в плане нашей темы Представляет правовое развитие современнЬIХ стран Африки, ОсвободИВшихея от колониальной зависиМости. Ко времени начала колониализма народы Африки жили 11 разнообразных условиях: встречались здесь народы на стадии дикости.: племенным строем, у некоторых из ·них бьmи зачаточные формы госу­ нарства, существовали и сложные формы государственных образований.

В целом же народы Африки находились на стадии разлоЖения первобытно­ общинного строя и зарождения феодальных отношений. Существовало и рабовладение, но оно носило патриархальный характер. Вопреки утверж­ дениям буржуазных ученых, советская африканистика исходит из того, что феодальный строй в Африке складывался, минуя рабовладельческий.

Но и в этих условиях очень прочно сохранились многие формы родапле­ менных отношений, которые в условиях классового общества выполня­ ли новые социальные функции 2 9J.

Захват народов Африки капиталистическими государствами и уста­ новление колониального режима отнюдь не способствовали развитию ее народного хозяйства и культуры, а, наоборот, существенно замедлили это развитие. Империалнетам было выгодно сохранять старый племенной строй в африканских странах, выкачивать их природные богатства, ире­ вращать африканские народы в рабов. "Свободная" и "демократическая" Англия могла дать своему пропетарнату отноt:ительно зажиточное поло­ жение в известной мере благодаря иревращению в рабов миллионов нег­ ров, за счет работорговли и рабовладения в своих колониях. Тем не ме­ нее для Африки рабовладение носило внешний, а не внутренний характер.

Колониальный раздел территории Африки происходил без учета эт­ нического и национ.ального состава ее коренного населения, в результате чего совершенно различные в этническом от ношении племена и народнос­ ти, часто враждебные друr друrу, оказывалнсь в пределах одной колонии, тогда как этнически однор()дные группы зачастую были р'аЗдеiiеньi между различными колониями. Колонизаторы умело использовали это обстоя-.

тельство для укрепления своей власти, натравливая народы друг на друга, разжигая племенную вражду.

У становившие свою власть европейские колонизаторы несли· с собой и свое право. Причем каждая колониальная держава навязывала своим владениям собственную правовую модель. Однако внедрение колониаль­ ного права отнюдь не означало полного вытеснения местных обычно-пра­ вовых систем. Напротив, сфера их действия продолжала оставаться весь­ ма широкой: она охватьшала, за небольшими искЛЮчениями, почти все стороны внутренней жизни "туземного населения" (вопросы землевладе­ ния и землепользования, имущественные, брачно-семейные, Право насле­ довании, опеки, обязательственное право и т. д.). Столь широкая сфера ·местной юрисдикции объ.Ясиялась, конечно, не "гуманностью" колонизато~ ров, как это пытаются изобразить буржуаЗные идеологи, а тем, что она не затрагив~а сколько-нибудь существенно их экономические и политичес- · кие ИНl'ересы, и кроме того, невозможностью регулирования нормами европей ского буржуазного права отстальiХ социально-экономических отношений, в условиях которых жило большИнство народов кслониаль­ нойАфрики.

Пределы действия колониального права сосредоточивались по преи­ мущестыу в области административного, судебного и частично уголовно­ го прав.а, а также в р·еrулировании тех сторон социально-экономической жизни, которые бьти связаны с развитием капиталистических отношений.

Конечно, rюд воздействием буржуазного права происходило известное изменение норм обJtЧного права, их деформация, а в отдельных слуЧаях и модификация. ОдНако эти изменения были не столь значительны, чтобы способствовать сближению колониального и местного права. В своей основе местное право носило, как и прежде, архаичный характер и бьmо изолиро­ вано от господствовавшего иностранного права. Так, например, в анг­ лийских колониях буржуазное договорное право применялось только на уровне крупных торговых и промышленных компаннй, представлеюtых европейским капиталом, а также в сделках их посредников, скупающих продуюnоо фермерских хозяйств африканцев. В традiЩИоиных же облас­ тях договорного права действовало местное обычное право.

Таким образом, в колониальный период в Африке сложилась дуалис­ тическая система права. Она сохранялась на протяжении всего периода колониализма. Колониальная администрация не предпринимала никаких мер для устранения этого дуализма, хотя конфликт местного и колониаль­ ного права создавал бесчисленные трудности для судопроизводства и не­ редко трагически отражался на судьбах местных жителей, незнакомых с европейским правом.

Разрушение империалистической колониальной системы после второй мировой войны, изгнание империалистических держав из Африки можно охарактеризовать как революцию, ибо ликвидация колониального режима вызвала коренные перемены в жизни африканских народов. Но тут раз­ витие пошло разными путями. Там, где к власти прИШла буржуазия, сох­ ранившая связи с буржуазией метрополии, продолжается развитие капи­ тализма, идет резкое расслоение общества, обогащение национальной буржуазии за счет трудящихся масс, сохранение и укрепление неравенства.

В тех же странах, где верх одержали демократические элементы, проис­ ходит сдерживанне частно-капиталистического сектора, развитие сектора государственно-капиталистического.

В условиях неразвитости местного капитализма, национального част­ ного капитала, государственный капитализм оказывается прогрессивной формой собственности, направленной на ликвидацию эксплуатации чело­ века человеком и быстрое развитие национальной экономики.

В настоящее время Африка представляет собой такой континент, где существуют империалистические государства (ЮАР), государства капиталистические со значительными остатками феодальных отношений (например, Марокко, Египет, Судан), страны, развивающиеся некапиталис­ тическим путем, и страны социалистической ориентации.

Сложиость социально-экономических, политических, национальных и иных условий, в которых протекает развитие освободившихся от коло­ ниальной зависимости стран, предопределяет и сложность их правового развития. Чтобы это понять, мы остановимся только на трех, хотя и не равноцеюtых, но, на наш взгляд, важных обстоятельствах этоrо развития.

Во-первых, экономика развивающихся стран, независимо от их ориен­ тации, страдает миогоукладностью: существуют здесь первобытнообщин­ ные, феодальные, капиталистические, государственно-капнталистические, а в ряде стран и социалистические отношения. В то же время, как отме чают многие исследователи, ин один уклад не стал господствующим29 4.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.